Эффект Розена

Рассказ / Мистика, Фантастика
Затянувшаяся дорога домой
Группа: Рассказы

Все события случайны. Совпадения с реальными людьми и фактами вымышлены.  

 

L  

 

Светло.  

Одной из особенностей замечательного города, в котором я живу, является то, что светлеет тут гораздо раньше, чем в других частях нашей необъятной. Утро всегда в победителях. И я иду на работу. Как и всегда: строгий костюм, остроносые туфли, булавка – на галстуке, кейс, сплошь заполненный рабочими папками – в руке. Вроде всё в порядке.  

Но что-то не так.  

Знаете, я тут задумался: работа, ровно как и получение высшего образования, конечно, вещь важная, но она губит всё человеческое. Учёба чередуется с работой, затем – наоборот, а вместе они – страшные хищники, которые питаются нашими лучшими днями. Бросаются на нас, когда подходит срок, и не отпускают, переваривая молодость в несбывшиеся мечты и надежды. Мы всё меньше походим на людей и, более того, тратим на это неприлично много времени. Я считаю: ты можешь назвать себя счастливым человеком только тогда, когда заниматься своей работой для тебя будет так же приятно, как любить кого-то. Вот тогда всё становится на свои места.  

Я, вот, к своей работе ничего такого не испытываю. И вообще…  

Вот дурак: я же совсем не представился!  

Добрый день. Меня зовут Арчибальд Сент-Клэр. Мне 35, и я женат на прекрасной женщине по имени Элли. Детей у нас ещё нет, но, горд объявить: мы близки к этому. Элли то и дело твердит о том, как назвала бы ребёнка. Мальчика, говорит, в честь отца, а девочку – Виктория. Странная логика, но мне это даже нравится.  

Сам я родился и вырос в маленькой деревушке на границе Англии – Лидварде. В те времена, как, наверное, и до сих пор, люди там зарабатывали одним единственным способом – продавая рыбу. Не особый разброс по части перспектив, но и люди не жаловались. Им вполне хватало того, что у них есть – за эту простоту я и полюбил старый-добрый Лидвард. И отчасти, конечно, потому, что каждую субботу как по часам туда приезжали разношёрстные городские артисты – актёры, циркачи, музыканты – и показывали свои представления прямо на центральной площади. Ох… В такие моменты взрослые, наконец, останавливались после тяжёлой рабочей недели, а дети, как заведённые, начинали носиться по грязи, воображая себя принцем Гамлетом, воздушным акробатом или виртуозом игры на гитаре. В субботнем Лидварде старый и малый менялись ролями, и это было восхитительно.  

О своих домашних я вспоминаю редко – мои родители были жуткими пропойцами. Для таких жизнь под градусом – вполне нормальное явление. Но они не были плохими родителями, наоборот – даже очень хорошими. Просто иногда, когда твоя рука сама тянется к бутылке, забываешь об этом. Как и обо всём остальном. Спросите меня, сколько семей было разрушено чумой, холерой и оспой вместе взятыми – я отвечу: алкоголизм погубил больше. К счастью, во многом благодаря «сомнительному» опыту моих домочадцев в алкогольном вопросе, я перерос это влечение и поставил свою жизнь выше стакана с огненной водой.  

Из Лидварда я уехал в 16-летнем возрасте. Причиной тому стал моя дядька – он занимал высокую должность в Лондонском Гуманитарном Институте и, как только я сдал выходные школьные экзамены, перевёз меня к себе.  

 

– Подальше, – сказал, – от этой грязи.  

 

Старик Сент-Клэр воспитал меня, и, если уж на то пошло, скажу: без него я не добился бы в жизни ровным счётом ничего. Благодаря ему я научился рыбачить, начал разбираться в машинах и старой рок-музыке, а позже выучился на психолога. Джек (как он всегда просил меня его называть) был самым крутым из всех стариков Лондона – спросите кого угодно. Дядя дал мне всё, в чём я по-настоящему нуждался. Даже те бородатые анекдоты про невозмутимых барменов или глупых полицейских! Знаете, у всех есть такие воспоминания, которые автоматически переносят вас в детство, хотите вы этого или нет. Для меня одним из таких стал рассказанный дядькой анекдот, который навсегда отложился у меня в памяти. Думаю, в нём заключалась вся суть того, чем был для меня Джек Сент-Клэр:  

 

Заходит в бар кенгуру и просит джин с тоником. Бармен ошеломлён и пытается завязать разговор:  

– Да-а, – говорит, – нечасто к нам кенгуру заходят.  

– Ещё бы! – отвечает кенгуру, – джин с тоником пятнадцать долларов!  

 

Не знаю, как вам, но мне этот анекдот кажется забавным и сейчас, спустя столько лет. Дядьки моего давно не стало – уж очень он был стар и к концу жизни походил скорее на моего прадеда, чем на родного дядю. Великий был человек, чтоб его…  

Сколько же мыслей в голове человека, который просто шагает по улице? Я иду на работу, а в голове проносится вся моя жизнь. Вообще у меня складывается ощущение, что иду я подозрительно долго. А ещё, мог бы поклясться, несколько мгновений тому назад я отчётливо услышал голос моей жены где-то вдалеке. Огляделся – никого. Может, она решила навестить меня на работе? Работаю я, кстати, семейным психологом. Я говорил? Ах, чудно: вот и она!  

 

D  

 

Темно.  

Моя работа… моё дело сделано. А сам я в кафе на углу со стаканом газировки в руках. Интересно, как к этому отнёсся бы мой лечащий врач. Газированные напитки, видите ли, пагубно влияют на сердечно-сосудистую систему, с которой в моём случае и так не всё в порядке. Несколько лет назад в одной из клиник мне диагностировали сердечное заболевание, страшнее которого может быть только его название – атеросклеротическая болезнь сердца. В моей голове это звучит ещё хуже, чем я думал, однако на деле всё не так уж страшно. Врач рекомендовал мне избегать серьёзных стрессовых ситуаций (это с моей-то работой! ) и выписал целый перечень лекарств. Как в мультфильмах: ты открываешь свёрнутый в трубочку список – и он разворачивается, катясь по полу, до 10 метров в длину. У меня точно такой же. И всё бы ничего, да только умереть я могу от любого внезапного шороха, который прозвучит чуть громче остальных. Это ли не чудо? Какая уж тут газировка… Я, конечно, стараюсь об этом не думать, ведь в таком случае каждая секунда моей жизни на счету, и я должен прожить её с толком.  

О, да ладно! По БиБиСи показывают новый выпуск научной передачи. Ну, знакомство с наукой – тоже дело полезное. Как думаете? Попросил официанта сделать погромче, но он, видимо, меня не услышал.  

 

– То есть, доктор Криспин, вы всерьёз полагаете, что любовь способна… Эм… «Создавать дыры в прослойке нашего с вами пространства»? Параллельные реальности – разве это возможно?  

 

Это ведущий спрашивает гостя и удивлённо сдвигает брови (назовём его «мистер СдвигоБровь»).  

 

– Скорее, пространства, а не реальности. В научном плане и общих чертах – да. Видите ли, любовь – самое сильное из чувств человека. На уровне импульсов в человеческом мозгу оно без нашего ведома способно в буквальном смысле "ломать" законы природы. Подозревала ли об этом сама природа, когда создавала человека? Не знаю.  

 

А этот маленький человек, доктор Криспин, подозрительно похож на молодого Де Ниро. Он говорит дальше:  

 

– А знаю я только то, что подобные выводы имеют под собой самую что ни на есть научную основу. Я объясню, и начну издалека. Все вы, конечно, знаете о несчастном случае с ребёнком Эйнхартов. Страшное горе для родителей – потерять единственного сына. Это факт. Однако… Я заранее извиняюсь перед всеми причастными за подобное напоминание о случившемся на похоронах маленького Джеймса. Как вам известно, мать погибшего, Элайза Эйнхарт, прямо во время панихиды заявила, что видит своего сына, живого и здорового, стоящего над своей же могилой, чем, разумеется, повергла всех в шок. Позже какое-то время она находилась под наблюдением врачей в клинике «Саспенс». Доктор Роберт Роуз, мой хороший друг и один из лучших специалистов «Саспенса», лично взялся за дело миссис Эйнхарт и уже через неделю доложил о своих результатах. «Единственно верный диагноз, – сказал он, – состоит в отсутствии какого-либо диагноза. Эта женщина здорова не меньше, чем мы с вами». Тут-то мы и подходим к самому главному.  

Профессор Сидней Розен, с которым я имею честь работать… Скажем так: Розен был на похоронах, и увиденное им заложило научную основу наших с ним исследований. Так или иначе, он заметил некое… колебание, исходящее от миссис Эйнхарт в тот самый момент. Позже мы сошлись во мнении, что это были плохо просматриваемые электромагнитные волны. Сразу после…  

 

Кто-то переключил канал.  

Теперь на экране Рианна с её новым клипом. Ну да: MTV смотрят куда охотнее. Хотя мне тоже не особо понравилось, как напыщенный Криспин с такой лёгкостью говорит о смерти мальчика и поведении его матери. Было и не сильно-то интересно.  

Дети…  

Мы с Элли хотим завести ребёнка. Мальчика, говорит, назовём в честь отца, а девочку – Виктория. Логика странная, а мне нравится. Вы знаете: я люблю мою жену. Мы подружились ещё в школе. Сначала она мне нравилась – ничего серьёзного. А потом я влюбился. Это произошло внезапно – я до сих пор помню переломный момент. Мы гуляли по большому зелёному полю на окраине Лидварда. Было солнечно, и по всему полю высвечивались участки тёмной от сырости или вытоптанной земли. Мы подошли к одному из них – тот походил скорее на выжженный участок, маленький и круглый. Очевидно, кто-то разводил костёр в том месте совсем недавно – травой земляной круг ещё не зарос. Я уже занёс ногу, чтобы вступить прямо в него, когда почувствовал руку Элли на своём запястье. Со словами:  

 

– Ты дурак? Прыгай – это же лава!  

 

она сжала мою ладонь в своей и прыгнула через островок, потащив меня за собой. Я неловко прыгнул следом. А когда приземлился, понял, что я не хочу отпускать её руку.  

Так оно и получилось: я не выпускаю её ладонь из своей вот уже двадцатый год. Из этой истории получилась бы хорошая мелодрама.  

Какой-то трудяга попросил официанта вернуть «Науку для всех». Тот щёлкнул пультом, и вместо полуголой Бейонсе на экране снова появился вечно удивляющийся СдвигоБровь.  

 

– Эффект Восприятия?  

 

За несколько минут Криспин будто похудел на добрых 5 кило. Он отвечает:  

 

– Да, мы думали над этим. Но остановились всё же на варианте «Эффект Розена», ведь именно Сидней внёс неоценимый вклад в развитие этой отрасли. Он потратил много времени и целое состояние, чтобы выяснить природу параллельного пространства, или Альтера (от лат. Altera – другой, иной), в котором, по нашему убеждению, обитают эхо, отголоски давно ушедших людей. Их физические тела умирают быстро, но в Альтере время может тянуться намного дольше. Умерший, вернее, его так называемая эхоформа (простой человек назовёт это душой) после смерти тела переходит в это самое пространство, где может существовать довольно продолжительное время. Причина такого перехода? В основном – это ПОТРЕБНОСТЬ в жизни. Неоконченные дела, прощание с любимыми. Иногда поводом может послужить внезапная смерть. Это «вырывает» сознание человека из тела и рассеивает его в виде импульсов, физически существующих в параллельном пространстве. При этом рассеянное сознание стремится «выжить», воздействуя в первую очередь на память. Пойми человек, что он уже умер, не осталось бы и его эхоформы, чем он, по сути, и является. Это крайне сложный процесс самосохранения на субатомном уровне, поэтому давайте «на пальцах».  

 

Ещё с детства я знаю, что выражение «на пальцах» подразумевает более внятное объяснение чего-то сложного. У Криспина это почти получилось, если не принимать во внимание тот факт, что я не понял ни черта из того, что он наговорил.  

«Мозг работает ещё какое-то время после смерти, а эхоформа не даёт ему понять, что человек (носитель) уже умер. Заменяет последнее воспоминание более ранними… итог: человек мёртв, сознание живо… эхоформа защищена и уже на пути в Альтер»  

Звучит как сценарий хорошей научной фантастики.  

«Любовь, как величайшая привязанность к другому живому существу, открывает если не дверь, то щёлочку в параллельное пространство… по-настоящему любящий человек всегда может вызвать умершего из Альтера, при этом эхоформа будет представлять собой расплывчатую физическую оболочку, видимую только для вызвавшего её… двустороннее воздействие нейронных связей… бла-бла-бла»  

Серьёзно. Он бы так не распространялся: в Голливуде ему бы отвалили внушительный кусок общего пирога. Не каждый может от «СтарТрека» перейти прямо к призрачной теме Диккенса.  

 

– Так вы считаете, доктор, что дома с… привидениями…  

 

– Есть не что иное, как оплот величайшей любви в человеческой истории. Так точно. Большие чувства делают большие открытия, в том числе и в науке.  

 

Эпичная концовочка. Я мысленно поблагодарил ведущего и даже быстро худеющего Криспина, который под конец напомнил мне о парне, который в своё время придумал бумажные полотенца. Изобретение? Безусловно. А смысла – ноль. При всём уважении к науке: док меня не убедил.  

Элли меня уже, наверное, заждалась. Любит говорить, что с работы я иду целую вечность. В чём-то она права.  

Мне пора домой.  

 

A  

 

Альтер.  

Это слово напомнило мне о моём лучшем друге, Стиве. Он писатель – слышали, наверное – Стивен Вейл. Работает, в основном, в жанре беллетристики и драмы, любимый приём – Альтер эго.  

 

– Альтер эго, – говорил, – обозначает не только синдром расстройства личности – это ещё и самый популярный приём в истории мировой литературы: перенос собственных взглядов и убеждений на своего главного героя. Гениально, правда? Когда пишешь о себе, и придумывать ничего не приходится.  

 

Мы с ним познакомились ещё в институте и с первой же недели стали хорошими друзьями. Казалось бы, всё было против этого: старина Стив был тремя курсами выше, изучал журналистику, был душой любой компании, одевался во всё яркое. Не то чтобы я был настолько мрачным – просто я не сиял так, как это каждый день удавалось ему.  

Да: лучших друзей, как и родителей, не выбирают – это, кстати, тоже его фразочка. Одна из тех, что в совокупности принесли ему писательское признание и относительно немалые гонорары.  

Сейчас он женат, у него двое прекрасных детей, и иногда мы с Элли проводим целые выходные в доме Вейлов. Но дружба семьями, по моему личному опыту, в большинстве случаев заканчивается очень быстро. Ментально связанная группа – два мужа, две жены, пара лучших друзей и столько же лучших подруг. Всего четыре человека представляют собой крепкую структуру из взаимосвязанных элементов: пойдёт ко дну хотя бы один из них – рухнет вся конструкция. У нас, к счастью, до этого ещё не дошло. По крайней мере, мне нравится так думать.  

 

– Арчи!  

 

Голос Элли – уже близко. Я шёл по мощёной дороге своей улицы, и – странная вещь – свет из окон нашего дома будто стал ярче. Намного ярче. Создалось впечатление, что на всей улице только один источник света, от которого всё моё нутро сжималось, а всё вокруг казалось каким-то призрачным. На ум начали приходить ассоциации.  

В клинике, где я работаю, есть один хороший метод определения эмоционального состояния человека. В двух словах: представьте, что вы попали в небытие (пустоту, лимб – как угодно). Вы парите, вокруг вас миллионы километров пустоты и ни единой души. Всмотритесь: что именно вас окружает? Свет? Тьма? Разумеется, не всё так категорично: иные утверждали, что видят туман, другие – абстрактную проекцию собственной жизни.  

У меня всё сразу. Туманно-расплывчатая тьма и единственный просвет, исходящий из восточного окна нашего дома. С другой стороны, я же не в пустоте. И это всё чертовски ненормально.  

Я зашёл в дом. Внутри тоже кое-что изменилось – тона стали темнее, из гостиной пропали несколько декоративных полочек, а большая люстра и вовсе превратилась в висящую на тонком проводке лампочку. Что же тут произошло? Я повернулся в сторону странного свечения – оно исходило из нашей спальни. В этот момент оттуда выбежала Сьюзи, жена Стива. Вся в слезах, она пролетела мимо меня, не сказав ни слова. После нескольких попыток докричаться до заплаканной жены своего друга я всё-таки решился сделать пару шагов в сторону дверного проёма, разделявшего гостиную и спальню. Дальше произошло сразу несколько странных вещей.  

Как только я появился в дверном проёме, мне в глаза ударил такой яркий луч света, что я пошатнулся. Сквозь него я разглядел нашу комнату: она была заполнена фотографиями в рамочках, вещи были разбросаны, а в углу красовался большой траурный венок, увенчанный красными и белыми розами. Через мгновение привыкшими глазами я разглядел и источник света. Им была моя жена. Элли сидела на кровати и тихо всхлипывала. От неё исходило тепло. В страхе пошевелиться и издать хоть один звук я замер на месте, прикидывая в своей голове, что к чему.  

Озарение пришло не сразу. Мои фотографии с черной диагональной полосой в правом нижнем углу, вещи – мои, венок, поперек которого тянулась длинная черная лента с подписью: «Арчибальд Сент-Клэр. Любящий муж и отец»…  

 

(Причина такого перехода? В основном – это ПОТРЕБНОСТЬ в жизни)  

 

Отец?  

Выпуклый живот Элли я заметил только сейчас, когда глаза полностью привыкли к свету. О, Боже…  

 

– Элли, ты…  

 

Эффект от сказанного почему-то показался мне ожидаемым: Элли резко подняла глаза и, секунду помедлив, кинулась ко мне в объятия.  

Иногда поводом может послужить внезапная смерть  

 

– Арчи, но ты же… Мне сказали, – она осеклась, – я и тело твоё видела! – резко отдернулась, – кто ты?!  

 

(Пойми человек, что он уже умер, не осталось бы и его эхоформы, чем он, по сути, и является)  

 

В голове у меня страшно закололо, мысли начали путаться, открывая моё последнее воспоминание – передо мной голубое небо, со всех сторон на меня смотрят пары любопытных глаз, а сам я лежу на спине и жадно хватаю ртом воздух. Сколько же меня не было?  

 

– Это я, родная. И, боюсь, осталось мне совсем немного. У нас будет ребёнок…  

 

Моя жена – единственный человек во всём мире, способный понять меня не только с полуслова. Она поймет меня с полувзгляда. Элли не подвела и в этот раз:  

 

– Арчи… Это действительно ты. Но как это… Да, – она улыбнулась, – у нас двойня. Разнополые близнецы.  

 

(Любовь, как величайшая привязанность к другому живому существу, открывает если не дверь, то щёлочку в параллельное пространство)  

 

– Это же замечательно! Мальчика назовёшь…  

 

– В честь отца, девочку – Виктория. Однозначно. Я и на ультразвук уже ездила, – на её лице засияла счастливая улыбка, которая тут же сменилась выражением страха, – Но, Арч, ты же умер. Как…  

 

В голове как будто что-то взорвалось. Я почувствовал себя как мигающая лампочка, готовая вот-вот перегореть.  

 

– Не нужно, Элли. У меня мало времени. Я пришёл, чтобы попрощаться.  

 

Стиву бы такая идея книги пришлась по душе: мужик, умерший по дороге на работу, и идущий на эту самую работу остаток вечности. Мужик, мечтающий вернуться домой. Элли залилась слезами:  

 

– Но разве нельзя ничего сделать?! Я же вижу тебя. Ты рядом – я это чувствую!  

 

– Ненадолго, мандаринка. У нас осталось от силы полминуты. Вейлы будут помогать – не отказывайся. Моего счёта в банке – я оформил наследство на тебя – вполне хватит на несколько лет. Воспитай Арчи и Викторию, но и спуску не давай. У наших детей должна быть лучшая жизнь. О, чёрт! – разряд на этот раз пришёлся чуть правее сердца, – Мне пора… Я люблю тебя, Эл.  

 

– Я люблю тебя, Арчибальд Сент-Клэр. И любила всегда.  

 

Вероятно, я попал в число тех счастливчиков, которые слышат такое перед самой смертью. Не все удостаиваются чести, умирая, быть рядом с любимыми.  

Лицо Элли мягко ушло в темноту, которая образовалась как раз в тот момент, когда с её губ сорвались последние слова. Эпично уйти из жизни – таково предназначение этого Альтера? А мой старик, Джек… Он тоже был здесь?  

 

– Да-а, – говорит бармен, – нечасто к нам привидения заходят.  

– Ещё бы! – отвечает привидение, – джин с тоником пятнадцать долларов!  

 

Бьюсь об заклад, попади он сюда, травил бы подобные шутки. Такой он был, старик Джек.  

Глаза начало застилать непросматриваемой пеленой из чего-то очень плотного. Вот и всё? Хэппи энд?  

Я вспомнил молодые годы – как же это было прекрасно – вспомнил институт, моего лучшего друга Стива Вейла, раньше – Лидвард и девочку с необычайно красивыми глазами, которая спасла меня от лавы. Эффект Розена, говорите? Душа человека жива, пока живы его воспоминания – это почти гениально. Тут я и задержусь.  

Я увидел центральный лидвардский рынок: бедные продают рыбу, богатые её покупают, из развлечений – только субботние выступления приезжих артистов. По грязи босыми ногами идёт девочка – её, кажется, зовут Элли – она махает мне, улыбается. Я махаю в ответ. Она красивая – когда-нибудь я с ней обязательно познакомлюсь. А сейчас…  

Я дома.  

| 2051 | 5 / 5 (голосов: 2) | 02:50 17.04.2021

Комментарии

Dmitrylarionov14:01 17.04.2021
gargantua, Спасибо)
Gargantua07:19 17.04.2021
Интересно...запутанно)

Книги автора

Паразиты (фильм, 2019)
Автор: Dmitrylarionov
Статья / Другое
Горсть мыслей, набежавших сразу же после просмотра "Паразитов" корейского режиссёра Пон Чжун Хо (не путать с рецензией). Спойлеры внутри.
Теги: Паразиты Южная Корея
03:55 19.04.2021 | оценок нет

Огибая Европу
Автор: Dmitrylarionov
Статья / Мемуар События
В 2016, будучи практикантом на паруснике "Крузенштерн", я писал статьи для его официального сайта о наших путешествиях. Это единственная сохранившаяся статья из того времени.
Теги: Крузенштерн Европа Гибралтар Бискайский залив
03:26 19.04.2021 | оценок нет

Хайку
Автор: Dmitrylarionov
Стихотворение / Поэзия
Хайку (японский 3-хстрочный стих без рифмы, с распределением слогов 5-7-5 и кучей смысла) для тех, кто знает, что такое хайку
Теги: Хайку Япония мудрость
03:07 19.04.2021 | 5 / 5 (голосов: 5)

Экспромт 18+
Автор: Dmitrylarionov
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
03:03 19.04.2021 | 5 / 5 (голосов: 4)

Я живу в своё время
Автор: Dmitrylarionov
Стихотворение / Поэзия Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
03:13 18.04.2021 | 5 / 5 (голосов: 4)

История на ночь 18+
Автор: Dmitrylarionov
Стихотворение / Поэзия История
Аннотация отсутствует
03:08 18.04.2021 | оценок нет

Короткие стихотворения 18+
Автор: Dmitrylarionov
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
03:01 18.04.2021 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.