неКаштанка

Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует

неКаштанка!  

 

Елда! Так звали суку, суку недворянского происхождения, с которой Вадим гулял. Суку в прямом смысле, Елда была собакой. Тут небольшое примечание автора, как оказалось молодое поколение, может не знать происхождение этого слова. Елда – это мужское хозяйство такое знатное, солидное; мужское достоинство в целом, в редких исключениях конечно недостаток, когда «рыба гниёт с головы», скорее по моральным принципам нежели по природным. Слово, впрочем, что и бранное, но уместно отметить, что старо славянами не признанно матерным. Такова была глупая шутка его отца — алкоголика, в детстве Вадим очень хотел щенка. Отец, как подобает настоящему глубокому советскому философу, сначала рассказывал, что у него аллергия на шерсть от всех пушистых питомцев, затем он выработал теорию о детском страхе, после ушедшей в мир иной покойной морской свинки, и в конце концов, за неимением других доводов попытался сослаться на золотуху.  

Однажды, в один из дождливых дней, когда Захар в очередной раз пришёл пьяный в стельку, он что вполне естественно организму, отрубился спать, не снимая одежды. Это очередной день был днём рождения его сына. Проснувшись утром, он нащупал под кроватью бутылку с газировкой, предусмотрительно спрятанной для «остаться в живых» после адских круг зависимости от алкоголя. Sms от тёщи резануло его хуже коликов в животе: «Спасибо, что поздравил внука, он ждал тебя весь вечер, продолжай в том же духе, у каждого пути есть свой логичный конец! » Совесть, хоть и была продана в своё время за несколько чекушек водки, досталась ему по наследству от матери и отца, очень человечных людей, вымирающее понятие в современном мире. Время от времени совесть сама возвращалась к Захару безвозмездно, на альтруистических, так сказать началах.  

Накануне, в тот когда он позабыл о дне рождении, Захар возвращался домой после работы. Проходя мимо ларька бабы Вали, он увидел яркое объявление осеннего листопада скидок, что, как следствие и повлекло его тесному взаимоотношению с армянским пятизвёздочным.  

– Валь, мне коньячку дай и шоколад, тот что с фундуком у тебя, – расплавился он в улыбке.  

– А шо это мы так шикуем?! – с восклицанием поинтересовалась баба Валя.  

— Удалось подколымить сегодня Валь, гордо ответил Захар.  

— Подкалымить это хорошо, коли всё Колымой не закончиться только, вздохнула баба Валя и протиснула ему пакет.  

Вечером, позабыв обо всём, он уже сидел во дворе с Толиком и Борей. Они увлечённо играли в домино, потом и в карточного козла, коньяк разливался в их организме хорошим настроением. Такая анестезия сначала предавала вечеру шарм, а потом и остро необходимое забытие.  

Вернёмся к утру, получив втык от тёщи, Захар молниеносно решил исправиться перед сыном.  

Чтобы загладить свою вину Захар Петрович отправился в приют бездомных животных. На пороге его встретила Алиса, не та что в стране чудес, но очень живая девчонка, ростом в 3, 5- 4 фута, с виду лет тринадцати-четырнадцати, с полным энтузиазмом в глазах, каштановыми волосами и дико неправильным, но вызывающим безумную симпатию прикусом.  

– Эй, уважаемый, откуда дровишки, из леса вестимо? – с ухмылкой подколола юная леди. Она осматривала своего гостя с большим интересом сверху до низу, со взглядом, как будто купец оценивает товар, крайне нетипичной для ребёнка привычкой. Захар, не выглядел любителем животных, с виду он был неопрятный, в старом изношенном костюме, тёмно-синего цвета, под которым пряталась грязная коричневая водолазка, ботинки можно назвать винтажными, им было очень много лет, хотя итальянская кожа держала марку.  

– Хмм.. Удивился такой неожиданно-отрезвляющей встречи отец Вадика. Каждое утро хочу бросить курить, но потом просыпаюсь в холодном поту, и понимаю, для этого с начало надо начать, – попытался пошутить он. Собрав все свои силы в концентрацию, после серьёзной схватки с запоем. Он выглядел, как и подобает в таком случае – мягко говоря помятым, и его процессор работал в режиме второго Пентиума.  

-Простите владычица, с улыбкой он снова обратился к Алисе.  

– А вы здесь за всех псов, щенков, собачат отвечаете, али нет? – поинтересовался с недоверием он.  

– Я здесь за всё вообще-то отвечаю, подвздёрнув нос, с гордостью парировала девочка! Она категорично знала, что в это время у лесничего, заведовавшего приютом питомцев, приходит почтальонша, молоко с кровью, которая почему-то всегда долго передавала приёмку писем, на втором этаже местного трактира, под сопровождаемый гулом аккомпанемент кровати с пружиной. К этому обстоятельству, будучи хоть и девушкой юной, но совсем неглупой, Алиса и присовокупила все факты. Она знала о покупке вина и сыра со стороны лесничего Ивана, так как всегда утром он посылал её за этим поручением, и всё, как говорится, вставало на своё место. Девочка была очень наблюдательна, при этом не лезла не в своё дело. Временный промежуток собрания лесничнего с почтальоншей был зафиксирован в её графике блокнота, в рамках которого она оставляла заметки себе и всем окружающим её собакам. Приют хоть и был небольшим, состоял из привыкавших к дисциплине и пойкУ дворняг и освоившихся, так называемых породистых сторожил. Пород собак было очень много, здесь она не играла роль, здесь выходила на первый план их статность, харизма, желание жить, если хотите. Даже природное звание охотничьей, и повести за собой стаю, здесь было иллюзорным, здесь каждый был за себя, для собак это было как Сизо или как приют. Самых знатных, лесничий Иван брал с собой на охоту, это была высшая похвала в его системе координат, после которой полагался небольшой пир, нет не тот что во время чумы. Иван всегда разделял добычу поровну, в его, если можно и так назвать – лесничестве, никто и никогда из собак не разделял еду, согласно добытым трофеям. Вечерами он читал им «Белый Бим, черноё ухо» или «Собака Баскервилей», он считал это своим творческим посылом и очень гордился, хотя собаки засыпали скорее от его гнусавой занудности голоса... Иногда он ставил им кино, беззусловно многим читателям знаком, так называемый собачий фильм «Хатико», многим потому что там Ричард Гир... Псам и собутыльникам лесничего всегда нравился «Хатико», помимо самой глубины драмы, там снимался Шанг-Сунг, имя этого актёра автор не вспомнит, но если вы не забыли про «Mortal Kombat», то вам не чужд и «Джони Кейдж» и «Сабзиру», и конечно «Лю КэНг! ». Это скорее лирическое отступление для поколения Y, более близкое вам названием – Миллениалы.  

Впрочем, честно говоря, надо отдать должное леснику. Иван очень любил и депрессивных псов, он мог разглядеть в их глазах, что они уже многое повидали: и то, что страсть к азарту охоты уже давно потухла, тем не менее они были очень мирские, в таких глазах можно было увидеть вековую мудрость, которую они хранили втайне, словом, о которой нельзя было никому говорить.  

– Мне бы, знаете, забрать у вас какого-нибудь дельного такого кабеля, собравшись с мыслями, выпалил Захар Петрович. То ли можно и сучку, но только чтобы не стервозную, и чтоб тапки не грызла, ухмыльнулся он. А ещё, чтобы не выкабенивалась, знаете ли... попытался как-то по-глупому расхохотаться он, в ответ увидев смиренный взгляд девчонки, но сразу овладел собою...  

-Вам не нужна собака! – Я, таких, как вы, насквозь вижу. – хамским тоном ответила девочка.  

– С чего вы так горячитесь девочка, полегче, почему вы со мной так резки! Захару понравилась дерзость Алисы, хотя и стало немного не по себе.  

– Понимаете ли, у меня есть сын, Вадим Захарович, он давно мечтает о собаке... Я сначала хотел поехать и купить ему щенка на рынке или в зоомагазине, но что-то пошло не так, можете назвать это интуцией, сынок хотел бы заботиться о ком-то своём друге, ноги сами привели меня к вам, в этот приют... – Если честно, у меня даже и не было выбора, вздохнул он.  

– Очень трогательно, задумалась девочка, минута прошла в молчании..  

– У меня для него есть не друг – а скорее верная подруга! Будете брать на себя себя ответственность? Или вы как все, нарисовались здесь по объявлению? – она окинула его презрительным взглядом.  

– Если «лошадь» боевая, то будь по-вашему, попытался пошутить и улыбнулся Захар Петрович.  

– Боевая не то слово, мы в приюте назвали её «НеКаштанка». Когда обрушилась старая деревенская библиотека, прошло спустя почти целые сутки, пока приехали спасатели, чтобы погасить пожар и извлечь книги из-под обломков. Они услышали, как кто-то тихо скулит... НеКаштанка выжила чудом! Книги Антона Палыча таким образом сгруппировались над ней, что смогли предоставить ей дополнительный воздух вокруг, для выживания... Они образовали скорее даже некий домик, она скулила с голода и очень хотела пить, пока спасатели не извлекли её.  

– Эта собачка, точно для моего сына, с её такой непростой судьбой, ответил Захар Петрович.  

– Хорошо, задумчиво ответила Алиса, но я загрызу вас сама, если что-то пойдёт не так, её глаза блеснули. Оставьте свой адрес, я раз в неделю буду вас навещать.  

Захар согласился, он поблагодарил Алису, взял отсек для для перевозки животных с решёткой, в которой благополучно уже кемарила Елда и поехал к сыну.  

– Как назовём?! – спросил восторженный Вадик, на девятом году своей жизни.  

– Елда! – почему-то с похмелья не задумываясь сказал отец, даже мягко ухмыльнувшись, это была скорее импровизация.  

Вадим, только через некоторое время узнал, насколько это имя для него станет нарицательно-отрицательным, и сразу же возненавидел отца за это. Но было уже поздно, Елда не хотела переучиваться и так и оставалась – маленькой сукой Елдой. Вадим был интровертом, у него было немного дру зей. Самыми популярными шутками у них были: «У тебя есть Елда – я скажу тебе да», «Когда ты уже выгуляешь свою Елду», «С такой Елдой и море по колено». Он терпеливо переносил отсутствие тонкости в юморе своих сверстников.  

В его детской, из воспоминания квартире, всегда было холодно. Несмотря на то, что отец был рукастым и заклеил все окна газетами и ватой. Зимой было очень холодно. Мать Вадима очень любила море, там вдали она могла медитировать почти сутками, не взымая за зоркий глаз власти, хотя это удавалось и не так уж часто в их жизни, чекисты наблюдали над ними сутками, словно это была буржуазная семья, смутное советское время…Она включала Вадику на ночь «шум океана», зарубежный винил, не без пота, крови и страха доставшейся их семье. Мать вставала очень рано утром, чтобы «согреть кухню», она включала три бесплодные конфорки, которые быстро обеспечивали утреннее тепло, важно было прикрыть дверь. На четвёртой она варила яйца и позже кофе в турке. Запах тепла от газа и кофе Вадим запомнил на всю жизнь. Это был «запах Мамы»…  

Его растили отец и бабушка, в шесть лет у Вадима скончалась мать. Можно сказать банально, пока это не касается каждого, раковая опухоль мозга, всё произошло так же скоропостижно, как его воспоминания о ней. Это разорвало их семью на несколько кусочков линий… Отец так и не смог пережить это и взялся за бутылку. Бабушка, по линии матери, ненавидела и презирала отца, за его слабость к алкоголю…При этом она не могла выглушить из своего сердца чувство сострадания над ним. Она знала, как сильно он любил её дочь, два разных человека было перед ней: «до и после» ….  

Примерно в десять лет, когда Вадим узнал о шутке его отца над именем собаки, он возненавидел Захара Петровича и стал общаться только с бабушкой. Отец при этом съехал в пустую квартиру, где когда-то они все жили с мамой вместе.  

Захар Петрович, стал вести затворнический образ жизни, работа на заводе по сборке автозапчастей для машин, водка вошла в обиход вместе с соленьями и успокоением…Трёхрублёвые друзья, забытьё, всё по круговой…Ожидаемый конец… Сбор близких людей, клочки свежей земли в подбросках над деревянном костюме…памятник и место 46Г на местном кладбище…  

Бабушка просила, скорее даже заклинала Вадима приехать и проститься с отцом, Вадим был копией своего отца…  

Он не захотел, проигнорировал, триггер обиды дался ему непросто, но он выбрал отсутствие, так было удобно, он принял ту же позицию, которую отец занял после смерти матери, зарыть голову в зыбучем песке…  

Прошло время… Однажды в один из вечеров прогулки во время пандемии, Вадим одёрнул ошейник и прикрикнул – Елда!  

– Очень необычное имя, услышал он комментарий сзади, в её глазах не было насмешки, присущей всем прохожим, скорее чуждая неподдельная заинтересованность. Вадик, даже немного остолбенел, у него в ушах в аирподсах играла «Варвара, ну где ты Варвара уга, ага» – один из шедевров  

Би-2.  

– Как вас зовут? – поинтересовался молодой человек.  

– Варя, скромно ответила девушка.  

–Этого не может быть! Он даже слегка улыбнулся, Варя это же Варвара???  

– Да, немного смущенно обиделась девушка, по вашему что-то не так?!  

– Нет же), Я просто очень люблю песню Би-2, она у меня в ушах была, какое-то совпадение??? – улыбнулся Вадим.  

– Я не верю в совпадения, отрезала Варя, впрочем, она была отходчива, и тоже улыбнулась;  

– Знаете в целом у вас неплохой вкус, не считая странных имён раздаваемых для собаки) …. Вадик рассмеялся, он рассказал ей трагическую историю происхождения имени Елды…Они долго хохотали вместе, как-то что-ли по-доброму, наверное, так правильно описать комичность этой ситуации.  

Варваре был 21 год от роду, её воспитывал дедушка.  

Лев Аркадьевич – породистый русский еврей, очень правильно сочетавший в себе не только эти национальные качества, но и традиционные привычки. Он души не чаял во внучке. Его дочь, матушка Варвары – Алевтина Львовна, была несколько заносчивой личностью, она работала в хорватском посольстве в Казани, и всю жизнь мечтала умыкнуть за мечтой, вы называете это за принцем, но это звучит несколько пошло. Она, с присущей её манерам и этикетом, сопровождала всех деятелей политики и культуры Хорватии в Казани.  

Как ни странно, или скорее более чем ожидаемо, в один из таких вечеров и была зачата Варя… В виду отсутствия перспектив продолжения рода и финансового обогащения, Алевтина хотела сделать аборт… Лев Аркадьевич встал «Сталинградом» за внучку. – Ты можешь устраивать свою жизнь, самыми неприсловутыми способами, но внучку я воспитаю сам! – Может и рожать будешь сам? В гневе спросила Алевтина! – Да, воспитаю! И тебя не спрошу! Травма об утрате супруги, была настолько глубока, что Лев Аркадьевич мечтал восполнить пустоту своей души любовью к внучке.  

Диалогом и своей, не по наслышке еврейской настойчивостью, Лев Аркадьевич дал жизнь Варваре Львовне, дав ей отчество по дедушке. Алевтина Львовна ожидаемо через пару лет умахнула в Сербию, с новым идеологом очередной доктрины. Лев Аркадьевич очень любил внучку, внешне, она была копией его скончавшейся супруге Тамары Игоревны. Он поставил себе задачу передать те культурные ценности, которые в нём и его супруге были засеяны, ещё советским пролетариатам, здесь оговорка автора, не политические, а скорее художественно-буржуазные!  

Варвара росла современным подростком, и даже не смотря на интересное противостояние в диалогах с дедом, она никого и никогда не любила так сильно!  

Мать с её звонками и редкими приездами, в попытках закидать отсутствие общения, кучей зарубежных подарков и кукол, как была – так и осталась миражом для неё.  

Варя собрала свою аутентичность в кулак, и уехала поступать в «Москву», дед долго сопротивлялся, но любовь к стремлению внучки в самореализации и её порода свободы – возобладали над его мнением!  

После того как она приняла крах, на ряду со всеми «не блатными», в МГК имени П. И. Чайковского, дед сухо, но с подковыркой сказал, что первый его сексуальный опыт, тоже не имел воздействия, но он же на сдался! И сейчас Варвара в живых, они оба расхохотались, внучка даже улыбнулась, сквозь слёзы. Передать вам ту теплоту, которая была между внучкой и дедом, автор не сможет, об этом нельзя написать, просто попробуйте согреться от этого, мерило – это душевный градусник, сложно к восприятию, но так тепло. По разговорам, даже по телефонным проводам...  

Вернёмся к нашим героям, талант Вари не превзошёл финансовые ожидание спекулятивных учителей, принимавших её в очередной институт. Она не смогла поступить, приняла это вызов мужественно, но не знала как сказать об этом деду?  

– Варежка, с любовью, произнёс дед, если они с первого раза не смогли увидеть твой талант, разве мы будем ставить на них крест? – Лев Аркадьевич рассмеялся.  

Варя нашла работу, барменом в ночном клубе, сделала пару татуировок хной, чтобы быть в тренде и соответствовать всем стереотипам безудержной барменши. Купила кучу нелепых шмоток, чтобы соответствовать образу. Встреча с Вадимом, была для неё загадкой, скорее ближе к неадекватной ошибке… Что-то необъяснимо родственное, но совсем не случайное. Вадику в период вируса была разрешено гулять с собакой. Варя шла после самой страшной zoom – конференции в своей жизни… Она не звонила деду несколько недель, замоталась, как она себя оправдывала … Его друзья-соседи, через какое-то время сообщили ей о смерти Льва Аркадьевича… Она не могла себе этого простить, рвала волосы и убивала себя дешёвой травой и шотландско-ирладским алкоголем… Ей запретили прилететь в Хабаровск, все рейсы были отменены на два месяца в период. Откуда она была родом, где скончался дед. Она пыталась заглушить эту боль, все методы были тщетны…Священник сказал, что он проводит процедуру захоронения через zoom, она долго пыталась понять суть, материлась и не понимала какого х@ра? Её успокоили…Одели незримую смирительную рубашку…В виду отсутствия альтернатив, она со временем согласилась на присутствие в такой странной процедуре захоронения…  

…Дальше снег, город почти остыл… знаете, как отсыл от «Машины Времени» к Фрэнки Синатра «Let it snow» совсем немного, даже почти волшебно…  

Варвара Львовна и Вадим Захарович поженились, всего лишь через год, без присущего всем пафоса, обменявшись кольцам, он в ковбойской шляпе и рваных джинсах, она в черном вечернем платье, которое очень нравилось деду… После, они вдвоём поехали в рыбный ресторан «Рыба Моя», заказали устриц и ежей, под соль и текилу, Варе уже нельзя было выпивать, в силу её положения, Вадим, как настоящий мужчина, взял весь удар на себя!..  

4 октября, она настояла, Вадим никогда не стоял у надгробия отца… Был день рождения Захара Петровича, ему бы исполнилось 72 года. Он был у могилы отца впервые, с момента его захоронения…Он плакал, мне сложно передать вам эти чувства словами, рыдал, падал на колени кусками выдирая землю… Вадим проворачивал в голове, всю жизнь отца с матерью, и ту глупую шутку отца про имя собаки Елды, которую он не смог простить… Возможно ту самую шутку, из-за которой, он и встретился со своей Варежкой… Всё что спасало Вадима, это дикий ливень, который совокупился с его слезами, он как будто смывал боль, так как-то по-честному, но всё-таки так больно…  

Он буквально бежал домой, чтобы сказать ей спасибо, что он снова приобрёл отца, потеряв его много лет назад. Он тихо провернул ключ в двери, снял шапку и шарф, из соседней комнаты донеслось:  

– Алло, мам, привет. Это я твоя Варя…  

 

 

@d. bastrukoff  

P. S. :  

Буду рад новым читателям, подписавшимся на страничку в Инстаграмме, там публикую больше. В том числе про Театр, Джаз, Исскуство, Путешествия и др. https://instagram/d. bastrukoff  

 

 

| 167 | 5 / 5 (голосов: 1) | 11:17 08.04.2021

Комментарии

Bastrukoff22:31 13.04.2021
elver622017, Спасибо вам за уделённое время и очень приятно, что вам понравилось!
Bastrukoff22:30 13.04.2021
vi_silberherz, спасибо).Это пока самая остроумная рецензия!
Vi_silberherz18:50 13.04.2021
как раз искала имя для собаки...
Прекрасная история с прекрасным концом!
Elver62201718:18 13.04.2021
Хороший, жизненный и очень трогательный рассказ у ВАС получился! Приятно было читать! Мне очень понравилось! СПАСИБО ВАМ!
Limanov11:48 12.04.2021
bastrukoff, Буду знать ))
Bastrukoff15:53 11.04.2021
limanov, спасибо. Синонимов много), но всё-таки Елда это скорее позитивное, внушающее размеры достоинство. Шняга изначально в переводе - это Мелкий товар ширпотреб. Уже позже на блатном сленге стали обозначать как член. «Шняжное» - это нечто незначительное, плохое.
Limanov13:21 11.04.2021
Норма! еще елду называют " шняга"

Книги автора

Ещё не всех похоронили...
Автор: Bastrukoff
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
Теги: Ещё не всех похоронили
04:42 14.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 3)

Содержанки 18+
Автор: Bastrukoff
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
Теги: Содержанки
01:57 17.08.2020 | 5 / 5 (голосов: 11)

Завхозом можешь ты не быть, но Бродского стереть обязан.
Автор: Bastrukoff
Стихотворение / Поэзия
Посвящается памяти любимого поэта, портрет которого, сегодня 26 мая, замазали краской на улице Пестеля.
Теги: Бродский завхоз замазали
15:45 26.05.2020 | 5 / 5 (голосов: 6)

7 марта, вечер трудный! 18+
Автор: Bastrukoff
Стихотворение / Поэзия Юмор
В погоне за попыткой произвести впечатление и сладострастием, порою забываем о главном.
Теги: 7 марта Виагра секс марафон Чехов
03:05 23.05.2020 | 4.73 / 5 (голосов: 15)

Не в Лабутенах, в Джимми Чу по Третьяковке я лечу!
Автор: Bastrukoff
Поэма / Поэзия Юмор
Идея написания этой басни пришла после посещения Третьяковской галереи. На обложке запечатлел фото на котором героиня песни С.Шнурова «На Лабутенах и в .......ых штанах. Водил меня Серега на выставку ... (открыть аннотацию)Ван Гога, на выставке Ван Гога я главный Экспонат!» Шнур как в воду глядел.
Теги: Третьяковская галерея Лабутены Джимми Чу Третьяковка
15:55 11.04.2020 | 4.93 / 5 (голосов: 16)


Венчание с Вечностью.
Автор: Bastrukoff
Стихотворение / Поэзия Юмор
Монарх и вечность повенчались.
Теги: Венчание монарха
00:51 11.03.2020 | 4.94 / 5 (голосов: 19)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.