Необычное происшествие в обычном брылонском Брилоне.

Рассказ / Детская, Сказка
Колдун, метла, ведьма, родник, мальчишка
Теги: Сказка волшебство

(сказка для почти взрослых детей и для ещё ностальгирующих по детству взрослых)  

 

Глава 1. Шестьдесят лет назад. Лопоухие ухи и визг, сдирающий штаны.  

 

В красивой местности, среди сонных холмов прятался маленький, почти кукольный городок со сказочным названием Брилон. Это в переводе с брылонского значило что-то вроде “бреем брюкву”. Чудное, такое название. Так, ведь, и жители там собрались чудные. Говорят, куда ни плюнь, на колдуна или ведьму попадешь. А у колдунов, как известно, свои странные словечки. С тех пор, как в соседнем городе узнали, что у брилонцев в ходу волшебные слова, житнлям Брилона расхотелось быть волшебниками. Они, почти все, так решили. Все стали очень аккуратными, не плевались, не колдовали, а женщины, пересели с метелок на авто. Почти все.  

Так вот, в старые времена, лет, эдак, пятьдесят-шестьдесят назад на узкой старинной улочке Крумменмауэр, что рядом со старыми Городскими Воротами, в домах, глядевших блескучими глазами окон друг на друга, проживали молодые брилльонцы. В одном доме Карл, молодой лесничий. В другом, Лотта, цветочница с рынка.  

Нечего скрывать, полюбили они друг друга. Одна беда, денег на свадьбу не хватало. Решил Карл устраивать для горожан концерты на Ратушной Площади. Сам на волынке играл, сам танцевал, припевая шутливые куплеты и шванки.  

Вот такие шванки и разозлили дух Колдуна Куртутетиса, который с древнейших времен, невидимым бродил по старым улочкам города, заглядывая в окна комнат, чердаков и подвалов. Любил он пугать и дразнить молодежь и детей. Такой скверный характер был у Куртутетиса.  

Придумал колдун жуткую хитрость. Преобразился он в Заморского Короля. Сел на коня и стал гарцевать мимо окон Лотты. Цветочница с интересом взглянула на Заморского вельможу. А тот и говорит. «Желаешь быть счастливой? Возьми самые модные заморские очки. Мой подарок. Не пожалеешь. Хе-хе-хе». И ускакал, правильнее, оборотился, в невидимый дух, помчавшись к Ратушной Площади.  

Ни кем не видимый, злой Куртутетис бросил в лужу ореховый волшебный прутик. Сам, подобрался сзади к Карлу и пхнул его так сильно, что тот плюхнулся лицом в лужу. Так неудачно, что прутик застрял у Карла в носу. Народ, думая, что Карл показывает новый клоунский номер, радостно улыбался и хлопал в ладоши. А улыбка у брилонцев, сами знаете какая. Вежливенькая, скромная, во весь разинутый рот, с громовым хохотом и блеском крепких крестьянских зубов.  

Вскочил Карл, и бегом от позора домой. Глядь в зеркало, а оттуда таращится на него безобразнейшая физиономия лопоухого тролля. Выдернув из ноздри докучливый прутик, увидел он, что чуть-чуть стало лучше. Но уши не уменьшились. А тут, как на зло, злые мальчишки с улицы увидали его у окна. Стали дразниться:  

«Карлас тарантантас  

Лопоухий трататантас  

Не догонишь, не догонишь, не догонишь в жизни нас».  

Услышала Лотт шум на улице. Решила выглянуть на улицу. А для этого требуется прихорошиться. Потому, и надела «заморские» очки, не зная, что они волшебные. Такие, что сделали ей глаза, как у черепахи. От страха Лотта взвизгнула так, что от ее визга с полок посуда попадала и в стене дырка просверлилась.  

Так и получилось, что бывшие суженые перестали глядеть друг на друга. Разве, что, краем глаза косили друг на друга. (Не все Злое Колдовство стерло у них в памяти).  

С тех Лотта сидела дома и ткала циновки. И много думала о своём горе и пыталась вспомнить старинные волшебные слова. Временами соседи звали ее на помощь: кому дырки в стене просверлить, кому дерево спилить. Не инструментами, понятно, визгом. А один раз к ней прибежал разряженный, как петух вестник из ратуши. Запыхавшись и торопясь, он еле промолвил:  

«Бежим в Ратушу. Беда. На город движется войско разбойников и пиратов. ». Было ясно, что их напустил на город дух Колдуна.  

Лотта не испугалась. Вышла впереди Брилонского ополчения. Одного взгляда ее черепашьих глаз хватило, что бы у пиратов затряслись коленки. А как стала визжать, так всё разбойничье войско припустило удирать на четвереньках. Почему на четвереньках? Так это потому, что от визга поотрывались пуговицы и полопались ремни на штанах бравых вояк. Как бегать, когда штаны упали? Только ползти, ругаясь, что на поле недавно паслось большое стадо коров.  

Таким образом Лотта завоевала уважение у бриллонцев, но выходить к ним, из-за заколдованности, часто не могла. И перед Карлом появляться не желала.  

И Карл не очень то любил оставаться дома. Сквозь стекла его комнаты любой прохожий видел его огромные уши. Поэтому, Карл большую часть времени проводил в лесу, в котором следил за чистотой и порядком. Нередко отпугивая хулиганов и проказников своим видом. И, к тому же, собирал шишки, очень полезные, если надо отгонять от окна злых мальчишек.  

В какой-то солнечный денек, прохаживаясь по лесным холмам, рядом с родником, истоком ручья Мёне, он услышал тихий плач. Подойдя ближе, заметил прелестную маленькую Лесную Фею. Жалко ему стало Фею, проявил он сострадание. Помог фее выбраться из опутывавших её, по повелению Колдуна, колючих кустов. Радостная Фея рассказала, что на ней Заклятье. Что она отправлена Колдуном в Волшебный лес. Сегодня попыталась выбраться через спасительный Родник к себе, обратно, но Колдун навёл на неё хитроумные травяные ловушки. Вот она и попалась. И спасти ее сможет, лишь, храбрый маленький мальчик. (А Карл, увы, давно не мальчик). И, ещё, сказала Фея, что она знает про горе Карла и Лотты. Что спасти их может чудесный, какой-то прутик….  

Договорить не успела. По лесу раздался гром и фея тут-же, сделавшись невидимой, исчезла. А в тучах над деревьями образовался лик безобразного колдуна, грозящего скрюченным когтистым пальцем. От чего Ганс стремительно бросился вон из леса, домой. Где спрятался за каминной трубой.  

 

 

Глава 2. В новом доме. О временах, когда на столбах от петухов не спасаются  

 

Мама Женя тихонько замерла у лестницы, что вела на второй этаж.  

В этот час было очень удивительным и настораживающим слышать подозрительную тишину в своём новом доме. Новый для них, но возрастом он, все пятьсот лет. Памятник старины. Самый старый, небось, в Брилоне, на самой старой улице Круммауэр. Дом, хотя и старинный, но солидный. Под острой крышей, типичной для их, прямо таки, кукольного городка Брилона. В три этажа, с подвалом и полутемным, с паутинами и летучими мышами, чердаком. Располагался он рядом с городскими воротами. Это там, чуть вправо, чуть левее. Легко найти, если стать спиной к окнам дома черепахоглазой фрау Лотты, того дома, что встроен в бывшую городскую стену. И, приложив ладонь к носу в виде дразнилки, когда большой палец у носа (не в носу! ) надо смотреть на оттопыренный мизинец, указывающий на исторический объект, их дом. Только, чур, встаньте прямо, не ошибитесь, а то дразнилка “петушок” будет направлена к чужому дому, к окнам лопоухого герра Карла. А он такое действие расценит как оскорбление и будет бросать из окна еловые шишки. В тоже время, как фрау Лотта посчитает ваше положение тылом к ее окнам кровной обидой. Одним словом, милости просим, ждём в гости.  

И, ведь стоит прийти. Дом легендарный. Говорят, в нем пятьсот лет назад жил Брилонский Колдун Куртутетис. Еще говорят, что он не пожелал быть сожженным, как наказывались все злые колдуны в старые времена. А наказать его хотели за то, что он своим колдовством прогнал из соседнего леса знаменитую Брилонскую Лесную Фею. Тогда, колдун сам вырыл во дворе дома яму и исчез в ней, завалив сам себя целым возом глины.  

Все эти предания стали понятны и подтверждены, когда Женя, изучая подвал, нашла под штукатуркой таинственные письмена. И прочитать их помог не кто иной, как сосед Карл. И откуда он знает колдовские письмена? Вроде, обычный лесной обходчик. Но он и сам это не понимал и смущённо пожимал плечами.  

«Само получается», бубнил.  

 

Однако, вернемся к удивлённой Жене.  

На втором этаже были комнаты ее веселых детей. Одна комната у Миланы, барышне лет десяти. И, другая комната, младшего брата Мишульки, шустрого мальчишки, лет шести-семи.  

Они только-только начали обживать комнаты, требовавшие, еще, ремонта. За не имением нового кавролина, бросили на пол у Мишутки старый, видавший виды ковёр. Никто не думал, что он ещё послужит. Первоначально, его, чуть ли не выкинули, бросив во дворе на то место, которое образовала затвердевшая, как камень, глина. Где он и провалялся целую ночь. Только утром мама Женя сообразила, что ковер еще послужит.  

И так, ковер знаменательный, с «историей». Лет, эдак, с пять назад, шустрый Мишка порезвился (ну как не порадоваться развлечению дитяти! ). Вылил на ковёр не то тарелку каши, не то банку соуса, а, может, и горшок. И, для полного удовольствия, сообразив снять памперсы, сел в шедевр собственного творчества. Не будем уточнять мамкины разборки с деточкой, скажем, что трудолюбивая Женя, кабы выполняла подобную работу по найму, заработала бы, судя по потраченному времени, на недельный отпуск. Хотя, качество помывки ковра явно не сделало его новым.  

Стоит добавить, что трудолюбие мамы определенно передалось сыну. В ближайшее же время, войдя в дом со двора (следует уточнить, что всё это происходило еще в старом доме), увидела:  

Первое, пирамиду табуреток к кухонному шкафчику, к тому месту, где хранилась горчица и молотый перец. Второе, широко раскрытые глаза Миланки, молча тыкающей пальцем в сторону детской комнаты. Оттуда раздавалось монотонное «ширк-ширк», что указывало на чье-то усердное трудолюбие. Стремительно влетев в детскую, мамочка узрела старательно работающего малыша. Не трудно было понять, что ребенок исправлял свою проказу, пятно на ковре, упорной теркой ковра новым бабушкиным платком, смоченным горчицей и присыпанным перцем.  

История опять повторились….  

 

Но, все же, вернёмся в новый дом. Ковёр, благополучно убранный с кучи глины, перекочевал в детскую, где полновластно хозяйничал Миша.  

За него никто, особенно, не переживал. Он всегда и всем упрямо говорил: «я большой, я смелый, я сильный».  

А когда бабушка Люсьенда пыталась его подстраховать в обычной для всех бабушек манере: бежать полусогнувшись за дитятей с известным приговариванием «ой-ой-ой», малыш ее пугал. «Вот возьму твою метлу и брошу в камин. На самокате будешь ездить ко мне! Вот! ».  

Но это не главное. Самым серьезным доказательством «взрослости» мальчика было вот что. Ещё в старом доме, когда мама сказала, чтобы он не бегал босяком, Миша молча выскочил из кухни, добрался до морозилки в подвале и, пыхтя, притащил на верх мешок льда. Оторопевшая мама видела, как он вывалил лед на пол и стал на нём изображать лежачую «куклу». И, такие закалки были, только, начало. Добропорядочные соседи с немым ужасом наблюдали, как ребёнок по снегу голышом бегал. Полиция, пожарные, медики приезжали. Сиренами всю округу пугали. Видики снимали и ни с чем уезжали.  

Женя качала головой. Отчаянность ребенка явно указывала на родственность черт с дядей Раймондом. Который в детстве, бывало, не пугался в январские морозы пробежаться босиком на огород и проверить, сколько ягод или сколько помидоров еще дозревает на грядках.  

Нет, явно не в мамку.  

«Я», думает Женя, «в детстве от кур на столбы залезала прятаться».  

 

Глава 3. В «чёрной» дыре. Кто на метле, а кто на самокате.  

 

Долго сказка сказывается, да колдовское дело быстрей делается.  

Еще с утра Женя настелила старенький ковер в детской.  

Спустилась в коридор, со вздохом заметила забытую Омой Люсей метлу.  

«Ну да. Я же сама ее отвезла на машине, а потом оставила машину в мастерской».  

И пошла в подвал ставить мышеловки. Ибо Люсьенда категорически заявила. «Или кошка, что ловит мышей, или я, которая не любит ни кошек, ни мышей, будут в этом доме. Га! ». И добавила, глыдя на хихикающих внуков: «Не воображайте, что я собралась ловить мышей. Га! ».  

За одно, стала Женя замазывать не поддающиеся таинственные письмена. (Знала бы, что там написано, ввек бы не затирала).  

Тем временем в комнате происходили удивительные вещи. Миша сидел на ковре и, с удивленно вылупленными глазами, наблюдал за таинственным сиянием в старом пятне. Свет и цвет вокруг пятна, словно обруч стремительно вертелись, приковывая внимание мальчика. Миша подполз ближе. Кольцо расширилось. Оттуда, словно эхо, раздался мелодичный голос: «Миишааа! Иди сюдаааа! ».  

Миша отважно рванулся и бухнулся в образовавшуюся волшебную дыру.  

Продрав глаза и привыкнув к темноте, он понял, что находится в темной комнате, похожей на их подвал, но без лесенки к выходу.  

Где на стене светились вполне различимые буквы:  

«Не ищите Лесную Фею!. Ха, Ха, Ха».  

Ясно, думает мальчик. Если «нельзя» её искать, то следует обязательно её найти! Прочитав предупреждение и поняв, что кто-то его пугает, он пошел в сторону любопытного мерцающего света. Подвал, в котором он оказался, был гораздо длиннее их подвала. Впрочем, Мишка подумал, будто он ещё не совсем хорошо знает этот новый домашний подвал. Нет лестницы? Может кнопка должна быть. Нет близко стенки? Может кнопку кто-то нажимал. Размышляя таким образом, парнишка пошёл на мерцание. Под ногами хрустело не то стекло, не то панцири скорпионов. Из углов слышалось шипение. Скользкие нити шевелящихся тварей и червяков, паутины зловещих пауков старались заставить мальчика остановиться. Из-под старого шкафа выползла гигантская жаба и стала квакать, выкатив свои огромные черные глаза. Но как можно бояться?. Тут-же вспомнилась история, рассказанная мамой про дядю Раймонда и дядю Алешу, когда те были мальчишками.  

 

Было это давно, в далеком поселке Лигатне, что стоит на берегу прекрасной, стремительной речки Гауя. Отдыхали мальчишки в гостях у Алешиной бабушки Агаты. Свободы для проказ было «выше крыши, глубже подвала». Вот, как раз в подвале они и выловили огромнейшую жабу. Не боялись играть с ней. И так заигрались, что жаба с улицы, по ступенькам, скок, скок, да и прискакала в комнату. Что, конечно же не порадовало бабушку. Более того, это ее сильно разозлило. Требование было простое: будете ловить жабу хоть всю ночь, но домой к себе вас не отпущу, пока жаба не будет выгнана из этого дома. Дело оказалось не простым. И прутиком пробовали жабу достать из-под шкафа, и палкой, и веревкой. Никак. Пробовали дать жабе кусочек сахара. Не идёт. Звали её «кис кис кис». Не хочет. Червячков накопали, сами, причмокивая, показывали жабе, как это вкусно. Чуть не придумали изобразить поедание мошек, да к месту получили затрещины (тряпкой). Суматоха продолжалась, пока бабушка не сумела отодвинуть буфет. Тут, уж, мальчишки голыми руками поймали жабу и вынесли за ограду.  

 

Это ль беда, пробурчал Мишка, смело хлопнув страшилище кулаком. И пошел дальше.  

А колдун не унимается. Тараканов да жуков насылает на смельчака. А тот, вперед. Пока носом не ткнулся в стену. Чудеса! Тут была ещё одна надпись: «прутик! ». И рядом стрелка. Мол, иди в ту сторону.  

И он пошёл. И, пару раз бацнувшись лбом о неведомо как возникающие столбы, дошёл до места, где в стене было отверстие, из которого лился солнечный свет и тянул сквознячок с приятным запахом лесных цветов.  

Это было, как чудо. Миша оказался в незнакомом, таинственном лесу, в котором настоящих дорожек не было видно. Только тропинки, протоптанные ежами и лисицами. Тут-то он с одним таким колючим и столкнулся, как говорится, «нос к носу». Что за дела, ёж заговорил с ним на всем понятном брылонском языке. Вежливо поздоровался, узнал причину Мишиного путешествия в Сказочный Лес. Да, да, это был тот самый лес, куда Колдун Куртутетис выгнал Лесную Фею. Лес, куда он завлек мальчика, что бы тот не догадался, где находится прутик. Чтобы, сделать из него злого колдуна, так как не имел своих внуков. Мудрый Еж был другом Феи и пообещал отвести его к ней.  

 

 

В это время Милана, бывшая в своей комнате, как старшая и ответственная, бросилась в сторону таинственных звуков. Влетев в комнату, с ужасом увидела пустоту, без брата. Ковёр же не привлёк внимания, так как дыра снова стала пятном. Подталкиваемая тревогой, она стала озираться, понимая, что пропавший брат не мог спуститься вниз. Комнаты были рядом и дверь была открыта. Окно? Крепко закрыто.  

Стоило проверить трубу камина.  

Бегом вниз. Схватила бабуськину метлу и в камин. Пулей вылетела, давая основание прохожим думать, что в доме поселилась Маленькая Ведьмушка.  

А куда метла понеслась? Только ей, этой метле и известно.  

 

 

И так, Женя с тревогой ощущает непонятную тишину. Бегом на верх. Смотрит в Миланкину комнату, никого. Мигом в Мишкину комнату. Пустота.  

Где дети? Скоренько к выходу. На чем ехать? Машины нет, метла исчезла. Берёт самокат и на поиски. Мигом проскочив арку ворот, едва увильнув от столкновения с автобусом, врезалась в стену школьного забора. Такое невезение только на пользу. Перекувыркнувшись через школьный забор, перелетев двор и ворота на глазах ошеломленной школьной детворы, Женя, однако, сумела понять, что ее чадушек здесь нет. И стремглав махнула к дому Омы Люси. Ехала так быстро, что у полицейских на углу испортился радар, когда они навели его на мчащийся самокат.  

 

 

Глава 4. Странные летуны и стрельба по воронам из рогатки  

 

В тот день многие Брилонцы к вечеру стояли в очереди к хирургу в местной больнице. У всех были одинаковый повод обратиться к врачу. У них у всех отвисли челюсти вниз так сильно, что поставить их на место без врача ни как не было возможно. А некоторые знаками показывали, что им в рот залетели, кому муха, кому оса, а кому и ящерица. И всё по одной причине. Над городком Брилон в воздухе выделывала пируэты на метле маленькая, как подумалось зевакам, ведьма.  

Вот так у них и получились широко открытые рты.  

 

Милана ничего не знала о бедах местных жителей, продолжая крепко держаться за метлу и сердито просить ее так сильно не крутиться, а лететь на поиски брата.  

Метла не была виновата. Одним своим «метёлочным» ухом она слышала таинственный призыв далёкой Феи, другим, злой приказ колдуна вернуться, а сердцем понимала, что надо искать какой-то прутик. Получилось, что сердце метлы согласилось с тем ухом, что слышало Фею. После чего метла резко метнулась к роднику Мёнеквелле.  

Словно свист пронесся над источником, кода к нему подлетела Милана. Спрыгнула на землю. Озирается. Вдруг, из-за камней поднимается странная фигура. Ей бы испугаться, да, только видит, что человек перед ней её старый знакомый. Дядюшка Лёша. Смотрит он на Милану, улыбается. А она в слёзы. Что делать, как быть?  

И говорит ей дядюшка Лёша:  

«Чудеса произойдут, когда улыбка украсит твоё личико».  

«Не могу, при таком горе, засмеяться», отвечает она.  

«Давай, на спор, что засмеёшься», дядюшка в ответ.  

«Как??? Всё равно у меня не получится! ».  

«Начнем? Я покажу тебе цветок ромашки. Обычный, простой цветок. А Ты, я уверен, разсмеёшься».  

«Нет».  

«Да. Спорю».  

«Спорим».  

Дядюшка показывает маленький цветрчек и пристально смотрит на Милану. Милана, с полной серьезностью сжимает губы и пристально смотрит на ромашку. Время идёт, Милана упорно держится и пытается сохранять серьёзность. Бегут секунды. Где-то на тридцатой Милана прыскает, не удержавшись от вдруг возникшего неудержимого желания рассмеяться. И расцвела.  

«Вот так», говорит дядюшка, «теперь прощай, и пусть Тебе сопутствует удача. А цветочек не прострй, он Тебе пригодится». Сказал. И, словно туман, растворился.  

Сразу стало Милане легче на душе.  

Помахала цветочком роднику и глаза началт различать какое-то зеленое шевеление у воды. Удивительно, из зарослей травы поднялась Лесная Фея. Вся она была, какая-то воздушная, с золотистыми волосами и глазами, такими же лучезарными, как у Миланы.  

«Как я рада», говорит. «Знаю Твою беду. Поможем друг другу. Злой Колдун очень не хочет моего возвращения в Лес. Он догадывается, что Ты можешь меня освободить, поэтому он придумал украсть у Тебя брата. Однако, брат твой не простак. Он не заблудился в пещере, как того так хотел Колдун. Чтобы вернуть Твоего брата, чтобы победить Колдуна, мне нужен ореховый прутик, что хранится у лопоухого Ганса. Иди к нему, принеси мне прутик».  

Снова усаживается Милана на метлу. Снова взвиваются они к небесам и, словно приземляющийся самолёт, делают круг на городком. Внизу смешная и тревожная картина. По большому кругу улиц: Деркерборн, Элизабетштрассе, Рохуштрассе и далее, так что замыкался круг у Ворот, словно кто-то смерч крутит. Что-то с бешеной скоростью гоняет по городу. Когда пыль рассеилась, можно было разглядеть двух бешено мчащихся самокатчиц. Ому Люсю и маму Женю. Обеих страшно обеспокоенных и перепуганных. Потому, и гонявших по городу со скоростью олимпийских чемпионов. Расстроенность родительниц быстро перешла в родительский гнев, как только они углядели в небесах родное создание на родной метле. Прозвучало вполне обоснованное «Га! ». От чего метла чуть не свалилась в пике, а с Ратуши упало четыре вороны, младший помощник Старшего Горолского Часовщика, чистившего стрелки ратушных часов и городской колокол.  

Не стоит всё валить на всемогущее «Га! ». Этой ситуацией ловко воспользовался Колдун, находившийся на площади в облике местного мальчишки-проказника, который и подбил всё перечисленное из своей рогатки. Но, впечатление осталось (так же, как и синяки на боках часовщика).  

 

Глава 5. Прутик, плотик, зеркальца.  

 

Не обращая внимание на суматоху, Милана полетела прямо к дому Лопоухого Карла. Круто приземлившись прямо у окон Карла, Милана сразу же попала под плотный обстрел шишками со стороны Лопоухого. Закрываться от шишек было нечем. Метла едва успевала отбивать летящие шишки, так что скоро вся мостовая была усыпана ими. Штук сто, да плюс те шишки, что появились на лбу Миланы.  

«Что вы меня дразните? », обиженно вскричал Лопоухий.  

«Я не виновата, уважаемый герр Карл! », затараторила Милана. «У меня к вам великая просьба. Дайте мне, для спасения Феи, волшебный прутик».  

«Ишь, какая», надулся Карл. «Знаю я вас, проказников. Сам отнесу».  

«Хорошо», обрадовалась Милана. «Так правильнее, а я отправлюсь успокаивать маму и бабушку». И протянула метлу Карлу.  

Карл, едва успев зажать в кулаке прутик, почувствовал, как метла тащит его в небеса. Весь праздный люд Брилона, кто еще не побежал к доктору вправлять челюсти, задрав головы дивился невиданному зрелищу: в небесах парило что-то и хлопало огромными ушами.  

Таким образом Карл был благополучно доставлен к Роднику, где встретил радостно пританцовывающую Фею. Вручил ей прутик, получив в ответ изумительный волшебно-прелестный реверанс. А потом, неожиданные хлопки прутиком по ушам. Таким волшебным способом Фея превратила Карла в молодого и веселого парня без лопоухих ушей. После чего Фея, помахав на прощание рукой, вспорхнула и, словно растворившись, ушла в заколдованный Волшебный Лес. Она направилась искать Мишку, в то время, как Карл стремглав побежал к дому.  

А Милана в это время быстренько топала к пожарной каланче. Полицейский, к которому она обратилась, объяснял ей, приложив ладонь к козырьку форменной фуражки:  

«У нас бригада околоволшебного реагирования час гоняется за двумя террористами на самокатах, перепугавшими весь город»», с возбуждением говорит полицай, так, что фуражка скатывается на край головы.  

«У Вас чепчик сейчас упадет», пытается заботливо подсказать Милана. Продолжая, что мол, если упадет, то прямо на ящик с картошкой.  

Последние слова, плохо услышанные полицейским, подействовали на него, как плащ матадора на быка.  

«Какой-какой ЧЭПЧЫК? Какой-какой КАРТОШКА? », перешел он на родной «верхнебрюльонский» язык. Особенно, его обидело слово «картошка». Ведь, всем известно, что в Брыллонии самое обидное для полицейских слово, это «картошка, картошка, жирное пюре». Но, ладно про обиды. Милана уже догадалась, что в образе полицая скрывался Колдун. Не растерявшись, она ткнула его головой в пузо и припустила бежать к каланче.  

Добежала, шустро залезая на верх, совсем не замечая, что лестница за ней обломилась. На верхней площадке в тишине и тревоге “бдили” две встревоженные фигуры. Мама Женя и Ома Люся. Бдили, значит зорко осматривали просторы Брыллонии, приложив ладони козырьком к бровям. На серьёзность задачи указывало почти снайперское положение тел обеих фрау на полу с элементами полу кокетливого расположения некоторых частей тела, как учила их тетушка Света.  

Осторожно поднимаясь по остаткам лестницы, тихонько подходя к маме с бабушкой, которые даже не обернулись, Милана шёпотом спросила:  

«Что там? »  

«Тс-с», был ответ, «Миланку высматриваем, все глаза проплакали, просмотрели. Нет нигде».  

«А мне можно искать? », начала подшучивать девочка.  

«Нам не жалко, если Ты сможешь её быстро увидеть».  

«Нет проблем», последовал веселый ответ.  

Не торопясь вытаскивает из рюкзачка своё любимое зеркальце и, протягивая через плечи мамыбабушки руку тягучим голосом проихносит:  

«Воот, Яааа, смоотрююю в это зеркальце и вижу Еёёёё…». Со смехом сказала Милана, показывая им своё улыбающееся отражение.  

Мама, бабушка разом обернулись и…, ну целовать, обнимать девочку. Потом, с тревогой стали спрашивать про Мишу. На что Милана их успокоила. Мол, он в надежных руках у Лесной Феи.  

«Тогда, бегом их встречать, Семимильными шагами вперёд! », выкрикнула Женя.  

«Стоп, стоп, стоп», остановила ее Ома, прекрасный знаток географии и единиц измерения.  

«Так нельзя. Помнится мне один такой “семимильный” шаг».  

Она постаралась напомнить про один такой шажок. Размером с расстояние от посёлка Вайвари до стройки Золитуде. Когда некий шустрый мальчуган потерял тапок с одной ноги в Юрмальских грязях, а с другой, в строительных кучах песка в районе станции Иманта. Объясняя, что сделал, лишь "шажок с ноги на ногу". Ничего, себе, шажок! Вполне можно было бы присудить Раймошке титул Императора Поднебесный «Одна Нога На Небе Другая На Земле». А ему присвоили хорошую трёпку мокрой тряпкой.  

Однако, надо было действовать.  

Внизу, у колокольни бестолково бегали пожарные. Кто-то растягивал брезент. Кто-то кричал советы, что, мол, если больше набрать воздуха и прыгнуть, то падение будет плавным и воздушным. А Брандмейстер с Топорным вытащили из дежурки любимый диван и показывали руками, что в нем «гут пружин».  

Надо было решаться.  

 

Как раз, к этому моменту, со стороны супермаркета подкатила карета скорой помощи. Из которой решительно и грациозно вышли три тёти доктор. Все три с надетыми на голову королевскими коронами. Копии, взятые из местного музея. Вроде, так требовало Министерство: бороться с короновирусом надо в коронах.  

В телефоне они слышали прерывистые слова: вроде на вышке спрятались удравшие от прививки больные Короной. Срочно спросили в Министерстве, а оттуда ответили, что «клин клином выбивают». То есть, "корону" надо пугать коронами. (Совсем не знали, что это Колдун говорил по телефону голосом Министра. Так он хотел, чтобы медики ему помогли ловить Милану).  

А доктора поняли, что им приказали Вирус отгонять надетыми на голову коронами.  

Ладно, им не впервой. Одна, которая самая энергичная, видимо была по профилю «Надо! », о чем говорил зажатый в руках бинокль. Старшая из них, явно специалист Сердечных Дел, ибо в руках держала смирительные рубашки. Известно же, что влюбленные почти сумасшедшие.  

Вдруг, словно из-под земли явился полицмен, тот, который Колдун.  

«Куда! Рявкнул он, явно по ошибке приняв докторов за Мишину родню.  

«В попу», отвечала третья, младшая доктор, всаживая шприц в филейные места колдуна.  

«О-го-гааааа! », взвыл Куртутетис.  

«Га! », ответило странное эхо с пожарной вышки.  

Вот с этого-то момента для храброй троицы решение пришло само собой. Рядом с пожарным депо протекал могучий, в этом месте, ручей Мёне, по которому, как раз проплывали плоты.  

Задумано, сделано. Взявшись за руки, по образцу Моргунов-Вицин-Никулин, все трое сиганули в бурные волны младшего брата Рейна. Школьная отличница по плаванию Милана вынырнула первой. Следом вынырнула Женя, про которую вполне мог Поэт написать очередную поэму на тему «коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт, реки поток развернет». А Ома не выныривала. Ома и так, как поплавок держалась на поверхности.  

Как раз мимо проплывал плотик. Тут, уж, Евгения взяла инициативу в руки.  

«Спокойно», говорит. «Опыт флотоводца-плотоводца у меня есть».  

Вспомнила, как в детстве, в Золитуде, вместе с Витей катались на плоту по огромной луже. Там, тебе, и волна, там, тебе, и брызги шторма в лицо. Вот весело-то было!. Но не всем. Бабушки весь вечер носились в поисках детей по микрорайону и по часу отмывали их от "романтики брызг шторма".  

Добрая река вывела плот в тихую заводь, к побережью у дальнего края Бриллона. Чуть позже к этому же берегу причалил диван с пожарными. Они вовремя заметили бултыхающуюся в воде троицу и поспешили спустить на воду диван, как личное любимое средство отдыха и передвижения.  

Словно на спортивном забеге несутся наши герои по тихим улочкам города. Некогда ни тормозить, ни сворачивать. Впереди полицейский нагнулся завязать шнурок у ботинка. А тут. Рраз, как через коня, два, три чемпионских прыжка через полицая с опорой на его спину.  

Это не был Колдун. Это был простой полицейский, который забыл дома свисток, дубинку, рацию и, вместо пистолета, в кобуре держал гамбургер.  

Ну и, наглое же нарушение порядка в вверенном ему квартале Брилона!. Вдогонку мчится, пытается губами свистеть, гамбургером стрелять. Куда, там. Развязанные шнурки делают своё чёрное дело. Полицейский на ходу сбивает лестницу с маляром, что красил стену, стоя на последней ступеньке. Хотя, в этот момент маляр ничего не красил. Он перекусывал вкусной запечённой картофелиной.  

Не переживайте. Он не упал. Упала лестница. Упало ведро с краской. Упала картофелина, попав в рот полицейскому. Понятно без описания, как падало ведро.  

Маляр остался висеть, уцепившись за оконную раму, сверху наблюдая, как к нему спешат спасатели: Брандмейстер и Топорник с диваном в руках.  

А трёх поколенная команда стайеров продолжала стремительно приближаться к своему дому. Всего-то расстояние в километр от магазинчика Штоффа до Ворот….  

Бегут, памятуя о полицейском, кричат: «разойдись!, дорогу! ». А Женя, завидев издали знакомого турка, несущего подмышками два арбуза, на ходу спрашивает его, не видел ли он ее мальчика.  

«Нэт, сэрдце мой прекрасный как луна, нэ видэл», отвечает турок, по турецки разводя руки в сторону и тоскливо наблюдая останки расколотых арбузов на тротуаре.  

Но Милана и К° этого не видят. Впереди показались две странные мужские фигуры. То-ли инвалиды, то-ли циркачи. Стоят, странно пригнувшись друг к другу на расстоянии друг от друга в вытянутую руку. Ффрчат, пыхтят, пот со лба вытирают. А за ними, словно лоб в лоб, стремительно приближается бегущая тройка людей. Ну, кому уступать дорогу? Кричит Ома, машет рукой. Мол, в сторону, в сторону. Нам очень, очень, мол, важно… Те, так же что-то машут руками. Дядьки, прчему то сами начали дергаться влево-вправо.  

Вот дурни. «Да прижмитесь, вы, к стенке! Не мешайте».  

Получается, надо проскочить между ними. Похоже, также думают и встречные.  

«Ничего, ничего. Мы скорее прошмыгнём…..».  

Бац. Бух. Трах-тарарах. Нет тех, противных встречных. Есть тоскливые выражения дядек, разглядывающих осколки огромного разбитого зеркала.  

А тройка бегунов почти у дома. Но не у Финиша этой истории.  

 

Глава 6. Звон колокольчика, богатырь с пропеллером и без.  

 

А что же делает Фея? А чем занят Миша?  

Вернувшаяся в Волшебный лес Фея сразу стала звонить своим серебряным колокольчиком. На звук которого скоро собралась вся лесная детвора. Все они хорошо знали Лесную Фею. Любили её. Но, понимали, что ей нужно вернуться обратно, в свой Бриллонский Лес. Жить около Родника Мёнеквелле. Один зверёк не пришёл: Колючий Ёжик.  

«Чует моё сердце, мне надо искать его. А вы, друзья, прощайте. Я буду прилетать к вам в гости».  

Летит Фея вдоль звериных тропок, следом за Ветерком, который дует туда, куда надо. А встречным путём бредут Ежик и Миша, закрывая от ветра лица ладошками. Так и шли, пока не споткнулись о лежачее дерево. Глядь, а над ними порхает Лесная Фея.  

«Тебя, как раз, я и ищу», торопясь говорит она. Целуется на прощание с Ёжиком и смело садится Мише на плечо.  

«Вперед! То есть, назад к пещере! Бежим! ».  

Бежали известным путём, но Фея всё поторапливала.  

«Ну, быстрей же, быстрее».  

«Не могу, кочки и пеньки мешают быстро идти».  

«Тогда, я придумала»., взмахнув прутиком, Фея прицепила к спине Миши пропеллер, как у Карлсона. «Полетели. Но помни, сильно на кнопки не нажимай, а то отвалится не только моторчик, но и твои уши. Хи-хи-хи. Шучу».  

Таким образом, в сторону пещеры быстро летели будто бы два НЛО. Так решил про себя Пещерный Гном, которому было приказано Колдуном охранять вход в пещеру и не пускать туда никого.  

Гном сделал хитрую вещь. Поставил у входа в пещеру толстую железную дверь, заколдованную и не подвластную прутику. На всякий случай у входа оставил сверху, над дверью тайную кнопку. Простую. Мало ли, захотят друзья гномы прийти, а колдовство не пускает. Чтобы Фея не увидела, завесил кнопку баскетбольной корзиной, и мяч в кустах припрятал. Для друзей, думал. Сам юркнул внутрь и захлопнул дверь как раз перед носом Миши и Феи.  

Пробует фея волшебством открыть. Никак. Бьет Миша ногой по двери. Никак.  

Огляделись внимательно: к чему здесь баскетбольные снаряды?  

«А вот и мяч. Думаем, думаем, дорогая Фея. »  

Как и всем заправским баскетболистам, Мише легче думалось, когда он стучал мячом. Тюк, тюк внутрь кольца. Хлоп, что-то звякнуло и дверь открылась.  

«Ура! Есть вход, Летим».  

Опять столбы на пути у лба, опять хруст тараканов на полу. Хорошо, что Фея колокольчиком чуть-чуть путь освещает. До ближайшего поворота кое-как видно.  

А тут поворот, и….. Сноп яркого света. Это Гном зажёг разом сто ёлочных фейерверков, которые пускают во все стороны сноп блескучих огоньков. Сам стоит в позе сердитого боксёра, кулачищами махает. Фея осторожно наколдовывает Мише боксерскую силу и перчатки. Миша смело бросается в бой: раз, раз, нокаут! Летит Гном вверх тормашками. Уползает Гном на карачках. Жалобно похныкивает: «мама! ».  

Значит, после отчаянного боя у наших путешественников путь открыт. Вот он, тот подвал, куда вела дырка в ковре. Только, ковёр не здесь. Ведь, ковёр там, в Брилонском мире. Не возвращаться же обратно, не идти ли к тому месту, где Фея вылетала к роднику. Да и Мише там нет дороги. Хоть плачь.  

Оглядывается кругом Михайло Дмитриевич. (А как иначе богатыря надо звать? Правда, богатырь он, пока Фея рядом. ). Начинает стены обстукивать, прослушивать. Чувствует, что-то гулкое в одном месте. Поднажал Богатырь плечом стенку, тюкнул кулаком и провалил её в какую-то другую пещеру. Пещеру, полную глины. И видит, что куча глины достаёт до самого верха, будто сыпали ее сверху. Эта беда ль не беда. Что стоит Богатырю свернуть гору глины и…. пробить выход на верх...  

И так, они во дворе дома. Что дальше?  

«А ничего, Михайло Дмитриевич», говорит Фея. «Ты молодец, но по законам Волшебства я превращаю Тебя обратно в мальчика. У нас ещё много дел, и прутик Тебе не поможет. Идем».  

Они вышли на улицу и направились прямиком к дому Лотты. Та испугалась, но, увидев фею, открыла дверь, стараясь прикрывать глаза платком.  

«Не бойся меня, Лотта. Закрой глаза! ». С этими словами Фея дотронулась до лица Лотты и та вмиг обрела свой прежний прекрасный девичий вид.  

«Как я рада», говорит. «Вот вам в помощь моей работы циновка. Она поможет одолеть Колдуна. Ах, как я счастлива! А как Карл? »  

«И с ним всё в порядке», молвила Фея. А потом, обращаясь к Мише, сказала: «Начинай борьбу с Колдуном! Ты наше спасение! ».  

Мальчишка бросился на улицу и увидел грандиозную битву.  

 

Глава 7. От брандспойта до циновки.  

 

Прямо около Городских Ворот, оборотившись жутким монстром, стоял с огненным мечом в руках Колдун. С ним пытались безуспешно вести борьбу подоспевшие пожарные. Направляли из шлангов сильные струи воды, а ему всё нипочём.  

Настоящий полицейский стрелял в него из настоящего пистолета, а ему хоть бы хны. Доктора разом стреляли в него из шприцов, безрезультатно. Карл пулял шишками. Милана, как ловкая наездница, сидя на летающей лошадке-метле, пыталась подлететь к монстру поближе и отобрать меч. Ома Люся, поднявшая у ратуши рогатку, старалась попасть монстру в нос, но тот был как чугунный. Женя притащила от Турка мешок арбузов и с силой бросала их в нос монстру. Дядьки зеркальщики ловко, как “блинчики по воде” запускали в монстра осколки зеркала.  

Монстр стоял, как монумент. Маляр, раскручивая ведро с краской, пытался попасть им в рот монстру. Тот, только облизнулся.  

Вот тут-то вышел вперед Миша. Засучив рукава, смело рванулся на чудище. Стал прикрываться циновкой от огненного меча колдуна. Улучил момент и набросил ее на голову монстру. Это сразу стало уменьшать волшебную силу колдуна, а самого его превращать в сморщенного чахлого старичка.  

Когда Колдун совсем затих, его потащили к яме из которой не так давно вылезли Миша и Фея. Спихнули в яму и засыпали её глиной. Подлетела фея и нарисовала прутиком на глине большой замОк.  

Волшебство свершилось!  

Яма стала зарастать красивой зеленой травкой, так, что теперь никто не мог точно показать, где она была.  

Фея разъяснила, что боятся нечего. Травка не единственное, что скрывает память о яме Колдуна. Своим волшебством Фея перенесла саму яму-пещеру в Волшебный Лес. Подальше.  

 

Глава 8. Где будет сказано «конец»  

 

Последнее, к удивлению собравшихся, что сделала Фея, было чудо с ковром. На глазах у всех она прутиком зачистила пятно так, что ковёр стал выглядеть, как новый. Потом Фея пригласила всех на бал. Для этого на Ратушной Площади поставили столы. Народу, правда, было не много, не тесно. Так как основная масса брилонцев стояла в очереди к хирургу.  

Была сцена, где Карл исполнял свои куплеты. Лотта всех одаривала букетиками цветов собранных в потаенных углах леса указанных ей Феей. Вся пожарная команда уселась на принесенный с собой диван. И совсем не замечали, что сидят на мокром. Полицейский устроился поближе к новому зеркалу дядек, за которое те боялись, как за дитё. А он охранял, косо поглядывая на подозрительно огромные арбузы Турка. Вдруг полетят в сторону зеркала.  

В центре внимания располагалось дружное семейство Омы, Жени, Миланы, Миши. Они с интересом читали сообщение от тетушки Светланы по поводу успехов в стрельбе из снайперской винтовки. О которых высоко положительно в телеграмме отзывался дядя Раймонд из далекой Шведландии: «сижу, спокойно ем, а рядом плюх. Что за делв? То-ли башмак прилетел, то-ли снайперская пуля с надписью “Привет из Пыдырбырнии”. Понял, кто-то там у наших тренируется».  

Одни тетеньки доктора быстренько улепетнули. Сказали, из Министерства приказ пришел: «С коронами бороться тчк короны отдать тчк корону искать тчк вперед тчк».  

Бал подходил к концу. Все со слезами прощались с улетающей к Роднику Феей. И грустно расходились по домам.  

 

Конец.  

| 42 | оценок нет 21:33 28.02.2021

Комментарии

Анонимный комментарий21:12 04.03.2021
Я одна из героинь сидела и наслаждалась чтением удивительных приключений. Большое спасибо.
Morskaya13:27 01.03.2021
Интересная сказка.

Книги автора

Письмо N2 Адмирала сеньорите Алексии
Автор: Alex_kravch
Рассказ / Детская Сказка
Аннотация отсутствует
18:18 29.03.2021 | 5 / 5 (голосов: 1)

Три зеркала
Автор: Alex_kravch
Рассказ / Детская Сказка
Аннотация отсутствует
16:53 29.03.2021 | 5 / 5 (голосов: 1)

Мозаика былых будней деда Алексы и его потомков.
Автор: Alex_kravch
Рассказ / Байка Проза Юмор Другое
Скупые крохи воспоминаний о Деде, его пращурах и потомках. О деде, простом сельском кузнеце из села.....
22:53 01.03.2021 | оценок нет



СКАЗКА ПРО БЫЛИННОГО ПРАВНУКА
Автор: Alex_kravch
Рассказ / Детская Проза Сказка
Аннотация отсутствует
Теги: Дети волшебство богатырь блины
21:12 27.02.2021 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.