Режим чтения

Я не хочу любить!

Роман / Любовный роман, Эротика
Мой классный руководитель не дает спокойно дышать. Он постоянно придирается, постоянно терроризирует новыми замечаниями. Школьная жизнь превратилась в кошмар именно с момента его появления, хотя я вполне люблю учиться. Но может это не презрение, а нечто больше? В любом случае, я никогда не влюблюсь в него! Никогда!
Теги: любовь школа романтика учитель ученица
незавершенное произведение

Оглавление

Глава 1

Ночь погрузила город в странный безмолвный сон. Мне всегда, казалось, словно это какое-то проклятье, ведь зимой ночь наступала гораздо раньше, но уходила позже, а летом все было наоборот. Мне было в тот день девять лет. Я отчетливо помню, как в комнате сгустились ночные сумерки. Под закрытой дверью виднелся яркий теплый свет. Желто-оранжевая полоска проникала во тьму моей комнаты, облизывала пол, пыталась растечься до самых стен, но у нее никогда этого не получалось, а потом она забегала ко мне на кровать, но уже совсем тусклая. Это казалось мне языками адского пламени, ведь такое всегда означало, что в доме еще никто не спит. Время уже приближалось к полуночи. Неожиданно раздался грохот. Звон осколков, на которые что-то разбилось в этот спокойный миг оглушил, заставляя еще больше зажмурится, пытаясь отвлечься от невыносимой реальности. Но она безжалостно удерживала. Хотя, я уже привыкла. Грохот стих, но лишь на мгновение, а затем раздался низкий, чуть хрипловатый бас:  

 

– Она даже не моя дочь!  

 

Я отчетливо помню каждую нотку этого бешенного крика, свидетельствовавшего о греховности моего рождения. Сколько раз я уже выслушивала всю историю, ярко раскрываемую матерными выражениями, которые обычно использовали. Я вздрогнула. Мне было девять. Но уже в таком возрасте я отчетливо осознавала, что жизнь – это дерьмовая штука. Для меня существовало лишь два мира – дом и школа. Они особо ничем не различались. В обоих местах мне было страшно, в обоих местах часто кричали и ругались матом. Но дома я была будто в клетке, это ощущение, когда тебя сковали по рукам и ногам, а шею стянули, словно пытаясь удушить. От этих воспоминаний по коже холодный пот бежит.  

 

– Я не хочу видеть эту мразь в моем доме!  

 

Крик. Очередной. За этот вечер атмосфера стала совсем металлической, словно воздух уплотнился в тысячи раз. Дверь нисколько не глушила криков, пропуская все. Чувство было такое, словно я не в своей комнате, а в эпицентре этого хаоса. Хотя, заткнув уши подушкой, я хоть как-то избавилась от настойчивого рева пьяного голоса. Кажется, вот-вот из глаз потекут слезы, комок из горла поднялся в рот и обжог язык горечью. Показалось, что сейчас же провалюсь в небытие, но этого не произошло и лишь капелька пота стекла от ключицы, по плечу и капнула на итак влажные простыни.  

 

– Иди уже спать!  

 

На этот раз голос был тихими, но пронизывающе-холодным. Страх от криков совсем не был сравним с тем ужасом, который бежал по моим костям от такого маминого голоса. Но сейчас я не боялась его. На такой реплике обычно все и заканчивается. И все действительно стихло. Послышались громкие размашистые шаги, стихшие где-то в дальней комнате квартиры, потом там захлопнулась дверь, а на кухне послышался шорох. Мама начинала убирать беспорядок, что по-обыкновению остаётся после такого.  

 

Когда полоска света из-под двери исчезла, съеденная тишиной и мраком, мое сердце наконец пришло в норму. Мир в такие моменты становился спокойным, тихим и приятным. Атмосфера стала мягкой и тягучей. Сон быстро навалился на меня, психически измотанную после всего, что довелось услышать за последние часы. Облегчение теплом разлилось по телу, смывая остатки горечи с языка и прогоняя ужас куда-то в глубь.  

 

***  

—8 лет спустя—  

 

В коридоре школы номер 141 был выключен свет. Тьма заволокла все пространство от пола до потолка, разлилась по стенам, а в углах по-особенному была густа, завораживая взгляд. В такое время была не удивительна тишина, которую не удалось бы достичь в учебное время. Время уже перевалило за шесть часов вечера и во всем здание находились единицы, то были учителя, что продолжали работать. На третьем этаже никого не было. Двери в пустые классы заперты. В самом конце коридора, из аудитории 318, что находилась в углу и была неприметна, доносились приглушенные звуки, которые можно было расслышать лишь внимательно прислушавшись. Свет в небольшой аудитории не горел, только тусклый поток из окна разгонял мрак, создавая интимную атмосферу.  

 

– Нет, мы не можем здесь. – прошептала я, откинув голову назад и наслаждаясь.  

 

– Не бойся, я запер дверь. Никто не сможет помешать нам. – ответил низкий голос, дрожащий и хриплый.  

 

Силуэт мужчины в этом полумраке можно было разглядеть отчетливо. Он был высоким, так что ему приходилось наклонятся, чтобы дотянутся губами до нежной кожи. Пиджак висел на спинке ближайшего стула, а две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты. Его глубокое дыхание нарушало тишину. Напротив него, совсем близко, вплотную сидела я, забравшись на парту. В груди разгоралось нетерпение, предвкушение наслаждения затуманило четкий разум. Блузка полностью расстегнута. Край юбки был задран, но скрывал все самые интересные места. Кроссовки стояли под стулом, на котором висел пиджак, так же, на нем лежали колготки. Тонкие оголенные ноги казались бледными в вечернем свете, льющимся из окна. Зимой ночь всегда приходит быстрее. Я была совершенно расслаблена, это привычная поза, уперевшись на руки за спиной, а ноги раздвинув, позволяя мужчине стоять между ними. Одна его рука лежала на моей щеке, поддерживая голу, а другая скользила по бедру, поднимаясь все выше и выше. Через мгновение она скрывается под тканью юбки.  

 

– Ты такая мокрая здесь. – шепчет он мне на ухо, облизывает его по самому краю и прикусывает мочку, а затем снова возвращается к шее, покрывая кожу поцелуями.  

 

Пальцы двигаются туда-сюда поверх трусиков, растирая итак изнывающее место. Раздаются тихие стоны, я пытается их сдержать, но они протискиваются сквозь сомкнутые зубы. Его пальцы испачкались, став влажными.  

 

– Я хочу слышать твой голос. Не сдерживайся. – шепчет он, прикусывая ключицу.  

 

Но некоторый страх не позволяет открыто выражать наслаждение. Мне не хочется сдерживать голос, но я не могу, вдруг кто-то услышит, хотя в такое время тут уже никого почти не бывает. Его пальцы в последний раз скользят вверх, а потом ладонь заползает под ткань трусиков. Как бы мне хотелось поскорее избавится от этого мешающего куска ткани, но он не торопится, дразня меня, играя, вновь и вновь подогревая томление. Пальцы несколько раз проходят туда-сюда, а потом один из них входит в меня. Это прекрасное ощущение, когда все начинается сводит с ума. Я не могу сдержать стонов и мой голос разрывает неровную тишину, отражается от стен и возвращается в мои уши. Что же я делаю? Становится страшно, но перебороть бурлящее во мне возбуждение такому никак не получится. Палец двигается, то до основания входя в мою плоть, то почти до конца выходя из нее, вскоре к нему присоединяется второй и ощущения становятся приятнее. Чувство некоторой заполненности пьянит. Демоны похоти в моей груди ликуют, разгоняя бурлящую кровь по телу. Я чувствую их восторг и тоже улыбаюсь, разделяя это чувство.  

Губы мужчины спускаются по телу, рука с моей щеки смещается вслед за ними и мои груди наконец освобождают из плена тесного лифчика. Он облизывает покрасневший сосок, всасывает его, а ладонь сжимает другую часть груди. Он умело орудует языком, точно зная, что делать, чтобы доставить мне большее удовольствие. Но вскоре он открывает от моей груди и приникает к губам, проникая языком в мой рот. Я отвечаю, с такой же страстью, рвусь показать все, что не могу озвучить. Мы разделяет одно чувство на двоих.  

 

– Прикоснись ко мне. – шепчет он и, взяв одну мою рука за запястье, кладет чуть ниже ремня.  

 

Он твердый и просто огненный. Даже через ткань брюк я чувствую крайнюю степень возбуждения. Ловко расстегнув ремень и ширинку, я приспускаю брюки, высвобождая разгоряченную плоть. Его член довольно длинный и толстый. Предвкушение новой волной проносится по телу от понимания того, насколько мне будет приятно тогда, когда он заполнит меня собой. Мои пальцы тут же становятся липкими от прозрачной жидкости, сочащейся из раскрасневшейся головки. Я дразню его, продолжая касаться плоти лишь подушечками пальцев. Он откидывает голову назад и почти рычит. Я спрыгиваю с парты, он секунду недоумевает, но, встав на колени, я прикасаюсь языком к скользкой головке, чувствуя чуть солоноватый привкус. Он кладет ладонь на голову и пробирается пальцами в пряди волос, а потом чуть давит, пытаясь заставить меня поскорее взять его член в рот. Но я не тороплюсь, продолжая дразнить. Я скольжу языком от самого основания члена к головке, а потом только беру в рот, но не полностью, только кончик. Он стонет и сжимает своей ладонью мою голову, снова давит. Я покорно следую его просьбе и наконец полностью заглатываю член, умело и натренировано. Вверх-вниз, вверх-вниз. Так продолжается минут десять, пока он сам не отстраняет меня. Его руки подхватывают меня за талию.  

 

– Повернись спиной ко мне. – приказывает он, поднимая мое изнывающее тело с колен.  

 

Послушно разворачиваюсь и ложусь животом на парту. Юбка мешается, но только мне. Он без труда задирает ее на самую поясницу, а рука снова начинается ласкать меня. Но долго ждать не приходится, я точно знаю, что он не сможет долго терпеть и наконец войдет в меня своим членом. Единственное, на что он в этот момент отвлекается, это презерватив. Я слышу, как рвется упаковка и несколько секунд просто лежу, ожидая, пока он натянет его на своей член. Он торопится, я изнемогаю от желания поскорее ощутить его.  

 

– Я так давно жаждал этого момента. – шепчет он мне на ухо, а потом ладонь оказывается на моей шее и чуть сдавливает, заставляя выгнуть спину больше и упереться на руки.  

 

Его член тереться между ягодиц. Потом опускается ниже и головка прижимается к самому входу. Миг, когда он входит заставляет меня съежится, сжать его сильнее, а затем приходит расслабление. Его член постепенно заполняет меня, неспеша проникая все глубже и глубже. Он не позволяет двигаться навстречу, и я просто лежу, сжимая руками края парты.  

 

– Ты такая узкая. – сквозь стоны протягивает он, кусая мою шею.  

 

Наконец он полностью во мне, до самого основания. Заполненность доставляет удовольствие. Опьянение страстью с новой силой накатывает. Я чувствую, как другая его рука сжимает пою талию, а бедра начинают двигаться. Медленный ритм лишь усиливает желание, не давая достичь пика возбуждения. Ускоряясь, он наконец выпрямляется, и я ощущение придавленности вместе с этим отступает. Обе его руки лежат на моей талии. Бедра двигаются все быстрее, движения становятся более резкими, какими-то дикими. Сверхчувствительно тело отзывается на каждое его проникновение. Я совершенно забываю о былом страхе и уже не сдерживаю стонов, позволяя голосу гулять по всему кабинету, проникать за его приделы, разгонять молчание опустевшей школы. Что-то во мне даже жаждет изгнать эту тоску из таких знакомых стен, словно я противлюсь странной учебной атмосфере, желаю лишить это место таких ассоциаций для самой себя. Секс здесь хоть немного поможет достичь этого.  

 

– О Боги. – доносится до меня сквозь стоны.  

 

Его голос дрожью разбегается по моему телу. Я извиваюсь, пытаясь сделать ощущения более острыми, более ясными. Хотя, они и без того четкие. Он скоро достигнет предела, я знаю это, ведь движения все быстрее и быстрее, а его стоны громче. Наши голоса сливаются. Еще несколько минут и он замирает, сжав мою кожу руками до покраснения. Голос исчезает, а его тело словно превращается в статую. Он кончает, я чувствую это в себе. Горячая жидкость вырывается из головки его члена, но презерватив сдерживает ее, и я могу ощутить лишь жар. Проходит минута и он выходит из моего тела, расслабляясь. В моем теле ощущается удовлетворенность, но я точно знаю, что это не на долго и вскоре я снова захочу ощутить то же самое, почувствовать заполненность. Он оправляет юбку и поднимает меня, заставляя встать. Ноги подрагивают, но его руки обхватывают меня за талию, прижимая к себе, крепко обнимая. Босыми ногами я чувствую прохладную плитку, это помогает быстрее отрезветь.  

 

– Это было очень здорово. – произносит он мне на ухо, опаляя дыханием.  

 

– Да. – тихо отвечаю я, улыбаясь.  

 

– Спасибо. Я так счастлив. – продолжает он бессмысленные реплики, которые мне абсолютно не нужны.  

 

– Я тоже. – спокойно говорю, пытаясь показать, что это особо ничего для меня не значит, но он продолжает обнимать меня.  

 

Молчание затягивается. Но наконец он разворачивает меня к себе лицо и целует, нежно-нежно, наполняя поцелуи чем-то особенным. В такие моменты мне становится от себя совсем тошно. Хочется блевать от того, насколько я сука, что трахаюсь, но не испытываю любви. И сейчас, пытаясь с такой же лаской ответить на его поцелуи, я понимаю, что ничего к нему не чувствую, кроме легкой симпатии, которая и сподвигла меня на секс с ним.  

 

– Я подвезу тебя до дома. – сообщает он, одевая на мои ноги кроссовки.  

 

Я в ответ лишь киваю и получаю улыбку. Спрыгивая с парты, иду вперед. Он накидывает пиджак, берет свою куртку, поворачивает в замочной скважине ключ и выпускает меня из душного кабинета в прохладный коридор. Тут стало окончательно темно. На лестницах тоже выключили свет и во всем здании, скорее всего, остались только мы и охранник. Такое одиночество нравится мне гораздо больше, чем шумные учебные часы.  

Спустившись, я сворачиваю в раздевалку за верхней одеждой. Он ждет меня у охраны. За высокой стойкой, уткнувшись в экран своего странного компьютера, сидит толстенький пожилой мужчина, который не обращает на задержавшихся обитателей абсолютно никакого внимания. Его увлекает виртуальная игра в карты, такая же древняя, как и времена, когда он еще был обычным учеником какой-нибудь школы где-нибудь в захолустье. Потребовалось несколько минут, пока я переодевала сменку и надевала куртку. Учитель терпеливо ждал, рассматривая что-то на доске объявлений, где информация менялась с быстротой черепахи, что решила забраться на гору. Казалось, там не было ничего актуального, а расписание кружков и различных секций висело еще с прошлого года.  

Мы выходим на улицу. Снег мягко и неторопливо опускается на землю, укрывая нежной пеленой. Такая погода мне особенно нравится, чувствуется спокойствие и умиротворение. Совсем не холодно, наверное, потому что на мне теплая куртка и шапка, а на ногах меховые сапоги.  

 

– Помочь с портфелем? – спрашивает он, услужливо придержав до этого передо мной все двери.  

 

– Если хотите. – произношу я и все-таки передаю ему объемную ношу.  

 

Он легко закидывает рюкзак на плечо. Я боюсь, что он понял этот секс слишком неправильно. Как бы мне не хотелось узнать, что он думает о каких-то серьезных отношениях или о чем-то подобном. Сейчас его поведение именно об этом мне и говорит, но пока ничего не буду ему объяснять, нет необходимости, если и он ничего мне не скажет. Минут через пять мы выходим за территорию школы и через минуту он открывает передо мной дверь машины, предлагая забраться внутрь. Нечем непримечательная KIA. Бросив рюкзак на заднее сидение, он садится за руль и немного ждет, пока двигатель разогреется. Молчание совсем меня не напрягает, даже лучше, что он не заводит никаких разговоров. В моей голове ни одной мысли, лишь послевкусие недавней страсти. Наконец трогаемся. Он знает где я живу, ведь у всех учителей есть полная информация об обучающихся, да и я не спрашиваю, откуда он знает дорогу, лишь молча гляжу вперед, оглядывая привычные дворы. Я живу совсем недалеко, в каких-то десяти минутах ходьбы отсюда.  

 

Остановившись у подъезда, он поворачивается ко мне и целует все с той же нежностью. Отвечаю, мне кажется, что я просто не имею права ему отказывать в этой невинной забаве. Но рассчитывать на что-то большее с его стороны просто бессмысленно. Я не смогу дать ему этого.  

 

– До завтра. – прощается он, передавая мне рюкзак, стоя уже у самой двери в подъезд.  

 

– До свидания. Спасибо за помощь. – отвечаю я и набираю код на домофоне, пальцы двигаются машинально.  

 

Его взгляд провожает меня до самого лифта, я ощущаю его на своей спине даже сквозь толстое двойное стекло и это не очень-то приятно. Наконец оказавшись в одиночестве, могу спокойно выдохнуть.  

 

Повернув ключ два раза, дверь открывается, и я оказываюсь в квартире, такой же пустой и мрачной, как школа в ночные часы. Здесь давно не было никого кроме меня. Порой, заходят мои друзья, но в последний раз это было три или четыре недели назад. Дальше все по привычному в такие дни графику: быстрый душ, ужин, час на уроки и спать, больше сил не хватает ни на что. Я выпита, опустошена сексом.  

 

***  

 

Школа – эта самое ненавистное для меня место. И дело не в том, что я не люблю учится, как раз наоборот, а в том, что одного человека я ненавижу тут больше жизни. И как назло, сегодня он дежурит на первом этаже, проверяя сменку и следя за порядком в раздевалках. Как же он меня раздражает, один только его вид многого стоит. Я старательно отвожу взгляд, старясь вовсе не смотре в его сторону, но нет, он замечает меня.  

 

– Ксения! – мое имя с его губ звучит и звучало для меня всегда по-особенному, кажется, словно он его сплевывает.  

 

– Только не надо портить мне настроение с самого утра. – сквозь зубы выдавливаю я, подойдя к нему.  

 

– Ну-ну, я твой учитель, стоит проявлять ко нем должное уважение. – недоволен, видно по этому холодному взгляду серо-голубых глаз.  

 

– Конечно. Могу начать с приветствия. Доброе утро, Сергей Николаевич. – сарказм просто-таки сочится в этой фразе.  

 

– Доброе утро, Ксения. Ты снова надела эту слишком короткую юбку. Я же уже говорил тебе, что не потерплю тебя в ней в школе. Сколько раз мне надо об этом ещё сказать? – оглядев меня с ног до головы, отчитывает он.  

 

– А вы не смотрите на мои ноги или хотите совсем избавиться он неё. – чуть приподняв край юбки, с нескрываемой насмешкой произношу я.  

 

Он хмурится. Обожаю это выражение бессильной ярости на его физиономии. В такой момент я понимаю, что переиграла его и могу спокойно уходить, оставляя позади сверлящего мою спину озлобленным взглядом потемневших глаз. Сам виноват, не надо было ко мне липнуть с самого утра. Пусть теперь упивается злостью, а я наслаждаюсь ощущением победы в этой мелкой стычке.  

 

Наши отношения с ним не заладились с самого начала, когда он только появился в нашем корпусе и взял под опеку класс, в котором я имею честь учится уже одиннадцать лет. Как-то с самого первого дня начались постоянные придирке к едва заметным мелочам. И вот он пару недель терроризирует меня замечаниями по поводу длины моей юбки. Поначалу я старалась не отвечать на его замечания, спокойно принимать их, но вскоре мне это надоело и постепенно начала отвечать, огрызаться, брыкаться. Наши отношения стали напряженными, натянутыми до такой степени, что я просто уже терпеть не могу школу из-за одного его присутствия со мной в одном здании. Даже не знаю, с чего все это началось и почему он меня с самого начала презирает. Хотя, кажется, словно он что-то знает, что-то подозревает, обвиняет меня с самого начала во всех смертных грехах. И он прав, прав, ведь я поддаюсь похоти, самозабвенно отдаюсь ей. Он прав, что относится ко мне с таким призрением. И глубоко в душе это душит меня с огромной силой, но даёт вдохнуть свободно.  

 

«Вы так верно думайте обо мне. И я счастлива, что хоть кто-то видит меня истинной, а не той похотливой шлюхой, которую нравится трахать! » – раздаётся в голове то, что в последнее время просто преследует.  

 

Каждый раз, как он смотрит на меня, подобие таких мыслей проносится в сознание и сопротивляться их напору становится все труднее.  

 

Из раздевалки я шла с ощущением непонятности, сомневаясь в самой себе. Но это продлилось недолго. Сергей Николаевич стоял у входа и, проходя мимо, я подмигнула ему, но он будто ничего не заметил, отвернувшими, обратив взор на какого-то мимо проходившего младшеклассник. Ребёнок чуть не подскочил от окрика учителя, когда тот решил проверит сиениту у незадачливого ученика. Я тихо похихикала себе под нос, глядя на эту картину со стороны. Неожиданно взгляд мрачных серо-голубых глаз встретился с моим и улыбка тут же исчезла с моего лица. Что-то кольнуло. В этих глазах мне на миг почудилось что-то странное, несвойственное знакомому мне грозному Сергею Николаевичу. Я поспешно развернулась и тороплива пошла к лестнице. В спину мне смотрели два светлых глаза, наполненные странным призрением. Не просто холодным или с нотками отвращения, а каким-то диким, голодным. Это было действительно страшно. Я не в первый раз вот так пугалась его взгляда, потому что часто огрызалась и порой доводила его состояния полного бешенства, но сейчас было совсем не то. Это точно было не обыденное бешенство.  

 

Я поднималась быстро и к концу лестницы начала задыхаться. Третий этаж встретил меня шумом уже наполнивших его голосов. В такое позднее утро было неудивительно слышать оживление, ведь я пришла за пять минут до начала урока. Восстановив сбившееся дыхание, неспешно поплелась по коридору в класс. В сердце теплилась надежда, что Сергей Николаевич решит не заходить к нам в класс сегодня вообще. Такие мысли покинули мою голову, когда дальше по коридору я встретилась с Виктором Александровичем, что шёл мне навстречу, а когда наши взгляды встретились, то он улыбнулся.  

 

– Доброе утро, Ксения. Как ты себя чувствуешь? Все в порядке? – завёл разговор он, остановившись всего в шаге от меня, его голос был тихим и слышимым только для одной меня.  

 

– Доброе утро. Я в полном порядке. – безразлично ответила, но все же легко улыбнулась, пытаясь соответствовать образу девочки, который диктовал мне быть хоть немного приветливой.  

 

– Рад слышать. У нас первый урок с вами.  

 

А-то я не знаю, что он первый урок ведёт. Учитель истории, как-никак. Хотя, после вчерашнего я предполагала, что он хоть немного будет смущаться меня или делать вид, что ничего не было. Такое было стандартным для меня, но бывали и такие случаи, что они начинали ухаживать за мной, писали сообщения, звонили по вечерам и всякими силами пытались подбить меня на какие-то постоянные отношения. Когда мне было нужно, я поддерживала связи, но чаще всего ради секса, если он мне очень понравился.  

 

– А как вы себя чувствуете? – поинтересовалась я, не зная, что еще можно сказать.  

 

– Восхитительно. Ты просто волшебная. – шепотом ответил он, продолжая улыбаться.  

 

– Спасибо за такую характеристику. – вежливо ответила я и решила наконец добраться до класса.  

 

– Это лишь малая часть, что я могу сказать о тебе. Ладно, или готовься к уроку, я тоже скоро приду в класс. – позволил он и первым пошёл вперёд, но в противоположную сторону от класса.  

 

Мне было не особо интересно, куда он идёт, но несколько секунд смотреть ему что-то меня заставило. Скорее, я задумалась о чём-то, попав в транс, а он просто шёл, оказавшись в поле зрения.  

 

В классе царила довольно спокойная атмосфера. Только для меня эта аудитория ассоциировалась не только с учебой, а ещё и с сексом, который вчера имел место быть здесь. С самого входа меня встретили на повышенных тонах. Двое девочек и парень подошли, радостно приветствуя.  

 

– Ты вчера опять тут допоздна торчала? – вопросил Саша, после того, как все вдоволь наобнимались со мной и пошли к моей парте.  

 

– Да. – ответ ясный для всех, что окружили меня.  

 

– С кем на этот раз? – с интересом наблюдая, продолжил выпытывать Саша.  

 

– С тем, кто ведёт у нас сегодня первый урок. И прямо в этом кабинете. – с усмешкой ответила, наблюдая за переменами в их лицах.  

 

– Да ладно! – прошептала Маша, – Ты же говорила, что он не поддаётся.  

 

– И он не поддавался. Но я смогла найти подход и он сдался. – победно усмехнулась, наблюдая, как в дверном проёме появился обсуждаемый и окинул класс взглядом.  

 

– Расскажешь, что ты сделала? – попросила Алина.  

 

– Конечно. – покорно ответила, зная, что получу свою порцию восхищения от них, когда все объясню.  

 

– Так! Успокоились! Урок уже начался! – повисла тишина, все расселись по своим местам.  

 

На самом деле, объяснять было нечего. Я давно решила завоевать эту нерушимую скалу, но Виктор Александрович не поддавался, держался на расстояние, хотя я ему почти прямым текстом начала говорить, что хочу его. И вот, пару дней назад я оставила у него на столе записку о том, что буду ждать после уроков в его кабинете. Причём то, чем я планировала заниматься не писала. И вчера выполнила написанное, придя после уроков. Его не было в классе, пришлось ждать час, пока он наконец не появился.  

 

– Так, а дальше что было? – нетерпеливо спросила Алина, с которой я сидела.  

 

Урок истории никогда не являлся тем, что я люблю. Виктор Александрович, не смотря на свой презентабельный вид, преподносил материал очень тускло, словно был на кладбище и молился ком-нибудь. Выглядело забавно, когда он вдруг спрашивал кого-нибудь, а тот молчал или начинал отшучиваться.  

 

– Дальше он спросил меня, почему я здесь. Но я уже видела, что он запер дверь в класс и погасил свет. Он подошел, я первая поцеловала его, сидя на парте. Он совсем не сопротивлялся. Честно говоря, не думала что все будет так легко, но он перехватил инициативу. Короче, а потом подвёз меня до дома. – краткость – сестра таланта.  

 

– Круто. Блииииин, как я тебе завидую. – протянула Алина, мечтательно подняв глаза к потолку, – Я бы тоже хотела жить так, как ты.  

 

– Так живи. – просто ответила я, а потом бросила взгляд на учителя, что вещал о чём-то у доски.  

 

Он поймал мой взгляд, несколько секунд поддерживал контакт, а потом его глаза сново заметались по классу, пробегая по другим ученикам.  

 

– Не, духу не хватит с учителями спать. – жалобно простонала она, покачав головой.  

 

– Это не так уж и сложно. Все они хотят этого, на самом деле. Они мечтают об ученицах и я лишь пользуюсь этим, чтобы удовлетворять свои желания. Они не понимают, что это не они имеют меня, а я имею их. Просто, нужно найти подход. – легкомысленно прошептала я.  

 

– Но как ты поняла, что Виктор Александрович придёт? То есть, он же никак не хотел сближаться с тобой, а тут даже сам инициативу взял. Не стал же он тебя тогда выгонять.  

 

– Ну, это сложно. Интуиция, по большей части. Но теперь я понимаю, что он давно был согласен, просто я постоянно выставляла свои попытки на всеобщее обозрение. Как-то, я так увлеклась, что совсем не замечала, бросая разные фразочки в присутствие посторонних.  

 

– Да ладно, ты этого не заметила? Очень странно!  

 

– Ну, я скорее это не то, чтобы не замечала, просто не обращала внимания. Другие особо не церемонились, просто оставляли меня после уроков, если я сделаю пару намеков.  

 

– Да, ты рассказывала.  

 

Звонок с урока стал избавлением от взгляда Виктора Александровича, который все сорок пять минут рассматривал меня, изредка меняя положение глаз, чтобы оглядеть других. Он начал меня раздражать. До вчерашнего у меня было четкое желание заполучить его, словно какой-то приз, но сейчас не было ничего. Он стал кусочком серой массы, слился с обыденностью.  

 

В коридоре я была окружена своей компанией. Алина радостно распространялась Саше и Маше о том, что я рассказала ей. Но передавать мои слова было бы скучно, так что рассказ был приукрашен яркими моментами, более детальным описанием, особенно ярко Алина рассказала о появление учителя в классе, когда он запирал дверь. Если честно, то когда он появился, я глубоко в душе пожалела, что решила ждать его в классе. Надо было устроить встречу у школы, чтобы мы поехали к нему. Заниматься сексом в классе было непривычно, я всегда ставила условия, что мы можем развлечься вне стен школы и со мной соглашались, отвозили домой или в отель, но никогда в школе этого не происходило.  

| 83 | 5 / 5 (голосов: 6) | 18:05 05.02.2021

Комментарии

Dyavol66623:53 25.02.2021
А продолжение будет?

Книги автора

Я слышал речи пламенных стремлений...
Автор: Noel_terron
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
16:43 22.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 3)

Рамки
Автор: Noel_terron
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
09:26 20.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 1)

Наших губ прикосновения
Автор: Noel_terron
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
03:09 21.12.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Паузы стали больше...
Автор: Noel_terron
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
11:01 03.12.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Блуждая в тьме минувших дней...
Автор: Noel_terron
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
17:22 29.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 10)

Цвета нежного голубого
Автор: Noel_terron
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
11:17 27.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 3)

Прощай!
Автор: Noel_terron
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
22:13 25.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 5)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.