Гимн моей тоске по теплому улыбчивому лету и не менее улыбчивому потерянному другу.

Рассказ / Лирика, Мемуар, Проза, События
Аннотация отсутствует
Теги: дружба лето зарисовка очерк

-Слушай, мой чердак – сверхсекретное место, и то, что я привел сюда именно тебя, делает тебе честь и указывает на мое безграничное доверие, -величественно заявил Джуд, подавая мне одну из тысячи заполненных хламом коробок.  

–Звучит неплохо, если только не учитывать тот факт, что позвал ты меня сюда не ради великого дела, а чтобы я тебе старые вещи помог разобрать, -ответил я.  

–Ну, знаешь ли, у нас с тобой абсолютно разные представления о “великих делах”, -ворчливо парировал он, -все зависит от восприятия.  

Джуд обиженно фыркнул, разочаровываясь в том, что я не смог оценить всей значимости нашего занятия. Мы с ним были знакомы ровно два месяца: мои родители сняли за городом дом у реки, обосновывая это тем, что моему шаткому здоровью категорически необходим свежий воздух, а моему одинокому сердцу – хотя-бы один настоящий друг, которого я получу возможность найти. На самом деле я вовсе не был против: в городе меня абсолютно ничего не держало, более того, я устал от слишком быстрого ритма его жизни: от вечно спешащей невесть-куда толпы и серых, неприемлемых сознанию в своей глубокой тоске домов. Поэтому перспектива сменить обстановку и получить спокойный отдых с чашечкой чая и книгой широко мне улыбалась. На тот момент я был твердо убежден в том, что в друзьях я вовсе не нуждаюсь, и надеялся на гармоничный отдых вдали от города с самим с собой. Однако, рассчитывая на умиротворение, я очень сильно ошибался. Однажды вечером я отправился к реке. Погода стояла солнечная, облака отчетливо напоминали путешествующие по небу корабли, в нос бил терпкий запах полевых цветов, голые ноги щекотала сочная молодая трава. Другими словами, обстановка вроде этой в любой душе пробудит благоговение и желание взять в руки любимый том. Итак, я, в уютной компании молчаливо заключенного в книжные страницы Рембо, расположился в тени высокой ивы, чьи тонкие и нежные ветви касались самой земли. Я погрузился было в чтение, как кто-то совершенно бесцеремонно приземлился прямо рядом со мной, опрокинув только что налитый в кружку горячий чай. Я с раздражением и негодованием повернул голову и увидел перед собой огромные, словно две полные луны глаза, усыпанный веснушками нос и растрепанные волосы, перепутанные с маленькими листьями, лепестками, и обломками веток.  

–Я – Джуд, – незнакомец как ни в чем не бывало пожал мою руку и доброжелательно улыбнулся. Ворот его далеко не новой рубашки был покрыт разноцветными пятнами краски, на футболке красовалась эмблема неизвестной мне группы, а вельветовые штаны перенесли далеко не одну перешивку и перекройку.  

–Уильям, – резко ответил я, – слушай, мне сейчас не очень-то хочется...  

–Пойдем, Уилл, покажу тебе кое-что, – беззаботно ответил меня юноша поднимаясь с места и ожидая, пока я проделаю тоже самое.  

Все мои знакомые хорошо знали о двух вещах, раздражающих меня больше всего на свете: когда меня перебивают, не дав возможности закончить мысль, и когда мое имя сокращают. В тот момент этот самодовольный чудак умудрился проделать и то, и другое одновременно, что в иной раз пробудило бы во мне целую бурю негативных эмоций. Однако тогда я не почувствовал ничего такого. То ли из-за простого интереса, который всегда толкал меня на весьма необдуманные поступки, то ли накаляемый своим любопытством, я поднялся с места и послушно последовал за моим новоприобретенным знакомым, который с тех пор стал моим неизменным проводником в мир приключений и ярких эмоций. Через несколько дней, проведенных за бесконечными разговорами обо всем на свете и чтением вслух любимых стихов, мне начало отчетливо казаться, что я никого и ничего в мире не знаю так хорошо как этого чудака, и что, вопреки всем законам логики, никто и никогда не знал и не узнает меня лучше чем он. Мы делали все, чтобы это лето стало особенным и незабываемым для нас обоих, вслух и молча боясь его окончания. Мы делали все, и делали это путем воплощения в жизнь самых нелепых и захватывающих идей, приходящих в непричесанную голову Джуда. Он с легкостью мог влезть в мое окно посреди ночи, опрокинув и разбив несколько моих любимых фарфоровых фигурок, и, даже не извинившись и не дав мне надеть пальто, уволокти меня смотреть на звезды и соревноваться, кто больше звезд сумеет соединить в созвездия, или чтобы смастерить лодку для исследования противоположного берега холодной реки, или чтобы испечь яблочный пирог с корицей на кухне, пытаясь не разбудить родителей, для танцев под дурацкие песни, для выслеживания светлячков, для развешивания плакатов, превращения листов бумаги в белых журавлей, словом, для чего угодно. Таким образом он, просто будучи собой и абсолютно о том не подозревая, сделал эти два месяца самыми насыщенными и счастливыми в моей жизни, и накрепко привязал меня к себе тысячью толстых нитей, сплетенных из нашего звонкого смеха, душевных разговоров и безграничного понимания. Это случилось. Я нашел того самого друга, которого мне всегда так не хватало, пусть я это и отрицал.  

Я был безгранично рад каждой минуте проведенной вместе, потому что с этим человеком даже уборка на чердаке казалась захватывающей и увлекательной. Ему об этом говорить я, разумеется, не собирался.  

Игнорируя поданную мне коробку, я достал другую из самой глубины огромного пыльного шкафа. В этой коробке, под грудой пустых кассет и сломанных грампластинок, лежало ничто иное как прекрасная, хрупкая, украшенная цветочным орнаментом скрипка.  

–Сыграешь что-то? – обратился я к другу, протягивая найденный инструмент.  

–Сомневаюсь что мои умения достаточно хороши, – возразил он, – я не умею играть.  

–Да брось, на моих нервах каждый день отменно играешь, а со скрипкой не справишься? – с вызовом продолжил я.  

Он снисходительно улыбнулся и осторожно взял смычок и скрипку.  

Через несколько мгновений комната погрузилась в веселые, нежные звуки, в изумительную, неповторимую мелодию, полностью захватывающую внимание, не позволяющую отвлечься. Я слушал его прекрасную музыку и невольно прокручивал в голове уходящее лето. Река, на поверхности которой солнце небрежно, в лучших традициях импрессионизма, выводило неясные блики, теплый абрикосовый сок, цитирование Гамлета в шалаше из одеял, отдых на цветочном лугу: когда ты лежишь, позволяя игривому солнцу менять цвет твоей кожи, исписанные неясными линиями и завитками блокноты, лимонный чай, десятки персиковых рассветов и разноцветных закатов, придуманные истории и бесконечные искры в глазах. Джуд, несомненно, сам являл собой лето. Он комбинировал в себе все, что теперь ассоциировалось у меня с летом. Его растрепанные, выгоревшие под солнцем волосы были летом, его желтые рубашки были летом, его краски, смех и книги были летом. Та самая футболка с до сих пор неизвестной мне группой, синяя зубная щетка, привычка заламывать пальцы, глупые комедии на дисках, улыбка с неровными зубами, отрывки стихов на клочках бумаги – все это было летом, по частям и вместе.  

Когда он закончил играть я поаплодировал, и осторожно спросил:  

–Эй, Джуд, мы ведь останемся друзьями когда вернемся в город, да?  

Джуд загадочно усмехнулся, будто подтверждая мои догадки о том, что когда лето закончиться, он раствориться вместе с ним, как неотъемлемая его часть.  

–Конечно, Уилл, что за вопрос. Не отвлекайся, вон сколько хлама еще нужно разобрать. Если успеем до захода солнца, покажу тебе ящериц с красными спинами. Встретил вчера одну на лугу.  

И мы принялись разбирать хлам под Луи Армстронга, прислушиваясь к доброму, мудрому и величественному дыханию окружающего нас мира.

| 49 | 5 / 5 (голосов: 1) | 20:04 15.01.2021

Комментарии

Withallofheart14:19 16.01.2021
tiramisu, Вы не представляете, как интересно это читать и смотреть на свою историю чужими глазами. "Чердак" и правда имеет двойственную природу, так как я имела ввиду место, но метафора здесь тоже присутствовала. Оба героя юноши, и, так как сюда вложена печальная концепция "последнего лета детства", им обоим семнадцать.
Tiramisu23:31 15.01.2021
Интересно, потому что не ясно)
В первом абзаце я подумала, что "чердак", имеется в виду голова)). Из-за двойственной интонации.
"Уильям" мне показался девушкой. Он описывает лето и своего друга Джуда, как человек с тонкой душевной организацией).
И возраст обеих героев я так и не смогла внутренне определить. Джуд - юноша, то ли тринадцати, то ли двадцати лет. Уильям для меня остался загадкой.

Книги автора

потерянное письмо
Автор: Withallofheart
Стихотворение / Лирика Поэзия История Психология Философия
возможно, я слишком мала, чтобы писать о подобных вещах, но это то, как я себе представляю этот кошмар, читая и слушая о войне, и чувства, которые разрывают сердце, нужно куда - то деть.
15:50 24.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 3)

дом
Автор: Withallofheart
Стихотворение / Лирика Поэзия Психология Сюрреализм Философия
Аннотация отсутствует
15:27 24.01.2021 | 4.66 / 5 (голосов: 3)

если вы, подобно мне
Автор: Withallofheart
Стихотворение / Лирика Поэзия Философия
Аннотация отсутствует
15:19 24.01.2021 | 4.5 / 5 (голосов: 4)

разговор с поэтом
Автор: Withallofheart
Стихотворение / Лирика Поэзия Философия
Аннотация отсутствует
15:10 24.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 2)

Внутреннее
Автор: Withallofheart
Стихотворение / Лирика Поэзия Сюрреализм
Аннотация отсутствует
20:22 20.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 5)

the one thing I can't forgive
Автор: Withallofheart
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
13:51 17.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 4)

collapse
Автор: Withallofheart
Стихотворение / Лирика Поэзия Мемуар Психология Философия
Аннотация отсутствует
20:13 15.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.