Другие Люди

Рассказ / Любовный роман, Психология, Сюрреализм, Философия
Аннотация отсутствует
Теги: любовь Другой Человек риск счастье

Уверена – когда-то все люди были похожи до безумия. Они обладали абсолютно одинаковыми чертами, голосами, поведением. Она одинаково смеялись и совершенно одинаково грустили. Их сущности, их радости, их печали были абсолютно идентичны. Они жили точь-вточь, вставая с рассветом и ложась спать на закате. И звали людей одинаково, хотя, может, и имен-то у них не было – они звали друг друга широкой улыбкой и простым, как печаль ребенка, «Эй! ».  

Но однажды – наверняка это было дождливым и скучным, до отвратительности серым днем – на свет появился Другой Человек. И у него не было имени, однако, когда ему не было и четырех лет, он вдруг серьезно сказал, чтобы звали его Элла. И стали обращаться к нему так.  

У Эллы не было искрящихся золотистых кудрей, ясных нежноголубых глаз и светлой чистой кожи. Угольно-черные волосы его жесткими прядями падали на плечи, тёмные глаза, казалось, смотрели на всех совершенно зло, хотя, на самом деле, в них всего лишь горел огонь сильной мысли, коей были лишены все другие люди. Кожа его была смуглой, руки – слишком длинны, сам он был слишком высок, голос – низким и манящим… Люди боялись Эллы необыкновенно – человека всегда пугало всё иное и непохожее – боялись совершенно одинаково и строили до отвращения подобные лица при его появлении. Каждый живой, совершенно уверенно зовущий себя «личностью», надоел Элле до злости. Он избегал отца и матери своих. Он привык говорить с собою. Ему нравилось лежать на теплых камнях, слушать, как мягкие волны красивого и бесконечного моря разбиваются о подножия высоких скал, и думать о чём-то своём, далёком, но до поразительности родном…  

Чем старше становился Элла, тем сильнее он предавался мечтаниям.  

Ум его – гибкий и романтичный – всё сильнее скучал о разговоре с себе подобным. Один раз Элла говорил с шумом листвы, другой – с хрустом ветвей под ногами, а третий – с мерцающими в бархатном небе звездами, но каждый такой разговор оставлял в пылкой душе юноши след смертельной грусти, Элла чувствовал, что странный огонь сердца его охлаждается с каждым часом одиночества, и до ужаса, до страшного ужаса боялся однажды не ощутить трепета души своей.  

Элле исполнилось семнадцать. Он был совсем юн, прекрасен посвоему и совершенно печален – он решил покинуть родные и отвратительные сердцу места, он хотел идти дальше, искать больше.  

И он покинул своё поселение, не чувствуя жалости. Мать и отец совершенно одинаково указали ему на дверь, округлив свои небесные глаза…Юноша ощутил зависть. Та простая, неясным образом удовлетворяющая души людей жизнь никогда не будет доступна ему!  

Он шел долго, и сама природа была против поступка смелого человека. Солнце раскаляло его голову, земля впивалась в ноги, и из них стала сочиться кровь, тело не слушалось его, вода, взятая из дома, заканчивалась, а вокруг всё дороги, лес, ненавидящие мир голодные хищники.  

Один раз Элла остановился на ночь на маленьком местечке, подле дерева с широкой кроной, что спасала от яростного солнца. Элла сидел у дерева, смотрел на звезды, и ему показалось – разумеется, лишь показалось – что тонкий месяц повернулся к юноше и взглянул на него грустно. И Элла обратился к нему:  

–Видишь ли, я пропал. Я мертвец. У меня была вода, была еда, и была крыша над головой – сейчас нет у меня и этого. Я одинок и всегда так будет. Я полагал, что, покинув несчастное поселение низких людей, пойдя на отчаянную жертву, я обрету, обязательно обрету что-то большее, что-то важное взамен, но я ошибался. Как я ошибался! А теперь я погиб, совершенно погиб!  

Месяц молчал. Элла разозлился на его ровное мерцание. Месяц не скучал. Его окружали звезды. А его, Эллу – мрак тихой ночи, запах чужого места, колючая жухлая трава и бесконечное до головокружения небо.  

Утром он снова шел – но идти стало вдруг легче. Кровь все сочилась из стоп, но юноша не ощущал боли. Солнце не пекло, лишь приветливо протягивало навстречу свои теплые лучи.  

Так было весь день – даже на душе стало легче, таинственный огонь словно бы разгорелся сильнее… Был уже вечер, когда Элле вдруг послышался шум воды.  

Ощутив вдруг страшную жажду, юноша пошел на звук. Вскоре перед ним открылся родник. Элла упал на колени и стал пить. Вода была ледяной.  

–Ты устал, – прозвучал вдруг тихий ласковый голос.  

Элла никогда не слышал такой интонации, такого голоса прежде.  

Привыкший совсем к иному, он вдруг поразился до глубины души, смутился, однако же ровно поднял голову.  

На камне, заросшем мхом, сидела девушка. Элла пристально вглядывался в её облик – она была худа, её волосы были тёмными, спутанными, легли по плечам и коснулись пыльного камня, глаза – цвета травы. Она отвечала юноше таким же взглядом.  

–Вовсе нет, – ответил ей Элла наконец. Мужская гордость! Порой ты отрицаешь очевидное женскому чуткому сердцу…  

Она тихо рассмеялась. Он неловко повернул голову.  

–Ты не боишься меня, – заметила она наконец, и в голосе её прозвучала странная задумчивость. О, как обрадовался, услышал её, несчастный Элла!  

–Как и ты меня.  

–Почему я должна тебя бояться? – она чуть прищурилась, усмехнувшись. Эмоция! Совершенно настоящая, другая, новая эмоция…  

Элла ступил в ручей. Вода обожгла своим холодом его израненные ноги. Юноша едва обратил на это внимание. Он преодолел ручей, взобрался на камень и сел рядом с девушкой. Она улыбнулась ему.  

–Я ведь другой, – Элла соизволил ответить.  

–Как и я.  

Они замолкли. Где-то закричала птица.  

–Как тебя зовут? – Элла повернулся к ней.  

–Саира. Никто не называл меня. Я так решила.  

Элла назвал себя.  

Они говорили долго. Может, всю ночь, а может, и две. Их скучающие умы, слившись, смогли разжечь что-то совершенно новое для сердца человеческого, что-то очень высокое, и может, это чувство никогда ни один мыслитель не объяснит четко и верно. Может, именно тогда, после слияния двух скучающих друг без друга умов, сердец и душ, и родилась Любовь.  

Не знаю, чем закончилась история Саиры и Эллы – знаю лишь, что юные люди, рискнув всем, обрели истинное и спокойное счастье. Так уж сложено в мире – есть такие люди, совершенно особые люди, которые обретают счастье, только побывав на грани. Может, иной раз их не поймут, испугаются, а может – восхитятся вдруг ими, не знаю, ясно лишь, что люди такие навек останутся верные своему счастью, своему риску, своему пылающему разуму.

| 24 | 5 / 5 (голосов: 1) | 20:55 13.01.2021

Комментарии

Tiramisu04:29 14.01.2021
Мне очень понравился сюжет вашего рассказа. Вы хорошо дали образы героев. Я представила их как живых, но не смогла представить мир, в котором вырос Элла.
Сначала вы описываете его светлым и в целом позитивным. Люди там живут, работают, радуются, грустят, рожают и растят детей. У жителей золотые кудряшки, ясные голубые глаза и светлая кожа. Недостаток его только во всеобщей одинаковости. И, главное, жители не знают чувства ЛЮБВИ. Вы не дали этого понять. О рождении ЧУВСТВА ЛЮБВИ вы пишите, только в финале.
А потом вдруг, у вас там все злые становятся, в том числе и его родители. У них ведь всего лишь чувства любви не было. Зачем им было прогонять его? По логике, Элла должен был захотеть уйти по собственному желанию.

И Элла. Вы пишете, что он был одинок, привык валяться целыми днями и разговаривать сам с собой до 17 лет. А по дороге в чужие земли он вдруг с месяцем начал разговаривать. Тогда уже сделайте его более романтическим изначально, который привык разговаривать с природой: солнцем, морем, месяцем....

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020