СОЛНЕЧНО И ТЕПЛО

Рассказ / Военная проза, Проза, Реализм, Другое
Затронуты миграционные процессы в обществе. Некоторые (из разных социальных групп) стремятся жить и работать на юге, но места заняты и прочно удерживаются.
Теги: миграция юг работа места

Автор: Клюев Сергей Афанасьевич. 12. 01. 2021.  

Никогда не видел карнавал в Геленджике. И снова приехал в будни. Так уж получилось. Кому что.  

Утро. Солнце успело взойти, но не столь высоко. Снял комнату в доме на улице Курзальной. Лег спать. Проснулся вечером. Пошёл посмотреть город. Был теплый сентябрь. Вода парила в бухте. Не мог не искупаться. Это взбодрило. Почувствовав прилив сил, решил сделать променад. Минуя гостевой дом «Глобус», прошёл на окраину Толстого мыса (почти до маяка) и вернулся назад в медленном темпе, вдыхая приятный воздух. Теплый ветерок ласкал. Ненужный закат прервал чудесный вечер. Может будет сказочная ночь.  

На Толстом мысу бухты провёл неделю. Были галечные и песчаные пляжи. Много солнечного света и тепла. Солнечные витрины. Вспомнилась фраза из кавказского тоста в разных вариантах: «…маленькая птичка сказала, что полетит прямо на солнце (к солнцу) и тогда она, подпалив крылышки, упала на самое дно, самого глубокого ущелья (колодца)». Светило ещё и опасно.  

Тонкий мыс и территории за ним являются не столь ухоженными. Имеют меньше кафе и магазинов. Этот недостаток компенсируется близостью к природе.  

Приезжают не только праздновать, но и работать. Есть вакансии для поваров, строителей, продавцов Tele2 и аналогичных «контор», моряков. Моя профессия далека от перечисленных, но место под солнцем нашлось.  

Проходя по лесу, я повернул к морю и увидел здание, как потом оказалось Южного отделения Института океанологии. На всякий случай зашёл в отдел кадров. В течении недели устроился старшим научным сотрудником в лабораторию, связанную с химией, пройдя медосмотр в городской поликлинике. Директором отделения являлся экономист Мазов Виталий Сергеевич. Одно время было модным так «подтягивать» организацию экономически. Географы, биологи, физики, химики являлись часто встречаемым народом. Многие имели паспорт моряка.  

Я – химик. Занимался анализом воды на содержание вредных органических веществ, находясь в лаборатории, и редко выходил в море отбирать пробы воды. Кроме того, определял с другими наличие двухатомного кислорода и сероводорода уже на палубе древними способами. Менять их нельзя. Если кто-то попробует, то заготовлена избитая фраза: «Сами знаем, что делаем». Появление определенной окраски при смешивании веществ свидетельствовало о наличии кислорода. Обоняние (нос, нюх) использовали для определения сероводорода. Допустим, что на палубе кораблика 5 человек, а значит 5 сенсоров с различной чувствительностью, которые должны коллегиально сделать заключение о наличии этого газа (да или нет, в лучшем случае единогласно). Воду на поверхности отбирали ведром с привязанной верёвкой (традиционно). В других случаях использовали устройство, называемое батометром. Это цилиндр на несколько литров, способный герметично закрываться на требуемом расстоянии до поверхности. Корабль часто сопровождали дельфины, так что в дельфинарий не ходил. Но это не была прогулка (опасность, связанная с глубиной; риск работы с незнакомой средой; работа в темпе).  

Явной конкуренции не было, но что-то вроде «подсиживания» происходило. Несколько подробнее об этом. Меня пытались представить пьяницей (стандартный ход). Как это было. Однажды утром сказали зайти в кабинет к заведующему лабораторией Химченко Анатолию Кузьмичу (географ). Он напоминал лощёного офицера, какие бывают в войсках. Химченко сказал явится в лабораторию в 23 ч. Будет машина до Сочи. Приехав рано утром, нужно найти в порту нужный корабль и выйти на нем в однодневный рейс отбирать пробы, к ночи возвратиться на той же машине. От лаборатории, кроме меня, должен выехать инженер, которого я пока не знал и двое будут из соседней лаборатории (занимались течениями).  

Здания лабораторий, административное здание, домики ведомственного жилья, расположение МЧС, небольшой пирс и что-то ещё (не всё знал) входили в состав определённой территории. Академгородком не назовёшь, но какой-то городок. Я проживал в комнате одного из этих домиков, соседнюю комнату занимали две сотрудницы.  

Явился в указанное время без особого труда. В импровизированной столовой увидел пьяного инженера (может быть играл). Представился Толиком (Анатолий Арменович Луженян). Он высказал недовольство, что отправили в короткий рейс как «солобона»(моряк с маленьким опытом). С собой он принес литровую (нет ошибки в наборе текста) бутылку водки и предложил выпить. Я отказался, но Химченко не доложил. В машине проспится. Приехала машина с сотрудниками соседней лаборатории, один из них был за рулём. Погрузив необходимые принадлежности в багажник и закрыв лабораторию, отправились в дорогу. Выехали из города. Стоп. Автозаправка. Пришлось выйти из машины. Посмотрел на счётчик. Денег не жалели. Хотя, тут же и осёкся, ехать вдоль берега дешевле, чем плыть. Подумал я. Может была и другая причина. Рано утром приехали. Нашли судно (маленький кораблик с открытыми бортами) и вышли в рейс. На корабле были люди из Новороссийска (биологи). Получилась сборная команда. Работы выполнялись недалеко от впадения реки (Мамайка) в море. У некоторых романтика моря исчезает, когда палуба корабля становится рабочей площадкой. Часов в 16 сошли на берег и пошли отдыхать. Ведущий машину отправился спать. Он меньше всех спал. Мне нужно было сходить к знакомым. Луженян заглянул в пивную.  

В 18 ч отправились в дорогу. Пассажиры задремали. Когда проезжали по Геленджику, Луженян высказался о своих намерениях отправится ко мне в домик. Ответил, что ночую у знакомых. Тогда он вылез из машины в центре города. Машина поехала на северную окраину города, к лаборатории. Добрались в полночь. В домик не пошел (вдруг ждут). В лаборатории (вход по коду) включил вытяжку, составил стулья и поспал до утра, затем приступил к работе. Представили бы, что я организовал пьянку. Показалось всё примитивным. Наверное будет всё изощрённым.  

День получился долгим. Утром отчитался перед шефом за поездку. Обозначил пробы в холодильнике. Часам к 10 собрались почти все сотрудники лаборатории. Кроме центральной темы, выполнялись хоздоговорные исследования с дельфинарием, лабораториями при санаториях и продавалась дистиллированная вода. Одна аспирантка Аня выполняла работу в этой лаборатории, но руководили ею из Москвы. Здесь же работала жена Химченко. Как мне сказали, она была специалистом по электромагнитной биологии. Лаборатория была в двухэтажном здании и не все каждый день встречались.  

Я имел опыт работы в подобных организациях. Это был Атлантический НИИ рыбного хозяйства и океанографии, Калининград, только исследовалась рыба (не вода). Головная организация находилась в Москве. Кстати, Черное море входит в состав Атлантического бассейна.  

К 11 ч нужно было пройти в актовый зал и прослушать сообщение сотрудника Института океанологии, Москва, об определении веществ в морях и океанах с использованием спутников. Это развивающееся направление, основанное на поглощении электромагнитного излучения веществами. Проблема заключалась в нахождении поглощающего слоя (на поверхности, под водой), установлении его толщины.  

После обеда запустил приборы, вывел их на нужный режим и приступил к выполнению анализов. Это длительный процесс. Закончил к вечеру. Искомые вещества были почти всегда. В некоторых случаях их концентрация оказывалась выше предельно допустимой.  

Пришёл домой. Давалось только койко-место в комнате. Раньше подселяли командировочных, но потом не стали. Некоторые считают, что нельзя заселять по одному (опыт). На заготовку продуктов решил не ехать. Почитал и заснул.  

Как-то раз Химченко сказал, что директора уволят, его не хотят пограничники. Они здесь «делают погоду». Нейтрально воспринял эту информацию, но вспомнился неприятный для меня инцидент. Как-то шёл по побережью Геленджикской бухты чётким шагом. Навстречу двигался солидный мужчина в гражданской одежде, к которому подошёл морской офицер, о чем свидетельствовала форма, и сказал, обозначив меня, что недолго осталось здесь ходить. Он ответил, что так не надо. Конечно, везде есть службисты. Понятно, что Чёрное море не моё. Хотелось бы, чтобы шёл военный и гражданский люд был бы уверен в том, что он защищает. Это не всегда так.  

Без намёков. Были полутона и что-то необычное.  

С Химченко у меня сложились нейтральные отношения, но один раз он «сорвался». Однажды женщинам понадобился баллон с аргоном. Заместитель директора сказал ему и мне взять баллон со склада и установить в нужном месте. Когда устанавливали баллон, он неожиданно пожелал мне сломать ногу, так как люди здесь лежат в больнице, а я здравствую (за слово не ручаюсь, могло быть близкое по смыслу). Проявил максимальную сдержанность, сделал вид, что не расслышал. Может быть что-то случилось с его родственниками или знакомыми. Сам после аварии. В прошлом был футболистом. Начальнику не хотелось нести баллон с подчиненным. В любом случае я «отшатнулся» от него. И такие бывают нравы. Может он думал, что я возьмусь один нести баллон. Желания уволиться не возникло. Старался сохранять нейтралитет и дистанцию. Такое мышление опасно. Пожелания могут быть слишком необычными и взаимными.  

Места за Тонким мысом не очень престижные для геленджичан, но я жил здесь как в раю, спокойно и размеренно. В быту неприхотлив. Больших запросов не имел. Праздничным не был, но и без траура. Отрицательные моменты. Несколько расслабился. Потерял бдительность.  

Столько солнечных дней летом. Зимой, если стужа и была, то очень небольшая. Севернее приходиться бороться с отрицательными температурами. Что существенно. Иногда мы на это не обращаем внимание. Мороз может бодрить, если он является кратковременным. Кому-то приятно слово метелица. Другие радуются зиме с пушистым снегом и возможностью кататься на лыжах. Есть и такие, кто не понимает, как это можно наслаждаться беготнёй на лыжах, да ещё коньковым ходом, даже если, потом в тепло. Наверное я мерзляк.  

Большинство в выходные ездило ближе к центру, если не работало. Были и такие, кто ходил к морю с удочками. Не думаю, что из-за хорошего клёва. Просто привычка. Иные сидели дома.  

Появился другой директор. Адмирал. Подумал, что из какого-то военного института. Нет. Бывший командующий Тихоокеанским флотом. Ещё раз посмотрел сайт. Да, это так. Первый раз увидел адмирала (необозначенного). Солидности не было. Имидж (внешность, образ) боксёра-легковеса, сгусток энергии. Эта энергия и толкала его вверх. Огромные массы подчинял. Здесь пришлось командовать только отделением. Потихоньку вводился военный стиль. Например, приказал лаборатории опечатывать, пирс называть причалом ( «закручивание гаек»). Если и были другие изменения, то не знал о них.  

Я начинал офицером-двухгодичником после окончания университета. Визит такого чина в гражданскую организацию озадачил. Зачем-то это нужно обществу. Вместо известного выражения «знание – сила» можно сказать «знание и сила» (объединение). Похожие выражения к различным ситуациям: «ум и сила», «ум или сила» и тому подобное. Кстати, в местной газете про адмирала написали статью. Поэтому он не любил эту газету и закрыл бы её.  

Директор часто бывал в столовой лаборатории, но я ещё не понимал, что он уже нападал. Какая-то обречённость.  

Командовал адмирал и рабочими. Один из них, немолодой, перевозил в одноколёсной тачке металлолом. Перед адмиралом отчитался: «Теперь не пью. Работаю». Движения у него были шаткими, а голос невнятным. Как мне потом сказали, что причина этого может быть и не пьянка, а частично отходящая парализация после инфаркта или инсульта.  

На неделю освободили от работы. Плановый медосмотр в городской поликлинике. Сдерживал дыхание в коридорах. Больше дышал у открытого окна. Привычка химика. Не везде достаточно кондиционеров.  

Врач сказала: «Не болейте». Так мне никто не говорил. Посмотрела на меня. Было ли это предостережение? На немой вопрос ответа не получил. Подчерк в медкнижке не разобрал.  

Ушёл в календарный отпуск. Вернулся. В отделе кадров сказали, что ещё 10 дней (повторный расчёт). В мою пользу? Неужели жалость. Жалость не характерна для таких организаций. Наводили порядок. Ушёл продолжить отдых и уволился по собственному желанию. Скатертью дорога.

| 37 | 5 / 5 (голосов: 2) | 21:42 12.01.2021

Комментарии

Icantfly16:19 13.01.2021
tiramisu, я выдержал пять предложений и сразу перемотал к комментариям, не зря не стал читать полностью))
Но за старание автору все равно спасибо)
Lyrnist14:50 13.01.2021
Интересные воспоминания, спасибо, но язык далёк от художественного. Это у вас скорее очерк.
Tiramisu23:21 12.01.2021
Это дневник лабораторного работника?.... Только даты и время стерты. Название к чему?
Я бы охарактеризовала рассказ как сухой отчет о передвижении.
После третьего абзаца, я начала читать бегло, перескакивая через строки. Спрыгнула вниз, где оказалось, что героя уволили с работы. Попыталась просмотреть текст, а не сделал ли он чего то интересного, что повлекло за собой увольнение. Но нет, не нашла.
Автор, о чем рассказ?

Книги автора

ВЫБРАННЫЙ ВАРИАНТ
Автор: Klyuev
Эссэ / Проза Реализм
Повествование о миграции с восточной территории на западную. Её плюсы и минусы предлагается определить читателю. ... (открыть аннотацию)
Теги: миграция запад работа
21:04 15.01.2021 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020