Режим чтения

Надежда

Новелла / Мистика, Фэнтези
Может ли демон страданий спасти тысячи жизней? Может, если это позволит погубить миллионы.
Теги: демон страдание городское фэнтези желание надежда

Оглавление

***

Люди вокруг него плотнее кутались в свои пальто, защищаясь от холодного осеннего ветра. По его телу тоже пробежала дрожь, но отнюдь не от холода. Практически половину улицы занимала очередь в новый образовательный центр “Рассвет”, реклама которого обещала каждому, кто зарегистрируется на курсы по любой дисциплине “новое начало нового тебя! ” В гневе, желая что-то сломать он с силой сжал уже пустой стаканчик из-под кофе, и злобно швырнул его в урну.  

“Как бы я хотел иметь навык быстро изучать иностранные языки” – буквально плакал тот студент шестнадцать лет назад. И по своей доброте демон страданий выполнил его желание. С оговоркой, что быстро выученное будет столь же быстро забываться. Тогда он предвкушал медленное сползание в безумие человека, который, играючи, за месяц мог изучить китайский, чтобы еще через месяц помнить лишь десяток базовых фраз. Однако Артур Горак оказался на удивление упрямым человеком, и, ежедневно практикуясь, сохранял знания пятнадцати языков одновременно. Что еще хуже, став мировой знаменитостью и открыв свой центр, Горак долго изучал механизм действия своей новой силы и благодаря этому далеко продвинулся в изучении возможностей человеческой памяти. Его методику можно было назвать революционной, с недавних пор лучшие центры по изучению языков взяли ее на вооружения, обучая десятки высококвалифицированных лингвистов. Кроме того, методику адаптировали и под другие дисциплины. Но даже это не так задевало демона страданий. В конце концов методика оставалась такой же сложной, как он ее и задумывал шестнадцать лет назад, и требовала огромного упорства, чем отнюдь не многие могли похвастаться. Но нет, разуметься должен был вмешаться он!  

Недовольно подняв голову, он всмотрелся в затянутые свинцовыми тучами небеса. Почему сейчас? С момента рождества Христова, или сотворения мира, или еще чего, но сторона света обычно не вмешивалась в дела земного мира. Но сейчас, спустя почти сто пятьдесят лет после того, как Страдание, в отличии от других греховных владык, лично начал навещать людей, поглощая их муки, спустя сотню лет после великой войны, которую представители света называли тогда “Великим исходом”, а в хрониках тьмы, с его подачи, она была больше известна под названием “Бонусный ивент”, спустя все это время они решили вмешаться.  

Окружив себя невидимым для других фиолетовым туманом – энергией тьмы, основанной на человеческих страданиях, он приблизился к зданию. Буквально сразу же его светлые стены окрасились легким оттенком мягко-коричневого, орехового цвета. Этот центр получил благословение владыки усердия. То, что обычно остающиеся в стороне небеса вообще благословили что-либо, да еще и скопировав тем самым его тактику, да еще и выбрав для этого одного из, менее чем полудюжины людей, которые за последние сто пятьдесят лет смогли остаться в плюсе после встречи с ним невероятно раздражало Страдание.  

Ему ужасно хотелось отомстить. Как-либо уколоть свет, ткнуть его носом в собственную ничтожность. А, собственно, почему бы и нет?  

Поднявшись со скамейки, он сосредоточился, закрыл и снова открыл глаза. Сейчас, после того как он активировал свою способность видеть страдания каждого человека, перед его глазами стояла, практически непроницаемая ярко-фиолетовая стена, состоящая из уходящих вверх фиолетовых лучей разной толщины. Они тянулись от каждого человека, казалось, вся планета окрасилась в фиолетовый.  

“Нет, это слишком много”. Он тут же задействовал возможность искать страдания по определенному критерию, и пожелал увидеть страдания с примесью сил света. Количество лучей сократилось до, примерно пары десятков, часть которых была толщиной с античную колонну, а другая была не толще волоса. Еще от нескольких шло слишком много силы света, в основном бескорыстия и, как ни странно счастья.  

Перебирая лучи один за другим, Страдание таки нашел то, что искал. Крупный, толщиной с руку взрослого мужчины фиолетовый поток имел легкий, практически незаметный синеватый оттенок с редкими золотыми сполохами. То что нужно! Сконцентрировавшись, и позволив страданиям направить себя, он, как обычно невидимый для простых людей, растворился в облаке аметистового тумана.  

Сконцентрировавшись на своем местоположении, Страдание обнаружил, что находиться в небольшой квартире в городе Бари на юге Италии. Пройдясь по коридору, Страдание попал в светлую комнату, в которой, несмотря на достаточное количество света за окном, на кровати спал мужчина лет сорока пяти – пятидесяти. Над кроватью, приклеенная к стене, висела записка: “Тебя зовут Амадео Буонносоре, ты дома. Люблю тебя, папа. Карлота. ” Рядом висела фотография на которой спящий мужчина стоял в обнимку со смуглой черноволосой девушкой. Они были практически одного роста, их, слегка вытянутые носы были одинаковыми, а глаза у обоих были черного цвета.  

Бегло осмотрев, в сущности мало интересующую его комнату, Страдание отправился в комнату по соседству, где и находилась та, в ответ на чьи страдания он и прибыл. Карлота Буонносоре, по крайне мере судя по цвету волос это была она, стояла на коленях спиной к нему и горячо что-то шептала. В срочном порядке Страдание временно заблокировал свое умение понимать все языки, дабы в его голове не звучала молитва, которую так отчаянно произносила девушка. Не нужно было знать язык, чтобы понять, что она просит небеса за отца.  

На губах Страдания появилась кислая улыбка. Небеса не помогут, и он прекрасно это знал. Формально, Преисподняя тоже не могла вмешиваться. Но лишь формально.  

Дождавшись, когда девушка закончила произносить молитву и количество энергии света в комнате немного снизиться, он преступил порог. Но ему все еще было тяжело находиться в этом доме, даже укутавшись в плащ из страданий.  

Наконец, вернув себе способность говорить на итальянском, он снял с себя незримость и издевательски аплодируя вышел на середину комнаты, окруженный клубами фиолетового тумана из страданий.  

– Господи! – вскрикнула она, обернувшись.  

– Нет. Конкурирующая фирма. Кстати, зря стараешься. Они тебе не ответят – растянув в улыбке свою правую половину лица мягким голосом произнес он.  

Ну разуметься девушка не ответила. Подхватившись на ноги она, словно зверь в клетке, шарила глазами по комнате в поисках оружия. Если она еще не закричала, то только потому, что была слишком шокирована.  

Закатив глаза, Страдание наполнил энергией тьмы всю комнату, вследствие чего движения девушки замедлились, будто она находиться под водой. Какое-то время она все еще сопротивлялась, но вскоре, осознав, что здесь замешаны потусторонние силы и что ее сопротивление ничего не даст сдалась.  

Как на зло, только страдание собрался сесть и культурно предложить девушке свою помощь, как посреди комнаты возник ярко-синий столб света, и из него вышел человек.  

Достаточно высокий, около метра восемьдесят ростом, синеглазый и темноволосый юноша, с виду моложе двадцати пяти лет, одетый в белую куртку и обычные синие джинсы, он оглянулся и взгляд его остановился на Страдании.  

– А, владыка истин, один из четырех столпов света, неужели решил явиться лично и помочь бедной девушке? Хотя о чем это я, ведь свет и пальцем не пошевелит ради обычных людей.  

Не обращая внимания на насмешливый спич, владыка истин поднял руку, и мягкий, голубого оттенка цвет, окутал девушку.  

– Я искренне прошу прощения, мисс Буонносоре, но раз уж вы должны увидеть все это, сила истинны поможет во всем этом разобраться – печально улыбнулся он и глянул на демона страданий.  

– Всеволод Антонович Горев, вестник Белиара и жнец Страданий, самопровозглашенный демон, убийца и лжец – ну, это можно было расценить как некое подобие приветствия. Пораженная всем этим Карлота переводила взгляд от одного до второго, и в ее глазах становилось все больше осмысленности. Наконец, она более-менее смогла осознать что происходит и схватив Истину за руку, упала перед ним на колени.  

– Прошу вас, исцелите моего отца. Я сделаю все что угодно! Он хороший человек, он не должен медленно чахнуть от амнезии! Вы можете помочь?  

– Нет. Я не могу ему помочь и не стану этого делать – твердым спокойным голосом ответил Истина.  

– Ну вот, началось – лениво усмехнулся Страдание, упав в материализованное им непонятно откуда кожаное кресло – не верь ему, девочка, он говорит истину, но не обязательно правду. Но я могу перевести с истинного на нормальный – он тебе не поможет, а я могу исцелить твоего отца.  

– Встань, прошу – мягко подняв девушку, Истинна создал из синего света два удобных кресла и усадив в одно из них Карлоту Буонносоре расположился во втором – ни свет, ни тем более тьма не могут вмешиваться в дела людей. Не должны – выдохнул он, видя, что владыка страдания, Всеволод Горев, уже открыл рот – не имеют права.  

– Я то думал, что мы закрыли этот вопрос сто лет назад. Помнишь?  

– Я помню, что ты трижды сбегал, едва спасая свою шкуру.  

– Вот что ты помнишь – злобно улыбнулся Страдание – а я вот помню мальчишку, рыдающего над истекающими кровью телами родителей.  

– Видишь, кто явился предложить тебе помощь – устало оглянулся на Карлоту Истинна – я был чуть младше тебя, когда отказался заключать с ним сделку. В ответ он убил моих родителей.  

– Но мы ведь были на войне – пожал плечами Горев – Великий исход и все такое.  

– Но ведь я тогда был лишь обычным человеком – от синей ауры владыки истины ощутимо веяло холодом – но после потери родителей и неудачной попытки отомстить их убийце – полный ненависти взгляд полетел в сторону Страдания – я нашел свой истинный путь. Но пусть прибывший без приглашения, ищущий лишь чужого страдания, чтобы забыть о своем, лакей тьмы и вестник печали, самопровозглашенный повелитель горя расскажет, зачем же он пришел сюда.  

– Как поэтично. Но я прибыл сюда лишь для того, чтобы исцелить этого бедного человека, Амадео Буонносоре. Тебе стоит лишь пожелать, Карлота, и твой отец станет здоровым – разумеется он прибыл сюда лишь для того, чтобы сделать что-то в пику свету и не ожидал, что один из его представителей, тем более этот, встанет у него на пути.  

– И в чем подвох – робко глянув на владыку истин спросила она. Казалось, девушка полностью смирилась с тем, что ее квартира превратилась в место диспута небес и преисподней.  

– Действительно. И не говори, что его нет. Сколько человек за последние полтора века искренне были рады встрече с тобой?  

– Пара наберется. А подвоха никакого нет. Я просто перенесу болезнь на кого-то другого. Возможно твою нелюбимую тетю, возможно на лучшего друга, или на продавца, у которого ты каждый день покупаешь кофе. В любом случае этот человек будет медленно чахнуть у тебя на глазах. Ах да, самое главное, на твоей душе это никак не отразиться.  

Лицо девушки отражало весь спектр эмоций, от надежды до ужаса, когда она повернулась к владыке истин.  

– Мне жаль это говорить, но мы все рано или поздно умрем, в этом нет ничего противоестественного. Я согласен, смерть от постепенного угасания памяти, по сути смерть разума – ужасна. Однако ты была рождена с потенциалом. Именно смерть твоего отца должна была заставить тебя отвернуться от света, разувериться в небесах и, полагаясь только на свои силы создать лекарство. Жизнь тысяч людей, подобно твоему отцу страдающих от угасания разума будет спасена благодаря тебе. Я не говорю, что это твое предназначение, нет, ты просто наделена искрой, или как вы это называете, потенциалом. Я не говорю, что свет обрек твоего отца на медленную смерть – нет, наоборот, это свет наделил девушку, чей отец должен был заболеть и умереть благословением, чтобы усилить уже имеющийся потенциал.  

Страдание лишь фыркнул. Так вот почему от страданий девушки исходило счастье. Возможное будущее счастье других людей.  

– Что же, если вкратце, свет как обычно и палец об палец не ударил, а ты должна выбрать, жизнь тысяч, или жизнь отца. Причем, как правильно заметил мистер истина, выбрать добровольно, никакого наказания в любом случае не последует, как я и говорил.  

Девушка снова глянула на владыку истин, но владыка страданий резко пресек их попытку поговорить.  

– Почему ты смотришь на него? Это лишь твой выбор.  

– Я помогу другим – после короткого раздумья ответила девушка.  

– И позволишь отцу умереть?  

– Да – практически крикнула она – я готова приложить все силы, и если мне это по плечу я изобрету лекарство. Я не стану смотреть как другие умирают из-за моего бездействия.  

Страдание попытался добавить что-то, но теперь уже владыка истин вмешался.  

– Свет – это не значит лицемерно делать добро ради возможности обеспечить себя в вечности. Не постройка храмов или строгая аскеза, а готовность жертвовать собой во благо других, это и есть истинный свет. Верно, согласись она на твое предложение, ее душа осталась бы незапятнанной, но вместо этого она готова сражаться, приносить жертвы и не покладая рук делать все, чтобы помочь другим людям. Вот что такое свет, и мне жаль, что так мало людей это понимают. Я и сам в свое время не смог этого понять и сейчас стараюсь искупить вину.  

– Я-то думал, ты сидишь в тепле и смотришь на всех свысока, время от времени пробуждая в других блеклое подобие голоса совести. Впрочем, речь не о тебе. Специальное предложение – в его руке появился пульсирующий шар аметистового цвета – здесь сосредоточены все знания из химии, биологии и смежных дисциплин, необходимые тебе для создания лекарства. Если так хочешь нести благо, забирай, дарю!  

– И в чем же подвох на этот раз? – недоверчиво спросила Карлота.  

– Все просто. Пока ты, Карлота, будешь изучать все это повреждения мозга твоего отца станут необратимыми. Конечно, ты будешь страдать, но вместе с тем ты будешь утешать себя тем, что сделала все возможное, была не готова и в будущем спасешь многих людей. Я отберу у тебя это утешение. Вот все необходимые знания, ты можешь спасти дорогого папу. Вот только попробуй убедить производителей, что твой препарат сработает, жди годы исследований и практики, найди спонсоров, и все это наперегонки со временем. Каждый день ты будешь смотреть, как твой отец медленно погружается в состояние овоща, у тебя будет все, чтобы его спасти, но удастся ли тебе? Надежда – вот что причиняет истинные страдания. И я дарю ее тебе. Но ты вольна отказаться от моего подарка.  

С опаской, девушка глянула на владыку истин. Горев сделал тоже самое, но с интересом.  

– Как один из столпов света, наделенный милостью небес – произнес он, пронизывая шар лучами синего света – я могу подтвердить, что в шаре действительно находиться то, о чем он говорит. Как владыка истин, способный видеть душу, убеждения, принципы и веру других могу сказать, что ему нравиться причинять страдания другим, он верит в их всемогущество, и ему хочется отомстить. Не тебе, нам. Я снова повторю, решать только тебе, Карлота. Я не детектор лжи, и я не могу определить, есть у него тайный замысел или нет.  

– Тогда, я приму это – решительно произнесла Карлота, протягивая руку к шару. В ответ, тот распался на отдельные клубы дыма, которые устремились в направлении девушки. Мгновение спустя, фиолетовый туман проник под ее кожу.  

– Выбрать надежду. Как глупо – пожал плечами Страдание, поднимаясь с кресла – надежда причиняет лишь боль.  

– Радость, которую она приносит гораздо сильнее – в голосе Истины было больше разочарования, чем злости.  

– Вот только людям не свойственна радость – сквозь зубы процедил Страдание, сгущая вокруг себя фиолетовый туман.  

– Почему же. Могу с уверенностью сказать, что свойственна. Вот только многие из них об этом забывают. Часто с подачи тебя и тебе подобных. Возможно, не причиняй ты людям боль, и в мире было бы меньше страданий.  

– Возможно, чаще вмешивайся ты и тебе подобные, и в мире было бы меньше таких как я, кто идут служить Аду и причинять боль людям – в отличии от удивительно спокойного Истины, Страдание начинал выходить из себя, а окружавший его туман злобно пульсировал, будто желая разорвать владыку истин на кусочки.  

– А ты не пробовал обвинять в своих неудачах себя, а не весь мир? – грустно и как-то устало спросил Истина, поднимаясь из своего кресла.  

– Пробовал. Но в Аду хорошие адвокаты – издевательски улыбнувшись, Всеволод Антонович Горев, владыка страданий и вестник Белиара исчез в аметистовой вспышке. Вздохнув, Владыка истин сделал шаг и растворился в лучах синего света, предоставив Карлоте Буонносоре самой решать, как распорядиться милостью демона.  

| 67 | оценок нет 12:55 28.11.2020

Комментарии

Книги автора

Дорога страданий
Автор: Angst
Новелла / Любовный роман Фэнтези
Любовь прекрасна, не так ли? Вот и демон страданий охотно подтвердит - если и есть что-то прекраснее любви, так это боль, которую она причиняет.
Теги: демон страдание городское фэнтези желание любовь
12:35 18.02.2021 | оценок нет

Всего одно желание
Автор: Angst
Новелла / Проза Фэнтези Другое
Если демон предлагает тебе выполнить любое твое желание, что ты выберешь? Как определиться с тем, чего больше всего желаешь? А может быть, даже определяться не стоит?
Теги: демон страдание городское фэнтези желание
00:39 13.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 1)

Место в мире
Автор: Angst
Новелла / Мистика Проза Фэнтези Другое
Он явиться к вам в тяжелый момент вашей жизни. Он предложит вам выполнить любое ваше желание, ничего не прося взамен. А затем просто уйдет в сторону...наблюдая как очередной человек вновь не смог совл ... (открыть аннотацию)адать со своими желаниями. Он - демон страданий, и он всегда берет свое.
Теги: демон страдание городское фэнтези
11:40 31.10.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.