Sedens in Parco

Рассказ / Психология, Сюрреализм, Философия
Молодой Вячеслав, год назад окончивший университет, работает в редакции, иногда совершая попытки написания собственных работ. Он понимает, что не знает ради чего живет, чувствует опустошенность и тоску, но не видит причины своего уныния. И когда его личный психолог Антон советует ему неоднозначный путь познания смысла жизни, он невозмутимо хватается за единственный шанс.
Теги: Сознание Исследование Парк Беззаботность Кризис Стремление

Мой психолог – мужчина средних лет, с сединой на висках, серьезными чертами лица и чистым произношением. К нему я стал ходить сравнительно недавно, я стал чувствовать некую душевную опустошенность. Сегодня Антон Алексеевич выдвинул мне странный, на первый взгляд, совет. Надев очки, он выписал мне успокоительное, поднял свои серые глаза и сказал:  

– Понаблюдайте за окружающими, Вячеслав. – произнес он совершенно спокойно  

– Что? Вы, о чем? – не понял я  

– Не придуривайтесь. Придите как-нибудь в парк, сядьте на скамью под теньком и смотрите. Вы увидите, как преобразится ваш взгляд на жизнь, ваши проблемы просто на просто померкнут. – объяснял он мне  

Это было одним весенним солнечным днём. Я чувствовал легкое воодушевление не понятно, чем, никаких дел не было, и я тут же отправился в парк неподалеку. В лицо дул слабый ветерок, листья на деревьях вокруг меня колыхались, создавая гармонию. По аллеи гуляли люди разных слоев населения. Вздохнув порцию свежего воздуха, я ненавязчиво присел на свободную лавочку.  

В голове витала фраза Антона Алексеевича, я стал всматриваться… Вон мужчина идет, явно обиженный жизнью. За ним бабулька еле-еле передвигается, тем не менее улыбается. Вдалеке семейная пара, обнявшись, с радостью наблюдает за своим чадом. Птички щебечут, фонтанчик шумит, я и не заметил, как всего за пару минут ушел в себя.  

Я спохватился, когда ко мне не с того не с всего подсел какой-то алкаш. Рванное шматье, воняет перегаром и табаком. Грязные волосы и довольно запущенная борода, за всем этим он не ухаживает. На ногах – старые рабочие ботинки. Сначала я не понимал, о чем он бормочет, но со временем я воле неволе стал впитывать все, что он мне говорит:  

– А-э-э, не будет мелочи у тебя…?  

Я никогда не мог назвать себя скупым. Я достал две гривны и протянул нищему:  

– О…, добрая душа среди этих педерастов! Меня, кстати, Борис звать. – протянул он мне свою грязную руку  

Я никогда не мог назвать себя брезгливым. Я крепко пожал бедняге руку.  

– А ты з-знаешь кто я? Прослужил три года в Вене.  

Он врал, хотел казаться большой шишкой. Я не служил, но даже здесь я могу отличить ложь от правды. Служба в Австрии, не смешите мои яйца!  

– А потом этот сучек кинул меня, просидел за решеткой в колонии строгого режима столько же!  

Я хотел поинтересоваться кто его кинул, но что-то мне не давало это сделать. Мужик достал из своей дряхлой сумки две бутылки дешевого пива. Он предложил мне, я не отказался. Я просидел с ним до тех пор, пока не допил свою бутылку. За это время я узнал не только как зовут его покойного батю, а еще и тону другой абсолютно не нужной мне информации.  

К восьми часам я откланялся под предлогом того, что мне нужно еще зайти кое-куда. От пива оставался небольшой дурман. Еще я ощущал небольшую загруженность и в то же время облегчение. Я послушал историю очередной жертвы судьбы, неужто Антон Алексеевич прав и это мне поможет…?  

На следующий день я снова пришел на это же место, примерно в то же время. Сегодня воздух был более омрачен, погода стояла пасмурная. Я сидел там, под тенью дуба, размышлял и смотрел на прохожих. Дети резвятся также, как и резвились вчера, им абсолютно плевать на тяготы взрослых. Им нечего переживать, я брал с них пример. С каждым годом ты становишься всё пессимистичнее и пессимистичнее, и когда приходит подростковый возраст, возраст первых забот, ты склоняешься перед ними, постепенно теряя жизненные краски.  

И грянул гром, но дождя не видно. Погода напоминала мне то самое чувство, когда ты вот-вот взорвешься, но не можешь. Я глядел вокруг, словно младенец, изучая людей в потеху себе. Увидев старого дедушку с тростью, я чуть было не позавидовал ему, ведь все у него позади. С другой стороны, у меня всё впереди, разве не этому стоит радоваться?!  

Люди с каждой минутой рассасывались, и я более не видел смысла здесь сидеть. Отдыха мне это не приносит. Приходя сюда после работы, моё сознание просит расслабления, но я не даю ему этого, мне мешают всякие мысли. Тем не менее, я остался на скамье… и когда рядом со мной присел какой-то студент я был рад с ним пообщаться. Он выглядел уставшим и чем-то озабоченным.  

– Что, учеба достала? – спросил я, смотря вдаль  

– И не говорите… – грустно произносил он, – денег на нуле, а предки все упрекают и упрекают.  

– Тоже приходишь сюда отвлечься, отдохнуть от всего?  

– Да… типа того.  

По виду, он был младше меня всего на несколько лет. На меня что-то нашло, и я решил предложить ему работу. Я работаю редактором газеты, администрация позволяет нам брать себе ассистентов. Я подумал, что мог бы вычитать ему немного из своей зарплаты за помощь, ведь каждый день я убиваюсь за стопкой свежи написанных статей.  

– Говоришь, у тебя нехватка финансов? Может окажешь мне помощь? Я редактор газет. Приходи в офис на Еврейской в любое время если заинтересован. Спроси у стойки Вячеслава Олеговича.  

Он поелозил взглядом мне в ответ и сказал, что подумает. На самом деле, мне не так сильно требуется помощь. Я люблю мою работу и уважаю свой труд, так что не знаю, чем я руководствовался, когда предлагал парню помощь. Он пожал мне руку крепко и откланялся.  

Завтра я был в редакции в девять утра, как всегда. С коллегами я общаюсь редко, отдаю предпочтение больше текстам. Мой рабочий день проходит с девяти до пяти включительно и если у того студента пары до трех, то я не знаю какой смысл мне было звать его к себе. Тем не менее, ему все-таки удалось меня удивить. Дежурная снизу дала знать, что ко мне посетитель, некий Денис. Он уже подымается. Это произошло примерно в пол пятого, когда я уже собирался уходить в парк.  

В дверь постучали, я дал разрешение войти. И о чудо, передо мной тот самый парнишка из парка. Я выразил свое удивление, встав и пожав ему руку, а затем предложил присесть.  

– Чай, кофе? – хотел угостить его я  

– Кофе… если можно. – сказал он, делая акцент на последних двух словах  

Он был не из стеснительных. Сегодня я решил задержаться до поздна и не пойти в парк, вместо этого я планировал прояснить с Денисом наш график работы.  

– Вообщем, смотри Денис: самый тяжкий для меня день – это четверг, как правило в этот день нам дают больше материала чем обычно. Предлагаю тебе приходить по четвергам, после универа.  

Он согласился. За эти три часа, что мы с ним работали, я убедился, что малец весьма способный и целеустремленный. Сегодня вторник, мы с ним сделали и то, что я вообще-то планировал сделать завтра. Этот пацан обеспечил мне завтрашний выходной!  

Всё утро завтрашней среды я проспал. В парк пришел лишь к двум часам. Сначала всё было подозрительно тихо. Раз в десять минут просыпалась кукушка. Я от скуки шепотом спросил у птички – «кукушка, кукушка, скажи, сколько мне жить осталось? ». Она на щебетала мне тридцать девять лет. Ничего против смерти в шестьдесят четыре я не имею, но как-бы мне трудно не было жить, я все равно наивно рассчитываю на целый век жизни.  

После очередной порции кукования, опустил глаза с неба на землю. Там, ускоренным шагом мчал куда-то мужчина. Мне показалось, что я где-то уже его видел. Это был именно тот мужик, которого я наблюдал в первый раз моего нахождения в этом парке в роли смотрителя. Его настроение не сменилось, хмурое выражение лица, как и позавчера показывало тоску. Я понимаю, что могу пожалеть о том, что не узнал у него, в чем дело. Так что, я поднялся с лавочки, подбежал и остановил его. У мужчины слезились глаза, да и сам он выглядел скверно. Я объяснился перед ним:  

– Я прихожу сюда почти каждый день. Вижу вас во второй раз, и во второй раз вы чем-то расстроены, не посвятите чем?  

Он посмотрел на меня пронзающим взглядом, но уже через минуту мы вместе сидели на лавочке, обсуждая проблему мужика.  

– Сын отбился от рук, жена совсем охренела, – говорит он, – вот уже какой раз я хожу на собеседования в надежде, что меня хоть куда-то возьмут… грошей не хватает позарез, не могу даже отца родного содержать.  

Я хотел взять еще и его к себе, но двое ассистентов мне ни к чему. Вместо этого, я предложил ему побеседовать с нашим начальником, возможно он подыщет моему новому знакомому работенку в пределах здания редакции.  

Примерно в этот момент я понял, что испытываю эмпатию чуть-ли не к каждому проходящему здесь человеку. Представившись Сергеем, очередной парковый встречный откланялся, оставив меня наедине с собой. Я осмотрелся, пташки утихли. Переключился на собаку, пробегавшею по аллеи. Я сравним с нею, также хожу туда-сюда в поисках не знаю, чего. Да и все люди, словно собаки, шастают по углам в поисках наживы. Если подумать, отождествить человека можно с кем угодно, хоть с кучей птичьего помета рядом с во-о-он той мусорной корзиной…  

Я сидел в ожидании какой-то активности — вот так примерно пол часа спустя моего разговора с Серегой. За это время я обратил внимание на не малое количество вещей. Деревья здраво колыхались, повергая меня во внутреннюю невозмутимость. Каждый человек, проходящие здесь, отличался от других. Я все чаще стал замечать повторяющихся людей. Завтра я пообещал придти сюда с блокнотом, буду записывать интересные вещи про людей как полоумный маньяк из фильмов.  

Четверг обещал быть насыщенным. С девяти утра я, не покладая рук, редактировал чужой материал. Раньше я хотел быть писателем, как мой отец, но эта работа отобрала у меня всё вдохновение. Я просто не смогу сконцентрироваться на душевном аспекте моего творения, буду отдавать предпочтение исправлению недочетов и грамматических ошибок.  

Денис явился в пол пятого, как и в прошлый раз. Тогда я заплатил ему пять сотен, сегодня я надеялся на такой же темп работы, но парень был еще более смятенным чем в прошлый раз.  

– В чем дело, Денис? – спросил я у него  

– Ой, неважно… – ответил он, не отводя глаз от бумаг  

Я не придал этому особого значения, не стал вычитать из зарплаты много суммы, заплатив на выходе – четыреста гривен. Мы с ним неплохо сработались, к семи часам я отпустил его и решил напоследок дня отправиться в парк.  

Ночью это место гораздо более красиво. Правда, жили бы мы не в СНГ, а в Европе, оно было бы таковым и днем, и ночью, и каждый Божий день; Вместо кукушек и синиц в такое время суток предлагается тихие звуки сверчков и цикад. Становилось прохладнее… так как сейчас только начало марта, климат еще не успел адаптироваться к следующему времени года. Не успел адаптироваться и я, только не к погодным условиям, а невзгодам, что льются на меня изо дня в день. Мой психолог рассчитывает на то, что я прочувствуюсь к людям вокруг меня. Я уверен так оно и будет, но я, как и прежде жалею себя по пустякам, а потом задумываюсь… я шикарно живу.  

Пятница. Рабочий день прошел гладко. К пяти часам я собрал манатки и вновь отправился на территорию парка. Только успел сесть, как вдруг приметил какого-то странного чудака в капюшоне. Он неуверенно шел параллельно женщине с сумками. Я сконцентрировал на нём взгляд, отслеживая каждое его движение. Он приблизился к женщине, его воровская рука потянулась куда-то ей в карманы. Я тут же подорвался и крикнул ему – «Стой, полиция! ». Дурачок аж дернулся… на меня, конечно, смотрели как на безумца, но женщина поняла, что я обезопасил её от ограбления. Вор свалил, она подошла ко мне, к тому времени я уже сел обратно на скамью.  

– Спасибо вам! Развелась здесь, шпана… – радостно молвила она  

– Не за что, девушка, впредь – будьте осторожны. – ответил ей я  

– Даже не знаю, как вас отблагодарить.  

– Ничего не надо, идите с Богом.  

– Возьмите хоть вот, ручку…  

Я посмеялся с ей желания отплатить мне за то, что я не остался в стороне. Подарок мне – серебристая ручка, вполне простая… может на десяток гривен дороже других. После её ухода, я достал блокнот и этой же ручкой записал сюда всех ранее мною встречных:  

«1. Малоимущий мужчина – Борис. Служил в Вене, смешно.  

2. Студент Денис. Взял его к себе помощником, способный малый  

3. Не теряющий надежды человек – Сергей. Приятный мужик  

4. Неизвестная мне женщина…»  

Ручка удобно лежала в руке. Я поднял глаза, погода опять переменная. Не знаю точно, но похоже весна пройдет неопределенно. Снова повеял свежий воздух, я расслабился и стал всматриваться… моё бездействие прервал звонок, звонит мой психолог. Я поднял трубку:  

– Ну что там, Вячеслав? – спросил он  

– Знаете… ваш способ действительно действующий, не знаю, как это работает. – говорил я ему, плавно мотая головой туда-сюда  

– Вы сейчас в парке, да? – уверенно спросил психолог  

– Да, а как вы догадались? – в ответ спросил я  

– Я слышу детские крики, приятный шум водички и просто гул толпы…  

– А вы внимательный, доктор.  

Антон Алексеевич позвонил просто так, узнать, как у меня дела. Что-что, а про пациентов своих он думает. Из-за этого он и считается одним из лучших специалистов в нашем городе. Он посоветовал мне очень странный способ, который увенчался успехом. Здесь, просто и беззаботно глядя на людей, я отречен от своих обязательств, я смотрю на других, изучая повадки, используя их на свое благо. Я встретил способного помощника, и несомненно встречу еще кучу других людей. Это место как будто связующее любых перемещений, что есть в Одессе!  

Чувствовал тяжесть желудка, взял себе под вечер минералку. Вернувшись на лавочку, я увидел сидящую там молодую девушку. Я сел на другой конец скамьи, не вмешиваясь в её личное пространство. Она читала книжку и под таким ракурсом показалась мне очень даже привлекательной. Продолговатые черные волосы, брюнетка, вроде крашенная. Напыщенный маникюр, глаза хаотично бегают по книжным строкам. Макияж в меру прост. Расстёгнутая короткая куртка, виднеется тонкий бордовый свитер, черные штаны – ни намека на мешковатость. Белые кроссовки блестели на солнце, на них я не заметил ни единого, даже малейшего, пятна. Я без боязни заговорил с ней:  

– Вам очень подходит ваш образ.  

– Что? – произнесла она, сняв наушники… неприятно  

– Я говорю, вам подходит ваш образ! – сказал я еще раз  

– А, ой. Спасибо. – ответила она мне с улыбкой  

Она продолжила читать, уже без наушников. Я достал блокнот, записал:  

«5. Миловидная девушка, предположительно студентка…»  

– Могу ли я узнать, как вас зовут? – вдруг спросил я  

– Можете. Ира. – коротко выразилась она  

– Рад знакомству, Ира, я – Слава.  

– Очень приятно.  

Девушка оказалась коммуникабельной. Я боялся лишь того, что с этим блокнотиком и ручкой я буду походить на социопата. Так или иначе, я отредактировал свою запись:  

«5. Миловидная девушка, предположительно студентка. Её имя – Ирина. »  

– Вы учитесь где-то? – опять обратился я к ней  

– Ну да, на третьем курсе экономического.  

Я вновь добавил к записям:  

«5. Миловидная девушка, студентка третьего курса экономического. Её имя – Ирина. »  

Девушка вскоре ушла, пожелав мне хорошего вечера. Я пожелал ей того же и тоже отправился домой. Шел не спеша, разгуливал, наслаждаясь бытием. Подорвавшись со скамьи в пол восьмого, я был дома только к без двадцати девять.  

В совершенно непримечательное субботнее утро я уже на автомате встал, сделал все естественные дела и хотел направляться в парк. Я понял, что за неделю успел уже так конкретно присесть на затею Антона Алексеевича. Но, как и прежде, я ощущал нехватку чего-то в жизни и то, что я могу себе позволить вот так вот каждый день сидеть в парке – это в очередной раз доказывает.  

На часах было примерно пол одиннадцатого. В сквере гуляло несколько человек, я заметил влюбленную пару, они сидели как-раз-таки на моей лавочке. Каждый может меня назвать снисходительным, так что я не стал глупо доказывать им, что это моё место, ведь таковым, с точки зрение, общественного права, оно не являлось. Я скромно расположился на скамье напротив…  

Похоже у молодчиков первое свидание, так как они вроде-как мне показалось, стесняются друг друга. Вспомнив себя на месте того парня, я понимал, чего он добивается. Безусловно, он старается подобрать момент, чтобы поцеловать свою девушку. Зачем-то я записал их в мою книжку:  

«6. Влюбленная парочка, раньше здесь их не видал. Сторонятся друг друга, но это временно…»  

Наблюдая за ними, я и не заметил, как ко мне подсел некто. Этот некто, мой знакомый, – первый, кого я записал в блокнот. Борис, служивший в Австрии... ну якобы. Он, как и в тот раз подал мне свою грязную руку, и я снова её пожал.  

– А я знал, что… что м-мы встретимся опять! – не теряя оптимизма, сказал он  

– Рад видеть, друг. – говорю я ему  

– Слушай, может у тебя еще бабок будет? – нагло спросил он  

Я был против поощрения наглых намерений и сказал, что не брал с собой кошелек. Старичок не расстроился, я решил немного его разговорить, опять же, от нечего делать.  

– Ты так и не сказал в прошлый раз, кто тебя кинул?  

– Сын мой, мать его… когда меня утаскивали за решетку, он и пальцем не пошевельнул, а теперь говорит, что не имеет возможности меня поддержать.  

Значит, сын. Что-то мне это напомнило. Я спросил у Бориса:  

– Как зовут сына?  

– Сережа. – грустно ответил он  

Тут же я открыл свою записную книжку.  

«…3. Не теряющий надежды человек – Сергей. Приятный мужик…»  

Сергей, который всё время в смятении из-за того, что не может добыть денег для семьи, и помочь своему отцу. Неужто… нет. Свою догадку я пока решил придержать при себе. На всякий случай, я уточнил у Бори его фамилию. Авраменко, я тут же добавил к именам, записанным в блокноте, еще и фамилию. Получилось что-то вроде этого:  

«1. Малоимущий мужчина – Борис Авраменко. Служил в Вене, смешно.  

3. Не теряющий надежды человек – Сергей, похоже сын личности под номером «1». Приятный мужик. »  

– А ты ходил к нему, что он говорил? – спросил я у бедняги Бориса  

– Говорит, мол, денег нет, семья еле держится, сыну денег на учебу не хватает. А родного отца ему не жалко? Конечно, он мог бы меня взять, просто не хочет!  

– Тебе совсем негде жить?  

– Живу, если это можно так назвать, в сыром подвале квартиры неподалеку. – неразборчиво говорит нищий  

Брать его к себе я не желал. Пока оставлю все как есть, а как встречу Сергея снова, то поговорю с ним. Сначала у меня была мысль проплатить ему приют для бездомных, но эту затею я решил пока отложить. За то, я всё-таки дал ему немного денег, а именно – купюру в виде пяти гривен. Борис ушел, видимо, не хотел мне больше докучать. Пока мы говорили, парочка спереди куда-то пропала. Я повернул голову в разные стороны, их нигде не было.  

Парк, на самом деле, масштабный. Я точно не знал, почему до сих пор еще не прошелся вдоль дорожки, к мостику или фонтану. Куча места, где можно разгуляться, где проще думается. С такой мыслью, я встал и неспешно направился прямиком через мостик, простирающийся через некое подобие реки.  

Совсем скоро перед собой я вновь увидел голубков. Они о чем-то повздорили, что-то долго обсуждали и, в конце концов, разошлись. Парень направился в мою сторону, я остановил его, поинтересоваться в чем дело.  

– Вы так мило смотрелись вместе, что стряслось?  

– Что? Ты вообще кто, какое твое дело? – на ходу проговаривал он  

Я словил его темп я пошел параллельно ему. Чувствовал его переживания, это что-то по круче обычной ссоры. Словно парень мечется со стороны в сторону, так ощущалась его личная аура. Весь на шарнирах, поглощая его переживания, я продолжал проявлять заинтересованность.  

– Я в этом парке, стало быть, наблюдающий. Веду записи, может напишу рассказ. Поведай мне о своей проблеме…  

Я вешал ему лапшу на уши, хотя о написании литературной работы я начал задумываться совсем недавно. Антон Алексеевич прав, это место как-то влияет на меня, вдохновляет что-ли…  

Парниша остановился. Он предложил присесть, мы сели на одну из скамей. Юнец сунул руки в карманы, устремился глазами в сторону реки. Я ждал хоть каких-то слов из его уст. Достав записную книгу, я подтолкнул его к речи:  

– Для начала, скажи, как зовут тебя?  

– Дима.  

– А девушку?  

– Таня.  

Пол дела сделано. Осталось вытянуть из него сам корень проблемы, а пока я внес поправки в записи:  

«6. 1. Парень – Дмитрий. Сторонится свою вторую половинку.  

6. 2. Девушка – Таня. Не особо слушает то, что втирает ей её парень. »  

– Ну! – грубее произнес я  

– Что ну… я не знаю просто на ком сконцентрироваться. Есть две девушки. Не знаю, кого люблю. – тоскливо говорит он  

– Покажи фото второй.  

– Её зовут Ира. – сказал он, доставая мобильник  

На фото я увидел уже знакомую мне личность. Та самая Ира, с которой я заговорил вчера. Я тут же открыл свою книжку еще раз, вгляделся в то, что написал, отредактировал:  

«5. Миловидная девушка, студентка третьего курса экономического. Её имя – Ирина. Является одной из двух романтических интересов Димы, что снизу. Парень не знает, с кем ему быть. »  

– Так, а теперь покажи фото Татьяны.  

Я сравнил обеих девушек. Понял, что Таня – индивид очень самовлюбленный, всё таки Ирина мне больше симпатизирует. Я собрал волю в кулак и решил распутать хотя-бы одну парковую интрижку.  

– Я устрою вам с Ирой встречу оригинально. Она это оценит, тем более она по адекватней Тани будет – предложил ему я  

Дмитрий неохотно согласился. В моей голове еще не был прорисован сам план, но тем не менее, я пообещал своему новому приятелю, что завтра же всё организую. Мы обменялись номерами и он отправился домой, раздумывать насчет своих специфических вкусах в сфере женщин.  

Сам я остался сидеть на той же лавочке, где мы присели с Димой. Все скамейки в этом парке со спинками, я беззаботно откинулся, закинул голову вверх, к голубому небу. Я думал о том, о сем и не мог остановится на одной теме размышлений. Мой папа научился использовать это в карьере писателя, я всё думаю пойти по его стопам. Так или иначе, литература – не основной вид его деятельности. Он работал коммивояжером на протяжении двадцати лет, сейчас, когда ему пятьдесят четыре, он окончательно остепенился, остановившись на писательстве. Работы моего папаши иногда попадались в газетах, получалось даже так, что я редактировал статью про творчество собственного отца.  

Вернулся домой к послеобеденному времени. За едой, я придумывал как заинтересовать Ирину Дмитрием. Пришлось даже открыть текстовый документ, но вместо поэтапного плана действий, меня понесло на какой-то лирический недостих. Тут я понял, что имею при себе крупный шанс написать что-то добротное.  

Вернулся к любовной проблеме. Я остановился на следующем варианте: имея при себе номерок Ирины, я звоню ей, говорю, что по ней кто-то тайно сохнет. Назначаю местом встречи парк, ту самую лавочку, там буду сидеть я. Не знаю, понравится ли ей тайный поклонник, но долго задерживаться я не буду. Пускай, я уговорю её закрыть глаза, в это время Дима будет стоять за деревом. Она открывает глаза и… вуаля!  

До ужаса бредовая затея. Я понимал это, но тем не менее мои эгоцентричные чувства взяли верх. Взаимоотношение молодых людей станут для меня игрушкой, чем-то вроде глупой потехи глупого психически неустойчивого редактора.  

С утра я бахнул чашку кофе, набрал Дмитрия, сказал ему, чтобы он был в парке к одиннадцати. В это время Ира обычно свободна, насколько мне известно. Теперь я позвонил ей. Спустя пару гудков, он ответил:  

– Да, кто это? – мило прозвучало с той стороны  

– У вас появился тайный поклонник. Будьте сегодня в парке в половину двенадцатого, идите к той лавочке, где вы позавчера читали книгу. – проговорил я и бросил трубку  

Она придет, я вытащил её любопытство наружу. Девушкам время от времени нужно устраивать квесты. И если только, она не тот тип девок, которым нравятся плохие парни, у нас есть все шансы. Тем более Дима с ней пару раз встречался, так что… может, ему сегодня перепадет…  

Завидел Дмитрия издалека, он выглядел несчастным. Я не спрашивал сколько ему лет, но по виду где-то под 19-20, в это время обычно происходят подобные дилеммы. И хоть в своей жизни между двумя девушками я еще не разрывался, всё равно я понимаю юношескую неопределенность этих годов.  

Рассказав ему свой беспонтовый план, в ответ я не получил никакой реакции. Парню было плевать, тут уж скорее более заинтересован был я, так как осознавал, что именно подобных легеньких интрижек мне в жизни и не хватает. Будучи уверенным, что Ира вот-вот прибудет, я подогнал Диму за дуб, а сам остался сидеть на лавочке.  

Вот она. Практически не сменила имиджа с позавчерашнего дня. Всё также прелестно выглядящая молодая девчушка. Она присела рядом со мной, уставила на меня свои зеленоватые глаза и промолвила:  

– Так это вы! Как вы узнали мой номер? – улыбчиво произносила она. – И как мы могли быть уверенны, что я обязательно приду?  

– Ты всё поймешь, постепенно… – переходил я на «ты»  

Мы немного помолчали. Она стала испытывать ко мне интерес, этого нельзя было допустить. Я обернулся, поглядел на дерево и вдруг сказал ей:  

– Можешь закрыть глаза и посчитать до тридцати?  

– Зачем, хи-хи…? – всё также улыбаясь, кокетливо спросила она  

– Узнаешь… – продолжал интриговать её я  

Она прикрыла лицо своими хрупкими нежными руками и стала тихо исчислять. Естественно, всё это время она не относилась к происходящему по серьезному и обращала всё в шутку. Покуда она считает, я бесшумно подорвался с лавочки и подбежав за дерево, не обнаружил там Дмитрия…  

Десять – я ошеломленно осмотрелся, он просто испарился. Пятнадцать – я вышел из-за дуба и взглянул на Ирину. Двадцать – сейчас она показалась мне еще более симпатичной. Двадцать пять – я забыл про Диму, сел обратно. Тридцать – счет окончен. Девушка убрала руки с лица и непонятливо уставилась на меня.  

– И что…? – стесненно произнесла она  

– Ничего, просто хотел насладится тобой, пока ты этого не видишь. – не растерялся я  

Я в миг позабыл для кого всё это затевал. Заблудился в её глазах, решил действовать вместо Дмитрия. Ира не была моей одногодкой, она была младше меня всего на несколько лет. Я сам закончил университет всего год назад, тогда я горел надеждами, но по прошествию триста шестидесяти дней – моя жизнь резко переменилась в нудную рутину.  

Мы чудно провели время. Я истратил на неё все остатки моей харизмы, пытался вызвать у неё восхищение мной. Сам себя я ощущал, словно индюк, пытающийся очаровать самок. Я рассказал ей чем занимаюсь в парке, но про изначальный замысел с Димоном ни слова не было. «Ты странный, мне это по вкусу» – так она мне сказала. Проводя её до дома в восемь вечера, я впал в весьма необыкновенное состояние души. Понял, что мне нужна она.  

Забыл, что завтра понедельник. Проспал до девяти, опоздал в редакцию на пол часа. Разобрав бумаги, по интерфону, сидящая внизу у входа, секретарша сообщила мне о посетителе. Раздался стук в мою дверь. Явился Денис, что противоречит нашему с ним договору.  

– Чего ты не в универе? – спросил я  

– Меня отчислили. Можно я буду работать у вас каждый день? – нагнув голову, жалобно говорил он  

Я утешил парня. Такое бывает… разрешив ему приходить каждый будний день, я обеспечу ему заработок, он сможет восстановится, ведь выгнали его именно по причине несвоевременной оплаты контракта. По окончанию рабочего дня, мы вместе спустились к выходу. У стойки я попросил Дениса подписать заполнить шкалу в одном списке. Это нужно для контроля постоянно прибывающих неофициально ассистентов. Он покинул здание редакции сразу после подписи. Я взглянул на заполненную шкалу – Денис Авраменко. Прямо там, у стойки, я достал свой парковый блокнот… совпадений быть не может, как тесен мир.  

«2. Студент Денис Авраменко. Взял его к себе помощником, способный малый. Похоже на то, что он является сыном мужчины под номером «3» и внуком несчастного бездомного под номером «1». »  

На моё странное поведение обратила внимание секретарша. Я подмигнул ей и вышел вслед за Денисом. По дороге в парк, я складывал в своей голове все пазлы происходящего. Именно таких глупых совпадений в жизни мне не хватает, это я прекрасно понимал.  

Сидя в парке, уже в какой раз я задумывался о том, почему я не меняю места. Может, я мог бы разнообразить эту свою психологическую исправительную деятельность где-нибудь в другом месте. Например, на какой-нибудь Дерибасовской… или возле ЖД вокзала. Там-то точно не меньше интересного можно будет отыскать.  

Завтра под вечер я договорился еще раз встретится с Ириной. Мне нужно прояснить с ней несколько немаловажных аспектов. Думая о ней, я потянулся за телефоном, хотел набрать Диму, узнать в чем дело… ведь мы с ним точно прояснили план, а он почему-то исчез. Но это сейчас уже не важно, так как набрав его, я с ужасом услышал следующую фразу – «Набранный вами номер больше не обслуживается». Я начал немного переживать за него. Сначала хотел разузнать о нем у Иры, но боюсь у неё будет куча вопросов, откуда я его знаю, а еще это противоречит моим теперешним планам не неё. Поэтому, я решил найти на просторах соц. сетей второй потенциальный объект его интереса и задать ей вопрос…  

С головы не вылетала семья Авраменко. Мне жутко захотелось им помочь, но я не знал как. Хотя… Денис – мой помощник. Бориса можно закинуть на вахту. А Сергея может даже удастся устроить младшим редактором, надо поговорить с ними и с моим начальником. Думая об этом, я приметил у аллеи знакомое лицо. Женщина, которую чуть не ограбили. Я окинул взглядом серебристую ручку, ту, что она мне подарила в знак благодарности, а затем встал и пошел поздароваться.  

– Здравствуйте! – крикнул я ей, когда убедился, что она сфокусировала свой взгляд на мне  

– О, мой спаситель, добрый день! – радостно ответила она мне. – Не хотите яблочка?  

– Не откажусь, спасибо.  

Она протянула мне сочное красновато-желтоватое яблоко. Я, подкидывая фрукт в руке, предложил ей пообщаться. Но она иронично сказала мне:  

– Если вы про то самое… я обручена. – улыбчиво произносила приятная женщина, показывая кольцо на пальце  

– Нет, что вы… я регулярно провожу время в этом парке уже вторую неделю и хотелось бы просто с кем-то поговорить.  

Женщина согласилась. Мы присели и представились друг другу. Её зовут Анна… я записал в блокнот при ней же и объяснил свое действие.  

«4. Ранее неизвестная мне женщина, случайная жертва шпаны, грабителя, я отогнал придурка от неё. Узнал имя – Анна. »  

– Расскажите мне Анна о себе, о семье, чем занимаетесь? – спрашивал я  

– Ой, знаете, я шью на заказ, но этого на жизнь не хватает, сами понимаете. Мой муж безработный… никуда его не берут. Из-за всего этого мы не можем помочь его папе, человеку без определенного места жительства. А еще недавно нашего сына отчислили из универа…  

Я весь вскипал. Разве такое возможно… с этого момента я стал сближаться с семьей Авраменко.  

– Итак, ваша фамилия Авраменко, мужа зовут Сергей, сына Денис, а отца мужа – Борис, так? – не выдержал я  

В ответ я получил самый что ни на есть не понимающий взгляд, усеянный удивленностью и ошалением. Ну… это предсказуемо, я бы и сам ахренел. Представьте, чуть ли не первый попавшийся незнакомый вам человек вдруг говорит, что знает всю вашу семью. Мне было лень объяснять ей всё, я постарался уложиться максимально компактно:  

– Я же говорю вам, сижу здесь не один день. Кстати, ваш сын работает у меня ассистентом, его ждет повышение в зарплате. Насчет мужа и его отца я поговорю с начальником, будьте уверены…!  

Она продолжала входить в недры замешательства. Суть в том, что я сам не до конца верил в происходящее. Это судьба или я сплю и у меня разыгралась фантазия…? Встретил семью по отдельности, по началу даже не догадываясь о их связи. Одно я осознал точно – вдохновение на литературный рассказ я обрел более чем и что-то мне подсказывает, что мой папаша будет мной гордиться.  

Я догрызал данное Анной мне яблоко. Разумеется, дал ей немного времени, чтобы вникнуть во все выше сказанное. Всё это походит на бред сивой кобылы, но лично мне было на потеху всё это обрабатывать своими мозгами. Спустя трех-минутное молчание я обратился к ней:  

– Не волнуйтесь, я позабочусь о ваших родных, правда… этот разговор я сначала не так представлял, но кто же знал, что вы жена Сергея и мать Дениса. – уверял я Аню, кидая за спину огрызок  

Когда Анна уходила я еще долго смотрел ей вслед и долго думал… о чем и зачем, правда, я не уловил. Сам я долго здесь задерживаться не стал. Отправившись домой, я предвкушал завтрашний день, планировал как именно подвести начальство к нужной мне цели, устройства людей на работу.  

Завтра, дождавшись в кабинете Дениса, я откланялся, оставив парня одного с материалом. Я прогулялся на этаж выше, к моему «любимому» боссу. Постучавшись, я уверенно зашел и сел. Андрей Павлович сидел и ставил штампы на бумаги, глянул на меня, фирменно поправив очки.  

– У меня к вам просьба, Андрей Павлович... – начал я  

– Валяй. – спокойно бросил он, не глядя на меня  

– Нужно устроить двух людей на работу, что скажете?  

– У них образование есть?  

– Ну смотрите, один – потенциальный уборщик или дежурный вахты…  

– А второй?  

– Вроде как образования нет, но хотелось бы попытаться как нибудь стажировкой пропихнуть его в редакторы, прошу вас, попробуем? – наивно проговаривал я  

– Приведи этого второго сюда, а первого считай, что устроил. – строго произнес Андрей Павлович  

– Спасибо. – сказал я, уходя к себе  

Я шел обратно, к себе, и точно знал, что скажу Денису. Мне казалось, что я вершу добрые дела, что именно такого рода занятия обязательно принесут мне ту самую полноценность, которую я так рвенно добиваюсь. В то же время, мне на потеху было осознавать тесноту нашего мира, о таком совпадении никто даже и мечтать не мог.  

– Звони, папе, Денис, мы будем его устраивать. – сказал я ассистенту, заходя в кабинет  

– Что? Вы серьезно? – сначала не понял он  

Я стоял у входа. Глядел на его глаза, туда поступал наплыв особой радости. Я сказал ему, что и вправду во что бы то ни стало, найду Сергею работу. Он положил папку с материалом на стол, сел и прикрыл лицо руками. Я испытывал особое чувство овладения свободы, почему-то был уверен в том, что делаю должное.  

Мой босс, Андрей Павлович, хороший знакомый моего отца и он всегда относился ко мне как к человеку, допуская любой прошенный мною исход. Когда Денис позвонил своему отцу, я действительно услышал голос Сергей из парка. С каждой минутой я сомневался в реальности происходящего. Я маякнул Денису:  

– Пусть своего батю еще захватит, его тоже пристроим.  

В целом, я изо всех сил старался обеспечить его семье доход. Будучи не до конца удовлетворенным своим бытием, я отыгрывался на других людях. Мою прихоть точно нельзя назвать эгоистичной, ведь я помогал им. Но, на самом же деле, я совершал всё это в первую очередь для себя, для собственной угоды.  

Дожидаясь Сергея и Бориса, мы успели завершить большую часть возложенной на сегодняшний день работы. Наконец, по интерфону мне сообщили о двух посетителях. Мужчины зашли, видно было как они друг друга сторонятся, как один с отвращением смотрит в сторону другого. Оба они одним словом недогоняли сути происходящего. Все в этой комнате знали меня, но каждый не догадывался, что остальные тоже меня знали. Я начал свою прояснительную речь:  

– Всех вас я повстречал в парке. Мне понадобилось время, чтобы связать вас друг с другом. Я записывал имена и соединял каждого встреченного с прочими. Да-да, знаю вы восхищаетесь насколько мир тесен, но я вам скажу… ваша судьба преподнесла вам подарок. Сергей, вас попробуем устроить редактором. Борис, вы будете работать на вахте.  

Кстати, Сергей не знал о том, что его сын работает, каждый из нас получил долю сюрприза. Итак, старину Борю я оставил наедине с внучком, в то время как мы с Серегой пошли на собеседование с Андреем; Как ни странно, Сергей и Денис имели общие черты лица. Я убедился в этом пока мы шли по коридору. Он немного волновался, это было заметно. Вспомнил себя, год назад я закончил университет и сразу подался сюда, так как, опять же, начальник здесь – приятель моего папаши. Это был мой шанс, я им воспользовался, и теперь я хочу дать такой же шанс нуждающемуся в этом человеку.  

Постучал в дверь, я вошел первым и представил Сергея Андрею. Второй предложил первому присесть. Я предпочел остаться, облокотился на шкаф полный папок с документами, уставился на них. Их разговор оставался теплым до окончательного завершения, это меня порадовало:  

– Здравствуйте Сергей, меня зовут Андрей Павлович.  

Они пожали друг другу руки, я держал пальцы скрещенными. Сощурил глаза, анализировал каждое сказанное слово… зачем правда, я без понятия.  

– Для начала, скажите, есть ли у вас образование? – собранно задал вопрос работодатель  

– Ну вообще, я архитектор. – почесав затылок, ответил Авраменко Сергей  

– Хм… так чего вы на работу устроится не можете?  

– Я не доучился… были проблемы с отцом, пришлось переезжать сюда с Харькова.  

– Так, ладно, опыт работы? – произнес Андрей, скосив взгляд  

– Ну... компьютером я умею пользоваться, текст редактировать тоже приходилось, если вы об этом. – неловко говорит Сергей  

– Хорошо. Я могу вас взять на стажировку на несколько дней, а дальше… если вы будете готовы же отправиться в университет, параллельно учится на редактора, я готов вас принять. Решайтесь.  

Глаза у Сережи загорелись. Он тут же согласился, пожал руку Андрею и мне. Начальник сказал ему, что всё это благодаря мне. Таким образом, мне удалось устроить троих людей на работу и подарить надежду их семье. Я махнул Андрею в знак благодарности и вышел вслед за Сергеем, который помчался оповестить Дениса об этой прекрасной новости.  

Выходя в коридор, мне последовал звонок от Антона Алексеевича. Связь была не очень, поэтому я закрыл одно ухо большим пальцем и уткнул свой взгляд в пол.  

– Алло, Вячеслав, добрый день! – ненавязчиво сказал он  

– Добрый. – также ответил ему я  

– Вы сейчас где? – спросил он  

– В редакции.  

– Что? Почему вы не в парке…?  

– Ну, я ведь работаю.  

–… представьте себе парк, птички щебечут, водичка шумит, свежий воздух витает.  

Я поднял голову. Всё расплылось передо мной. Стены словно расщеплялись на мелкие кусочки, потолок улетал куда-то ввысь, а пол под мной превращался в зеленоватый газон. Я бросил трубку и протер глаза. Всё вокруг меня продолжало преображаться под окружение парка. Вдруг я почуял тот самый чистый запах постриженных кустов, легкий ветерок подул мне в лицо, шум фонтана овладел диапазон моих ушей, а пение птиц еще больше сводило с ума. Я почувствовал падение, время будто замедлилось. Падая, глядел на голубое небо и густые облака, я ожидал пасть на пол коридора редакции, как вдруг почувствовал позади себя неизвестный объект. Я пал на лавочку.  

Взялся за голову обеими руками. Видимо, я погряз в собственном воображении. Действительно, я очутился на той самой скамье под тенью старого дуба. По аллеи бегали дети, влюбленные парочки мило смотрелись вместе, а я как псих, широко раскрыв зрачки, наблюдал за ними. По привычке я начал щупать карманы, в надежде найти записную книжку. Открыв её, я заметил как буквы разлетаются за пределы страниц, они зависли в воздухе, над пышными кустарниками. Я попытался встать, но ноги подкосились, пальцы немели, я выронил блокнот. Потянувшись за ним, я не успел схватить его, меня опередили чьи-то заросшие руки.  

– Эй, ты выронил. – вяло послышался голос свыше  

Подняв очи, я увидел преставшего передо мной Бориса Авраменко. Башка расскалывалась, со стороны я был похож на инопланетянина. Борис подметил это:  

– Мужик, ты бухой? Хочешь похмелиться?  

Он не знал меня. Я не различал явь от реальности, единственным выходом было дойти до моего психолога, но я был не в состоянии что-либо делать собственноручно. Я достал телефон и позвонил Антону.  

– Алло, Антон Алексеевич, я не понимаю, что со мной… Только что находился в офисе, тут же переместился в парк. Мне кажется, я схожу с ума  

– Нет, всё в порядке, не нервничайте, сохраняйте спокойствие. Кого вы видите перед собой?  

– Бориса, нашего нового вахтера  

После фразы выше, Борис посмотрел на меня как на больного, причмокнул и удалился.  

– Это всё плод вашего подсознания, представьте перед собой к примеру меня.  

Я напрягся, поерзал немного на лавочке и постарался сделать то, о чем меня попросил Алексеевич. Дыхание прерывалось, я как будто задыхался. Вызов сбросился, я попытался перезвонить, но тщетно, стал еще больше паниковать.  

Совершил очередную попытку встать, после чего сдался. Внезапно я услышал мурлыканье и повернул голову направо. Белая кошка с зелеными глазами нагло взобралась мне на колени. Череда последующих событий удивила меня не меньше какой-то там кошки. Люди по чуть-чуть стали испарятся, из-за кустов откуда ни возьмись выскочил красивый олень-самец. Птичье пение прекратилось, на замену вышел орлиный зов. Я поднял взгляд на небо и увидел беззаботно летящего хищного орла.  

Дыхание налаживалось. Я взял себя в руки, закрыл глаза, представил себя у психолога на кушетке, глядящего в потолок и вслух жалующегося на жизнь. Открыл глаза, ничего не вышло. Кошка спрыгнула с меня и я снова постарался встать, но тут же упал на холодную парковую укладку. Лежа так на спине и смотря на полет орла, мне пришла идея набрать кого-то другого. В телефонной книге остался номер Иры, я попробовал позвонить.  

– Алло, да? – прозвучал ее голос  

– Ну что, наше свидание всё еще в силе?  

– Какое свидание? Вы наверное ошиблись  

Я сбросил трубку. Наворачивались слезы и понятно почему. А как по-другому вы бы отреагировали, узнав, что вся ваша жизнь – выдумка. Небо передо мной стало виднеться менее отчетливо, поднялась некая мгла. Я закричал, в ответ мне послышалось моё же эхо. Удалось подняться хотя-бы на задницу, но вместе с этим голова разболелась еще больше. На вздохе я согнул одну ногу, оперся руками об землю и совершил толчок. Выглядело это так, словно я занимаюсь воркаутом на брусьях. Оттолкнувшись, я смог встать в позу «по щенячи», оттуда я кое-как поднялся на ноги. Голова перестала болеть, но всё еще кружилась.  

Я стоял так, расставив согнутые трясущиеся руки в стороны, пытался устоять на ногах. Сделал шаг в сторону выхода из парка, потом еще… и еще. Шел медленно и осторожно, будто семнадцатилетний пацан боится разбудить предков, возвращаясь после тусовки. Затея увенчалась успехом, я стоял под аркой на выходе глядя на монотонность серого тумана. На дороге ни машин, ни прохожих, светофоры неисправны также как и моя психика.  

В таком состоянии я быстро уставал. К психологу я срезал через переулки, в одном из таких я присел на тамошнею расположенную кем-то шину. Набрал Антона Алексеевича, но связь не позволила дозвониться. Тогда я попробовал вновь представить его перед собой и мне чуть было не удалось. Он на миг появился рядом, но почему-то мигал как от приступа эпилепсии и вскоре исчез. Походу, мои чертоги разума не способны нафантазировать образ дольше чем на три секунды.  

Продолжая идти по глухим переулкам я опасался за себе любимого. Не понимал что вообще происходит и надеялся узнать как прибуду к Антону. Мне никак не удавалось осознать, я вагался с одной точки зрения к другой, но всё также просто не принимал версии моего схождения с ума. Всё такое реальное, я могу это потрогать и ощутить…  

Я добрался до поликлиники, с душевной болью выбил там дверь и поковылял коридорами к отделу психологических консультаций. Везде пусто… вновь ощутил головокружение, до пункта назначения я уже чуть ли не полз по стене. Когда в мыслях появлялась парковая аллея, я на долю секунды перемещался туда, но тут же возвращался. Приходилось не думать ни о чем. Ступенька… вторая, третья. Еле держался за перила, клонило пасть с лестницы.  

Второй этаж, мне нужно в конец коридора. Кое-как ускорился, но вдруг предчувствовал что-то странное. Участок пола передо мной внезапно исчез, вместо него теперь здесь была бездна. Необходимо как-то перебраться через эту яму. Я вспомнил про слова Антона Алексеевича, мне нужно представить перед собой объект. Закрыл очи, мысли опять оккупировали территории моего мозга. Этого не существует… я уверенно шагнул во тьму и бесследно растворился в её объятиях. Почувствовав падение, мне перкрыло дыхание. В таких ситуациях ты готов вспомнить всё, что угодно. Будто впал в обморок, находясь в обмороке…  

Очнулся. Меня обливали водой медики. Я нахожусь в редакции, валяюсь там где мне позвонил Антон. Рядом стоял Андрей Павлович и еще несколько наших работников и среди них нет ни Сергея, ни Дениса, ни Бориса. Взялся за голову, сказал стоящим надо мной, что я в порядке. Андрей дал им денег за вызов, напоследок мне выписали валерьянки и удалились.  

Оставшись с Андреем Павловичем наедине, я на кураже попросил его пересказать все последние события до моей потери сознания. Снова его фирменная поправка очков, он посмотрел на меня как на больного, впрочем таковым я и являлся.  

– Ты ворвался ко мне в кабинет, бредил о каком-то Сергее и еще о ком-то, я не разобрал… потом ты ушел, но вскоре снова вернулся и продолжил бредни. Я предложил тебе пойти домой и отдохнуть, ты кивнул мне, вышел, а там я уже услышал грохот  

Я пулей выскочил из офиса. У меня было куча вопросов к Антону Алексеевичу, я набрал его и предупредил о визите. Он не был занят.  

Двигаясь по коридору, я инстинктивно остановился примерно в том же месте, где в моем воображении образовалась бездна. Неуверенно прошел этот участок и зашел в кабинет к психологу. Антон спокойно писал что-то у себя в тетраде, я молча присел напротив.  

– Какого черта со мной сейчас происходит? В парке познакомился с людьми, а теперь узнаю, что их не существует в природе. – недоуменно объяснялся я  

– Значит, подействовало… – сказал Алексеевич, не отводя глаз от тетради  

– Подействовало что? – все так же недогонял я  

– Надо выразить удивление. – произнес психолог, встав со своего стула и подойдя ко мне  

– НЛП, Вячеслав Олегович, НЛП…  

Образовалось забвенное облако. Теперь я смотрел на моего психолога в непонятках. Я отождествлял себя с психом-колясочником. Школьником, попавшим на пятый курс университета. Я был словно ребенок, которому сказали, что Деда Мороза не существует.  

– Какое к черту НЛП?  

– Нейролингвистическое программирование. Вы мне льстите… вы и вправду не помните наш договор?  

– Какой договор? Может наконец-таки перестанете выражаться загадками?  

– Вы подписали уговор о том, что вы совершенно точно согласны на психологический эксперимент. Вы опустошенны душевно и легко согласились на это.  

Я ушел в себя. Ни словесно, ни письменно невозможно выразить мои чувства в этот момент. Апатия охватила меня целиком, я никак не соображал.  

– Господи, вы представляете, что нам удалось? Провести мать её терапию на расстоянии и причем необычную. В ней вы видели только то, что само ваше подсознание способно сочинить. Может, поделитесь эмоциями?  

Мне было плохо. Нагло попросив разрешение, я достал из пачки Антона Алексеевича, лежащей на столе, сигарету, я закурил снова спустя восемь лет. Психолог понимающе оценил мой жест. Он вдобавок заварил мне кофе. С заиканием и колосальным трудом, я рассказал весь мой сюжет, что крутился в сознании. Со слов Алексеевича, он мог контролировать мой вход в это состояние дистанционно, отчего я не замечал граней, когда находился в реальности, а когда там, в мире НЛП. Так или иначе, я не желал вдаваться в подробности, ведь это он мне уже объяснял, но я не помнил. Всё это происходило по обоюдному согласию. За добровольное участие в исследовании Антон при мне же начислил на мою карту пятьдесят тысяч гривен, эти деньги пожертвовало какое-то то там министерство, но знаете… психику за деньги то не восстановишь.  

Вышел из поликлиники. Вдохнул свежего воздуха. Я был поддавлен морально и Антону Алексеевичу, похоже, на это было плевать. Его волновал лишь результат гребанного эксперимента, а я… я шел по улице втыкал, страдал от своей же тупости, ведь в первую очередь это я согласился на сраный опыт.  

Удалось взять отпуск за счет администрации на месяц. Я потратил его на восстановление. Принимал кучу успокоительных, много спал и конечно же… начал писать роман. Да, роман психологического направления, я надеялся на то, что у меня получится оставить осадок у читателя после прочтения… как это удалось моему папе. Кстати в середине месяца всё-таки выделил время и съездил к родителям, про свое участие в конченном эксперименте я ни слова ни сказал.  

Параллельно с моим выходом на работу, я стал уточнять по поводу издательства. Мой роман был на этапе кульминации. Я уже представлял баннеры с надписью – «Бестселлер года, роман «Сидя в парке». По сюжету главный герой – жертва своих фантазий, проживет жизнь в выдуманном мире, парке, что он создал своим подсознанием, с выдуманными людьми, семьей. В финале ему откроется тайна, но он её не сможет принять…  

В середине апреля вышел на работу. По пути мне позвонили. Номер Иры, я не поверил своим глазам, но в ходе диалога понял, что она ошиблась. Ошиблась? Нет… я перенабрал её и назначил встречу:  

– Вам не кажется, что это судьба? – говорю я  

Она посмеялась в трубку и забавы ради согласилась придти в субботу… в парк Горького.  

Вошел в успевшие уже стать мне родными, двери редакции. Секретарша улыбнулась мне. Повернул голову, хотел отдать пиджак на вахту. Протянул в окошко, его ненавязчиво утянули чьи-то знакомые руки. Я поднял глаза. Борис, он подмигнул мне. Образовалось забвенное облако… опять. Опережая мой вход в лифт, секретарша окликнула меня, сказала, мол я забыл кое-что. Она отдала мне ту самую серебристую ручку, подаренную мне Анной.  

Я протер глаза и вошел в лифт. Вышел из него на нужном этаже. Услышал частые шаги… Мчался какой-то мужчина, его здесь раньше не видел. Он пробежал мимо меня… Сергей! Забвенное облако, не понимаю. Я все еще на терапии, ударил самого себя по лицу.  

В конце концов зашел к себе в кабинет. Закрыл глаза. Выдохнул. Тут вдруг из-под стола выпрыгивает парнишка, я вгляделся. Денис?  

– Сюрприз! Андрей Павлович назначил меня вашим ассистентом!  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 181 | 5 / 5 (голосов: 7) | 17:19 19.11.2020

Комментарии

Lis221709:26 24.11.2020
4
Honeypike15:18 22.11.2020
kometamir, да... насчет ошибок, я действительно допускаю их случайно, всё никак не могу за всеми уследить. Должно быть, нужно отредактировать текст еще раз.
Большое спасибо за комментарий!
Kometamir14:44 22.11.2020
Это как раз то самое, когда начинаешь читать и не можешь остановиться. Сюжет очень захватывает. Стиль написания, отличнейший. Благодарю вас, с удовольствие прочитал ваше произведение. Единственное, что смутило это несколько орфографических ошибок в тексте, видимо просто случайно упустили...
Honeypike11:30 22.11.2020
tatti83, рассказов начинал писать достаточно, но закончил из них очень мало.
Я рад, что вам понравилось. Спасибо за отзыв!
Tatti8300:46 22.11.2020
Интересненько, это и вправду ваш первый рассказ??? Вы хорошо пишете) НЛП это загадка для меня) но знаю, что применять его некоторые умеют незаметно)))пишите ещё) у вас оригинальный ход мыслей)
Honeypike19:42 21.11.2020
nick_01, спасибо, НИКолай!
Nick_0119:39 21.11.2020
Как для первого произведения вполне неплохо.В скором времени жду ещё.
Honeypike13:26 21.11.2020
terpsihora, комбинация чисел "6" и "4" олицетворяет выраженное чувство долга перед кем-то. Если вы помните, главный герой не понятно зачем в своем подсознании пытался помочь семье Авраменко и Дмитрию.
Спасибо за отзыв!
Terpsihora12:47 21.11.2020
В 64 рановато. И число так себе.
Очень похоже на осознанный сон. Неплохо)) "Зашло")
Rimma1313:07 20.11.2020
Ещё буду ждать. Только не стихи.
Honeypike13:04 20.11.2020
rimma13, большое спасибо ВАМ за столь лестный отзыв!
Rimma1305:34 20.11.2020
..остановилась,как споткнулась,читала бы и читала бы дальше. Воспринимается легко и близка манера письма. Без какой то вычернутости и подавления меня-
читателя,короче- и понравилось, и заинтриговал этот эксперимент,который уже- совсем наоборот. Так бывает,только ...
как бы это выразить,то что стало явью ,то чего по ходу ,будто нет,но оно есть,все очень личное. Если ожил этот мир,значит вашему герою был нужен этот мир ,и нужен ,как он сам себе-не понарошку.
Спасибо,пять с плюсом.

Книги автора

Волны Перемен
Автор: Honeypike
Стихотворение / Лирика Поэзия
"Всё приходит к тому, кто умеет ждать и черпать в ожидании силу" © - Мария Фариса
Теги: Гармония Солнце Переменчивость Единство Неопределенность
12:49 25.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Трепет Отчуждения
Автор: Honeypike
Роман / Детектив Приключения Реализм Другое
Выпускник Портлендской школы, Алан Брайт, по совету родителей поступает в Вашингтонский Экономический Университет, находящийся в Сиэтле. По ходу его привыкания к новым реалиям, он начинает замечать не ... (открыть аннотацию)кие странности внутри учебного заведения, его догадки постепенно приводят его к тому, что он начинает иметь дело с богатой семьей, которая, по его соображениям, торгует незаконными веществами.
Теги: Адаптация Университет Криминал Наркоторговля Бизнес Неясность
11:25 25.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 1)

Фортуны Антоним
Автор: Honeypike
Стихотворение / Лирика Поэзия
"Успех не окончателен, неудачи не фатальны, значение имеет лишь мужество продолжать" © - Уинстон Черчилль
Теги: Невезение Осуждение Критика Подавленность
11:42 24.11.2020 | 5 / 5 (голосов: 7)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020