Режим чтения

Тхаали. Сердце Мира. Том2

Роман / Политика, Фэнтези, Другое
Тёмный добился своих целей преобразовывая Мир. Вайрам повержен. Мир меняется хаосом Сможет ли вайрам восстать?
Теги: новый мир война политика

Глава 1

Ты знаешь меня... среди толпы  

Темноты глухих лесов души  

Ты читаешь стороны как книгу  

Грань за гранью глубже  

Ты находишь меня по следам  

Глубже в хаосе и темноты сознания  

Ты видишь суть, истину ее, правду  

Ты чувствуешь чистоту повязая в грязи  

Тягучем рве сумбурных чувств…  

Ты знаешь меня, ты знал и будешь.  

 

Я себя не знаю.  

 

 

Вираг вылил грязную воду с дождевой бочки и вытер пот. Стояла жара, она не проходила с лета, выпаливала ему посевы. Было странным это, ходили слухи, что всего в нескольких деревнях от них, бушевали сильные осенние ветра, и пару раз даже выпадал снег. Так, как же у них, может все еще печь такое солнце? Мужчина выпрямился, разминая спину, всего в сотне метров от него сидел волк. Он сидел неподвижно, лишь изредка шевеля ушами на движение человека. Вираг поднял палку и швырнул в его сторону.  

– Пшел вон, давай, иди!  

Мужчина почувствовал озноб, когда хищник не пошевелился. Он наблюдал за ним, пытливо, с интересом, и словно забавлялся метаниями. Было странным видеть такое поведение, обычно они убегали, как только услышат человеческие голоса. Волк пошевелил ушами, и повернул голову в сторону чащи. Вираг увидел, как из темноты леса входят еще двое и садятся рядом. Теперь все трое наблюдали за ним. Мужчина обернулся по сторонам, пытаясь убедиться, что он действительно это видит. Он, конечно, слышал разные странные слухи о том, что деревья порой специально ранят детей, о том, что есть травы, которые всасываются в тело, набухая от крови. Говорили о том, что вся Таурона покрылась такими изменениями. Но он не верил. До этого дня.  

Девочка, заливисто смеясь, разогнала бегавших по двору куриц, коротенькое платьице едва прикрывало сбитые колени. Вираг улыбнулся, наблюдая за дочерью, подхватив бочку, он схватил немного зерна и бросил их птицам. Послышался довольный клокот, мужчина усмехнулся. Уже заходя в дом, он увидел, как одна курица смотрит на него пронзительным взглядом. Она склонила голову, и словно издеваясь, выплюнула зернышко. Вираг облизал губы, и быстро захлопнул за собой двери.  

Лиррелл потрогал упругие ветви вишни и удовлетворено отметил пробивающиеся небольшие иголки. Они тянулись вдоль ветви, словно пушок на теле младенца. Пошевелив возле них пальцем, увидел, как они зашевелились, чувствуя силу. Мужчина обернулся и схватил одаренного, быстро надрезав ему ладонь, прислонил к ветви. Маг выгнулся и закричал, когда из него потянули жизнь. Лиррелл брезгливо сморщился и отошел, наблюдая за тем, как дерево хорошеет на глазах. Замечательно, сила ускорит созрев плодов, теперь он будет собирать урожай столько раз, сколько ему нужно. С этими ягодами он будет внедрять в кровь людей частицу хаоса. Те, кто не будут сопротивляться, выживут.  

¬¬¬– Прекрати орать. Жив же.  

– Простите, сар.  

– Скажи Этелреду, пусть заберет своих людей с земель Ар-Дилира, пора вам работать над Мильдирой.  

Лиррелл вытер руки и вышел в свои покои замка, снова болела голова, это начинало его раздражать все больше. Ойстейин был прав, говоря о том, что хаос и сила вайрама в его крови будут влиять на здоровье. Мужчина наскоро скинул с себя одежду и блаженно вытянулся на свежей постели. Он не мог активно работать в лаборатории, пока люди Нардо не упокоятся. После того как тагри упекли в Каар-Тале, его ищейки суют нос даже в малейшие трещинки. Это мешало ему, но и подставляться он сейчас не мог. Маг, которого подставил Этелред, очень хорошо выполнил свою работу, одновременно и сказав им информацию, и в тот же час ни дав ничего за что они бы могли зацепиться. Все описание указывало на вайрама, но рисковать он не будет. Итак, слишком уж подозрительным сделался наследник, еще и Тайлин подливала масла в огонь, порой задавая слишком скользкие вопросы. Девочка была умна, даже слишком, он упустил ее пытливый ум. И теперь приходилось следить, чтобы ее зоркий взгляд не подмечал отлучки и фон, порой все же исходящий от него. Мужчина устало вздохнул, чувствуя, как его тянет Марче. Слишком опасно было открывать свою силу в замке, но и отлучится в хребты или чертоги алхимиков не было сил. Ссаррна. Лиррелл поднялся, накидывая теплый плащ и выходя на побережье бушующего океана.  

– Надеюсь это действительно важно, советник.  

 

Марче обернулся, отмечая слишком уж бледное лицо своего сара, сила проявилась, и он отвел взгляд боясь, что его зацепит.  

– Мы заметили это пару дней назад. Сначала рыбаки думали водоросли прибило штормом, но это нечто другое.  

 

Лиррелл резким шагом зашел в воду и выудил извивающиеся мутно зелёные травинки, они действительно были похожи на водоросли со дна, но по тому как они пытались зацепиться за его руки, можно было понять, что это одно из видов его изменений. Перейдя на внутреннее зрение, почувствовал ярость, одно из способных выделять эмирный кислород растений, было разорвано. Кто-то выжег их, оставляя лишь небольшие кусочки. Как такое может быть если вайрам расщеплен.  

Марче увидел, как поплыли черты лица Темного от силы эмоций.  

– Они отравили рыбу и живность вокруг, сар. – мужчина отшатнулся от холодного взгляда – все что было отличимым и  

– Заткнись, Марче. Пусть рыбаки вычистят здесь все. Кинь людей по всей длине побережья, пусть проверяют есть ли еще повреждения.  

– Что это, сар?  

Лиррелл сжал губы и расщепил отмершие травинки.  

¬– Мир, Марче. Мир показывает зубы.  

 

Ааррон слушал шаги стражи, они гулко отдавались в коридоре, он не знал сколько времени провел здесь, в голове все немного спуталось, не различал, где реальность, а где его лихорадка. Он, сцепив зубы, перевернулся на бок, боль в суставах и ранах от опытных рук палача на миг заслепила его. Он задохнулся. Сердце билось где-то возле горла, медленно, словно во сне, сел и прислонился к холодным камням. Скосив взгляд на рубашку, он усмехнулся, его вид желал лучшего, порванная и покрытая пятнами крови ткань, следы рвоты. Во рту не проходил привкус полыни, в памяти возник Нардо, его полный насмешки холодный взгляд, презрительная усмешка на губах и его опытные руки. Ааррон содрогнулся, в последнее время каждый раз как забирали стражники, он с ужасом ожидал увидеть брата, но его не было, и каждый раз он чувствовал огромное облегчение. Вот и сейчас он считал шаги, надеясь, что обойдется, мужчина хмыкнул, надо же, кто бы сказал, что он будет бояться Нерри? Да уж… Скрип открываемого засова отвлек его от мыслей, и он словил себя на том, что пытается отползти, губы искривились в гримасе отвращения к самому себе.  

– Вставай, тебя хочет видеть его высочество.  

Ааррон прикрыл глаза, стараясь подавить нарастающую панику, но он не доставит им такого удовольствия. Губы исказила насмешливая улыбка.  

– Так не будем его заставлять ждать.  

Стражник усмехнулся и рывком поднял принца, тот закусил губу, стараясь не стонать, опираясь связанными руками о стену, он медленно побрел по темному коридору, во рту предательски чувствовался привкус изжоги.  

– Мы привели его, сир.  

– Введите.  

Ааррон непроизвольно вздрогнул от до боли знакомого насмешливого голоса, оперся спиной о стену, стараясь удержаться на ногах. Нардо тем временем раздевался, он скинул с себя плащ и закатал рукава, с усмешкой взглянул на впалые щеки брата, но все так же надменную манеру поведения.  

– Как ты, тагри?  

– Скучал по твоему обществу, братец.  

Нардо усмехнулся и кивнул Карталу, сильные мужские руки разорвали на нем рубашку и связали руки за спиной. Ааррон, тяжело дыша, пытался удержать вес на плечах, он смутно понимал, что ему сейчас говорит наследник. Нардо вздохнул:  

– Окати его водой. – Наследник, прищурившись наблюдал за тем, как взгляд брата становится более осмысленным. – Ну что же ты, тагри? Говоришь, что соскучился, а сам не слушаешь меня. Разве так ведут себя?  

Ааррон усмехнулся:  

–Что-то ты сегодня больно разговорчив, Нардо. Как там при дворе?  

Наследник промолчал и одел кованые перчатки, он, разминаясь, подошел к пленнику, тот неотрывно следил за ним, пытаясь подавить нарастающий ужас. Нардо ударил, тело тагри выгнулись, в сознание он пришел почти сразу, сквозь пелену наблюдал за тем, как Картал разворачивает инструменты. Он знал, что будет дальше, еще не зажили раны от прежних пыток. Сцепив зубы, Ааррон наблюдал за братом, за тем как он с безразличием выбирает что же взять первым. Впервые промелькнула мысль о смерти, было бы лучше всего умереть здесь и сейчас.  

– Может жаровню, сир?  

“Черт бы его побрал с такими предложениями! ”  

Нардо рассмеялся, когда увидел, как вытянулось лицо брата от предложения палача. Любопытно.  

– Вижу эта идея пришлась тебе по душе, да, тагри?  

Ааррон молчал не в силах сказать что-либо. Несколько часов пыток Нардо вытянули из него все силы, все что он мог сейчас – это пытаться не кричать. И все же его тело дернулось в страхе, когда наследник подошел с раскаленными щипцами.  

– Спусти его и привяжи.  

Ааррон, вжавшись в спинку железного кресла, наблюдал за наследником, когда послышался крик, он не сразу понял, что кричит он сам. Через пару мгновений в мозг вонзилась боль, кость видимо была сломана. Оставалось радоваться только тому, что он уже никогда не будет держать в руках меч, а следовательно эта рана не так уж и страшна.  

– Что-то ты немногословен сегодня. Что случилось? А, Ааррон?  

Картал ударил Ри по старым ожогам, и он закричал.  

– Отвечайте, когда его высочество к вам обращается.  

Хрипя, Ри взглянул в совершенно спокойное лицо брата.  

– Мне не нравится выражение твоего лица, Нерри. Ты как будто съел навоз.  

Нардо хмыкнул и наклонился над другим пальцем, Ааррон попытался вырвать руку, но ремни держали крепко.  

– Ммммааааааааааааааааа  

– Ну что же ты так, тагри? Не кричи, и так голова раскалывается.  

В голове у Ааррона все плыло, он не мог понять откуда он знает стоящего перед ним человека, через пару секунд пришел в себя.  

– Извини, Нардо, не удержался.  

– Его высочество, Наррлед, тагри, что же ты никак не запомнишь? Картал, щипцы остыли.  

– Сейчас, сир.  

– Пока нагреваются, давай напоим его?  

Ааррон с облегчением подумал, что передышка ему как раз нужна. Видимо это отобразилось на его лице, поскольку Нардо рассмеялся:  

– Оо, это немного не то, что ты подумал, но да ладно.  

Ааррон уже слабо понимал, что происходит, он лишь краем сознания отмечал, что больше не удивляется, когда видит перед собой Нардо. Ему хотелось, чтобы с ним уже закончили и оставили его в покое, наедине с терзающей все его тело болью. Но выражение лица Нардо обещало ему долгие часы его общества. Наследник наблюдал за тем, как корчится измученное тело брата, от его крика начала болеть голова.  

– Забери его. – голос Нардо был глух. – Пусть целитель займется ним. Не трогайте его неделю. Я сам ним займусь.  

– Хорошо, ваше высочество.  

 

Дин зажег свечи и поежился, в замке было отчего-то холодно, даже камины не помогали. Взяв книгу, он залез в кресло и накинул на себя плед. Библиотека его монсеньора была полна удивительных знаний, он поглощал их, изголодавшийся по науке, практике и человеческих условий. Оставшись один, он четко осознал, насколько привязался к этому безэмоциональному на вид мужчине. Подросток вздохнул, что они с ним сделают? Ларана все время молчала, слуги разбежались. Не раз ему снилось как пытают Ааррона. Как ему помочь? Как они могли посчитать его за предателя? Ведь принц столько сделал, он сам лично видел, как он освобождает города, деревни. Ведь он прекратил войну.  

Элли внимательно следила за Дином, прислушиваясь к его запертой магии. Подросток скосил взгляд, когда неуловимо изменилась вибрация пространства, чувствовал это, чувствовал на уровне кожи. Элли села напротив него и всматривалась в скуластое лицо мальчишки, замок признавал его, отзывался своей магией на него. Вайрам принял его, позволил части себя защищать его. Знает ли мальчик об этом? Подросток резко поднялся, и быстро выглянув за двери, закрыл их на ключ. Глубоко вздохнув, он позволил своей силе приоткрыться, но то, что было в этой комнате, было ему недоступно. Дух улыбнулся, позволяя мальчику увидеть себя. Дин, с бешено бьющимся сердцем, следил за ней.  

«Пойдем»  

Поколебавшись, Дин осторожно прощупал перекладины, во рту пересохло когда он нащупал полость, словно повинуясь его желанию, дрогнула стена и он оказался в проходе, лаз был стар, но факелы выдавали что по нему не раз ходили. Дин молча шел, нащупывая дорогу.  

– О Ссаррна!  

Перед его взором застыла гора древних летописей, сам воздух здесь дрожал от древней магии, дрожащие пальцы подростка прикоснулись к книге и она, словно живая, раскрылась перед ним отвечая на его вопрос.  

"Древний"  

Дин резко обернулся и замер, увидев перед собой девушку, от нее шла такая сила, что ему было больно находится рядом.  

"Ты знаешь кто я Древний? "  

– Я не древний.  

Дух улыбнулся и перед ним предстала восьмилетняя девочка в оборванной рубашке, подросток отшатнулся.  

"Ты знаешь. Тхаали дал тебе частицу тебя. Эти знания – твои знания, Древний"  

Дин сглотнул, вспомнилось как вырезали его семью, как кричала мама, прохлада коснулась его руки.  

"Не бойся, не обузданная сила – смерть в твоих руках. "  

"Кто ты? "  

Элли улыбнулась и склонила голову на бок:  

"У меня много имен. Ты можешь звать меня Элли"  

Подросток прошелся по рядам, истинная магия мира отзывалась на него, говорила с ним, пела ему. Дин замер, и обернулся на духа:  

"Они убивают его? "  

"Они ломают его. Такова дорога вайрама. "  

"Он, он»  

"Стал для тебя всем" – Элли мягко улыбнулась – "Он Тхаали. Мы всего его дети"  

 

Ааррон облизал губы, и взглянул на стоящую в нескольких метрах от него миску с водой, зажмурившись, попытался сесть, тело пронзила боль, и он замер, чувствуя, как камера начинает ходить перед глазами. Но жажда была невыносима, он и так оттягивал до последнего попытку напиться. Коря себя за слабость, мужчина медленно подполз к жестянке и жадно прислонился сухими губами к влаге. Напившись, все же сел и прислонился спиной к холодным камням. Прохлада стен немного сняла дергающую боль в спине. Взгляд пробежался по соломе, по давно не менявшемуся тюфяку. Ему казалось, что он провонял потом, кровью и страхом, он весь издавал этот запах. Думая над тем, что ему все же нужно вымыться пленник дрожащими пальцами поднял миску и ударил по стене, заставляя себя методично бить в стену, он считал удары, отмеряя время. Засов щелкнул, и стражник раздраженно зашел в камеру, взгляд пробежался по пленнику и удар сапога выбил миску, наступив на не до конца зажившие пальцы. Глухой вскрик сорвался с губ пленника.  

– Чего ты шумишь? Давно не был в пыточной?  

– Помыться дайте.  

Мужчина прошелся по камере.  

– Ты и вправду воняешь. Нам не давали приказ  

Ааррон раздраженно взглянул на Ласа.  

– Ты тупой? Спроси палача.  

Удар дубинки по плечам и пленник замолчал, считая про себя дыхание, чтобы не кричать.  

– Эй, ты там жив еще?  

Ааррон хмыкнул:  

– Твоими молитвами.  

– Вставай. Давай, двигайся!  

Ааррон вцепился окровавленными пальцами в одежду стражи, ноги слабо его слушались, и он позволил себя дотащить до зала.  

– Раздевайся 945й, пока я не передумал.  

Стараясь подавить стыд, Арри снял одежду и упал на пол, когда мощный поток воды ударил его, сбивая с ног. Он тяжело дышал, пытаясь не захлебнуться, но все же чувствовал облегчение от того, что сильный поток смывает с него кровь и грязь. Прислонившись лицом к полу, он прижимал к себе руки, стараясь защитить раны от напора. Кто бы мог подумать, что все закончится так? Он лишь еще один из смертников Каар-Тале, ни имени, ни личности. Лишь номер. Что стало с мальчиком? Что с Дакаром? Да и узнал бы его сейчас джааралэ, лишённого магии, ипостаси, слепого и немощного словно котенок. Что произойдет с миром? И кто стоит за темной магией? Лиррелл ли это?  

– Эй, давай, двигайся! Ну!  

Ааррон, пошатываясь, поднялся и начал натягивать на себя одежду, стараясь двигаться как можно быстрее, чтобы не злить стражу, он застегнул пуговицы и вскинул взгляд на мужчин. Сам того не понимая, он в один лишь миг преобразился с измученного пленника в представителя династии.  

– Благодарю, господа.  

Лас, очнувшись от наваждения, толкнул его в коридор, открыв двери камеры его швырнули на пол.  

– Не думаю, что наследнику понравится твоя выходка.  

Ааррон усмехнулся:  

– Скажите, что я вам приказал. Не стоит забывать кто я, Ласс.  

Мужчина, промолчав, захлопнул двери. Ааррон провел по заросшему лицу, думая о том, как он выглядит. Магии не было, сил тоже, мысли терзали его каждую минуту как он был в сознании. Иногда в моменты отчаяния ему безумно хотелось, чтобы его убили прямо в пыточной. С каждым разом выдерживать боль становилась сложнее, они ломали его, каждый раз как видел и слышал голос Нардо, его повергало в пучину животного страха. Иногда разум его помутнялся, и он не мог понять, где он, кто он, иногда кричал, моля лишь о пощаде, но знал, что это бесполезно. Губы скривились в гримасу отвращения к себе, насколько он ничтожен, чтобы от пары переломов молить о передышке. Ааррон прикрыл глаза, стараясь прогнать гнетущие мысли, но это лишь больше заставило его терзать себя. Он ненавидел себя за признаки слабости, за то, как проявлял страх, как захлебывался в нем, как цеплялся за руки Картала либо Нардо. Ааррон сжал губы, нужно прекращать называть его по имени. Он никто, у него нет имени, нет тех, кому бы был дорог, он остался один. Столько раз он слышал крики таких же как он, сколько умерло в этих стенах? Сколько осталось существовать? И что нужно наследнику? Он не задавал вопросов, он просто методично пытал его, раз за разом насмешливо спрашивая, когда он прекратит орать.  

Ааррон проснулся от звука ударившейся двери, разлепив глаза, попытался вглядеться во тьму, но ничего кроме сапог не увидел.  

– Вставай, твоё время.  

Ааррон не успел подняться, как сильные руки протащили его по коридору и швырнули на каменный пол.  

– Свободны. Доброй ночи, тагри.  

– Наследник.  

Сухая усмешка прошлась по лицу Наррлледа и также быстро пропала. Несмотря на пленника, мужчина снял рубашку не желая испачкать ее в крови, и надел перчатки.  

– Картал раздень и привяжи его.  

– Дыба, сир?  

– Нет. Тагри, говорят ты купался?  

Картал увидел, как пленник содрогнулся и искоса взглянул на стоящего спиной к нему брата.  

– Да, не могу же я быть грязным.  

Нардо повернул голову, и на миг его спина застыла.  

– Мы поговорим об этом, тагри. А потом я искупаю тебя. Что бы ты не был грязным. Подними его.  

Ааррон неотрывно наблюдал за братом, удар пришелся неожиданно, и он не успел сдержать себя. Нардо молча наносил удар за ударом. Он слышал, как наследник что-то ему говорит, но не мог понять. Картал вылил воду, и пленник задохнулся, приходя в себя, шум в ушах мешал понимать голоса, смазано увидел фигуру наследника, то, как он скидывает перчатки и передает палачу. Ри непроизвольно попытался увернуться, но удар настиг его, железо прошлось по ожогам, и он снова упал в пучину яркой боли. Он не знал сколько времени это продолжалось, хотел, чтобы это закончилось, чтобы его оставили в покое, больше не мог, но знал пытка будет продолжаться. Вспомнил как его учил Таркил сосредотачиваться на одном объекте и вспоминать до мельчайших деталей. Перед взором возникла Литиция, ее смуглая от загара кожа, задорный взгляд, мягкие скулы, чувственную линию губ. Заливистый смех. Нардо, заметил так знакомое ему самому выражение лица тагри и подал знак остановиться. Подойдя к пленнику, он задумчиво рассматривал заросшее лицо брата.  

– Спусти его, его нужно остричь.  

Ааррон вздрогнул, когда сильные руки палача сжали его руки и запрокинули ему голову.  

–Очнулся? Я и забыл, что ты тоже проходил подготовку, тагри. Удивительно как отсутствие магии меняет тебя. Ты становишься слабым, хрупким. Как оно когда раны не исцеляются? – Нардо вытер скальпель и откинул голову брата назад – Не дергайся, иначе останешься без лица.  

Аррон вцепился в руки Картала, когда наследник начал оскубывать волосы на голове, ловкие руки мужчины быстро срезали кудри, оставляя после себя жесткий торчащий ежик черных как смоль волос. Губы Ааррона дрогнули при воспоминании о том, как стриг его брат в детстве.  

– Как в старые добрые времена, да Нардо?  

На миг пальцы наследника дрогнули, и он с большей злостью рванул клок волос на себя, вырвав стон.  

– Ты заблуждаешься, я стриг младшего брата, тагри. Мой брат мертв.  

Ааррон усмехнулся, признавая слова наследника, и дернул головой отчего скальпель соскользнул и прошелся по шее, кровь хлынула на руки палача.  

– Ссаррна! – Нардо зажал рану и отвернул лицо пленника, продолжая соскабливать бороду, каждый рывок причинял ему боль отчего Ри лишь сильнее сжимал зубы. – Ну вот, теперь ты больше похож на человека, тагри. Каламбур, не находишь, демон, похожий на человека. Картал, раствор сделали?  

– Да, сказать, чтобы принесли?  

– Спустя время, размотай ему пальцы.  

Ааррон дернулся и попытался спрятать ладони, но палач был быстрее, синие глаза спокойно замерли на лице пленника, и мужчина начал медленно разматывать лубки. Арри облизал губы, чувствуя, как страх сжимает ему горло.  

– Бару, помоги Карталу, он сам не удержит его. Я вижу страх в твоих глазах, тагри. Это хорошо. Тебе стоит бояться.  

Ааррон попытался вырваться, когда наследник одел перчатку и переплел свои пальцы с его, взгляд карих глаз прямо взглянул в застывшие глаза брата и перчатка сжалась, ломая еще не до конца зажившие кости. Тело тагри выгнулось в судороге, но ничего кроме стона не сорвалось с губ, наследник, не обращая внимания на предупреждающий взгляд Картала, сжал сильнее, и пленник обвис на руках палачей.  

– Пусть принесут раствор.  

Картал взглянул на серое лицо пленника.  

– Сир, дайте ему отдохнуть  

– Приведи его в себя, Картал. Это что жалость?  

Мужчина промолчал и вылил воду, ресницы дрогнули и стон слетел в пространство. Нардо швырнул веревку палачу.  

– Свяжи ему руки так, чтобы они не попали под воду. Ну что тагри, готов купаться?  

Ри слабо понимал, что собирается делать наследник, он настолько устал, что мысли ускользали от него, боль в пальцах правой руки ножом врезалась в сознание и он снова застонал. Кто-то похлопал его по лицу, и он увидел склонённого над собой палача, нашатырь привел его в себя, и он закашлялся.  

– Как вы? Слышите меня?  

– Дда.  

Картал кивнул и набрал воды, на миг он заколебался, но встретившись взглядом с наследником, вылил раствор на плечи и грудь пленника. Ааррон задохнулся, когда соленый раствор обжег раны, он попытался отползти, но мужчина, не обращая внимания на его попытки, выливал соленую воду из балии. Нардо, сжав зубы наблюдал за тем, как выгибается тело брата, как все больше и больше сереет его лицо, как поглощает его безумие боли.  

– Может, хватит, сир?  

– До конца.  

Картал, помолчав, продолжил пытку, он видел, что пленник уже давно не в себе, взгляд помутился, жестокость наследника поражала его, это было совсем не похоже на Нардо. Никогда он не пытал только для того, чтобы человек помучился, сейчас же, казалось, ненависть заслепила его. Мужчина отставил ковш и взглянул на потерявшего сознание пленника:  

– Его искупать бы, Нардо. Или…  

Наследник мрачно взглянул на палача:  

– Да, сделай все что нужно. Позови Санара. И, Картал, такие ванны на протяжении всего времени. Рандомно, так, чтобы он не ожидал. Ты понял?  

– Как прикажете, сир.  

 

Небо было переполнено серым цветом, оно опускалось все ниже, все сильнее придавливая своим весом траву. Порыв прохладного ветра сорвал с волос ленту, заставив Литицию прийти в себя. Девушка вытерла текущие по лицу слезы и глубоко вдохнула холодный воздух. Они ломали его, выворачивали, изматывали. Его душа была практически недоступна ей, и все же в помутнениях, она могла дотянуться. Литиция отвернулась и вырвала. Она пыталась разделить его боль, тем самым уменьшив ее, но это было невозможно. Невозможно облегчить ее, зная, что тебя ломают родные руки. Тучи сгущались, становясь мрачнее.  

– Дитя, успокой свою силу.  

– Ты не знаешь, что они делают, ты не видишь этого, дед.  

Моринг нащупал ладонь внучки и сжал ее.  

– Я знаю, милая, знаю. Но он должен пройти этот путь. Вайрам должен быть трижды предан.  

Литиция сжала губы отчего ветер стал сильнее, старик ласково сжал ее пальцы.  

– Девочка, убери силу, не стоит ломать и так разорванный мир.  

– Мир? – Литиция зло взглянула в белесые глаза вождя – Мир позволил ему умирать, они расщепили его! Они разорвали, искалечили и продолжают делать это день ото дня! Не говори мне о Мире, Моринг!  

Старик вздохнул, заставляя силу ваарэты стихать.  

– Вы связаны, не так ли, дитя? Ваши души переплелись, не спрашивая на то вашего разрешения.  

Литиция отвернулась, стараясь скрыть рыдание, она опустилась на колени, все еще чувствовала, как он тянулся к ней, пытаясь найти в ней покой. Теплая ладонь легла на волосы, приласкав ее.  

– Ты должна быть сильной, Литиция. Теперь ты его якорь здесь. Не отпускай его.  

 

Вымощенная серым камнем тропа тянулась вдоль полной цветущих трав долины далеко вверх, взбираясь на самую верхушку горы Брио-Мар, прямо к раскинутому на ней городу Ильюминс. Вымощенная много веков назад тропа, открывала перед собой неповторимый вид переполненных цветущих долин по бокам. Мягкий лёгкий теплый ветер ласкал травы, касался крон фруктовых деревьев, ласкал работающих с землей людей, игриво убегал дальше. Здесь царил покой, завеса, плотно оберегавшая эти земли с момента прихода вайрамов в этот мир, все также крепко выстаивала, не давая распаду пройти сквозь. Страна, отмахнувшаяся от хаоса поступков и чувств остального мира, оберегала сердце Мира, удерживая его ось и силу благодаря чистоте сердец и поступков.  

И все же распад коснулся и их тоже, показав свое лицо, когда Эрсус замахнулся на власть и смог выкрасть и продать в рабство согрáно этой страны. Исток дрогнул и изменил свое движение. Время начало новый ход, то ускоряясь, то замедляясь по соотношению ко времени в других частях света. Скачки Истока отзывались в завесе, отчего она начинала пускать трещины. Но так как спокойствие Вайтайе не было потревожено, народ не ощущал начало разрушения. Должно пройти много времени, чтобы волна распада докатилась до них.  

Идущий по тропе мужчина был одет в простые походные темные брюки и кремовую, свободного покроя рубашку. Его некогда рябое от шрамов лицо, практически излечилось и излучало собой силу. Удивительные янтарные очи просматривали документы, которые подсовывал ему его советник, пытаясь объемами наверстать все то время, когда их согрáно отсутствовал.  

Кирано выдохнул и взглянул на Газсиза:  

– Исток затронут?  

– Да, сир. Я заметил необычное звучание, что-то не так.  

– Это было и раньше?  

– Да, но сейчас его обороты колеблются, так словно с миром что-то резко произошло.  

Кирано нахмурился, чувствуя тревогу, что, если пока он пытается найти выход как снять печать, с мальчиком произошло нечто ужасное?  

– Кирано?  

– Да, времени у меня не так много, нашли то, что я просил?  

– Не совсем, но наши сайнтийсты пытаются понять, как вернуть кровную печать в ее начало, расщепить ее мы не сможем, это убьет его.  

– Ускорьтесь, я знаю, что их светлые умы смогут найти путь. И Газсиз, мне нужны лучшие воины и боевые маги. Знаю у нас таких мало – Ки приподнял брови от потемневшего лицо советника – я ошибаюсь?  

– Силы боевых начали проявляться несколько лет назад, их слишком много.  

– Вот как. Значит Мир поврежден и здесь. Ничего, мы поправим это, но сначала мальчик. Мы должны помочь Тхаали стать целостным. Стать тем, кто он есть. А сейчас, проведи меня к Истоку, мне нужно поговорить с ним.  

 

Как вы, ваше высочество?  

– Не могу сказать, что хорошо, Картал.  

Мужчина взглянул на юношу и усмехнулся:  

– Но ваши пальцы вроде бы заживают?  

– Вроде бы. Ты хочешь проверить? – Ааррон с беспокойством взглянул на палача, тот улыбнулся, довольный тем, что наконец-то принц показал тревогу.  

– Не сейчас, может в другой раз. Как вам ванна в прошлый раз?  

– Это было изумительно.  

Картал хмыкнул.  

– Вы же понимаете, что вашему брату не нужно знать об этом?  

– Думаю ты делал это с его ведома. Я не глуп.  

Мужчина рассмеялся.  

– Хорошо, очень хорошо. Чем займемся сегодня, сир?  

Ааррон на миг прикрыл глаза, стараясь не сорвать эту традиционную игру светской беседы. Картал помолчал и подошел к пленнику, что-то в синих глазах заставило Ааррона напрячься.  

– Вы нравитесь мне, сир. Правда нравитесь.  

– Право Картал, ты меня нервируешь.  

Мужчина налил херес и протянул принцу, взгляд черных глаз замер на палаче, чувствуя, как что-то обрывается в глубине, Ааррон взял рюмку и залпом выпил.  

 

Ойстейин хмуро рассматривал работающего над документами Лиррелла, лихорадочный блеск его глаз заставлял мужчину нахмурится ещё больше. Что-то было в том, как он двигался, как лилась из него сила. Маг перехватил его и развернул на себя.  

– Что с вами?  

– Хаос, ничего сверх меры, слишком много выпил из пустоши.  

– Это опасно, вы слишком заигрываетесь с этим. Черты начали плыть больше, чем следует?  

Лиррелл раздражённо взглянул на мага, и мужчина нахмурился ещё больше.  

– Уходите, сейчас же. Абоссинские хребты закроют вашу силу, появляться в замке сейчас слишком опасно для вас.  

– Знаю. Поэтому работаю здесь.  

– Дурук-хатим следят и здесь, Лиррелл. Идите.  

Темный склонил голову на бок и задумчиво осмотрел мужчину.  

– Знаешь, Ойстейин, порой мне кажется, что ты действительно тревожишься за меня. Хорошо. Оплати бордель, пусть наши подтвердят, что я был пару дней у них. И скажи Итту пусть придержит изменения. Да, нашли способ как взять кровь моего братца?  

– Да, готовим план.  

Лиррелл довольно ухмыльнулся, отчего его черты раздвоились.  

– Уведомь меня как все будет готово.  

 

Мужчина осторожно перебинтовал ноги и плечи пленника. Он застонал, приходя в себя.  

– Ааррон, вы меня слышите?  

Мужчина с жалостью отвел глаза, когда пленник дернулся от страха и попытался отползти, думая, что над ним склонился палач.  

– Тише, тише, это я Санар.  

Ааррон облизал пересохшие губы.  

– Что уже?  

– Нет еще, ваше высочество. Вот, прожуйте это – врач быстро оглянулся на двери камеры, и засунул декан за щеку принца. Ри медленно разжевал траву и его глаза расширились.  

– Благодарю.  

– Вам нужно поесть, вот давайте немного.  

Ааррон попытался съесть суп, но его вырвало, врач вздохнул.  

– Вы должны, иначе вы умрете.  

Губы принца дрогнули.  

– Вот оказия, я не против умереть-то.  

Санар взглянул юноше в глаза:  

– Или вы сами съедите, или я позову Картала, и он поможет вам.  

Врач вздрогнул, когда на миг ужас промелькнул в глазах пленника и он начал есть, поднося дрожащими пальцами ложку ко рту.  

– Вот и хорошо. Давайте еще немного мяса и можете немного отдохнуть.  

– Сейчас весна?  

– Да.  

Ааррон закрыл глаза.  

– Сколько я уже здесь?  

– Почти полгода, ваше высочество.  

– В данном положении называть меня так, то же самое что насмехаться.  

– Простите. Ваше плечо почти зажило.  

Ааррон кивнул, словно отвечая на свои мысли.  

– А грудь и живот?  

– Если бы их не бередили, думаю вы уже бы выздоравливали.  

– Ну да. Сейчас ночь?  

– День, вы пробыли в бреду трое суток.  

Ааррон вздохнул, ему казалось, что он сходит с ума здесь, уже не осталось сил на браваду. Было все равно, лишь бы больше не пытали. Мужчина забрал у него миску и постучал в двери, Ааррона перекосило.  

– Скажите им что я еще слаб, прошу.  

Врач отвел взгляд, и Ри проклял себя за эту слабость.  

– Можете уводить его, он готов.  

Ааррон непроизвольно вжался в стену, чувствуя, как ужас сковывает его. Нет, еще одной пытки он не выдержит, просто не выдержит.  

– Доброе утро, Ааррон.  

Картал обернулся, когда пленник не ответил, взгляд черных глаз напряженно следил за палачом, видно было, что он не в силах справиться со страхом. Палач отвел взгляд, чувствуя жалость. Отчего-то все что происходило, ему казалось не правильным. Ааррон вздрогнул, когда наследник зашел в помещение, его лицо было жестким, что-то было в карих глазах, отчего Ааррон закрыл глаза, пытаясь справиться с собой. Нардо успел подметить лихорадочный блеск.  

– Кто дал тебе дакан?  

– Врач.  

Нардо переглянулся с палачом, вот как, даже расщепленный он вызывает жалость. Желваки заходили на скулах мужчины, и он кивнул, приказывая поднять пленника к потолку.  

– Хорошо. Тебе император передал привет и интересовался как ты себя ведешь.  

Ааррон промолчал, на миг Нардо заметил, как боль и горечь промелькнули в глазах тагри.  

– Как думаешь, что мне ему передать? Что ж ты молчишь?  

– Не знаю. Закончи это.  

– Как?  

– Убей меня.  

Нардо хмыкнул, он провел пальцем по стопам юноши, тот выгнулся, но не закричал.  

– Говорят в последний раз ты кричал, очень сильно, несколько часов. Повторим?  

– Не нужно.  

Нардо усмехнулся, он протянул ладонь и синее пламя заплясало на тонких пальцах, Ааррон непроизвольно дернулся.  

– Не делайте этого. – Его голос был глух.  

–Видишь ли, тагри, я не могу. Мне нужно, чтобы ты был полностью под нашей властью. А ты все еще понимаешь кто ты, кем был. Твой разум все еще принадлежит тебе. А такого быть не должно.  

Ааррон с ужасом наблюдал за пламенем, ему столько раз снилось, что Нерри пытает его огнем вновь и вновь. В черных очах заплясало безумие, он вцепился пальцами за веревку.  

– Я думаю будет правильным, если мы сделаем все на одной стороне твоего тела?  

– Нет, не делай этого! Прошу, не делай, Нерри! Нерри неет! Нееет! Я же твой брат!!  

Лицо Нардо окаменело, и он позволил огню перейти на ногу тагри, тело пленника выгнулось, и он закричал. Картал отвернулся от вида горящего мяса, огонь пожирал ткани, добираясь до мышц и сухожилий. Нардо остановил его.  

– Снимайте его. Отнесите в камеру. Вызовите Санара, пусть даст ему дакан. Уведомьте меня как он снова будет в себе.  

 

Айришь приложила ладони к животу, прислушиваясь к шевелению ребенка, ее тревожило то, что она просыпалась по ночам от терзающей ее тревоги за Ааррона. Много лет будучи в Грани Души она знала, что ей предстоит сделать. Знала, что вайрам предпочтет смерть жизни, сломается под руками палача. Но не знала она, что палачом будут руки его брата, ее мужа. Нардо мучался каждую ночь, метаясь во снах, она видела их, знала что делал с братом, знала что как бы он не ненавидел его, глубоко в сердце он умирал каждый раз как причинял ему боль, понимая что вайрам и Ааррон это одно целое. Но понимание не достигало разума.  

"Ар ваарэта ла эм"  

Риша, вздрогнув, взглянула на духа, девочка подошла и прикоснулась к животу, тепло растеклось от ее ладоней.  

"Мать земли"  

"Твой ребенок родится прекрасным как телом, так и душой. Не терзай себя. Твой муж ломает себя вместе с ним. Такова дорога двух братьев. "  

"Как он"  

Элли отступила.  

"Моя боль его боль. Я та, кто делит это с ним. Этого хватит, дитя. "  

"Почему они не понимают того, что происходит? "  

Дух пожал плечом.  

"Они лишь люди. Твое дитя сохранит его душу. Ты удерживаешь душу наследника. Не отпускай ее"  

"Мир умирает"  

"Придет время, и вайрам восстанет. Опасайся Тёмного. Он носит много лик. "  

"Кто он? "  

"Больше не человек, но раньше он был одной крови с наследником"  

"Лиррелл? "  

Элли провела пальцем по ладони ваарэты и девушка, охнув, наблюдала как символ вспыхивает и растворяется в ее коже.  

"Источник снова открыт. Древний пришел на наши земли. Придет время, и он поможет тебе. Помни, твоя сила наша защита"  

"Их так много, все больше с каждым разом. Я боюсь, что уйду и"  

"Ты уйдешь, когда придет время. Тхаали вернет тебя. Верь судьбе. "  

Нардо расстегнул ворот рубашки и заглянул в покои жены. Риша спала, подложив руки под щеку. Он почувствовал горечь от того, что оскорблял ее тем, кем он являлся. Она была чиста и душой, и сердцем. Лишь совсем недавно он понял ее истинную магию. Это потрясло его, но лишь сделало сильнее желание оберегать ее. Она была его якорем, лишь с ней он чувствовал себя человеком. Ласково погладив нежную кожу, мужчина прикрыл за собой дверь, и налив хереса, сел возле окна. Сегодня тагри дал первую трещину. Проявил страх, молил о пощаде. Они проделали огромную работу. Нардо скривился, вспомнив как кричал тагри под его руками ранее, как закрывал каждый раз глаза как видел его, словно стараясь стереть это из своей памяти. Почему он не чувствует удовлетворения от того, что делает? Ведь его брата нет, он мертв. Давным-давно. Нардо в ярости швырнул стакан о стену. Это всего лишь сила вайрама. Это демон, демон, убивший множество поселений, высасывавший силы с земель, магов. Как только они закрыли его, прекратилась развиваться темная магия, прекратились смерти. Что еще раз доказывает, что эта тварь хотела стереть их с лица земли. Нардо глубоко вздохнул и на ходу раздеваясь, направился в душ, надеясь остудить смятение чувств.  

 

Дин встревоженно наблюдал за тем, как мечется по стойлу Дакар, закрыв за собой двери, и не обращая внимания пытавшихся образумить его мужчин, паренек подходил все ближе, потянувшись к жеребцу всем своим яством, он увидел как влажные карие глаза замерли на нем, конь тяжело дышал. Мальчик перелез в стойло и прижался к его шее, тревога снедала его. Он ласково гладил дрожащего Дакара, эта дрожь передалась ему и горячие слезы потекли по щекам мальчика. Жеребец замер, переключившись со своего вайрама на трепещущее тепло ребенка. Он впитывал в себя его мысли, чувства. Мягкие губы Дакара коснулись волос подростка и он, вытерев слезы, погладил морду Дакара.  

– Они не сломают его. Никогда. Пошли прогуляемся. – Дин вывел жеребца за собой, не обращая внимания на потрясенные лица мужчин, он легонько хлопнул его по крупу, позволяя пустится в галоп. Гвардейцы канцелярии наведывались через день словно ожидали найти здесь очаг темной магии и души младенцев. Как бы он ни старался, но дух больше не появлялся. Дин вздохнул. Наследника он видел лишь один раз, практически сразу как его доставили сюда. Его так и подмывало сказать ему какую ошибку он совершает, но понимал, что лишь сделает хуже. Столько времени прошло, а об Ааароне не было ни слышно ни слуху. Видел, как приходил целитель, и по тому каким черным было его лицо, догадывался что с принцем делают что-то очень ужасное. Дин помрачнел, вспомнив, как вырезали их замок. Знал ли Ааррон кто он на самом деле, когда забирал его с собой? Не потому ли он дал ему серьгу, артефакт, понял он что это именно артефакт лишь совсем недавно. Артефакт, созданный на крови вайрама. Один из сильнейших в этом мире. Мальчик, сузив глаза, всматривался в синее небо, пытаясь отыскать ответы на так терзавшие его вопросы.  

 

 

Нардо рассматривал сидящего в углу пленника, щетина покрывала его лицо, скрывая тонкие черты, волосы отросли и падали на лоб. Взгляд прошелся по тонким рукам, покрытых ранами, по ноге полностью обмотанной лубками. Пленник поднял голову и перевел взгляд черных глаз на него. Пару мгновений пленник растеряно смотрел на него, словно силясь понять, что он здесь делает. Затем взгляд потемнел, и пленник попытался отползти вглубь своего угла, на лице отобразился ужас. Нардо поморщился, было странно видеть, как сломан тагри, Картал говорил, что он бредил больше двух недель, а потом, когда пришел в себя, прекратил разговаривать. Санар говорит, что его начали мучить кошмары, и еще он содрогался от любых шагов в его сторону. Видимо они не лгали.  

– Тагри, ты меня слышишь?  

Нардо сделал пару шагов в его сторону, пленник напряженно наблюдал за ним, в черных глазах плескался страх, боль, отчаяние. И еще, как показалось Нардо, неверие того, что это именно он.  

– Отвечай мне!  

– Ваше высочество.  

– Хорошо, ты знаешь почему ты здесь?  

Ааррон облизал губы, и цепляясь за камни, начал подниматься, но боль в ноге не дала ему этого, он неуклюже вжался в стену.  

– Я изменник короны, ваше высочество.  

Нардо удовлетворенно кивнул и обернулся к стражам  

– В зал его.  

Ааррон с ужасом наблюдал за тем, как наследник выходит, вцепившись в стену, он молил о том, чтобы его сегодня убили. Мысль о том что это невозможно ему в голову не пришла. Картал удерживал тагри за локти, он видел, что пленник истощен, и его бьет дрожь. Мужчина вздохнул  

– Потерпите, ваше высочество. Совсем немного.  

Ааррон взглянул в синие очи палача  

– Ты же не оставишь меня с ним? Нет?  

Мужчина вздрогнул от ужаса в глазах принца.  

– Ну что же вы, ваше высочество. Он же ваш брат.  

Что-то изменилось в лице Ааррона и он хмыкнул, палач незаметно вздохнул с облегчением.  

– Я и забыл, Картал. Действительно.  

Нардо, не глядя на пленника, закатал рукава, его движения были совершенно хладнокровными, спокойными.  

– Сними с него рубашку.  

Картал привязал пленника, он удерживал его, не давая упасть.  

– Поднимай.  

Ааррон сцепил зубы, когда руки вывернуло вверх, он, тяжело дыша наблюдал за тем, как наследник выбирает плеть, остановившись на тонкой коже с наконечником, безразлично подошел к пленнику.  

– Я бы предпочел испанский сапог, тагри – Нардо усмехнулся, увидев, как кровь отлила от лица пленника – вижу ты не забыл, что это. Я отвлекся, так вот я бы закрепил ним, но думаю твоя нога и так еще не скоро заживет, да и вообще заживет ли. Ты же теперь всего лишь человек. Приступим?  

 

Некогда буйная ярко зеленая чаща была разделена по кривой выжженной границей. Одна часть леса замерла в выжженной, загнивающей темноте. Высокие могучие деревья ранее, стояли здесь словно живые трупы, загнивая от черных нитей, пронизывающих здесь все вокруг. На первый взгляд, создавалось впечатление, что здесь прошелся огонь, выжигая жизнь, но лишь видимые магам замершие в воздухе остатки тканей мира говорили о том, что здесь прошлась темная магия. Мир замирал здесь, лишь изредка содрогаясь и пытаясь отторгнуть проникающие в него силы, но его рвало и там, где отмирали в этом безумие ткани, умирало все вокруг. Пустота и обреченность тянулись с отмершей чащи и переходила дальше в города, частично задевая земли, стены цитаделей, выпивая силы, отравляя людей.  

Со отошел от витиеватых побегов и взглянул на своих людей. Взгляд мужчины был тяжел, отчего ардиры сжали зубы, понимая, что их подозрения подтвердились. Áрдир взглянул на порванные нити мембраны и откатил рукава.  

– Со, это не поможет, слишком много трещин, в некоторых местах они полностью отмерли. Нужно думать над тем, как защитить те, что еще дышат.  

Ардир помолчал, с болью понимая, что его советник прав. Мужчина осторожно прикоснулся к обожжённым тканям и сжал зубы от вопля прошедшего сквозь него. Мир умирал, что-то ускорило его.  

– Пришлите мне нитеплетов, всех кто есть.  

– Но  

– Выполнять! Нужно выставить промежуточные стенки, иначе трещина разрастётся. Лирион бушует?  

– Да, океан словно сошел с ума.  

–Увозите всех с побережья. Свяжитесь с Акирой, он подготавливал этот план. Пусть сарпхи вернутся за мной, – Со взглянул на своего советника. – Думаю, я буду без сил. Выполнять!  

Дождавшись, пока его люди уйдут, мужчина расстегнул на себе рубашку, и закрыл глаза, полностью проникая в поток. Стенки вокруг него пульсировали словно полная жара гнойная рана. Мужчина позволил потоку тянуться из него, плестись в прозрачную, полную света стенку, она выстраивалась вокруг обожжённой границы чащи, становясь прослойкой от разрушающего вокруг хаоса. Мир пил его, ловил эти крохи силы, словно умирающий от жажды человек. Ноги áрдира подкосились, и он опустился на землю. Испарина мучила его тело, заставляя медленно опускаться в траву. Забываясь лихорадочным сном, он почувствовал как Фрея вытягивается рядом, согревая его своим теплом.  

 

Габриэль перевернул книгу, перелистывая бумагу, замок казался безлюдным, мертвым. Мужчина мрачно окинул взглядом заброшенную комнату, чувствуя, как что-то давит его, все больше жалел о своем поступке, это съедало его, но вернуть назад ничего нельзя было. Про Ааррона не было слышно ни слуха, официально он подавлял восстания, но подтверждений он не нашел.  

– Граф?  

– Ранни, ты не знаешь где Ааррон?  

Девушка выгнула бровь.  

– Думаю в пыточных императора. Зачем вам это?  

– В канцелярии его нет, я проверял. – Габриэль повертел в руках бокал – Нардо умалчивает это.  

Ларана собрала постель, ее жесты были автоматическими, она не обращала внимания на мужчину, подняв с пола листы, скомкала их, стараясь не смотреть на рисунки.  

– Скажешь, когда он вернется.  

Девушка сжала губы, и резко выпрямившись, повернулась к бесцельно бродившему Габи.  

– Он не вернется Габриэль. Ни сейчас, ни позже. Зачем ты явился сюда? Хочешь насладиться своим превосходством? Пока ты возвращал себе положение в обществе с помощью предательства, он лежал в казематах канцелярии, сгорая от магического огня. Не думаю, что сейчас он может вернуться живым, а если вернется не думаю, что будет в состоянии понимать окружающих. Поэтому не нужно приходить сюда и делать вид, что тебя что-то волнует. – Ларана увидела, как застыло лицо графа, и кулаки сжались на рукояти меча. – Можете приказать выпороть меня, не положено прислуге так разговаривать с вами. А сейчас прошу покинуть комнату, вы мешаете мне выполнять свою работу.  

Мужчина схватил ее в охапку и встряхнул:  

– Думаешь я не жалею об этом! Думаешь я не знаю свою вину! Я не знаю, что на меня тогда нашло, не знаю!!  

– Мне пожалеть вас?  

Габриэль отшатнулся, и тяжело дыша, закрыл лицо руками, резко развернувшись, он вылетел из комнаты. Сердце стучало в ушах, слова Лараны отдавались эхом в его голове. Сгорел от магического огня, нет, не может быть, не мог же Нардо сделать это с собственным братом. “Тебе лучше отстраниться от меня, уезжай, уезжай пока можешь, Анри примет тебя. Мои дни сочтены. Для них я лишь существо, Габи” Мужчина, сжав зубы, прошел порталом к себе в покои и в ярости разгромил стол. Тогда он думал, что Ааррон преувеличивает, не до конца уверенный в том, что он действительно видит ту магию, о которой говорит, думал, что это лишь манипуляция, повод привлечь внимание. Только потом он узнал о том, что наследник много лет назад выпытывал у него информацию с помощью дознавателя почти сведя его с ума. И в тот вечер его мир перевернулся, он собственными руками подверг самого близкого человека под руки короны. Он знал, что канцелярия делает с пленниками, столько разговоров ходило, столько раз он слышал там истошные крики, каждый раз как приходилось заходить в закрытый отдел к Нардо, мурашки бегали по коже. Он променял человека, рьяно защищавшего его все это время, на статус. Каким глупцом нужно было быть! Кем вообще нужно было быть, чтобы так поступить? Чем он отличается от тех, кто также предал его семью? Его родные отвергли бы его если бы были живы. Да он сам отверг бы себя. Мужчина прислонился лбом к стеклу, мысли крутились одна за одной, что делать, как теперь вернуть все назад, как помочь? Он думал Арри как-то причастен к темной магии. Каким болваном нужно было быть?? Он видел эти земли, он был там! КАК он мог поверить в то, что Ааррон действительно мог быть причастен к этому??  

 

Истабьен внимательно рассматривал долину, после расщепления вайрама земли начали оживать, так словно с его закрытием магия отмирала. Мужчина спустился к озеру и зашел в воду. Давно он не наслаждался покоем, все эти года думая лишь о том, как бы остановить тагри и предотвратить хаос. Несколько веков назад уже было появление вайрама, его любили, давали волю во всем, и чем это закончилось? Он выжег земли, людей, магию. Он превратил все в выжженную мертвую пустыню. Сколько крови, смертей, боли. Ист нырнул под воду, наслаждаясь прохладой, он рассекал водную гладь с такой неистовостью словно пытался выбить из себя все терзающие его душу коварные мысли, так глубоко и старательно закопанные в сознании. Он практически никогда их не слышал, иногда совершенно о них забывал, но в какие-то моменты слабости они прорезались и рубали его словно острый нож овощи. Перевернувшись на спину, уставился в пасмурное небо, смута немного рассеялась и Изи снова начала открывать новые школы. Улыбка осветила суровое лицо, преображая его, делая совсем молодым, его Изи была искрой его жизни, его счастьем. Благодаря ей прижилась реформа образования для всего населения, она умело покоряла совет, обходя недовольство знати. Что-то коснулось его стопы, и мужчина резко ушел под воду от неожиданности, вынырнув, он всматривался вглубь воды, но ничего кроме влаги не видел. Никогда здесь не водилось что-то крупнее лайды, что тогда могло его так толкнуть?? С тревожным предчувствием он вылез на берег, и взглянул на траву. Сквозь зеленые стебли виднелись тёмные ростки, они вились, словно живые, реагируя на движения его пальца. Истабьен почувствовал, как холод прошел по хребту заползая в душу и разум. Желваки заходили, на скулах. Фьёров демон! Даже будучи без силы его плоды разрастаются, впитываются в землю, уничтожая все их труды. Тварь. Мужчина накинул одежду, нужно дать знать Дарбу и Нардо. Пусть он выбьет из этой твари информацию, благо теперь тагри дрожит от малейшего шума.  

 

Картал молча наблюдал за взбешенным наследником, мужчина нервно мерил камеру широкими шагами периодически запуская пальцы в рыжие кудри.  

– Нардо?  

Мужчина замер, и обернувшись, мрачно смерил палача холодным от ярости взглядом.  

– Я тебе не ясно объяснил суть того, что ты должен был делать? Почему являясь сюда, я узнаю, что ты не выполняешь указаний, а? Ты хочешь на его место? Я могу тебе это устроить.  

– Нардо, он и так был не в себе,  

– НЕ В СЕБЕ??? ОН и Должен. Быть. Не в себе!!!  

Картал отшатнулся о замерцавшего на пальцах огня, карие глаза наследника пылали такой силой, что воздух в помещении потрескивал от накала.  

– Веди его сюда. НЕМЕДЛЕНО!  

Нардо налил хереса и залпом выпил, дознаватель так и не смог добиться от него информации, как бы не закрыли они его магию, его кровь защищала его. Ссаррна! Находка отца подтвердилась и в других частях империи, а эта тварь упорно молчала. Еще и поведения Лира бы странным в последнее время, он все чаще вел себя слишком дерзко и изменение линии поведения не было понятным.  

– Куда его?  

Нардо обернулся и взглянул на брата, борода полностью скрывала лицо, волосы отросли копной спадая на глаза, то, как он стоял на ноге выдавало истощение. Он сделал шаг к нему, и пленник в ужасе дернулся. Это остудило злость мужчины, и он усмехнулся.  

– Раздеть. Наверстаем то, что ты не выполнял.  

Ааррон содрогнулся от голоса брата и попытался вжаться в стену, еще не до конца отошедший от магии дознавателей, он хотел лишь покоя. Картал начал снимать с него рубашку, синие глаза на миг замерли на черных, и пленник послушно протянул руки, он знал, что нет смысла сопротивляться или молить о пощаде. Его не было, все что он мог это ожидать окончания пытки, чтобы поспать пару часов.  

– Брюки. Усади его, для начал оскубаем его. Невозможно смотреть.  

Ааррон судорожно дернулся, когда увидел мерцающий огонь на пальцах наследника, но сильные руки палачей держали его, не давая шевельнуться.  

– Нет! Нет!  

– Еще звук, тагри, и я обновлю твои раны на груди. – Нардо обжег волосы и прошелся по лицу, укорачивая бороду – мне нужны ответы на вопросы, тагри. Я не оставлю тебя пока ты не дашь то, что мне нужно.  

Ааррон облизал губы и неотрывно смотрел на то, как наследник снимает с себя рубашку и протаскивает балию на середину помещения. Взглянув на застывший взгляд пленника, наследник усмехнулся.  

– Вижу ты знаешь, что сейчас будет. Это хорошо. Он может ходить?  

– Нет.  

– Тогда помогите ему залезть. Ты же будешь послушным, тагри?  

Ааррон, шарахнувшись от брата, облизал губы.  

– Да, сир  

– Хоть чему-то ты его научил, Картал.  

Ааррон, дрожа, шагнул в соленый раствор, сильные руки усадили его в воду, и он непроизвольно выгнулся, но его удержали. Вцепившись руками в железные края, пленник, сцепив зубы, пытался сдержать стон боли. Соль въедалась в ожоги, разъяряя их еще больше.  

– На меня смотри. Почему магия только усилилась?  

– Не знаю, сир.  

– Подсыпьте ещё.  

Ааррон попытался вылезти.  

– Почему магия усиливается?  

Аарррон откинул голову стараясь не кричать, дыхание давалось тяжело, наследник наклонился и сжал пальцами ногу впиваясь ногтями в раны. Мужчины отвели взгляд от крика.  

– Почему магия усиливается?  

– Ннне нне знааюю. Нет! Нет!  

Картал взглянул на наследника и отвернулся, его лицо выражало одну ненависть.  

– Полежи так немного, может одумаешься.  

– Нардо…  

– Еще раз, Картал, ты попытаешься проявить жалость, и мы с тобой распрощаемся. И ты знаешь, о чем, я не так ли?  

Палач промолчал, чувствуя озноб, таким наследника он никогда не знал. Стоны становились громче пока не перешли в надрывные крики, соль делала свое и пленник потерял сознание. Нардо раздраженно привел его в себя и встал так, чтобы он его видел.  

– Мне нужны ответы, тагри.  

Картал, сжав зубы, наблюдал за тем, как приводят в себя пленника, наследник был страшен, никогда прежде он не видел в нем такой ненависти. Шли уже третьи сутки, видно было что пленник не понимает никто он, ни где он. Каждый раз как видел перед собой палача он лишь обречено закрывал глаза, принимая продолжение. Вот и сейчас взгляд черных глаз растеряно замер на лицах палачей, казалось, он пытался понять что они все от него хотят.  

– Держите его, смотри на меня, тагри. Я буду вскрывать рану за раной, методично. Пока ты не начнешь говорить. Ты меня понял?  

Взгляд темных глаз замер на лице наследника, он не помнил кто этот человек, но по тому, как выполнялись его приказы было ясно что он здесь главный. Это он причиняет ему боль, нужно дать то, что от него так хотят. Но что они хотят? Нардо цокнул языком, заставляя брата сосредотачиваться на нем.  

– Давай проверим как ты усвоил эти дни.  

Мужчины отвели взгляды от выгнувшегося в судороге боли тела, крик пронзил помещение отбиваясь от стен.  

– Магия, тагри. Расскажи мне о ней.  

Ааррон неотрывно следил за тем, как взгляд карих глаз меняется, и вспышка боли пронзила его сознание, стараясь не кричать дабы не злить его, он облизал губы.  

– Что, что именно о магии?  

Нардо довольно усмехнулся.  

– Темная магия, тагри. Почему она усиливается в то время, как ты здесь?  

Ааррон нахмурился, отчаянно пытаясь вспомнить, о чем говорит палач, но не находил информацию, страх пронзил его, когда он понял, что ему нечего дать.  

– Я не, не знаю… Нет! Нееет!  

Нардо раздражено прошелся по помещению, ожидая пока прекратятся крики, схватив изогнутые альтары он закатил рукава и направился к затихшему пленнику. Картал перехватил его, всматриваясь в каменное лицо.  

– Нардо, остановитесь, он даже не понимает кто вы.  

– Уйди.  

Ааррон обреченно наблюдал за тем, как мужчина взъерошивает волосы усталым жестом, что-то пролетело в сознание, этот жест был ему знаком, но истощённый разум не смог подкинуть ответ. Наследник присел рядом и приподнял подбородок пленника, практически ласково открывая ему рот и вставляя туда деревянный зажим.  

– Прикуси это. Вот так, хорошо. Сейчас я задам тебе вопрос. Если ты хочешь мне ответить на него – кивни, и я позволю. Ты понял? – Нардо довольно кивнул, увидев, как кивает тагри. – Итак, темная магия. Почему она начала усиливаться? Не знаешь? Хорошо.  

Волна острой боли прошлась от груди изгибая его тело, он чувствовал каждую клетку в себе, каждый нерв, он горел, горел изнутри. Волны проходили сквозь него не прекращаясь, он пытался кричать, но кляп мешал ему. Голоса что-то говорили, не мог понять, что и кому. Что-то теплое коснулось его лица, заставив отползти, дрогнули ресницы и он столкнулся с карим взглядом. В глазах мужчины горело терпеливое сочувствие.  

– Очнулся? Давай это снимем. Вот так. Слышишь меня?  

– Да.  

Нардо кивнул, и переместил альтар на ожоги на груди, пленник дернулся.  

– Я хочу помочь тебе. Ты устал, мы тоже. Магия, тагри. Как ее остановить?  

Картал отвернулся, когда принц выгнулся, крича от агонии, то, что применял сейчас наследник было сравнимо с пыткой огнем. Сколько людей сходили с ума после альтара.  

Ааррон выгнулся, увидев, как мужчина снова подносит тонкий прут к ранам, ужас захлестнул его.  

– Я скажу! Скажу!  

Картал, вздрогнув, резко обернулся, всматриваясь в покрытое испариной и ранами лицо принца. Нардо успокаивающе кивнул, но альтар не убрал.  

– Хорошо, я слушаю.  

– Это я, я сделал, магия, она слушает лишь меня – Ааррон напряженно всматривался в лицо палача, увидев, как застыли холодом карие глаза, с ужасом, понял, что он лишь разозлил его. – Нет, прошу, прошу…  

Нардо, сжав зубы, наблюдал как закатывается голова пленника, он сильнее прижал альтар к ноге посылая еще один импульс.  

– Я был вежлив с тобой, тагри. Ты расстроил меня. Принесите еще один. – Наследник вставил зажим в зубы и пустил импульсы.  

Он не мог говорить, мысли расползались, не давая возможности понять, где он, тело отдавалось пульсирующей раной, так словно внутри него вспыхивали разряды. Это вырвало у него стон, заставляя приоткрыть глаза, кто-то влил ему в рот воду, попытался глотнуть, но почему-то не вышло. В сознание ворвался все тот же холодный голос, и он с ужасом понял, что пытка все еще не окончена. Кто-то ударил его по щеке заставляя окончательно приходить в себя. Что он хочет услышать от него?  

– Что мне сказать? Я, я скажу все, все что нужно. Скажите, что…  

Нардо отшатнулся от этих слов, схватив тагри за лицо, он со злостью взглянул в полный отчаяния взгляд.  

– Правду, демон. Скажи мне правду. Почему темная магия не прошла?  

 

 

– Где он?!  

 

Нардо поморщился.  

– Габриэль, я не понимаю к чему эти вопросы.  

– Я хочу знать где Ааррон, ваше высочество.  

 

Габриэль старался сдержать свою ярость и не кинуться на наследника. Он швырнул ему доклад.  

– Где он, Нардо!  

– В Каар-Тале.  

 

Габи отшатнулся. Он, не отрываясь смотрел на наследника, пытаясь увидеть в этих словах шутку.  

– Как долго?  

– Все это время.  

– Семь месяцев?  

 

Нардо пожал плечами. Он устало налил ему вина.  

– Выпей. Ты не возмущался так, когда я возвращал тебе титул.  

– Благодарю, но я, пожалуй, откажусь. Я хочу его увидеть.  

– Я могу организовать тебе койку рядом с ним. Хочешь?  

 

Нардо увидел, как сверкнули глаза графа, он снял с себя меч и швырнул ему на стол.  

– Как прикажете, ваше высочество.  

– Прекрати балаган.  

– Балаган, вот как ты это называешь, Нардо. Ну что ж, если отправить туда родного брата тебе не стоило труда, то про меня и речи не идет.  

– Ты забываешься! Это демон! Демон! – Нардо схватил графа за плечо, магия сорвалась с пальцев и застыла, удерживаемая силой воли – Убирайся!  

– С вашего позволения. – Габи поклонился и с гневом пересек кабинет.  

– Я устрою тебе встречу с ним.  

Спина графа замерла, он слегка обернулся:  

– Благодарю, ваше высочество.  

 

Габриэль шел за стражником все глубже в подземелье. Взгляд выхватывал десятки камер, вонь и безумный шепот заставляли чувствовать себя таким же пленником. С каждым шагом ему все тяжелее было следовать дальше. Эти толстые в несколько метров в толщину монолитные мрачные стены наводили животный ужас, заставляя разум помутиться лишь переступив порог. Стражник замер, и начал открывать двери. Он снял факел со стены и открыл двери, позволяя графу войти.  

– Прошу, не подходите к нему, это запрещено.  

Молодой человек ступил на холодные камни, взгляд выхватил солому на полу, миску с водой, ни окна ничего. В углу валялись окровавленные вещи, присмотревшись, он понял, что это рубашка.  

– Здесь чисто.  

– Да, нам приказано держать камеру стерильной.  

Габриэль прошелся по камере и вздрогнул, когда увидел лежащего на боку пленника. Борода и заросшие волосы полностью скрывали лицо. Видимо что-то отразилось на его лице так как стражник слегка откашлялся.  

– Мне было приказано отвести вас к 324856945. Это тот, кого вы искали?  

– Что?  

– Простите, это номер пленника.  

Габи замер, он сжал губы и сделал шаг к принцу. Он увидел, как вздрогнул и зашевелился пленник, взгляд упал на лубки на ноге, потом перешел на старые раны на руках и свежие кровавые бинты. И это Ааррон? Ярость с такой силой сдавила его что он перестал дышать.  

– Я могу с ним переговорить?  

– Да, синьор, но не думаю, что он узнает вас. В последние несколько месяцев он узнает лишь Картала или наследника. Говорят, что он сумасшедший.  

Габриэль сжал кулаки, чтобы не ударить стражника.  

– Ааррон, ты меня слышишь? Это я Габи.  

Пленник вздрогнул и начал медленно отползать, взгляд черных глаз с безумством смотрел на графа и не узнавал его.  

– Ааррон, все хорошо. Это я, ты узнаешь меня?  

– Уже пора? Дайте мне время, прошу, немного времени.  

Габриэль отшатнулся словно его ударили, он отвернулся и сжал зубы. Ярость душила его, съедала его.  

– Я же говорил. Вы знаете этого человека?  

Габриэль кивнул и стремительно вышел из камеры. Мужчина прислонился спиной к холодной плите, в висках стучало.  

– Сеньор?  

– Передайте наследнику мою благодарность – Габриэль скривился словно эти слова были пропитаны ядом. – Передайте, его работа безупречна. Корона в хороших руках.  

 

Катани молча наблюдал за тем, как стражники переносят носилки и ставят их возле окон. Он не мог поверить в то, что видел сейчас, в то, что лежащий на носилках человек действительно младший сын императора.  

–Мы закончили. Если что-то нужно, лишь скажите моим людям, они сделают.  

–Благодарю, капитан. Сейчас мне нужны лишь мои травы и инструменты.  

–Да, конечно. Не будем мешать вам, целитель – капитан обернулся у дверей и взглянул на Катани – наследник просил, чтобы вы не забывали, что этот человек всего лишь изменник.  

Катани кивнул и подождал пока закроется дверь, он заставил себя подойти к носилкам.  

–Где он??  

Мальчик ворвался в комнату, и сильные руки мужчины перехватили подростка.  

–Тихо, Дин. Не кричи.  

Мальчик пошатнулся и с ужасом взглянул на худую фигуру, его взгляд замер на ноге.  

–Огонь, его нога, он, он…  

–Тихо, тебе нужно быть сильным если ты хочешь помочь ему. Это уже не тот человек, которого ты знал раньше. Ты должен понять это. Принять это.  

Дин, вырвавшись, резко расстегнул рубашку мужчины и сглотнул, взгляд карих глаз горел ненавистью,  

“Сир, вы слышите меня. Слышите. Вы дома, теперь все хорошо. Хорошо. Спите, сир, спите”  

–Вы ошибаетесь, это тот же человек что и был.  

–Дин  

–Нет! – голос мальчика дрожал от ярости, отчего был глух – там глубоко, его никто и никогда не сломает. Я знаю это.  

Катани промолчал и закатал рукава.  

–Скажи, что нам нужно много горячей воды, чистые бинты, сон трава. И, позови солдат, его нужно будет держать.  

Комната пропиталась паром, травами, голосами людей, криками, безумным шепотом Аааррона. Катани устало вытер руки и взглянул на мальчика. Ни разу он не подал виду что его тошнит или что он устал, или то, что ему противно. За все это время он не проронил ни слова.  

–Нам нужно уложить его на кровать. Только осторожно.  

Ааррон застонал, приходя в себя и попытался сорвать бинты, но сильные руки перехватили его.  

–Тихо, тихо. Не трогай.  

–Картал?  

–Это я Катани, Ааррон, все хорошо. Поспи.  

Судорога пробежала по лицу принца, и он отвернулся.  

–Он уже пришел? Скажи, что я мертв, прошу…  

Катани закусил губу и поправил бинты на ранах, отчего Ааррон дернулся в ужасе.  

–Нет! Не надо, только не нога, прошу нет! Не трогай, нет.  

“Тихо, сир, тсссс, все хорошо, тсссссс, вы дома, дома. Все хорошо, тихо”  

Ааррон вздрогнул и облизал губы.  

–Кто ты? Кто?  

Дин внимательно посмотрел в черные глаза своего монсеньора, и закусил губу, стараясь не расплакаться.  

“Все хорошо, спите, сир. Вы должны заснуть. Поспите. Спите, сир, пожалуйста, спите”  

Катани увидел, как Ааррон судорожно выдохнул и закрыл глаза.  

“Вот так, идите за мной, идите, сир. Все будет хорошо, спите, спите”  

–Невероятно, я думал он не заснет. Мальчик, наложи пока мяту на раны, они снимут его боль. И раскури дакан.  

–Он вреден ему.  

–Как думаешь он будет видеть спокойные сны, мальчишка?  

Дин сердито взглянул на целителя.  

–Кошмары не пройдут от сон травы. Никогда не проходили.  

Руки Катани замерли, и он внимательнее взглянул на накладывающего лекарство мальчика.  

–А что помогало?  

Дин взглянул на мужчину и сжал губы.  

–Ничего.  

Ночи растягивались на длинные непрерывные стоны, а иногда крики. Стражник вздохнул, когда надрывный крик полетел по коридору. Хлопнула дверь, и целитель зажег факелы. Распространился едкий запах травы. Крики не прекращались, от них волосы вставали дыбом. Капитан раздраженно зашел в покои и взглянул на окровавленные простыни.  

–Я же говорил вам, что его нужно привязывать Он помешался.  

–Как вы смеете!  

–Он изменник, целитель. Не более. -мужчина выплеснул воду на Ааррона. – Очнулся? Хорошо,  

Катани гневно поставил лекарство на кровать.  

–Сир, вы меня узнаете?  

–Не думаю.  

Нардо скинул плащ и устало потер переносицу. Взгляд карих глаз пробежался по окровавленных простынях, по размятым листьям дакана, желваки заходили на скулах.  

–Выйдите все кроме целителя и капитана.  

Катани вздрогнул от тона наследника, он непроизвольно сделал шаг в сторону Ааррона в попытке защитить его. Нардо налил воды и залпом выпил, взглянул в сторону брата и медленно подошел к нему, кости вместо лица, следы последних пыток еще не сошли, видимо Катани уделял больше внимание его ожогам.  

–Целитель, я разве не ясно выразился на счет дакана? Почему я слышу его запах сейчас?  

–Без него его высо  

–Тагри, целитель, всего лишь тагри, он лишен всех титулов, разве ты не знаешь, что он изменник?  

Катани почувствовал, что идет по тонкому льду, и чем дальше, тем больше вероятность утонуть.  

–Прошу прощения, сир. Без дакана ваш, ваш брат не приходит в себя от боли. И  

Нардо хмыкнул и взглянул на истощенную фигуру, взгляд черных глаз неотрывно следил за ним.  

–Ты узнаешь меня?  

–Наследник -Ааррон попытался сесть, но не смог сделать и движения настолько был ослаблен.  

–Хорошо. Говорят, что ты кричишь? -наследник подошел к пленнику ближе и с усмешкой увидел, как он вжался в постель. – Кто ты?  

–Мой номер 324  

–Как зовут тебя, тагри? -Нардо сердито схватил его за руку, пальцы прошлись по ранам, Ри дернулся, – Не помнишь или не хочешь помнить? Вижу, мы перестарались с Карталом. Катани, налейте ледяной воды, добавьте туда херес, пусть выпьет. На меня смотри! Только посмей пошевелиться! – Нардо закатил рукава и раскрыл брата, мельком осмотрев раны, он взглянул на целителя – Вы слишком много времени уделяете ожогам, я четко дал понять, что раны на его лице должны сойти. Он должен присутствовать на приёме. Император требует этого.  

–Не думаю, что это возможно, сир, Ааррон не в себе как видите и  

–Он не сошел с ума, если вы об этом. Просто три недели под руками палача слегка расстроили его. Но это поправимо. Да тагри?  

Наследник поднялся и отошел от кровати, он взъерошил волосы и кивнул Дасану.  

–Приведите мальчишку.  

–Сир? – Катани встревоженно взглянул в карие очи – вы же  

–Я не просил вас говорить, целитель. Делайте то, что вам велят.  

Катани побелел от ярости, но смолчал. Он перевел взгляд на Ааррона и увидел, как взгляд черных глаз неотрывно наблюдает за наследником.  

Нардо схватил сонного Дина в охапку и прижал к себе.  

–Узнаешь его, тагри?  

Нардо усмехнулся, когда брат дернулся в попытке подняться. Наследник провел пальцем по лицу подростка,  

–Я не слышу ответ, тагри. Не узнаешь его? Совсем? -Надо позволил огню вспыхнуть на пальцах, мальчик вскрикнул от ужаса.  

–Нет! Мальчик не виноват. Отпустите его, наследник.  

Надо хмыкнул, но не сделал ни жеста, лишь пламя вспыхивало на кончиках пальцев.  

–Значит не так уж ты сошел с ума, тагри? Как зовут мальчика?  

Ааррон облизал губы и взглянул в широко открытые глаза Дина, потом перевел взгляд на наследника.  

–Дин, его зовут, Дин сир.  

–-Замечательно. Мне нужно что бы тебя поставили на ноги в течении нескольких месяцев. Ты меня понял, Ааррон?  

–Да, наследник. Не, не троньте мальчика, это, это лишь ме … между нами.  

Катани отвел взгляд от выражения ярости на лице наследника.  

–Ты прав, тагри. Это лишь, между нами. – Нардо оттолкнул мальчика, кивком позволяя стражникам его увести, потом подошел поближе к кровати – Смотри, тагри, я могу ведь и напомнить силу твоего страха. И три недели день в день, будут лишь разогревом.  

–Да, сир.  

Нардо усмехнулся и накинул плащ, он взглянул на целителя.  

–Дакан не давать. Стража всегда при нем. Если эта задача для тебя сложна, Катани, мы найдем другого. И вправь ему пальцы, я же говорил, чтобы не было видимых повреждений.  

–Но  

–О Ссаррна! – Нардо склонился над братом и переплел свои пальцы с его, пленник дернулся зная что будет дальше.  

–Нардо, прекратите!  

Вскрик пронзил покои и Ааррон потерял сознание.  

–Исцелите его так, чтобы все выглядело нормально. Или мне позвать другого целителя, Катани?  

–Я справлюсь, ваше высочество.  

Нардо кивнул и ушел сквозь портал.  

Дин очнулся от стона, потерев сонные глаза, подошел к постели и взглянул на мужчину, взгляд черных глаз неотрывно следил за ним. Мальчик успокаивающе улыбнулся.  

–Вы проснулись сир. Скоро придет Катани и можно будет искупаться. Давайте позавтракаем?  

Мальчик вздохнул, не дождавшись ответа, раскрыв его с облегчением отметил, что крови не было, намереваясь все же проверить состояние ран он начал расстегивать рубашку и вздрогнул когда пальцы мужчины схватили его запястье. Дин взглянул в напряженный взгляд своего монсеньора и мягко коснулся его руки  

–Ну что вы, сир. Я лишь хочу проверить все ли в порядке. Вы же помните меня.  

Ааррон медленно разжал пальцы и отвернулся, постепенно сознание возвращалось к нему, отчего лишь больше приносило ему боль от осознания насколько он ничтожен. Голос Дина заполнял тишину, и он непроизвольно шел за ним, все больше привыкая к шуму, голосам, иногда смеху мальчика. Дин заметив, как мужчина внимательно следит за ним, улыбнулся уголками губ, за все эти недели это были первые признаки сознания.  

“Все хорошо сир, все хорошо, не стоит волноваться”  

Ааррон вздрогнул, но все также остался наблюдать за приготовлениями подростка. Дин тем временем набрал теплой воды, накидал листья мяты, капнул пару капель лечебных масел, достал широкие банные полотенца и разложил совсем рядом с ванной.  

–Доброе утро, Ааррон.  

Катани скинул плащ и улыбнулся,  

–Говорят, что сегодня вы спали лучше, да и раны смотрю ваши заживают быстрее. Это хорошо. А теперь давайте искупаемся?  

Ааррон позволил помочь ему подняться и дойти в ванную, сильные руки солдат усадили его на стул позволяя отдохнуть. Чувствовал головокружение и дрожь во всем теле от непривычки двигаться. Катани расстегнул мешочек и высыпал перемолотый ардасарр, легкий запах растекся по помещению. Ааррон вздрогнул, увидев, как белый песок сыпется в воду, почувствовал, как дрожь прошлась по всему телу, еще одну пытку солью он не перенесет.  

–Давайте, сир, вода готова.  

Катани удивился, когда принц вцепился в стол, пытаясь не дать себя сдвинуть с места, его лицо побелело. Гвардейцы раздраженно попытались разжать пальцы, но на удивление пленник оказался сильным.  

–Ааррон, ну что такое? Это лишь вода, смотри, видишь, просто вода. Ну же  

–Нет!  

Дассан заглянул на крики и увидел, как мужчина во всю опирается тому, чтобы его опустили в теплую воду, его лицо выдавало такое отчаяние, что было больно смотреть. Понимание пришло столь резко, что капитан отвернулся, он знал этот вид пыток, не раз слышал о нем.  

–Прекратите. Оставьте его.  

Мужчина подошел к принцу и взглянул в напряженные глаза, быстро надрезав себе ладонь он опустил руку воду и задержал ее там. Постепенно взгляд темных глаз успокаивался, и принц разжал пальцы. Капитан вытер руки и взглянул на пленника.  

–Это не то, Ааррон. Просто вода. Вы зайдете в нее?  

–Да  

–Я вам больше не нужен?  

На миг взгляд черных глаз стал настолько осмысленным, что по спине капитана прошлась дрожь, черты мужчины изменились так быстро что ему показалось вроде перед ним был младший сын императора всегда, а то, что он видел раньше лишь видение.  

–Благодарю.  

Капитан кивнул и взглянул на целителя.  

–Готовьте воду при нем всегда. Вы что-то сыпали в нее?  

–Лишь дезинфектор.  

–Он белого цвета как соль?  

Катани побледнел и кивнул, потом перевел взгляд на Ааррона, на миг взгляд черных глаз встретился с синими, и целитель понял, что за пытку пришлось пережить Ри. Ааррон медленно залез в ванну и сцепил зубы, когда вода на миг причинила боль, но потом тепло воды и лекарств сделали свое дело и боль ушла, оставляя лишь покой.  

–Пусть мальчик останется с ним. Он ему доверяет  

Ааррон открыл глаза от того, что чьи-то пальцы прикоснулись к его лицу, Дин смутился, когда взгляд мужчины замер на нем/  

–Извините, я хотел убедиться, что с вами все в порядке. Вода стынет. Вам пора выходить. Я помогу, вот так, хорошо, осторожно, сир, осторожно иначе мы вдвоем утопимся прямо здесь.  

Ааррон скосил на него взгляд? и впервые за долгое время почувствовал тепло, слабая улыбка отразилась на его лице, и он взъерошил волосы подростка. Дин застыл, и боясь поднять взгляд, чтобы не выдать слезы, лишь продолжил идти. Ааррон медленно одевался, чувствуя на себе взгляд мальчика, но тьма уже снова начала поглощать его и ничего не мог с этим сделать.  

–Свет, ярко слишком.  

–Я закрою шторы. Вам нужно лечь, Катани обработает раны, и вы поспите. Вам нужен сон.  

–Мне нужна смерть.  

Дин промолчал и выглянул за двери.  

–Помогите мне.  

Ааррон шарахнулся в сторону, когда стражники подошли к нему, но мужчины, не обращая внимания, взяли пленника под руки и довели до кровати. Катани взглянул на принца, и разжав его ладонь, вложил изменившийся стебель тармута. Ааррон вздрогнул и встретил мрачный взгляд Катани.  

–Мир уже начал отсчет. Ты нужен нам Тхаали.  

 

План отца заставить тагри присутствовать на балу ломал его планы. Само то, что его вытянули из Каар-Тале, нервировало его. Несмотря на то что силу вайрама расщепили, Мир непостижимым образом брал из тагри силы и обращал против его творений. Изменения, пусть и развивающееся, порой шли не так как задумано и ранили его самого. Мужчина раздраженно подошел к окну, наблюдая за занятиями сестры. Сcарна, в этой девчонке тоже что-то есть, поскольку она практически не поддавалась внушению. Как бы он не запускал свою силу в ее разум, что-то расщепляло ее. Еще и мать начали мучать кошмары, так словно истинные воспоминания порой пробуждались в ее снах, и она вспоминала о том, как любила эту тварь.  

Лиррелл в ярости опрокинул стол, и швырнул бокалом в приоткрывшиеся двери.  

–Убирайтесь!  

Мужчина глубоко вздохнул, заставляя эмоции прятаться, закрывать источник с силой, стоило тщательнее держать себя в руках. И почему он боится того, что тагри оказался в Черном замке? Он человек, без сил, все что он мог раньше теперь запечатано глубоко внутри.  

И все же тревога не сходила, чувствовал кожей что его план пошел по неверному пути, он не смог полностью удержать разум отца и наследника в своих руках. А все эти фьёеровы щиты вайрама, они искажали его силу, защищая семью. Он что-то упускал, что-то, что не поддавалось его пониманию. Даже те плетения что он создавал, они были не до конца верными, несмотря на то что он воссоздал идентичную структуру ДНК. Уверен был что хаос не имеет к этому отношения. Тогда что же? Что именно он делает не так?  

Ему удалось полностью изменить экосистему Тауроны, но пришла пора выходить за переделы одного государства. В Ар-Дилире они шли слаженно, лишь местами, где тагри успел пустить, свои силы они были отвергнуты либо же уничтожены. Империи нужно было идти дальше, но наследник и слежка его людей слишком уж связывали ему руки. Каким бы сильным он ни был, но раз Нардо с отцом смогли сбить с ног вайрама, его также не составит труда.  

Темный потер виски, пальцы подрагивали, там, где его касались плети мира, глубоко внутри начинался процесс, который ни он, ни Ойстейин не могли распознать. Желваки заходили на скулах мужчины. Ему нужно хорошо обдумать дальнейшие действия.  

 

“Сир, вам нужно еще немного и все закончиться. Пожалуйста, сир. Наследник зол. Прошу”  

Ааррон, тяжело дыша, замер возле кресла и взглянул на мальчика. Что-то промелькнуло в черных глазах, но капитан не успел словить что именно.  

–Давай, Ааррон. Через неделю прием.  

–Прошу прощения, капитан.  

Мужчина отошел, позволяя принцу медленно пересекать комнату. Боль выдавали лишь крепко сжатые зубы.  

–Вам удается все лучше и лучше.  

–Благодарю, капитан. Ваши занятия придают мне уверенности.  

–Я не просил вас отвечать. Вы забываетесь.  

Ааррон взглянул на Дасана и продолжил ходьбу. Они давили на страх, но большую часть времени он не чувствовал страха, он вообще ничего не чувствовал. Факт того, что его снова начнут пытать, был лишь еще одной рутиной. Его не было. Он сгорел. Прежний Ааррон остался в Каар-Тале.  

–Ааррон? Ааррон вы меня слышите?  

Дасан тронул принца за плечо, и он, вздрогнув, растерянно посмотрел на мужчину, усталость промелькнула глубоко в очах, и он замер, ожидая наказания. Стражники отвели взгляды от выражения лица принца.  

–Ваши бинты, нужно позвать целителя.  

Ааррон взглянул на рубашку и безразлично отметил, что снова открылись раны.  

–Нет, мальчик поможет. Не стоит беспокоить целителя императора. – Ааррон потер шрам на лице и заставил себя сделать шаг.  

Дасан налил херес и наблюдал за тем, как принц идет с одной стороны комнаты в другую, затем разворачивается и продолжает выравнивать походку.  

“Еще немного сир. Потерпите”  

Ааррон споткнулся и упал, глухой вскрик сорвался с губ.  

–Ааррон? Ааррон вы меня слышите?  

Он чувствовал, как холодный пот катиться по спине, в висках стучало, голоса доносились словно из-под толщи воды. Постепенно смысл слов достиг его.  

–Да, капитан.  

Ааррон глубоко вздохнул, чувствуя, как что-то обволакивает его, отметает пелену боли, навязывает. Мальчик. Сжав зубы, принц принял руку стражника и поднялся на ноги. Дасан взглянул на серое лицо и протянул стакан хереса.  

–Выпейте, станет легче.  

Взгляд черных глаз пересекся с серыми, усмешка промелькнула в темных глазах Ааррона и капитан понял, что облегчить боль не сможет ничто. Разве что только магия наследника. Тонкие пальцы принца взяли стакан, и он выпил алкоголь. Дасан отвел взгляд, понимая, что Ааррон лишь проявил уважение к его поступку.  

–Благодарю, капитан.  

–На сегодня достаточно, сир. – Дасан кивнул стражникам, позволяя впустить Дина.  

–Наследник четко дал понять, что занятия по времени должны быть два часа.  

Дасан взглянул на принца, на его лишенное красок лицо, на пятна крови на бинтах.  

–Не думаю, что вы сейчас в состоянии.  

–Не думаю, что мое состояние должно вас беспокоить, капитан. Я смертник. – Ааррон прямо взглянул в глаза мужчины – Не хочу, чтобы наследник был недоволен нашей с вами работой.  

Дасан взглянул на все еще свежие следы побоев на руках, желваки заходили на скулах.  

–Хорошо. Мальчик, выйди.  

Ааррон словил Дина за шкирку и заставил посмотреть себе в глаза,  

–Я рад что ты научился, мальчик. Но сейчас ты мешаешь. Ты понял меня?  

Щеки Дина обдало жаром, но взгляд темных глаз был на удивление мягок.  

–Да, сир.  

–Спасибо, а теперь иди. Попроси Ларану чтобы приготовила ужин для господ.  

–Это лишние, Ааррон.  

Принц безразлично взглянул на капитана и рассеяно провел пальцами по ноге.  

–Это лишь ответ на услугу. – кривая ухмылка исказила лицо принца, – если это для вас не оскорбление, капитан  

Мужчина словил испуганный взгляд Дина.  

–Благодарю, нам всем нужен ужин.  

Ааррон кивнул и подтолкнул мальчика.  

–Ты еще здесь? Иди, – Ааррон слегка наклонил голову, отчего Дасан почувствовал на миг что перед ним стоит младший сын император. – Дин?  

–Извините, монсеньор. Все будет сделано.  

Дасан поставил стул и оперся о спинку, он наблюдал за тем, как худая фигура принца меряет рваными шагами комнату. Изменник. Но почему-то чем больше он находился в его обществе, тем больше чувствовал уважение к этому человеку. Пусть он был сломлен, но в проблески просветления, это был человек сильной воли и холодного разума.  

–Наследник просил, чтобы прочитали эти документы. Вы должны знать их досконально.  

Ааррон прошел к конверту, пальцы, слегка подрагивая, разорвали конверт. Взгляд пробежался по строкам, легкая усмешка пробежала по губам, он взглянул на капитана.  

–Передайте наследнику, что я исполню свою роль безупречно.  

–Уверен в этом, сир. Думаю, его высочество умеет убеждать.  

Дасан увидел, как судорога пробежала по лицу принца, и он на миг пожалел о своих словах.  

–Нардо безупречен в этом, капитан. Корона будет в надежных руках. – Ааррон взглянул в окно, боль от ран в душе вспыхнула с новой силой, заставляя его чувствовать, что он еще жив. Словно забыв о стражниках и капитане, он подошел к открытому окну и вдохнул свежий воздух, мысли, чувства, имел ли он на них право. Теперь? Ранее? Никогда. Глупостью было позволять себе чувствовать что-то, надеяться. Кто он? Лишь демон, лишь номер, лишь еще один сломанный прут в колеснице императора. Звучал насмешливый голос Нардо, словно замкнутый круг, снова и снова. Ему было все мало, мало. Он жаждал больше, крови, боли, ему хотелось стереть его, и он добился этого. Нет его больше. Как бы ни пела кровь раньше, теперь даже этого нет. Он слеп, он всего лишь сломанный человек.  

–Сир? -Дин медленно подошел к принцу, он словил встревоженный взгляд капитана – Сир? Вы меня слышите? Вам нужно сесть, прошу.  

Ааррон рассеянно взглянул на мальчика, он не понимал почему он здесь, почему  

–Сир, у вас кровь, давайте сядем? Вот так, хорошо. – Дин быстро принес настойку – Выпейте, до дна. Ну же, сир.  

Ааррон послушно осушил чашку и слегка скривился, потер лицо руками и вздохнул, взгляд выхватил сапоги капитана. Усталость легла на плечи, уносила его далеко за эту комнату.  

–Мальчик, что ты мне дал?  

–Всего лишь чай, сир. Он помогает вам, иногда.  

–Капитан, прошу прощения. Видимо я снова ушел в себя.  

Дасан отвел взгляд и накинул плащ.  

–Ничего, на сегодня мы закончили. Мальчик, сделай ему еще чая. – Мужчина увидел, как кровь отлила от лица Дина – Думаю, его высочеству это пойдет на пользу. Но, сир, завтра у вас должен быть чистый разум, вы понимаете, о чем я?  

Ааррон кивнул, говорить что-либо не было сил. Дождавшись пока, стражники покинут помещение он взглянул на мальчика.  

–Ты носишь артефакт, Дин?  

–Да.  

Ааррон облегченно вздохнул и взъерошил ему волосы.  

–Хорошо, больше не делай того, что ты вытворял сегодня. Твоя сила как пламя среди ночи. Не береди ее еще больше. Тем более сейчас, когда каждый миг возле меня опасен для тебя, даже без магии.  

–Не волнуйтесь, сир, я  

–Нет! – Ааррон заставил мальчика смотреть себе в глаза, пытаясь донести важность слов – носи его пока не придет время. Твоя магия, она – принц замялся – она довольно специфична. Пока не пришло время заявлять о то, что ты жив. Ты понял, о чем я?  

–Да – голос Дина дрогнул.  

Ааррон кивнул.  

–Хорошо, иди, мне нужно поспать.  

 

 

В зале слышался шепот, когда высокий, худой мужчина пересекал зал слегка замедленной походкой, на бледном лице наискось от виска тянулся уродливый шрам, взгляд черных глаз был безразличен. Тонкие черты, казалось, стали полупрозрачными, черная шелковая рубашка подчеркивала ширину плеч и скрывала болезненную худобу тела, в уголках губ залегла жесткая складка. Он подошел к трону и поклонился.  

–Ваше величество, императрица. Рад вас видеть.  

–Мы также рады, что ты наконец-то приехал, сын.  

Ааррон безразлично взглянул на короля, и он содрогнулся, он смотрел на сына и не видел его. Юноша мельком взглянул на мать, что-то дрогнуло в его лице, но маска также быстро вернулась на место.  

–Будешь вино, Ааррон?  

Мужчина на миг задумался, но потом так же вежливо кивнул. Маркус наблюдал за тем, как дрожат пальцы его высочества, он сжал бокал и расслабленно прислонился к колонне. Взгляд черных глаз блуждал по толпе, казалось, он кого-то ищет, но присмотревшись, советник понял, что взгляд Ри был пустым. Лир, заметив это, успокаивающе взглянул на короля и быстрым шагом подошел к брату.  

–Братишка! Мы все с тобой разминаемся, ты давно вернулся?  

–Недавно, Лир.  

Ааррон слегка поморщился, когда пальцы брата сдавили плечо.  

–Играй свою роль, тагри. Или мне позвать Картала, чтобы он присмотрел за тобой? – Лир усмехнулся, увидев, как страх на миг промелькнул в глазах брата – Вот и замечательно.  

Истбьен вскользь наблюдал как сын послушно играет свою роль, как он шутит, улыбается и также легко переводит серьезные темы в шутки. Время от времени возле него слышался смех. И втоже время он изредка видел, как подрагивают его пальцы, как иногда тень ложится на лицо, как он старается перекидывать вес лишь на правую ногу.  

–Ты ничего не ешь.  

Ааррон обернулся, Тайлин внимательно рассматривала его лицо, что-то изменилось в нем, но она не могла понять что именно.  

–Ваше высочество, рад встречи.  

–А по тебе не скажешь.  

Аарон заставил себя улыбнуться.  

–Я не хотел оскорбить вас.  

–Вот, поешь, ты же ничего не ел за весь вечер.  

Тонкие пальцы сестры прикоснулись к пальцами брата. Словно что-то дрогнуло в нем, боль так резко сдавила ему грудь, что он забыл, как дышать. Она всегда была его лучиком, а теперь что.  

–Благодарю, принцесса.  

–Давай потанцуем?  

–Боюсь не в этот раз, Тайлин. У меня нет настроения. Попроси Лира, смотри какой он щеголь сегодня.  

Ааррон кивнул на брата, девушка фыркнула.  

–О смотри, Нерри с Ришей. Правда они красивая пара?  

Ааррон содрогнулся и проследил за взглядом сестры, он чувствовал ужас от одного лишь упоминания его имени.  

–Да, они хорошо смотреться вместе.  

–Ты знал, что у них будет ребенок?  

–От куда же? Я ведь недавно приехал.  

Тайлин потянула брата за собой.  

–Пошли поздороваемся.  

Ааррон едва сумел сдержать вскрик, когда она резко дернула его, он непроизвольно всем телом перекинул вес на больную ногу, отчего ее прострелило и на миг он перестал видеть. Его пальцы вцепились в ладонь сестры отчего она, вскрикнув обернулась. Лицо Ааррона было серым, закусив губу, слегка ослабил хватку, но не отпустил ее, боясь, что упадет.  

–Ааррон?  

–Прости, пойдем.  

–Айришь! -Тайлин с улыбкой обняла невестку и чуть ли не повисла на шее брата. Нардо со смехом поставил ее на паркет и встретился взглядом с тагри. Лицо брата было каменным. Взгляд черных глаз встретился с карим взглядом наследника. Всего на миг Ааррон оказался в Каар-Тале, слышал ровный, насмешливый голос брата, на один лишь миг, но ему этого хватило, он непроизвольно сжал руку в кулак.  

–Ааррон.  

–Наррллед.  

Айришь, содрогнувшись, смотрела на высокую фигуру Аарона, от того молодого человека, которого она знала, ничего не осталось. Взглянув на его ауру, почувствовала, как сердце пронзает боль. Вайрам был заперт, частично расщеплен. Его аура была землянистой, без единой искры жизни, так словно он был мертв глубоко внутри и лишь оболочка существовала. Пророчество сбывается. Вайрам сломан.  

Мужчина перевел взгляд на нее и прохладно улыбнулся, она содрогнулась от холода его глаз.  

–Ваше высочество, вы прекрасны как всегда.  

Девушка сжала ладонь мужа, он ласково поцеловал ее.  

–Что милая? Тебя тошнит?  

“Немного. “  

–Прошу простить меня, ваше высочество, принцесса.  

Ааррон слегка поклонился и вышел из зала, в груди полыхал холод, чувствовал, как боль в ноге начинает усиливаться, видимо действие дакана проходило. Он зашел в комнату и устало сел. Юноша закрыл лицо руками, стараясь собраться с мыслями, потерев шрам, откинулся на спинку стула и осторожно вытянул ноги, как же хорошо, пусть боль срывала него мясо, но сидеть здесь было намного лучше, чем находиться в тронном зале.  

–Что происходит, Ааррон?  

Нардо увидел, как скривилось словно от зубной боли лицо брата. Ри слегка повернул голову и приоткрыл глаза, длинные ресницы скрыли их выражение. Он всегда приходит когда нужно еще время.  

–Тагри?  

Это обращение и холод в голосе наследника, вернули Ааррона в реальность, еще раз обрисовали его положение, вернули в памяти пытки. На миг паника заполнила его, вернула его в подземелье, в пучину боли, крови и отчаяния. Глубоко вздохнув, он заставил себя загнать тьму обратно.  

–Действие дакана заканчивается. Я уже иду.  

Ааррон медленно поднялся, его повело. Нардо схватил его за локоть, и почувствовал, как одеревенели мышцы тагри.  

–У меня есть с собой, я предвидел это. Бери ешь.  

Ааррон скосил взгляд на протянутую ладонь, на горку листьев, помнил, как на этих пальцах горел огонь. Закинул все листья за щеку.  

–Я думал ты их растянешь.  

Ааррон усмехнулся, серьезно?  

–Для того, чтобы прийти сюда, мне скормили в десять раз больше.  

–Император волнуется.  

Нардо увидел, как окаменело тело брата, он прошелся пальцами по выжженному номеру на запястье.  

–Не стоит. Я хорошо запомнил за эти месяцы что может корона.  

Они вышли вместе в зал, Айришь еще раз всмотрелась в ауру Ри, но ничего в ней не увидела, даже эмоций. Он что-то с улыбкой рассказывал, но в ауре это не отобразилось, словно на него натянули маску. Неужели брат сломал брата?  

–Вы надолго приехали, ваше высочество?  

Ааррон пожал плечами и улыбнулся, намереваясь сострить.  

–Нет, герцог, мой сын, к сожалению, скоро уедет с политическим визитом.  

Лицо Ааррона застыло, он взглянул на отца.  

–Его величество раскрыл все мои карты.  

Послышался смех.  

Ааррон словно во сне наблюдал за придворными, боль становилась сильнее.  

–Ааарон?  

Габриэль протянул ему бокал прямо выдерживая взгляд внимательных темных глаз. Пару мгновений вайрам рассматривал его лицо, затем, усмехнувшись, отдав салют, пригубил вино.  

–Как ты? – Габи запнулся, увидев, как застыло лицо друга – Ааррон, я  

–Благодарю что проявили внимание, Габриэль. Немного смуты на границах утомило меня, но в целом – Ааррон взглянула в сторону наследника – благодаря наследнику я в полном порядке. Думаю, вам не стоит появляться вблизи меня, корона не поймет. – Ааррон взглянул в полные вины глаза графа – а вам же не хочется потерять вес в их глазах, верно?  

–Я не помешал, господа? – Лиррелл с насмешкой перехватил бокал с рук брата и пригубил вино.  

Маркус наблюдал за тем, как Лир что-то говорит тагри с выражением насмешки на лице, на что вайрам сжал губы и перехватил его руку, сжав так, что побелели пальцы. Лир попытался вырваться, но Ааррон лишь слегка вывернул ему запястье.  

–Ваше величество, мне кажется, они сейчас подерутся.  

Истабьен с Нардо обернулись на советника и проследили за его взглядом. Лир что-то сказал брату и на миг лицо Ааррона перекосилось от ярости.  

–Ты же сказал, что сломил его, Нардо?  

Истабьен увидел, как Ааррон еще сильнее сжал брата, слишком опасным стало выражение его лица. Маркус с улыбкой подал им бокалы, молодые люди вымученно улыбнулись. Истабьен взглянул на Нардо.  

–Ну так ты сломил его или нет?  

–Последние тройку месяцев он кричал чтобы его не трогали. Думаю, да. Ты же знаешь Каар-Тале всех ломает.  

–Тогда что это было?  

–Думаю лишь мимолетная эмоция, он истощен. Да и о чем так волноваться сейчас? Он же человек уже.  

–Да, но может лучше пусть на эти ночи вернуть его к Карталу?  

Нардо взглянул на белое лицо брата.  

–Не горячись отец, понаблюдаем за ним пару недель. А отправить его туда всегда успеем. Тем более Катани говорит, что тагри кричит по ночам, – Нардо взглянул на короля – видимо кошмары.  

Тайлин, забыв как дышать, слушала разговор, ее сердце бешено билось, стараясь не шуметь, чтобы они ни король, ни брат ее не заметили, она отошла за спины знати. В голове не укладывалось то, что она услышала. Она взглянула на Ааррона, он похудел, и что-то такое было в выражении его глаз, что-то, не могла понять. Он слегка усмехнулся, она успела заметить, как его пальцы с силой сжали меч. Неужели Нардо его пытал? Что такое Каар-Тале? Что значит сломили?  

 

Крамол хмуро наблюдал за черными тернистыми побегами, охватывающими каждое дерево в лесу, изменения продолжались незаметно, подступая все ближе. Темная магия, умело направленная Темным, запускала свои побеги все глубже в мир, тянулась к его граням. Взгляд выхватил наблюдающую за ним косулю, почувствовал холод, идущий по спине, потянувшись разумом к животному, наткнулся лишь на бронь. Измененные, их становилось все больше. Вайрам пал, и это было заметно в каждом проявлении изменений. Словно почувствовав свою свободу, искусственная магия поражала все вокруг, превращая живое в подобие себя. Мужчина медленно отступал в тень, стараясь не делать резких движений. Опасными были даже ранее безобидные птицы. Магия меняла их, наделяла разумом, наделяла их жаждой кровью. Травоядные становились хищниками. Не раз он видел, как лось рвал зайца. Пророчество сбывалось, но оно пошло не по той ветке, слишком много крови, слишком много смерти. Вайрама рвали на части, иногда с помощью своей магии он дотягивался до измученного сознания Тхаали и то, что он видел приводило его животный ужас. Как люди могут быть настолько жестокими? Как брат мог сотворить такое с братом? Но самое страшное было то, что путь Тхаали не окончен, это лишь часть, что-то заставит его уснуть. Думать о том, что это значит ему было страшно, не хотел знать, что произойдет с Аарроном и что будет тогда с миром. Магия умирала, его люди старели за год на несколько лет. Тоже происходило в разных кланах по миру. Но они должны выстоять, они те, кто придет на помощь вайраму. Лишь на них он может надеяться. Он будет нуждаться в них. Мужчина сорвал траву и покрутил ее в покрытых мозолями пальцах. Дай сил мальчишке, пусть тьма внутри него станет его защитой, а не погребением.  

Тайлин заперла дверь и еще раз проверила ее, вроде бы никто не зайдет, заправив волосы так, что она больше казалась похожа на мужчину, девушка подошла к зеркалу. Этой магии она научилась еще в детстве, когда ей запрещали выходить из замка. Она просто проходила по коридорам зеркал. В замке все спали, девушка вздохнула и шагнула в зеркало. Она испугалась, когда руки уперлись в стену, сердце бешено билось, но через пару секунд поняла, что зеркало было развернуто к стене. Она осторожно протиснулась и оказалась в маленькой комнате. Если бы не ночь, было бы проще, и магию то не используешь. Она уже знала, что замок Ри был весь пропитан защитной магией, как только кто-то использовал ее здесь, Нардо сразу же об этом узнавал. А она не хотела, чтобы кто-либо знал о том, что она ходит сюда, даже Ри не нужно было это знать. Она хотела добраться до правды, понять, что происходит, довольно часто таким же способом пробиралась в королевскую библиотеку, стараясь найти там упоминания о Каар-Тале, но так и не нашла этого. Поэтому устремила все свое внимание на сущности вайрама. Как она поняла, Дарблейн, запечатал сущность Ри. Но что это означало, она понимала лишь приблизительно. А старый архивариус лишь качал головой, когда принцесса упорно искала книги. Девушка шла по длинному коридору, вслушиваясь в каждый шорох, она была здесь впервые ночью, замок словно вымер, неужели кроме брата и поваров здесь никто не живет. Хотя, она знала, что солдаты все равно были на территории, слышала, как об этом говорил Лир. Она почти дошла до поворота как услышала надрывный крик, вскрикнув, и испуганно зажав себе рот, замерла. Крик послышался снова. С сильно бьющимся сердцем, Тайлин пошла на звук, она увидела, как мальчишеская фигура открыла двери и зажгла огонь, Принцесса отшатнулась, отступая в темноту, увидела, как паренек лет 13 открывает окна и наклоняется к кровати. Когда она поняла, что худая, длинная фигура это Ааррон, у нее закружилась голова.  

–Сир, проснитесь, сир.  

Дин пытался привести принца в чувство, но мужчина не видел его. Мальчик вылил на него кувшин с водой. Ааррон дернулся и замер, черные глаза с полным безумием остановились на мальчике, словно пытаясь понять, что же еще с ним будут делать.  

–Сир, это сон. Вы дома, дома. Вы меня слышите?  

–Дин? – голос Ааррона был хриплым, он закрыл глаза словно прогоняя мучивший его кошмар – Я снова разбудил тебя.  

–Ничего, сир, молока?  

Ааррон покачал головой, он медленно откинул простынь и услышал удивленный вздох мальчика.  

–У вас кровь, давайте позовем Катани.  

Мужчина протер лицо и взглянул на ногу, действительно часть бинтов была буро-красного цвета. Наверное, во сне задел.  

–Не нужно никого звать. Помнишь, что смешивать, чтобы обработать их?  

Дин кивнул, но во взгляде проскользнула неуверенность, он увидел, как на измученном лице монсеньора пробежала усмешка.  

–Я сам все сделаю.  

Щеки мальчика обдало жаром.  

–Мне не противно, сир. Просто, те раны что у вас на груди, они же практически зажили, а здесь, здесь все сырое еще. Вам будет очень больно.  

–А сейчас думаешь мне хорошо?  

Тайлин увидела, как высокая фигура брата медленно поднимается и встает с кровати, свет упал на него, и она охнула, когда увидела изуродованные плечи,  

–Подай мне трость.  

–Давайте, я лучше вас поддержу, а вы сами попробуете?  

Ааррон пожал плечом и оперся на плечо мальчика, он склонил голову стараясь скрыть боль. Тайлин, зажав рот ладошками, наблюдала за тем, как Ри медленно пересекает комнату и подходит к столу. Он обернулся, и она поняла, что укусила себя за ладонь, левая сторона тела брата была полностью изувечена. На месте груди и живота была обожженная кожа, местами еще не появилась новая и видно было потемневшее мясо, но когда она перевела взгляд на ногу, ее замутило. Открытые мышцы, с обожженными тканями, они слегка кровоточили, где-то было срезано мясо, видимо Катани пытался удалить омертвевшее. Но так ожоги не заживают. Неужели... неужели это магический огонь. А ним владеет только … Нардо. Она поняла, что плачет.  

–Аах  

–Извините.  

Дин из-под лба взглянул на него и увидел, как мужчина закусил ладонь. Ааррон непроизвольно дернулся, и мальчик задел живое.  

–Извините.  

–Ничего. Почему ты не ходишь на занятия?  

–Так лето же, да и как вы здесь будете?  

Ааррон хмыкнул.  

–Кто бы еще позаботился обо мне. Давай я сам дальше, я здесь достану. Иди спать.  

–А вы?  

Ааррон усмехнулся.  

–Я не хочу.  

Тайлин вжалась в стену, когда мальчик прошел мимо, она увидела, как брат бинтует ногу и устало закрывает глаза. Тонкие пальцы игрались с карандашом, щетина покрывала щеки и подбородок, брови были слегка нахмурены. Посидев так еще немного, он начал одеваться. Тайлин с бьющимся сердцем смотрела как высокая фигура проходит мимо, он шел так медленно, что у нее разрывалось сердце. Девушка, вытирая слезы, медленно побрела обратно.  

 

Маркус наблюдал за тем как мужчина наливает херес в бокалы и ставит их на стол, его движения были рваными, лицо скрывала щетина, делая его на десяток лет старше, чем он есть на самом деле. Болезненная худоба все еще не ушла из его черт и его жестов. Ри подвинул тростью кресло и сел напротив советника. За все время он ни сказал ни слова, угрюмая молчаливость делала и так неловкую ситуацию еще больше неловкой. Маркус пригубил алкоголь, начать разговор у него не хватало духу. Когда он шел сюда, он был настроен категорично против этого существа, он хотел убедится, что наследнику не стоит волноваться, а если что-то идет не по плану, то незамедлительно прибегнуть к решительным действиям. Но первый же взгляд на принца подкосил его, перед ним был не тот юноша который умело вел войну, шутливо переводил любые серьезные разговоры в анекдот. Пред ним предстал совершенно незнакомый ему человек. Молчаливый, угрюмый, иногда резкий, каждое его движение было движением подбитой птицы. Он уже заметил, что от резкого шума и от голосов солдат Ааррона передергивало, и выражение страха иногда проскальзывало в темной взгляде.  

–Наследник прислал вас убедиться, что я веду себя согласно условиям, советник?  

–Мысль о том, что я просто решил заглянуть к вам, вы не рассматриваете?  

Ааррон мрачно взглянул на мужчину, и он отвел взгляд, повертев бокал в руках, советник отставил его в сторону  

–Как ты, Ааррон?  

Губы мужчины дрогнули, и кривая усмешка исказила лицо.  

–Я благодарен наследнику, что он позволил мне остаться в графстве на некоторое время. Это был широкий жест с его стороны не отправлять меня обратно сразу после приема.  

–Как ваше самочувствие, сир?  

Советник увидел, как заискрились черные глаза смехом, и мужчина иронично выгнул бровь.  

–Не стоит меня называть данным титулом, советник. Я лишь смертник, я даже не вправе находится рядом с вами не то, что разговаривать. Передайте наследнику, мое самочувствие весьма стабильно.  

–Ааррон, я … мне жаль.  

Принц усмехнулся и отвернулся, тонкие пальцы провели по трости, лаская дерево.  

–Жаль. Не стоит, советник. К чему такие чувства?  

Маркус промолчал, он не знал, как вести себя, сидевший перед ним человек был совершенно чужд и как вести разговор он не имел ни малейшего понятия. Проклиная себя за то, что вообще пришел и согласился на эту проверку, советник поднялся и прошелся по комнате, взгляд бродил по помещению, выхватывая разбросанные бинты, ряд лекарств, подойдя к листам, он рассеяно перебирал рисунки. Ладонь замерла, когда он наткнулся на распятого человека, каждая черта вывернутого тела кричала от муки, прорисованные мышцы были так реальны что Маркусу показалось будто он видит это воочию, слышит вопль. Сильные пальцы вырвали рисунок, и скомкав, выбросили его в мусорную корзину.  

–Не стоит смотреть это, советник.  

–Это  

Ааррон повел плечом и усмехнулся.  

–Лишь кошмары сломленного человека, советник, ничего другого.  

–Помогает?  

Ааррон хмуро взглянул на Маркуса.  

–Нет. Что-то еще?  

Маркус сжал плечо принца и он дернулся от прикосновения, усмешка отвращения к самому себе пролетела по лицу Ааррона, советник отступил и отвернулся, взглянув на свои пальцы увидел, что они подрагивают.  

–Как мне помочь?  

Ааррон провел рукой по лицу и устало вздохнул.  

–Это пустой разговор, Маркус. Если тебе ничего больше не нужно, с твоего разрешения я оставлю тебя. У меня встреча с Дасаном и его людьми.  

Советник почувствовал тошноту от этих слов, и пытаясь отыскать опровержение своей догадке, взглянул в лицо Ри, но он лишь усмехнулся на этот взгляд.  

–Это лишь одно из рутинных вещей советник, не стоит так это воспринимать.  

 

Катани сделал настойку и подал чашку принцессе, лицо Тайлин было бледным.  

–И давно вас мучают кошмары?  

–Нет, я читала страшный роман вот и  

–Да что вы? – Катани вздохнул и усмехнулся, когда девушка закашлялась от настойки.  

–Что это, Катани?  

–Настойка на вишне, хорошо согревает. Вы ничего не скрываете от меня, принцесса?  

Тайлин раздраженно взглянула на целителя.  

–Что я могу скрывать? Просто мне не спится.  

–Королева волнуется, что вам могли что-нибудь сделать.  

–Нет, мама преувеличивает. Спасибо. Как ваша семья?  

–Хорошо. Скоро буду дедом. Вы закрываетесь по ночам. Вас что-то беспокоит, кто-то угрожает?  

–Нет, просто я люблю читать и – Тайлин улыбнулась – кушать на ночь острую фасоль, а мне как принцессе, это категорически нельзя.  

Катани расхохотался.  

–Это будет нашим секретом, принцесса.  

–Спасибо.  

–Пусть вам заваривают мятный чай, он успокаивает. И, настойку все же я вам оставлю, это тоже будет наш с вами секрет. Не пейте ее без меня.  

Тайлин, промолчав, закрыла за целителем двери и подошла к столу, под кипой книг лежали погнутые листы с нотами. Тонкие пальцы ласково провели по импульсивным нотным строкам, теплая улыбка коснулась ее губ, знала как Арри пишет, что картины, что музыку, он не видел и не слышал ничего вокруг, он растворялся в ней, был ней, состоял из неё. Горячие слезы упали на листы, растекаясь по них и смазывая чернила. Девушка, шумно вздохнула и осторожно вытерла соленые капли с листов. Как она могла помочь ему?  

Взгляд зеленых глаз приобрел стальной блеск, выдавая принятое в глубине души твердое решение.  

 

Ларана, крепко удерживала Дина за плечо, боясь, что он сорвется и сделает еще хуже. Люди императора собирали вещи вайрама, быстро скидывая все в кучу. Она взглянула в лишённое эмоций лицо Ааррона и сжала плечо мальчика еще сильней. Наследник откатил рукава брата и одел артефакты, но тагри так и не поднял на него взгляд. Нардо усмехнулся и приподнял его голову за волосы, заставляя смотреть себе с глаза.  

–Ты же не думал, что ты так и останешься здесь? Порталы готовы?  

–Еще немного, сир, но можете готовить его.  

Ааррон, из-под ресниц, наблюдал за действиями дурук-хатим, за тем, как они слишком близко проходят возле него, как скользит свет по их мечам.  

–Нардо, не нужно делать этого – Катани перехватил наследника и отшатнулся от его взгляда – он же ваш брат, опомнитесь.  

–Мой брат мертв, целитель  

Дин увидел, как ухмылка пробежала по лицу его монсеньора, что-то промелькнуло в глубине черных глаз, и мальчик почувствовал страх. Ааррон рывком опрокинул держащих его солдат, резко выхватил меч из ножен капитана и бросился на Нардо. Послышался отчаянный крик целителя, наследник в последний миг понял, что разворачивающаяся сейчас картина лишь провокация тагри.  

Лезвие гвардейца прошло сквозь тагри практически возле сердца. Ааррон опустил взгляд на меч, облегчение окутало его, сняло камень с души, он взглянул на Нардо, и усмехнулся окровавленными губами.  

–Я выиграл, Нерри.  

Нардо молча наблюдал за тем как офицер вытаскивает лезвие из тела тагри, лишь в последний миг, словно очнувшись, он успел перехватить лезвие, но кровь уже во всю текла из раны.  

–Сделайте что-нибудь! Он нужен мне живым!  

–Да, ваше высочество.  

Катани опустился на колени, он мельком взглянул в белое лицо тагри.  

–Прости – мерцание сорвалось и окутало Ааррона.  

 

Литиция пыталась удержать метавшегося от боли джааралэ, он пытался подняться на ноги, но боль мешала ему. Девушка, плача, опустилась на колени, прижимая менявшееся тело химеры. Она знала, что именно сделал Тхаали. Она знала и принимала это. Ваарэта прижала голову Дакара всем телом и впустила свою силу в него, открывая свою душу, деля его боль вместе со своей. Она знала, знала как больно ему, знала, что Тхаали отрёкся от жизни, выбирая Грань Душ безумию пыток. Знала, что Мир и джааралэ принимают это как предательство, кровавое, жестокое. Она знала, но принимала сторону своего вайрама, мир слишком жесток если он хочет взять жизнь таким образом.  

Дакар затих, тяжело дыша, его бока вздымались также тяжко как билось сердце ваарэты.  

 

В чувство его привело капание воды на лицо, приоткрыв глаза сначала не понял, что происходит, жив он или все же мертв. Пару мгновений прислушивался к ощущениям и когда гулко отдалась боль в груди осознал, что каким-то образом он остался жив. Ааррон закрыл глаза надеясь, что это всего лишь воображение больного разума, но глухой звук голосов и шагов стражников разуверил его в этом. В памяти то, как он попытался спровоцировать нападение на наследника. Рука схватилась за грудь, но раны не было. Целитель, видимо Нардо заставил его… Мужчина медленно сел, в голове метались мрачные мысли. Осознание того, что даже умереть по-человечески он не может вырвало из его уст горький смешок. Привыкнув к темноте, понял, что каменные стены схожи со стенами Каар-Тале, нащупав прохладную сталь понял, что он прикован даже в ногах. Брови удивленно поползли вверх, надо же, видимо посчитали что он потенциально опасен, не удивится если сталь на всякий случай пропитали тарцитами. Сейчас то он этого точно не почувствует, но со временем, со временем они все равно отравят его. Вспомнилось полное ярости лицо брата. Наследника, отдернул сам себя. Нужно забыть его имя. Забыть свое также, вообще забыть, что он был кем-то. Это единственное что спасет его. Ааррон вздохнул, ну впадать в черноту безумия он уже умел, это хорошо спасало от боли и заполнявшего его животного страха. Сможет ли Моринг исполнить то, что они обсуждали на этот случай? Пойдет ли он на столь радикальные меры? Сможет ли он призвать его силу к себе с помощью магии ваарэт? Это был их единственный шанс, призвать его жизненную силу, высосать ее из него и отдать им. Истинник и древние кланы способны преобразовать ее и отдать миру. Оставалось надеяться, что они все же решаться на это. Мужчина криво усмехнулся, признавая свое малодушие, быть честным ему просто хотелось избавится от пыток нежели спасти мир. Вот и Тхаали, мир призвал ни того. Оборвав себя от мыслей, он закрыл глаза, заставляя себя поспасть, зная, что сон для него теперь будет роскошью и терять драгоценные часы он не имеет права.  

| 678 | 4.5 / 5 (голосов: 2) | 16:58 21.09.2020

Комментарии

Sacuura18:38 27.09.2020
antonio8225, да. Пишется. Главы новой книги можете найти здесь https://litnet.com/ru/book/pamyat-mira-b272011 либо же здесь https://author.today/work/91995
Antonio822517:42 27.09.2020
Второй том будет??
Sacuura19:26 21.09.2020
lyrnist, спасибо, попробую на фанфике. Хотелось бы чтобы читали и получали удовольствие.
Lyrnist19:23 21.09.2020
sacuura, на фанфике, на ридеро... Не знаю. Конкурентов много. Но не тут. Тут эта шутка даже функционально не прописана. Портал не был под длинную прозу заточен. И не меняется ничего.
Sacuura19:21 21.09.2020
lyrnist, а где же их писать? сейчас все читают единицы увы(
Lyrnist19:20 21.09.2020
sacuura, на хрен здесь многоглавки писать? Имхо, неудобно. И читают единицы... Если уж "для читателя"
Sacuura19:18 21.09.2020
lyrnist, он закончен
как раз в процессе добавления глав
Lyrnist19:08 21.09.2020
А зачем вы второй том пишете, первый не закончив? Там начало так ничего.

Книги автора

Чорно-білий світ
Автор: Sacuura
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
11:31 20.10.2020 | 5 / 5 (голосов: 1)

Память Мира
Автор: Sacuura
Роман / Фэнтези
Мир пытается вспомнить кем он был, пытается стать целостным Вспомнит ли он? А если воссоединится во временных разрывах, что станет с городами и материками ? Каким будет разрушение и сможет ли вайрам ... (открыть аннотацию) помешать разрушениям?
Теги: героическоефэтези магия новый мир вайрамы
14:46 04.10.2020 | оценок нет

Спокуса
Автор: Sacuura
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
15:59 22.09.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Тхаали.
Автор: Sacuura
Роман / Фэнтези
Мир – Иной высший разум, живой также, как и все его обитатели. Несет в себе Истинные Магические силы, тем самым давая магию всему вокруг. Состоит из множества граней пространства ( Грань Разума – разд ... (открыть аннотацию)еленный на Сны, Восприятие, Действие, Чувства. Грань Стихий ( Земля, Воздух, Вода, Огонь) . Грань Душ . Грань Света ( истинные силы вплетаемыве во все живое, надающие здровье, силу жизни) Грань Смерти ( удерживание баланса, близко связана с Гранью Душ) Мембраны – стены мира удерживающие другую ( Иную магию таких же разумов как он). Порой Миры могут сближаться и есть лишь два возможных варианта развития событий – либо оба Мира умирают, либо же один поглощает другого, давая тем самым ему новую жизнь. Сближение было много тысячилетий назад, в другие времена и цивилизации. В этот мир пришли Вайрамы. Существа имеющие сущность зверя внутри себя. Вайрамы были дети Истиной магии, они не разделяли Мир и себя, понимая, что все вместе они одно целое. Иные несли свою силу в массы, пытаясь показать, научить обитателей тому, что Мир и они взаимосвязаны. Но люди оказались слишком алчны: увидев силу, необычные свойства крови, долголетие, они начали истреблять Вайрамов, забирая их магию себе, приобретая власть с помощью нее. Тем самым разрушая свой мир еще больше. Вайрамы начали сопротивляться, возникла война, которая не смогла продлиться долго, посколько Иные, чувствующие каждое живое существо, умирали вместе со своим врагом. Они не смогли вынести это. И все же, тот промежуток сопротивления надолго запомнился в памяти и легендах, выставив Вайрамов жестокими, коварными и жаждущими власти существами. Они стали гонимы, стали теми кем пугают детей. Те, кто хотел помочь стали демонами, черными тварями. Их ненавидили и передавали эту ненависть из поколения в поколение. Те Вайрамы, что сумели скрыться, создали семьи с людьми, передав свою кровь дальше. Мир принял их, и они поклялись пробуждать свою силу и кровь на его призыв. Поэтому раз в несколько поколений рождался человек с древней кровью, он помогал миру восстановится, сдержать хаос людей. Их называли Тхаали – кровь и сердце мира. Но чем чаще люди сжигали пришедших, тем меньше кровь отзывалась на призыв. Тем больше агонизировал мир, порой убивая все вокруг в назидание. И вот уже много веков подряд земли умирают, Мир разлагается, терпя непомерные муки, крича в своей агонии, призывая кровь Вайрама. Но кровь молчит. Ее предали и Тхаали не приходит.
Теги: проба романа маги войны
19:28 21.09.2020 | оценок нет

Чи є ти зараз?
Автор: Sacuura
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
19:17 17.09.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Звір
Автор: Sacuura
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
20:42 07.09.2020 | оценок нет

Палітра
Автор: Sacuura
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
20:51 17.08.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020