Не смотри.

Рассказ / Мистика, Фантастика
Аннотация отсутствует

Реклама короткометражного фильма, который обещал дать людям ответы на все волнующие их жизненные вопросы, вопила с каждого экрана, появлялась в социальных сетях, рассылалась по почте, и даже появлялась на упаковках некоторых продуктов. Город просто с ума сошел. О фильме говорили все, кому не лень. От бабушек, коротающих свое время около подъездов, до школьников, у которых и вопросов о жизни почти не возникало.  

Показ фильма был назначен на седьмое июля, в полночь.  

Люди готовились к нему, как к празднику. Они созванивались с родными и друзьями, приглашали или напрашивались в гости, запасались алкогольными напитками, заранее заказывали еду. Работники суши – баров и пиццерий валились с ног, выполняя заказы.  

По большей части людям было наплевать на сам фильм. Им нужно было что – то, что отвлечет их от повседневной рутины. От серости, которая заполняла сознание. От апатии, что постепенно сводила на нет редкие всплески вдохновения. Они нашли то, о чем можно говорить. Получили возможность испытывать восторг от предвкушения познания тайны. И наконец, они стали ближе друг к другу.  

До фильма оставалось несколько часов.  

 

Очередь на кассу не двигалась уже двадцать минут. Всему виной была ярко накрашенная молодая мама, которая никак не могла решить, нужен ли ей крем – автозагар или нет. Ее ребенок – кудрявый мальчонка лет пяти – очевидно не знакомый с таким понятием как воспитание, снимал с нижних полок стеллажей все, что помещалось в его маленьких ручках, тащил матери, и громко кричал, когда она приказывала отнести все обратно.  

Один из стоявших рядом с мамашей мужчин грубо высказал все, что думает как о ней, так и о ее отпрыске. Завязалась свара. Бледная, пытающаяся сохранить нейтралитет продавец, молча складывала покупки в пакеты.  

Кира стояла почти в самом конце очереди, сжимая в руках батон и пакет молока, надеясь, что последнее не прокиснет раньше, чем она доберется до кассы.  

Наконец ( слава всем богам! ), мать схватила сына за руку, и они покинули магазин. Вся очередь вздохнула спокойно и двинулась вперед.  

–Здравствуйте. – поздоровалась Кира с кассиршей. Та, улыбнувшись, кивнула в ответ.  

–Как вы это терпите? – удивлялась девушка. Она протянула деньги.  

–Стараюсь абстрагироваться. – пожав плечами, ответила кассир. – Здесь и не такое бывает.  

–У меня, наверное, истерика была бы. – засмеялась Кира.  

–Это только в первый месяц работы. А потом привыкаешь.  

–Ну, вы че, лясы точить собрались? Народ ждет! – раздался за спиной Киры недовольный мужской голос.  

Кира поблагодарила продавца, окинула презрительным взглядом помятого мужчину, что стоял за ее спиной, и направилась к выходу.  

Дома она быстро приготовила ужин, поела, приняла душ и завалилась на кровать.  

Глаза, словно присыпанные песком, слипались. Тело, отработавшее две смены подряд, ощущало себя воздушным шариком, из которого выпустили весь воздух. Сон это единственное, о чем оно сейчас молило.  

Кира закрыла глаза, позволив себе раствориться в первых волнах набегающего забвения. А потом она вспомнила, что собиралась посмотреть фильм. Ее глаза распахнулись, но усталость сомкнула веки обратно, отсекая любые попытки встать, включить телевизор и погрузиться в получение ответов на все вопросы. Да и вопрос у нее был только один. Как зарабатывать столько, чтобы не вставал выбор между покупкой одежды и оплатой коммунальных услуг. Вряд ли короткометражка сможет дать на него ответ. А значит, не стоит тратить на нее столь драгоценное время.  

Сон подхватил девушку и потащил ее в свое логово. И на этот раз это было логово кошмара.  

 

….. –Как ты могла? – кричала мать. – Как ты могла, Кира? Что ты наделала? Ты ведь знала, что у нее аллергия! Кира…  

Мать опустилась на колени. Она прижимала к себе уже остывшее тело младшей дочери. Пятилетней Евы. Глаза девочки были широко раскрыты. В них навсегда запечатлелся ужас. Тонкие и какие – то синие губы, искусаны так, что подбородок исчерчен полосками засохшей крови. Некогда тонкая шея, теперь распухшая, расцарапана.  

Мать принялась трясти тельце ребенка в надежде пробудить его, но это было бесполезно. Девочка умерла больше часа назад.  

Восьмилетняя Кира стояла не шевелясь. Она прижимала сжатые кулачки к щекам, боясь заплакать. Она считала, что это будет неправильно, ведь в том, что произошло, виновата она. Проигнорировав просьбу матери присмотреть за сестрой, Кира отправилась на день рождения к соседке. Она рассчитывала пробыть там всего десять минут. Съесть кусочек торта, выпить стакан сока. Но увлекательная игра втянула девочку и закружила вместе с остальными детьми. А в это время маленькая Ева решила поужинать. И так уж получилось, что первое, что попалось ей на глаза, когда она открыла дверь холодильника – баночка арахисовой пасты.  

Когда Кира вернулась домой, она сначала не поняла, что случилось. Почему по всей кухне разбросаны осколки разбившейся баночки? Почему перевернуты стулья? Почему ее сестренка лежит у раковины с открытыми глазами и окровавленными губами?  

Наверное, она хотела пить. Так думала Кира, оглушенная шоком. Она оттащила Еву в гостиную, расправила платье, попыталась вытереть подбородок, но кровь запеклась настолько, что теперь стала коркой. Просто так не ототрешь.  

А потом с работы пришла мама…..  

 

Кира резко села, сбрасывая остатки сна. В ушах все еще стоял крик матери. Это был последний раз, когда она слышала ее голос. Потом мать замолчала. Навсегда. Она ушла куда – то очень глубоко в себя, в свой собственный мир, где ее маленькая дочка была жива. А вот старшей там было не место.  

Прошло уже восемнадцать лет, но воспоминания все еще свежи в памяти. Будто это было вчера. А, может, и было…  

Кира помотала головой. Не хватало еще вновь впасть в депрессию, из которой ее несколько лет тянули врачи и классный руководитель. Девушка глубоко вздохнула. То, что случилось – страшно. И она виновата. Но она простила себя. И Ева, если б была жива, простила бы.  

На смартфоне заиграла мелодия будильника. Теперь официально пора вставать.  

Кира приняла душ, оделась и, проглотив кофе, вышла из дома. Последняя рабочая смена перед отпуском. Двадцать восемь календарных дней ей не придется вставать ни свет, ни заря и тащиться на работу, где начальство, игнорируя личную жизнь и усталость подчиненных, накручивает им рабочие часы и заставляет пахать в три смены. Осталось потерпеть совсем немного. А потом, после отпуска, Кира решила взять больничный, после чего уволиться и больше никогда не переступать порог этого ада.  

Она даже улыбнулась сама себе, когда шла по улице вдоль линейки одинаковых пятиэтажек. Все вокруг – несмотря на пасмурную погоду, казалось радостным, умиротворяющим. Тишина, разлившаяся по улице, была лучшим сочетанием звуков, которые доводилось слышать девушке.  

Тишина.  

Было слишком тихо.  

И Кира остановилась и огляделась. Только сейчас она заметила, что находится на улице совершенно одна. Не было вездесущих бабулек, не было детей, не было взрослых. Кое – где шмыгали кошки и прыгали воробьи, но из представителей человеческой расы была только она. Это было не просто странно. Это было жутко.  

Кира вспомнила, как в детстве хотела остаться во всем мире одна. Чтобы больше не слышать упреков со стороны родственников, не видеть печально – отрешенных глаз матери, не пытаться дружить с теми, кто выводит ее из себя.  

И что теперь? Ее мечта сбылась?  

Кира села на скамейку и набрала номер коллеги по работе. На том конце была тишина. Так же и с другой парой номеров ( больше знакомых у нее не имелось, а звонить матери она не хотела ).  

Ей впервые захотелось общения. Захотелось, чтобы отворилась хотя бы одна подъездная дверь, и на улице оказалось хотя бы одно двуногое существо. Через несколько минут девушка пожалела о своих желаниях. То, что стало происходить, сковало ее, пригвоздив к скамейке, в то самое время, когда разум в голове умолял вскочить и бежать.  

Двери подъездов, словно по команде, открылись одна за другой и на улицу высыпали люди. Они шли, вытянув руки, спотыкались, падали. Другие люди шли прямо по ним и тоже падали. И все они кричали. И все они были слепы. Лица их были залиты багрово – черной кровью, что сочилась из пустых глазниц. У кого – то из них Кира заметила в руках ножницы, кто – то продолжал сжимать глазное яблоко. Мешанина рук, голов, провалов на лицах смешалась в однородную массу, от которой Киру затошнило. Девушка нагнулась вперед и ее вырвало. По пальцам пробежала противная покалывающая дрожь, и это чувство подняло ее со скамейки. Она огляделась в поисках путей отхода подальше от изувеченных людей, но с каждой секундой их становилось все больше. Они выли, кричали, а некоторые просто хихикали. Девушка протиснулась между двух женщин и тут же была поймана за руку одной из них. Пустые глазницы «заглянули» прямо в душу девушке.  

–Отпустите меня! – взмолилась Кира. – Я не могу вам помочь! Отпустите! Я попробую вызвать скорую!  

–Вы видите? – Глазницы удивленно расширились.  

–Да, я…  

–Оно не тронуло вас! – воскликнула женщина со смесью радости и горечи в голосе.  

–Что? Кто?  

Кира пыталась высвободить запястье, крепко сжимаемое одеревеневшими пальцами безглазой женщины.  

–Оно пришло из телевизора. – заговорщицки прошептала она. – Оно показало нам наши грехи, и мы не смогли больше смотреть на них. В них! Мы…  

–Вы лишили себя глаз. – закончила Кира, судорожно сглотнув. Она вновь попыталась вырваться из стальной хватки.  

–Почему вы видите? – не унималась женщина. Она вдруг дернулась. На нее налетел худощавый мужчина в халате и тапочках. Он споткнулся, упал и больше уже не поднялся, скончавшись от потери крови и болевого шока. Кира подумала о том, что это ждет и стальных, если не вызвать скорую помощь. А потом ей на ум пришла мысль, а почему она не слышит звук сирены? Неужели больше никто во всем городе не остался зрячим, и не попытался вызвать врачей?  

–Я не смотрела телевизор. – ответила девушка, и хватка ослабла. Рука оказалась свободной. Кира потерла саднящее запястье. – Я спала.  

Лицо женщины исказила страшная гротескная улыбка.  

–Оно найдет тебя. – проскрипела она. – Найдет, не сомневайся. Оно заставит тебя смотреть. И ты сделаешь то же самое.  

Кира попятилась назад. Потом, чтобы не смотреть на копошащихся людей, развернулась и побежала. Ее новая знакомая что – то кричала ей вслед, но девушка не могла разобрать слов. Она неслась по улице, глядя себе под ноги, стараясь не столкнуться с очередным грешником, чьи проступки были настолько ужасны, ( и были ли они настолько ужасны? ), что он или она, не нашли другого способа, кроме как выколоть себе глаза. Чтобы больше не видеть.  

Земля вдруг мелко задрожала, а потом дрожь эта сменилась раскачиванием. В воздухе появился запах пыли, который перебила вонь тысяч разлагающихся человеческих тел. Грохот, вой и скрежет заполнили собой пространство улицы. Что – то приближалось. Кира остановилась и огляделась. Такой звук могло издавать только что – то огромное. Она повела взглядом по крышам домов, и ей показалось, что сейчас она увидит чудовище, возвышающееся над ними. Как монстр из фильмов ужасов.  

–Не смотрите! Не смотрите! – услышала девушка вопли отовсюду, и люди, которые уже итак не в состоянии были что – либо увидеть, начали закрывать лица. Повинуясь всеобщему ужасу, Кира легла на асфальт, зажмурилась и для верности, прижала к глазам ладони.  

Грохот стал нестерпимым. Он буквально разрывал барабанные перепонки, ввинчиваясь прямо в мозг. От запаха, окутывающего все вокруг, тошнило. Но, что бы там ни было, Кира ни за что не открыла бы глаза. Она сцепила зубы, свернулась клубком и тихо заплакала.  

На несколько секунд все стихло. Стало так тихо, что Кира подумала, а не оглохла ли она? А потом грохот возобновился, вот только он стал удаляться в сторону сети магазинов. Запах постепенно ослаб, и девушка рискнула открыть сначала один глаз, а потом другой. Вокруг нее, на асфальте, сидели и лежали люди. Кто – то был уже мертв, кто – то плакал, кто – то просто молчал, словно задумался о чем – то важном. Девушка поднялась и пошла в сторону своего дома. Она бросала взгляды на горожан, понимая что – то не так. Что – то, какая – то мысль не давала ей покоя. И это не были размышления о том, что произошло. Как так получилось, что некая тварь вырвалась из телевизоров, и пошла калечить людей их же собственными руками? Она давно решила для себя, что монстров не существует, за исключением человека. А монстр – человек способен создать что – то себе подобное, были бы средства и ресурсы. Видимо у тех, кто создал ЭТО, было и то и другое.  

А где дети?  

Кира остановилась, уже в сотый раз огляделась, и пришла к выводу, что не видит ни одного ребенка. Возможно, они заперты в квартирах. А младенцы? Что будет с ними? Голодная смерть? Должен же быть еще хоть кто – то, кто мог бы помочь. Кира достала из кармана телефон и принялась набирать номера, звонить наугад. Попыталась вызвать скорую помощь, полицию.  

Так, не получив ни одного ответа, она дошла до своего дома, и остановившись у подъезда, девушка вспомнила о молодой маме, что жила этажом выше. Ее сыну всего три года.  

Девушка рванула внутрь.  

 

Дверь квартиры Ксюши и ее сына Егорки, была распахнута настежь. Изнутри не доносилось ни звука – ни криков матери, ни плача напуганного ребенка. Кира вошла и позвала Ксюшу, совершенно не надеясь на ответ. Она обошла все комнаты, заглянула в туалет и на балкон. Никого. Ксюша могла просто уйти. Она поняла, что творится что-то страшное, и покинула квартиру, забрав сына. Но разве не безопаснее запереть дверь и не высовываться, пока не придет помощь?  

Теперь это не ее дело. Ей самой нужно собрать вещи и бежать, найти других зрячих людей, попытаться что – то предпринять.  

Развернувшись, Кира уперлась взглядом в дверь детской. Она пропустила эту комнату, когда осматривала жилище. Ей вообще сначала показалось, что это стена, на которой висит плакат с изображением героев популярного мультфильма.  

Кира тихо постучала, потом позвала Егора. В ответ тишина. Поколебавшись несколько секунд, девушка толкнула дверь и несмелым шагом вошла в детскую.  

Ей показалось, что маленький Егорка просто спит, но когда она подошла ближе, едва удержалась от крика при виде вязальной спицы, торчащей из уха мальчика. Глаза ребенка были раскрыты. И в них стояло непонимание.  

По комнате разнесся звук глухих рыданий. Через какое –то время Кира поняла, что плачет она сама.  

Вот почему на улице не было детей. Родители убили их в порыве внезапно возникшего сумасшествия. Тот, кто придумал этот жуткий эксперимент – самый настоящий зверь.  

Не успела Кира покинуть квартиру соседки, как стены дома сотряслись. Сквозь щели стал проникать запах тлена и пыли. По ушам резанул вой. Оно приближалось. Видимо, нагулялось по городу, показывая короткометражки грехов тем, кто отказался вместе с общей массой смотреть его фильм, и решило вернуться к упущенной жертве, которой дало немного времени, чтобы еще пожить, разглядывая и запоминая привычный мир.  

Но жертва не собиралась просто так сдаваться. Кира забежала в ванную комнату, села на пол между стиральной машинкой и ванной, замотала верхнюю часть головы полотенцем, полностью отрезая органы зрения от внешнего мира. Она прижала кулаки к глазам, и решила во что бы то ни стало пережить очередную атаку.  

Стены ходили ходуном, запах въедливо проникал не только через нос, но, как казалось девушке, даже через поры кожи. Она потеряла счет времени, и ей уже начало казаться, что сидит она на полу целую вечность.  

«- Только бы не смотреть». – думала девушка.  

–Кира, – услышала она тихий и такой знакомый голос, и сердце ее сжалось. – Кирюша, почему ты не хочешь посмотреть на меня? Кирюша…  

–Тебя нет. – зашептала девушка, как молитву слова, которые шептала в детстве по ночам, когда проснувшись среди ночи, она видела тень в углу комнаты.  

–Мне трудно дышать, Кира. Я задыхаюсь…  

Непрерывный звук воя сменился кашлем, прерываемым тяжелыми отрывистыми вздохами.  

–Кира, спаси меня… Оно душит…Кирюша, ведь это ты виновата…  

На плечо, сжавшийся в углу девушке, легла маленькая холодная ручка. Тоненькие пальчики впились в кожу. Над ухом раздался сухой кашель.  

–Кирочка. – голос Евы стал бесцветным. Как голос умирающего человека. Еще чуть- чуть и он смолкнет навсегда.  

–Помоги. – прошептала Ева.  

И Кира не выдержала. Она вскочила, сняла с головы полотенце, открыла глаза и встретилась лицом к лицу со своим грехом. Он стоял перед ней в образе восьмилетней Киры, держащей в руках банку с арахисовой пастой. Девочка коснулась ее руки и девушка перенеслась в тот самый день, чтобы пережить его заново. Чтобы вспомнить до мельчайших подробностей распухающее у нее на глазах лицо пятилетней сестренки, которую она насильно накормила пастой, ведь эта маленькая дрянь посмела занять в сердце их матери большее место. Она вновь ощущала запах орехов, смешанный с кровью, вытекающей из искусанных губ. Она вновь слышала проклятия матери, и это было самым страшным…  

Кира развернулась к стиральной машине. Под аккомпанемент завываний страшного существа, коим являлась сейчас она сама, девушка взяла маникюрные ножницы и запрокинула голову.  

Было совсем не больно. Всего пара точных ударов и мир вокруг Киры погрузился во тьму. Приятную. Убаюкивающую. Захотелось смеяться.  

И она смеялась. До тех пор, пока силы, вместе с кровью, не покинули ее тело. Последним, что вместе с воздухом вырвалось из ее горла, были едва слышимые слова: «-Не смотри».  

 

 

| 109 | 5 / 5 (голосов: 8) | 10:20 15.09.2020

Комментарии

Sirenia16:23 20.09.2020
wordmaster, Спасибо!)
Wordmaster16:19 20.09.2020
Прикольно, мрачненько))
Sirenia16:06 16.09.2020
velena_revers, Большое спасибо за развернутый отзыв!) И спасибо за то, что не стали осуждать мою героиню. Ей действительно пришлось тяжело, и ее спасением стала ее уверенность в том, что она была ребенком. Ребенок не виноват. Она , как могла , запихивала в себя свою вину, но вот именно это и не привело ее к раскаянию. Вина была, грех оставался и точил ее изнутри. Тварь, вырвавшаяся на свободу усилила это чувство, и тогда рука взяла ножницы, отрезав грех.
Velena_revers15:42 16.09.2020
Приготовьтесь – простыня).
Ко-шмар, вот что ощущается при прочтении. Тягучий кошмар.
Рассказ настолько захватывает с первого абзаца, что воспоминание Киры будто обухом по голове. Такое пережить… и не могу не воспылать в ответ на обвинения матери. Обвинить восьмилетнего ребенка в смерти другого, из-за того что взрослые, прекрасно зная об аллергии младшей дочки, ВСЕ РАВНО держали дома эту треклятую баночку… Сразу приходят на ум похожие случаи с уксусом, стиральным порошком, которые тянули в рот маленькие дети. Кто виноват в этом (хоть и косвенно) как не безалаберные взрослые? Может быть, и вовсе никто. Но уж точно не другие дети...
И остальные родственники туда же. Дитю восемь лет, а она оказывается, должна была каждую секунду контролировать сестренку. Та ведь могла банку взять, и когда сестра, извините, отлучится в дамскую комнату. Или заснет. Что же ей теперь, не спать и не… кхм. В общем, ситуация из себя вывела.
Это говорит о том, что погрузить в мир рассказа у вас получается прекрасно. Сразу хочется отвести героиню к психологу/психиатру, потому что мало травмы самой по себе, так она еще (как мне кажется) еще и не заслуженная. Хочется помочь. Поддержать.
И все это, весь ее кошмар – оказывается лишь цветочками, первой ложечкой на пробу перед закрутившимся апокалипсисом. Я в восторге, честно. Как уже говорили здесь, в комментариях, вспоминается старый добрый Дядя Стивен))
Каждый наверняка отыщет здесь что-нибудь свое, но мне видится следующий смысл: ты можешь быть причиной беды, или не иметь к ней прямого отношения, но чувство вины, которое валится тебе на голову, алогично. Ему ничего не объяснить. С ним не договориться. Можно убеждать себя, приводить факты и доводы самому себе, но будь они хоть сто раз правдивыми – от этого груза все равно никуда не деться. Человек может запихнуть это чувство в глубины подсознания, но если вдруг столкнется с ним лицом к лицу, не сумев никуда убежать… в общем, неудивительно, если рука сама потянется за ножницами.
Вы одним небольшим рассказом заставили крепко задуматься, задаться вопросами, вызвали гамму эмоций, и это говорит о вашем таланте. И за это вам большое спасибо.
Sirenia15:05 16.09.2020
deka15, Кира действительно сбрендила еще в детстве) Она так и не раскаялась в своем грехе, потому что и грехом - то его не считала. Она убеждала себя в том, что была маленькой, и продолжала злиться на мать за то, что та ушла в себя после смерти Евы. Ей, как и остальным, проще было лишить себя глаз.) Большое спасибо за чтение и отзыв!)
Deka1513:34 16.09.2020
А на самом деле всего этого не было!Кира сбрендила от переработок в три смены и лежит сейчас довольная в своей постели,погруженная в свой выдуманный мир и кусает перьевую подушку)))А если серьезно - то классный рассказ.Много житейских деталей,подробностей и все идет в плюс реалистичной атмосфере.Истинный грех Киры тоже шокировал.И этот ее выбор принятия проблемы... Вообще с глазами очень тонко подмечено.Есть над чем полумать.
Sirenia08:02 16.09.2020
goldenboy2002, очень Вас благодарю!)
Goldenboy200202:38 16.09.2020
Я совсем не поклонник жанра, но написано очень увлекательно. У Кинга есть смена.
Sirenia19:36 15.09.2020
khabarova, Благодарю) А я от вашего ужастика еще не отошла))
Khabarova19:33 15.09.2020
Очень хорошо пишете! Ужас ужасный вышел! Вы молодец!
Princesearching15:16 15.09.2020
Много раз думал об уходе. Понял одну вещь. Этого нельзя делать никогда не из-за "моральных" правил, а из-за того, что Вселенная выполняя твое желание, отправит тебя не в рай и не в ад, а туда, куда попасть всего страшнее. В небытие. Раз человек выбрал небытие, значит будет небытие. И это всего страшнее потому, что так как мы сущие, мы не можем не быть.
Princesearching15:11 15.09.2020
sirenia, Спасибо за совет.
Sirenia14:41 15.09.2020
oliwari2, Но ты ведь раскаялся с воем грехе? Самоубийство самый страшный из всех.
Sirenia14:40 15.09.2020
antanioni, Спасибо!)
Oliwari214:35 15.09.2020
Однажды хотел добровольно уйти из жизни (да, был такой грех), но встретил человека, который помог мне понять, что я не самый плохой и что не надо торопиться. Она спасла меня для того, что бы через пару месяцев погибнуть в авиационной катастрофе, накануне нашей свадьбы...
С тех пор, никогда не думал об уходе...
Antanioni14:27 15.09.2020
Очень интересно и легко читается . А то что своих героев не жалуете правильно )
Sirenia13:04 15.09.2020
princesearching, ну а почему нет? Например тем, кто хочет добровольно уйти из жизни показать что - то хорошее, что он сделал в жизни, чтобы человек не чувствовал себя никчемным и не нужным. Вдруг это его спасет?
Princesearching12:37 15.09.2020
Такое свойство психики.
Princesearching12:37 15.09.2020
А вот интересно. Если написать рассказ про то, как людям показывают их благородные дела, будет ли это столь же захватывающе. Нет наверное. Людей больше влечет страх, и грех.
Sirenia12:11 15.09.2020
princesearching, Благодарю Вас!) Свет, несомненно есть, ведь что - то же должно быть в противоборстве с тьмой)
Princesearching11:59 15.09.2020
Такой страшной жути я никогда не читал. Однако если есть тьма, должен быть свет.
Напишу контррассказ. А вообще стиль и написание классные 5.

Книги автора

Предсказание.
Автор: Sirenia
Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует
16:17 18.09.2020 | 5 / 5 (голосов: 7)

Странная деревня.
Автор: Sirenia
Рассказ / Мистика Фантастика
Аннотация отсутствует
20:03 11.09.2020 | 5 / 5 (голосов: 6)

Плохая примета.
Автор: Sirenia
Рассказ / Мистика Хоррор
Аннотация отсутствует
12:16 09.09.2020 | 5 / 5 (голосов: 10)

Я жива.
Автор: Sirenia
Рассказ / Мистика
Аннотация отсутствует
22:03 05.09.2020 | 5 / 5 (голосов: 9)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020