Сладкий мальчик

Рассказ / История, Проза, Реализм, События, Другое
Парень носится по всей сцене, буквально выплевывая слова в микрофон, а в моей голове происходит диссонанс. Сладкий мальчик говорит такие слова.

Сижу на высоком барном стуле, поднимая ярко подведенные глаза. Идеально накрашенные губы чуть изгибаются в ухмылке, когда вижу, как парень на сцене снимает с себя футболку, кидая ее куда-то в толпу. Вытаскиваю из кошелька купюру, протягиваю ее бармену, еще раз мажу взглядом по сцене. Парень поворачивает микрофон в сторону толпы, и та заходится в диком визге.  

 

За то время, что я встаю со стула и поправляю наряд, на сцену в перерыве между песнями вылетает фанатка. Льнет к реперу, вжимаясь буквально каждой клеточкой своего тела в тело кумира. Девчонка что-то отчаянно нашептывает ему на ухо, его рука у нее на талии. На сцену вылетает обеспокоенная девушка-менеджер и еще кто-то из команды артиста.  

 

– Ну вот и познакомились, – улыбаясь, проговаривает в микрофон парень, и девчонки в зале опять начинают пищать.  

 

Парень носится по всей сцене, буквально выплевывая слова в микрофон, а в моей голове происходит диссонанс. Сладкий мальчик говорит такие слова.  

 

Прикрываю уши и направляюсь к выходу прямиком за подругой, что уже допила свой коктейль и стояла у самых дверей. Девушка недовольно фыркает при моем появлении и показывает бейдж охраннику, который спешит открыть нам дверь с яркой надписью «STUFF ONLY».  

 

Пробираюсь по полутемному коридору, боясь споткнуться о что бы то ни было. Попадаю в более освещенную часть прохода, различая вдалеке целый ряд дверей. Русоволосая, уже взяв меня за локоть, ускоряет шаг, и, пройдя с десяток закрытых помещений, останавливается напротив огромной черной двери. С легкостью тянет ее на себя, и мы попадаем в закулисное пространство.  

 

– Ну, наконец-то! Я уж думал, перепили и уехали! – из темноты выходит Кирилл, в народе более известный как Ти Фест. Он слегка приобнимает брюнетку за плечо, кидая вопросительный взгляд на меня.  

 

– Катя, – бросает короткое Ксюша. – Подружка моя.  

 

Вижу то, как оценивающе светловолосый мажет взглядом по мне, но не придаю этому особого значения. Конечно же, я старалась не ударить в грязь лицом, и именно поэтому провела у зеркала пару часов.  

 

– Приятно познакомиться, Кирилл. «Окно» вживую — это что-то с чем-то! – искренне улыбаюсь, что вызывает на лице парня добрую усмешку.  

 

Выступление парня еще идет, и в это время мы с ребятами сидим в гримерке, в которой кроме нас нет больше никого. Я особо не вчитывалась в информацию, которую прислала подруга, но знала точно, что это концерт кого-то из новичков Газгольдера, а парней пригласили для якобы поддержки новоприбывших лейбла.  

 

Дверь резко открывается, и в гримерку влетает запыхавшийся блондин. На теле тут и там видны прилипшие полоски конфетти, по светлой коже стекали капельки пота, щеки так и горели алым. В моей голове проносится мысль о том, что парень прямо сейчас может шлепнуться в обморок, но шлепается он только на огромный черный диван, попутно скидывая с ног кроссовки. Из рук Кирилла в репера летит бутылка воды, от содержимого которой в считанные секунды не остается ничего.  

 

В комнате стоит абсолютная тишина, нарушаемая лишь громким дыханием блондина и громкими стрелками часов, показывающих уже начало десятого.  

 

В какой-то момент парень поднимается с места, хватает лежащее рядом полотенце и направляется в сторону душа. Недовольно цокаю, открывая Instagram.  

 

– Долго еще? – спрашиваю я, и в моих глазах можно увидеть полный спектр моих эмоций. Блондин торчит в душе уже полчаса, даже я справляюсь быстрее. – Не думала, что вы, ребята, такие медлительные.  

 

Ответа я не получаю. Вместо этого Кирилл поднимается с места и в несколько шагов оказывается у заветной двери. Происходящего далее пугаюсь даже я.  

 

Ти несколько раз очень громко стучит в дверь кулаком, и я отчетливо слышу звук чего-то упавшего.  

 

– Место для вашей шутки про мыло, – проносится в моей голове, и я ухмыляюсь уголком губ.  

 

Парень по ту сторону двери громко матерится, и сквозь звук льющейся воды слышится раздраженное:  

 

– ДА ЧТО, БЛИН?! КИР, ДОСТАЛ! – представляю, какой сейчас истеричный вид у парня, и прыскаю в кулак.  

 

– Ты скоро там? – даже сквозь разделяющие нас метры вижу в узких глазах Ти Феста прыгающих чертиков. – Хорош томить девушку, давай реще!  

 

Ну все, приплыли. Теперь вы познакомились со специалистом по попаданию в неловкие ситуации, ребята.  

 

Пытаюсь сохранять спокойствие, хоть и чувствую на себе испытующий взгляд Незборецкого. Он молчит, все так же безэмоционально глядя на меня, но все в нем буквально кричит о том, как он ждет моей реакции. А ее нет. Точнее есть, но не для него. Все это я потом буду высказывать подруге, притащившей меня сюда.  

 

Проходит еще пара минут, в течение которых я все так же лежу в кресле.. Отправляю маме сообщение о том, что со мной все хорошо. Лучше не бывает. Опозориться в первые пять минут знакомства прямо так и входило в мои планы, ага, да.  

 

Ушаков наконец-то выходит из душевой, скидывая мокрое полотенце куда-то в угол. Включается фен, и парень принимается расчесывать влажные пряди пальцами.  

 

Красивые руки, длинные пальцы. С такими только играть на инструментах и соблазнять девчонок. Не буду отрицать, что и на меня красивые мужские руки производят впечатление.  

 

– Ну все, погнали. – бросает на ходу Артём, попутно натягивая на себя фиолетовое худи.  

 

Проходим тем же путем, состоящим из кишкообразного полутемного коридора, к черному выходу и оказываемся на парковке. Артём нажимает кнопку на брелке ключей, и раздается характерный звук разблокировки автомобиля.  

 

Я, как самый близко стоящий к машине человек, подхожу первая и занимаю любимое место. Застегиваю ремень безопасности, на что получаю усмешку Ушакова. Вопросительно поднимаю бровь, оборачиваясь в его сторону, на что тот еле заметно качает головой, но тоже пристегивается.  

 

Артём заводит авто и включает печку. На меня сразу веет теплым воздухом, поэтому расстегиваю шубку и вальяжно растягиваюсь на сидении. Автомобиль импортный, класса люкс, поэтому поездка в компании двух популярных реперов еще долго не будет выходить из моей головы.  

 

Ксюша и Кирилл сидят позади и о чём-то шушукаются. Напрягаю слух, пытаясь понять хоть слово, но шум машин на улицах мешает сосредоточиться и до меня долетают только обрывки звуков. И какого черта людям не спится в половину одиннадцатого?!  

 

Смотрю на то, как сосредоточенно Артём ведет машину. Брови сдвинуты к переносице, левая рука с какими-то дорогими часами покоится на руле, другой парень подпирает подбородок. Слегка покачивает головой в такт приятной мелодии, что звучит в салоне.  

 

Тянусь в сумочку за айфоном и исподтишка делаю парочку фото. Ушаков оборачивается на звук камеры и усмехается.  

 

– Мы даже не познакомились нормально, а ты уже меня фоткаешь. Тебе зачем, мм? – Артём подмигивает мне правым глазом, и в моей голове пробегает только одна мысль, которую я и спешу озвучить.  

 

– Я просто люблю любоваться ангелами по утрам. Но, к сожалению, ангелы на небе, и сфоткать их не получится, а ты ну прям очень на ангела смахиваешь. В общем, распечатаю и повешу у себя. – ухмыляюсь, смотря ему прямо в глаза.  

 

Слышу сзади громкий смешок Незборецкого и практически беззвучный смех подруги, кажется, начинающей плакать. Ушаков же удивлен, услышав из моих уст громкую ухмылку, поэтому лишь молча перестраивается в другой ряд.  

 

– Катя, кстати. – бросаю коротко я, вновь включая смартфон.  

 

Открываю галерею, проверяя качество фотографий. Шутки шутками, но ведь в каждой шутке есть доля шутки. Мало ли, жизнь такие повороты иногда делает.  

 

Рассматриваю, кажется, каждый сантиметр Артёма, почему-то только сейчас обращая внимание на его худи. На фиолетового цвета кофте вышита лиса с какой-то надписью. Наклоняюсь ближе к парню, пальцами захватывая края изделия, и слегка тяну на себя. Читаю фразу и заливаюсь звонким смехом, постепенно переходящим в беззвучную истерику.  

 

– Боже, серьезно? «Не фыркай мне тут»? – произношу вслух, и мне становится еще смешнее. Брюнетка подхватывает мой смех, еще не отойдя от моих превосходных ухмылок, Кирилл же тихо посмеивается над другом, что вопросительно приподнял бровь. – Что за Принцесска Фыр-фыр? – вспоминаю, с каким брезгливым видом парень шел по слегка пыльному полу гримерки. Принцесска – наиболее точное описание Ушакова.  

 

Щеки парня краснеют, чуть смущенная улыбка трогает губы. По всему его виду понятно, что у него нет ответа на мое высказывание. Будь мы знакомы ближе, меня бы уже, наверное, послали куда подальше и попросили замолчать.  

 

– Замолчи, пожалуйста, – еле слышно протягивает блондин, все еще улыбаясь.  

 

Парень плавно снижает скорость и паркуется возле высотного здания. Приехали.  

 

***  

 

 

 

Тихая инди льется из колонок, Кирилл копошится где-то в районе барной стойки, доставая кальян. В огромной квартире кроме нас никого. Подруга с Артёмом спустились на первый этаж здания за продуктами, так как в нашем холодильнике недавно имела честь удавиться мышь. Я, лишь только переступив порог, понеслась приводить в порядок свою комнату. К сожалению, срач, как последствие быстрых сборов, сам себя не уберет. После уборки комнаты мне хватило мозгов улечься на диван в гостиной, хоть я и знала заранее, что поднять себя с места будет трудно.  

 

В моей голове ни одной мысли. Оказывается, это так приятно – ненадолго забывать обо всех телесных ощущениях и мыслях, что обычно не дают покоя.  

 

Напротив меня – вид на Москву, переливающуюся в огнях ночного освещения. Отсутствие света в комнате превращает увиденное в просмотр какого-то невероятного фильма на огромном экране. Свет ночных огней отражается в водах Москвы-реки, и отражение в ней похоже для меня на кадр из мультфильма «Рапунцель». Вместо фонариков здесь – лампочки в квартирах, офисных помещениях. Сотни тысяч людей создают для меня такую картину, а я наслаждаюсь  

 

Кажется, Москва-Сити никогда не спит. В панорамных окнах башен напротив горит свет, сквозь прозрачные стекла видно, чем занимаются люди. В какой-то квартире проходит шумная вечеринка с толпой народа и светомузыкой, что наталкивает меня на мысль о том, что люди умеют проводить вечер вторника приятно и полезно.  

 

Слышу звонок в дверь, но не спешу подняться с уже насиженного теплого места. Пусть кто-нибудь другой открывает, у меня релакс.  

 

Звонок повторяется, к нему добавляются энергичные стуки в дверь, и я все-таки решаю встать с мягкой поверхности дивана. В проходе с пакетами стоят парень и девушка. Щеки красные от мороза, на одежде тут и там видны снежинки, еще не успевшие растаять. Артём опускает пакеты на пол, сжимает и разжимает в кулаке свои эстетичные пальцы, которые еле слушаются после пребывания на улице. Я бы погрела его руки, если бы он попросил.  

 

Беру два пакета и тащу их в сторону кухни, попутно осматривая содержимое. Вау, да у меня сегодня праздник живота. Ксюша идет следом за мной и заворачивает к барной стойке. С громким звуком опускаю все на столешницу, глазами ища Ушакова, что пока не догнал нас. Отворачиваюсь к холодильнику, убирая на полку йогурты, и по звуку отмечаю, что остальные два пакета прибыли в пункт назначения. Оборачиваюсь в надежде на то, что блондин поможет нам с сортировкой продуктов, но Артём направляется в сторону мини-бара, намереваясь надыбать там бутылку виски, которую уже успела пару раз упомянуть подруга. Ти, уже забивший кальян, торжественно водружает его в центр стеклянного столика перед диваном.  

 

Все, сегодня полнейший релакс.  

 

Брюнетка открывает дверцу морозилки, держа в руках пару банок только что купленного мороженого, как в дверь звонят. Она вопросительно выгибает бровь, осознавая, что мы, вроде, никого не ждем.  

 

В животе урчит, и это только подтверждает мои догадки. Встаю со стула, ударяясь о столешницу. Матерюсь сквозь зубы и бросаю на ходу:  

 

– Я заказала доставку.  

 

***  

 

Время близится к двенадцати, когда мы только начинаем разливать по бокалам напитки. Парни решают не церемониться, поэтому в их стаканах чистейший вискарь. Мы с подругой открываем бутылку колы, что тут же начинает шипеть газами.  

 

В то время, как по квартире разносится звук чокающегося хрусталя, в дверь звонят еще раз. Понятия не имею, кто мог прийти в этот раз, но поднимаюсь с места, видя, что никто не торопится впустить новоприбывших.  

 

Направляюсь к входной двери, пытаясь восстановить в памяти тот момент, когда мы уронили какой-нибудь столовый прибор. А что? Я больше не знаю, как объяснить такое нашествие гостей на наши скромные апартаменты.  

 

Смотрю в глазок и вижу двух незнакомых мне парней. Какой-то блондин, похожий на Кирилла, и еще какой-то парень казахской национальности.  

 

– Ребят? – с надеждой кричу я в сторону гостиной, но так и не получаю ответа. Открываю дверь и пару секунд смотрю на компанию незнакомцев в упор.  

 

– Здарова, пацаны, – выруливает откуда-то из-за моей спины Кирилл и пожимает парням руки. Новоприбывший казах мило улыбается мне, но меня не особо интересует его личность. Зато блондин кажется мне симпатичным.  

 

Возвращаюсь обратно в комнату, пожимая плечами в ответ на вопросительный взгляд подруги. Я тоже не понимаю, с каких это пор к нам заваливаются незнакомые нам знакомые реперы.  

 

Спустя пару минут незваные гости оказываются рядом с нами, и меня представляют новоприбывшим, ведь, оказывается, Ксюшу все прекрасно знают. Теперь в моих глазах идентифицированы брат Незборецкого – Максим – и общий знакомый ребят – Адиль в реп-тусовке более известный как Скриптонит.  

 

Когда парни находятся в компании девушек, они чувствуют себя, как в цветнике. Интересно, как должна чувствовать себя я в окружении четырех популярных реперов?  

 

В обществе такой шумной компании проходит еще три часа. От кальянного дыма у меня начинает болеть голова, поэтому я спешно ретируюсь в свою комнату на поиски нужных таблеток.  

 

Выходя из гостиной, окидываю помещение взглядом. В комнате клубами висит тяжелый кальянный дым, повсюду банки от пива, а в центре стола гордо стоит почти пустая бутылка виски. Первые же две валяются где-то рядом с диваном, и никому нет дела до стеклянных емкостей под ногами. Ребята шутят тупые шутки и выглядят такими счастливыми, что ни за что нельзя поверить в то, что этот момент скоро закончится и придет пора решать «взрослые» жизненные вопросики.  

 

Запиваю неприятную белую капсулу водой и подхожу к зеркалу, проверяя лицона наличие изъянов макияжа. Тон лица никуда не уплыл, тушь не осыпалась, помада легким оттенком еще слегка видна на губах. Убираю прядь волос за ухо, вытягивая губы уточкой. Красота. Делаю пару снимков, направляя телефон в сторону зеркала, и тут же выкладываю один кадр в Instagram.  

 

@lordsovesti и @t_fest подписались на ваши обновления  

 

Вау, мальчики. Что я там говорила о поднимающейся самооценке? Я до ужаса деловая, встречайте сверхновую.  

 

Вхожу в гостиную и застаю весьма занятное действо. Артём сидит в позе лотоса на полу у окна, Кирилл с Максимом отстукивают руками и ногами какой-то ритм.  

 

– На мне капюшон, я пью, ведь мне больно, только нищета здесь, явный нищеброд я, – доносится до меня, и я таю.  

 

Снимаю все это на камеру, а Артём, кажется, даже не замечает этого. Начинает обсуждать с ребятами подходящую аранжировку к этому треку, и я отключаюсь от разговора. Четыре с половиной года музыкальной школы бессильны перед этими умными саундмейкерскими словами.  

 

***  

 

Ребята расходятся только к пяти утра. Стою в дверях, подавая вещи Максу, что помогал одеваться Адилю, к этому моменту уже изрядно пошатывавшемуся от количества выпитого. Салютую парням на прощание и закрываю входную дверь. Что за треш… В моей квартире бухали одни из самых популярных реперов СНГ, а у меня лицо кирпичом, как будто ежедневно наблюдаю Совесть и Ти Феста, развалившихся в гостиной.  

 

В гостиной остались только мы вчетвером. Ксюша смотрит на часы и, видя на экране половину шестого, вдруг всплескивает руками. Я сонно потираю глаза руками и удивляюсь тому, как внезапно подруга свалила в закат.  

 

Проходит еще около получаса. Кирилл тихонько дремал, забившись в угол дивана и подложив под голову все подушки, которые только можно было найти в комнате. Мы с Артёмом сидели на полу у самого окна и наблюдали за утренней Москвой.  

 

На другой стороне реки уже начала образовываться небольшая пробка, в окнах башен напротив загорался свет. В той самой квартире, где буквально пару часов назад гремела вечеринка, сейчас был виден только еле заметный свет от какого-то дальнего светильника. Видимо, я пропустила момент, в который вся эта толпа испарилась.  

 

Артём говорил со мной обо всем: о карьере, родном городе, семье. Я рассказывала ему что-то о себе, пытаясь показать себя во всей своей красе, практически не проливая свет на те моменты, когда сверхновая совсем не блистала. Ведь все мы хотим произвести хорошее впечатление?  

 

Подруга выходит из душа, заходя к нам лишь для того, чтобы оповестить присутствующих о своем намерении пойти спать. Девушка дарит мне теплые объятия и нежный поцелуй в щеку. Замечаю неоднозначный взгляд Незборецкого-младшего, но не подаю вида. В конце концов, я же мастер по накручиванию себя. Лишняя запятая, какое-то непонятное одной только мне покашливание способно запустить внутри меня огромный конвейер под названием «Загоны».  

 

Еще какое-то время мы сидим с Артёмом на полу, как вдруг замечаем вокруг себя абсолютную тишину. Оборачиваюсь в сторону дивана, ожидая увидеть там блондина, который, возможно, решил, наконец, сжалиться над нами и перестал так громко сопеть, но вместо мужского тела я наблюдаю пустоту. Ловлю непонимающий взгляд Ушакова, открывающего рот, чтобы что-то сказать, как вдруг краем уха улавливаю какой-то непонятный звук. Машинально прижимаю палец к его губам, не особо заботясь о том, что сейчас я буквально касаюсь сладкого мальчика.  

 

Моей концентрации мешает только теплое дыхание Артёма, что греет мою холодную руку да едва различимый из-за высоты шум проезжающих мимо здания машин. Максимально напрягаю слух и тут на меня как гром среди ясного неба снисходит озарение. Из недр квартиры доносится не что иное, как скрип кровати. Неловко хихикаю, в то время как мои щеки начинают розоветь. До Артёма, кажется, тоже доходит, поэтому парень выдыхает чуть больше воздуха, чем обычно, губы расплываются в хитрой усмешке.  

 

Ладно, Ксюшенька, завтра поговорим. Не думай, что я тебя не прижучу.  

 

Парень хихикает, и я понимаю, что мысль прозвучала не только в моей голове, но еще и была услышана парнем сбоку. Приподнимаю бровь, а парень, уже успевший убрать мою руку со своего лица, все еще пальцами касается моей ладони.  

 

– Кажется, прижучена завтра будет не только твоя подруга. – звонко смеюсь, откидывая голову на диван. Моя рука все еще в сладком плену рук Ушакова, и мне не хочется ничего менять.  

 

Зачем Вселенная познакомила меня с ним? Все эти его словечки, ухмылочки и жесты мало того, что слишком новы и непривычны моему обычному существованию, еще и заставляют меня краснеть, смущаться и лишь стыдливо прикусывать губу, поправляя волосы. Вдруг в такой важный момент что-то пойдет не по плану?  

 

– У тебя такие руки холодные, – нарушает тишину блондин, поднося мою вторую руку к своим губам. Накрывает их сверху своими ладонями и дует, пытаясь согреть.  

 

Чувствую неловкость, ведь совершенно не понимаю намерений парня. Мы знакомы меньше двенадцати часов, я практически ничего о нем не знаю. За такой короткий промежуток времени невозможно изучить характер, и я сомневаюсь, что парень всегда такой джентльмен.  

 

Так мы и сидим на полу: мои руки накрыты его и находятся у самых губ, мои щеки невероятно красные, мне становится жарко. Парень замечает все изменения на моем лице, и едва заметная усмешка трогает уголок его губ. В моей голове, как и в любой подобной ситуации классического мема, начинается размышление о том, насколько классно мы смотрелись бы вместе. Синьора Помидорро и Принцесска Фыр-фыр, какая прекрасная парочка!  

 

Не знаю, насколько долго еще мог продолжаться этот момент, но парень замечает гитару, одиноко стоящую в углу комнаты. Инструментом практически никто не пользуется. Я знаю только парочку аккордов, а Ксюша слишком занята, чтобы аккомпанировать мне, когда я начинаю подпевать какому-то очередному треку.  

 

– Можно? – тихо спрашивает парень, а у меня перехватывает дыхание от нежного тона его голоса. Не в силах открыть рот и ответить парню, лишь киваю ему в ответ.  

 

Голубоглазый берет инструмент в руки, проверяет струны, проводит эстетичными пальцами по грифу.  

 

Не могу смотреть на то, как мягко он прикасается к музыкальному инструменту, как нежно он перебирает струны, разминая пальцы. Перевожу взгляд на свои розовые носки с корги, мысленно благодаря себя, что надела новую пару, иначе пришлось бы прятать очередной желающий сказать «Привет» миру палец.  

 

После секундной паузы, во время которой Артём прокашливается, а я стараюсь заставить себя посмотреть на его лицо, потому что это уже просто неприлично, парень начинает играть.  

 

Сначала звучит проигрыш, который парень играет тихо, едва касаясь пальцами струн, привыкая к ощущению инструмента в своих руках. Начинается основная мелодия, и я больше не стараюсь убрать с лица глуповатую улыбку.  

 

Ты где?  

Всё здесь и здесь?  

 

Я стою под дождем, и смотрю на тебя,  

И нет сил все терпеть, но я здесь, все здесь.  

 

Мелодия становится все громче и громче, голос парня крепчает, а я мысленно провожу целое исследование своей жизни. Как судьба свела нас? Почему я сейчас сижу на полу своей квартиры, а напротив меня сидит невероятно популярный парень с псевдонимом "Совесть" и играет мне на гитаре песню?  

 

Бросаю взгляд в окно, замечая успевшее порозоветь небо. Даже природа не в силах устоять перед звуками этой прекрасной песни. Небо окрашивается в нежные цвета рассвета, и мне кажется, что подсознательно именно с этим и ассоциировался у меня Артём с гитарой в руках.  

 

Ты моя девочка – проблема, с карими глазами,  

Покажись мне, где ты? Где ты?  

Слезы пролиты, знаю.  

Я ведь помню твой запах,  

Даже помню твой взгляд,  

Ты ушла, ты ушла, ты ушла от меня.  

 

Последняя фраза звучит из его уст невероятно трогательно и романтично. Где-то внутри чувствую фантомную боль, когда парень бросает на меня беглый взгляд, вновь прикрывая глаза, всецело отдаваясь музыке.  

 

Ты моя девочка – проблема с карими глазами,  

 

Голос парня чуть надрывается на самой высокой ноте, брови сходятся к переносице. В принципе, играя, он выглядит таким же сосредоточенным, как и за рулем. Рассматриваю каждый сантиметр, стараясь впитать этот момент на все двести процентов.  

 

Мажу взглядом по стеклу. Линия горизонта уже не розовая, а ярко оранжевая. На самом верху, где-то на границе стратосферы небо окрашено в невероятно нежный кремовый цвет, где-то видны кусочки белого с явным оттенком розового. Цвет его кожи.  

 

Покажись мне, где ты? Где ты?  

Слезы пролиты, знаю  

Я ведь помню твой запах,  

 

Нежная мелодия сливается с такими же стихами, а когда Артём тянет прилагательное, я больше не могу сдерживаться. По щеке скатывается одинокая слезинка, которую я стараюсь быстрее вытереть рукавом кофты. Никогда я еще не плакала от того, что меня растрогала песня о любви…  

 

Даже помню твой взгляд,  

Ты ушла, ты ушла, ты ушла навсегда...  

 

Вслед за первой стекает и вторая слезинка, которую я не спешу останавливать. Пусть смотрит на то, какие эмоции вызывает в людях его творчество, мне не стыдно показывать себя настоящую.  

 

Смотрю прямо на парня, что пропевает каждую ноту настолько мелодично, что мне кажется, от эмоциональности момента у меня кружится голова. Сейчас он обнажает передо мной свою душу, всего себя. Сейчас передо мной сидит парень, чьи волосы слегка пушатся и находятся в беспорядке, щеки розовеют как от румян, глаза блестят энтузиазмом и вдохновением, а безразмерная худи с забавной надписью только добавляет его образу шарма. Он выглядит таким милым и домашним, что мне хочется обнять его и не отпускать никогда. Просто наслаждаться его прикосновениями.  

 

Сладкий мальчик. Мальчик фыр-фыр.  

 

Голубглазый заканчивает исполнение и спустя пару, как мне кажется в этот момент, долгих секунд поднимает свои глаза на меня. Эти два зеленых океана захватывают меня в свой плен, стараясь увидеть на моем лице мои чувства, которые, казалось бы, находились на поверхности.  

 

Утираю последние слезинки, шумно выдыхая. Неловко улыбаюсь Артёму, что своими эстетичными пальцами откладывает гитару в сторону. Поднимает мое лицо за подбородок двумя пальцами, кладет ладонь на мою горячую щеку, поправляет выбившуюся из идеальной укладки прядь.  

 

Блондин выжидающе смотрит на меня, будто бы проводя какой-то анализ у себя в голове. Аккуратно придвигается ко мне чуть ближе, все еще касаясь ладонью моего лица. Машинально делаю то же самое. Расстояние между нами сократилось вдвое, я все еще нахожусь под впечатлением момента. Никак не могу оторвать взгляда от его красивых глаз. Сидим друг напротив друга, не отводя взгляд в сторону.  

 

So just say the word and we can start making out.  

 

Так что только скажи – и мы сразу начнем целоваться.

| 19 | 5 / 5 (голосов: 2) | 19:53 31.07.2020

Комментарии

Lyrnist22:02 31.07.2020
Vital.

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020