Последнее Небо - Исход Черных Всадников

Повесть / Абсурд, Приключения, Психология, Философия, Фэнтези
Община, собравшаяся в племя чтит свои традиции, но внезапно весь их жизненный уклад пошатнулся, непостижимая степь перестала скупиться на неожиданности
Теги: племя империя фэнтези без штампов всадники воины

Огонь в степи видно издалека. Ровная как скатерть песчаная почва, с редкой порослью пожухлой травы неспособна скрыть яркий отблеск костра и столп дыма, исходящий от него. Но все же, слабый, едва заметный костерок мерцал этой ночью на горизонте практически бескрайней ливарийской степи. Жечь, кроме местной едва ли не засохшей травы им было нечего, как нечего было и есть. Все запасы оказались на нуле. Несколько черных фигур, сгрудившись у костра, вели вполголоса бурное обсуждение ситуации, что казалась им безвыходной. Одна из них, замотанная в тряпье, как и все остальные, хриплым голосом увещевала – Нужно поворачивать в Рудню, сколько мы здесь протянем, бегая от них по степи? Если не найдем что пожрать, то не больше недели, это если вода не закончится раньше.  

 

Другой, одетый точно так же, но более молодой странник ответил – Нибару, я не поведу вас в Рудню, даже если сам император заявится сюда и начнет умолять об этом, Рудня для нас верная смерть, они нас там быстро нагонят.  

 

– Обхитрить их, послать весть в Рудню, чтобы там всё подготовили к нашему приходу, да, они невилируют наш отрыв, начнуть дышать в спины, но не в первой, распетляем как нибудь, оторвемся – не унимался старый Нибару.  

 

– Чем ты отправишь весть? Пращей докинешь? – усмехнулась из тени еще одна фигура в темном тряпье, более худощавая, чем все остальные, крепко сложенные путники. Нибару лишь покачал головой и задумчиво уставился на догорающее пламя костерка из степной травы. Ветер задувал свою, известную лишь ему мелодию, и больше всего сейчас Нибару хотел бы уметь понимать ветер, как это делают флагелланты.  

 

В ту ночь, ветер задувал по всему северу бескрайних степей. И как те странники, что ютились у слабого костра, многие жители степей тянулись к теплу, стараясь скрыться от ветра за каким-либо укрытием. Даже Хипай, который был всего лишь частью угасшего стада – сборища неразвитых полудиких животных, как думали о них все разумные жители степи, в ту ночь мерз от холода и желал оказаться у общинного костра, что поддерживали всю ночь.  

 

Хипай жил в селении бесконечно долго, как ему казалось. С определенного возраста ему пришлось много работать, работать не ради личных целей, а ради выживания общины. Личных целей у него не было, совсем.  

 

В какой-то момент, старшие сказали что он уже достаточно силен для того чтобы работать. Его отвели к краю возделываемого поля, где находились его соплеменники, работающие с зерном, среди них были в основном женщины и его сверстники разных полов, они долбили тяжелыми камнями по колосьям, Хипай не понимал зачем, но ему показали, что нужно делать и тогда он принялся за работу. Работа оказалось несложной, но изнуряющей, бесконечные корзины со срезанными колосьями приносили вновь и вновь, на плоских камнях быстро собирались горстки муки, которую нужно было ссыпать на разложенную циновку. Несколько раз Хипай просыпал муку, за что его соплеменники надавали ему пинков и подзатыльников. – Это наш хлеб – кричали они, – Знаешь, сколько труда вложено в то чтобы вырастить злаки?, – Если еще раз просыплешь, останешься сегодня голодным – тогда Хипай понял, насколько эти изможденные ливарийцы ценят труд своей общины, ему было не обидно за нанесенные оскорбления, был лишь стыд за то, что он может подвести своё стадо, пустить напрасно труд взрослых, это заставило его быть старательнее и усерднее, чтобы приносить больше пользы своей общине.  

 

Когда солнце начинало скрываться за бесконечно далеким степным горизонтом, а свет с ярко алого сменялся сумерками, жители стада заканчивали работу и шагали в обитель. Им никто ничего не говорил, никто не бросал работу раньше положенного времени или позже, все на ровне со всеми заканчивали труд и молча покидали поля. Циновку с мукой всегда брали с собой, чтобы дождь не испортил труды целого дня работы. Её осторожно поднимали и несли шесть ливарийцев, иногда меняясь, чтобы никто от усталости не выронил ношу. Дорога до обители была недолгой, поле отделяла небольшая естественная полоса зарослей тернистого кустарника, через которую, не одним поколением, была протоптана тропа в стойбище. Красная засушливая земля под ногами племени выбрасывала кучи пыли, на подходах к обители Хипай чувствовал приятный и такой желанный запах еды, в нем зарождалось ощущение комфорта и чувство радости от оконченного трудового дня. Но когда он вглядывался в лица соплеменников, то видел что община не разделяет его чувств, взрослые просто брели в обитель с непроницаемыми выражениями на лицах, казалось, их не радовал скорый отдых и прием пищи, тогда как Хипай и его сверстники были способны чувствовать желание поскорее оказаться в селении. Но бежать вперед они не могли, как бы им не хотелось, всё племя должно возвращаться в обитель одновременно, это было ясно всем и никто не смел задаваться вопросом от чего так и что будет, если эту традицию кто-то нарушит. Оседлая жизнь заставила этот народ с опаской относиться ко всему, что могло бы изменить привычный уклад и сложившийся порядок вещей.  

 

После долгих дней работы на полях, когда взрослые решили, что он уже готов, Хипая и других подростков начали обучать другим вещам, которым им придется заниматься, будучи взрослыми. Их учили охоте, метанию деревянных копий, установлению ловушек, плетению корзин, приготовлению пищи и прочим вещам, которые знали все взрослые. Никто из ни не сосредотачивался на чем-то одном, все должны были уметь всё – это повышало шансы племени на выживание. Постоянная работа помощником, то в одном, то в другом деле внесла в жизнь Хипая некоторое разнообразие, дни стали не монотонными, хоть и учиться было намного труднее, чем делать то что уже умеешь. Хипаю нравилось учиться, но он понимал, что рано или поздно он будет уметь всё и тогда, медленно и неотвратимо всё что он умеет превратиться в рутину. Даже постоянные смены деятельности среди взрослых не добавляли оптимизма в картину мира, представляемую Хипаем. Но он никогда не забывал, что должен стараться и отдавать все свои силы радии общины.  

 

Одним из солнечных утр, сезона мелких листьев, Хипаю сказали идти к серым камням, чтобы помогать охотникам с изготовлением ловушек на мелкую дичь. Он пошел вдоль зарослей кустарника, сквозь которые проникал солнечный свет, наблюдая за тем, как на кустах начинают распускаться новые зеленые листья, к сожалению, они были невкусными, но все же он заинтересовался процессом роста. Листья меняли форму, от скрученных в жгуты побегов, до расправленных зеленых плоскостей. Хипай уже видел как всходят злаки и пытался провести какие-то параллели с ними, как вдруг услышал трубный зов. Когда-то давно, еще в детстве ему объяснили: если слышишь трубный зов – беги в обитель. Но до этого момента он не знал, как он должен звучать, ведь использовать его, для простой демонстрации никто не смел. Но услышав этот протяжный высокий рев, Хипай понял, что это именно трубный зов, его мысли подтвердили два силуэта, бегущих в обитель, что он разглядел через сплетения веток и густые заросли. Они неслись со всех ног, если успевая отталкивать ветки, старающиеся поцарапать морды, бежали не синхронно, казалось не думая о том, чтобы прийти одновременно. Хипай от чего-то замешкался, указание идти к серым камням еще было в его голове и диссонировало с необходимостью подчиняться трубному зову, пока он разбирался в приоритетах, мимо него в кустах пронеслись еще несколько соплеменников, на этот раз больше двух. Они так же неслись не разбирая дороги, толкая друг друга, врезаясь в кусты, один из них запнулся о основание куста и растянулся на красной земле, подняв облако пыли, но не успело оно развеяться, как он уже поднялся на ноги и побежал дальше. Оторопь постепенно покидала Хиипая и он поспешил в сторону обители, вдоль зарослей кустарника, пару раз его обгоняли прыткие соплеменники, бегущие через заросли, но заметить его они не могли. Когда Хипай добежал до обители он увидел странную картину, почти всё племя собралось на площадке у костра, один из мужчин все еще трубил зов, тогда как остальные уставились на чужаков, стоявших напротив них. Они были ужасно странными – свои ноги зачем-то примотали к бокам степных животных и теперь восседали на них, обмотанные в какие-то черные тряпки. Хипай встал немного в стороне от своего племени, ему было очень интересно, что скажут незнакомцы и он боялся не услышать их из-за гомона стада и все еще не прекратившегося трубного зова. Один из чужаков, со странным акцентом, пытаясь перекричать толпу, громогласно заявлял – Мы пришли с миром, хотим поговорить, нам нужны припасы. Кто у вас главный? – Стадо в ответ издавало нестройный хор голосов, где каждый говорил что-то свое, поверх звуков гомона непроницаемой пеленой ложился гнусавый звук трубного зова. Когда еще несколько запыхавшихся ливарийцев вбежали в толпу, стадо одобрительными криками констатировало, что все на месте и трубный зов прекратился.  

 

Воспользовавшись моментом относительной тишины, чужак повторил – Мы пришли с миром, с кем я могу говорить?  

 

– С нами – ответил нестройный хор голосов  

 

– Нам нужны припасы. Еда. Вы можете продать нам еду? – после этих слов сказанных чужаком жители начали переговариваться между собой. Кое-кто уже успел принести связку деревянных копий и начал раздавать их соплеменникам, наконец, когда гомон снова стих, жители решились задать вопрос, опять же говорили одновременно многие, чтобы чужаки понимали, что говорят ни с кем-то одним, а со всем племенем.  

 

– А что вы можете нам дать? Да, что у вас есть? Кто вы? – посыпались задаваемые вразнобой вопросы  

 

– У нас есть наше снаряжение, оружие, одежда, можем устроить обмен – ответил чужак. Со стороны стада снова донесся гомон – Что это? Зачем? Нам не надо. Одно из животных, что несли чужаков на плечах выступило вперед и другой чужак, более массивный и как оказалось позднее, -более агрессивный начал держать речь, поправляя намотанные на себя черные тряпки – Не зарывайтесь, угасшие – пророкотал он – вы думаете что вам есть что противопоставить нашей силе? Если вы откажетесь торговать, мы возьмем бесплатно столько, сколько нам нужн…  

 

– Гуагр, хватит – резко оборвал его чужак, говоривший ранее, заметив, как посуровели лица селян – Мы не можем позволить себе открытую конфронтацию, мне еще потерь среди личного состава не хватало!  

 

– А что ты предлагаешь делать, Остряк? Тащиться дальше без припасов или повернуть в Рудню, где нас перехватит Нахлебник, со своим кланом?  

 

– Заткнись, Гуагр – отмахнулся от него первый чужак, которого, кажется, назвали Остряком – Не забывай, с кем ты говоришь – затем он повернулся к толпе селян, стоящих в оцепенении, но, тем не менее, готовых кинуться на них и отдать свои жизни за стадо, в случае проявлении агрессии. Остряк понимал это, понимал что они кинутся, все как один, по этому хотел исправить ситуацию, подобрать нужные слова и вывести разговор в более пологое, конструктивное русло.  

 

– Вам ничего не угрожает, можете не слушать остальных, здесь имеет вес лишь мое слов – начал он и покосился на Гуагра – Нам очень нужны припасы, пища и вода, вы знаете о Империи? – Селяне снова начали переглядываться и переговариваться, пытаясь найтись с ответом на вопрос странника. В конце этой умственной деятельности начали формироваться выкрики в сторону чужаков – Мы община! – Да! – Империя далеко – опасно. – Да! – Чего ты поддакиваешь? – Мы община! – Чужак закатил глаза, но потом начал подбирать слова для продолжения разговора – Мы тоже своего рода община, нас несколько – начал он свою речь, но был резко оборван стадом, которое восприняло его слова как попытку поколебать их жизненный уклад – Вы не община! – Вы разные! – Вас много, но вы не одно! – Нееет, не община! – Ууууу! – Несмотря на нескладно выраженную коллективную мысль, Остряк понял, что они имели ввиду, они не видели в них общину, так как чувствовали, что в каждом из них есть своя личность со своими мотивами и амбициями и пусть временно они объединены, у них скорее общий путь достижения своих целей, чем единая цель. Общину пугали такие личности, любой вольнодумец мог разрушить их гармонию, уничтожить племя лишь выражением собственных мыслей. Остряк выбрал такой путь разговора, который может сыграть на их опасении, не страхе перед ними, как хотел сделать Гуагр, а опасении всего нового, изменении укладов, традиций и даже распорядка дня.  

 

– Мы вам не навредим – начал он – Уйдём сразу же как получим припасы и больше вы нас никогда не увидите, предлагаю вам обмен на деньги, в империи вы сможете получить на них больше припасов, во много раз больше. Когда я буду в империи, я лично пошлю сюда кого-нибудь с припасами – Закончил свою речь Остряк, он не думал о том, пошлет ли кого-нибудь когда окажется в империи, скорее всего нет. Он вообще не был уверен в том, что окажется в империи еще хоть раз. Смысл этой речи был в другом, акцент он сместил не на деньги, а на то, что они отстанут от общины если получат то, что хотят. Он видел, как тяжело этим ливарийцам дается принятие решений в абсолютно нестандартной для них ситуации, практический слышал, как скрипят их мозги, напряженные одной лишь мыслью «Чужаки. Что с ними делать? Они не мы, но как от них избавиться? Убить? Опасно. Отдать припасы? Опасно, можно умереть с голоду» и поэтому он предложил им такое решение, какое они хотят.  

 

Повисло молчание, несколько тяжелых минут жители общины думали каждый сам, только переглядываясь друг с другом, в немой попытке собрать помыслы каждого из них в общую картину. После этого началось обсуждение, толпа начала создавать нарастающий фоновый шум, переговариваясь друг с другом. Чужаки в черных тряпках, казалось, не желали вслушиваться в неграмотно и малословно выражаемые мысли нескольких десятков ливарийцев, единственными кто пытался определить степень успеха высказанного предложения были Остряк и Хипай, который все еще стоял немного в стороне и с интересом наблюдал за чужаками. В конце своих обсуждений община пришла к выводу, что лучше с чужаками согласиться, с разных сторон послышались одобрительные голоса направленные уже в сторону чужаков – Мы согласны! – Что вам нужно? – Где припасы? – Неси их, неси!  

 

Главный чужак поднял руку, призывая дать восторженным жителям общины слово ему – Спасибо, за то что приняли мое предложение – во время частых замешательств племени с ответами, он уже успел оценить какие припасы они имеют, прикинуть что из них им понадобиться в дороге и сколько нужно будет попросить, чтобы им хватило, но при этом не выглядело слишком разорительно для угасших. Поэтому озвучить уже сформированный в голове список ему труда не составило. Многие ливарийцы разбежались по разным концам обители, собирать припасы, в то время как Остряк спешился с ездового сиджизу, достал мешок с перевязи и начал отсчитывать серебряные монеты имперской чеканки, чтобы расплатиться за товар.  

 

– Куда так много сыпешь? – Удивлённо сказал один из его людей – Этим бездарям и двух монет хватит, насыпь медью, чтобы больше казалось  

 

– Я обещал, что дам столько, сколько хватит на покупку припасов в большем объеме – ответил Остряк чужаку, который был старше его, но заметно уступал ему в размерах и силе.  

 

– Остряк, ты же понимаешь, что даёшь эти деньги не им, а Нахлебнику. Или ты надеешься, что он не заявится сюда по нашим следам? – продолжал наседать суховатый старик  

 

– Я всё понимаю, Нибару– Ответил Остряк – но я обещал, да и меди у меня нет.  

 

Разговаривали они прямо при ливарийцах, ожидающих своих денег, наверное думали, что те ничего не поймут и не свяжут смысл их слов с тем, что произойдет в будущем с ними. Они и не поняли, они редко пользовались будущим временем в своих немногословных речах, для них будущее было туманно и непозннано, несмотря на рутинную жизнь.  

 

Передав деньги первому попавшемуся ливарийцу, главарь чужаков спросил – Где мы можем напоить животных? – Ливариец удивленно посмотрел на него, потом на деньги, которые насыпал ему чужак в подставленные ладони, потом снова перевел взгляд на него и неуверенно ответил – мне нужно отнести Деньги.  

 

–Ладно – махнул рукой чужак – иди, спрошу у других – следующим поблизости от чужака оказался Хипай, тот повторил свой вопрос, адресуя его уже к Хипаю.  

 

Хипай растерялся, пытаясь понять ускользающий от него смысл слов чужака, в конце концов, с помощью ассоциаций он смог осознать, о чем спрашивает чужак – ему нужно пить. Отвечать было страшно, но всё же Хипай смог это сделать, он собрал слова в кучу и неуверенно произнес  

 

– Да, мы пьем в ручье.  

 

– Где он находится? – спросил чужак  

 

Где находится ручей? Ручей находится там где он есть? Он же один, где он еще может находиться? Растерянно подумал Хипай, но в то же время он понимал, что такой ответ чужака не устроит, по этому не придумав ничего лучше, неопределенно махнул рукой куда-то в сторону.  

 

Поняв, насколько сложно этот диалог даётся собеседнику, Остряк спросил – Можешь показать? Иди в сторону ручья, а я пойду за тобой.  

 

Хипаю было страшно показывать ручей, он не знал как отреагирует племя, не знал, что предпримет чужак, когда достигнет своей цели, но в тоже время интерес и интрига пожирали его изнутри. Такой сильный интерес молодой ливариец чувствовал впервые, по этому не смог этому сопротивляться. Он выполнил просьбу чужака, развернулся к нему спиной и пошагал в сторону ручья, чувствуя как за ним уверенно ступает чужак, замотанный в черные тряпки и тянет за собой привязанное к его руке животное. Дойдя до ручья, что находился недалеко от обители, Хипай принялся с интересом наблюдать как огромное четырехногое животное неуверенно пьет воду, а стоявший неподалеку чужак наполняет водой какие-то емкости, похожие на котелки. Что-то подсказывало ему, что скоро сюда придут и другие чужаки, напоить своих животных и наполнить странные котелки, от этой мысли ему стало не по себе, неуверенно, как будто стесняясь, он развернулся и зашагал в сторону обители.  

 

Остряк хотел было окликнуть парня, сказать ему на чистоту, как есть, чтобы тот бежал, бежал отсюда как можно быстрее, но вовремя остановил себя, он угасший, ничего не поймет, как не поймет никто из его племени. А здесь действительно скоро будет жарко, нужно поторапливаться.  

 

Наскоро наполнив бурдюки и прочие доступные емкости водой, Остряк, поспешил вернуться обратно к лагерю угасших, «кажется они называют его обиталищем или как-то так» думал про себя командир черных всадников, «нужно спешить пока эти бездари не начали забирать у угасших лишнего, конфликты нам сейчас ни к чему»  

 

Чужаки погрузили все нужные припасы очень быстро, один из них, тот, что говорил и вначале, так же быстро произнес прощальные слова и вереница животных, несущих на спинах черных всадников, удалилась в сторону ручья. После того как они набрали воды и их животные утолили жажду, всадники удалились, больше в общине их не видели. Зато вскоре явились другие.

| 246 | 5 / 5 (голосов: 3) | 17:24 29.06.2020

Комментарии

Kot_k0t20:00 16.09.2020
martinsentler, Спасибо за позитивный отзыв, это действительно важно. Оценку можно поставить в поле, что выше комментариев, там где статистика просмотров есть две кнопки "действие" и "оценка"
Martinsentler12:55 16.09.2020
Мне нравится ваша манера речи, да и рассказы такого типа меня увлекают. Классно выполнено, жаль не могу найти как оценку вашему рассказу поставить
Wainshtok03:55 14.09.2020
Стиль речи нравится, на мой немного похож

Книги автора

Ересь в Сердцах 18+
Автор: Kot_k0t
Повесть / Лирика Абсурд Боевик События Фэнтези
Что будет, если еретики наберут силу? Кто примкнет к ним, а кто продолжит борьбу? Север всегда был суров, но кто сможет выжить возле древних гор Осколков Былого Величия во время войны. История кровопр ... (открыть аннотацию)олитной жизни разбойника, давшего присягу на верность императору.
Теги: Nemptui фэнтези аутентичный мир империя ересь инквизиция
20:03 15.09.2020 | оценок нет

Путеводитель Немптуи: Город Лучников
Автор: Kot_k0t
Очерк / Абсурд История Проза Сюрреализм Фэнтези
Полностью Аутентичный Мир. Мир великих империй и вечной войны. Nemptui использует всё. Немптуи сочетает в себе логику и веру, науку и мистику, историю, уходящую в бесконечно древние времена и поток с ... (открыть аннотацию)обытий, постоянно изменяющих мир. В этой части путеводителя будет описан один из древнейших городов мира. Город окруженный массой загадок и нетипичных для империи проявлений жизненных условий. Может ли он прийтись кому-то по душе? Решать вам.
Теги: Nemptui фэнтези аутентичный мир тайна империя
22:50 12.09.2020 | 5 / 5 (голосов: 1)


Тайна Забытого Храма 18+
Автор: Kot_k0t
Роман / Абсурд Мистика Приключения Фэнтези Эзотерика
Проводник из небольшого селения, в погоне за легкими деньгами, берется за необычный заказ в ходе выполнения которого чуть не лишается жизни, но это стало только началом его проблем...
Теги: странствия храм шаман орден орда королевство
16:27 05.11.2018 | 4.88 / 5 (голосов: 9)


Веяния веры
Автор: Kot_k0t
Стихотворение / Поэзия Абсурд Сюрреализм Философия Эзотерика
Сие произведение написано так что смысл его выкупить невозможно, это безусловно моё упущение, но есть желание, чтобы оно было понято. В произведении метафорически показаны два теоретических общества ... (открыть аннотацию), которые стремятся к некоему идеалу, в плане социального устройства и осознания, разными путями. Первые, демонстрируемые образом шамана идут к идеалу сквозь поколения, через строгие ограничения и твёрдые запреты, шаман надеется вбить такие понятия как честь, совесть, чувство чистого, любовь на уровень инстинктов, чтобы новые поколения людей смогли прийти к тому, что было поставлено целью тысячелетия назад. А общество ведомое мичманом стремиться стать высокоразвитым и духовным прямо сейчас, для этого оно отбирает людей, в ком есть какой-то праведный огонь, зачатки любви и истины, и они прикрываясь от остальных агрессией провозглашают свое общество самым праведным, не смотря на жертвы со стороны тех, кто по их мнению не достоин войти на новую тропу вместе с ними. Мичман старается изменить то, что имеет, толкнуть отделившуюся часть сформировавшегося общества на новый путь.
Теги: Общество бытие шаман мичман вавилон Джа
18:31 10.01.2018 | 5 / 5 (голосов: 2)

Тайна вечерней часовни Ч2 "Коридоры тепла"
Автор: Kot_k0t
Стихотворение / Поэзия Абсурд Сюрреализм Эзотерика
"Чуть-чуть осознавший поник Целиком осознавший на раз охуел" (с)
Теги: прокошек самопознание эзотерика джаблесс абстракция
18:01 25.12.2017 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020