Партия длиною в жизнь

Роман / Политика, Проза, Фантастика
Раиса живёт в Царстве Белого Клыка и учится в университете. Однажды она встречает человека, который обучает её игре в шахматы. Она и не предполагает, как это занятие изменит всю её жизнь…

…За шахматной доской  

Мы встретились с тобой.  

Здесь королева я,  

А ты – король не мой.  

Коварные ходы,  

Аплодисменты их…  

Победа нам далась  

Дороже нас самих.  

 

 

Давным-давно…впрочем, случилась эта история не так уж и давно. Немногие знают об этом, но за миллионы световых лет от нас, в другой галактике, существует планета, по всем параметрам очень похожая на нашу. И воздух там такой же, и земля, и вода; и живут там, в общем, такие же люди, как мы. Все люди той планеты говорят на одном языке.  

И вот, высоко в горах, на высоте около трех тысяч километров, была там небольшая деревня. Впрочем, её и деревней-то не назовешь – всего пять-шесть домов. И жила в той деревне, на первый взгляд, совершенно обычная девочка Раиса. Жила она с пожилыми дядей и тётей; родителей она никогда не видела, потому что те умерли давным-давно. Дядя Раи пас овец на горных пастбищах, а тетя – вела домашнее хозяйство. Рая хорошо училась в местной школе и с удовольствием помогала тете. Тихо и размеренно текло ее детство.  

 

С ранних лет Рая знала, что идея дать ей имя Раиса была придумана когда-то именно её дядей и тетей. Родителям было неважно, как называть, и они прислушались к родственникам. Тетя говорила девочке, что задача каждой женщины – создать вокруг себя рай, уютную обстановку, прежде всего, конечно, у себя в гнездышке, ведь без любящей матери и жены не будет счастья в доме. В будущем Рая оправдала своё имя: ей удалось создать рай, где многим уютно и хорошо, но только не у себя дома.  

 

Когда Рая стала постарше, она стала спрашивать, что случилось с её родителями. Дядя рассказал ей, как всё было на самом деле. Деревня, где жила Рая, относилась к Царству Белого Клыка, которое находилось где-то внизу. Много сотен лет это небольшое царство было колонией. До сегодняшних дней дошли рассказы о том, как на тот момент куда более благополучные царства и княжества, ближайшие соседи, ужасно обращались с местным населением, вывозили людей на плантации и там использовали как скот, заставляя выдерживать нечеловеческие нагрузки. В результате многие умирали. Но всему наступает конец, и ситуация дошла до точки кипения. Сто лет назад родному царству Раи ценой огромных усилий и человеческих жертв удалось добиться независимости. И тогда события стали развиваться по нежелательному для передовых соседей сценарию: постепенно развивалась в царстве промышленность, а через некоторое время появилась и своя наука. Сначала маленькое царство напоминало кобылу, которая пытается догнать скорый поезд, и это выглядело довольно смешно, – настолько царство отставало от соседей, но потом кобыла незаметно превратилась в сверхзвуковой локомотив и обогнала все поезда. Промышленность и наука маленького царства опередила соседей, и разрыв становился всё больше. Однажды он стал непреодолимым. Соседи сначала глазам своим не верили, ну а потом им пришлось признать, что догнать уже невозможно, и что их время – в историческом смысле – похоже, безвозвратно ушло.  

 

Примерно в это время, лет за пятнадцать до рождения Раи, в маленьком царстве стал править Белый Клык. С тех пор страна и называлась Царством Белого Клыка. Белый Клык был личностью неоднозначной. С одной стороны, он очень гордился рывком, который совершила его страна за очень короткий промежуток времени, и теми людьми, которые этот рывок обеспечили. Это произошло в основном за счет огромного трудолюбия и изобретательности людей. Такого количества людей, у которых сочетались эти два качества, больше не было ни в одном царстве. Многие великие изобретатели родились именно здесь. Умельцы из Царства Белого Клыка придумали и солнечные часы, и компас в древности, и первую машину в наши дни. Такое количество людей со светлой головой обеспечило высокий уровень развития науки. И это развитие вышло на пик именно при Белом Клыке. Он всячески поощрял и поддерживал подобные тенденции.  

 

Тем временем Белый Клык не забывал и поглядывать по сторонам. Другие царства обладали неплохими ресурсами: кто-то был очень богат за счет запасов редких минералов, кто-то буквально жил на золотых приисках, и граждане могли не работать. А Царство Белого Клыка природа обделила всем этим. Но самым заманчивым местом Белому Клыку казалось Царство Краснокожих. А все потому, что высоко в горах, принадлежащих этому царству, были зарыты бриллианты. Никто не знал, откуда они взялись, но бриллианты были там всегда и никогда не переводились. Они поступали на экспорт и были для Краснокожих источником процветания.  

 

Белый Клык считал, что сумеет забраться вместе с группой верных ему людей в те горы – ночью, когда их никто не видит, незаметно откопать и выкрасть бриллианты, чтобы их использовать для приумножения богатства своего царства. Также в Царстве Белого Клыка жили чародеи, которые должны были написать особое заклинание, основываясь на текстах древних; это было неимоверно трудно, но если это удастся, достаточно будет прочитать заклинание – и на любой территории по желанию чародея возникнет ураган. Он будет поднимать людей на воздух и срывать крыши с домов, и если чародей вовремя не остановит ураган, то всё на этой земле вымрет навеки. Но работать заклинание будет лишь в том случае, если большую часть времени оно будет лежать в ларце в подземном хранилище.  

 

Научиться вызывать ураган нужно было именно затем, чтобы таким образом запугать соседей и заставить их отдать свои минералы или то, что хранят золотые прииски. Тогда Царство Белого Клыка сможет торговать чужим добром с другой планетой, связь с которой была установлена относительно недавно. На другой планете охотно купят те же минералы, ведь там из них делают удобрения. А Царство Белого Клыка хорошо на этом заработает. И если вдруг Краснокожие потребуют вернуть бриллианты, можно будет пригрозить заклинанием, дескать, поднимется ураган. И тогда они не станут протестовать. Бриллианты можно выгодно продавать на другие материки. Таким образом, появится шанс стать не просто лидером региона, а полноценной супердержавой. Белый Клык знал психологию тех, кто правил соседними царствами: все они были настолько трусливы, что при одном лишь упоминании об урагане отдали бы Белому Клыку всё, что он пожелает, скажем, те же минералы.  

 

Но Белый Клык всё же решил начать с бриллиантов, зарытых в горах у Краснокожих. Вот уже несколько ночей он и верные ему люди незаметно вывозили оттуда камни, когда было абсолютно темно. Но однажды Белый Клык случайно наткнулся на ночующую в горах геологоразведочную экспедицию. Поутру они собирались бурить скважину. Увидел один мужчина, что кто-то откапывает бриллианты, и поднял тревогу. Белый Клык нарушил все законы: он воровал то, что принадлежало другому царству, а это на той планете каралось сурово. Люди, которые ночевали в палатках, сбросили Белого Клыка в пропасть как подлого преступника. Однако те, кто сопровождал его в ту ночь, бежали, унеся с собой изрядное количество бриллиантов.  

 

Домой они вернуться не могли, ведь там уже были Краснокожие, которым пришлось отдать бриллианты, похищенные несколько ночей ранее. Обнаруженные на месте похитители подверглись суровому суду: в основном они были отправлены на каторгу.  

 

Те же, кому удалось бежать с бриллиантами, не знали, что будет с ними дальше. Наконец они добежали до самого края земли, и вдруг – на их счастье – увидели огромный овраг. В овраге находился целый город – здесь обитали Подземные жители. Неожиданно из оврага показался неприятной наружности мужчина, карлик, да ещё и горбатый. Беглецы объяснили, что им нужно где-то укрыться, и попросили их спрятать. Карлик, король Подземной страны, согласился помочь, и они все вместе спустились вниз.  

 

Там спаситель беглецов завёл с ними неожиданный разговор.  

 

– Слышал о вас, – сказал он своим скрипучим голосом, – вы из Царства Белого Клыка. А в мешках несете похищенные бриллианты. – Он посмотрел на мешки. – Но я не понимаю, зачем вы прячетесь? Боитесь, что Краснокожие заставят вас все вернуть? Боитесь суда, который планета учинит над вами? А почему? У вас же на всех управа есть! Вы же вроде как придумали заклинание, которое делает ваше царство сильнее всех! Вы можете им сказать: будете угрожать – нашлем ураган; вы могли бы, в крайнем случае, снести Краснокожим парочку кварталов этим ветром, и тогда…вся планета испугалась бы вас, и вас бы не посмели судить! И дальше вы бы делали что хотели!  

– К сожалению, заклинания у нас пока нет, – заговорил один из беглецов. – Мы не думали, что они заметят, как мы ночью вывозим бриллианты. Но мы попались. Заклинание мы собирались написать уже к сегодняшнему дню, но…пока что-то не сходится! Так что вызывать ураган мы пока не умеем, хотя который год бьёмся над этим. Кстати, заклинание у меня. Вот оно. – Он достал бумаги. – Всё никак не могу дописать последнюю строфу.  

И тут он взмолился: «Пожалуйста, пожалуйста, разрешите остаться у вас! Я так боюсь каторги! »  

– Хорошо, – отвечал Подземный Карлик, – но только с одним условием. Ты должен будешь дописать своё заклинание и отдать его мне. Писать ты будешь в закрытой на ключ комнате. Если тебе вдруг придет в голову идея бежать, чтобы отдать заклинание домой, в Царство Белого Клыка, чтобы вы могли бы воспользоваться им, как захотите, эта идея обречена на провал. У дверей будет стоять надёжная охрана. Я даю тебе на это неделю. И все бриллианты ты отдашь мне.  

– Неделю?  

– Неделю! И ни дня больше. Если заклинания не будет – ты уйдешь из Подземного Царства, я не буду вас всех укрывать. Пусть вас судят как угодно.  

– А если напишу?  

– А если напишешь – можешь ни о чём не беспокоиться. Тогда вы все будете жить в Подземном Царстве. Как сыр в масле будете кататься. Это уж я вам обещаю. У меня под землей жизнь ничуть не хуже, чем у вас на поверхности. Кто-то из вас проживет семьдесят, кто-то – восемьдесят, а кто-то, возможно, все девяносто лет. Это же лучше, чем быть осужденным всей планетой и умереть на каторге через год-два!  

– Но как же это?! – возразил беглец. – Мы писали это заклинание для Белого Клыка, почему мы должны отдать его вам? Зачем вам это?  

– Это не твоего ума дело, – ответил карлик. – Реальность такова: вы не хотите нести ответственность за свой поступок – воровство бриллиантов, за то, что поддержали Белого Клыка. Я предлагаю вам уйти от расплаты. Я готов спасти вам жизнь, но я ничего не делаю бесплатно. Моя цена – это ваше заклинание. Напишете его для меня – я спрячу вас, и до самой вашей смерти никто не сможет вас найти. Так что подумайте. А нет – до свидания.  

Страх наказания и желание жить заставили беглецов согласиться на условия Подземного Короля. Долго думали они над последними словами заклинания, и наконец их усилия увенчались успехом.  

Вскоре карлик отобрал у них заклинание и бриллианты. Продав бриллианты на другой материк, он получил огромные деньги. Объявив, что теперь он единственный на планете, кто владеет заклинанием, он заставлял разные княжества отдать ему свои минералы. Эти минералы он продавал на другую планету в огромных количествах – там из них делали удобрения. За счет продажи чужих минералов, фактически, за счет грабительства, Подземное Царство стало самым процветающим на планете. Конечно, всегда находились царства и княжества, которые отказывались отдавать Подземному Царю свои минералы. Если с ними не удавалось договориться по-хорошему, карлик читал заклинание, и на неугодное царство налетал ураган. Через неделю от царства оставались только руины – сплошная разруха. Минералы, естественно, забирал карлик. Многие сопротивлялись, и мест, где царил хаос, на планете становилось всё больше. А Подземное Царство тем временем становилось всё богаче и богаче.  

В то время, когда о Подземном Царстве ещё никто на всей планете не слышал, когда заклинание было ещё не до конца написано беглецами, всех застигнутых врасплох сообщников Белого Клыка, тех, кто во всём его поддерживал, приговорили к каторге. Но люди вовсе не раскаивались в том, что украли у Краснокожих бриллианты, а также в том, что планировали наслать на соседей ураган и забрать у них минералы. «Почему мы должны жалеть о том, что помогали Белому Клыку? – наперебой возмущались они. – Он был прекрасным руководителем. Именно он вдохновлял нас на научные достижения. И именно благодаря ему мы перевыполняли производственный план в пять раз, думая о росте экономики страны. И делали это добровольно! Страна набирала обороты; мы радовались этому – и всё благодаря ему! Это было как счастливое опьянение! А что он хотел наслать ураган на соседей, забрать минералы, относился к ним жестоко и нетерпимо…так это справедливо! Потому что каждый ребёнок у нас знает, как они колонизировали нас, как вывозили на плантации, как били…такого отношения они и заслуживают! Если бы мы отплатили им той же монетой – это было бы правильно».  

Конечно, эти суждения были далеки от объективности. Но многие отправленные на каторгу ни о чём не жалели и в душе оставались верны Белому Клыку. Так рассуждали и родители Раисы. В качестве наказания их отправили на Крайний Север, работать в шахтах. Раю, которой было полгода, они отдали тогда на воспитание дяде и тёте. Конечно, девочка их потом вообще не помнила. Промучившись на Севере год, они умерли от суровых условий и каторжного труда, к которому совсем не были готовы. Так что вернуться к дочери им было не суждено.  

Вскоре после того, как родителей Раи отправили на каторгу, случилось то, что многие потом считали Божьим промыслом. В телескоп люди увидели, что на планету надвигается метеоритный дождь. Метеориты имели огромные размеры, и никто не знал, куда именно они приземлятся. Случайно или нет, но случилось так, что семь огромных метеоритов упали именно на Царство Белого Клыка.  

Это обернулось кошмаром. Многие погибли. Все здания рухнули в одночасье. После этого людям пришлось жить в шалашах и землянках. Были разрушены все электростанции, и Страна Белого Клыка оказалась обесточена. Транспорт, в том числе и железнодорожный, был раздавлен метеоритами. Это касалось и заводов, и всех остальных учреждений. Производство встало. Экономика лежала в руинах. Для того, чтобы вернуться на прежний уровень, не хватило ни двадцати, ни тридцати, ни даже сорока лет. Восстановление шло крайне медленно. Теперь благополучие Царства Белого Клыка во многом зависело от посторонней помощи.  

Однако соседние княжества не торопились оказывать эту помощь. Конечно, ведь они прекрасно помнили, как Белый Клык собирался наслать на них ураган, как безнравственно он собирался с ними поступить…Вся планета осуждала кражу бриллиантов…И, что поразительно, почти всё население страны поддерживало когда-то Белого Клыка во всём этом! Безнравственные люди! Потому во многих царствах считали, что падение метеоритов на эту землю – это гнев Господень, своего рода Божья кара. Многие сравнивали катастрофу в Царстве Белого Клыка с библейскими Содомом и Гоморрой. Эти города тоже некогда процветали, но за блуд и содомский грех Господь оставил от них лишь пепел. А Белый Клык собирался сделать с соседними княжествами что-то гораздо хуже содомского греха. Так что пока все в маленьком царстве плакали от горя, никто не торопился жалеть этих людей. «Каждому – по делам его», – вот как рассуждали многие.  

А второй жертвой метеоритного дождя стало Царство Краснокожих. Туда упало целых двенадцать метеоритов. Ситуация была подобна той, что в Царстве Белого Клыка, только здесь восстановление шло ещё медленнее. Территория страны была большой, а наладить жизнь в огромной стране во много раз труднее, чем в маленькой. Поэтому Царство Краснокожих было в ещё худшем состоянии. Однако это оказалось очень кстати для многих других царств, а особенно для Подземной Страны, которая только начинала своё возвышение. Совсем недавно Царство Краснокожих было богатым за счёт продажи бриллиантов. Теперь бриллиантов не было. Остались одни руины. Отныне ничто не мешало Подземному Царству выходить в лидеры на планете. Метеориты сбили конкурента с дистанции. На словах Подземный Король выражал сочувствие Краснокожим, но внутри он торжествовал. Он радовался тому, что, скорее всего, Краснокожие уже никогда не поднимутся с колен.  

Но вернёмся к Раисе. Как мы уже сказали, тихо и размеренно текло её детство. Рая должна была вот-вот закончить школу. Она была очень способная девочка, и потому всерьез думала о поступлении в университет. Благодаря своим способностям она прошла по конкурсу на факультет вычислительной математики и кибернетики. Всего на потоке училось двести человек, и девочек среди них едва набирался десяток. Так что все смотрели на Раю, как на диковину. Училась она хорошо: при ней были как мозги, так и прилежание.  

Иногда однокурсники собирались вместе и обсуждали общественную жизнь, да и вообще то, что в мире происходит. Царство Белого Клыка по-прежнему находилось в глубоком упадке. С тех пор, как на него обрушились метеориты, к сожалению, мало что изменилось. За двадцать лет у страны не было сильных лидеров. Среди молодежи наметилась любопытная тенденция, которая сохранилась и в последующие годы. Многие молодые люди восхищались Белым Клыком, тем, как он руководил царством, каких успехов царство достигло при нем. Публично было принято осуждать Белого Клыка за то, что он украл бриллианты, за то, что хотел подмять под себя соседей, называть его извергом. То, что люди поддержали его когда-то, признавалось чудовищной ошибкой. Во всяком случае, в любом разговоре считалось нормой говорить о Белом Клыке плохо, либо вообще обходить эту тему стороной. Если ты начнешь говорить, как хорошо при нем жилось, на тебя посмотрят, как на аморального человека. Однако в последнее время в приватных беседах между людьми, которые хорошо друг друга знали и были друг с другом откровенны, вырисовывалась совсем другая картина. У однокурсников Раисы и родители, и бабушки с дедушками прекрасно помнили, как жилось при Белом Клыке. Они помнили этот сумасшедший яркий взлет страны. Этот прерванный полет. Многие были бы счастливы вернуться туда. Они показывали детям фотографии из семейного альбома и рассказывали, как чудесно жилось тогда. Дети с радостью слушали это, как красивую сказку. Повзрослев, они увидели, что живут в ужасном месте. Кругом разруха. Стабильности никакой. Экономика в минусе. Они выросли на корабле, который тонет все эти двадцать лет. И продолжает тонуть. Юности свойственно мечтать, и потому молодые ребята ностальгировали по Белому Клыку, хотя знали о нем только со слов родителей. Когда всюду развал и правит непонятно кто, так хочется, чтобы тебе помог кто-то надежный, большой и сильный, кто не подведет, с кем ты чувствуешь себя как за каменной стеной. И тогда все наладится!  

Один однокурсник Раи сказал ей по этому поводу: «Моя мама вспоминает то время с большой теплотой. Ну и что, что Белый Клык был нетерпим к нашим соседям?! Простим ему это. Зато он так любил нас! Мама говорит, что, если бы он вернулся с того света в наше царство, она пошла бы за ним хоть на край земли. Первое, что она сделала бы, – обняла бы его и заплакала. И я бы, наверное, тоже. Так что надо гордиться, а не стыдиться».  

Белого Клыка не забывали. По нему соскучились. Рая впервые посмотрела на своих родителей другими глазами. На каторге они ни разу ни о чем не пожалели. Они любили Белого Клыка. Может, было за что? Может, они в каком-то смысле правы? Может, их можно понять?  

На новогодних каникулах она приехала домой к дяде и тете. Она набралась смелости и решила поговорить о том, о чем думала в последнее время.  

Когда Рая высказала мнение о Белом Клыке, что с ним все не так однозначно, она услышала возмущенные возгласы дяди и тети.  

– Раиса! Как ты додумалась до такого?!  

– Но он был великим лидером…– вставила Рая. – Во всяком случае, для нас. А ошибки бывают у всех.  

– Хороши ошибки! – кричала тетя. – Ну да, у нас была первая в мире экономика. Она работала как машина. И что с того? Оглянись вокруг. Посмотри, как бессовестно Подземный Король высасывает сырьё из бедных стран, чтобы выгодно продать его на другую планету. И никто не может сказать ему ни слова, потому что он единственный, кто знает заклятье, запускающее страшный ураган. В случае чего он снесет всех, кто стоит у него на пути. Именно так хотел поступить и Белый Клык. Только ещё более жестоко, более варварски. Он преступник, и правильно его столкнули в пропасть! А знаешь, кто написал заклинание для Подземного Короля? Поговаривают, это сделали сообщники Белого Клыка. За это король спрятал их у себя. Ходят слухи, что они и сейчас живут там, загорают на солнце, живут они куда лучше нас с тобой…этих людей так и не нашли, они скрылись, ушли от ответственности за свои поступки…это ужасно! Я всегда говорила тебе, что ты должна любить маму и папу, потому что они твои родители, но повторяла: они следовали за Белым Клыком, но не раскаялись в этом даже в конце жизни, и это очень плохо. Они должны были ощутить свою вину, но увы. Любить этого человека вовсе не за что.  

– Неправда! – отвечала Рая. – Родители моих однокурсников считают иначе. Почти все! Его есть за что любить! Было и хорошее, причем его было гораздо больше! Во всяком случае, он был куда лучше, чем те, кто руководит нами сейчас!  

– Не смей, Раиса! – кричала на весь дом тетя. – Была ведь нормальная девочка…чего ты там нахваталась в этом своём институте? С кем связалась?! Нам казалось, мы смогли тебя нормально воспитать…ты ли это говоришь!  

Вечер закончился скандалом. Дядя и тетя кричали на Раю всю ночь. Ей казалось, что они не хотят смотреть на Белого Клыка объективно, с обеих сторон, хотя иначе здесь нельзя. Когда все наконец успокоились и легли спать, Рая ещё долго думала, какой же он всё-таки – хороший или плохой. Так получилось, что её мнение по этому вопросу колебалось потом всю жизнь. Она так и не нашла ответа.  

Вскоре после этого дядя и тетя умерли. Это произошло в течение одного года; они были уже очень пожилые – далеко за восемьдесят. Рая переживала их смерть очень тяжело, потому что они воспитали её, и подсознательно она воспринимала их как мать и отца. Она пришла в себя далеко не сразу.  

Когда Рая уже поступила в магистратуру, с ней случилась ещё одна беда, причём та, которую время не излечит. На рядовом медицинском обследовании девушке сказали, что у неё…бесплодие! Сначала она, конечно, не поверила. Проверилась ещё раз. К сожалению, Рая действительно была бесплодна.  

У неё случился нервный срыв. Часами она сидела запертая в своей комнате, плакала, грызла ногти. Но в компании она хотела казаться весёлой, делала вид, что у неё всё хорошо. И у неё получалось. Рая умела владеть собой, держать удар, никому не показывала своих эмоций, и мало кто подозревал, что за её панцирем скрывается хрупкий, ранимый человек. В тот момент она встречалась с мужчиной. Он был из хорошей семьи. Рая не знала, как ему сказать. Ведь в ближайших планах у них была свадьба! В последнее время она ходила как в воду опущенная, он видел, что у неё депрессия, но, когда он спрашивал, что с ней, она отвечала: «Всё нормально». Когда Рая всё же собралась с силами и всё ему рассказала, он не долго думая ответил: «Прости меня за то, что скажу тебе это. Тебе будет больно, но врать я не привык. Мне было с тобой очень хорошо. Но я уже не мальчик, который гуляет с девочками просто так. Мне в этом году будет тридцать два. Я хочу создать семью. Семью, где у меня будут свои дети. Я не могу остаться с женщиной, которая бесплодна. Прости».  

Рае хотелось плакать, но она чудом заставила себя улыбнуться.  

– Я тебя понимаю. И ты абсолютно прав, – сказала она совершенно спокойно. После этих слов она собрала свои вещи и через час съехала с его квартиры.  

Она вернулась туда, где раньше снимала комнату. По дороге Рая купила бутылку водки. За вечер она выпила её всю, ничем не закусывая. Выпьет стакан – плачет. Выпьет другой стакан – опять плачет. Это продолжалось всю ночь. На следующий день она не смогла пойти в институт, и все очень удивились: ещё ни разу самая обязательная студентка не пропускала занятий. Но днём позже она вернулась, и выглядела она так, как будто у неё всё просто прекрасно. Рая была большим мастером в этом деле. На все вопросы она весело отвечала, что уезжала по своим личным делам. В тот день она шутила, рассказывала анекдоты. Никто и подумать не мог, что у неё депрессия.  

За несколько лет Рая обошла всех врачей, но лечиться было бесполезно. Дважды она встречалась с мужчинами из хороших семей. И первый мужчина, и второй ценил её как человека, в обоих случаях была хорошая душевная совместимость. Проходило примерно полгода…Рае хотелось как можно дольше скрывать свою тайну…но наступал своего рода критический момент. Её партнер начинал фантазировать по поводу того, как видит их семью через десять лет. В мечтах всё было так чудесно! Рае оставалось лишь гадать: когда она расскажет правду, бросит ли он её? Да или нет? Рая ужасно боялась, но приходилось рискнуть и это проверить.  

Она произносила простую фразу: «Извини, но я бесплодна». Шок. Отчужденные глаза. И в первом, и во втором случае за этим последовал разрыв.  

К тому моменту Рая уже училась в аспирантуре. Параллельно она занималась конструированием ЭВМ. Она стала ценным научным работником. Её мужем стал человек, с которым она писала работы в соавторстве. Он тоже конструировал ЭВМ. Это был союз двух довольно замкнутых людей; вечерами каждый сидел в своём углу, работая над кандидатской. Муж знал о бесплодии Раисы, но ему и не нужны были дети – он прекрасно чувствовал себя, занимаясь наукой и имея жену, с которой можно обсудить свои публикации.  

Годы шли, и Рае было уже чуть за тридцать. Она защитила кандидатскую, посвящённую конструированию ЭВМ. Она думала, что оставшуюся часть жизни посвятит докторской, но ошибалась. Как правило, мы и предположить не можем, какие у Бога на нас планы. Рая не любила свободные дни, терпеть не могла сидеть без дела; как только представлялась такая возможность, она невольно начинала думать о том, что ей никогда не стать матерью. Она гнала от себя эти мысли, но ничего не выходило. Она вспоминала себя лет в двадцать. Тогда она о детях не думала, потому что ей это не казалось чем-то желанным и приятным. Тогда Рая рассуждала так: «Ну рожу лет в тридцать, как все, если к тому времени вдруг этого захочу, впрочем, вовсе необязательно». Какая же она была дура! Незаметно-незаметно, а ей уже за тридцать, на улице она то и дело встречает ровесниц с колясками…да ей больно! Ей хочется отвернуться и заплакать. Но Рая старалась не делать этого дома, чтобы не смущать мужа, который, вероятно, её просто не поймёт. Субботы и воскресенья, которые для всех были днями отдыха, для неё были днями мучений, когда её неизменно настигали ужасные мысли. Она предпочла бы, чтобы выходных не было вообще.  

И вот в одну из таких суббот Рая гуляла в сквере. Она заметила, как какой-то мужчина сидит за столом и, кажется, объясняет правила игры в шахматы. К нему по очереди подходили люди – и пенсионеры, и совсем молодые – и он объяснял им правила. Из любопытства подошла и Рая; она играть не умела вообще. Он сказал ей названия фигур, подробно объяснил правила, и ради интереса сыграл с ней партию. Первую она с треском провалила, а вторую…неожиданно выиграла! Это оказалось для Раи шоком.  

– Вы действительно никогда не играли в шахматы? – спросил мужчина. – Не может быть!  

– Честное слово, ни разу, – ответила Рая.  

– А чем вы занимаетесь? Может, вы какой-то аналитик?  

– Я математик. ВМК, – ответила Рая.  

– Тогда понятно; у вас математический склад ума. Такие люди обычно легко обучаются этой игре. Вот что: я приглашаю вас в любительский шахматный клуб. По вечерам и по выходным. У вас, мне кажется, все пойдет хорошо. Если я окажусь прав – через месяц сможете поучаствовать в Фестивале дружбы народов.  

– В чем?  

– Ну, в международном любительском кубке по быстрым шахматам. Ну как, согласны?  

– Конечно, – не задумываясь сказала Рая. Ей хотелось быть занятой всегда, чтобы не оставалось времени на мысли о бесплодии.  

Рая стала членом клуба. Сказать, что ей понравилось, – это ничего не сказать. Через неделю Рая стала обыгрывать всех своих учителей. Её ходы были неожиданные, но при этом – в высшей степени продуманные. В клубе говорили, что Рая может передумать любого, и со временем у неё появится шанс превратиться из любителя в профессионала. Рая об этом как-то не думала; ей просто нравилось играть. Она кайфовала от этого. Она в полной мере стала этим жить. Теперь Рая читала книги по шахматам вечера и даже ночи напролет; она держала в голове несчетное количество комбинаций. Рае нравилось вспоминать ходы, которые она сделала в прошлых играх, и она рассуждала сама с собой: если бы она пошла по-другому, как бы это повлияло на исход игры? Может, она смогла бы быстрее и легче одержать победу? Девушка с удовольствием анализировала всё это. Она мысленно строила в голове многоярусные пирамиды, искала выход из суперзапутанных лабиринтов, которые сама же и придумывала. Недавно начатая докторская застопорилась, ведь теперь у Раи появилось куда более увлекательное занятие. Девушка удивлялась: как же это раньше она существовала без шахмат, а шахматы – без неё? На самом деле с того момента, как Рая впервые пришла в клуб, её жизнь изменилась навсегда. Она ещё не скоро узнает об этом, но первые шаги сделаны, и теперь её ждёт абсолютно другая судьба. Казалось бы, что здесь такого? Очень многие любят играть в шахматы. Некоторые из них становятся профессионалами. Их много. Таких, как Рая, единицы. Рая даже не предполагала, насколько уникальна. Она не знала, какая ответственность однажды ляжет на её плечи. Она и подумать не могла, что настанет день, когда она уже не будет принадлежать себе.  

Но не будем торопить события. Пока Рая мирно спит в комнате, рядом со своим мужем; на столе лежит план докторской; у неё есть работа и хобби – хорошее сочетание, как у многих. Но это только пока.  

Прошел месяц, и Рая вполне подготовилась к Фестивалю дружбы народов. Все матчи вначале проходили легко; соперники в клубе были куда серьёзнее. Любители со всего мира съехались в Страну Белого Клыка. У Раи не оказалось серьёзных соперников на начальных этапах, но четвертьфинал кардинально отличался от всего, что было прежде. С ней играл молодой мужчина, лет на пять старше её. Матч начался вечером, и они играли всю ночь напролёт. Они просчитывали сложнейшие комбинации друг друга, и до последнего не было понятно, кто одержит победу. Закончилась игра глубокой ночью – она была необыкновенно упорная. Рая всё-таки проиграла, но, как ни странно, она получила от игры гораздо большее удовольствие, чем от всех своих лёгких побед. Это оказалось счастьем – наконец-то встретиться с равным соперником, который живёт этим, как и ты. После матча, когда они пожали друг другу руки, у неё возникла мысль, которую можно выразить так: «Мы с тобой одной крови». И Рая, и её соперник будто жалели, что игра окончена.  

После матча Рая решила проводить нового знакомого на вокзал. Его поезд – экспресс – отъезжал в шесть. По дороге они познакомились. Мужчину звали Александр. Он отметил, что родители дали ему очень правильное имя: для мальчиков это самое то, ведь Александр означает победитель. Он ехал домой, в Страну Краснокожих, чтобы проведать молодую жену и совсем крохотную дочь. Вскоре он должен был вернуться, чтобы сыграть свой полуфинал. В ответ Рая рассказала историю о том, почему её назвали Раисой. Ему это показалось любопытным, но не более.  

Когда они добрались до вокзала, выяснилось, что они немного опоздали. Александр и Раиса попрощались; Саша на бегу запрыгнул в вагон и помахал ей рукой.  

Когда поезд отъехал, Рая ужасно расстроилась: как же она могла не попросить у него номер телефона? Ей очень хотелось бы с ним пообщаться. О том же самом думал и Александр, сидя в своём купе. Он жалел, что не оставил свой номер, что не рассказал Рае о себе, потому что они очень спешили. А рассказать ему было о чём.  

Родился Саша в Стране Краснокожих, в столичной, но совсем простой семье: оба родителя работали на хлебозаводе, где и познакомились. С детства мальчик любил спорт, а именно – большой теннис, к которому его приобщил папа. В школе он с удовольствием ходил в секцию и иногда даже выступал за свой район. После школы он поступил в средненький институт на специальность «Музейное дело». Почему именно туда? Да всё просто. Сашу приняли без экзаменов с очень низкими оценками – в школе он учился с двойки на тройку; это был едва ли не единственный институт, который принимал спортсменов вообще без экзаменов. Саша решил, что высшее образование не помешает, а в какой сфере оно будет – неважно. Зато если он вдруг когда-нибудь решит заняться чем-то, кроме тенниса, у него будет «корочка». Без неё нынче никуда.  

Он стал играть в теннис за институт. Его за это ценили. Там же он увлёкся и шахматами. На дискотеке по случаю Дня первокурсника Саша встретил свою будущую жену. Её звали Эльвира; с того дня между ними завязалась дружба. После института Саша продолжил выступать на любительских шахматных и теннисных турнирах, и зарабатывал более чем достаточно; диплом ему так и не пригодился. Эльвира устроилась работать в Музей доисторического человека. Она должна была рассказывать экскурсионным группам об утвари, которая была найдена при раскопках и принадлежала древним людям, комментировать наскальные рисунки, которые оставляли древние на камнях. Саша сделал Эльвире предложение, и она приняла его. В жене ему нравилось, что она – очень культурная и интеллигентная женщина, что ему с ней комфортно, а главное, наличие у неё чувства юмора. Александр испытывал к жене скорее дружеские чувства; она же относилась к нему иначе. Для Эльвиры Саша был не просто приятным, умным мужчиной с хорошим чувством юмора. Женщина любила его просто за то, что он есть, и гораздо глубже, чем он её. Александр никогда об этом не задумывался, и за всю жизнь он так этого и не понял. Он воспринимал Эльвиру просто как весёлую верную подругу. Когда им обоим было чуть за тридцать, у них родились три девочки-погодки. Жизнь шла своим чередом. Победитель Александр побеждал, а жена работала в музее и воспитывала дочерей. К победам мужа она относилась как к чему-то забавному, но в целом ровно: есть – хорошо, нет – и не надо. Они были счастливы так же, как и очень многие.  

Прошло шесть лет. Рае исполнилось сорок. Её игра вышла на новый уровень; ей предложили поучаствовать в национальном отборе на международный кубок среди профессионалов. Она слышала о том, что борьба за шахматную корону – это необыкновенно престижное соревнование, которое организует лично Подземный Король. Неизвестно, в чём была причина его страстной любви к этому виду спорта, но обладателю шахматной короны ежегодно вручалось огромное вознаграждение от лидера самой процветающей страны на планете. Вознаграждение составляло несколько миллиардов золотых; для одного человека это огромная сумма, и потому победитель становился пожизненно обеспеченным. Одному с такой суммой делать нечего, и поэтому триумфатор направлял её значительную часть в какой-нибудь фонд своей страны, который собирает деньги на лечение больным, или вкладывал в какой-нибудь масштабный проект на Родине, связанный с промышленностью или наукой, или куда-нибудь ещё. Шахматистам из Страны Белого Клыка ни разу не удавалось занять на этом состязании приличное место.  

Домашний отборочный тур был для Раисы чем-то совершенно новым; каково же было её удивление, когда она легко разобралась со всеми маститыми профессионалами и выиграла отбор! Это означало, что именно Рая поедет за границу играть за Царство Белого Клыка. Это казалось Рае странным: она, любительница, сыграет на международном уровне…с чего бы это? Но ей ничего не оставалось, кроме как согласиться.  

Рая приехала на Кубок с личным наставником. Ей предстояло шестнадцать игр. Сложнейших игр, которые совершенно неожиданно довели её до финала. Каждый раз по другую сторону шахматной доски сидел человек с именем и титулами, но выяснилось, что эти соперники ничем не отличаются от обычных. Рая делала их на раз-два. Щёлкала, как орехи. Её ходы были непредсказуемыми, но в то же время грамотными. У Раи была выжидательная стратегия, она не любила делать ход первой, и в начале каждого матча казалось, будто она играет вторым номером. Но проходило несколько партий, и зрители понимали, что её пассивная тактика на самом деле очень хитрая: таким образом она усыпляет соперника, а когда он, усыпленный, уже думает, что держит все в своих руках, Раиса начинает атаковать – жестко и беспощадно. Просчитать её заранее было невозможно. Соперники сыпались один за другим. Впоследствии именно такая игра стала известна как фирменная игра Раисы, как её стиль.  

Во время Кубка между шахматистами ходили разные разговоры, в частности, о каком-то Александре, который выигрывает шахматную корону уже пять лет подряд. Он был из Страны Краснокожих. Рая вспомнила свой первый любительский турнир, и в голове у неё пронеслось: «А что, если вдруг это он? »  

Рая часто его вспоминала, хотя знала его всего один день. Ей очень захотелось увидеть Александра, и для этого Рая решила пойти на его игру. Игра была бесподобна, но соперник Александра тоже был достаточно силён. В одной из партий Александр даже начал проигрывать, и вдруг…он применил против соперника очень нечестный, можно сказать, откровенно грязный приём. По учрежденным Подземным Королем правилам игра не останавливалась; нарушения правил воспринимались нормально, ведь, по мнению Подземного Короля, это делало игру более острой и пикантной. Рая так не думала. Но странным ей показалось не само нарушение, а то, что это сделал Александр. Она почему-то думала, что он на такое не способен.  

Нечестный ход обеспечил Александру победу в игре. Все зрители, кроме Раи, вскинули руки. Она не умела радоваться таким победам. После того, как он раздал автографы всем желающим, к нему подошла женщина из ложи и нежно обняла его. Рая догадалась, что это его жена. Когда пара уже собралась уходить, Рая неожиданно подошла сзади и тронула Александра за плечо.  

– Привет, – сказала она так, будто они виделись только вчера.  

– Привет!!! – почти закричал от радости Александр. Они обнялись, как старые друзья. Это был странный океан эмоций, учитывая, что люди едва знакомы. Ни Александр, ни Раиса не ожидали от себя такого. Саша сказал жене, что Рая – его знакомая, тоже шахматист, и что им хотелось бы пойти в соседнее кафе – поболтать. Эльвира не возражала. Она ушла домой, а Саша и Рая пошли в кафе и заказали ужин. Александр сказал пару слов о том, что в сорок лет в силу возраста закончил с теннисом, и тогда решил полностью посвятить себя шахматам. Он перешел из любителей в профессионалы, и его успехи резко пошли вверх. Он участвовал в Кубке уже шестой год, и предыдущие пять лет шахматная корона неизменно оставалась за ним. Его даже прозвали шахматным королем.  

Рая смотрела на своего знакомого и удивлялась тому, как сильно он изменился. Это был очень уставший человек; под глазами появились синие круги. Так выглядят те, кто работает на износ, превышая свои возможности. А ведь всего шесть лет назад он был другим…Молодым…  

Эта мысль Раю очень расстроила. Полчаса они говорили о чем-то незначительном, а потом Рая решилась задать вопрос.  

– Скажи мне, Саша, – начала она, – вот сегодня во время игры ты…словчил. Все это видели. Это же был очень грязный, некрасивый обман соперника – против правил! Ты же и так бы справился! Зачем тебе это?  

Он опустил глаза.  

– Знаешь ли, всё не так просто, – отвечал он ей. – Выиграть шахматную корону означает получить очень большие деньги. Не только для человека, но и для всей страны. Победители всегда предоставляли своему государству право распоряжаться выигрышем. Государства направляли эти деньги на развитие определенных отраслей, которые считали перспективными. В стране, где я живу, почти все отрасли сейчас на нуле. Когда мне было пять, на нас упали огромные метеориты. Они разрушили все. Производство встало. Наступил хаос. Я был ребенком, но помню это ужасное время. С тех пор мы никуда не сдвинулись. Последствия расхлебываем до сих пор. Больше половины людей по-прежнему живут в шалашах, а не в домах, у многих нет воды и света. Казна государства почти пуста. Для того, чтобы обеспечить людей жильём, нужно вкладывать деньги в градостроительство. Чтобы хоть одна отрасль развивалась, нужны инвестиции. Финансовые вложения в неё. У руководителей моего царства нет такой возможности. У нас есть лишь огромные долги, которые мы все никак не можем отдать, ведь после падения метеоритов Страна Краснокожих существовала лишь за счет международной помощи. Нужен кто-то, кто покроет эти долги. Нужны финансовые вложения в градостроительство, чтобы люди жили нормально. На развитие производства тоже нужно выделять средства. Этим источником финансов стал я. Я стал единственным спонсором всей своей страны, можно так сказать. Благодаря моим вложениям, деньгам, которые я получаю за победы последние пять лет, ситуация начинает потихоньку улучшаться. Но во многом она по-прежнему плачевна, ведь страна-то большая! Нужны новые инвестиции. И, раз государство не в состоянии, их ждут от меня…Поэтому для меня так важно выигрывать каждую игру. В том числе и сегодняшнюю. Ещё многое не сделано. Я могу помочь стране это сделать своими огромными гонорарами за каждую победу, а значит, я должен это сделать. Хочу, чтобы наша страна стала такой, какой была до падения метеоритов. Нет, даже лучше. Чтобы она развивалась. Чтобы её уважали. Понимаю, что Подземному Королю и многим другим хочется, чтобы она всегда лежала в руинах, как все эти годы. Но нашим людям хочется совсем другого. И если я могу помочь, то надо помогать. Я так считаю.  

– Я прекрасно тебя понимаю, – отвечала Рая, – но неужели так принципиальна каждая игра? Зачем ты поступил нечестно?  

– Этот шахматист из Подземного Царства играл со мной недавно на одном турнире, – продолжал Александр. – Видишь ли, здесь у многих большие амбиции. Это тебе не Фестиваль дружбы народов. Многим не нравится, что я владею шахматной короной вот уже пять лет. Он меня терпеть не может. В прошлой игре он воспользовался против меня ещё более грязным приёмом, чем я сейчас. Он хотел сделать это и сегодня. Я слышал, как он говорил об этом до игры со своим наставником. Я должен был нанести удар первым, и я сделал это.  

– Но зачем?  

– Зачем? Здесь ни в коем случае нельзя быть безответным. Игра здесь – всё равно что бои без правил. На такие приёмы здесь нужно отвечать тем же, как ни странно, только тогда тебя будут уважать.  

– Да кто же будет уважать нечестного человека? – возмутилась Рая.  

– Для соперников хитрость – это твоя сила. Здесь другие ценности. С волками жить – по волчьи выть, – ответил Александр. – Ты должна научиться действовать, как они. Иначе они просто задушат тебя своими грязными приёмами, и ты больше не выиграешь ни одной игры. А лично мне нужно выиграть ещё много-много игр…Я тебе только что объяснил, почему. У нас дома нет шахматиста, равного мне.  

– И ещё, – добавил Александр, – если ты хочешь остаться играть на международном уровне, ты должна быть готова, что эти приёмы тебе придётся использовать в каждой второй игре. Иначе тебя, прости за грубость, просто сожрут.  

– Но у меня, в отличие от них, есть принципы! – гордо и немного по-детски заявила Рая.  

– Тогда тебе здесь делать нечего, – ответил Александр. – Подумай, нужно тебе это или нет. Не готова заключить сделку с совестью – беги отсюда куда глаза глядят. Играй в шахматы с мужем, конструируй ЭВМ, работай в НИИ или что у тебя там было…но сюда дорогу забудь, если честная. Впрочем, тебе решать.  

Если ты поиграешь здесь несколько лет, ты сама удивишься тому, как наивно сейчас рассуждала. К приёмам придется привыкнуть. Я уверен, что так и будет.  

Рая задумалась. Она была категорически не согласна с Александром. Она будет использовать какие-то нечестные ходы? Да не будет этого никогда!  

– А как, кстати, твои успехи? – спросил Александр. – Когда была последняя игра?  

– Сегодня. Я легко выиграла.  

– Стоп! – Александр замер от изумления. – Сегодня? Ты уже сколько игр сыграла?  

– Шестнадцать, – ответила Рая.  

– Шестнадцать? Я тоже. Так значит, мы с тобой…завтра играем в финале! Ничего себе, хорошее у тебя начало!  

Точно! Рая совсем забыла, что вышла в финал! Грустные раздумья сменились радостью от этой новости; Александр налил шампанского, и они чокнулись и выпили.  

– За то, чтобы эта наша игра была ещё интереснее, чем предыдущая! – произнесла тост Рая. Александр улыбнулся в ответ.  

Несмотря на сложную и неоднозначную тему, которую они обсуждали в тот вечер, этот вечер стал самым лучшим для обоих за очень долгое время.  

Финал был очень долгим, захватывающим и напряженным, как и все их следующие матчи. В плане игры Александр был противоположностью Раисы: если она любила «усыплять» соперника, то он предпочитал взять быка за рога с самого первого хода; он играл открыто и агрессивно, тоже по-умному, но он не обладал присущей Раисе хитростью. Правила никто не нарушал. В итоге Рае удалось взять реванш; она победила. Деньги она отдала государству.  

Следующие несколько лет Рая успешно играла на международных шахматных турнирах. У неё было много побед; они с Александром регулярно встречались в финалах, и их успехи распределялись примерно пятьдесят на пятьдесят. Играть с Александром было наслаждением; во время матчей они чувствовали отличие от прочих игр и радость, какую испытывают два великана, встретившись в обществе пигмеев. Свои многочисленные миллиарды Рая вкладывала в градостроительство в Стране Белого Клыка, в улучшение жилищных условий людей. Рая стала главным меценатом на своей Родине, и от её огромных вложений во все сферы ситуация изменилась в лучшую сторону: из депрессивной страны Царство Белого Клыка превратилось в среднезажиточную, экономика стала расти. Спонсорство Раи дало стране много, но до процветания было ещё очень и очень далеко.  

Рая знала, что в её силах содействовать этому процветанию. Теперь она на себе почувствовала, какого рода ответственность ощущает Александр, и поняла, почему он сказал ей, что для него важно выигрывать каждую игру. Она как бы оказалась в его шкуре; ситуация была схожая.  

Играла Рая с самыми разными людьми. В основном они задерживались на планетарных Кубках всего на год-два; на следующий год внутренний отбор в своей стране выигрывал, как правило, уже другой человек. Так что по сравнению с большинством этих людей Рая была ветераном. Среди них были как мужчины, так и женщины разных возрастов, но в основном средних лет, примерно как Рая. Участвовали в Кубках игроки из достаточно благополучных стран; всегда было много представителей стран-соседей Царства Белого Клыка. Встретить шахматиста из бедной страны на другом континенте было реально, но очень маловероятно.  

Когда Рая уже третий год играла на международном уровне, она столкнулась с очень неприятным моментом. Рая заметила, что в шахматной среде её недолюбливают. Немудрено, ведь у ряда игроков с хорошим потенциалом вообще не было титулов; сначала их все забирал Александр, а теперь к нему добавилась ещё и Раиса. Бороться с ними никто не мог. Они оставались, а соперники приходили без титулов – и через год уходили, опять же, без титулов. Что и говорить, обидно.  

Особенно не любили Раису шахматисты из стран, которые находились рядом с Царством Белого Клыка. У неё впервые возникли проблемы. Четыре последних игры она проиграла – и всё потому, что конкуренты разрушили её игру своими грязными приёмами против правил. Если так пойдет и дальше, она будет всё время проигрывать. Этого она себе никак не могла позволить. Рая очень сильно злилась, где-то даже ненавидела этих людей. И вовсе не потому, что ей не хватало титулов. У Раисы и её конкурентов была абсолютно разная мотивация. Рая вкладывала все свои финансы в развитие своей страны. Во многом именно благодаря ей Страна Белого Клыка начала потихоньку выбираться из пропасти. Но одной ногой царство всё ещё оставалось в той бездне, где было больше сорока лет. И только Раиса могла помочь окончательно выбраться оттуда. Финансово, разумеется. Если грязные приёмы будут продолжаться, у неё будут одни поражения. В таком случае она не выделит своей стране тех денег, которые обещала. Развитие всё ещё слабой страны опять застопорится. Проблемы, которых ещё много, не будут решены. Долги не будут покрыты.  

У конкурентов Раисы были совсем другие заботы. Страны, где они жили, считались оплотом изобилия и благополучия. Эти государства не нуждались ни в каких инвестициях – всё и так было на уровне. Соперники Раи играли для себя, для удовлетворения своих амбиций. Если им что-то удавалось выиграть, они целиком тратили это на личные нужды. Желание расправиться с Раисой было вызвано тем, что всем надоело её доминирование. Каждому хочется хотя бы раз выиграть титул!  

Рая осознавала, что для неё выигрывать титулы гораздо важнее, чем для соперников. Если вдруг они выиграют миллиард, это будет только их выигрыш, который они потратят, скажем, на новую яхту и особняк. А миллиарды Раи помогут решить ряд проблем в её стране. Разница, бесспорно, есть. Рае нужно было остановить череду своих поражений. Она видела только один выход: отвечать конкурентам не менее грязно, по принципу «око за око, зуб за зуб». И она решилась. Многие не очень хорошие вещи страшно сделать впервые. Например, украсть, сделать подлость. А потом ты привыкаешь. Рае было тяжело заставить себя обмануть, нарушить правила, потому что она никогда этого не делала. Но впоследствии она привыкла и стала поступать так регулярно. Её вынуждали соперники. Провоцировать Раю было опасно, потому что у неё наготове всегда был ещё более грязный приём, и она топила соперника в девяноста девяти случаях из ста. Она походила на очень маленькую, но ядовитую змейку, которая всегда неожиданно жалила оппонента в пятку. Рая привыкла успокаивать себя тем, что имеет право делать то, что делает, ведь деньги, которые она получает за победы, действительно очень важны. Можно и обмануть. Со временем Рая научилась спать спокойно.  

К Рае стали относиться по-разному. Её прозвали «шахматным киллером». Она считала, что не виновата, ведь они сами лезли в бутылку, а она всего лишь отвечала. К сорока семи годам Рае удалось многого добиться. Она продолжала вкладывать огромные деньги в производственные и научные отрасли в Царстве Белого Клыка, и теперь страна стала такой же процветающей, какой была до падения метеоритов. Все страны-соседи остались позади. Рая радовалась тому, что способствовала этим изменениям.  

В сорок семь лет Рая организовала один довольно хитрый, не совсем честный проект. Хотя это – кому как. Ей захотелось проводить мастер-классы. Побуждения у неё были хорошие: передавать свой большой опыт начинающим шахматистам, рассказывать о своей уникальной тактике. Хорошая идея. Но результаты оказались очень неоднозначными. Действительно, после мастер-классов Раисы шахматисты начинали играть гораздо лучше, общий уровень игры возрастал. В основном к Раисе приезжали шахматисты из стран, которые находились рядом с Царством Белого Клыка. Но эффект оказывался двойным. Когда Рая объясняла ученикам – можно назвать их так – свою тактику, она одновременно знакомилась с особенностями игрового мышления каждого из них. Незаметно для себя она запоминала, как мыслит тот или иной человек в конкретной ситуации, и, следовательно, как он играет. Она что-то поправляла в этом мышлении, но после мастер-класса она могла безошибочно читать игру любого, с кем она только что работала. Шахматисты из соседних стран и вправду многому учились у Раисы, они становились более конкурентоспособными на международных соревнованиях. Польза, конечно, была. Они становились сильнее, чем раньше, против любого, но только не против самой Раисы. После мастер-класса игра каждого из них становилась для неё совершенно прозрачной; она прекрасно видела все их ходы наперёд, и теперь она стала выигрывать у них гораздо чаще и легче, чем раньше.  

Раису осуждали эксперты и критики. Они называли её мастер-классы «хитростью и эгоизмом», заявляли, что, мол, «амбиции снесли ей крышу», «ей мало миллиардов», что она специально всё это организовала, чтобы оппоненты заранее раскрыли перед ней все карты. Эксперты сходились в том, что Раиса выигрывает от этих мастер-классов куда больше, чем те, кто у неё учится, хотя на словах она делала это именно для их блага. На самом деле так и было; Рая хотела прежде всего передать другим знания и опыт. У неё и в мыслях не было никакой корысти. Но Рая запоминала их игру, и получалось то, что получалось, ведь она не могла специально играть плохо. Благодаря своему проекту Рая выиграла ещё больше миллиардов. Все эти деньги, как и всегда, она отдала в государственную казну. Её не особо волновало, что о ней говорят эксперты, и победы по-прежнему радовали её, ведь лишних денег не бывает, особенно для страны. А ученики из соседних царств, несмотря ни на что, продолжали тянуться на мастер-классы. Раиса им не отказывала. Порой желающих было даже слишком много. Всем хотелось научиться чему-то важному, прогрессировать в игре, и мало кто задумывался о другой стороне медали – о полной уязвимости перед Раисой на любом Кубке после всего одного мастер-класса. Рая проводила мастер-классы бесплатно. Она хотела, как лучше для всех. Все шли к ней, забывая, что бесплатный сыр, как известно, в мышеловке.  

Когда Рая стала профессионалом, её образ жизни сильно изменился. Теперь её жизнь состояла из шахматных партий на Кубках и подготовки к ним. Готовилась Рая усиленно, расписывала свои ходы заранее на бумаге, сидела над доской часами. Она проводила за этим занятием гораздо больше времени, чем когда была любительницей. Это потому, что тогда это для неё было лишь увлечение, способ приятно провести время, а теперь – ответственность. Ответственность, которая давила на неё каждую секунду. Она всегда помнила, что успешный исход игры и деньги, которые она за него получит, – всё это важно не только для неё одной. Рая жила в огромном напряжении. Её мозг работал в режиме нон-стоп, почти без отдыха. По вечерам Рая, как правило, приезжала домой к мужу, и они ужинали вместе. Рая всё чаще отключалась. Уходила в какой-то другой мир. За ужином она могла обдумывать свои ходы в завтрашней игре. Она могла не выключить плиту. Засидевшись за доской, она могла обнаружить, что не обедала, или что вообще не ложилась. Рая похудела. Муж порой спрашивал, не заболела ли она. Иногда Рая не узнавала себя в зеркале. Муж чувствовал, что происходит нечто странное. Между ним и женой появилась стена, и она становилась всё выше. Прежняя Раиса исчезла, и на её место пришёл другой человек. Чужой. Незнакомый. Это порой пугало.  

Хотя у Раи был любящий муж, она всё чаще чувствовала, что на самом деле совершенно одна. Естественно, ведь некому было разделить с ней бешеное напряжение и запредельную ответственность. О том же думал и Александр, точно так же коротая вечера за шахматной доской. Они очень сблизились, но у них не было возможности видеться часто. Когда Рая заканчивала подготовку к матчу, и время близилось к часу ночи, она иногда набирала номер Александра. Они понимали друг друга с полуслова, ведь у них была одинаковая жизнь и одинаковые цели. Если они не звонили друг другу, то писали письма. Рае пришла в голову хорошая мысль: отправлять почтовых голубей с письмом к Александру. Она с мужем жила на природе, в собственном доме, и такие голуби у них были. Александр тоже нашёл такого голубя. Они писали о том, что их беспокоило: о тонкостях шахматных партий и о сложностях в играх, о вынужденных коварных ходах – Рая рассказывала, как мучается, применяя грязные приёмы, и Александр отвечал, что такое бывает и у него, о своей прежней жизни – Рая признавалась, как её бросали из-за невозможности иметь детей, и Александр успокаивал её. Дописав письмо, Рая запечатывала его в конверт, и голубь летел с ним к Александру. На рассвете письмо было доставлено, о чём сигнализировал удар голубя в окно. Александр вставал, открывал окно и забирал конверт; такие подарки он получал примерно каждые две недели. Лучшего подарка для него никто бы не смог придумать.  

Александр осознал, как относится к Раисе, внезапно. На следующей неделе нужно было уехать на шахматный турнир. Он захотел сообщить об этом жене.  

– Эля, мне нужно тебе сказать кое-что, – обратился он к Эльвире самым обычным тоном.  

– Кажется, я знаю, что, – ответила она как-то странно и вдруг вздрогнула всем телом. – Ты любишь Раису и, возможно, собираешься уйти из семьи.  

Саша был в ужасе: откуда жена это взяла? Но порой женщина может открыть мужчине глаза на его же собственные чувства, которые он сам пока вообще не осознает! До сего момента Саша не понимал, что любит Раю, а может, не хотел понять…но, тем не менее, это было так. Когда жена это озвучила, у него в голове что-то щёлкнуло. Как будто Эльвира повернула там какой-то ключ, который он сам не хотел повернуть. Он любит Раю. Ему открывает на это глаза жена. Как обухом по голове. Открытие.  

– Что за ерунду ты говоришь? Я всего лишь хотел предупредить: на этой неделе меня не будет дома, – попытался оправдаться Александр.  

– Ты хочешь уйти из семьи, – продолжала жена, будто не слыша его. – Войди в моё положение. Сейчас нельзя. У нас три дочери, и у всех них сейчас разгар переходного возраста. Характер у них, сам знаешь, не сахар. Они бунтуют против наших разумных запретов, периодически в знак протеста уходят на всю ночь, заставляя нас сходить с ума…они стали почти неуправляемыми, и трудно предсказать, как они отреагируют на наше расставание…боюсь, что ужасно! Я не справлюсь – не забывай, что их трое. Для девочек бесценны те две-три минуты каждый день, когда ты находишь время поговорить с ними. Ты не такой отец, как все остальные, а совершенно особенный. Надеюсь, понятно, почему. Девочки тобой очень гордятся. И если ты уйдёшь – это всё равно что у нас дома взорвётся бомба. Подумать боюсь, что они могут выкинуть.  

Пожалуйста, потерпи несколько лет. Дай им повзрослеть. Тогда они воспримут это адекватно, но не сейчас. Сейчас это будет для них травма.  

– Успокойся, Эля, – сказал Александр и обнял жену, – я буду с вами. Я никуда уходить и не собирался, хотя, наверное, очень хотел бы.  

Он погладил жену по голове; когда она совсем успокоилась, он спросил её только об одном.  

– Скажи мне, как ты залезла ко мне в душу? Откуда узнала об этом?  

– Знаешь ли, иногда ночью не спится, и я слышу ваши телефонные разговоры. Не знаю, о чём они…Да даже если бы и не слышала, я же всё-таки женщина. Поэтому вижу даже то, что очень хорошо спрятано. Не вижу ничего странного: логично, что она понимает тебя хорошо…А я тебя уже почти не понимаю!  

– Как смешно…что именно ты мне об этом сказала, – заметил Александр и рассмеялся. Грустная жена ничего не ответила.  

…Было обычное апрельское утро. Рая участвовала в восьмом в жизни Кубке. Пять часов утра. Звонок будильника. Через час ей выходить; она полетит на соревнования на личном вертолёте, который водила сама. Нужно успеть выпить кофе и достать шахматы, чтобы подготовиться к игре. Но подготовка в тот день сорвалась. Рая увидела, как белый голубь ударился о стекло. Она открыла окно и впустила птицу; он оставил письмо и улетел.  

Рая раскрыла конверт. Стала читать.  

« Рая!  

Это очень важно. Прочитай не второпях, а когда появится время. Очень надеюсь, что ты мне поможешь. Посмотри, что творится. Хаос на всех континентах. А всё потому, что Подземный Король, уже старик, хочет всё больше минералов. Подземное Царство торгует минералами с инопланетянами – благодаря этому они баснословно богаты. На Северном континенте многие царства отказались отдавать свои минералы, и Подземному Королю пришлось, как всегда, прочитать по бумаге заклятье и напустить на людей ураган. Половина города разрушена.  

«Не хотите, чтобы я снес вторую половину – давайте минералы», – вот его любимая присказка. Конечно, они согласны, – деваться людям некуда. По телевизору показали, что теперь он перекинулся на Южный континент, а ведь там он ещё никогда не хозяйничал. Буквально вчера. И там он устроил ураган, и там люди безропотно отдают минералы…а потом не понимают, как жить дальше на руинах…жалко их! Ведь всё было неплохо, пока там не появился Подземный Король. Скоро он побывает и на других континентах, половину планеты превратит в развалины. Руководители в моей стране объявили, что знают, как это остановить. Нужно построить подземный ход, который ведёт прямо в Подземное Царство, к тайнику царя. Там в красном ларце лежат бумаги, на которых написано заклинание, вызывающее ураган. Ларец не закрыт на ключ. Нужно пробраться туда (подземный ход единственный вариант), украсть заклинание и порвать его. Чтобы ни клочка не осталось. Заклинание такое сложное, что ни один подземный чародей не помнит его наизусть. Тогда всё изменится. Подземный Король больше не сможет заставлять кого-то отдать ему минералы, угрожая наслать ураган. Никто больше не будет грабить другие царства. Люди перестанут погибать от урагана, и кошмар на планете прекратится. Но нужно, чтобы подземный ход был невидимым. Только тогда нас не заметят. Чтобы он был невидимым, на полу тоннеля нужно уложить плиты из специального материала. И так – много-много километров, до самого тайника. Войдя в тоннель с такими плитами, любой человек сам станет невидимым. Тех, кто отправится за заклинанием, никто не заметит! Но купить эти «невидимые» плиты можно только у инопланетян. Они согласны продать плиты руководству нашей страны. Не удивляйся, что в то же время они торгуют с Подземным Королём; инопланетян не интересуют наши отношения здесь, ведь торговля есть торговля, и неважно, с кем её вести, раз выгодно. Об этой сделке знают только на другой планете и у нас, в Стране Краснокожих. Но проблема в том, что каждая такая плита стоит несколько десятков миллиардов. Моя страна не может себе позволить закупать такие плиты. Не по карману. Могу помочь только я. Если я продолжу играть на крупных шахматных турнирах – правда играть мне, наверно, придётся ещё лет десять – и буду выигрывать столько же, сколько раньше, я смогу половину каждого своего выигрыша направить на то, чтобы государство на эти деньги покупало у инопланетян плиты. Тогда начнётся строительство невидимого тоннеля. Мы уже об этом договорились. Почему я не могу отдать весь свой выигрыш? Руководитель моего царства просит, чтобы я по-прежнему вкладывал хотя бы часть денег в развитие производства, ведь мы по-прежнему сидим в глубокой яме. Тоннель должны успеть построить за тот период, пока я ещё продолжаю выступать. После меня его так и не достроят. У нас появилось несколько шахматистов-профессионалов, молодые ребята. Кто-то из них будет представлять Царство Краснокожих, когда я уже не смогу играть. Во-первых, никто из них не сможет играть так хорошо, как я, и их призовых за всю жизнь не хватит, чтобы закупить необходимое количество плит. Во-вторых, я знаю их, и они хотят прежде всего красиво жить, хотят особняк, и не один, денег им всегда мало…я уверен, что свои призовые они будут тратить на что угодно, но не на строительство тоннеля. Их это не волнует. Так что вся надежда на меня.  

Но после подсчётов выяснилось, что даже если я буду играть ещё лет десять и буду чемпионом почти всех соревнований, если я отдаю половину выигрыша каждый раз, этого хватит только на то, чтобы купить лишь половину плит, необходимых для невидимого тоннеля. Мы не сможем его построить. Но по расчётам получается, что если, скажем, ближайшие несколько лет ты будешь выступать на своём обычном уровне и каждый раз отдавать мне примерно треть своего выигрыша, то, если объединить твои деньги с моими, этого вполне хватит, чтобы моё царство купило ровно столько плит, сколько нужно. И если параллельно с закупками строить тоннель, то уже лет через семь можно будет добраться до тайника и порвать заклинание. Если этого не сделать, Подземный Король и тот, кто придёт после него, будет продолжать издеваться над планетой. Людям станет ещё хуже от ураганов.  

Я знаю, что сейчас ты можешь себе это позволить. Пожалуйста, поделись со мной. Пожалуйста, помоги нам сделать доброе дело.  

Напиши мне, как сможешь».  

На этом письмо Александра заканчивалось. Рае было некогда смотреть телевизор, но иногда ей попадались отрывки передач о том, что творит Подземный Царь на других континентах. Это было ужасно. После письма Александра ей захотелось плакать. И очень захотелось помочь. Она решила, что ответит сегодня вечером.  

Тут Рая посмотрела на часы. Десять минут седьмого. Кошмар! На кофе не оставалось времени; Рая быстро оделась, собрала волосы в пучок и выскочила из дома. Она устремилась навстречу новому дню, такому же безумно напряжённому, как и тысячи других.  

Вечером Рая вернулась домой. К полуночи она закончила свои шахматные занятия и написала Александру ответ. Она написала, что тоже осуждает действия Подземного Короля, и что она согласна выделять деньги на строительство подземного хода. Её последней фразой было: «Ты можешь на меня рассчитывать. Я тебе обязательно помогу». На счастье Раи, она не добавила в письмо ничего личного или сентиментального. Запечатав конверт, она отдала его голубю и отправила к Александру.  

Голубь должен был долететь до его дома рано утром. Когда солнце ещё не встало, птица пролетала над территорией, где в тот момент были белые ночи. Рядом находилась котловина, где начинался спуск в Подземное Царство. Из этой котловины вышел Подземный Царь; он собирался сесть в свой самолёт – в столь ранний час ему нужно было ехать на встречу к другому царю в одно государство. Неподалёку гуляли мальчишки – беспризорники. Ночь была светлая, и в небе они разглядели белого голубя. От нечего делать один из них прицелился в птицу из рогатки, и…попал! Голубь упал рядом с тем местом, где стоял Подземный Царь, и выронил письмо. Мальчишки засмеялись и убежали, а Подземный Царь заинтересовался конвертом. Его удивило, что конверт не подписан. Было написано только «от Раи». Когда он прочитал содержание, он был в ужасе. Сразу было понятно, какая именно Рая это написала. Строительство тоннеля означало крах стратегии Подземного Короля, который произойдёт рано или поздно. Царь стал думать, как этого не допустить. Вариантов было несколько. Забрать ларец с заклинанием из тайника и всегда держать его при себе? Так поступить нельзя, ведь в этом случае заклятье утратит свою силу, и его больше нельзя будет применить. Сократить все призовые на шахматных турнирах в десять раз, чтобы Александр не смог накопить на тоннель? Тоже не получится. Это решение придётся согласовывать с шахматной федерацией; Подземному Королю придётся объяснять, почему он хочет изменить им же самим установленные правила, хотя у Подземного Царства достаточно денег, чтобы выплачивать такие же призовые, как и прежде. Шахматная федерация будет против, ведь урезание призовых приведёт к тому, что произойдёт спад интереса к шахматам среди молодых. Пойти против мнения большинства не получится, пусть он и король. Оставалось ещё два варианта. Первый – попробовать вообще отстранить Александра от игр. Тогда он не сможет заработать деньги, нужные для строительства. Нет, не получится. Огромное количество людей наблюдает за его матчами, и если он будет отстранён, то все они возмутятся. Подземный Царь ничего не сможет объяснить. Конечно, он бы не погнушался и тем, чтобы физически устранить Александра. Подослать к нему человека, который его убьёт. Но и это проблематично: Александр публичный человек, всегда на людях, ездит по турнирам – трудно застать его одного. А свою дверь он не открывает кому попало. Но тут царя осенило: если Раиса не будет вносить свою долю в закупку плит, Краснокожим не удастся построить тоннель. Он понял: нужно надавить на неё.  

На следующий день, когда стемнело, Подземный Царь надел простую одежду, наклеил густые брови и искусственный нос – теперь его было не узнать. На своём самолёте он долетел до дома Раисы и постучал в дверь.  

Открыл муж Раи. На пороге он увидел горбатого старика в рубашке и поношенных джинсах.  

– Здравствуйте, мне нужно видеть Раису.  

– Вы по какому вопросу? – спросил муж.  

– Я по поводу организации её мастер-классов, хочу подать ей список зарубежных участников в этом году, – медленно сказал царь изменённым хриплым голосом. Сработало.  

Муж Раи впустил его в дом; старик поднялся по лестнице в комнату Раисы. Муж оставил их наедине.  

– Добрый вечер. Меня не предупредили, что вы придёте, но это неважно. Я вас слушаю, – сказала Рая и предложила гостю сесть.  

– Спасибо. Я хочу обсудить с вами вот это. – Гость положил на стол письмо, которое она писала Александру.  

– Откуда оно у вас? – в ужасе спросила Рая.  

– Только не кричи. Нельзя, чтобы слышал твой муж.  

Тут старик снял наклеенный нос, парик и брови. Рая ужаснулась. Это был Подземный Король. Как говорится, не верь глазам своим.  

– Неважно, как письмо попало ко мне. Случайно. Судя по письму, ты считаешь меня моральным уродом.  

– Не я одна, – ответила Рая, – многие другие, я уверена, тоже. Но никто не решается заявить вам об этом по причине вашей уникальной возможности – вызывать ураган.  

– Александр заводит с тобой разговор на эту тему впервые?  

– Да, только в этом письме.  

– В каких отношениях вы с ним состоите? Почему обращаетесь друг к другу на ты?  

Рая ответила то, что подсказывала интуиция.  

– Да ничего особенного. Приятели. Иногда, когда видимся, ходим в кафе.  

– Значит так, – продолжал старик, – ты как можно скорее пишешь ему, что не готова помогать в строительстве тоннеля. Этот человек никогда не отступает, поэтому любую вашу встречу он теперь будет использовать для того, чтобы тебя переубедить. Совершенно точно – он будет на тебя давить, пока не добьётся желаемого. Любыми методами. Может, будет угрожать. Чтобы не рисковать, ты больше не должна встречаться с ним. Кафе отменяется. Видеться будете только на общих играх. Переписываться с ним тоже запрещаю.  

– Но…  

– Никаких но! Он может оказать на тебя давление, а как ты себя поведёшь, никто не знает. Я лично буду следить за всем этим. И если вдруг я обнаружу вас где-то вместе, или, не дай Бог, узнаю, что ты переводишь ему какую-то часть своих выигрышей на ваше «благое дело», – в обоих случаях я сделаю страшное. И пусть обо мне думают что угодно.  

– Что вы сделаете?! – спросила Рая дрожащим голосом и тихо заплакала от страха.  

– Я прочитаю своё заклинание и направлю его на твою страну – на Царство Белого Клыка. Не смотри на меня так. От твоего царства останутся лишь черепки. Развалины. Будет ещё хуже, чем после метеоритного дождя сорок семь лет назад. Ты же этого не хочешь? Ведь теперь Царство Белого Клыка превратилось в процветающую страну. Процентов на пятьдесят – благодаря твоим вложениям в производство и науку. Если я напущу на твою страну ураган, она окажется отброшена на много лет назад. Всё будет как тогда: шалаши, люди без света и воды…Это произойдёт в один миг. Задумайся: во многом то Царство Белого Клыка, какое все знают сегодня, это твоё детище. Если я нашлю ураган, ты потеряешь его. Тебе есть чем гордиться. Не хочешь же ты, чтобы твоё царство вернулось назад, в средневековье? Не хочешь, чтобы эти семь лет твоих выигрышей оказались совершенно бесполезными? Не хочешь, чтобы твоей стране опять пришлось начать с нуля, даже с минуса?  

– Я знаю, что не хочешь, – утвердительно сказал старик. – Но, тем не менее, если ты не разорвёшь отношения с Александром и не будешь делать, как я скажу, всё именно так и будет.  

– Это же наглый шантаж! – заметила испуганная Рая. – Вы не посмеете сделать это!  

– Ещё как посмею. Клянусь своей матерью, я прочту заклинание, если ты не будешь меня слушаться.  

Это считалось самой страшной клятвой. Рае стало страшно. По тому, как царь говорил, она поняла, что это не пустая угроза и что он не шутит. Он вообще не любил шутить. Несмотря на то, что за шахматной доской Рая порой была акулой, в жизни её нельзя было назвать смелым человеком. Сюда добавлялась ещё и впечатлительность. Слова Подземного Царя вселили в Раю страх. Она представила, что может случиться, если она ослушается его…нет, лучше даже не представлять. Она поняла, что выбора у неё нет.  

– Хорошо. Я сделаю то, что вы просите, – сказала Рая.  

– Ну вот и прекрасно. Только без глупостей, – бросил ей на прощание старик, который уже наклеил брови и принял прежний, неузнаваемый вид. Он спустился вниз.  

– До свидания. Рад знакомству с вашей женой, – бросил он на прощанье её мужу.  

– Зачем он приходил?  

– Обсуждали мастер-классы, – ответила Рая супругу, не вдаваясь в подробности. Ну а что ещё она могла ответить?  

С того дня прошло полгода. Рае пришлось перестать общаться с Александром. Но она по-прежнему продолжала писать ему письма. Она, как и прежде, делала это ночью; голубь летел с письмом по ночному небу, и это было безопасно. Рая исходила из того, что днём Подземный Король может наблюдать за небом в подзорную трубу и сразу заметит её голубя с письмом, а ночью это почти невозможно. Риск всё же оставался, но очень маленький. Рая тайно передавала Александру часть своих денег для строительства невидимого тоннеля. Посылая письмо, она вкладывала в конверт свои ассигнации. Когда Александр получал письмо, он доставал эти бумаги и получал по ним наличные деньги. Средств было достаточно, и тоннель начали строить. Он был невидимый, и о нём знали только в Стране Краснокожих. Подземный Царь же, в свою очередь, почти не следил за тем, как Раиса соблюдает их договор. Он немного разбирался в людях; когда он сказал, что может наслать на Царство Белого Клыка ураган, он посмотрел в глаза Раисе. Он увидел в них страх и подумал, что смог её запугать и найти рычаг воздействия на неё.  

«Такой слабый человек не осмелится меня обмануть. Сделать это ей очень страшно», – рассуждал царь. Он был уверен в Раисе, но ошибался.  

Однажды Рая принимала участие в одном второстепенном турнире. Она провела захватывающий финал с Александром. Игра закончилась поздно – в девять вечера. На этот раз Александр взял верх. Через сорок минут должно было состояться интервью финалистов шахматным экспертам. Как всегда, Александр и Раиса собирались пойти в гостиницу – переодеться и передохнуть до интервью. Но события стали развиваться неожиданно.  

Они вошли в дверь, и Раиса хотела пойти в свой номер – сто третий. Он был на первом этаже.  

– Я очень хочу пить, – сказал Александр. Он жил в другом корпусе, к которому нужно было идти по длинному внутреннему переходу, как минимум, минут пять-семь. Во время матчей на столе всегда стоял стакан с водой, но Александр даже не вспомнил про него – так он был сосредоточен. А теперь вдруг очень захотел пить.  

– А давай зайдём ко мне, – предложила Рая. – У меня есть сок.  

Они вошли. По привычке – так она всегда делала, когда возвращалась – Рая зачем-то закрыла дверь на ключ. Она налила Александру сок.  

– Ой, зачем же я дверь закрыла! Давай, иди к себе.  

Рая стала открывать дверь. Но ключ был старый, и почему-то заедал. Они стали стучать. Им на помощь пришла какая-то девушка, и сообщила совсем не радостную новость: придётся ждать до завтрашнего дня. Сегодня у администратора – а ключи у неё – выходной, а появится она только завтра. Раиса и Александр узнали, что их откроют только в восемь утра.  

У них неожиданно образовался вечер, который им – хотят они этого или нет – просто придётся провести вместе. А им хотелось, и ещё как! Они и думать об этом боялись! Возникло чувство чего-то запретного и праздничного одновременно, чего-то, по чему они оба ужасно соскучились. Весь вечер они говорили. Нет, даже не говорили, а болтали. Болтали о том, что средний человек обсуждает за столом на юбилеях или просто тогда, когда дома есть чай и кусок торта. Вспоминали прошлое. Лучшие моменты. Раньше у них не было времени на такие беседы. В письмах они писали друг другу о шахматах; в последнее время Рая спрашивала, продвигается ли строительство тоннеля. Их занимало только это, ведь именно из этого и состояла их жизнь. В ней не было места обычным интересам и радостям. Рая говорила о том, как в школе любила алгебру и геометрию; Саша отвечал, что он это просто терпеть не мог. Саша рассказывал, как в молодости ходил тренироваться на корт; Рая возражала, что на физкультуре она, напротив, не могла отжаться ни разу, но ей выводили пятёрку, ведь по другим предметам она училась превосходно. Они смеялись, хотя, казалось, ничего смешного в этом не было. Более чем банальные истории. Так чему же они так радовались в тот вечер? Наверное, тому, что им дана уникальная возможность быть вместе сегодня, которая, вероятно, больше никогда не повторится – ведь любые их встречи под большим запретом.  

Поужинав соком и бутербродами с сыром, в полночь они легли спать. Рая поцеловала его, и оба решили, что живём один раз. Ту ночь они провели вместе.  

Александра разбудило утреннее солнце. Рая спала. Он понятия не имел, сколько времени. Они были вместе в первый и в последний раз. Он подумал, что Рая – это что-то райское. Райское яблоко, согласно Библии, человек попробовал лишь один раз, и это для него обернулось трагедией. Запретный плод, одним словом. Александр понимал, что она – его запретный плод и что это – единственный раз в жизни, когда он мог надкусить его. Этот миг ушёл безвозвратно.  

Часы показывали без пяти восемь. У него в голове мелькнуло, что сейчас придёт администратор и откроет их. Их увидят вместе. Рая спит! Они публичные люди; сразу снимки и информация в прессе. Катастрофа для Раи! Он разбудил её; они совершили чудо – привели в порядок обстановку за какие-то пять минут. Когда пришла администратор, Александр и Рая дежурно улыбнулись друг другу и попрощались так, как будто вообще друг друга не знали.  

Через несколько недель Рая почувствовала себя плохо. У неё кружилась голова. Рая пошла на обследование, и ей сказали…что она беременна! Она ушам своим не поверила. Если верить медицине, то Рая не должна была родить ребёнка вообще никогда, не то что в сорок семь лет. Она подумала: наверное, так надо, ведь всё неслучайно. Ну как это объяснить? Шансов стать матерью у неё всегда было один на миллион. Но вопреки всему…и именно от этого человека! Они с Александром – как два компьютера, на которые загружена одна и та же программа. Почему-то отцом ребёнка должен стать именно он, а не её муж, не кто-либо другой…Рая написала Александру. Конечно, будь они простыми людьми, будь Рая свободна от обязательств перед Подземным Королём, они бы просто поженились и стали растить ребёнка. Но им не то что жениться, им даже видеться нельзя! Они решили, что, когда ребёнок родится, он будет жить с Раей и её мужем; все будут думать, что это их сын. За эти девять месяцев Рая придумает, что сказать мужу, чтобы он принял ребёнка. Рая станет мамой, хотя уже и не надеялась, даже думать забыла, хотя в молодости много слёз из-за этого пролила. Что ни говори, счастье.  

Но в этом году Рае нужно было продолжать выступать на турнирах, а для этого она должна чувствовать себя нормально, кроме того, она не могла допустить, чтобы кто-то догадался, что с ней. Рая договорилась с суррогатной матерью, чтобы та выносила её ребёнка. Пересадку эмбриона провели ночью в одной подпольной клинике. Никто ничего не узнал, в том числе и муж Раисы. Рая предполагала, как объяснит людям появление ребёнка, ведь её никто не видел беременной: она скажет, что не носила ребёнка сама, отдала суррогатной матери из-за своего возраста.  

Девушка родила мальчика – в той же самой подпольной клинике. Ребёнка показали Раисе. Она посмотрела на маленькое лицо…и пришла в ужас, потому что это был вылитый Александр. К сожалению, она не сможет воспитывать сына дома вместе со своим мужем. Шила в мешке не утаишь, и рано или поздно люди заметят портретное сходство со всем известным человеком, скорее всего, через два-три года. Об этом узнает и Подземный Король. Слухи донесут до него эту информацию. Рая осознала, какие выводы он из этого сделает. Ему не составит труда выяснить, когда родился ребёнок, а значит, когда Рая забеременела. А ведь случилось это уже после того, как Подземный Король потребовал от неё разорвать с Александром любые отношения. Сейчас король думает, что сразу после их разговора она немедленно написала Александру в письме, что не будет содействовать финансированию тоннеля. А если Подземный Король узнает о ребёнке, тогда…что же получается? Что Рая забеременела уже после того, как наотрез отказалась помогать Александру осуществлять его планы? Такое невозможно в принципе! Если человек не хочет содействовать каким-то планам Александра, имея такую возможность, Александр не будет поддерживать с ним никакие близкие отношения. Ни дружеские, ни, тем более, любовные. Это было известно всем, и Подземному Королю в том числе. Все знали, из-за какого пустяка Александр чуть не расстался с женой в начале большой карьеры. Ему нравилось, как она поддерживает его перед матчами, словно заряжает энергией; без этой поддержки он всегда чувствовал себя неуверенно. Так вот, все знали, что больше десяти лет назад он потребовал, чтобы Эльвира уволилась из музея и только и делала бы, что сопровождала его на всех играх. Так было и по сей день. В одном журнале Эльвира даже рассказывала, что не хотела бросать работу, которая ей нравилась, и всё время ездить за мужем, но Александр поставил ультиматум: не сделаешь, как мне хочется – значит, расстаёмся. И женщина покорилась. Он мог её бросить, хотя речь шла лишь о какой-то моральной поддержке. А тут – Раиса может серьёзно помочь в важном деле, строительстве тоннеля, но не хочет этого делать – и Александр будет крутить с ней любовь? Абсурд! Это не в его правилах. Если Рая забеременела уже после сурового разговора с Подземным Королём – значит, она согласилась на условия короля только на словах, а на деле – обманула его, стала каким-то образом переводить Александру деньги на тоннель, в противном случае он бы больше ни разу не поцеловал её – надо знать Александра, и, вероятно, она помогает ему и по сей день…Так и было! Если король узнает о ребёнке, обман Раисы станет ему очевиден. И тогда – Рая ни минуты не сомневалась – он исполнит свою угрозу, сдует ураганом Царство Белого Клыка! Бедное царство наконец-то вновь вступило в эпоху расцвета, и тут…Это нужно Подземному Королю затем, чтобы Рая, как и семь лет назад, снова была вынуждена вкладывать все свои призовые в реставрацию разрушенных зданий и больше не могла бы себе позволить отчислить Александру ни копейки. Большое детище Раи, Царство Белого Клыка в нынешнем прекрасном состоянии, было Рае гораздо дороже, чем маленькое и плачущее.  

Задача Раи состояла в том, чтобы спрятать ребёнка, ведь только тогда он не попадётся на глаза Подземному Королю. У Раи была подруга, живущая на другой планете; Рая отдала сына ей – там о нём никто не узнает. Когда она отдавала сына в чужие руки, сердце разрывалось; вот и сбылась заветная мечта стать мамой! Для чего, спрашивается, она родила сына? Чтобы больше его никогда не увидеть? Она не помнила своих родителей, и сын не будет помнить её. Но для Раи это был единственный выход. Пришлось отпустить.  

Мальчика воспитала подруга Раи. Он жил на другой планете. Когда он был маленьким, подруга регулярно писала Рае письма о том, как у него дела. Рая, конечно, иногда грустила, что ей так и не довелось побыть мамой, но скучать ей, разумеется, было вообще некогда. Мальчик унаследовал от мамы аналитический ум. Когда он вырос, он отучился на том же направлении, что и Рая когда-то, и стал работать в центре вычислительной математики. Рае об этом уже не довелось узнать. В шахматы он иногда играл, но только для удовольствия. Ему рассказали о родных маме и папе, и он с пониманием отнёсся к ситуации, которая разлучила его с ними. Он никогда их не видел, но очень любил обоих. И очень гордился.  

В пятьдесят лет Рая осталась одна. Вроде бы всё было как всегда: за ужином Рая положила мужу рис, а сама в это время смотрела в планшет, на виртуальную шахматную доску; о еде она забыла.  

– Я сегодня защитился. Теперь я – доктор наук! – радостно объявил муж. Рая не слышала его – она думала о следующей игре.  

– Рая! – повторил он и толкнул её в локоть, чтобы она отреагировала хоть как-то.  

– А? – отозвалась она.  

– Мне кажется, я сейчас кое-что сказал, – обиделся муж.  

– Тебе мало риса? Ну положи себе сам, я не хочу отвлекаться по пустякам, – ответила Рая.  

– Ты меня в упор не видишь! Даже не слышишь моих слов! Я сказал, что сегодня стал доктором наук!  

– Да? Поздравляю, – протянула Рая без особого энтузиазма, – а теперь – пожалуйста, не мешай мне.  

Муж вдруг вскочил со стула.  

– Так больше не может продолжаться! – закричал он. – Почему мы с тобой до сих пор вместе? Мы же чужие! Я так больше не могу. Да и вообще – противно!  

– Что тебе противно? – не поняла Рая.  

– Да всё. Вот мы с тобой разговариваем, а ты смотришь не на меня, а в планшет. Улыбаешься сама себе. Уж не потому ли, что сегодня ты обыграла очередного новичка…фамилию не помню, юнца какого-то? Видел сегодня в утренней газете в шахматной колонке. Распирает от гордости? Или от восторга? Все титулы есть, чего ещё тебе надо?  

– А что в этом плохого? – возмутилась Рая. – Буду выступать, сколько сочту нужным.  

– Ничего плохого, но есть одно большое «но». Эти твои мастер-классы…ты скажешь, мол, я ничего в этом не смыслю, как я могу судить, бла-бла-бла…но это же мошенничество в чистом виде!  

– Какое мошенничество?  

– Тот же парень…которого ты нокаутировала сегодня. Он же летом был на твоём мастер-классе! Целых три раза! Ты проводила так называемые «учебные игры», чтобы по косточкам разобрать особенности его игры…и теперь у него, ясно, нет шансов против тебя. Ты поступаешь так со всеми. Всё время. Ты заявляешь, что твои мастер-классы полезны и выгодны для всех. Как бы не так: они выгодны только для тебя, что бы ты там ни говорила. Ты их заманиваешь. Вкусным сыром – в мышеловку. Они этого, за редким исключением, почему-то не понимают. Это гадко! Не дать людям выиграть ни разу!  

– Ты ничего в этом не понимаешь, – прервала Рая мужа. – Всё не так. Я просто хочу их чему-то научить. Они приходят. Их много. Я не могу сказать им «нет», и провожу мастер-классы. Конечно, я запоминаю особенности их игры…само так получается…я ж не виновата, что у меня хорошая память!  

– Хорошая память? Ну-ну, – продолжал муж. – Ты хоть понимаешь, как это выглядит со стороны?! Мне кажется, ты уже оторвана от реальности. Ужасна твоя ненасытность до титулов. Для тебя всё утратило смысл, кроме шахмат. Ты уже путаешь, где игра, а где жизнь. Тебе психиатра не поискать? Больная! Шизофреничка!  

Раиса не понимала, как такое может быть: её муж, замкнутый, даже зажатый человек, из которого порой даже слова не вытянешь, всегда вежливый, с тихим голосом…разговаривает с ней не просто грубо, а по-хамски! Кто бы мог подумать? Она решила поставить супруга на место.  

– А теперь послушай меня, крупный специалист, – сказала Рая голосом, гулким, как колокол, – закрой рот. И не смей меня оскорблять. Десять лет я выступаю на международных кубках. Я ценю каждую выигранную копейку. Вспомни наше царство, Страну Белого Клыка, когда я только начинала играть. Наполовину это было царство бомжей и трущоб, погрязшее в долгах. Стране нужен был спонсор, и я отдавала всё, что выигрывала. Взять последние пять лет – да, я думала о шахматах круглые сутки, много выигрывала, но для кого? Не интересовался, куда я призовые направляла? А я тебе отвечу. Лет пять назад были у нас бизнесмены? По пальцам можно было перечесть. Какой бизнес в нищей разрушенной стране? Никакой. Потому что, если хочешь заниматься большим бизнесом, нужен начальный капитал. И чем он значительнее, тем больше у тебя возможностей развернуться в бизнесе. Сегодня у нас в стране сотни успешных бизнесменов. Они прекрасно ведут свой бизнес в соседних государствах. Там они зарабатывают большие деньги, и ежегодно, следуя закону, отчисляют в казну нашего государства десять процентов своих доходов. Учитывая, сколько их, это немало! А как они открыли своё дело? Откуда они взяли начальный капитал? Благодаря мне! Их собственный стартовый капитал был смешным, и я помогла почти каждому из них – выделила по несколько сотен миллионов на развитие бизнеса. Благодаря этому сегодня у всех них миллиардный бизнес, и их огромные отчисления в казну способствуют процветанию нашей страны. А ведь их начальный капитал – это то, что я выиграла на турнирах, то, для чего я работала день и ночь, готовясь к играм. Не будь его – не было бы у них таких успехов в бизнесе, и наше царство не богатело бы за их счёт.  

Или другой пример. Сегодня мы – крупнейший в мире экспортёр автомобилей нового типа. А как всё начиналось пять лет назад? Наш автомобильный концерн стал закупать за рубежом двигатели нового типа, безвредные для экологии. Их делали лишь за океаном. Чтобы закупить достаточное количество двигателей и самим производить такие автомобили на экспорт, нужно было потратить на двигатели несколько миллиардов! У страны с отрицательным бюджетом таких денег не было. Я заключила контракт и выделила концерну свои собственные деньги на это. Те, что я выигрываю на турнирах. Благодаря большому трудолюбию сотрудников производительность концерна стала самой высокой в мире – сейчас мы выпускаем больше всех автомобилей нового типа, которые очень высоко ценятся, и имеем в год сотни миллиардов за счет этого! Наша страна богата! И если бы не я, ничего этого не случилось бы.  

Или вот ещё. Наши медики открыли способ лечения рака на основе биоинженерии. Пять лет назад много было разговоров про то, что нужно бороться с болезнью на клеточном уровне. Для этого нужно было следить, как болезнь проникает в каждую отдельную клетку, в её части. В нашей стране открылась огромная клиника, где стали за этим наблюдать. Клали туда раковых больных, и с помощью микролазеров проникали внутрь отдельной клетки, чтобы посмотреть, как её поражает болезнь. Так обследовали каждого человека. В результате медикам удалось создать искусственный аналог человеческой клетки, и наполнить эту клетку особым веществом. В области распространения рака человеку «вырезали» одну поражённую клетку, и на её место вставляли наш аналог. За два дня заключенное в эту клетку вещество растекалось по всему организму, и болезнь прекращала своё распространение дальше. Она останавливалась. Затем человеку с помощью технологий вырезали все больные клетки – это делается быстро – и заменяли аналогами. Теперь наша клиника – единственная в мире, которая лечит так рак – быстро и безболезненно, со стопроцентной гарантией. К нам едут со всего мира. На иностранных пациентах страна зарабатывает двадцать миллиардов в год. Мы всё богаче. Страна купается в золоте! Но скажи мне, кто открыл пять лет назад эту клинику? Кто выделил на неё большие деньги? Кто оплатил изготовление микролазеров – а ведь они ужасно дорогие? Опять же, я. Теперь мы самая процветающая страна на континенте. Мы стали жить по-другому. Теперь у нас бесплатные образование и медицина для своих людей – можем себе позволить. Как удалось за десять лет совершить такое чудо? Правильно, за счёт отечественного бизнеса, за счёт медицины, за счёт работы автоконцерна. А почему эти отрасли на такой высоте? Закон прост: если страна хочет получить финансовую выгоду от любого масштабного проекта, нужно что-то вложить в этот проект. И вложить, как правило, немало. Вносишь в развитие дела сто золотых – на выходе при успехе получаешь тысячу. Но эти сто нужно ещё где-то найти. Или сделать так, чтобы тебе их кто-то принёс.  

Вот я и приносила – больше было некому. И если бы я играла с теми, кто был у меня на мастер-классах, по-джентльменски, в поддавки, жалела бы их, ведь надо бедным мальчикам и девочкам выиграть хоть один титул в жизни…это было бы неправильно, хоть я ничего против них не имею. Если бы я из благородства сливала им игры лет пять назад, мне было бы нечего вложить ни в наш бизнес, ни в автодело, ни в медицину. Дошло до тебя, зачем я езжу на каждый турнир? Это всё делалось на мои деньги!  

Ты считаешь, что я оторвана от реальности, что я больная! Да как у тебя язык поворачивается? Сегодня все мы – Страна Белого Клыка – живём как в сказке. Эту сказку во многом написала я. Благодаря мне эта сказка – наша реальность. Как может человек, создавший новую реальность, быть оторван от неё? Ну как, скажи мне?  

Рая повернулась к мужу. Она так увлеклась своим рассказом, что не заметила: он давным-давно ушёл. Выглянув в окно, Рая увидела супруга: он вышел за ограду, катя с собой жёлтый чемодан. Он её даже до конца не дослушал. Муж Раи не умел мыслить горизонтами, его интересовало только то, что было под его носом. Свои проблемы, своя жизнь. Ему было абсолютно всё равно, бесплатны ли теперь в его стране медицина и образование, если это не касалось его лично, и чья это, собственно, заслуга. Теперь он защитил никому особо не нужную, или нужную лишь узким специалистам, докторскую, каких сейчас пишется предостаточно. У него не болит голова ни о чём другом. Что ж, так живут многие, и это, наверное, нормально, – рассуждала Рая.  

Она смотрела ему вслед. Она потеряла мужа, её брак распался. Выяснилось, что он считает её просто шахматной акулой, как и многие зарубежные эксперты. Рая задумалась: а много ли она потеряла? У неё был муж по паспорту, но его давно не было ни в жизни, за исключением совместных ужинов, ни в мыслях, ни в сердце. У неё не было времени и сил думать о нём – он ушёл на задний план. Теперь лишь штамп из паспорта уберут. Рая осознала, что ровным счётом ничего не изменилось. Даже странно.  

«Ну да ничего, – подумала Рая, проводив супруга взглядом, – ушёл, и ладно. И что я целый вечер перед ним распиналась? Пойду-ка я лучше готовиться к матчам».  

Рая вышла из комнаты, и её вечер пошёл дальше по обычному руслу.  

Через неделю Рая привыкла жить совсем одна. В двенадцатом часу ночи она вошла в свой дом, который забыла закрыть. У неё чуть не случился приступ, потому что в предбаннике сидел Подземный Король. Он был неузнаваем – в чужом парике и с наклеенным носом, как в их первую встречу.  

– Здравствуй, Раечка! Дверь надо закрывать.  

– Вы меня до инфаркта доведёте!  

– Нужно поговорить, – отвечал он, – это Александр меня до инфаркта доводит. Впустишь?  

Они зашли в комнату.  

– Ну что, муж, как я понимаю, ушёл от тебя. Не выдержал твоей бурной жизни, – обратился он к Рае.  

– Это вас не касается, – отрезала Рая, – и говорите, пожалуйста, по делу. Вы же неспроста пришли ко мне ночью.  

– Да уж, – заметил король. – Я тут узнал кое-что, и это меня насторожило. У меня к тебе появились вопросы. На днях я был в Стране Краснокожих. Как всегда, маскируюсь под обычного туриста, парик, искусственный нос – всё как полагается. Я спрашивал местных про строительство невидимого тоннеля. Они говорят, что у них есть счёт в банке, куда поступают средства для покупки особых плит. Я был поражён: оказывается, на данный момент тоннель построен почти на две трети! Ужас! Я подсчитал, сколько Александр выиграл за последние три года…он выиграл гораздо меньше…на эти деньги можно закупить плиты, которых хватит только на треть тоннеля…но никак не на две трети! Откуда у него деньги? Лет пять он ещё точно планирует выступать, и если он удержится на своём уровне, то для него вполне реально накопить достаточно денег, чтобы достроить тоннель до конца. Тогда моему царству крышка!  

Что это за деньги…может, у него есть какой-то бизнес дома, в Стране Краснокожих? Но об этом ничего не известно…в это верится с трудом – когда ты всё время на турнирах, у тебя просто нет времени заниматься ещё и бизнесом. А может, – тут он страшно посмотрел на Раю, – ты все эти три года переводила ему кое-что от себя – в обход нашего договора? Обвела меня вокруг пальца? Да, Раечка? – Подземный Король бросил на неё взгляд и ехидно усмехнулся.  

На счастье Раи, она быстро сориентировалась в ситуации и ответила на вопрос так, чтобы он её ни в чём не заподозрил.  

– Вы серьёзно? – будто бы удивилась Рая. – Вы же знаете, что мне обманывать вас невыгодно и даже опасно.  

Взгляд короля означал, что он поверил в искренность Раисы и что все подозрения у него отпали. Что ж, ей крупно повезло.  

– Значит, у него есть какие-то дополнительные источники дохода, – продолжал король. – Надо что-то делать. Я уже собирался…позвонить первым лицам Страны Краснокожих и потребовать, чтобы они закрыли строительство тоннеля – официально. Но я понял, что это глупо! Даже если я скажу им: прекратите, а не то я нашлю на вас ураган, – это ничего не даст. На словах их правитель согласится, но я не смогу проверить, прекратили ли они строить тоннель, потому что он невидимый. Я буду думать, что они свернули строительство, а на самом деле они будут продолжать, и когда они доберутся до заклинания в ларце, это станет для меня сюрпризом.  

Тут Подземный Король нахмурил брови. Он что-то придумал.  

– Эврика! – воскликнул он внезапно. – Нужно остановить его. Сделать так, чтобы Александр больше ничего не выиграл. Тогда он не закупит нужное количество плит до конца своей карьеры. Ему будет не на что! Послушай, Рая. Ты отлично душишь конкурентов приёмами, которые запрещены правилами. А почему ты никогда не используешь это с Александром?  

– Потому что у него весьма красивая игра, – отвечала Рая, – я и сама мэтр, поэтому не хочу рушить такую красоту. Мне просто жаль.  

– Что ж, придётся пойти против соображений красоты, – заметил старик. – Значит так: вы регулярно встречаетесь в финалах. В каждой игре ты применяешь против него самые грязные приёмы. Он вообще от тебя этого не ждёт. Тем лучше. Я знаю, ты хитрая, твои ходы почти незаметны. Используй это. Ты должна скрутить его в бараний рог, оставить без побед. Уверен – у тебя получится.  

Рая хотела возразить, что не согласна, но Подземный Король прервал её.  

– Ты же знаешь, что означает твой отказ, – сказал он. – Не задушишь Александра в игре – унесёт в небо мой ураган твоё Царство Белого Клыка! Ты же охраняешь свою территорию? Боишься этого?  

– Ладно. Сделаю так, как вы сказали, – ответила Рая.  

– Вот и умница, – заключил царь, – иногда приходится делать не то, что хочется, а то, что надо для твоего блага.  

После этого Подземный Король спустился вниз и ушёл от Раисы, скрипя своими старыми костями.  

Рае пришлось подчиниться. Надо сказать, справлялась она со своей задачей прекрасно: благодаря её грязным ходам Александр больше не одержал над ней победу ни в одном из финалов за следующие пять лет. Когда Раиса утопила его в самый первый раз, она написала ему потом письмо с объяснениями, о том, что ночью к ней приходил Подземный Король, о том, что она не могла иначе. В ответ она получила примерно следующее: «Я хотел положить конец мукам людей на других континентах. Ты не даёшь мне это сделать. Я тебе доверял, а ты меня предала. И не пиши мне больше».  

После этого он прекратил с ней всякую переписку. В этом был весь Александр. Рая предполагала, что так и будет, но должен же и он уметь поставить себя на чьё-то место! Она стала заваливать его письмами, где взывала к его разуму, например: «ты взрослый умный мужчина, понимаешь, что король не оставил мне выбора», «я разделяю твою мечту, но счастье родного Царства Белого Клыка мне не менее дорого», или «да пойми же ты наконец, что я, к сожалению, зависимый человек! »  

Но он по-прежнему молчал. Ответа не было. Рая мучилась. Во-первых, она лишилась общения с любимым человеком. Теперь она прекрасно понимала, что он – её любимый человек. Во-вторых, каждый раз, когда она применяла против него грязные приёмы, она чувствовала у себя внутри что-то скользкое и гадкое, словно и себе, и ему в душу наплевала. Во время матчей она старалась отводить от него взгляд. После таких игр у неё ужасно болела голова, и не помогало ни одно лекарство. Так Рая расплачивалась за то, что отрубила свои чувства.  

Но через несколько месяцев, к счастью, он стал писать ей письма, как раньше. Рая, как и прежде, отвечала. Это была для неё большая радость. Он писал, что принял сложившуюся ситуацию в их играх и полностью понимает Раису, но ему нужно было время, чтобы с этим смириться, и потому он не писал так долго. Они играли друг против друга и одновременно писали откровенные письма друг другу ещё пять лет.  

Когда Рае исполнилось пятьдесят пять, а Александру – шестьдесят, в его личной жизни произошли изменения. Он собирался уйти от жены к другой женщине – Лизе, которая была на двадцать пять лет моложе. Он познакомился с Лизой, когда ему было сорок; раз в пару месяцев даже при очень напряженной жизни он выбирался на природу, играл в теннис – прошлое давало о себе знать, отдыхал от шахмат; там с ним захотела поиграть спортивная и подтянутая девушка пятнадцати лет. Её звали Лиза. В шахматы Лиза тоже умела. Их объединяло то, что они оба были подвижные, не любили сидеть на месте, а также острый ум и целеустремлённость. С ранних лет Лиза знала, чего хочет. В свои пятнадцать она параллельно с учёбой уже вовсю занималась популяризацией фитнеса. У неё был свой блог, где она демонстрировала собственные комплексы упражнений на тренажёрах. Всё больше людей интересовались Лизой. Уже в юном возрасте она стремилась проводить свои фитнес-фестивали, но и так было много людей, которые этим занимались, и они были куда опытнее Лизы. Но девушка никогда не сдавалась, она рассуждала так: надо идти к своей цели, не дают дорогу сейчас – дадут позже, будет и на моей улице праздник.  

Отношения с Александром были такими, какие обычно возникают, когда ему сорок, а ей пятнадцать. Они выезжали раз в два месяца поиграть в теннис или просто на пикник; в удобное время, когда нужно было поднять настроение, он звонил Лизе, и она всегда могла рассмешить его. Ему нравился её юношеский задор; он относился к ней, как к дочке, и радовался, когда у неё что-то получалось. Лиза же воспринимала его и как второго отца, который поможет советом, и как лучшего на свете мужчину. Типичные мысли молодой девушки, но Лиза влюбилась на всю жизнь.  

Поначалу Лизе не разрешали проводить фестивали, говорили ей: «Сейчас куча таких как ты, среди них солидные люди, а ты-то кто? Неоперившийся птенец! Веди блог – и хватит с тебя! ». Но Лиза била в одну точку, искала возможности – и в итоге их нашла. Александр, известная личность, предлагал ей свою протекцию; у него были связи, и он мог бы кое с кем договориться, чтобы Лизе разрешили проводить фестивали, но Лиза отказалась от этого. Она хотела всего добиться сама, не любила, чтобы её кто-то продвигал; она была против блата.  

К тридцати годам Лиза стала фитнес-гуру номер один на континенте. Она часто ездила по разным странам. Она разработала комплексы упражнений, совершенно уникальные, для пожилых людей, чтобы те поддерживали себя в тонусе. Также она распространяла здоровый образ жизни среди детей и юношества. Александр стал относиться к Лизе иначе. Теперь это были отношения двух зрелых, сильных личностей, которые многого достигли. Он больше не мог заигрывать с ней, как с ребёнком. У него появилось уважение к Лизе. Примерно тогда же их отношения перестали быть платоническими. Александр поймал себя на том, что Лиза в зрелом возрасте внешне чем-то напоминает Раю. Похожая фигура, похожие волосы, похожая походка. Он знал, что с Раей ему никогда не быть; он сильно хотел быть с Лизой, как с кем-то похожим на Раю. Он обнимал Лизу и представлял Раю на её месте. Александр чувствовал себя виноватым перед женой, но остановиться не мог. Когда ему было пятьдесят пять, он стал замечать, что у него появились проблемы с концентрацией внимания. Он проигрывал более молодым конкурентам. Неожиданно Александр обнаружил, что почти все его соперники моложе, чем он. В его деле это был важный фактор: с годами у тебя уже не такой острый ум, и тебе сложнее проводить подготовку качественно. Неосознанно Александр стал стремиться проводить с Лизой как можно больше времени, и это прекрасно действовало на него: находясь рядом с энергичной молодой женщиной, он сам чувствовал себя моложе, чем есть, и был готов к новым свершениям. «Пока она со мной – я молод», – так говорило ему его подсознание. Лиза была чем-то тонизирующим и омолаживающим; благодаря встречам с ней он наладил концентрацию внимания, стал соображать, как в лучшие годы, и все проблемы ушли. Она, конечно, не знала, какую функцию для него выполняет; узнала бы – обиделась.  

Сама Лиза не думала о том, могут ли их отношения перерасти во что-то большее. У неё не было потребности в семье: она жила насыщенной жизнью, и ей нравилось быть загруженной всё время. Каждый её день был расписан. Лиза даже гордилась своей самодостаточностью, тем, что ничего не требует от Александра, что не заставляет его себя обеспечивать, вообще, никак не обязывает его.  

Но в тридцать пять лет Лиза узнала, что ждёт ребёнка – мальчика. И тут у неё произошёл перелом. Лиза вдруг поняла, что очень устала всё время чего-то добиваться, устала от своей бурной деятельности; ей захотелось расслабиться, чтобы Александр был рядом, заботился о ней; кроме того, она считала, что мужчина несёт ответственность за ребёнка наравне с женщиной. Сам Александр вовсе не был сторонником свободной любви, просто с Лизой у него так получилось. Он хотел чувствовать себя порядочным человеком; Александр тоже осуждал тех мужчин, которые не хотели быть отцами своим детям, и не собирался становиться одним из них. Он понимал, что теперь он должен Лизе. Должен, как порядочный человек, жениться на ней.  

Для этого пришлось поговорить с Эльвирой. Когда-то она просила его остаться, подчёркивая, что у дочерей трудный возраст. Теперь бояться было нечего: трудный возраст остался далеко позади, все три дочери превратились в молодых состоявшихся женщин, раскрывших себя в трёх разных областях. Своё дело они с Эльвирой сделали – вырастили их. Теперь можно было и поговорить.  

Когда Александр всё рассказал жене, она ничуть не разозлилась. Она заметила, что, раз родится ребёнок, это самое правильное решение. Он посмотрел на жену, и ему стало её очень жалко. По утрам Александр видел себя в зеркале уставшим и помятым, но жена выглядела гораздо хуже. Он вдруг понял: это всё потому, что она моталась за ним по всем турнирам, потому, что переживала его поражения гораздо тяжелее, чем он сам. Он этого даже не замечал. Бедная женщина.  

– Прости меня, Эля, – начал Александр и заплакал, а плакал он очень редко, – что я заставил тебя уйти из музея, чтобы ты поддерживала меня на турнирах. Я ведь украл двадцать лет твоей жизни. А теперь получается, что я ухожу, а значит, ты отдала мне их зря. Я тебя обманул.  

– Как ты можешь так говорить! – воскликнула Эльвира. – Это были мои лучшие годы. Я была рада поддерживать тебя, зная, что тебе это важно, ведь эти победы были так всем нужны! На твои деньги наша страна отстраивала разрушенные кварталы, да и много чего ещё! Знаешь, многим людям хочется чувствовать себя причастными к чему-то важному, если хочешь, к чему-то высокому. Это удел немногих. Я помогала тебе, и я будто прикоснулась к каким-то результатам твоих выигрышей. Спасибо тебе.  

– За что спасибо? – не понял Александр.  

– Спасибо за то, что ты был в моей жизни, – заключила Эльвира. – И помни: двери моего дома для тебя всегда открыты.  

Жена поцеловала Александра на прощанье, и он ушёл. На следующий день он расписался с Лизой. Уйдя от Эльвиры, Александр думал о том, какая же его жена всё-таки мудрая женщина, и о том, как жаль ему её молодости. Эта грусть не проходила у него несколько дней.  

Месяц спустя для Александра стало привычным то, что дома его ждёт Лиза и спящий новорождённый сын в кроватке.  

– Привет! – обратилась к мужу Лиза. – А мы как раз тебя ждём, – сказала она, указывая на сына. – Надеюсь, не забыл о наших планах на выходные?  

– О каких таких планах?  

– Ну как же! Я тебе говорила ещё неделю назад. Едем за границу, посмотришь мой фестиваль! Раз в год отдохнуть тебе можно.  

– Прости, Лиза. Я совсем забыл. В эти выходные мне надо готовиться к матчам.  

– Опять? Ну ладно, я уже ничему не удивляюсь. Кстати, о твоих матчах, – заметила Лиза, – я тут недавно смотрела повтор одной твоей игры. Ты играл против правил. Просто крушил того мужчину…как хищник.  

– Ты же знаешь, что это обычная практика. Иначе не выиграть. Как они со мной, так и я с ними.  

– Но для меня это странно, – продолжала Лиза, – что со мной, дома, ты такой добрый и заботливый, а там…ты просто уничтожаешь всех! Как это у тебя может совмещаться?  

Александр удивился. Первая жена была его тихим обожателем: уважала то, что он делает, и никогда не вмешивалась в сам процесс и, тем более, не критиковала. Лиза же в выражениях не стеснялась.  

– И ещё, – добавила Лиза, – я тут познакомилась с одним молодым человеком из нашей шахматной федерации. Огромное количество людей ждёт своей очереди. Они очень хотят представлять нашу страну на международных Кубках. Может, не очень красиво, что я говорю тебе об этом, но, по-моему, тебе пора подвинуться.  

– Это в каком ещё смысле?!  

– В том смысле, что ты, и только ты, представляешь нашу страну на всех турнирах. Другие тоже хотят! Когда ты выиграл первый Кубок, тебе было сорок, а сейчас – уже шестьдесят! Это нормально?! Наверное, ты уже привык к своему особому положению! Нравится, когда в аэропорту тебя встречают с разноцветными флажками с очередным Кубком и бросаются на шею! Успокойся уже. Понятно, что ты лучший, но уже хватит! Дай дорогу молодым! Они ждут; поставь себя на их место! Вспомни то время, когда я пыталась добиться права проводить фестивали, но ко мне никто не прислушивался только потому, что мне пятнадцать лет! Ты сам говорил: они не правы, потому что верят лишь тем, у кого опыт, и не дают дорогу молодым! А ты-то чем лучше?!  

– Не сравнивай, Лиза, – отвечал Александр. – Да, я амбициозен, но это лишь малая часть моей мотивации. Я действительно привык, что меня радостно встречают каждый раз в аэропорту, и мне трудно представить, что может быть по-другому. Но в основном я играю не ради амбиций. В нашей государственной казне не так много средств. Они все уходят на зарплаты людям. Но в отдалённых уголках страны всё ещё нет света, да и электричества вообще, нет чистой воды. Государство не может себе позволить выделить средства на строительство трубопровода, чтобы туда доходила чистая вода, а также на то, чтобы построить там тепловую электростанцию. Также нужно построить железную дорогу, которая соединяет эти районы с остальной страной. Государство не может выделить денег и на это. Я договорился оплатить из своего кармана все эти проекты. Там миллиарды. Их мне нужно выиграть в ближайшее время; этих денег очень ждут. Чтобы их получить, мне кровь из носа нужно играть ещё несколько лет. Так что пока я не могу уйти.  

– Но у нас много достойных ребят! Пусть они поедут на Кубок вместо тебя, и я уверена – они выиграют столько денег, столько надо.  

– Да нет же, Лиза! – закричал Александр. – Пойми же: они середнячки. Их предел на Кубках – одна восьмая финала, и всё. Ни через год, ни через два нужных денег не дождёшься. А нам позарез нужна эта железная дорога, да и без электростанции людям никак нельзя. Поэтому я должен остаться. Выступать за нашу страну должен я, и никто другой.  

Но Лиза словно не поняла, что Александр хотел ей сказать. Она продолжала обвинять его в излишней амбициозности, что было верно лишь отчасти; она кричала, перешла в наступление, и в итоге он ей сильно нагрубил.  

– Не надо меня оскорблять! Я стала твоей женой не для того, чтобы ты грубил мне! Ребёнок будет расти и это видеть? Ну уж нет! Я ухожу. Ты знаешь, что я сама могу позаботиться о себе и о сыне!  

После этих слов Лиза ушла вместе с сыном. Александр понимал, что это она сгоряча, и не останавливал её. Даже если насовсем, он не особенно переживал. Ему было хорошо с Лизой, но не более; это не трагедия. Он был спокоен; пусть поступает, как хочет. Но через три дня Лиза вернулась, простила его, и он принял её обратно. Всё стало как раньше.  

Александр и Раиса играли свой очередной Кубок – пятнадцатый и двадцатый по счёту. В финале Раиса опять собиралась применить против Александра грязный приём, чтобы не допустить его победы, но поняла, что очень не хочет этого делать. Рая недавно слышала о том, как Подземный Король продвигается вглубь Южного континента; его ураган уносит всех тех людей, кто отказывается отдать ему свои минералы. Рая прикинула, что если бы эти пять лет она не портила игру Александру, он уже давно закупил бы достаточно плит, чтобы до конца достроить тоннель, и заклинание было бы уничтожено. Это могло бы случиться уже год назад. А она мешала! Если бы не её поведение, не её блокировка побед Александра, в этом году уже не стало бы новых страдальцев, которые потеряли дом из-за урагана! А теперь тоннель точно не будет достроен в обозримом будущем. А когда будет и будет ли вообще – неизвестно…Если бы только она была свободна! Если б только она могла играть так, как ей хочется!  

Рая хотела сделать нечестный ход. Но вдруг, когда она притронулась к шахматной королеве, у неё страшно заболела голова. Она почувствовала, что голова вот-вот разорвётся. Она убрала руку, а затем пошла по-честному, без всякого обмана. Это была первая её честная игра с Александром за последние пять лет. Александр одержал победу и выиграл три миллиарда. Мысленно Рая порадовалась за него; на часть этих денег Страна Краснокожих закупит где-то пятьдесят плит для тоннеля. Но это уже ничего не решит.  

Все эти пять лет у Раи внутри были установлены весы с двумя одинаковыми по весу чашами, которые хотят склониться в одну сторону, но почему-то всегда склоняются в другую. Теперь её в лучшем случае ждёт ужасный разговор с Подземным Королём. Он её найдёт. А что же в худшем? Это было не столь важно, потому что она уже его ослушалась, к сожалению.  

После игры они с Александром пошли в гостиницу – в номера. Они ехали на четвёртый и шестой этаж на одном лифте. Вдруг лифт встал. Александр повторно нажал кнопку, но это не сработало. Он вызвал диспетчера; тот ответил, что откроет их через час.  

Было понятно: им с Раей дано время, чтобы что-то сказать друг другу. Как в ту ночь восемь лет назад, когда у них не открывалась дверь. Александр стал рассказывать ей о своих мыслях, которые возникли в последние дни.  

– Рая, – начал он, – мне уже шестьдесят. В этом возрасте человек подводит какие-то итоги, что-то вспоминает. Один журналист спросил меня – какие моменты самые счастливые в моей жизни? Я стал вспоминать Эльвиру, как старшая дочь сказала слово…как первое слово сказал мой сын…как проводил время с Лизой – и…вдруг понял, что это всё для меня пустое. Ужас! Получилось, что мои дорогие моменты – все за шахматной доской. Это единственное, выходит, что было для меня по-настоящему важно. Ведь мы с тобой играем вместе уже, страшно сказать, пятнадцать лет.  

– Да! Ведь этой осенью пятнадцать, – ответила Рая. – Партия длиною в жизнь. – После этих слов она рассмеялась – громко и невесело.  

– Да, целая жизнь, – подтвердил Александр.  

– А почему именно мы? – продолжала Рая. – Почему? Что это – врождённые особенности, которые предопределили нашу судьбу? Или так совпали факторы, которые повлияли на нас? Наверное, и то, и другое.  

– Точно, – вторил Рае Александр. – И то, и другое. Мы выполняем свою функцию в этой жизни. Она у нас не та, что у большинства людей. Ты выигрывала и выигрываешь деньги, очень важные для Царства Белого Клыка, а я – для Страны Краснокожих. И не могу себе позволить остановиться. Да, у нас нет личной жизни. Она рухнула, или была лишь формально, потому что мыслями мы всегда за шахматной доской. Не хватает нас ни на что другое. Да, сейчас я женился на Лизе. Но Лиза всё чаще смотрит на меня с укоризной, понимая, что я думаю только о шахматах, а она для меня вроде интерьера в доме. Она замечает это всё чаще; возможно, это приведёт к тому, что она сама уйдёт от меня. Но я не могу отвлекаться на то, чтобы наладить с ней отношения; мне нужно думать о том, как выигрывать следующие игры. Я недоволен? Хотел бы я вернуть всё на двадцать лет назад и прожить их иначе? Пожалуй, нет. Я ничего не поменял бы.  

Что сегодня на тебя нашло, Рая? – вдруг спохватился он. – Почему ты играла честно? Ведь Подземный Король тебя убьёт!  

Раиса была в шоке. Александр, который хотел разорвать с ней отношения из-за того, что она зависит в своих действиях от Подземного Короля, вдруг вошёл в её положение. Как это для него необычно!  

– Теперь уже неважно, – отрезала Рая. – Я очень хочу быть с тобой. Пять лет я делала то, что мне противно. Душила твою игру. Не могла по-другому. Каждый раз при этом у меня болела голова, словно затем, чтобы остановить меня. Теперь у меня букет хронических заболеваний – может, и из-за внутреннего разлада. Я не знаю, сколько лет у меня ещё впереди. Может, десять, а может, и меньше. И я хочу прожить эти годы с тобой. Я, наверное, сделала всё, что должна была. Хватит. Давай оставим всё и поживём друг для друга. Я знаю один остров, далеко в Китовом Океане. Мы просто исчезнем для всех – испаримся. И нас никто не найдёт.  

– Я был бы счастлив, Рая, – отвечал Александр, – но есть большая проблема. Ты всё, что хотела, сделала, а я – ещё далеко не всё. Я должен играть ещё хотя бы три года. И если я исчезну для всех одновременно с тобой, то в Стране Краснокожих меня, публичного человека, за это осудят. На то есть причины. Они поймут, что между нами какая-то связь. Поймет это и Лиза. Пока мы с тобой будем на острове в Китовом Океане, она расскажет моему сыну про меня что-то очень плохое. Он вырастет с искажённым представлением обо мне. Не хочу. И, в конце концов, я столько сделал для Страны Краснокожих…чтобы люди, которые там живут, не говорили мне спасибо, а осуждали меня…этого я никак не могу допустить! Не могу я уйти с тобой, Рая. Или, может, я подумаю? Мне нужны эти три года. Дай мне время.  

– Я чувствую, что моё время уходит, – отвечала Рая. – Утекает сквозь пальцы. Не хочу его терять – тебя ждать. Так что если ты решил или не решил, у тебя один шанс сказать об этом – сейчас. Даю неделю.  

– Я подумаю, – сказал Александр и обнял Раю. В этот миг диспетчер открыл лифт. Равнодушное прощание – и снова отправились они в разные стороны, словно незнакомцы.  

Когда Рая вернулась с турнира домой, к ней снова приехал Подземный Король.  

– Прокатимся на моём самолёте? – спросил он. – Не желаешь увидеть свой город с высоты птичьего полёта?  

Понимая, что он что-то замышляет, и не смея ослушаться, Рая села в самолёт. Лётчик короля отвёз их на большую смотровую площадку. Оттуда открывался вид на самый большой автомобильный концерн в Стране Белого Клыка, на тот самый, который был мировым лидером по выпуску безопасных для экологии автомобилей нового типа.  

– Ну что, Раечка, нравится-то концерн, а? – нахально обратился к Раисе старик. – Нравится! А почему? Да потому что он приносит твоей стране сто миллиардов в год! – Он повысил голос. – Вздумала нарушить мои правила?! Поиграть по своим захотелось, да? Смело, очень смело. Ты должна мешать Александру, а в последний раз ты даже помогла ему победить.  

– Простите, простите, этого не повторится больше, – от страха шептала Рая.  

– Не знаю, не знаю, – пробормотал старик, – знаю одно – никто не будет нарушать правила повторно лишь в случае, если понесёт наказание.  

Тут старик достал из сумки красный ларец. Тот самый. Он достал из него заклинание.  

– Нет! – кричала Рая.  

– Да! – возразил ей старик. – А закричишь – снесу дом, где ты живёшь. Лучше уж концерн, не так ли? Это чтоб тебе неповадно было жалеть в игре Александра в следующий раз. Вот тебе наказание.  

Он открыл бумагу и стал читать по ней, бормотать что-то. Вдруг стены автоконцерна поехали вниз. Внутри были люди. Всё падало. Через секунду Рая видела внизу только груды металла.  

– Ну как тебе это, а? – смеялся старик. – Александр не должен продвинуться в строительстве подземного хода ни на метр. Ты должна душить его в игре. Поступишь по-своему ещё раз – та же участь, что и концерн, постигнет и другие предприятия Царства Белого Клыка. Ты же не будешь подставлять саму себя? Правда, Раечка? Теперь Царство Белого Клыка не досчитается ста миллиардов в год. Делай выводы.  

После этих слов Подземный Король улетел, а Рая осталась на смотровой площадке. Она плакала. Ей придётся делать то мерзкое, что приходилось последние пять лет. У неё снова нет выбора.  

Несколько дней подряд Александр размышлял над предложением Раи. Остров в Китовом Океане – это и его мечта. Может, и вправду махнуть уже на всё рукой? Но тогда его осудят. Последние годы Раиса проводила против него настолько хитрые приёмы, что обывателю казалось, будто Александр почему-то всё время сам проигрывает ей. Как специально. «Почему он стал таким беззубым? » – думали многие. Ряд простых людей в той же Стране Краснокожих предполагали, будто Раиса сотрудничает с людьми, приверженными идеям Белого Клыка. Сейчас эти идеи очень популярны в Царстве Белого Клыка среди молодёжи, там своего рода пугающий ренессанс. Полагали, что эти люди тоже, как и Страна Краснокожих, строят подземный тоннель, чтобы первыми добраться до заклинания Подземного Короля. Многие думали, будто бы деньги на закупку плит им выделяет Раиса, хотя это неправда, она никогда и близко не сотрудничала с этими людьми. Но, в отличие от Страны Краснокожих, этим людям из Царства Белого Клыка заклинание нужно не затем, чтобы порвать его, а затем, чтобы наслать ураган на своих соседей, как мечтал когда-то Белый Клык, и отобрать у них минералы. То есть эти люди хотят заниматься на самом благополучном континенте тем же, что делает сейчас Подземный Король на всех остальных материках, только в ещё больших масштабах. А если Александр исчезнет одновременно с Раисой, большинство людей элементарно догадается о том, какие между ними отношения, и тогда все воспримут последние «странные» проигрыши Александра как запланированные, будто он, находясь в близких отношениях с Раисой, специально проигрывал ей по взаимному уговору, и деньгами, которые она выигрывала у Александра в финале, она финансировала строительство тоннеля группой мерзавцев из Царства Белого Клыка. А Александр осознанно помогал ей в этом ужасном деле! Именно так все станут считать в Стране Краснокожих, если Александр и Раиса исчезнут, хотя всё это лишь досужие домыслы, какие обычно рождаются у широких масс обывателей. Когда-то Раиса общалась с этими людьми, но это всё в прошлом. У неё и в мыслях не было им помогать. У них нет средств на тоннель. Однако массы склонны верить слухам и легендам, даже если те – полная ерунда. Александр знал, что и Лиза верила домыслам относительно Раисы. Так что если он исчезнет вместе с ней, Лиза посмотрит на его последние поражения в ложном «новом свете» и будет говорить сыну, что его отец – нравственный урод. Нет! Александр знал, что он не заслуживает такой участи. Что может быть хуже для любого отца! Сейчас в Стране Краснокожих его любят, и есть за что; чтобы эта любовь сменилась плевками в его адрес – это уж точно несправедливо. Так что увы. Никакого Китового Острова не будет, к сожалению.  

Вечером Александр вернулся домой. Лиза была занята уборкой. Он заметил, что она открыла ящик его стола, чтобы протереть пыль. Там она нашла часть писем, которые ему писала Рая. Слава Богу, они находились в конвертах. Но на конвертах был нарисован знак, обозначающий любовь.  

– Саша, – позвала Лиза, – иди-ка сюда на минутку. Я замечала, что ты часто перечитываешь эти письма. Ты говорил, что они от друзей. Но это ведь любовные письма! Я, разумеется, конверт не открывала. Но, на мой взгляд, неправильно, когда у тебя есть жена, регулярно перечитывать письма от какой-то женщины, с которой у тебя когда-то был роман. Я честно рассказала тебе, кого я любила прежде. Я оставила всё это позади. Ты же любишь меня? Я предпочитаю честность. Мне хотелось бы, чтобы ты думал обо мне, а не об этом. Ты читаешь эти письма так часто, что это меня раздражает. Я хочу, чтобы ты положил их сейчас в камин, в огонь, и мы забудем об этом навсегда.  

Отношения с Лизой не всегда были гладкими: два сильных характера рядом – это довольно сложно. Лиза была упряма. Если он не сделает, что она просит, она вполне может открыть конверт и понять, что это за переписка. «Ах вот почему ты проигрывал ей! » – громко скажет Лиза, заберёт сына и хлопнет дверью. А потом будет говорить мальчику про отца всякие гадости.  

– Лиза, не читай это, пожалуйста. Могу же я иметь что-то, о чём знаю только я.  

– Ты предпочитаешь это мне, – отвечала Лиза, – и потому я хочу, чтобы ты бросил письма в камин. Прямо сейчас.  

К счастью, это была лишь треть писем – остальные Александр спрятал в другом месте. Вдруг ему захотелось самому показать письма Лизе, сказать, что он уезжает с Раей навсегда, но он понял, что такой поступок – безумие. Он бросил письма в огонь; глядя, как они горели, он думал о том, что предал свою любовь. Будто не сжёг письма, а уничтожил часть себя.  

Через две недели Александр и Раиса вновь встретились на турнире. Она собиралась применить грязный приём в самом начале, со второго хода; Рая делала это с отвращением, но она не могла играть по-другому. Она переставила фигуру на соседнюю клетку – и вдруг упала на стол, сбив даже стакан с водой.  

– Рая! Рая!!! – смутно слышала она жуткие крики Александра, что удалялись от неё всё дальше.  

Все страшно испугались, но всё уже было бесполезно. Сердце остановилось.  

– Разрыв сосуда головного мозга. Инсульт, – констатировал врач.  

– Возможно, наступил от нервного перенапряжения. Обычно бывает, когда человек долго носит какой-то стресс в себе, – заключил медик, когда Раю уже накрыли белой простынёй и увезли.  

На похоронах Александр старался плакать не больше, чем остальные, чтобы не привлекать внимания. Собралось много людей. Они говорили о том, что Рая была удивительная, что её усилиями в Стране Белого Клыка создан рай. «Раиса – и вправду райское имя», – сказал кто-то. Александру казалось, что это всё правильно, но только слишком пафосно. Потом все разошлись. Александру нужно было дать волю слезам. Но дома он не мог – там ребёнок, Лиза. И потому он пошёл в бар, где просидел несколько часов. Потом как ни в чём не бывало вернулся домой. Разве что глаза красные.  

Несмотря на его шестьдесят лет, Александра стали одолевать болезни, характерные для тех, кому за восемьдесят. Не было никаких недугов, была лишь невозможность подняться с постели, что говорит о том, что человек очень стар. И неважно, сколько ему лет по паспорту. Конечно, выступать он закончил, несмотря на большую объективную необходимость. Он вставал с постели всё реже. Лиза находилась при нём как сиделка.  

– Ты опять плохо себя чувствуешь? – спросила она. – Что с тобой? Ведь все анализы в норме!  

– Старость, – отвечал Александр.  

– Да какая старость?! Тебе шестьдесят!  

– Не трогай меня, пожалуйста, – сказал Александр строго.  

– Я тебя так люблю! Может, я могу чем-то помочь? – Лиза попыталась обнять мужа, но он отстранился.  

– А я тебя не люблю, – признался Александр. – И Эльвиру тоже никогда не любил. Любил другую женщину. Но сейчас её уже нет, и от меня будто отрезали половину. – Он вздохнул. – Послушай, что тебе скажу, Лиза. Не надо быть при мне сиделкой. Да, есть пары, где большая разница в возрасте, ещё больше, чем у нас, там жена порой заботится о пожилом муже, но там есть любовь. У нас её нет.  

– То есть как это нет?! – возмутилась Лиза. – Да неужели ты думаешь, что ты нужен мне лишь до тех пор, пока ты успешен и здоров?! Почему ты обо мне такого мнения?  

– Её нет. С моей стороны, – продолжал Александр. – Ты должна перебороть себя и забыть меня. Ты ещё встретишь хорошего человека, я уверен. Ведь ты для меня была наполовину мать моего сына, на которой я женился, чтобы выглядеть порядочным в своих же глазах, а наполовину – уж прости – средство для омоложения. Ты же не останешься со мной, зная это?  

– Это не так! Что ты говоришь?!  

– Я говорю правду. Уходи.  

– Я хочу остаться.  

– Уходи!!! – закричал Александр.  

И Лиза ушла, оставив Александра наедине с собой.  

 

Эпилог.  

Александр развёлся с Лизой. Никакого хорошего человека, вопреки надеждам Александра, она за всю жизнь так и не встретила. Он остался главным мужчиной в её жизни, впрочем, иначе быть и не могло, и никто не смог для неё заслонить Александра. Она приводила к нему сына, и он участвовал в его воспитании, как мог, хотя сил уже было немного.  

С Эльвирой у Александра сохранились дружеские отношения. Они периодически созванивались, причём звонила ему всегда она. На все вопросы Александр предпочитал отвечать, что у него всё прекрасно. Зачем же грузить человека своими проблемами?  

А чувствовал он себя и вправду неважно. Он всё время ощущал слабость. Занятие у него было одно – бесконечно перечитывать письма, которые ему писала Рая. У него осталось двести сорок её писем. Каждую строчку он читал по несколько раз, и ему казалось, что Рая где-то здесь. Но это, как ни прискорбно, было совсем не так. Он часто думал: если бы он тогда уехал с ней на остров в Китовом Океане, не думая ни о чьём мнении, если бы он не бросил её письма в камин…может, сейчас она была бы жива? Вполне возможно. Они провели за шахматной доской не год-два, как другие, а треть всей жизни. Страшно подумать. Жили в адском напряжении. А зачем?  

Партия длиною в жизнь кончилась. И кто в ней одержал победу? Бесспорно, Царство Белого Клыка, и, отчасти, Царство Краснокожих. Сейчас они в гораздо лучшем состоянии, нежели когда-то. Но не Александр и не Раиса. Александр понимал, что проиграл главное в своей жизни – так и не обрёл счастья с Раей, хотя должен был. Он очень об этом жалел. Рая вообще проиграла по всем статьям – умерла в пятьдесят пять лет. И никакие её победы этого не перекроют. Какой теперь смысл?  

Смысл, конечно, всё-таки был. Александр вспомнил, как в ранней юности его учили тому, что нужно ставить общественное выше личного. А нужно ли? Их с Раей объединяло то, что они много лет ставили общественное выше, и весьма успешно; они достигли прекрасных результатов. Но хорошо ли это лично для них? Однако именно поэтому они были друг другу так близки и понятны. Никто не мог понять Александра лучше Раи. И наоборот. Наверное, потому, что они в определённом смысле были похожи. Александру стало грустно – теперь поговорить не с кем.  

Они с Раей – два странных человека, – рассуждал он. Что думают о них близкие люди, их бывшие спутники жизни? Считают их последними эгоистами. А за что? За наплевательское отношение. И совершенно справедливо. А что думают о них остальные люди, которых во много раз больше? Вероятно, относятся к ним и их делам с уважением. Логично, ведь не может здесь быть так, чтоб и волки сыты, и овцы целы. За всё нужно платить – порой слишком высокую цену. Вот они и заплатили.  

Так и проходили дни, месяцы, годы Александра; он с головой погрузился в письма Раи – она всегда была с ним. Он умер ослабленным в восемьдесят два года. Письма он попросил сжечь и запретил читать, но Лиза нарушила этот запрет. Она сохранила письма и кое-кому всё рассказала, потому-то мы и знаем эту историю. Вопреки предположениям Александра, никто из его близких не был на него в обиде; после его смерти они стали гордиться им ещё сильнее, чем прежде.  

А кто же стал играть за Страну Краснокожих на Кубках, когда Александр отошёл от дел? Все понемногу. Год – один человек, затем столько же – другой. Никто из них и близко не играл так, как Александр. Мелкие по меркам Кубков выигрыши, которые доставались им раз в жизни, они полностью забирали себе; теперь никто не закупал плиты на строительство тоннеля, так что за двадцать лет он как был построен лишь на две трети, так и остался; воз и ныне там. Изменится ли что – неизвестно.  

А что же Подземное Царство? Король умер ввиду преклонных лет, и теперь на его месте племянник. Всё то же вторжение на разные континенты, всё то же запугивание людей ураганом ради высасывания минералов, всё та же продажа минералов инопланетянам и получение огромной прибыли. Человек, который всем этим заправляет, сменился, а суть действий – нет.  

Долго ли так будет продолжаться? Скорее всего, да. Но есть надежда и на положительный исход. В этом году сын Лизы, уже взрослый молодой человек, участвует в национальном отборе на Кубок. Способности у него на уровне отца, так что эксперты полагают, будто он сможет задержаться на Кубке лет на пять, как минимум. Если он выиграет шахматную корону раз несколько, то он вполне может купить на эти деньги невидимые плиты и достроить тоннель, чтобы уничтожить ненавистное всем заклинание. Возможно ли это? Вполне. Во всяком случае, нужно надеяться на лучшее.  

 

Август 2019  

 

 

| 447 | 4.44 / 5 (голосов: 9) | 18:12 09.05.2020

Комментарии

Stradivarius20:50 06.06.2020
danilianno, вы бы, друг мой, за речью то следили. Если вы критик "артхауса", то вам тут не место. А коли критиком стать хотите, то научитесь аргументировать свои "высказывания".
Lyrnist22:19 04.06.2020
Это какая-то сказка, причём, экономически нелепая. Для сказки - позволительно, но у вас в другом мире действуют политики с человекообразной психологией. Я не дошёл до шахматной истории, потому что всё превращается в сказку значительно раньше. Если предположить, что привитель некой сильной страны - нормальный, то зачем ему снаряжать к соседям - менее развитым какую то воровскую экспедицию, если он может обыкновенно захватить богатый участок земли? Да, конечно, потери, но в реальности на такие потери идут. Вон хонто посчитали, что им нужна энергия Кольца и напали на Королевства, которые им мешали до тогог Кольца добраться, не смотря на сдерживающие факторы в виде ОМП. А уж исторически то - на уровне копий и мушкетов, правители всю дорогу делили сопредельные карьеры...
Yalinka11:56 18.05.2020
Читала на одном дыхании. очень мне понравилось. Успехов в творчестве. до новых встреч.
Danilianno17:47 14.05.2020
Убожество
Danilianno17:46 14.05.2020
Комментарий удален
Milantelinbert20:13 11.05.2020
можно было разделить на главы

Книги автора

Окна в реальность
Автор: Polinarepina98
Рассказ / Мемуар Реализм Философия
Господа, начало рассказа может показаться вам фантастическим. Но, если хотите почитать фантастику, вам не сюда. Лучше откройте Брэдбери. Милые дамы, не ищите здесь страстной любви. Разочарую: её тут н ... (открыть аннотацию)ет совсем. Почитайте "Анну Каренину". Здесь есть тема религии. Но, если хочется спокойных глубоких размышлений, то это не тут, а в Библии. Наконец, здесь много о школе и уже не о школе. Но если, юный друг, ты хочешь прочитать о бунте подростка против общества, ты снова ошибся дверью! Тебе к Стейс Крамер. "А о чем тут тогда?" - спросишь ты, юный или уже не юный читатель. А о том, что есть на самом деле. Откроешь - узнаешь. УЖ ЧТО ЕСТЬ, ТО ЕСТЬ.
15:26 04.07.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Одинокий стул 18+
Автор: Polinarepina98
Стихотворение / Поэзия Политика Философия
Однажды мне приснился сон. Много людей, в основном мужчины, сидят на стульях, образующих круг. Они что-то празднуют. Только один стул стоит вдалеке, обособленно. На нем сидит человек; в его сторону из ... (открыть аннотацию) круга летят камни. Кто он? За что эти люди так злятся на него? Я заговариваю со страдальцем…
18:06 09.05.2020 | 5 / 5 (голосов: 12)

Тайна волшебного зеркала
Автор: Polinarepina98
Роман / Проза Фантастика
Аннотация отсутствует
18:00 09.05.2020 | 5 / 5 (голосов: 3)

Си Ши наших дней
Автор: Polinarepina98
Повесть / Проза Фантастика
Аннотация отсутствует
17:51 09.05.2020 | 5 / 5 (голосов: 4)

Хорошая дурная мать
Автор: Polinarepina98
Поэма / Поэзия
Древний Китай. Молодой чиновник знакомится с удивительно серьёзной и разумной девушкой Хунлань. Они женятся. Рождаются два сына: Данао, который живёт по уму, и Синьцзан, который живёт по сердцу. Они в ... (открыть аннотацию)ырастают. Муж Хунлань строит блестящую карьеру при императорском дворе, но не потому, что хочет этого, а потому, что жена по честолюбивым причинам подталкивает его к этому. Детей Хунлань воспитывает в строгости, не проявляя к ним любви...
19:26 07.05.2020 | 4.66 / 5 (голосов: 3)

Новая жизнь
Автор: Polinarepina98
Рассказ / Проза Фантастика
Действие происходит во времена некогда исчезнувшей древней высокоразвитой цивилизации. Юная художница Лю знакомится с молодым медиком Яо. Он рассказывает ей, что стремится создать эликсир молодости, х ... (открыть аннотацию)отя многие поднимают его на смех. Он хочет осуществить мечту своей талантливой одноклассницы Динчжер, которой после замужества непонятно почему пришлось бросить науку. Яо любит её ещё со школы, но она всегда относилась к нему как к посредственности и в результате вышла замуж за другого...
19:22 07.05.2020 | 5 / 5 (голосов: 6)

В поисках счастья
Автор: Polinarepina98
Повесть / Фантастика
В жизни 16-летней Канаи всё ужасно: отец сидит в тюрьме за связи с криминалом, мать выпивает и издевается над дочерью, в школе Канаю презирают. Девушка впадает в отчаяние. Она случайно знакомится с уч ... (открыть аннотацию)ёным по имени Сюагань. Он подключает своё изобретение – сложнейший аппарат, определяющий способности человека – к её мозгу. Выясняется, что девушка обладает способностями экстрасенса, но в её роду они были развиты отрицательно...
19:20 07.05.2020 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020