Строй

Рассказ / Военная проза
О судьбе человека побывашего во время войны в концлагере
Теги: Война строй концлагерь

Предисловие.  

Война – это самое жестокое и не любимое слова.  

Вспоминая события прошедшей войны 20 века по рассказам поколения отцов и дедов, услышанные в детстве, хочу поведать вам рассказ одного из моих земляков.  

Побывавшим на краю Ада, оставшимся в живых в этой страшной войне, посвящается этот рассказ.  

Строй  

Голодные и обессиленные мы попали в окружения под Мясным Бором. Безприрывные обстрелы, бессонные ночи, отсутствие еды и боеприпасов в таком неприглядном виде были остатки нашей роты. Питались мы корой с деревьев, варили суп, добавляя кусочки ремней и керзовых сапог, снятых с убитых бойцов. Единственным деликатесов были семена еловых и сосновых шишек. Очень хотелось курить. Немцы разбрасывали листовки с самолётов, мы подбирали их делали самокрутки листва и иголки вместо табака. Но приходилось делать это тайно, так как политрук под страхом расстрела, запрещал нам читать их и мы должны были отдавать их ему. Капитан и политрук о чем спорили. Вдруг раздался выстрел, капитан застрелил политрук. Ни кто из нас даже не обратил на это внимание. Ибо бойцы гибли почти каждый час отобстрелов от голода, многие были обезумевшие от бомбежок. Немцы сбрасывали с самолётов пустые бочки с отверстиями, этот звук наводил просто ужас многие не выдерживали. К тому же не у всех было оружие. Капитан приказал нам построиться и двигаться за ним. Куда он нас вёл мы не знали.  

Но оказались окружённый немцами. Немцы разоружили нас предложив нам еду. Набросившись на еду никто не собирался сопротивляться. Нам были розданы листовки, призывающие нас вступить на борьбу и уничтожения коммунистов. Затем заперли в уцелевшем скотным дворе. Все тут же попадали на пол и прижавшись друг к другу мы уснули. Разбудили нас рано утром, выдав лопаты, погнали копать траншеи. Так нас продержали две недели, заставляя рыть траншеи. Кормили плохо. Поздно вечером нас словно скот пригоняли во двор. Больных, кто не мог встать фашисты выводили на улицу и тут же расстреливали. Трупы так и оставались лежать, разлагаясь рядом со скотным двором, издавая ужасный запах. Страх охватил многих. В таком состоянии нас вывели и построили перед скотным двором. Приехали высокопоставленные немецкие офицеры, а с ними один высокий в штатском. Кто-то в строю прошептал, что это командующий нашей бывшей армии. Он и обратился к нам призывая нас служить в Русской освободительной армии, призывая нас убивать коммунистов. То есть воевать против своих. "Кто хочет служить четыре шага вперёд! " – скамандывал он. Всё прекрасно понимали, что если не выйдем из строя – это верная смерть. Немецкие солдаты уже стояли с автоматами на перевез, готовые по приказу стрелять.  

За последние годы я столько насмотрелся смертей. Сначала была война с финнами и вот теперь с фашисткими захватчики, мне лучше смерть чем стрелять в своих, да и погибну не так далеко от моей Родины. Я остался стоять в строю. Нас осталось стоять метров через 10-15 по одному, некоторые надеялись позже сбежать, а сейчас хитрили. Немецкий офицер начал осматривать нас. Если обессилевшего больного человека обнаруживаю, тут же расстреливали. Меня и ещё несколько человек погнали под охраной к железнодорожной станции. Мы ели передвигали ноги, помогаю друг другу. Там со всех окружённый деревень сгоняли пленных. Был сформирован целый состав. Нас погрузили в вагоны. В дорогу нам дали только воду. Почерпнутую из луж. Сколько дней мы ехали я уже не помню. Ужасно хотелось есть Так я очутился в Заподной Германии(это потом я узнал) в концлагеря. Выгружали нас с вагонов жандармы с собаками, готовыми разорвать нас в любой момент, так как наши тела были похожи на груду костей. На большой площадке, по видимому спортивный стадион, нас построили. На трибунах было много военных немцев в том числе и женщин. Словно пришли полюбоваться на свои воинские успехи в виде нас рабов. Но это была всего лишь начало дороги в ад. Офицер плохо на русском языке приказал:"Евреи пять шагов вперёд! " Ни кто не вышел. Несколько офицеров и людей в штат ком стали тщательно рассматривать нас. Как только находили людей похожих на евреев, тут же два жандармы грубо выхватывали из строя и волокли в клетку, огороженную колючей проволокой. Я тоже попал в эту клетку (Герой рассказа мой земляк Павел Яковлевич Середин, был среднего роста с чёрными вьющими волосами на голове)  

Таких как я набралось человек 50. Мы словно какие-то опасные звери теснились в этой клетке, вокруг которой стояли жандармы с пристегнутыми к винтовкам штыками. Офицер скамандывал:"Вы должны пройти босиком пройти босиком по этой" дорожке" и в конце встав одной ногой на пень крикнуть кукарику! " До пня было метров 25 в доски с обратной стороны были набиты гвозди.  

Ближайшего стоявшего пленного стоявшего к этой тропинки жандармы штыками заставили двигаться, предварительно заставив снять сапоги, которые были не на всех. Весь исколатый кровоточащими рана и он стал одной ногой на гвозди, издавая ужасающий стон, жандармы продолжали колоть штыками. Он дошёл и прокукакареков упал без сознания. В это время на трибунах раздался хохот, словно перед ними были не люди, а живые игрушки для взрослых. Тем временем следующая пара жандармов штыками подталкивала очередного пленного, меняя жандармов немцы По-видимому обучали жестоком обращению с пленными. Этот пленный совершенно не мог идти жандармы дотащили его до пня. Он не подавал признаков жизни и тогда они ещё несколько раз прокололи безжизненное тело и вытащив тело недалеко от пня, оставили. На трибунах раздались аплодисменты. О чем я думал в те минуты, не помню. Отодвинув впереди стоявшего я подошёл к этой тропинке. На трибунах запланировали. Офицер подозвал очередную пару жандармов. Стиснув до крови язык я пошёл, мои ноги стали кровоточить, боль была невыносимая, но я дошёл, встав одной ногой на пень прокукакарекул и тут же упал очнулся в бараке.  

О том, что происходило потом, мне рассказал сосед по нарам. "Офицер, стоявший недалеко от пня и определявший наши судьбы, отвлёкся. Я в это время стал одной ногой на пень, а ты в бреду открыв глаза прокукакарекул, Павел ты спас меня ведь я на половину еврей! " Я сказал ему, чтобы он больше об этом не кому не разказывал. Он продолжал свой рассказ:" В это время один из пленных вырвался из клетки, его настигли жандармы и закололи штыками. Потом они привели двух собак, которые стали разрывать ещё не остывшее тело пленного. Это и отвлекло офицера. Жандармы ударил меня я упал рядом с тобой. Сознание не потерял подхватил тебя, ты продолжал бредит с трудом но на ноги встал, продолжая кукакарекать тихо. Немцы громко смеялись над этим. Нас осталось в живых человек 12-15. "Так я познакомился с Сергеем. Рано утром нас выгоняли работать в каменоломни. Адскую не человеческую работу предстояло выполнять нам изо дня в день. Кормили плохо, если это вообще можно назвать едой. Попытка побега присекалась расстрела и. С больными, ослабшими жандармы не церемонились, расстреливали на месте и очень часто убивали штыками. Пленный умирал не сразу, а в мучениях, истекая кровью. Время словно остановилось для нас, мы не понимали сколько месяцев находились в плену и какой шёл год.  

Мне помог выжить в этом аду один жандарм, охранявший нас в каменоломне. Однажды когда я вёз камни, а он шёл рядом каждый раз сопровождал нас в этом месте. Этот узкий проход, где остальным жандармам, находящихся на вышках, не было видно что происходит в нем. Он дотронулся до моего плеча и сказал:"Пауль! На еш быстро. " Дав мне хлеб с кусочками колбасы. Я схватил этот бутерброд и тут же проглотил. Так я познакомился с Гансем. Ганс приходил на службу через три дня. В этом проходе мы и разговаривали с ним. Он рассказал мне, что был и жил в СССР до войны с родителями, поэтому он мог говорить со мной, не плохо знал наш язык. Теперь каждый раз, когда он давал мне что-нибудь поесть, я тайком что бы и он не видел прятал часть еды. Потом ночью я отдавал эти крохи своему соседу Сергею. Наша дружба помогла нам выжить в этом аду. За месяцы проведённые в концлагеря мы насмотрелась смертей. Некоторые не выдерживали и бросались на колючую проволоку, а она была под напряжение, они тут же погибли. Их трупы не кто не убирал, они так и оставались на месте постепенно разлагаясь. Смерть для многих стала избавление от не человеческих мук. И все же мы чувствовали, что война идёт к завершению. Немцы становились все злее и злее. Над нами все чаще и чаще пролетали американские и английские самолёты. Были слышны бомбёжки и вой сиренНачались массовые расстрелы. Нам не давали не воды, не еды. Ели живых нас начали выгонять с барака. Помогая друг другу мы с Сергеем поплелись в общем строю, если это можно назвать строем. Куда нас вели мы не знали, да и нам было все равно, где расстрелять. Мы не заметили, как жандармы разбежались, продолжали идти...  

Из-за леса появились танки, неужели нас решили расстрелять с танков. Сергей дёрнул меня за рукав:"Павел это американцы! " Они окружили нас и стали бросать нам печенья. Можете представить, что творилось, изголодавшие люди бросились друг на друга, вырывая печенья. Американцы в это время фотографировали нас. Напоили водой и немного накормили. Сергей стал разговаривать с ними, он знал их язык. Американцы рассказали ему, что война скоро закончится. С запада наступают их войска вместе с союзниками, с востока СССР. Германия окружена. Затем нам приказали построиться. Из нас создали несколько отделений по десять человек. Каждому отделению дали автомат и штык-нож. Приказали разойтись по брошенный немцами домам. Через месяц мы должны были вернуться на то место откуда ушли.  

Деревни у немцев были зажиточные. Мы зашли в ближайший дом, в доме не кого не было, зайдя во двор мы обнаружили целое стадо свиней. Выстрелил из автомата убили свинью. Тут же набросились на убитую свинью и стали есть сырое мясо. Утолив немного голод спохватились. Остатки туши разделами и уже в доме начали варить и жарить. Наевшись мы тут же улеглись спать. Утром при дальнейшем осмотре пристроек у дома. В погреб нашли бутылки с вином. Сначала мы боялись пить. По деревне бегала собака. Мы поймали её и накормили мясом, предварительно облив мясо вином. Нам оставалось ждать. Продав примерно часа два, мы пошли смотреть собаку запертую вместе со свиньями. Собака чувствовала себя прекрасно, повиливала хвостом выпрашивая ещё мяса. Вечером мы устроили праздничный ужин. По вечерам мы беседовали с Сергеем. Он рассказал мне как попал в плен. Он был военным кореспондентом. По заданию редакции был послан в расположения 2 – ой Армии. Когда он ехал на машине, налетели немецкие самолёты. Машину подбили водитель и ещё один офицер, ехавший вместе с ним погибли, а его выбросил из машины. Он лежал без сознания. Очнулся в окружение немцами. Одежда была вся разорвана. Сумка с документами сгорела вместе с машиной. Немцы сопровождали военнопленных. Его подняли поставив с остальными в строй. Во время конвоирования один из пленных упал. Сергей попытался поднять его, но он не подавал признаков жизни. В гимнастерки он обнаружил документы. Он вытащил их и спрятал, так чтобы немцы не видели. По прибытию в деревню их обыскали. Нашли документы и у Сергея, так он стал Сергеем Михайловым, по документам убитого. "Настоящее моё имя Кирилл. " Сказал он и мы снова познакомились. Я рассказал ему, как попал в плен. Так незаметно пролетел месяц. Мы пошли на место нашего сбора. Война кончилась, как сказали нам американцы. Очень хотелось поскорее вернуться домой, где уже наверное, где уже наверное ни кто не ждёт, да и живы ли родители. Американцы выстроив нас предложили нам ехать в Америку или Канаду. Описав какая прекрасная жизнь нас ждёт в этих странах, нетронутых войной. Скомандывали:"Кто в Америку четыре шага вперёд! " Нас осталось стоять примерно метров 25-30 друг от друга. Кирилл тоже вышел, все звал меня поехали мол вместе язык я их знаю, устроим я на работу, заживём по-человечески. Все прекрасно понимали, что ждёт нас на Родине. Но я хотел домой, чтобы там не предстояло испытать. Пока они ждали отправки в Америку, нас устроили на работу. Мы трудились вместе с Кириллом. Скалачивали ящики для отправки обарудывания и предметов роскоши. (Как сказал Кирилл) Через неделю нас пригласили получить деньги. Я первый раз в жизни держал деньги, полученные за работу. В колхозе до войны мы получали трудодни. Следующий день нам объявили выходным. Я с Кириллом пошёл в город. Одежда на нас пришла в негодность. Накупив одежды на что хватило мы вернулись. Так незаметно пролетел ещё месяц. Мы полностью одели себя. Ещё через месяц, Кириллу объявили, что на ближайшем корабле ему можно отправиться в Америку. Кирилл начал собираться в дорогу. Мы обнялись и попрощались. Нас 4 месяца не передавали. Но однажды в городе появились офицеры Советской Армии. Нас построили, американцы передали список присутствующих, погрузив нас в машины мы поехали на восток. Скоро мы оказались в Восточной Германии. В городе повсюду попадались наши войска. Поселили нас в бывшей немецкой казарме. Нам было запрещено покидать расположения казармы., к тому же нас охраняли солдаты в красных погонах, что для меня стало открытием, форма за эти годы изменилась. В течение месяца нас поочерёдно допрашивали представители военной прокуратуры. Заставляя нас писать, где и как попали в плен, где служили. Потом по видимому все это проверяли. И вот прошёл почти месяц нас вывели на плац и построили. И начали зачитывать приговор:Кому 10 лет, кому 15 и больше. Предварительно приказываю выйти на восемь шагов вперёд. Когда закончился этот полевой трибунал нас осталось стоять очень мало на расстояние 75-100 метров. Это было самое печальное построение, казалось пройдя такие муки, фактически побывав в аду, многим предстояло сидеть в тюрьме. Почему меня не посадили, я понял из рассказа. Следователь рассказал мне, что два брата моих погибли. Один был танкистов, второй командывал разведовательной ротой. Это позже я узнал от младшего брата, как они встретились под Ленинградом, за несколько дней до прорыва Ленинградской блокады. Александру, так звали моего брата, был объявлен отпуск домой на месяц. Во время войны это было большим исключением. А получил он его, за то что взял в плен немецкого генерала. Он так и сказал брату:"Вот сегодня схожу в разведку, а потом домой. " Как оказалось это был последний день его жизни. Он погиб на Сиявинских болотах. А на следующий день наши войска начали наступление. Блокада Ленинграда была порвана.  

Учли и мои награды, полученные в Финской войне. На этом война для меня закончилась. Одежду, которая была на мне заставили снять. Дали старую шинель и поношенную солдатскую одежду. Купленную мной одежду отобрали. 1946 год я встретил в поезде. Добирался я домой на поездах идущих в нашу сторону. Так я доехал до станции Горушки. Была холодная январьская ночь. Выйдя с вагона я пошёл по снегу через поле. Отойдя недалеко от станции я услышал вой волков. Стая волков стала преследовать меня. На поле стояли стоги сена. Я забрался на стог, волки окружили меня, пытаясь забраться на верх ко мне. Единственный способ спасти себя, это поджечь соседний стог. Я стал бросать горящие спички, стог воспломянился. Волки испугавшись стали разбегаться. Горящий стог осветил все поле. Я слез со стога и быстро пошёл дальше и дошёл до шоссе Эти места были знакомы мне с детства. Девять лет я не был дома. Были ли здесь немцы я не знал и живы ли мои родители. Но ноги не чувствуя усталости несли меня домой. Соседнее село вроде дома все целы. Ещё два километра. И вот моя деревня! Наш дом был на краю деревни. Было ещё темно, я постучался в дверь. И тут я услышал голос матери:"Кто там? " Словно чувствуя материнским сердцем спросила:"Который? " Я ответил:"Павел"

| 90 | 4.88 / 5 (голосов: 9) | 11:07 03.02.2020

Комментарии

Ulrichcrabsburger15:50 04.02.2020
А мне понравилось ) есть описки, конечно, в одном месте не понятно вообще кто кого убил, "политрук убил капитан" ? Ну и вообще по тексту не аккуратно. У моего деда похожая история, только прозаичнее. У него не было брата поймавшего генерала и ему тупо дали срок по возвращению из лагеря. Я бы сказал так, что "генералов было мало и на всех их не хватало"
Gelion15:38 04.02.2020
Спасибо!
Lyrnist13:59 04.02.2020
Экая безграмотная мура.

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019