Исторические стихи

Сборник стихов / Поэзия, История, Эпос
Клио первоначально муза героической песни, а с классической эпохи и эллинизма - истории.

"Века, прошедшие над миром,  

Протяжным голосом теней  

Еще взывают к нашим лирам  

Из-за стигийских камышей"  

 

В. Ходасевич  

 

 

ГЛАДИАТОРЫ  

 

Ревёт всеокружно трибун кольцо,  

терзая слух небесам.  

Стоим всеоружно – к лицу лицо –  

не веря своим глазам.  

Но трубы вскричали, и дрожь ушла:  

привычка сильней, увы –  

и в дьявольский танец вошли тела  

без помощи головы.  

 

Сперва лишь похаживанье, игра,  

и выпады так честны.  

Не ты ли рассказывал мне вчера  

о доме саманном сны?  

По прихоти выкормышей волков  

(заброшен, плющом увит)  

вчера я спасти был тебя готов,  

сегодня готов убить.  

 

Тяжёлая сшибка, пыланье щёк,  

неистовый лязг, прыжок.  

Удары решительны, но ещё  

открыты, как диалог.  

Держались, смеялись. Всего нужней  

негаснущий твой оскал.  

Под коркой суровости нет нежней  

того, что в тебе сыскал.  

 

А время струится водой в ушат  

из ковшика-черпака –  

и вот понемногу шатает шаг,  

слабеет моя рука,  

в груди были угли – вулкан теперь,  

глаза заливает пот.  

и жадно следит многорылый зверь  

за тем, кто из нас падёт.  

 

Не есть мне отныне ячменный хлеб,  

замешанный на крови.  

Сейчас я поддамся, сойду в эреб,  

убей меня и живи.  

Как будто споткнувшись, со взмахом рук  

валюсь на сырой песок,  

привстали трибуны – и бледный друг  

 

по гарду  

в себя  

клинок.  

 

 

 

ВТОРОЕ СОСЛОВИЕ  

 

…и когда догорел старый римский очаг,  

и уму перед силой пришлось потесниться,  

мир держался на пастырских грубых речах,  

на холодном железе и мощной деснице.  

 

В те суровые дни никого не спасал  

ни солид золотой, ни закон бесхребетный.  

Каждый был своему господину вассал,  

добровольно прикованный цепью обета.  

 

И на этих цепях перебросив свой мост  

над потоками крови к монаршим наградам,  

вы, дворяне, орлами из каменных гнёзд  

в цепких лапах держали и веси, и грады.  

 

Но скажите, сеньоры – сомнение есть –  

чародеи меча и волшебники лютни,  

как у вас пресловутая верность и честь  

сочеталась с разгулом бессовестных трутней?  

 

Вы стояли на мессе средь белого дня,  

а ночами тайком поклонялись Астарте.  

Вы, с единственной дамой помолвку храня,  

у крестьянок и прачек плодили бастардов.  

 

Но зато среди адского пекла пустынь,  

на тяжёлом и неотвратимом галопе,  

как вонзались вы клином в ряды сарацин,  

насадив по две туши на длинные копья!  

 

А на званом пиру, осушив в три глотка  

добрый кубок хозяйский, и спев серенаду,  

торопились поднять паутинку платка  

и терялись под женским смеющимся взглядом.  

 

Всё меняется в мире, и вот, наконец,  

перед троном поднявшись с колен понемногу,  

осмелевший, отъевшийся, крепкий купец  

вас толкнул на обочину с торной дороги.  

 

Над конфузом заржали наживы рабы,  

приподняв свои морды на миг от корыта.  

Ваша спесь изумлённо взвилась на дыбы –  

и тельцу золотому легла под копыта.  

 

 

 

ШЕРВУД  

 

Осенним лесом скачет кавалькада,  

и каждый всадник рус и синеглаз.  

Суконная разбойная засада  

на локоть от земли приподнялась.  

 

Бежит тропа под лёгкий шум оваций  

высокой, усыпляющей листвы.  

Дрожит стрела, готовая сорваться  

с натянутой до звона тетивы.  

 

 

 

CAFFA  

 

«О генуэзцы, вы, в чьём сердце минул  

Последний стыд и всё осквернено,  

Зачем ваш род ещё с земли не сгинул?...»  

Данте «Божественная комедия»  

 

 

 

Башни как зубы во рту великана щербатом  

(он на закате холодное небо грызёт).  

Через проломы чумазые чьи-то ребята  

водят туристов, стреляют монетки за вход.  

 

Внутренний двор в запустении – грязен, покинут  

напрочь людьми, но рассматривать сор не хочу.  

Встану под звонницей Криско и руки раскину,  

внятно, как в уши, в прогалины стен прошепчу:  

 

«Консул Спинола, патриции Джустиниани,  

Фьески, Гримальди – банкиры, корсары, купцы –  

здесь ли вы, тени хозяев? Привет, латиняне,  

вам от словесника русского.  

Вы молодцы,  

ни на войне, ни в наживе не знавшие меры;  

даже пират издавал то ли рык, то ли стон,  

если в лазури на режущей море галере  

гневно пластался и горбился белый грифон.  

 

Шли караваны. И кто за полмира от дома  

в тёмных садах из фонтана воды не лакал?  

И не татары, а латники ваши у Дона  

взяли червлёное знамя Большого Полка.  

 

Ломятся склады от рыбы, пушнины и шёлка,  

топчутся пленники, выведенные на торг.  

Этот черкес не смирился и зыркает волком,  

тот славянин от жары и от жажды умолк.  

 

А у Палаццо Коммуны – гулянье и скачки,  

шутки и сочная брань на пяти языках.  

Куртки – за платьем парчовым. Торговки судачат:  

«Уго не пара Элизе, а Козимо – ах! »  

 

Как вы кутили в своей черноморской столице,  

кости бросали, доверившись бесу игры,  

делали ставки и пили настойку с корицей,  

чуть подустав от вина и солёной икры!  

 

Тихих проклятий слепая неспешная сила,  

юной рабыни загубленная красота –  

разницы нет, что из этого вас сокрушило:  

башня Климента красивее башни Христа».  

 

Южная степь на развалины дышит полынью,  

белая мазанка жмётся к стене изнутри.  

Старые камни угрюмо молчат. Но поныне  

снятся им хищные краски романской зари.  

 

 

 

ФЛОРЕНТИЙСКИЕ ЛАСТОЧКИ  

 

Звон кампанилл высок, не поют в басах:  

терция, квинта – и к тонике вновь уводят.  

Вихрем чаинок во взболтанных небесах,  

лишь развиднеется – ласточки хороводят.  

 

Чуть развиднеется, разъяснеется лишь,  

так что Дуомо до Прато окинет оком  

красную черепицу пологих крыш,  

жёлтые стены и тёмную зелень окон –  

 

«Скри! » – напряжённо, призывно и резко – «скри! »  

Стук раскрываемых ставен, пригрев и холод.  

Зри, северянин, пока есть возможность, зри,  

как просыпается древний и юный город,  

 

как прижимаются крыши – к щеке щека,  

руку – «Бон джорно! » – в окно подавай соседу,  

в доме напротив живущему. Свысока  

кем мы покажемся вьющимся непоседам?  

 

Крупными дрофами, налепившими гнёзд  

тесно, внизу и боящимися умыться  

утренним золотом? Сгнил от безделья мост  

с нашего берега топкого к тем зарницам.  

 

«Где вы»? – зовут и зовут – «полубоги, где,  

жившие трудно, наполнено и тревожно,  

лезшие в небо, ходившие по воде,  

и невозможное делавшие возможным? »  

 

Женщина в койке, потягиваясь от сна,  

грезит о том, чего никогда не будет.  

Если уж vita личная не ясна,  

кто же напишет новую? Ладно, будет.  

 

Узкие, длинные via ещё пусты.  

Темень палаццо, мраморный блеск соборов.  

Ранним гостям улыбнутся, почти просты,  

Джотто и Брунеллески – без разговоров.  

 

 

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ СВЯТОЙ ЕЛЕНЫ (вольный пересказ баллады Р. Киплинга)  

 

– Далека ли от Елены беззаботная пора?  

– Зной на улицах Аяччо, небольшой лагуны синь.  

Позови, скорее, мама, хулигана со двора,  

надери засранцу уши, мир от Цезаря спаси.  

 

– Далеко ли от Елены до занюханных казарм?  

– Лямка службы и учёба – до утра скриплю пером.  

Сквозь безденежье и голод пробивается азарт.  

По баллистике конспекты, жить – потом, потом, потом.  

 

– Далеко ли от Елены до парижских площадей?  

– Не могу сейчас ответить. Канониры, по местам!  

Обезумевшие толпы. Где вы видите людей?  

За презренье и насмешки я картечью им воздам.  

 

– Далеки ли от Елены Працен и Аустерлиц?  

– Ничего уже не слышу: гром орудий в сто стволов.  

Воплощай свои решенья без вторых и третьих лиц.  

Колесо того поднимет, кто схватить его готов.  

 

– Далеко ли от Елены императорский венец?  

– Как сияет этот обод! – ослепляет, но не всех.  

Хмелем вальсовым струится, шумом полнится дворец,  

и кружат по залу платья, как черёмуховый снег.  

 

– Далеки ли от Елены лёд и мрак Березины?  

– Вот не надо о просторах, поглотивших галльский дух!  

Ветераны и подростки – вы мне все теперь нужны.  

Вместо сгинувшего парня под ружьё поставлю двух.  

 

– Далеки ли от Елены Ватерлоо и Россом?  

– До сих пор перед глазами этот ужас и распад.  

На борту «Беллерофона» – отупение и сон.  

Пусть везут куда угодно, если нет пути назад.  

 

– Далеки ли от Елены золотые небеса?  

– Не получит властолюбец ни прощенье, ни покой.  

Что останется услышать в смертный час, закрыв глаза? –  

«Наигрался, Полеоне? Всё. Домой. Пора домой! ».  

 

 

 

ДЕЛО НЕ В РАЗМЕРЕ  

 

Рассказывая первакам биографию Карла Великого,  

всякий раз немного внутренне напрягаюсь:  

отца героя звали Пипин Короткий.  

 

Умолчать о нём никак невозможно:  

основатель династии Каролингов,  

создатель Папского государства.  

 

Добро бы третий курс, а то первый:  

кто-нибудь обязательно: «Во весёлый был малый! »  

Девчонки хихикают в кулачки,  

рдеют майскими розами.  

 

Справлялся о нём у Левандовского :  

может, мы его неправильно транскрибируем,  

и он какой-нибудь Пепин? – Нет, Пипин.  

И не «Коренастый» – «Короткий»,  

«le Bref».  

 

Впрочем, родить титана, взять Рим, построить попов  

это ему не мешало.  

 

 

* * *  

 

Спокойный взгляд античных статуй  

направлен выше наших глаз.  

На неизбежное не сетуй –  

им виден тот, кто сменит нас.  

 

Довольно было бы проснуться,  

заметить в старом камне свет.  

Но тянет, тянет оглянуться:  

кто ты, идущий нам вослед?  

| 415 | 5 / 5 (голосов: 6) | 00:06 31.01.2020

Комментарии

Sall21:03 08.02.2020
Чудесная работа.
Eseniya01:06 01.02.2020
Особенно хороши "Гладиаторы"!
За это стихотворение отдельное спасибо.
Классицизм неувядаем. Прекрасные стихи!
Volodya09:38 31.01.2020
Отлично,за труды.5.
Alekssnegr08:46 31.01.2020
Прекрасно. Классика.

Книги автора

Шервуд
Автор: Minstrel1
Стихотворение / Поэзия История
Аннотация отсутствует
20:44 30.01.2020 | 5 / 5 (голосов: 3)

Стихи моих учениц. Ли Ко. Golodnayast13
Автор: Minstrel1
Сборник стихов / Лирика Поэзия
Это опыты двух талантливых студенток первого (!) курса. На правах руководителя нашей вузовской литературной студии "Словесник" беру на себя смелость попытаться удивить читателей их ранними, но от того ... (открыть аннотацию) не менее удачными и подкупающе искренними стихами. Пока что не под именами, а под никами юных поэток.
00:11 24.09.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

В больничном сквере
Автор: Minstrel1
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
15:33 01.09.2019 | 5 / 5 (голосов: 8)


Стихи моих учеников. Юрий Зеленков. Асхат Сейдалин.
Автор: Minstrel1
Сборник стихов / Лирика Поэзия
Это стихи двух талантливых студентов старших курсов Финансового университета -Юрия Зеленкова и Асхата Сейдалина -подборки, состоявшиеся по итогам работы нашей вузовской литературной студии "Словесник" ... (открыть аннотацию), в которой Ваш покорный слуга иногда пытается помочь молодым авторам отредактировать тексты, что-то подсказать, чтобы их работы были не просто формой самовыражения, но имели и художественную ценность. Что из этого получается - на правах руководителя студии представляю вниманию читателей.
10:22 04.08.2019 | 5 / 5 (голосов: 6)

Пародии на стихи Дмитрия Кулясова (Саратов)
Автор: Minstrel1
Сборник стихов / Поэзия Пародия Юмор
Аннотация отсутствует
11:19 03.08.2019 | 5 / 5 (голосов: 6)

Наши богини
Автор: Minstrel1
Стихотворение / Лирика Поэзия Юмор
Аннотация отсутствует
11:42 01.08.2019 | 4.92 / 5 (голосов: 14)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019