Избранный

Стихотворение / Боевик, Любовный роман, Приключения, Стимпанк, Фантастика, Философия
Небольшая книга о приключениях одного паренька и его семейки. Немного романтики, немного психологии, немного насилия

Избранный  

*** Глава первая ***  

– Эй, Мар, проснись!  

– Да, всё, прекрати.  

– Уже обед, а ты только-только начинаешь вставать с постели, как так можно? Чем вчера занимался?  

– Да я там это...  

– Что, опять ночью бегал?  

– Угу.  

– Ладно, иди садись кушать. Сегодня экзамен, помнишь?  

– Вот же блин! Я думал, что только завтра!  

– Сегодня, милый, сегодня.  

– Ладно, а кто-нибудь поедет со мной?  

– Все кроме папы, у него опять проблемы на работе.  

– Даже дедушка?  

– Даже он.  

Мар быстро съел всё что ему дала мать, в это время его сёстры уже собирались ехать.  

– Погодите, я сейчас, быстро.  

– Вечно ты так!  

– Кто бы говорил, Карин.  

Карина уже хотела что-то возразить, но Мар начал её задирать, а она злиться. Это так бы и продолжалось, но старшая сестра решила прекратить это безобразие. Она отодвинула их друг от друга, но Мар начал и её доставать, а когда у неё начало кончаться терпение он убежал в свою комнату и заперся там «на всякий случай». Комната Мара почти ничем не примечательна, типична для молодого человека 19 лет: кровать, стул-стол, шкаф для одежды и, в общем-то, всё. Комната тёмная, обои серые, мебель такая же.  

– Я готовился, к этому 5 лет, я должен пройти! Я готов, я готов... Нехорошее предчувствие. Нет, верим в себя, идём к финишу.  

– А где Муза?  

– Она уже там.  

– Ну, хорошо тогда. Ванесса, как там мама?  

– Всё так же думает, что отец о нас заботится.  

Тяжёлый стук в дверь прервал беседу. Мар сразу же обратил на это внимание.  

– Дедушка что-ли? Карин, открой.  

– Даже без пожалуйста!  

– Пж.  

– Хотя бы так, эх.  

На пороге стоял старик, радость и гордость прямо выражалась на его лице, никогда на важных событиях девочек он таким не был, он намного сильнее любил единственного внука чем внучек, которых было четверо. Богатая одежда украшала его седину, а шрамы подчёркивали его военное прошлое.  

– Дедааа!!!  

– Здраствуйте все, привет, Мар.  

– Как дела?  

– Да всё как всегда, хорошо, а у тебя?  

– Тоже.  

– А у вас, девочки?  

– Тоже хорошо, дедушка.  

– Как там моя доченька?  

– Мне уже за 50 а я всё ещё "доченька"?  

– Хе-хе.  

– Ладно, всё готовы?  

– Да!  

Вся компания двинулась в сторону выхода, уже через 2 минуты они были в машине деда, а через час в Великом Стадионе.  

Надо заметить что "Великим" его называют не просто так, он занимал почти четверть от площади всей Прицы, столицы Велувии, рекорд по быстроте прохождения одного круга составляет 12 часов (абсолютно невозможная дистанция для большинства спортсменов). Всё было сделано идеально: золотые люстры, дорогие кожаные места, великолепные беговые дорожки. Всё семейство Иллитов было в восторге от пребывания в стадионе. Мар начал искать регистратора.  

– А где записываться-то?  

Охранник помог найти пост регистратора и проводил его туда, а потом попрощался и вернулся к своему посту. Мар потащил всех к входу, после, они пошли туда, куда сказал охранник, когда они добрались до нужного места то обнаружили небольшую очередь, Мар занял место, остальные ушли в Зал ожидания.  

– Следующий!  

Мар подошёл к окну. Было непривычно общаться с человеком, которого не видишь, потому что регистратор находился за непрозрачным стеклом, но делать было нечего.  

– Здравствуйте.  

– Здравствуйте, вы записываться?  

– Угу.  

– Имя, фамилия, год рождения и паспорт.  

– Мар Иллит, 3389.  

Мар положил паспорт в специальную ячейку и немного нервничал. Через минуту ему просунули через эту же ячейку бланк и сказали подписать. Мар ничего не проверил и подписал почти сразу же. После этой процедуры его отправили в раздевалку готовиться.  

После нескольких минут ожидания и моральной подготовки, Мар чувствовал смешанные чувства, вроде бы и есть стремление к успеху, но чувство некоторого сомнения не покидало его. Все поддерживали юного спортсмена, но всё так же, безрезультативно. Так прошло минут 10. На часах 13:35, время идти переодеваться, Мар, вспомнив об этом, решил направиться к раздевалке  

– Удачи, сыночек, мама верит в тебя!  

– Удачи, внук, ты справишься.  

– Мы верим в тебя, Мар.  

– А Муза так и не приехала.  

Осталось 10 минут до начала, и как раз перед тем как Мар уже собирался идти на поле появилась Муза, она не часто контактировала со всей семьёй, потому что много работала и бывало по несколько лет от неё не было никаких вестей.  

– Ещё вся жизнь впереди, ещё не раз увидимся, давай, братишка, порви там всех!  

Ежегодно проходят соревнования для бегунов на стадионе, это своеобразный экзамен в спортивные академии, никакой другой вид спорта так не ценится в Велувии. Чемпионы получают громадные премии и льготы, а занявшие призовые места на соревнованиях почти всегда попадают в Академию, где уже проходит отбор со всего света.  

Спортсменам предстояло пробежать как минимум 12 часов, естественно, что эту дистанцию пробегали в несколько этапов, первый этап – 6-ти часовой, для отсеивания самых слабых, второй – 2 часовой, на этом этапе, в определённых местах стоят специальные раздатчики со специальной водой, в которой подмешаны разные препараты, помогающие восстановиться после самой сложной части, 3 этап составляет 1 час, и четвёртый – оставшееся время. Это самое лучшее время для того чтобы увеличить скорость для того чтобы обогнать противников, у которых уже почти не осталось сил.  

Перерывы между этапами: между первым и вторым – 1 день, 2 и 3 – 1 день, 3 и 4 – 2 часа. Для участников соревнований, специально выстроено отдельное здание – санаторий, в котором спортсмены отдыхают и восстанавливают силы.  

Мар и другие участники готовится к старту. Судья поднял руку с пистолетом.  

Хлопок.  

Спортсмены понеслись к конечной отметке, но только те, кто профессионально занимался бегом, не ринулся, а неспешным бегом начали идти к своей цели. Мар решил бежать быстрее чем профессионалы, но не на много, так как знал, что такое 6 часов бега. Через час, большая часть участников уже перешла на шаг или вовсе покинули стадион. Ещё через два, остались только 124 человека. К финишу прибежали только 45 людей, среди них был Мар, но в очень ужасном состоянии, отхаркиваясь и поглощая неисчислимое количество воды. Решив, что ему необходима помощь, медик постановил, что Мар не сможет бежать дальше.  

Его доставили в медицинское отделение санатория. Он проспал там всю ночь, а на утро к нему зашёл врач, проведать. Он писал что-то в бумажках, потом обратил внимание на проснувшегося и сказал: «Мы тебя снимаем. Потренируйся ещё, в следующем году попробуешь. »  

– ЧТО??? ПОЧЕМУ ВЫ ЭТО СДЕЛАЛИ??? ЗАЧЕМ???  

– Так надо, поверь мне, нам тут трупы не нужны.  

– Это не конец жизни, другим чем-нибудь займёшься.  

Доктор вышел, оставив Мара в одиночестве. Он не находил себе место. Иногда поглядывая на часы, он то пинал кровать и стол, то бил себя кулаком по голове, то швырался всем что под руку попадётся. Наконец, он успокоился, сел на кровать и взял себя в руки.  

– Нет... Не позволю! Я тайно подкрадусь и всё равно попаду на старт, я готов бежать, а этот старый пень ничего не понимает!  

Мар прибрался в палате, оделся в спортивную форму и тихо прокрался к выходу, охраны в санатории он не заметил и решил было выйти через парадный, но там стоял тот самый доктор и что-то обсуждал с незнакомым ему мужчиной, решив выйти через окно, он нашёл первое попавшееся и мигом юркнул туда. Через минуты 2 он был уже на старте, Мар оглядывался в поиске родных, но никого не было.  

Мар решил на этот раз бежать очень медленно, но не последним. Зрители в напряжении наблюдали за происходящим, болеть или подбадривать, или вообще громко разговаривает было запрещено, так как это могло отвлечь участников. Мар чувствовал, что вот-вот и он упадёт и больше никогда не встанет, но продолжал бежать. Сжимая зубы, он кое-как дотащился до финиша, предпоследним. Быстро свинтил в санаторий, пока никто не видел. Чуть ли не умирая, он еле как дополз до своей койки и лёг на неё, и сразу же уснул. Утром врач сделал обход и заглянул к Мару. «Бывало и похуже» – ответил на вопрос «как ваше самочувствие? » Мар. Доктор дал таблетку и воду чтоб запить, Мар сразу же принял её.  

– Извините, за то, что снял вас с соревнований, но, если бы я так не поступил, вы бы возможно умерли.  

– Я понимаю, ладно, в следующем году попытаюсь.  

Доктор попытался улыбнуться, но Мар сразу заметил фальш.  

– Через час пройдёт конференция, я попросил, чтобы вы могли присутствовать на ней.  

– Спасибо.  

– На этом я удалюсь, нужно заполнять справки. До свидания.  

– До свидания.  

Мар просидел час на кровати и думал о произошедшем сегодня. Когда время подошло, он пошёл искать зал для конференций, после недолгих поисков, он нашёл его. Занял свободное место. Около него сидели те, кто первыми прибегали. Ведущий на сцене говорил о том, как важны спортсмены и прочее, что давно было известно Мару и не представляло интерес. Он уже собирался уходить как с ним завёл разговор один из его соседей.  

– Ты же на первом этапе выбыл, как ты оказался на втором?  

– Ну я...  

– Ты нарушил правила?  

– А тебе какая разница?  

– Теперь будут проверки и за тобой будет охотиться охрана.  

– И что теперь делать?  

Собеседник немного улыбнулся, выпрямил ноги и положил руки за голову.  

– Ну, я могу тебя прикрыть, если ты сделаешь кое-что.  

– Не медли.  

– Видишь вон ту девушку с короткими волосами?  

– Да.  

– У неё есть золотое кольцо с драгоценным камнем, мужское, принесёшь его мне и считай, что ты опять можешь бежать.  

– Чего?  

– Мои родственники руководят списками участников, я могу попросить их.  

– Гарантий мне не предоставишь, да?  

– Почему? Нет, могу. Подпишем договор, если тебя поймают, то я тут ни причём  

– Гарантия на то, что при плохом раскладе меня упекут за решётку... Ладно, я согласен, как звать-то тебя, скажи.  

– Люциус, а тебя?  

– Мар.  

Ну хорошо, Мар. За минимум 2 часа до старта кольцо должно быть у меня. Не успеешь – не мои проблемы.  

Мар был готов выполнить свою часть договора, а Люциус позвонил кому-то и начал говорить о Маре. Он ушёл к себе, обдумывая план действий. Ближе к ночи, он увидел ту девушку, проследил за ней, а после того как она вошла в свою комнату, решил постучаться и попросить войти. Девушка открыла дверь.  

– Ты кто?  

– Здравствуйте, я Михаэль, сантехник, мне сказали, что у вас что-то не в порядке с краном.  

– Да? Ну ладно, проверьте.  

Как только Мар закрыл дверь, он набросился на девушку, зажал ей рот и стукнул по голове. Девушка потеряла сознание.  

– Извини, но мне нужна твоя вещь. Стоп, а зачем я тогда вломился, а не прокрался? Дебил. Теперь мне конец. Ай, ладно, фиг с ним.  

Мар сначала пошарил в карманах у поваленной, но там ничего не нашёл, после, он поискал в комнате, и в маленькой шкатулке, он всё же нашёл это кольцо. Примерил. Как будто под него прям. Оглядев комнату, он увидел красивый клинок с чёрным лезвием, на одной стороне которого был нарисована молния. Прихватив его с собой, он пошёл в сторону конференц-зала. Там было собрание представителей участников соревнований. Люциус сидел на том же месте, только уже вместе с родителями. Своих родственников Мар увидел на самом дальнем углу и решил, сначала, пойти к ним. Деда с ними не было. Вдруг все услышали звук взрыва, потом ещё один и ещё. Весь зал запаниковал и одной волной понёсся к выходам, Мар быстро вернулся к своим.  

Звук скрежета металла раздался со стороны правого входа и увеличивал свою громкость. Потолок с той стороны начал осыпаться. Появилась большая трещина, которая всё увеличивалась. Луч света пробился сквозь неё. Таран прорезал крышу зала, как по маслу. Вскоре оставив это здание вовсе без крыши. Части кровли и стен падали прямо в зал, и один из них упал прямо на голову Мара, вырубив его.  

Это было начало. Начало войны.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*** Вторая глава ***  

Мар очнулся и начал вставать, солнце светило ему прямо в глаза, но каким-то серым цветом.  

– Голова... больно... где... я? Эй! Кто-нибудь живой есть?  

– Не ори!  

– Муза?  

– Нет, папа. Не вставай и не шуми, они могут услышать.  

– Кто?  

– Апролы. Так и знала, что скоро что-то произойдёт.  

– Кто? У меня тоже было предчувствие, но я не знал, из-за чего.  

– Ты географию хоть чуть-чуть знаешь?  

– Я прогуливал...  

– Ну теперь, вот, платишь за это. Ладно, объясню, "Апролы" – это самая воинственная нация из всех, воевала почти со всеми странами на протяжении всей истории, Гении кораблестроения, чтоб их!  

– Теперь понял, но что вообще случилось?  

– Совсем мозги отшибло или наполовину?  

– Ну да.  

– Видимо сильно приложило. Они атаковали этот стадион и, как я догадываюсь, всю страну.  

– Стадион?  

– Так, ладно, я поняла, полежи ещё чуток.  

– Не, не надо, не хочу...  

– Тебе не помешает, а я пока что найду остальных, надо записку ему написать, на всякий.  

Муза нашла клочок бумаги и достала ручку из кармана трупа. Ветер сдувал бумажку, но она прижала её камнем. Горы трупов, мусор, обломки и гильзы – это всё окружало её взор, но даже не смущало. Дело в том, что Муза – профессиональный убийца, но скрывая свою истинную работу от семьи, она выдавала себя за исследователя. Совмещая в себе эти необычные для обычного жителя Велувии "призвания".  

"Мар, если станет плохо – лучше не двигайся, я за тобой приду. Я пошла искать остальных, пройдусь по ближайшему периметру и попробую пролезть в наблюдательный пункт, камеры наблюдения покрывают всю площадь стадиона. Воду найдёшь в рюкзаке, который лежит за креслом, а еду я не нашла, поэтому, если сам сможешь – иди в буфеты и столовые. Если я не вернусь через 2 часа, не иди меня искать, беги отсюда. И без геройств тут, ты нам нужен целым и здоровым. "  

Оставив записку для Мара, сестра ушла в сторону выхода, хотя любая дыра в стене могла им служить. Через некоторое время Мар очнулся.  

– Вроде ничего не болит, фуф. Муза? Где? Записка. Прочитаю, наверно что-то важное.  

Мар прочитал послание и решил проверить. рюкзак с двумя бутылками воды, оказался на месте, надев его, он проверил свои вещи, нож и кольцо было так же в кармане.  

– Нож... Надо для него ножны найти или что-нибудь такое, а то ещё дырок понаделает. А кольцо..., Пожалуй, возьму его с собой, чтоб запомнил, что я попался на удочку того хитреца. Надо идти, ноги вроде целы, руки тоже. Трупы... Их тут так много, мне не хорошо, нужно поскорее убираться отсюда. Та девушка, извини меня если сможешь, не думаю, что два предмета, которые я забрал, теперь тебе понадобятся.  

Быстро и пригнувшись, Мар покинул остатки зала и вышел в коридор, всё пропахло кровью. В конце коридора он нашёл дверь в столовую, которая была заперта на маленький замочек.  

– Надо сорвать его... Попробую так, руками.  

Погнув дужку замка, но не разломав его, Мар понял, что это бесполезно и попытался вскрыть его ножом, что тоже не дало результатов. Вдруг пришла идея, что сейчас он занимается полной бессмыслицей и недооценил замок, порыскав глазами, он нашёл металлическую палку. Используя её как рычаг, он сломал замок и открыл дверь. Внутри был обычный кафетерий. Порыскав минут 10, Мар обнаружил кучу шоколадных батончиков и несколько сэндвичей. Это показалось Мару недостаточным, и он пошёл искать дальше по коридору. В конце другой стороны коридора он нашёл столовую со стеклянными дверьми. Мар попытался открыть двери, но они тоже были заперты. Стекло было тонким, и ему оно почти не доставило неудобств. Внутри было много трупов, обойдя их, Мар пошёл на кухню, там были найдены: куриная грудка, примерно килограмм манной крупы, 3 бутылочки воды и 2 зажигалки. С этим скудным запасом он решил, что пора бы уже искать родных. Обыскав более-менее сохранившуюся часть стадиона в радиусе километра, Мар решил устроить маленький перекус. К счастью для него, Муза нашла брата и отдала найденные сладости, и уже вместе они продолжили есть.  

– Как поиски?  

– Пока никак, обыскала всё, что только можно, но никого нет.  

– А под обломками?  

– А как я там буду искать?  

– Тепловизор бы нам, эх.  

– У охранников есть, но ни одного не нашла.  

– А в санатории была?  

– Нет, а что там?  

– Ну, возможно то и те, что и кто нам нужно и нужны.  

– Быстро доедай и погнали!  

Через минут 20 они уже были у входа, здание с одной стороны было почти идеальным, лишь чуть-чуть серым от пыли и сажи, а другая сторона оставляла желать лучшего, отсутствие половины стены, следы от пожаров. Мар с сестрой зашли в комплекс, внутри очень сильно воняло трупным и горящей пластмассы запахами. На первых двух этажах кроме мусора, ничего найдено не было. Казалось, что и на третьем будет так же, но найденный пистолет с пустой обоймой обрадовал команду, его взяла сестра, аргументируя это тем, что у неё "больше опыта с такими игрушками". Мар задумался об этом ответе, но важность поисков помогла забыть эту ситуацию. 4 этаж был странным, трупов было намного больше чем на всех вместе взятых нижних и запах был как будто свежее. Вдруг они Мар и Муза услышали звук выстрела из конца коридора, они моментально спрятались за поворотом. Так прошло минут 5, Мар, от нетерпения, выглянул. Коридор был таким же, других звуков не было. Наконец, они решили проверить место откуда был звук. Дверь в кабинет, который был в конце коридора, закрыта. Мар постучал. Ничего не произошло. Ещё раз. Так же. Муза решила вскрыть дверь заколкой. Ловко орудуя ей, она вскрыла дверь.  

– Ёб…  

– Да всё нормально, я понимаю, только громко не говори.  

– Хорошо, кто это?  

Кабинет врача был полностью разгромлен, следы от пуль и капли крови, гильзы, пустые магазины и оружия. Около окна, на полу, лежит тело мужчины в военной форме, он держал в одной руке пистолет, а другой не было, во лбу была свежая дыра от выстрела.  

– Он убил себя… Почему?  

– Видимо, что-то вынудило это сделать.  

Муза забрала пистолет и, отодвинув труп, нашла под ним снайперскую винтовку и сумку с патронами, взяла всё добро, и компания двинулась к крыше. На удивление, крыша оказалась чище чем здание внутри, но там ничего полезного не нашлось. Вечерело. Они разожгли костёр в укромном месте разрушенного стадиона и из одежд сделали своеобразные матрацы. Мар переживал за родных и не мог спокойно сидеть, но сестра выглядела абсолютно невозмутимо, что настораживало его. Мар посчитал этот момент хорошим для разговора об странном поведении Музы.  

– Муза, слушай.  

– А?  

– Ты сказала: "у меня больше опыта с такими игрушками", что ты имела ввиду?  

– Скрывать уже бессмысленно, так что расскажу всё как есть. Я на самом деле не совсем исследователь. Я профессиональный киллер, который взял отпуск, чтобы увидеть твой звёздный час.  

– Я не думал, что так выйдет.  

– А я знала как будто, не вини себя  

– И что нам теперь делать?  

– Искать родных и убраться из этой страны, навряд ли то, что вчера произошло, было только у здесь.  

– Ладно, пора уже спать, наверное.  

– Это не совсем вся правда, но всё основное я рассказала, завтра отправимся к дальней от нас части стадиона и там будем искать, я разбужу тебя на рассвете.  

– Спокойной ночи.  

На следующий день они, следуя плану, отправились в дальнюю часть. Погода была ещё хорошая, но тёмные тучи уже были видны на горизонте. Всё вроде бы было хорошо, но у Мара не сильно болели живот и голова.  

– Тсс, пригнись!  

– Что происходит?  

– Видишь двух военных?  

– Да, они одеты в какой-то странный костюм.  

– Это Чистильщики, раз они тут, то живых дальше не осталось, наша семья важна для Прицы, так что они живы, но в плену.  

– Но это не точно.  

– Хорошо, проверим, но двигаться будем максимально незаметно, иначе нас убьют на месте.  

– Я постараюсь.  

Парочке удалось прошмыгнуть. Через час поисков, кроме трупов ничего обнаружено не было, среди них родных тоже нет. Оставались последние неизученные метры, как вдруг, Мару показалось, что за ним кто-то следит. Оглядываясь, он обнаружил щель в полу и уже хотел пойти к ней, но сестра дёрнула его за руку и отскочила от того места где он стоял, через секунду туда выстрелили. Выглядывая из-за угла, она посчитала количество военных.  

– Четверо, полностью вооружены и знают о нас, какого чёрта ты встал в полный рост на свету?!  

– Я… мне показалось, что в щели кто-то был.  

– Это будет наш единственный шанс на побег, если окажется так, что тебе только показалось, то мы трупы.  

– Тогда придётся отстреливаться, дай мне пистолет.  

– Знаешь, как стрелять?  

– Да, после школы в тир ходил.  

– Тир, ну лучше, чем ничего, ладно, держи. Не высовывайся полностью.  

Мар, неумело пытался попасть в ближайших врагов, но почти половина обоймы пролетела мимо. Мара подстрелила из винтовки двоих и ранила третьего, но только в руку. Минутное ожидание длилось как будто вечность. Выстрел Мара. Попадание. Прямо в сердце. Мар ощущал себя убийцей, когда видел, как падает бездыханное тело военного. Юный стрелок не мог двигаться и застыл от шока. Муза пыталась привести его в чуства, но безуспешно. Она посадила брата и стала ждать. Через некоторое время он пришёл в себя. Из-за колонны выбежала чумазая и в лохмотьях Ева. Увидев сестру, Мар бросился к ней. Подхватил и унёс к Музе.  

– Ты пряталась? Как ты?  

– Когда ловили людей, они... Забрали маму и сестричек, дедушка ушёл куда-то после этого и оставил меня тут. Я решила сделать себе маскировку и засесть в укромном месте.  

– Странно, что дедушка оставил тебя одну тут.  

– Наверно в опасное место пошёл, и чтобы не подвергать…  

– Оглянись, тут везде опасно.  

Мар почувствовал себя неловко. Странное поведение деда выбило их из колеи. После этого, компания обследовала ещё несколько мест, но они абсолютно ничего не нашли. К темноте они организовали лагерь в уцелевшей части стадиона и легли спать, сменяя друг друга в карауле. Ночь была тихой и светлой. Кое-где раздавался лай собак, что очень настораживало. На утро было принято решение продвигаться к порту, а там, если получится, угнать какой-нибудь корабль.  

Продвигались по почти разрушенному городу они около двух часов. По дороге семейке встречались только стаи голодных собак, едва не заметивших компанию.  

Порт был внешне цел, но большая часть кораблей внутри была разрушена, а другая – не пригодна к долгим перелётам или не заправлена. Лишь один довольно маленький кораблик был полностью готов к отлёту. "Шустрый" было написано на корме. Выжившие быстро подготовили всё к отлёту. Они решили походить ещё по городу в поисках припасов, потому что таких скудных, им бы не хватило и на 2 дня. Достаточно много горожан жили в отдельных домах и хранили еды в погребах, что очень помогло нашим героям. К вечеру было набрано достаточное количество провианта для четырёхнедельного перелёта. Ночью Шустрый взлетел и на средней скорости полетел к правительственному убежищу.  

Шустрый не был военным кораблём, из всего вооружения была только небольшая пушка на носу. Боеприпасов для неё было только на 30 залов. Топлива хватало на месяц беспрерывного полёта, но если перенаправить двигатели на простое поддержание высоты и открыть паруса, то и на 3 месяца, за счёт экономии.  

Что и было решено сделать. Пока Ева держала руль и следила за датчиками, Мар и Муза раскрывали паруса. В трюме были 2 ящика с устаревшей электроникой и деталями. Каюты были не очень ухожены и чисты, но Мар решил этим заняться завтра. Небо было затянуто тучами, так что переживать, что их заметят не было смысла.  

Рассвет был относительно корабля справа, значит курс был верный. Никаких карт не было найдено, единственные приборы, которые были это: компас, измерители высоты, топлива и несколько красных лампочек, предупреждавших о возможном столкновении, близившейся грозе и не подписанная лампочка, находившаяся под столом.  

Ящик, который был на палубе, был закрыт, но не на долго, с помощью отмычки, Муза вскрыла его. Внутри были боеприпасы для пушки и инструменты для починки.  

Так прошли несколько дней. Водная гладь сменялась степью и наоборот, погода была хорошая. Путешественники часто беседовали и развлекали младшую из них. Мар и Муза ничего не сказали Еве насчёт старшей сестры и её настоящей работы.  

Через примерно 5 дней, они достигли континентальной части. Леса, леса и ещё раз леса – вот так её можно было описать. Реки если и попадались, то очень редко и небольшие. До конечного пункта, если конечно курс был верный, оставалось не больше трёх дней. Всё было бы хорошо, но погода начала резко портиться. Сильный ветер дул сзади и, если бы он был чуть-чуть сильнее, парусам и мачте пришёл бы конец, поэтому было решено подождать более сильного ветра и только потом снимать паруса. Дождь заливал палубу и приходилось щётками стряхивать воду, чтобы та не попала вовнутрь. Через день ветер стал невыносимо сильным и превратился в ураган, деревья прогибались из-за него, шхуну мотало из стороны в сторону. Паруса Мар успел снять вовремя, и они остались целы. Муза каждую секунду проверяла курс и подстраивалась под него.  

Примерно за 5 часов до того момента, когда они должны были увидеть большую гору и прилегающий к ней город, ураган стих, но ветер всё равно был силён.  

Благодаря мастерству Музы и упорности Мара, компании удалось достичь нужного места, но что-то было явно не так, город был абсолютно пустым и тихим. Оставив Шустрого в порту, путешественники пошли исследовать город. Сомнения подтвердились, город был не пуст. Через 2 часа поисков, дверь в убежище была обнаружена, она располагалась на площадке около горы, сама дверь представляла из себя раздвигающийся пол, рядом с ней была будочка. Внутри был рычаг и таймер, висевший на стене.  

– Таймер? Зачем?  

– Я тоже не понимаю, меня об этом не предупреждали.  

– Стой, а если это ловушка? Не трогай рычаг!  

– Стою.  

Ева, не обращавшая внимание на своих родственников, облокотилась на рычаг и случайно его активировала. Таймер загорелся и начался отсчёт, на циферблате было: "40:00". Двери начали раздвигаться и оттуда начало высовываться куполообразное строение, диаметром примерно 4 метра. Вдруг послышался громкоговоритель: "Активирован протокол "НИ КОМУ", всех людей, находившихся рядом просим покинуть это место и держаться на достаточном расстоянии от взрыва".  

– БЫСТРО ВСЕ В ПОРТ!  

– Просте, я не специально.  

– Потом об этом, бежим!  

Мар считал про себя время пока бежал, как он думал, когда они взлетят, будет уже 25 минут оставаться на то, чтобы как можно дальше улететь. Шустрый, на всех парусах и со всеми включенными двигателями, понёсся вглубь континента, но руль не слушался и постоянно поворачивал в обратную сторону. В итоге было потеряно 5 минут, но корабль, подхваченный ветром, нёсся очень быстро. Оставалось 5 минут до взрыва. Мар прижал к себе Еву, чтобы она не боялась, Муза готовила всё к тому чтобы корабль шёл только вперёд, пока она была бы в трюме. Щёткой она заблокировала его от поворотов и быстро покинула капитанский мостик и пошла в трюм к остальным. Взрыв. Характерный грохот был услышан. Через несколько секунд, корабль подхватило взрывной волной и понесло со страшной скоростью. Шустрый был недостаточно далеко от эпицентра. Все, кто был в трюме потеряли сознание от перегрузки.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*** Третья глава ***  

Мар очнулся после очень долгого пребывания без сознания. Тело не слушалось и никаких ощущений кроме тепла не ощущалось, глаза ничего не видели, но одно ухо всё-таки слышало треск костра, бульканье воды и как кто-то смачивает полотенце. Вдруг он почувствовал холод, тряпка была у него на лбу, а после, тот кто положил тряпку встал и ушёл. Дверь закрылась. Но Мар слышал, что кто-то разговаривал.  

– Дедушка, сколько они ещё могут так пролежать?  

– Не знаю, может день, может неделю, может и месяц, а может и год. Я не силён в медицине, то что мы сейчас делаем, это азы, надеюсь, скоро они поправятся. А кораблик-то у них крепкий, сразу видно, моего века дело!  

– Может быть.  

Мар почувствовал боль в животе. Она медленно расползалась по всему телу. Мар попытался подняться, но тело всё так же не слушалось, лишь рукой он смог немного пошатнуть. Глаза начали видеть, но свет причинял им боль. Он огляделся. Он и его сёстры лежали на кроватях из веток и шкур в небольшой комнате, где посередине стоял костёр и на нём был подвешено ведро. Единственным источником света был костёр. Окон не было, а стены были из веток. "Как будто на остров к дикарям попал" – подумал Мар. Вдруг боль отступила, в глазах опять начало темнеть. Он уснул.  

Через 2 дня, Мар проснулся, комната была та же, как же он хотел, чтобы это было сном, но пение птиц пробудило его окончательно. Мар встал и, слегка шатаясь и облокачиваясь об стены побрёл к выходу. Дверь была не заперта, и ничего не помешало ему после того как он вышел, потерять равновесие и упасть в песок. Песок был белый и мелкий. Он оказался на пляже, который находился в пещере, но та была с дырой сверху и солнечный свет пробивался к Мару и слепил его. Вокруг никого не было. Рядом стояли 3 домика, таких же как из которого вышел Мар, а рядом с водой была палатка и куча копий и гарпунов. Мар решил взять одно для безопасности и ждать в палатке возвращения её хозяев. Через час он уснул в ней. Через два его там нашёл мужской, старческий голос, сказавший ему: "Молодой человек, пора вставать, раз сам смог сюда добраться, значит и обратно сможешь". Мар резко очнулся и схватился за копьё, но мужчина стоявший рядом только усмехнулся и вышел из палатки. Мар вышел из палатки следом и наставив на мужчину, по виду – старика, копьё.  

– Кто вы? Почему мы здесь? Где мы?  

– Меня зовут Бэн Иллит, вас выбросило на мой остров, на моём острове.  

– На какой ещё остров?!  

– Остров называется "Кладбище кораблей".  

– Ладно, допустим, где этот остров находится? В какой мы стране?  

– Понятия не имею, юноша, я здесь оказался со своей внучкой 10 лет назад, после того как разбился об скалы на своём корабле в грозе.  

– Нехилый срок, почему не уплыли?  

– Корабль не подлежит ремонту, да и на большой земле на меня охотятся, ну хотя наверно уже нет.  

– Кто охотится?  

– Мой бывший друг – Таврон Вэги.  

– За что?  

– Он занял моё место и не хочет допускать того, чтобы обявился оригинал. Наверно он уже всю семью загипнотизировал.  

– Загипнотизировал?  

– Он владеет гипнозом, обманом он обернул против меня всех, всех родственников, друзей, знакомых, соседей, абсолютно всех. Лишь Еленочка, дочь моей второй дочери, сирота с малых лет, не поддалась гипнозу, как и я сам, поэтому он хотел нас убить, и сделал бы это, если бы мы не сбежали. 12 лет назад я начал эту гонку со смертью и до сих пор не выиграл, а сейчас мне ничего не угрожает, и я рад этому, но меня печалит, что ты и твои, наверное, сёстры, попали сюда не по своей воле. Я рассказал свою историю, а теперь давай присядем, и ты расскажешь свою.  

– Я… я был на корабле… Мы… летели от взрыва… И… Я не могу вспомнить остальное…  

– Ничего, память скоро вернётся, а пока, пошли-ка в дом. И копьё верни на место, мне им ещё рыбачить.  

– Хорошо, б… Я забыл твоё имя…  

– Бэн. Идём, скоро дождь начнётся.  

Мар вернул на место копьё. Оно показалось ему удобным и очень крепким. После этого они вдвоём пошли в один из домов. Тот факт, что Бэн его однофамилец не смутил его, эта фамилия была очень распространена в Велвуии. Внутри были что-то наподобие кресел и стульев, а посередине костёр, больше чем, который был в доме где проснулся Мар. Он присел на одно из кресел около очага и стал смотреть на огонь. Он почувствовал странное тепло, как будто он дома, а не чёрт знает где, на каком-то острове в компании старика.  

– Ты так и не назвал своё имя.  

– Мар. Я вспомнил, что произошло с нами.  

– Расскажешь?  

– С самого начала?  

– Да, у тебя имя редкое так, что лучше с самых начал.  

– Я родился и вырос в Прице, в семье учёного и победительницы по долгим забегам в олимпиаде, это было 19 лет назад. Отца я видел редко, его больше интересовала работа чем мы. Школу я окончил не сказать, что хорошо, но не ниже средних показателей. После решил стать бегуном, мама очень мне в этом помогала, она готовила меня, запихивала в разные секции, показывала что-то интересное. В этом году я решил поучаствовать в 6ти часовом забеге. Но… не вышло. После начала конференции… началось вторжение. Корабли разрезали крыши таранами, взрывы, выстрелы. Ночью скорее всего была зачистка, но я не знаю точно, я тогда был без сознания. Некоторое время я со старшей сестрой искали родных, кроме сестры никого не нашли, и решили отправиться в убежище. В порту мы угнали катер, "Шустрый", на нём и летели. Но это был обман, когда мы добрались до двери убежища, активировали взрывное устройство. Еле успели ноги унести, но взрывной волной нас отбросило сюда. Кстати где корабль?  

Старик рыдал. Он не показывал это и отвернулся, но всё равно было видно и понятно.  

– Эй, ты чего?  

– Боги! Скажи, что твоя фамилия Иллит, умоляю, скажи!  

– Да, это так, а что?  

Старик обнял Мара. Тот не ожидал такого, но сопротивляться не стал, что-то не давало ему оттолкнуть спасителя.  

– Ты... Я… С тобой был такой мужчина старый, военный, у него всё лицо в шрамах, и он седой, на меня немного похож?  

– Да… Это мой дедушка, а что?  

– Его настоящее имя – Таврон.  

– Что? На что ты намекаешь??? Не может такого быть!  

– Не верить – твоё право, я бы тоже не поверил, но когда-нибудь ты поверишь.  

Мар не знал, что ответить. Слова старика вонзались ему в мысли и вытесняли их. Он молча сидел с удивлённым лицом. Через минут 10 он, наконец, собрался с мыслями и выдал:  

– Хорошо, я верю тебе, получается… Ты мой дедушка на самом деле?  

– Да…  

У старика на глазах появились слёзы, но Мар не верил, слишком долго он считал самозванца настоящим. Он оттолкнул Бэна и убежал к сёстрам, в доме никого кроме них не было, Ева немного пришла в себя и могла разговаривать.  

– Ева! Меня пытались обмануть, нужно срочно убираться отсюда!  

– Братик, я не понимаю, Музе не стало лучше, она поправится?  

– Не знаю, но я надеюсь.  

Ева попыталась что-то сказать, но заплакала и не смогла даже слова произнести. Мар был растерянным и злым, не зная, что ему делать, он убежал оттуда. Бежал он долго и не зная куда. Наконец он выбрался оттуда на берег острова. В метрах пятидесяти от него, опрокинутый и разбитый, лежал Шустрый. Мар понял, что починить его он не в силах и побежал дальше. Вспомнив про нож, он проверил его, нож был в порядке. Через полчаса почти безотрывного бега он нашёл деревушку, примерно из таких же домов, как и у Бэна, но очень растрёпанных, грязных и дырявых. Из некоторых светило от костра и доносились звуки пения, если его так можно было назвать (Явно певцы были в этот день друзьями спиртного). Бегун затаился за камнем и стал наблюдать за ними. По голосам он подсчитал примерное количество людей, 15-17. Полчаса наблюдений не дали особых результатов, но вдруг он услышал хруст веток за собой. Мар перелез на другую сторону и стал ждать. Шаги приближались и приближались. Вдруг его схватили за шкирку и подняли.  

– А кто это у нас тут шпионит? Небось на полицаев работаешь? Эй, Кан, дай-ка мне топор, сейчас мы подрубим одного смельчака!  

Мар, обезумев от ярости и боли, взял нож и перерезал глотку схватившего его мужчине. Кан увидел это и уже начал готовить своё тесла-ружьё, но не успел, Мар воткнул нож прямо в сердце. Кан упал так же, как и тот мужчина. У Мара горели глаза. Он не понимал, что происходит, его начало поглощать безумие. Взяв ружьё второго и патроны к нему, а заодно и мачете, которое было у Кана на поясе, он пошёл в ту деревню. Запрыгнул в одно окно, прежде чем кто-то понял что-то, он перерезал всех, кто там был, на шум откликнулись трое, по своей неосторожности и незнанию, зашли в дом, но оттуда вышел лишь Мар, весь в крови. Постепенно люди начали очухиваться и понимать, что на них напали. Мару пришлось прятаться в кустах и поджидать особо любопытных. После того как он убил последнего из тех, что были на улице, он взял ружьё и выстрелил в дом. Молния вырвалась из дула и понеслась в сторону сарая, который почти сразу же загорелся, люди начали выбегать из него, но это была ловушка, Мар отстрелил их всех по одному. Через минуты две поисков остатков от этих людей. Он сел на колени посреди деревни и неистово зарычал, а потом зарыдал. Через минуту Мар упал на землю и уснул.  

По большому столбу дыма и крикам, Бэн определил местоположение внука. Его удивление было невообразимым. Он не знал, что на острове есть кто-то помимо него и внучки, но больше его смутило то, что на Маре не было ни царапины, но он был весь в крови. Бэн подумал, что на этих людей напал кто-то другой, а Мар просто был рядом. Дорога домой заняла больше времени, чем поход сюда из-за того, что дед нёс на себе Мара.  

Бэн не сразу понял, где его внук, ему подсказала Леночка, собиравшая в той местности фрукты.  

На следующее утро, Мар вспомнил, что произошло. Он отверг мысли о том, что он убил так много людей, списав это на дурной сон. Аргументы Бэна не убедили его, но он твёрдо решил убраться с острова как можно скорее, и любая помощь была бы необходима. Мар решил сделать вид, что поверил Бэну, для того чтобы тот починил Шустрого. Через день Ева уже могла стоять на ногах и немного пошатываясь, но ходить. Муза тоже начала приходить в себя, Бэн ничего не рассказал Музе, что насторожило ещё больше Мара. Старик ничего не рассказывал о пиратах, живших на острове вместе с ними, потому что для не него самого это было открытие, даже не было подозрений, что кто-то живёт кроме них на острове. Так прошла неделя. Работа по починке корабля даже не начались, но Мар иногда ходил к нему и проверял, что именно сломано, но основное время он тратил на заботу о Музе. Ей больше всех досталось, осколок от стекла попал прямо ей в живот и долгое время находился там. Сейчас его вытащили, и она пошла на поправку, но больших трудов это стоило. В один из вечеров, когда все вместе ели, Мар завёл тему о том, чтобы покинуть остров. Бэн неохотно отвечал "нет" и старался переключить тему.  

– Почему ты постоянно сменить тему?  

– Я-я… Я не хочу покидать мой остров, я тут слишком давно и уже привык.  

– Дедушка, нам нужно помочь нашим новым друзьям, а я очень-очень хочу посмотреть мир, ну пожа-а-алуйста.  

– Хорошо, Лена, я помогу с починкой, но я останусь тут.  

– Один?  

– Да. Я не покину свой остров.  

– Это из-за нашего корабля, да?  

– Наверное.  

Мар не решил лезть с вопросами прямо сейчас и немного подождать. Вскоре все разбрелись по домам и легли спать, тогда ему не очень хотелось, и, ничего не придумав получше, пошёл проведать Шустрого. Мар очень разозлился, когда увидел, что их кораблик в буквальном смысле разобрали по болтикам. Лишь мусор и ржавые или слишком тяжёлые детали остались целы. Вокруг было много следов, но примечательней всего был пьяный в дрова пират, валявшийся возле остатков корабля. Вне себя от ярости, Мар пнул его со всей силы. Когда он доставал нож, пират начал просыпаться, увидевши нож, (по рассказу единственного выжившего с того лагеря) которым перерезали половину четверть вообще всей банды, он начал молить о пощаде, это был самый страшный случай в жизни обычного морского разбойника, который ничего примечательней грабежей рыбаков не делал. Мар быстро понял, что пират его боится и готов делать всё, что ему прикажут, первым приказанием было – объяснить, что случилось с Шустрым. Пират рассказал, что все части, которые смогли утащить, забрали на починку своих кораблей. Мар был явно недоволен ответом, что заметил пират и принялся кланяться ему в ноги. Вторым приказанием было – рассказать обо всём, что было с ними связано. Узналось, что пираты на острове – это банда "Шквальный ветер", они в основном промышляют мелким грабежом торговцев и рыбаков, в больших сражениях не участвовали и сейчас не располагают большими средствами, поэтому не могли даже купить себе еды и устроили маленькую базу в почти разрушенном форту на севере острова, всего в банде человек 70-80 человек и 2 паровых роботов с ружьями вместо рук. Флот составляют 3 катера, примерно чуть меньше Шустрого и 1 бриг (в 2 раза больше катеров). Третьим приказанием было – рассказать о слабых местах.  

Пират рассказал, что патронов недостаточно даже для охоты на дельфинов (их зубы ценились высоко знахарями и целителям, про мясо, пригодное в пищу, не стоит забывать). Мар решил, что отпускать рассказчика вообще не вариант, и правильным решением, на его взгляд, стало – связать его и отвести в лагерь, а там уже пусть за ним приглядывают.  

Пирата связали и привязали к дереву, каждые 2 часа отвязывали и отпускали прогуляться по берегу под строгим надзором, к вечеру Мар успел выкопать яму для него, куда и поместили пленника, который обещал, что не сбежит, лишь бы его не убили, даже не так, он умолял о том, чтобы его не убивали, а взамен предлагал даже помогать, лишь бы его шкура осталась цела. Помощь умелого столяра, коим являлся пленник, кстати, очень бы пригодилась поселенцам. Ему сразу же было поручено задание – сделать несколько табуретов и подготовить доски для того чтобы залатать пол. Древесину и инструменты ему доставил Бэн, и тот почти сразу же преступил к работе. Тем временем, Мар, смотря на очаг, думал о том, что будет с его новообъявленным дедушкой, когда они уедут, ничего на ум кроме рабства или убийства не приходило, что злило его. В голове промелькнула мысль: "а что, если прогнать пиратов с острова? ". Возможно это поможет на некоторое время, но на долго ли? Почти ночью Мар предложил Бэну напасть на лагерь пиратов и всех там убить (Убийца себя таковым не считал и сейчас находился почти в ярости, поэтому разум его был затуманен). Дед, как ни странно, согласился, видимо других выходов не существует. Нападение было спланированно этой же ночью, по которому, они вдвоём должны были пробраться вовнутрь лагеря ночью, заложить взрывчатку во всех возможных местах, а после, добить оставшихся из укрытия, это всё должно было произойти через 2 дня, во время, когда луны на небе не будет. Целый следующий день Мар злился на каждую мелочь и чуть было не кинул копьё в пирата, который начал распевать песни, не имея голоса. Муза заметила это, но не стала вмешиваться, она решила подождать и посмотреть, что будет. В этот же день взрывчатка была найдена в зарытом сундуке на пляже, который туда поместил Бэн, когда приплыл сюда. Работала она по одному из самых простых способов, достаточно было просто выставить таймер и когда время закончится, бомба взорвётся. Было сделано 2 таймера, для того, чтобы если 1 не сработал, то второй, точно бы активировал взрывчатку. Сама взрывчатка представляла из себя 10 штук обычных динамитных шашек. Последний день перед нападением, Мар искал укромные места от взрыва и охраны, такое место было найдено на холме, среди камней. Там был прекрасный обзор местности и относительная защищённость. Динамит предполагалось расставить по периметру и 2 внутри, рядом со складами боеприпасов. Ожидание атаки было долгим, сообщники уже всё подготовили и оставалось только дождаться темноты. Муза зря время не теряла и наблюдала за ними. Наконец настала ночь. Мар и Бэн, проверили, все ли уснули и двинулись к лагерю, Муза, обманувшая их, двигалась за ними по пятам, но так искусно, что они даже не подозревали, что за ними следят. После того как караул менялся, прошлая охрана все составом шли пьянствовать и спать, а новая, была уже на веселе и справлялась со своими обязанностями их рук вон плохо. Проскользнуть незамеченными не составляло труда. После того, как все шашки расставлены по местам, оставалось только выставить таймер и покинуть опасную зону. 10 Минут, как показалось Мару, было идеально для цели и так и было сделано, едва ли пираты понимали, что сейчас произойдёт. Как только сообщники достигли убежища, прогремел взрыв, прошло явно не 10 минут, похоже, что кто-то либо что-то взорвал вблизи шашек, либо таймер сбился. Мар был готов к такому исходу и сразу же взял в руку свою тесла-винтовку и подготовился к перестрелке, но она не понадобилась, все кто были в лагере – мертвы. Мар праздновал победу, чуть ли не пританцовывая, Бэн молчал, но смотрел на это всё с облегчением, Муза, сидевшая на дереве и наблюдавшая за всем этим, была в ужасе от происходящего. Её брат, только что убивший как минимум человек 30, чуть ли не пляшет. Когда огонь от взрыва стих, сообщники пошли удостовериться, что все пираты умерли. Так и оказалось, никто не успел даже понять, что произошло. Корабли пиратов остались целы, но катер, который стоял ближе всех к лагерю немного почернел и упал на бок. Муза понимала, что добром это не кончится, но не знала, что ей делать, она решила рассказать обо всём Елене завтра, но так, чтобы никто другой об этом не знал. Она тут же отправилась домой и когда пришла, легла на своё место и сразу же уснула. Мар вернулся примерно через минут 15 после Музы и ничего не узнал, как и Бэн, но Ева, увидевшая что ни брата, ни сестры, ни старичка в лагере не было, немного забоялась, но взяла себя в руки и заставила себя уснуть. Утро было пасмурным, сезон дождей уже давно прошёл, но дождь лил так, как будто он в самом разгаре. Мар и Бэн не замечали подозрительных взглядов Евы и Музы, но последняя, заметила, беспокойство сестры. Муза решила, что расскажет Еве, только если она спросит напрямую. Через час дождь кончился. Муза и Лена ушли в лес, собирать фрукты, Ева слушала рассказы старого пирата, Мар и Бэн выбирали судно, на котором улетит команда Мара и как его они будут чинить. Бэн увлёкся идеей и искренно желал помочь внуку, поэтому вдобавок предложил модернизировать корабли, что он мог сделать. На прогулке Муза завела тему о дедушке Лены, а потом плавно перенесла разговор на его особенности и странности, которых не было замечено внучкой. Наконец, узнав, что Лена ничего не знает, Муза рассказала о том, что случилось прошлой ночью. Елена не поверила Музе, но, когда она отвела её в лагерь пиратов, Лена поверила, но не могла это до конца осознать. Когда твой дедушка сходит с ума с почти незнакомым, хоть и понравившимся молодым человеком, у тебя возникают странные и противоречивые чувства. Лена решила не вмешиваться на прямую, но по-доброму, мягко и незаметно подавлять психические расстройства. Первым её поступком в этом направлении стало приготовление наивкуснейшего супа из морских обитателей, выловленных недавно.  

Так прошла тихая, мирная неделя. Мар улучшал и чинил вместе с Бэном бриг и готовили его к долгому перелёту, Муза наблюдала за Маром, пока он был в лагере, а в остальное время либо играла с Евой, либо помогала Лене, которая делала почти всю работу по уборке, готовке и добыче пищи, пират, когда Мар уходил, пел и рассказывал истории Еве, но если они были не добрые, то получал камнем по голове от Музы, а в остальное время помогал с некоторыми деталями от брига или с мебелью в лагере.  

Вроде всё было хорошо, но до вечера субботы, когда на остров напали новые пираты. Они обстреливали из далека и целились в основном по важным объектам в лагерях. Мара почти задел осколок от взрыва, когда он был в бриге, который через 3 выстрела, был уничтожен. Всё пошло прахом, остальные катера были в настолько ужасном состоянии, что не могли даже подняться в воздух. Мару и деду пришлось спасаться бегством. Когда они достигли лагеря, их сразу же встретили девушки, обеспокоенные взрывами. Решено было на следующую ночь уплывать на старом корабле Бэна, который из-за поломки поворотных механизмов двигателей не мог подняться в воздух, но отлично плыл по воде.  

– Как в старые добрые…  

– Да уж. Надеюсь на нём есть вооружение хоть какое-то?  

– Да, он был военным крейсером, ещё на нём есть щиты, так что от электрических оружий мы защищены. Он давно не использовался, так что придётся поработать всем нам.  

Работы были начаты сразу. Крейсер сел на мели в другом конце пещеры, прямо в дыре из неё. Внутри, да и снаружи, он покрылся в некоторых местах ржавчиной, но в основном был просто немного грязным и пыльным. Прежде всего были починены двигатели, это заняло почти половину ночи, следующую половину заняла очистка верхней палубы от пыли и грязи. Утро ушло на подготовку парусов, день на полную чистку. Почти сильно устали, поэтому пленнику было позволено выйти из своей ямы, взамен на помощь. Вечером были прочищены и проверены ружья. Это были обычные 12 пушек по бортам, 2 пулемётные установки по середине, 4 носовых орудия тесла, 2 кормовые обычные пушки и 1 башня с ракетными установками на носу. К полуночи были приведены в порядок все системы корабля, но так и не были прочищены самые нижние палубы и несколько кают. Старик уснул от усталости в одной из них. Решено было связать его и забрать с собой. Пират пожелал остаться в пещере и жить отшельником.  

Наконец, все припасы были собраны, корабль был готов к отплытию. Он был назван Древний, так как ему предстояло путешествие по воде. Которое началось после того как крейсер был снят с мели.  

Не всё пошло гладко, их заметили и начали сближаться и стрелять из всех орудий по бедному кораблю. Но тот был крепкий и выдерживал все попадавшие в него снаряды. Мар сел в башню и стрелял из ракет, а Муза и Ева управляли бортовыми пушками, Лена была рулевым и пыталась вилять, чтобы уклоняться от снарядов.  

Бой был тяжёлый, Лену немного задело, когда снаряд попал рядом с ней, её спасла металлическая пластина. Муза и Ева ломились от усталости, а Мар отстрелял почти все ракеты, но они победили. Последний атакующий был сбит ракетой, которая попала прямо в хранилище боеприпасов. Но сбитый катер упал прямо на крейсер. В Мара угодил деревянный брусок, который вырубил его.  

Крейсер уходил вдаль. Лена нашла карту в каюте капитана и держала курс на ближайший порт. Этим портом оказался город Фазун в далёкой от Велувии стране Канак.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*** Глава четвёртая ***  

– Что? Я что, уснул?  

– В тебя брусок прилетел, ты как?  

– Бывало и похуже, дед…  

– Дед?!  

– Музаааа... Чёрт! Дайте мне пол часа, я приду в себя.  

Прошёл час после этого момента, только к этому времени Мар полностью пришёл в себя, но голова у него ещё болела. Муза требовала объяснений. Она их получила. Мар рассказал почти всё о старике (умалчивая о убийствах, произошедших недавно), даже то, что не верит ему, но от помощи не стоило отказываться. Внезапно Муза упала на пол. Брат проверил её состояние и как оказалось, она спала. Мар подумал, что это очень странное происшествие. После, отнёс её в каюту и уложил на кровать. Ева ничего не узнала, так как была на мачте и смотрела вперёд. Елена рулила и была слишком занята, чтобы что-то замечать. Старик был заперт в каюте с некоторым запасом еды и воды. Его планировалось там держать несколько дней, пока он окончательно не свыкнется с тем, что на остров он не вернётся. Муза проснулась на следующий день, она не помнила абсолютно всю прошлую неделю. Мар решил не говорить о тайне старика, чтобы это не повторилось вновь, сказал лишь, что она слишком устала, когда работала и просто уснула, а пока спала, они уже сбежали с острова. Через 3 дня Бэна выпустили, опасения были напрасны, он признал, что остаться на острове – плохая идея и придётся ехать в цивилизованный мир. Еве было ужасно скучно просто смотреть вперёд и ещё от этого сильно болели глаза, поэтому она иногда спускалась вниз и играла с найденными игрушками Лены, слушала истории Бэна, часто Муза её чему-то учила, к примеру, она недавно от неё узнала о морских обитателях, которых выловил Бэн, когда рыбачил.  

Питались путешественники в основном рыбой, потому что припасов не хватало на долгие перемещения. Бэн, Мар и Муза почти весь день рыбачили, иногда ловили съедобных рыб, остальных, если красивые – показывали, потом отпускали, если не красивые – использовали как приманку для других рыб. Иногда ловили совсем маленьких, иногда довольно больших, но один раз на приманку Музы попалась небольшая акула, когда её попытались вытащить, чуть не сломалась удочка, но всё же удалось вытащить охотника. Акула была съедобной, поэтому на ужин было мясо этого хищника.  

Прошла неделя, две, месяц, а путешественники всё плыли и плыли, все уже давно поняли, что сбились с маршрута и плывут чёрт знает куда. Погода была отвратительная, почти половину месяца лил дождь, скорее всего команда была намного южнее, чем планировалось, этим объясняется раннее наступление сезона дождей, из-за которых ночью нельзя было увидеть звёзды, по которым можно бы было определить местоположение. Вода была беспокойная, волны врезались в корабль как в скалы. Через неделю наконец, дожди кончились, но воцарился полнейший штиль, из-за которого пришлось включать двигатели, чтобы хоть куда-то приплыть. Ночью наконец было определено, что корабль отклонился от курса и уже слишком далеко от изначального маршрута. Вернуться было не под силу, припасов не хватило бы, даже если почти не использовать их. Да и топлива было недостаточно. Решено было отправиться в другой ближайший порт на островах Инис. Этими островами были огромные кувшинки растения Ини. Это была нейтральная территория, хоть и не гласно, принадлежащая богачам из Велувии, которые могли помочь команде. Через два дня, после изменения курса, Мару показалось, что кто-то следит за ними, но кто – неизвестно. Рыбы было катастрофически мало, в день на удочки попадало по две-три маленькие рыбёшки. На следующий день, Ева, когда смотрела в воду, увидела, что снизу есть кто-то очень большой и сильно испугалась. Она убежала в каюту капитана и спряталась там. Все пытались её успокоить, объясняя, что ей всего лишь показалось и "никакого чудища нет".  

Никто не подозревал, что Ева окажется права. Вечером, монстр попытался откусить кусок от крейсера, но Лена успела повернуть корабль, и монстру досталось лишь пушечное ядро в глаз, которое было выстелено из пушки, когда Ева сидела в трюме. Она увидела этого монстра, когда мыла пол. "Я прицелилась прямо в глаз и выстрелила" – сказала она, когда её начали расспрашивать. Её похвалили и принесли извинения, за то, что не поверили. Ночью обязательно дежурили двое, один стоял у руля, второй был в трюме и готов стрелять. Но монстр больше не появлялся. До того момента, когда Ева увидела те самые города на кувшинках, к которым они уже очень долгое время плыли. Он показал всю голову и шею, преградив путь Древнему. Монстр был похож на червя с полной зубами пастью. Один глаз из четверых вытек. Чудище смотрело прямо на Еву, прямо в глаза. Пока продолжались гляделки, корабль развернули и дали бортовой залп по монстру. Много снарядов пролетели мимо, но большая часть попали прямо в голову, один из них угодил в другой глаз, на той стороне, где уже одного не было. Чудище скрылось под воду и плавало под кораблём. Лена маневрировала, но оно постоянно находилось под ними. Через минут 20 оно выпрыгнуло и попыталось укусить за корабль сверху. Лена вовремя это заметила и развернула корабль кормой, из которой дали залп. Все снаряды попали в цель, и по виду принесли немало урона. Червь изгибаясь, упал на воду и хотел было опять уйти вниз, но Бэн обстрелял его из пулемёта, что разозлило монстра и он погнался за кораблём. Поворот корабля и снова залп. Чудовище остановилось в метрах 5 от корабля и умерло. Но победу праздновать было рано, как оказалось, территорию захватили Апролы. Это поняла Муза, когда Ева сказала, что по всему острову висят "какие-то красные флаги". Надежда на помощь таяла на глазах. Похоже, что никто не заметил крейсер или там никого не было, но по крайней мере, никакой активности не наблюдалось. На корабле была спасательная лодка, на которой отправились Мар и Муза на разведку острова. Все двигатели крейсера были отключены, а паруса спрятаны.  

Тайно прокравшись на остров, была произведена разведка. Но ничего найти не удалось, все улицы были пусты, но немного грязны, кое-где были следы крови. В одном из домов, куда заглянул Мар, не было абсолютно ничего, пустые комнаты, даже стены были ободраны. На соседнем острове была гора трупов. Огромный холм гниющих тел, прямо на солнце. Это немного смутило Мара, но они не останавливались. На следующем острове стояли клетки. В одних были уже скелеты, в других ещё трупы, но в некоторых умирали ещё живые люди. Когда Муза увидела снайперов на крышах, было решено попробовать убить их и помочь выбраться бедолагам. Первый снайпер был задушен Музой. Она забрала его винтовку и начала стрелять по другим, прежде чем они поняли, откуда стреляют, Муза всех убила, но один уже готов был стрелять в неё. У него вышло, потому что Мар выстрелил раньше. Сигнала тревоги не последовало, значит эти снайперы были единственными охранниками. Своевременная помощь была оказана уже почти трупам, остальные смогли сами себе помочь. По рассказам пленников, эти острова были захвачены и разграблены, а всех либо забирали в клетки, либо перевозили на соседний остров и продавали в рабство. Но не успел рассказать полумёртвый мужчина об этом, как Мар увидел труп своего отца. Он был в ярости. Хоть отец и не заботился ни о ком из семьи, но всё же был родным человеком. У Мара загорелись глаза. Он взял винтовку и свой нож и вместе с этим, забрал катерок и направил его прямо на остров с рабами. Муза ничего не успела сделать, так как заметила пропажу братца слишком поздно. Убедившись, что с пленниками всё хорошо, она отправилась на этот злополучный третий остров. Она приехала примерно на полчаса позже брата, но то что она увидела, было ужасающе. Он зарезал всю охрану, что была на острове, и было её немало, и уже сами рабы бегали от него. Мар стоял на трупе охранника и отрезал от него куски плоти. На его лице была улыбка, но на вряд ли её можно было так назвать, скорее это был оскал зверя. Муза ударила его прикладом по затылку и тот отключился. Какого же было её удивление, когда Карина спросила: "зачем ты ударила Мара? ". Как оказалось, Карина и остальные попали в рабство, где мама, младшая не знала, но Ванессу забрали на какое-то судно вместе с " очень жирным дядкой со свиным рылом". Когда Мар начал приходить в себя, он и его сёстры уже были на корабле и плыли в сторону "Августа", брига на котором скорее всего Ванесса. Через день пути, бриг был найден, но он был не один, его эскорт состоял из двух катеров, но довольно в плохом состоянии, видимо кто-то до этого их атаковал. Слежка за Августом была не долгая, их заметили через полдня, и катера атаковали крейсер, что было безрассудным поступком, их уничтожили ещё на подлёте. После были выведены из строя двигатели брига. Он начал падать в воду, но двигатели из последних сил пытались поднять его, что смягчило падение. Бриг был явно не военным кораблём и вооружения не имел. Решено было взять его на абордаж. Вся команда крейсера приготовилась. Ева и Карина остались у руля. Когда корабли максимально сблизились и были в шаге от друг друга, началось настоящее нападение. Мар отстреливал из винтовки тесла других стрелков или тех, кто подходил слишком близко, Муза фехтовала сразу с тремя, Бэн стрелял из пулемёта, а Лена кидала небольшие гранаты в скопления людей или разрушала проходы. В итоге всех, кто был наверху или сильно ранили или убили. Когда удалось выломать дверь в каюту капитана, туда сразу ворвалась Муза и Бэн. После обысков был найден капитан корабля. Он сидел в шкафу и молил о пощаде. Его вырубили прикладом и пошли в трюм. А там, внутри, в камерах, сидели рабы, среди них была Ванесса. Она была в очень плохом состоянии. Выдернутые волосы, оборванное кровавое тряпьё, много синяков и порезов, но самым ужасным был шрам в виде круга, а в нём был трезубец, знак раба. Это было ужасное зрелище. Но не только она была в таком виде, больше половины заключённых были такие же, если не хуже, у кого-то даже не хватало некоторых конечностей. Истязателей, а заодно и владельцев этого ада, удалось найти под столами, в бочках и в прочих, как они думали, укромных местах. Кара была страшная. Половину разорвали на куски сразу же. Один покончил с собой, выстрелив себе в висок, но его тело тоже было по кусочкам разобрано. Вторую половину привязали к мачте вверх ногами, а каждые 45 минут спускали, подвергали мукам, а потом подвешивали обратно. Капитана постигла та же участь, но перед этим из него выбили всю известную ему информацию. Велувия была почти полностью захвачена, и армия уже начала атаковать соседние страны. Армия состояла из профессиональных солдатов, не знавших ни страха, ни болезней, ни голода, ни жажды, они были выращены специально для войны и нашпигованы имплантами по самое нехочу. Военная техника состояла из флота, танковых дивизий и роя маленьких истребителей. Танки были почти не пробиваемы обычными пушками, а от электричества вообще имели полный иммунитет, если так его можно назвать. Флот был настолько большим и качественным, что сам король Апролы, Чаш-го, приказал всем генералам флота, вживить импланты, которые блокировали почти полностью свою волю. Флот состоял в основном из новых крейсеров типа "Сэж", уменьшенные до максимально маленького размера, из-за чего они были даже меньше некоторых эсминцев. Они были сильно бронированы и максимально загружены пулемётами, от чего они казались ёжиками. Шанс пробить с обычных орудий был очень мал, так как они были очень маневренны и бронированы.  

Корабль был в не очень хорошем состоянии, поэтому его отдали бывшим рабам, чтобы те могли вернуться к остальным.  

А путешественники решили плыть в сердце Апролы, это была единственный способ хоть что-то узнать о матери и лжедедушке. Эту информацию узнала Ванесса, когда подслушивала. В самом центре страны, под столицей, был лагерь для рабов, которых свозили со всего мира. Собрали припасов с бывшего корабля врагов и отправились в путь, но был он не близкий, по подсчётам Музы придётся плыть почти 2 месяца, поэтому понадобится сделать остановки в портах или пиратствовать, но это было намного более рискованно, потому было решено останавливаться в портовых деревушках и продавать что-то, обменивая на припасы. А продавать было что, множество картин и мебели в каютах, инструменты, снаряды, на крайний случай орудия.  

Через недели 3 пути у Ванессы началась морская болезнь. Она почти не отходила от борта и всю еду, которую ела, оставляла в океане. Мар переживал за неё и иногда подходил к ней и успокаивал. В ближайшем порту были куплены таблетки и прочие лекарства за 2 картины уже давно канувшего в лету художника, Муза купила взамен на красивый стул снотворное для брата. Она думала, что пока ничем не сможет ему помочь, но как только они выберутся из всей этой передряги, обязательно начнёт его лечение. Ванессе после таблеток стало лучше, но иногда всё равно она бегала к борту.  

А между тем из-за того, что команда запустила серию взрывов, большая часть флота была уничтожена, а танков оставалось всего пару штук, но верховные главнокомандующие, чтобы не вызвать гнев короля, умалчивают это. Именно поэтому дальнейший захват Велувии пока что невозможен и приходится нападать на соседние и малоразвитые страны. Велувианцы, об этом не догадываются и думают, что апролы просто играются с ними, но готовы отразить удар любой ценой, страна и так почти уничтожена, остаются только самые дальние уголки державы и последние остатки армии Велувии будут сражаться до последнего. Из всех стран, которые могут хоть что-то противопоставить Апроле есть трое: Велувия, Анкита и Монастырь Молнии. Первая уже почти уничтожена, вторая готовится к нападению, но анкитийцы – слишком трусливый народ и вступят в бой только когда он будет заведомо выигрышный или в самый последний момент, а третьи находятся слишком далеко от всех и почти не ведут переговоров ни с одной страной. Монахи поклоняются своим богам, которых за свои обычаи считают иногда дикими, поэтому монахи никак не общаются с другими нациями и охраняют свои границы так, как будто если хоть один проникнет вовнутрь страны случится апокалипсис.  

Путь был долгий и утомительный, вся команда уже вымоталась из сил и не могла и не хотела плыть дальше, только у младших сестрёнок были силы хоть что-то делать, поэтому они решили остановиться на каком-нибудь острове и сделать там привал. Никто не был против и примерно через дня 4 был найден такой. Небольшой островок с маленьким лесочком и песчаным пляжем со всех сторон. На острове была деревенька из 6 домов, и жители которой с радостью приняли гостей. Молодые люди расспрашивали о жизни на большой земле, остальные спрашивали об обстановке по миру. Старейшина и его советники были очень удивлены тому, что никто не поддержал велувианцев. Сами деревенщины были добрыми людьми, которые любили гостей, знаменовавших для них большой урожай по давней традиции. Младшие сестрёнки играли с деревенскими детьми, а остальные собрались у костра и просто смотрели на него. Никто не о чём ни разговаривал, все и так знали, что очень устали. Планировалось провести неделю на острове, но они задержались на две, но всем было уже намного лучше и все готовы к пути.  

В последний день перед отплытием все так же собрались у костра, но не на долго. Кто-то пошёл спать, кто-то латал корабль, кто-то общался со старейшиной в его доме. В конце концов у костра остались только Мар и Елена. Она смотрела на него и хотела что-то сказать, но не могла, потому что сильно стеснялась и боялась реакции других, если кто-то узнает, да и сама понимала, что это неправильно. А он смотрел в костёр на трескающиеся веточки. Мар думал о том, что случилось с ним в те разы, когда он терял над собой контроль. Почему он убивал их всех? Ему это не было противно или ужасно, он просто был заинтересован этим. Наконец, когда костёр уже догорел и свет был только от Днега, третьего спутника Каталонии, а Мар уже собирался уходить, Лена взяла его за руку. Их глаза были направленны к друг другу. По её щекам текли слёзы. Она понимала, что дала себе слабинку и совершила непростительную ошибку. А Мар всё понял, он иногда замечал пристальные взгляды Елены, но делал вид, что не обращал внимания. Он не убирал руку и стоял, смотря ей в глаза. Лена сдалась первой, она отпустила его и убежала в лес, вся в слезах. Мар не знал, что делать. Если она бы она не была ему родственником, он бы и скорее всего и принял её любовь, но в реальности, он мог лишь делать вид, что ему всё равно. Мар ушёл на корабль и уснул там в своей каюте. Лена вернулась под утро, она выглядела растерянной, но только когда её никто не видел, она знала, что теперь не будет второго шанса, и должна была контролировать себя. Днём крейсер отправился в путь. Вся деревня провожала путешественников в дальний путь.  

Время шло. Вот уже оставались 2 дня пути. Все были готовы к предстоящим испытаниям.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*** Пятая глава ***  

– Мар. Открой глаза. Мы призываем тебя.  

– Мар встал с кровати и оглянулся. Он был в абсолютно пустом и белом пространстве. Перед ним стояли трое человек в монашеских рясах.  

– Елена. Открой глаза. Мы призываем тебя.  

– Около кровати Мара появилась ещё одна, но с Еленой на ней. Она поднялась и подошла к Мару.  

– Вы двое – надежда нашей планеты. Вы наделены высшими способностями, скрытыми в глубине разума. Но есть человек, который хочет отнять их у вас и присвоить себе, он обманул всех, его зовут Таврон Вэги. Он пытался и до сих пор хочет забрать их у вас и присвоить себе. Наш орден уже давно готовит план по его убийству, но нам помешало вторжение апролов. После того как вы вызволите вашу мать, отправляйтесь в Монастырь. Мы будем ждать вас. Теперь можете быть свободны.  

Мар проснулся. Стояла тихая и светлая ночь. Он не понимал, был ли его сон настоящим, или это всего лишь выдумка его воображения. У него сильно зачесалась и заболела левая рука, когда он посмотрел на неё, то оказалось, что она вся покрыта татуировками в виде молний. Он попытался содрать их, но ничего не вышло.  

– Значит это было на самом деле. Нужно спросить у Лены, видела ли она этот сон, если она ответит нет, то скорее всего я ебанулся и сделал эти татуировки, но потом забыл.  

Её он нашёл в её каюте. Она так же была шокирована происходящим. По её лицу и действиям он понял, что это было на самом деле, поэтому ничего не сказал и просто ушёл. Ему стало немного стыдно за тот случай, поэтому он решил пресечь с ней почти все контакты, даже время пребывания её в определённых местах заучил и пока она находится в одном месте, он находится в другом.  

Порт Гизы был переполнен разными кораблями, но в основном это были яхты влиятельных вельмож короля, столица как-никак. На крейсере никак нельзя было попасть в тот пригород, поэтому было решено оставить нескольких на корабле, а остальные пошли бы вызволять мать. Сошлись на том, чтобы Мар и Муза отправятся в пригород, а остальные останутся. Когда Мар спускался на берег, он думал о том, что Бэн, наверное, на самом деле его дедушка, но он понимал, что раздумьями ничего не сделаешь, поэтому оставил это на потом. Кораблик отплыл подальше от порта, но остался в бухте, встав на якорь подальше от всех. Елена тоже сошла, но она лишь хотела пополнить припасы.  

Тем временем наступила ночь, Муза решила, что лучше пока что идти пешком, чтобы не привлекать внимания. И это было правильно, каждый транспорт, входящий и выходящий из города тщательно проверяли. К утру они достигли цели. Маленький городок, пустые улочки и одноэтажные бараки переполняли его, но в центре была ярмарка рабов, голоса оттуда были слышны даже за городом.  

Когда команда была уже рядом с ярмаркой, Мар заговорил с Музой:  

– Это будет неправильно если мы поможем только маме, эти люди, все, они не заслужили такого…  

– Это не наши проблемы, да и если мы так сделаем, то шансы спасти маму будут ещё ниже чем сейчас, а ты подумал, как мы потом будем убегать? То-то же.  

– Я думаю мама бы сама так сделала, а мы ну… да как-нибудь выкрутимся, чёрт с ним!  

– Стой! Успокойся! Мар, не делай этого!  

– Я ещё не придумал план, только после того как придумаю, пойдём.  

– Ладно, но, если что-то пойдёт не так, виноват будешь ты.  

– Знаю.  

Они барак за бараком, вскрывали их и смотрели на рабов, ища свою мать, а потом отпускали всех. Но один охранник увидел это и уже хотел вызывать подкрепление, но это вовремя заметила Муза и выстрелила ему в голову, попало почти в ухо. Охранник лёг замертво, Муза положила его пистолет ему в руку чтобы, когда его нашли, подумали, что он застрелился. Наконец, все рабы были освобождены. Некоторые желали мести, и их остановить не получилось, они прорвались к рынку и устроили погром. А после этого целая армия рабов с оружием, отобранным или найденным у охраны и покупателей, граблями-вилами, лопатами и прочим двинулись к столице. Когда шум поутих, Мар нашёл маму в одной из клеток на рынке, помог ей взобраться в лодку уже мёртвого дворянина и вместе с Музой полетели к кораблю.  

Армия рабов ворвалась в город, сметя всю многочисленную охрану, продавив их количеством. Бывшие рабы заполонили город и устраивали погромы среди населения. А у Мара были другие проблемы – двигатель то и дело выключался или переходил в форсаж сам по себе, иногда крылья управления не поворачивали. В итоге кое-как долетели, но не успели проникнуть в город, прилетел Сэж и начал обстрел города. Взрывы, выстрелы, начался пожар. Кто-то сгорел заживо, кого-то завалило обломками, а кто-то был просто застрелен. Зачистка шла полным ходом. Но рабов было слишком много. Улицы превратились в кровавую баню.  

В один из двигателей лодки попал осколок и из-за этого, она начала дымиться. Потом этот движок полностью перестал работать. Лодка накренилась и управлять ей стало в разы сложнее. Муза не справилась с управлением и угодила лодкой прямо в окно замка короля. Лодка сломала стёкла и попала прямо в зал. Мар лицом к лицу столкнулся с самим королём, которого спешили эвакуировать. Зрелище было страшное: столько презрения и брезгливости было вывалено королём. Мар тоже был не лучше, его лицо прямо излучало ненависть к королю. Муза еле удержала брата, чтобы тот не напал. А лодка между тем пролетела около лестницы на этаж ниже и идеально попала в другое окно, потом вылетела через него на улицу и полетела дальше к воде. Падать было высоко, разбиться насмерть можно было только так, поэтому экипаж лодочки крепко держались за борты лодки.  

Несколько минут показались вечностью, но самое страшное оказалось позади – лодка достигла воды и осталось немного подгрести до крейсера максимум метров 100. Без вёсел было тяжеловато, но всё же все спаслись. Елена была уже давно на корабле. Корабль мигом сняли с якоря, и он быстро пошёл в открытое море.  

Следующие 2 дня Древний мореход плыл на всех парусах в сторону Анкиты. Мар всё думал о том сне, может и вправду отправиться в Монастырь? Мар решил ночью сказать об этом Бэну.  

"День раздумий" – так назвал его Мар. Этот день прошёл мучительно долго, и что странно, Мар не чувствовал облегчения от того что почти вся семья спасена, было какое-то странное предчувствие, как будто это ещё только начало его приключений…  

"Деда, нам нужно поговорить" – так начал разговор Мар, когда Бэн стоял у руля. Никого снаружи корабля не было, так что им никто не помешает. Мар рассказал о том странном сне и упомянул, что Елена тоже там была. Дед был удивлён. Ему потребовалось время, чтобы понять и принять эту информацию. Но он сразу же сказал, что целиком поддерживает решение Мара, каким бы оно ни было, и добавил то, что был бы очень рад, если тот сон оказался реальным.  

– Была не была, плывём. Припасов хватит?  

– Да, и даже останется на ещё недели 2-3.  

– Я думаю, что вас не пустят со мной и Еленой.  

– Почему же?  

– Они всегда яро охраняли свои границы, ни один человек не может туда попасть без приглашения.  

– Может быть. Но ничего, мы отправимся к ближайшим островам и там встанем на якорь.  

– Мне так неудобно об этом просить.  

– Да ничего, вы же моя родня, а родне помогать – благое дело.  

– Насчёт этого… Поначалу, мне показалась бредом твоя история, я не верил, но потихоньку начал привыкать и сейчас я полностью верю тебе, я сознаюсь, меня обманывали, только сейчас я начал чувствовать, что свободен от чего-то.  

– Я бы и сам не поверил, если на меня такое свалилось, но чем чёрт не шутит!  

Мар ещё немного постоял вместе с дедом, но потом пошёл спать, день был тяжёлый и полный всего.  

Через некоторое время крейсер достиг Моря Туманов, а это означало, что Монастырь уже близко. За время пути никто особо не общался, каждый думал о чём-то своём. Муза была не рада решению своего брата, потому что не особо верила в такие сны и вообще весь Монастырь считала архипелагом безумцев, но ничего не могла сделать – она не могла пойти против решения брата, а тем более, когда за него выступает дедушка.  

Наконец-то из тумана выглянула стена. Она была такая высокая, что казалось она тянется до самого неба, но это не казалось, она была такая на самом деле. Решено было двигаться слева от неё и тем самым, в конце концов найти ворота. Через 2 часа они были найдены. Везде были сторожевые корабли, охранявшие проход. Один из них спустился на воду и прицепился к крейсеру, с него сошли трое человек в синих, длинных плащах с капюшонами, которые скрывали всё лицо. Один из них снял свой капюшон, под которым была сломанная маска, закрывающая вертикальную половину лица и подошёл к Мару. Он молча поздоровался за руку, потом огляделся и нашёл Елену, махнул ей в свою сторону, чтобы она подошла. Лена сначала забоялась этих личностей, но всё же пришла. После этого человек в маске хриплым и тихим голосом сказал: "Следуйте за мной, избранные". Мар посмотрел на Лену, она кивнула, и они вместе пошли за монахом. Все остальные уже поняли, что больше им тут делать нечего, но корабль монахов не отцеплялся. Когда Муза и Бен уже хотели пойти разбираться, открылся трюм брига монахов и оттуда вышли 6 человек в тех же плащах, но с большими коробками и один с большой бочкой, они сгрузили всё это на крейсер и вернулись к себе. Теперь то уж, корабль отцепился и улетел к себе вместе с "избранными", а крейсер отплыл к ближайшему островку, который оказался на нейтральной территории и там высадились, поставив корабль на якорь. При вскрытии коробок, обнаружилось, что в них была еда и несколько комплектов одежды для всего оставшегося экипажа, в бочке была чистая, питьевая вода. Такой расклад в принципе, всех устроил, но Бен всё равно рыбачил, для того, чтобы разбавить рацион рыбой. На бриге монахов, который кстати был без видимых опознавательных знаков, кроме рисунков по всему корпусу и парусах, и имени у него тоже не было, спросить Мар не решался, да и интересным этот факт он не считал, а Лена вообще ничего не говорила и смотрела только себе под ноги. Меж тем кораблик двигался куда-то вглубь тумана. Прошло не менее четырёх часов, прежде чем он достиг порта, там весь экипаж высадился и сопровождал Мара и Елену к большому замку, разделённому на две половины, между которыми виднелись множество мостов. Замок был впечатляющих размеров, до этого момента Мар, а Лена и подавно, не видели настолько высоких строений, а по площади он занимал как половина Великого стадиона.  

– Впечатляет.  

– Замок Электра.  

– Старый?  

– Ему около 4х тысяч лет, его построили первые, но до этого момента здесь уже находились его платформы, явно появившиеся тут искусственно, но кто их построил никто не знает.  

– Замок, часть которого построили незнамо кто, заманчиво.  

В самом замке было темновато, но всё же можно было разглядеть его длинные коридоры, каменную мебель и его обитателей. Кроме людей там жили большие пауки, размером с собаку, которых использовали как домашних животных. Через почти час блужданий по замку, путники достигли дверей. Двери были намного выше человека и выглядели внушающее. Монах сделал несколько резких движений руками и указал пальцами открытой ладони на дверь. Вдруг из неё вырвалась молния и ударила прямо по дверям. Они начали медленно и со скрипом открываться. Из них прямо обрушился слепящий синий цвет. Наконец глаза Избранных привыкли к нему, и гостям пришлось войти. Перед ними открылся огромный зал, внутри которого по краям был монолитный стол, в центре которого он возвышался в три ступени, и ровно посередине за столом стоял большой трон, на котором сидел мужчина, единственный из всех, у которого отличалась одежда, а именно он был не закрыт капюшоном, а носил большую митру. Мара с Леной отвели в середину зала и вышли за дверь, закрыв её за собой. Пару секунд все хранили молчание, но его прервал тот человек с большого трона.  

– О, Избранные, простите, за такое грубое вмешательство в ваши жизни, но вы нужны планете. Ваши татуировки указывают на ваше уникальное свойство, вы мастера молнии! Любой из нас, не сравнится с вашим могуществом, когда вы достигните высшего ранга. Мы вас призвали, дабы обучить управлению своим даром во благо жителей планеты. Как вы знаете, могущественная держава Апролов захватила уже большую часть Кайнарии, нашей с вами родной планеты, а это означает, что такими темпами нарушится гармония в мире. Это будет конец света, и только вы двое можете это остановить. Понимаю, вы в замешательстве, так что сейчас можете задавать любые вопросы, и мы постараемся вам всё объяснить.  

– Почему мы и как вы нас нашли?  

– Боги избрали вас, и вы коснулись древних артефактов, по которым мы смогли обнаружить вас.  

– Каких артефактов?  

– Один из них сейчас, я так понимаю, с тобой, это нож, который не может быть уничтожен, он никогда не меняется, а значит и не тупится. Второй был у Елены, это камень, который может изменять свой вес по желанию того, в чьих он руках, это одни из самых сильнейших артефактов, как мы думали, утерянных много столетий назад.  

– Что за боги? Кому вы поклоняетесь?  

– Древним, мы их так называем. Когда-то, никто не знает насколько давно, на Кайнарии было всё по-другому, на земле гуляли огромные животные, в воздухе летали сактары и жили Древние, именно они построили первые этажи этого замка и оставили множество артефактов, переживших своих хозяев на тысячелетия. Никто не знает, что произошло с Древними, но никто не видел их уже 2000 лет, они появляются в этом зале в трудное для планеты время и начинают массовое истребление всего живого, чтобы очистить планету и заселить новыми существами. В прошлый раз их удалось остановить только с помощью ваших предшественников, других избранных, но в позапрошлый, мы не успели подготовить избранных, и как следствие – почти полное уничтожение всего живого.  

– Сколько мы будем обучаться?  

– В зависимости от ваших стремлений, от трёх дней до нескольких лет.  

– Что будет с нашими родными всё это время?  

– Мы будем снабжать их, об этом не беспокойтесь.  

– Ладно, покончим с этим побыстрее, можем прямо сейчас приступить?  

– Да, конечно, отец Дон вас проводит. Отец Дон, окажите нам честь.  

Ворота отводились, и тот самый монах с маской встал в проёме. Мар и Лена пошли к нему. Он сказал, что сначала покажет где что, а потом они приступят к занятиям на следующий день.  

Так и произошло, Отец Дон вывел из замка избранных и отвёл на площадку с маленькой деревней рядом, там он показал дом Мара и Елены, Мар был против совместного жилья, но отец убедил его, что другого он не может предложить. Площадка представляла из себя ровную плоскую поляну с травкой, огороженную со всех сторон металлическим забором, а дом был обычным квадратным и деревянным, так как там не бывало холодно, то и печка не нужна была, потом отец показал столовую, баню, где можно было помыться. После Отец выдал чистый комплект одежды. Лена отказалась переодеваться, потому что ей не понравилось то, что ей предлагали, отец сказал, что в следующий раз попросит поменять. Он дал им время походить по округе и оглядеться, а потом повёл их в столовую, где готовили "Варёные тухлые носки, а не еду" – как выразился Мар, но ему ли не привыкать. После ужина, Лена отправилась в баню помыться, а Мар сказал, что слишком устал и лёг спать. Елена плакала от безысходности и не знала, что делать в такой ситуации и решила спросить совета у отца. Тот посоветовал ей прислушаться к зову сердца и плюнуть на закостенелые моральные устои. Лена решила через неделю попробовать ещё раз заговорить с Маром и выяснить, что он думает об этом.  

Ближайшие несколько месяцев парочке предстояло упорно тренироваться, чтобы освоить силу молнии.  

 

 

 

 

 

 

 

*** 6ая глава ***  

Мар начал своё утро с разминки и пробежки, солнце светило ярко, и погода была ясная. Давно такого утра он не видел. Лена проснулась через два часа и готовилась морально к тренировкам.  

Отец Дон провёл первую тренировку, на которой обучил правильным стойкам и движениям рук, днём. У Мара получалось хуже, чем у Лены, но Мар и не особо старался. Отец после окончания тренировки, сказал, что завтра он их обучит контролировать малые заряды и научит их применять.  

Что стало для Мара неожиданностью, так это то, что после тренировки с ним внезапно завела диалог Лена.  

– Мар, ты сегодня был молодцом.  

– А? Э-э-э… Спасибо, наверное…  

– Сегодня, сказали, будет особый ужин.  

– Ну хорошо.  

– Прогуляемся?  

– Что?  

– Давай пройдёмся.  

– Куда?  

– Просто по окрестностям.  

– Ну ладно.  

"Может головой ударилась? " – Подумал Мар. Елена прошлась с ним на метров 100, а потом они повернули направо и повторили, после этого она сказала, что ей надо помыться и вообще она очень устала. Мар не совсем понимал, что вообще происходит. После Лены пошёл и тоже вымылся.  

На ужин было жаренная говядина и несколько очень вкусных салатов, впервые за долгое время Мар нормально поел. Он даже хотел было поблагодарить повара, но почувствовал некоторую усталость и решил пойти лечь спать пораньше. Как только он лёг на кровать, так сразу уснул прямо в одежде и так спал до утра.  

Утром он опять размялся и повторил движения с прошлой тренировки. По его мнению, стало получаться лучше, чем вчера. После этого он привёл Лену и попросил начать занятия пораньше. Продлились они дольше, чем планировалось. У Мара появлялись маленькие молнии, которые он еле как контролировал из-за того, что они были слишком сильные для первых разов, а у Лены они получались наоборот, слишком хилые, но управляла она ими мастерски, как будто годами тренировалась. Отец Дон помогал им преодолевать проблемы, но появлялись новые и они были ещё трудней. На завтрашний день было запланировано полное решение проблем Мара и Лены. После занятия отец их отпустил и сказал, чтоб в свободное время повторяли тренировки. Лена опять позвала Мара гулять, но тот отказался и продолжил тренировку. Лишь к поздней ночи он добрался до своей постели и потом ещё долго не мог уснуть, он думал о всей его жизни и о том, как она поменялась за на самом деле не очень длинный срок, прошёл почти год после того, как он покинул родной дом. Потом он вспоминал отца, он казался ему таким холодным по отношению к своей семье, но всё же он был ему родной. Мать постоянно ругалась со старшими дочерями из-за всякой чепухи. Младшие сёстры всегда были такими дружными и всегда были вместе. У Мара не было никогда друзей, даже со своими родными он общался не слишком то и часто.  

Или нет?  

Внезапно память начала подводить, воспоминания поплыли и Мару показалось, что как будто в его голове перемешали их, но на самом деле он просто засыпал.  

Утром избранный проснулся от жуткой головной боли. Она не кончалась до начала занятия, и после неё, Мар стал слышать какой-то странный звук, похожий на тихий скрежет металла. Когда он спросил у Лены, слышит ли она этот звук, то она ответила, что Мару нужно побольше спать. Сама тренировка прошла успешно. Все недочёты Мар и Лена исправили, и на завтра была составлена задача – освоить пускание молнии. Лена была полностью уверенна в своих силах, чего не скажешь про Мара, ему казалось, что так быстро всё освоить не получится, ведь сами монахи осваивают всё годами и каким бы ты избранным не был, нельзя добиться всего и за неделю. Лена немного подшучивала над Маром, что его очень задевало и один раз он разозлился и оттолкнул её от себя, а потом ушёл к себе.  

На следующий день Мару всё-таки удалось выполнить задачу, но стоило это ему больших усилий. Дон чуть ли не светился от счастья, когда Мар выстрелил из пальца молнией, чуть не угодившей в старичка.  

Весь этот день Мар не общался с Леной. Но под вечер, она сказала, что хотела бы извиниться и пригласила его поесть то, что она сама приготовила. Мар был слишком голоден, чтобы задаваться вопросом, когда она успела и согласился. Ужин проходил в их доме, при свечах, что больше напоминало свидание. Мару это не понравилось, и он решил по-быстрому всё съесть и лечь спать. Еда была достаточно вкусная и Мар уплетал за обе щеки.  

Но Лена не дала плану Мара осуществиться, как только он попытался покинуть стол, она подбежала к нему и увалила на кровать, Мар хотел вырваться, но она оказалась слишком сильной. Она начала его раздевать и целовать везде. Мар ударил её ногой в живот и когда она ослабила хватку, вырвался и выбежал из своего дома. Как только он это сделал, он повторил движения, что были на тренировке и выстрелил молнией в выбежавшую за ним избранную. Её немного отбросило и, когда она падала, потеряла сознание. Мар быстро поправил всю одежду и побежал в столовую, надеясь там спрятаться.  

Там он и провёл свою ночь, уснув за столом. На тренировку Лена вела себя так, как будто ни в чём не бывало и спокойно тренировалась, иногда подшучивая над Маром, а он немного её начал побаиваться, поэтому делал вид, что ничего не замечает.  

Мар отточил свою технику и научился усиливать молнию, Лена успехов за сегодня не добилась, что показалось очень странным, даже если брать в расчёт последние изменения в её поведении. Он не хотел ещё раз с ней находиться в одном доме, поэтому пока она ела, забрал свой матрац и подушку, захватив с собой и одеяло и разложил всё под большим деревом, которое раньше не замечал. Погода всё эти дни была хорошая, и Мар думал, что она такая всегда тут, так что дождя он не боялся.  

Так прошла почти неделя. Мар улучшал своё владение молниями, и уже мог пускать их по несколько штук в почти любое направление, Лена делала лишь маленькие шажки к продвижению и сильно отставала от Мара. Он с ней так и не разговаривал с того момента и каждую ночь он почти не спал, потому что ждал пока она придёт, чего так и не случилось.  

"Облегчением это тяжело назвать, что сказал бы дед, если бы увидел? " – думал Мар.  

Завтра тренировку отменил Отец Дон, из-за того, что ему нужно было отлучиться по делам, Мар посчитал это хорошей возможностью, чтобы поговорить с Еленой и выяснить, что с ней творится. Вечером, к ужину он заявился к ней домой, но позже об этом пожалел. Дом был грязный, весь в паутине и исписан странными символами, которые он никогда не видел. Стоило ему лишь переступить через порог, как Лена его толкнула вовнутрь и закрыла дверь. Она была одета в изорванное тряпьё, на котором тоже были эти символы, а изо рта капала кровь. Она набросилась на избранного и увалила на пол, потом скрутила и держала его, пока глубоко кусала. Мар быстро понял, что добром это не кончится и еле как выстрелил в неё несколькими молниями, которые должны были её парализовать, но её лишь немного дёрнуло и он выстрелил ещё раз, но на много сильнее в этот раз. Лену отбросило в другую часть комнаты, а Мар воспользовался моментом и вылез через окно на улицу. После этого он побежал к замку, но вдруг вокруг него земля стала вязкой, и он начал понемногу проваливаться. Он схватился за ближайшее дерево, и земля прекратила засасывать его. Но это было только начало, как только Мар встал на ноги, послышались звуки летающих кораблей, которые он слышал в зале стадиона. Мар быстро понял, что это Апролы и приготовился дать им отпор. Несколько небольших кораблей, с явными большими повреждениями летели прямо к нему. Избранный приготовился, и потом сделал один точный и убойный выстрел, который угодил прямо в единственный целый двигатель, который после попадания загорелся и взорвался. Второй корабль дал залп по Мару и почти попал в него, тот ответил вторым выстрелом, но промахнулся, и молния прошла на метр ниже цели, потом он почувствовал, что в него прилетел камень и упал на ногу, после, этот камень стал резко тяжелеть и придавил Мара к земле, боль была невыносимая. Лена нашла его по следам крови от укусов и уже хотела выстрелить в него молнией, но рядом с ней упал снаряд Сэжа. Её отбросило и засыпало землёй, этим и воспользовался Мар, и так, как камень стал обычного веса, кинул его в Елену и попал прямо в висок, и так получилось, что именно в момент попадания, она увеличила его массу, что нанесло ей серьёзный вред. Мар выстрелил во второй корабль, и так получилось, что его развернуло и направило прямо в третий, от столкновения они оба потеряли свои двигатели и упали, на тот момент обломки первого корабля уже горели на земле. Мар взял свой нож и пошёл к Лене, после этого он понял, что потерял над собой контроль, и зарезал её. Он долго держал бездыханный труп на руках и просил прощения за содеянное, но ничего не воротишь. Мар наскоро захоронил Лену. После этого он увидел яркие вспышки в небе и побежал в их сторону. Несколько лет подготовки к долгим бегам дали о себе знать, и Мар спокойно пробежал час, на тот момент он уже увидел замок и бой, происходивший вокруг него: в воздухе сражались корабли, а на земле уже рядами ступал десант Апролов.  

Мар решил вмешаться и помочь монахам, он побежал к солдатам и, когда находился на достаточном расстоянии, на котором уже можно целиться, выстреливал молниями. Он и сам не понимал до конца, как именно он это делает, но в нём опять просыпалось что-то, какое-то чувство ненависти, как в тот раз с лагерем пиратов, как когда он убил Лену… Мар потерял контроль над своим телом. Он бросился на солдатов с ножом и со скоростью молнии и убивал их, одного за другим. Никто не мог даже увидеть его, не говоря о какой-либо защите. К моменту, когда он вырезал почти весь десант, флот монахов стал ослабевать, но Мар не замечал этого, ему было не до того. Когда кончились все люди, он вернулся в нормальное состояние и решил поскорее убраться с открытого места, ему в этом помог спустившийся бриг монахов, на который Мар потом взобрался. Бриг взмыл в воздух и ринулся в самую гущу. Там он героически сражался с превосходящими силами, но с каждым повреждением терял свою мощь. Капитаном было принято решение отправить корабль на таран и в это время взять на абордаж другой. Так, как Сэжи остались без большинства экипажа, то захват его был не так сложен, как предполагалось, а уже не способный сражаться бриг врезался в другой корабль и нанёс тяжёлые повреждения.  

Мар стоял у борта и стрелял молниями, но без опыта стрельбы в движении получалось не очень.  

В новый Сэж угодил взрывной снаряд, волна от взрыва которого, задела двигатель и паруса. Корабль стал резко терять высоту и в одном борту взорвалась пушка. По всему кораблю прогремела серия взрывов, и она докатилась до порохового погреба. Мар заменил умершего рулевого и еле как держал курс на замок, плавно снижаясь. Но руль больше не работал и корабль стал быстро падать вниз. Новый рулевой схватился за руль и ожидал падения, которое уже через несколько секунд случилось. Корабль упал на бок, обломав все мачты, а потом перевернулся вверх дном. Мара завалило обломками. Он пытался выкарабкаться, но что-то не давало ему, минут 10 ему потребовалось, чтобы прошёл болевой шок и почувствовать, что в нём застряло что-то, а ноги сильно жгло. Мар не хотел умирать и пытался выбраться, но ничего не получалось, он медленно наблюдал, как сражаются остатки флота монахов и падают корабли. Он понимал, что ему осталось не долго и попрощался со всеми своими близкими, коими был экипаж того самого крейсера, который спас их от жизни на острове. Последняя мысль его была о Лене, о том, что с ней случилось, и что, надо было повести себя после её откровения по-другому, может быть сейчас бы всего этого не было…  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*** Глава седьмая ***  

– Мар, ты уже 12 часов спишь.  

– А-а? Что?  

– Проснись, ты проспал тренировку.  

– Что происходит? Я же умер…  

– Кошмары. Вставай.  

Мар ещё некоторое время приходил в себя и не верил, что то, что было с ним это всего лишь сон. Но постепенно он свыкнулся с этим. Но ему показалось это слишком странным, и Мар решил проверить, действительно ли это был только сон? Интуиция подсказывала ему, что что-то тут не ладное происходит. Отец ему казался подозрительным и замешанным в этой ситуации, но кроме Лены, рядом никого не было, тогда он решил пойти к ней и обо всём расспросить. Лена рассказала о своей версии этого "сна", в котором было почти то же самое, что очень насторожило Мара. Он договорился с ней не рассказывать никому об этом и больше не затрагивать эту тему, а когда они достигнут успехов в владении молниями, они сбегут, но до тех пор они будут притворяться, что ничего не замечают.  

Ночь прошла спокойно, никаких странных снов не было, а на следующий день прошла первая полная тренировка, на которой Мар и Лена изучили стойки и движения, необходимые для управления. На ней же, отец рассказал обо всех требованиях к навыкам и внутренней подготовки, а именно: избранный должен находится в трезвом состоянии, желательно голоден (для усиления своих сил).  

После окончания тренировки, отец отпустил избранных, но Мар решил, что чем быстрее он всё освоит, тем лучше.  

Через некоторое время Лена тоже стала оставаться, ей нравилось проводить время с Маром, он хоть и не показывал, но был солидарен с ней. Постепенно они начали понимать, что не могут без друг друга. Через месяца два они уже были полностью готовы к побегу, Елена, в тайне от отца Дона откладывала по немногу долго не портящиеся продукты. Мар запланировал побег через 3 дня, а до того времени, он быстро обучится носиться со скоростью молнии, это уже удавалось ему, когда он терял над собой контроль, эта способность обуславливалась его переполнением энергии и неумением её контролировать, сейчас, когда он уже почти полностью умеет управлять, такое будет случаться намного реже, но в экстренных случаях, он опять будет входить в это состояние. У Лены ничего такого не было, она вообще старалась всё делать аккуратно и точечно.  

Отец сделал подарок судьбы избранным, когда сказал, что ему нужно улететь по делам к замку через 2 дня, беглецы решили, что проникнут к нему, когда будет улетать, хоть это и было опаснее, чем пока его нет уйти, но уж лучше так, чем пешком, через неизвестно какое расстояние.  

В последний день перед побегом Мар понял, что не может жить без Лены и сознался ей в этом, тогда они провели ночь вместе, около окна. Они не могли оторваться ни на минуту. Их наконец смог оторвать от друг друга отец, когда пришёл попрощаться. Как только он вышел, Мар последовал за ним, Лена вышла чуть попозже. Потом они проникли на небольшой корабль, на котором Дон должен был отправиться и стали ждать, если их найдут то, они попытаются захватить корабль, если нет, то всё пойдёт как по маслу.  

Через пол часа шхуна начала движение. Беглецы засели в дальнем уголке трюма, около Мара был иллюминатор, так что он мог видеть, что происходит снизу.  

То, что он увидел удивило его, оказывается вокруг той деревушки был барьер, который нельзя преодолеть своим ходом. А сама деревня была не так уж и далеко от замка, путь до него составил минут 15. Когда корабль встал на якорь, избранные покинули своё укрытие и спрыгнули с корабля, внизу была вода, и причём не очень высоко, так что падение не причинило никакого вреда. Там они нашли старый кораблик, который был ещё меньше той шхуны и решили сбежать на нём, после проверки выяснилось, что он полностью пригоден к полёту, но на долго топлива не хватит, да оно и не нужно было, Древний был не так уж далеко, узнали это из беседы рулевого и Дона, когда были на корабле, карту они нашли в трюме, она была старая и на ней много чего не хватало, но ближайший остров был виден, туда и отправились.  

По началу всё было тихо, но как только Мар и Лена отлетели на почти километр, за ними началась погоня, по началу это были просто охранные корабли, еле как их догонявшие, но уже через полчаса их преследовали тучи быстроходных катеров, Мар начал швырять в них молнии, когда они попадали то перекидывались на другие корабли, уничтожая по нескольку за раз.  

Прорвавшись сквозь ворота, Лена сменила курс на путь к острову. Там действительно оказался корабль, но преследование не окончилось и крейсеру пришлось вступить в бой. Скоро пришёл туман, который скрыл команду, теперь уже в полном составе, с помощью которого они покинули опасную область, отправившись в Анкиту. Это было единственное государство, которое могло помочь им, больше обращаться было не к кому. Всё было готово к путешествию. Анкита находилась не очень далеко от Монастыря Молнии, примерно в неделях трёх (по расчётам Бэна).  

За всё время пути ничего необычного не происходило, разве что Лена стала пропадать по ночам из своей каюты, но кроме Музы это никто не замечал. За 4 дня до прибытия она решила проследить за Еленой и спряталась перед закатом в одной из бочек, рядом с дверью в каюту.  

Слежка принесла результаты, и Муза узнала тайну своего брата и двоюродной сестры. Она решила всё рассказать Бену, он должен повлиять на Мара. Но её догадка оказалось неверной, Дед понимал чувства Мара и решил не встревать – "Это всё-таки их дело, а не наше, и не нам за них решать, самое главное, чтоб с ними всё хорошо было".  

Муза сначала хотела поспорить, но потом сама задумалась и приняла точку зрения дедушки. Никому больше она не рассказывала и вообще ей стало стыдно за своё поведение, она решила делать вид, что ничего не замечает.  

В порту города Ташик их встретили стражники, которые искали их крейсер. Даже для самих стражников было непонятно, как одна семейка смогла атаковать колонию Апролы и напасть на их столицу, подняв восстание.  

Команду доставили лично к президенту. Там состоялся неоднозначный разговор, в ходе которого господин Жин выслушал рассказ Мара, который вместе с Музой говорили с ним за всю семью. Президент пообещал починить их корабль, дать жильё на время их пребывания в стране и обеспечить необходимыми вещами.  

Но когда Мар уходил последним из кабинета, Жин заметил татуировки на руках и попросил остаться гостя на приватный диалог.  

– Эти татуировки… Ты из Монастыря? Как вернулся?  

– Были проблемы, но мне удалось сделать этого. А почему вы это спрашиваете?  

– Дело в том, что эти "монахи" выдают себя за тех, кем совершенно не являются. Как ты думаешь, почему ни одна страна с ними не сотрудничает, и туда никого не пускают?  

– Лично на меня наслали какую-то галлюцинацию или что, я так и не понял, но я смог сбежать.  

– Ты не единственный такой "Избранный", как они говорят, до тебя их было много и после тебя будут.  

Господин Жин показал свою руку, на которой были почти такие же татуировки как у Мара. Оказалось, что они избирают по 2 человека, причём обязательно близких родственников, из древнего рода, предки которых и построили тот замок. Они их приводят к себе и это становится их ловушкой. Там "гостей" обучают сражаться, а потом овладевают их разумом полностью и отправляют в свои Армию избранных, когда Жин сбежал, за день до обработки, в армии уже было населения больше чем в самой стране. Их содержат в специальных бочках с жидкостью, которая поддерживает в них жизнь, пока те находятся там. Они планировали накопить достаточное количество солдат и в конце войны выпустит свою армию и захватить новых людей для своей армии. Жин сказал, что если завтра Мар придёт сюда во второй раз, то покажет несколько тайных приёмов, которым не обучают монахи.  

На этом их разговор кончился. Мар отправился к кораблю, смотреть как его ремонтируют, все остальные пошли к их временному жилищу. Оно представляло собой двухэтажный дом в тихом районе, на окраине города. Дома у анкитийцев были необычные, дело в том, что там совершенно не растут деревья, древесина которых пригодна для строительства, лишь кустарники и маленькие кривые деревца росли по болотистой местности этой страны, но жители нашли выход – грибы. В центре страны растут огромные грибы, высотой порой больше 10 метров. Эти грибы очень прочные и твёрдые. Из них делали почти всё, что можно: корабли, дома, мебель, утварь.  

Внутри дом оказался меньше, чем ожидалось, стены грибного дома были слишком толсты. Но в целом было уютно, так что никто не жаловался, да и после корабельных кают любая лачуга дворцом покажется. Вечером Мар вошёл в новый дом. Ему он очень понравился. Запах затвердевшего Эхшу (так называются те самые грибы) напоминал запах лесных ягод.  

Почему-то у всех было тёплое чувство уюта и безопасности, когда они находились в своём новом доме. Мар не ходил ночью к Елене, она тоже. Было бы затруднительно объяснить другим, чем занимается он или она ночью на пути к комнатам друг друга.  

На следующее утро Мар отправился к президенту, тот ему показал несколько техник, которые позволяли сделать шаровую молнию, нагреть что-либо рукой и притягивать некоторые металлические детали. После этой тренировки Мар отправился к порту и следил за починкой корабля, надеясь, как можно быстрее вступить в бой. Он не планировал брать с собой младших сестёр и маму, поэтому думал о том, какому риску подвергнет остальных. Но даже если бы он сказал, что пойдут только добровольцы – вызвались бы все, но война — это не игрушки, это знает каждый, кто видел смерть в бою.  

Лена оттачивала навыки на заднем дворе и за плату заряжала батареи соседей. Когда Мар узнал это, ему стало немного стыдно, и он решил в тайне от всех подрабатывать где-нибудь. Его навыки пригодились на заводе, где производили боевых роботов, он тестировал их на стойкость к электричеству и питал несколько станков. Платили за его работу довольно много, но Мар не знал, что делать с такими деньжищами и отдавал половину бездомным, которых вскоре не стало, потому что он им помог накопить на своё жильё. Вскоре о его подвигах прознали, и президент самолично вручил ему медаль. На сцене Мару было некомфортно, он весь был красный, так его и прозвали в газетах: "Красный спаситель". Бен, когда увидел это в газете, сначала не поверил, а потом поздравил своего внука. Но вскоре Мар уволился, так как ему не нужна была слава, да и скоро уже должны были полностью отремонтировать их крейсер. Муза пыталась связаться со своими знакомыми, но безуспешно, мать хлопотала по дому, Ванесса следила за младшими, а Бен что-то мастерил в мастерской, которая располагалась в подвале, но никому не показывал и ничего не рассказывал. Эта тихая и мирная жизнь продолжалась почти два месяца.  

Наконец, момент «икс» настал, всё было готово к отлёту, тесты уже проведены, всё в порядке. Мар решил перед отлётом попрощаться.  

– Мам.  

– Я знаю, что ты хочешь отправиться туда, но я одновременно и против и за. Как мать, я переживаю за тебя, но я знаю, что твоё желание не усмирить. Единственное, что я хочу сказать тебе – береги себя и тех, кто с тобой, вы мне нужны живыми.  

– Хорошо, мам, я обещаю, что вернусь и не один.  

– С сестричками попрощайся.  

– Ванесса остаётся.  

– А она не сестра что ли?  

– Просто предупредил.  

Мар попрощался с оставшимися, старшая сестра не пришла, она отказалась, сказав, что и так в своей жизни слишком многое повидала. Брата это даже успокоило.  

Крейсер отправился на рассвете и уже через несколько часов влился в армию Анктиты, лететь после долгого плавания было непривычным. План анктитийцев был: напасть на пригородный город около столицы, немного углубиться во внутрь материка, а потом сделать крюк и атаковать столицу со стороны земли. Но при этом была ударная группа, задание которой было – захват нового дворца императора, по данным разведки, его построили в глубине материка и скорее всего, правитель апролов должен быть там. После публичной его казни, или если бы он умер в бою, эту весть придали бы огласке, чтобы армия потеряла боевой дух.  

Весь путь команда чествовала, что скоро будет что-то плохое. Как оказалось, не зря, монахи на своих кораблях увязались за армией Анкиты, но держалась в стороне и не пытались контактировать. Для команды Мара это означало одно – они их нашли и при удобном моменте попытаются поймать или убить их.  

Но больше на пути не было происшествий. Когда армия была рядом со столицей было решено разделиться. Монахи тоже разделились, но основная часть последовала за ударной группой.  

На следующее утро город Син, который находился южнее столицы был атакован, почти без сопротивления удалось захватить его всего-навсего за полчаса. Армия двинулась дальше, вглубь материка.  

Ударная группа облетела столицу с севера. В неё входили:  

Древний, 2 брига и 5 шхун, не считая монахов, у них было 5 бригов и около 10 шхун. Атака замка началась после двух дней полёта к нему. Битва была неравная, у Апролов 20 их сильнейших кораблей и около 10 наземных орудий, против ударной группы и всего одного брига монахов. Победить удалось почти без потерь благодаря Мару и Лене, только шхуне задело один из двигателей высоты, из-за чего пришлось совершить экстренную посадку и починку, но к вечеру уже всё должны были исправить. Высадка была произведена прямо на крышу, высадились половина команд шхун и все с крейсера, кроме Бена. С боем они захватывали этаж за этажом, пока не добрались до подвала, дверь в который больше напоминала врата и была из очень прочного металла, открыть их удалось только после попаданий нескольких снарядов из брига по петлям дверей. Недолго думая захватчики ринулись вовнутрь.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

*** Восьмая глава ***  

Мар находился в самой гуще событий, он сам вёл всех за собой, как будто закрывая неразрушимым щитом, ещё никто не умер, пока они захватывали этот дворец. Так продолжалось почти час, после, решено было сделать передышку и закрепить позицию. Мар почти сразу же как прилёг – уснул, он совершенно выбился из сил, пока сражался. Ему снилось про то, как он победил на забеге в Стадионе, все ему аплодируют, все радуются, даже соперники не держат на него зла, мама счастливая, обнимает своего победителя и даже отец его поздравил, это всё казалось ему так близко, как будто ему не хватало шага, до того, чтобы получить это всё, но он понял, что это всего лишь сон, и надо признать, что всё вокруг него изменилось, да и он сам уже не такой, какой был раньше. Мар проснулся, когда он вставал, он сам себе сказал: "Теперь я сам вершу свою судьбу, пора доделать то, что начал. " Он проспал около получаса, но чувствовал себя бодрым и готовым в бой, чего не скажешь об его отряде. Пока его не было, на них нападали несколько раз, есть несколько раненных и один солдат погиб, его тело сожгли сразу же, по обычаю анкитийцев, раненным помогала Муза и ещё пара солдат. Они остались, когда отряд начал продвижение. Через 15 минут они достигли двери. По виду, её нельзя было вскрыть просто так, из-за её величины, но несколько бойцов собрали с трупов гранаты и скрутили их между собой, силы взрыва должно было хватить, но взрывать что-то в замкнутом помещении равносильно самоубийству, так что этот способ оставили на крайний случай. Но он не был использован, дверь сама открылась и оттуда вышли трое ничего не понимающих человека. Их сразу схватили и связали, потом ринулись вовнутрь. Внутри была большая комната, в центре которой был длинный стол, вокруг которого стояли 7 стульев, на одном из них сидел человек. Его лицо и одежду скрывал полумрак, захвативший эту комнату, но Мар сразу узнал его. Это был Таврон.  

Они просто смотрели на друг друга, пока лже-дедушку не схватили. Но Мар остановил это и попросил оставить его на едине с Тавроном. Нехотя, но его отпустили и вышли из этой комнаты. Мар сел за стол напротив него.  

– Не ожидал меня здесь увидеть?  

– Угу.  

– Видишь ли…  

– Я всё знаю.  

– Что?  

– По дороге сюда мне повстречался один пожилой мужчина по имени Бэн.  

– Хм, я думал, что избавился от него, ну раз так, то скрывать не буду, да, я действительно обманывал вас. А знаешь ли ты зачем?  

– Нет, и знать не хочу.  

– Твоя сила, ты уже овладел ей, но не полностью. Хочешь я расскажу, как ты получил её?  

– Валяй.  

– Когда-то давно мы с Беном служили вместе, я немного завидовал его продвижению, но он мне помогал, и я его догонял, но в один момент он бросил меня умирать, когда меня завалило балками, а наш корабль начал падать. Он просто убежал и покинул корабль, а я всё звал его и звал. Меня спасли, но не наши. Так я попал в плен. Мне предложили свободу, в обмен на верность. Я хотел отомстить, поэтому мне пришлось согласиться. А после я открыл в себе эти способности и попросил у начальства отпуск на 3 месяца. За это время я успел добраться к монахам и овладеть своей силой. Они хотели меня использовать, но я понял, что дело плохо и вовремя сбежал. А потом… Потом я встретил Бэна. Он даже не узнал меня, когда я проходил около него на рынке. Я проследил за ним и узнал, что у него уже растут внуки, я выбрал самых младших, чтобы причинить больше страданий и ночью, передал частичку своей силы. Я думал вы сразу умрёте, но тот факт, что вы выжили дал мне возможность навредить ещё больше. А после я узнал, что из тех, кто владеет этой силой можно её высасывать и забирать себе, чтобы быть ещё могущественнее. Нападать на монахов было бы плохой идеей, поэтому я стал ждать, пока вы станете сильнее. Я помню, что сказал Бэн, когда узнал об этом всём: "Ты помешался. Гипнотизировать мою семью... Почему ты не навредил лично мне? " Я помешался, да, чёрт возьми, я помешался. Кстати никого я не гипнотизировал, это всего лишь техника, которой меня по секрету обучил наставник, кажется его звали Отец Дон. Она позволяет контролировать тело тех, кто не владеет молнией. Тобой, даже если бы ты не владел силой, можно было бы не управлять, потому что ты был очень мал. А потом я вернулся в армию и рассказал высшему командованию о генерале вражеской армии по имени Бэн, дальше я думаю ты знаешь, что происходило, и происходит сейчас, а именно, мы сейчас сразимся и победитель покинет эту комнату живым.  

– Боже, это наконец-то кончится, я уж думал ты меня до смерти заговорить хотел.  

Мар выпускал свои самые сильные молнии, но ни одна не могла поразить цель, Таврон отражал их все, а сам наносил точные удары. Он пользовался техникой Лены, поэтому Мар начал отражать их. Это сражение продлилось час, пока Мар не начал уставать, всё больше ударов он пропускал, но и его оппонент в силу возраста стал выпускать молнии слабее. Ярость охватила Мара. Он впервые мог управлять своим телом в этом состоянии. Нож был всегда при нём, и сейчас он его достал и быстрее молнии долетел до Таврона и одним ударом проткнул сердце. Его тело упало на холодный каменный пол, кровь, растекаясь, смешивалась с грязью из-под сапог. Труп начал холоднеть. Мар оставил его и покинул эту комнату. Но это был ещё не конец, как оказалось, его отряд всё это время сражался с монахами, которые напали со спины. Оставалось совсем мало защитников, и монахи уже прорвали оборону, но приход Мара изменил ситуацию. Он вырезал всех противников, пока те даже не успели понять, что произошло. Мар от бессилия упал на пол и уснул.  

Очнулся он уже на крейсере, который летел в сторону города Нас, туда отступают имперские войска вместе с самим императором. Там находятся основные силы апролов, а значит, будет тяжёлое сражение, которое скорее всего решит исход всей войны. Корабль Мара должен был влиться в основные войска Анкиты и монахов, которые сопровождали их весь путь и помогали в сражениях.  

Примерно через 3 дня это и случилось, крейсер влился в ряды и стал во главе группы, которая должна была прорываться к императору, под прикрытием всех остальных. На случай предательства монахов, был разработан план, по которому их окружали и вынуждали сдаться или расстреливали. Все были готовы к этому сражению, по расчётам, союзники должны были догнать имперцев до того, как они соединятся с основными войсками, а значит, есть шанс завершить войну уже сейчас. Но не удалось, основные войска имперцев поспешили на помощь своим и воссоединились. Так как армии были готовы к сражению и из-за неразберихи у имперцев был фактор неожиданности. Поэтому решено было атаковать прямо сейчас.  

Это было одним из самых больших за всю историю сражений, десятки тысяч кораблей против сотни. Бой был не равный, но у союзников было преимущество за счёт тяжёлых крейсеров Анкиты, прикрывавших собой остальных и крейсер Мара, который уничтожал корабли пачками. Всё было бы хорошо, но в пылу сражения все совершенно забыли о тактике, и имперцы начали брать в кольцо союзников. Корабли монахов, из-за своей малой прочности быстро уничтожались, а анкитийцы не могли нанести достаточно повреждений. Союзникам всё же удалось вырваться из окружения.  

Мар впал в ярость. Ещё никогда и никто его таким не видел, его тело начало светиться светло-синим цветом, и он буквально искрил, шаровые молнии кружились вокруг него. Началась сильная гроза и молнии из неба ударяли прямо по кораблям противника. Имперцы быстро поняли, что пора отступать, но было уже поздно, корабли быстро загорались и взрывались прямо в воздухе, а после падали на землю. Молнии били и по самому Мару, но кажется это не причиняло ему вреда, а только подпитывало силы.  

Через почти 10 минут остались лишь десятки от великой армии Императора. Некоторые просили пощады и поднимали белый флаг, но ничего не могло спасти их. Когда Мар покончил с имперцами, он переключился на монахов. Они не ожидали нападения прямо сейчас и не смогли ничего противопоставить его мощи. Лена решила остановить его, пока не поздно. Она подбежала к нему, но почти сразу же получила сильный удар молнии. Но сквозь боль она встала и пошла ещё раз. Она увернулась от всех молний и заключила в объятия Мара. Её продолжало шандарахать, но она терпела, продолжая держать его, хотя скорее уже она держалась за него. Внезапно всё прекратилось, но тучи не рассеялись. Полился сильный дождь и все на кораблях попрятались в трюмы, кроме Мара и Лены. Они лежали на носу корабля без сознания. Бен поднял их и отнёс по одному в каюты. Через минут 30 они проснулись и побежали навстречу друг другу. Мар очень сожалел по поводу того, что сделал ей больно, но она не дала ему даже и слова сказать, потому что целовала. Мар не сразу это понял и поначалу стоял как истукан.  

Но это был ещё не конец, оставалась очень важная цель – Император. Его корабль преследовали всё это время и потихоньку нагоняли. Древний оказался на удивление быстрее чем все остальные корабли и находился в пятнадцати метрах от Золотой Анфисы, корабля Императора. Мар ударил молнией по двигателю подъёма и самый дорогой корабль в мире начал падать на землю. Посадка была жёсткая, Золотая Анфиса врезалась в скалу, и половина корпуса оторвалась. Древний спустился к упавшему кораблю. Мар перебрался на вражеский корабль и начал искать беглеца. Он оказался в своей собственной каюте и лежал истекающий кровью. Мар подошёл к нему и оглядел, раны были смертельные. Он хотел его добить, чтобы облегчить страдания, но беглец попросил выслушать его.  

– Я всю жизнь шёл к своей мечте, объединить земли. Мировой порядок, больше никаких войн, граждане бы жили в достатке. Зачем ты меня остановил? Ты понимаешь, что ты уничтожил все мои старания?  

– Я тоже изначально шёл к своей мечте, но ты не дал мне её исполнить.  

– Твои мечты ни что по сравнению с моими, мы все всего лишь пешки в этой жизни, но я попытался стать чем-то большим, я шёл к высшей цели…  

– Да, цель твоя может и сделала мир лучше, но ты пошёл неправильным путём, тобой была начата самая страшная война за всю историю нашей планеты, твои государственные органы прогнили от коррупции, а гражданами твоей страны являлись только богачи. Остальные не получили бы ничего. Рабство бы так и осталось.  

– Это всё… для высшей… цели…  

Мар оставил его тело лежать в обломках корабля, который уже начал гореть, а после вернулся к себе на корабль. Слова его врага не давали ему покоя, он понимал, что поступил правильно, но он и вправду разрушил чью-то мечту. Для себя он решил одно, что больше никому не позволит применять насилие против тех, кто его не заслуживает.  

Все вернулись в Анкиту, Мар решил остаться там, город был тихий и спокойная жизнь ему казалось отличной идеей.  

Жизнь начала налаживаться, Мар решил отдать корабль Бену, тот в свою очередь подарил внуку маленькую лодку, которую починил в подвале. Дед набрал команду моряков и стал торговцем. Мать и сёстры вернулись на родину. Лена решила остаться с Маром. Он стал полицейским, а Елена продавцом в торговой лавке Бена.  

Через несколько лет Великий стадион починили и Мар всё же прибежал первым, но от поступления отказался, сославшись на то, что у него есть более важные дела, ведь у него появился сын.  

| 152 | 5 / 5 (голосов: 1) | 10:27 21.01.2020

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.