Режим чтения

Крысы и звёзды

Рассказ / Приключения, Реализм, Фэнтези
Все мечтают порой, оказаться под иными звёздами и на другом пути. Нам кажется, что все станет проще без камер, границ и привычной карты мира. Рассказ про очередного убийцу из типичного фэнтезийном мира, но так ли легко жить в этом мире?
Теги: Убийца ведьмы мрачное реализм фэнтези качественное
незавершенное произведение

Глава 1

 

 

Шумная круговая площадь торгового квартала была вся залита светом, не смотря на то что солнце уже давно село. Повсюду на зданиях из белого камня были вывешены разноцветные стяги с гербами благородных семей которым, принадлежали почти все здания в этой части города. Весь этот район был рынком. Самые богатые сделавшие из первых этажей своих огромных домов соревнующиеся в изяществе и эксцентричности магазины, товары в которых выставлялись за баснословные суммы, и позволить себе, их могли лишь единицы даже среди далеко не бедных граждан столицы. Эти лавки считались в большей степени образцами искусства для знатоков из высшего общества и излюбленным местом встреч всех толстосумов и кутил. А для всех остальных просто возможностью поглазеть на разные диковинки, и перекусить бесплатно подаваемыми закусками. Впрочем личностей пусть и имеющих гражданство но не имеющих подобающий вид или находящихся в неподобающем состоянии, поспешно провожала до выхода многочисленная частная стража. У порогов богатейших магазинов, расположившись вдоль дороги, стояли столы и переносные палатки разнообразных торговцев, и ремесленников всячески зазывая людей из толпы постоянно движущейся по широкой центральной улице. Многочисленные узкие образованные зазорами между домами улочки уводили к торговцам, либо не могущим позволить себе место на людной улице, либо не желавшим всеобщего внимания. Центр квартала занимала широкая круглая площадь с обрамляющей её открытой колоннадой. Здесь расположились торговцы съестным, и спиртным. В центре площади был небольшой сад с круглым фонтаном, аккуратными постриженными деревьями и благоухающими цветами. Здесь у фонтана сидел молодой человек, в темно серой накидке с капюшоном скрывающим верхнюю часть лица, темно коричневые ремесленные сапоги были забрызганы грязью и потёрты, а чёрная кожаная куртка с множеством карманов, была небрежна заштопана в нескольких местах. Не смотря на контраст с местной богато одетой и как правило чистой, хотя бы до утра публикой, в целом в его одежде не было ни чего примечательного. Подобных бродяг в изобилии можно встретить в вечернее время отойдя от центральных районов, благородные граждане города как правило научились игнорировать всякий сброд и нищих, иногда встречающихся на людных улицах. Ни кто бы и не обратил в внимание на мрачноватого типа если бы не книга, в кожаном переплете, которую он внимательно читал, положив нога ногу. Некоторые проходившие мимо люди откровенно косились и посмеивались, одна изрядно веселая девушка из проходившей мимо шумной компании, поинтересовалась, есть ли в книге буквы или милейший просто рассматривает картинки? Впрочем странный человек не особо то обращал внимание увлечённый чтением он сидел иногда покачивая ногой, и грызя леденец на раскрашенной в яркие цвета палочке.  

От чтения его оторвал фигура со знакомой походкой замеченная краем глаза, он убрал книгу в кожаную торбу висевшую за спиной, под плащом и встал. Как раз когда длинный худой человек одетый похожим образом подошёл к нему. Они пожали руки и двинулись к воротам ведущим к ремесленному району.  

– Долго меня ждал Гриир? – чавкая просил длинный. Тощий тип всегда, что-то жевал.  

Гриир хотел было сказать, Достаточно чтобы проголодаться, но помешала палочка от леденьца о которой он напроч забыл, получилось несколько невнятных звуков. Собеседник с удивлением взглянул на него. Выплюнув палочку в сторону он сказал.  

– Есть хочу.  

– Времени нету – коротко бросил длинный.  

– Я тебя достаточно прождал и пожертвовал ужин твоей нерасторопности – с нажимом сказал Гриир.  

– Сейчас не получиться, в крепость уже привезли девушку. Буду должен тебе три ужина.  

– Уже четыре – поправил человек в серой накидке – Возникли проблемы с ключом?  

– Нет... – слегка замялся тощий – А вот с картой, канализации возникли.  

– Интересно? – сказал Гриир, а про себя подумал какие проблемы могли возникнуть с картой которую он заучил ещё пару дней назад.  

– Вообщем... Скорей всего гарнизон расположил дополнительную стражу на нижних уровнях, примыкающих к туннелям.  

– А, подробнее?  

– Подробнее, нечего сказать... Я сам узнал, толко сегодня вечером, и времени разбираться не было, только слухи.  

– С чего бы выставлять солдат у старых нужников? – молвил тот кого длинный звал Гриером – Слухи так слухи, говори.  

– Говорят его святейшество озабочен крысами.  

– И как это понимать?  

– Уж, не знаю.  

На этом моменте Гриир остановился и пристально взглянул на Длинного. Длинный сделал оправдывающий жест руками и сказал.  

– Это сказал гарнизонный десятник, в портовом борделе он был пьян и в окружении легионеров, я только слышал как они глумились над каким то Мильтоном. И что мол этот Мильтон и его святейшество вместе, от крыс погибнуть бояться. Что кабы святейшество таким занятым не был, он бы вместе с Мильтоном караулил бы крыс у нужников.  

Гриир понял что больше от Длинного он ничего не добьётся.  

Через десять минут, пройдя весь ремесленный район с его почти безлюдными улочками за исключением, таких же мутных оборванцев да местных пьянчуг иногда встречающихся, в неосвещенных переулках. Они подошли к воротам ведущим из города.  

– Послушай – сказал Гриир обратившись к длинному. Длинный заметно напрягся. – Если все пройдёт хорошо, ты получишь пару монет сверху обещанного – сказал он и добродушно улыбнулся.  

– Спасибо... Я ни чего не знал до вечера.  

– Тебе спасибо, за внимательность. Давай ключ и бумагу.  

Длинный передал слегка ржавый ключ и какой то свёрток, они пожали друг другу руки, и одна тень двинулась в переулок вдоль городской стены, а другая открыла скрипучую маленькую дверь в огромных городских воротах.  

– Стоять! – раздался хриплый и испуганный оклик стражника – Кто, такой?!  

– Свои, не шуми – спокойно ответил Гриир.  

– Что за свои?! Ремесленный квартал на ночь закрыт по указу гильдий и его Императорского величества.  

– Ну дык... Отвечай.. – Запинаясь подключился второй стражник, до этого молчавший то ли от сильного опьянения то ли от внезапного испуга.  

Гриир знал что на западные ворота, десятники на пару ночей в месяц не ставят легионеров, а берут милицию за гроши из деревеньки за чертой города, а сами идут в бордель. Ночи эти как, неслучайно совпадают с приездом Инквизитора в город и усилением стражи в крепости. Поскольку вход и выход в ремесленный квартал закрыты после восьми вечера по указу ещё деда нынешнего императора, с целью предотвратить ухудшения качества производства. Тут ничего никогда не происходит, стражники проводят досуг упивавшись до ползучего состояния. Сейчас эти двое тыкали в его сторону копьями, слегка покачиваясь. Очень хотелось посмотреть сумеют ли они хоть что то сделать если он попробует достать меч. Тем не менее он сказал.  

– Господа – серьезным тоном начал Гриир – не знаю кто вы, и по какой причине я обязан вам представляться, посему если вас не затруднит перестать тыкать в меня копьями, ознакомьтесь с этим.  

Один из стражников взял весящий на стене факел, и осветил им документ, с Императорской печатью.  

– Ну же господа, читайте – ухмыльнулся он, предвкушая ответ.  

– Господин.. Мы.. Мы.. Ик ой.. Господин. А кто вы? – спросил первый стражник, а второй с видом человека испытывающего крайнюю жажду смотрел на свиток.  

– Я? Я то знаю кто я, а вот кто вы господа? Теряюсь в догадках вы не похожи на легионеров, а здесь должны быть именно они.  

– Мы легионеры..- сморозил молчащий стражник.  

– Молчи, дурень – сказал второй.  

– Выдаёте себя за служащих столичного имперского легиона? А знаете ли вы чем это карается?  

– Не.. Нет, не в коем разе! – закричал тот из стражников что был по трезвей и заговорил первый. И опустил глаза.  

– Тогда кто вы? Отвечайте! Читать вы явно не умеете, форма на вас не ваша.  

– Мы из деревни за мостом, на запад, милиция тамошняя, подрабатываем...  

– Ну вот карты. и раскрыты? А я господа императорский ревизор что и описанное подробно в этой бумаге?  

Лица стражников побелели. Они начали трезветь.  

– Проведя инспекцию в торговом квартале я право, ожидал увидеть слегка расслабленных и возможно во хмелю легионеров, но не вас оборванцы! Это вопиющие! В столице!  

Старший стражник чуть было не пустил слезу. В то время как молчаливый побелел и выпалил.  

– Представитесь! Ваше полное имя?  

Возникла пауза, в то время как второй стражник казалось вот- вот потеряет сознание. Гриир был слегка ошарашен, и будь этот вопрос задан в нужной, форме а стражники хотя бы могли стоять ровно, ему бы пришлось туго.  

– Моё имя указанно в этом документе, и не вам спрашивать его с меня.  

– Простите... Простите.. Его, нас ваше.. – Так и не закончил старший стражник.  

– Не мне..Спрашивать, пойдёмте к десятнику он в борделе – выпалил в одно дыхание молодой стражник.  

– В борделе? – переспросил Гриир искренне удивляясь, не борделю но внезапной прыти стражника.  

– Ой дурак – проохал второй стражник.  

– Да в борделе.. Он там по государственным.. Делам. Нас он как старший по званию.. Как добровольцев оставил.. Здесь.. Обстоятельства.. – начал сбиваться стражник теряя мысль.  

Гриир был удивлён, ему вдруг захотелось пожать руку этому скотски пьяному, но вызывающему уважение человеку. Но он спокойно казал следующее.  

– Пойдёмте господа лучше к его святейшеству, Инквизитору Страбо он как раз по случаю здесь. Ему и расскажете про ваше внезапное вступление в легион, и про чрезвычайные обстоятельства. А потом мы обязательно заглянем к десятнику в бордель. Он то для вас точно старший по званию.  

– Простите.. Не надо.. Пожалуйста – пробормотал старший.  

– Не надо, простите – пробормотал теперь и младший.  

– Я достаточно увидел сегодня – сказал Гриир – к инквизитору я вас не по веду, больно мне надо губить вас пьянчуг. Тем не менее сегодня мне нужно будет написать длинный и подробный отчёт в императорскую канцелярию, так что разрешите откланяться.  

– А нам, что делать? – спросил молодой стражник, когда Гриир сделал, пару шагов.  

– Как что? Стойте на посту раз уж взялись, да стойте бдительно чтоб и мышь не пробежала. Ясно?  

– Ясно – невнятным хором ответили все ещё бледные стражники.  

Отойдя на сто шагов вниз по брусчатой дороге, ведущей от тридцати метровых белых стен столицы и взойдя на каменный мост Гриир порвал и выкинул свиток ставший причиной столь сильных душевных волнений для двух незадачливых стражников. Этот документ с печатью Имперской таможни свидетельствовал о том что корабль Агнесса ни каких законов не нарушал, а так же оплатил портовый сбор и пошлины на ввоз.  

После моста Гриир, двигался по прямой дороге около полутора километров пока не дошёл до небольшой деревеньки в которой было не больше дюжины, деревянных домов. Прямо за деревней на перекрёстке он повернул налево и двинулся по дороге идущей вдоль реки. Здесь русло не было судоходным, это был рукотворный канал прорытой специально чтобы полностью отделить холм с Гарнизоном и превратить его в остров, основное русло реки огибало оба холма на которых стояли и Крепость и основной город, огромные белые стены заканчивались прямо у склонов, и были просто идеально вписаны в рельеф. Гарнизон соединялся с городом шестидесяти метровым мостом таким узким что два всадника едва могли уместиться вплотную друг к другу. Это был единственный, вход и выход, в крепость во всяком случае для большинства.  

Ночь была тёплой всюду пели сверчки летний воздух был наполнен ароматом трав и цветов, с обочины виноградных полей раскинувшихся вдоль дороги, впрочем в этих краях это обычное дело. Обильные дожди и тёплая погода позволяли собирать урожай по три раза в год.  

Шагая по брусчатке Гриир задумался. Ему стало интересно чем живет та небольшая деревенька у перекрёстка, он не видел рядом с ней хлевов для скота, не заметил он и характерного запаха выделки кожи. Кому принадлежат все виноградники в пределах видимости города он тоже прекрасно знал. Если же они промышляют торговлей, то дела у них явно идут неважно и не удивительно с неграмотной то милицией. Из раздумий его вырвал тусклый свет на горизонте, это был конный разъезд легионеров, патрулирующий тракт с масленными фонарями. Он решил свернуть с дороги, и пойти по песчаному берегу в реки в тридцати метрах от дороги.  

К тому времени когда он подошёл к полутора метровому плоту, заранее спрятанному под песчаным склоном полная луна уже стояла высоко в небе. Убедившись что конный разъезд уехал дальше к городу, он остановил взгляд на стенах города сияющих как серебро в лунном свете. Ходили слухи что город гораздо древней самой Империи, знатоки архитектуры утверждали что, и город и его башни, со стенами построены ещё в те времена когда в этих землях жили эльфы. Знатоки же имперской истории ссылались на хронологию и документы, в которых точно указана дата, и описан момент основания города первым Императором. Гриир не знал кто прав, но смотря на белые сверкающие стены основного города и на выдержанную в том же стиле крепость на другой стороне реки ему с трудом верилось что это дело рук человеческих.  

Оторвав себя от фантазий он взял длинною жердь и вступил на плот. Серьезной необходимости в плоте не было, река здесь сужалась до двадцати метров тем не менее, не смотря на тёплую погоду купаться сегодня не хотелось. Отталкиваясь жердью от дна Гриир, посмотрел на стены на холме нависавшие над ним. Он смотрел скорей любуясь чем высматривая угрозу, сам холм был высотой около ста метров, стены же добавляли ещё тридцать. Чтобы разглядеть его в темноте даже при свете луны, дозорным пришлось бы наполовину свеситься со стены. Он прекрасно знал что они предпочитали проводить, свободную минутку за менее экстремальными занятиями.  

Сойдя на берег он на мгновение заколебался, но потом разрезал веревочные узлы на плоту, пустив его остатки в свободное плавание вверх по реке, жердь он аккуратно засунул в воду одним краем и толкнул на дно. Здесь начинался небольшой, в человеческий рост, рукотворный арочный свод так густо заросший плющом и сорняками что был почти не заметен. Отодвинув густые заросли плюща Гриир сделал несколько шагов и упёрся в ржавую решётчатую дверь с замком. Достав отмычки он ковырялся пару минут пока не услышал металический щелчок. Он заделал несколько шагов во тьму и натянул на лицо шарф-маску, которая хотя бы частично позволяла не вдыхать влажную, липкую, почти ощущаемую на вкус вонь. В прочем от крепостной канализации можно было ожидать много худшего.  

Царила абсолютная темнота, в ней был слышен лишь звук ботинок на каменной поверхности, иногда наступающих на хлюпающие лужи. Около двадцати шагов он шёл в слепую, легко касаясь рукой левой стены. В какой то момент стена закончилась, аккуратно прощупав ногой пространство рядом с углом, он продолжая касаться стены сделал поворот налево. Здесь помимо, уже слегка привычной канализационной вони, отчетливо слышались и другие мерзкие мотивы. Пройдя скользящим шагом еще около пяти шагов, и услышав звук маленьких коготков скребущих каменную кладку, он остановился. Зажигать огонь раньше он не хотел опасаясь что конный патруль, или кто нибудь ещё мог находиться на дороге снаружи, и случайно заметил бы свет из туннеля.  

Яркая вспышка спички вызвала, столько мерзкого, высокого крысиного писка, а пол в осветившемся светом помещении буквально зашевелился в разных местах. Гриир на мгновение вздрогнул, но дело было не в крысах, его внимание приковало не что куда более ужасное. Несколько секунд он не мог оторвать глаз от чудовищной картины. Арочный тоннель имел вдоль стен узкие мостовые, по центру шёл канал для нечистот и сточных вод шириной около метра и такой же глубины. В нескольких метрах от того места где он стоял, плавало человеческое тело, распухшее и частично сожранное крысами, которые расплывались сейчас во все стороны, как лосось на нересте. Это тело по всей видимости принадлежало молодой рыжеволосой девушке. Сложно было определить возраст или черты фигуры, по всей видимости труп пролежал здесь недели две, как раз со времени предыдущего визита Инквизитора Страбо. Одежды на на останках на было, яркие, лисьего цвета волосы ещё не успели выцвести и плавали в воде, как диковинные водоросли. От зрелища его оторвала огромная крыса нагло пробежавшая по ботинку, Гриир собирался пнуть нахальную тварь, как вдруг спичка потухла.  

Потратив ещё одну спичку, он зажег ей свечу которую всегда носил в рюкзаке. Особенностью этой чёрной, толщиной с палку свечи был специальный промоченный в алхимическом растворе фитиль, который почти не гас от ветра а если и гас то загорался вновь спустя секунду.  

Его путь лежал дальше вдоль канала на лево, примерно через пятьдесят метров на втором мостике через канал, нужно было перейти на другую сторону и повернуть за угол. Повернув за угол и пройдя несколько шагов, он заметил что то яркое в водах канала, под водой лицом вниз был гораздо более старый труп ещё одной девушки. На теле не хватало ступни и обеих рук по плечо, по всей видимости работа прожорливых грызунов. Дальше нужно было пройти по прямой до первого мостика вновь перейти на другую сторону и завернув за угол пройти ещё пятьдесят метров до железной лестницы.  

Заблудиться здесь было раз плюнуть. Канал разветвлялся на каждом повороте, кое где в стенах были арочные проходы ведущие в комнаты с высоким потолком и каменными лестницами. На верху которых, находились железные двери ведущие к подвальным помещения замка. Так же по пути встречались повороты в тупики, с ржавыми лестницами в стенах ведущим к люкам для сброса отходов. По пути к цели Гриир не задумывался о перспективе потеряться в зловонном лабиринте и наглые крысы размером с выдру, его тоже не смущали. Его мысли были поглощены подсчетом останков разной степени свежести, он начитал ещё пять все почти все, были рыжими женщинами.  

Дойдя до лестницы он переодел ремесленные коричневые сапоги, на легкие черные с подошвой из мягкой кожи, черные перчатки уже были на нем при входе в канализацию. Так же он перевернул плащь с капюшоном внутренней чёрной стороной вверх, под плащом на спине в ножнах, висел короткий меч около сорока сантиметров длинной и больше напоминающий длинный кинжал. Меч Гриир перевесил на пояс, заодно проверив метательный нож закреплённый на бедре. Ещё он достал маленький флакончик и несколько тряпок и распихал по многочисленным карманам на куртке. Закончив все приготовления он затушил свечу пальцами и подержав её несколько секунд за фитиль, убрал в мешок, начав подниматься по лестнице.  

Поддев и отодвинув замок примитивного запорного типа, он медленно открыл крышку люка, которая все равно скрипнула пару раз, и вылез в почти такое же кромешно темное помещение. На это ушло около десяти минут.  

Ещё открывая крышку Гриир услышал голоса. Сейчас находясь в комнате четыре на четыре метра с люком посередине, он слышал их в нескольких метрах от себя, в соседнем помещении. Судя по всему один из стражников жаловался другому.  

– Ты должен думать не о себе, понимаешь Ноний? Подумай о семье, не будь тряпкой – сказал стражник, хрипловатым голосом  

– Семье то что? – ответил стражник которого видимо звали Ноний.  

– А то что, благодаря твоей службе они могут позволить себе досыта есть, и спать в удобных кроватях, твои дети смогут получить хорошее образование выбиться в люди. А ты с женой на старости лет будешь иметь свою землю и своих слуг, и тебе не придётся смотреть как твои дети становятся чьей то прислугой – сказал первый стражник.  

– Есть и другие возможности обеспечить семью, без ущерба для совести – понуро ответил Ноний.  

– Ха! – усмехнулся другой – таких возможностей маловато будет, а учитывая что ты должен легиону ещё восемь лет, то.. суди сам.  

– Я то все понимаю... но ведь может и так будет, перевод в другое место на пользу выйдет.  

– Может, а ещё можешь в другой провинции оказаться, например в Черном болоте или у эльфов. Ты же сам перевода просишься, не по рекомендации. Руководство тебя спросит, чего тебя сынок в столичном гарнизоне не устраивает? А ты, что им ответишь? Бабьи крики смущают?  

– Так я же не совсем дурак, придумаю причину чтоб не осрамиться! – обиженно сказал Ноний.  

– Хе-хе, ну вот и придумай попробуй, какая такая причина заставляет тебя, в бою не разу не бывшего, требовать перевода от туда, куда все подобные тебе хотят попасть.  

– Я был бою.  

– Да ну? Хе, это ты про подавление бунта в пригороде Травиля. Ха, так ты думаешь крестьян гонять, это то же что с варварами биться? Не, не был ты в бою. А я был и не в одном, и скажу тебе хорошего мало, это тебе не бабьи крики в подвале слушать.  

– Под Травилием – с нажимом на правильное произношение, сказал Ноний – были не крестьяне, а наемники и бандиты стёкшиеся со всей округи, и эти так называемые "крестьяне" без особых трудностей взяли штурмом этот самый Травилий, и вырезали пол города.  

– Да ты не серчай, ты пойми я тебе добра желаю. Была заварушка под Травилем... тьфу ты, Травилием верю я тебе и знаю, что не трус ты Ноний, но дак это не то! Сколько лет назад была последняя битва в тех местах? Ещё отец мой не родился а может и позже, и гарнизон там те же крестьяне. А ты подумай вот о чем – на границах некоторых провинций, уже сотни, если не тысячи лет постоянно бьются не зная мира.  

– Хотя бы умру с честью!  

– Ха! Ага может быть и выйдет. Но может быть, и иначе. В новых провинциях всегда людей не хватает, а знаешь как партизаны сражаются? В лучшем случае получишь стрелу в глаз! У меня был друг в восточном корпусе, хороший мужик, мы с ним не одну передрягу видели. Так вот, пошёл он как то к местной шлюхе, которая славилась талантом на весь легион, сам сотник её посоветовал. И остался он вполне доволен, так что в письме меня звал её опробовать. Да вот только, оказалось что она какой то болезнью болела, от которой люди с ума сходят и гниют за живо. Так что следующего письма я не дождался. А таких шлюх там оказалось не мало и делали они это по партизанскому плану. Что притих Ноний? А хочешь, историю расскажу что мне отец рассказывал как они тремя, легионами в Черном болоте потерялись на три месяца, знаешь что они своих лошадей сожрали? А знаешь о чем подумывали под бесконечным дождем по колено в воде? Нет не о том что в Столице бабы орут, под инквизиторской рукой, а о том каковы на вкус их товарищи, павшие сегодня от болезней и врагов.  

Последовала долгая пауза  

– Может ты и прав – сказал Ноний – я буду думать, посоветуюсь с женой, послушаю что она скажет.  

– Не вздумай – жена не разумеет в этих вопросах, напугаешь только зря – лучше поговори с ребятами вокруг, тебе и молодняк, и старики одно скажут. Не дури!  

– Ладно, Вьятт спасибо, тебе за совет, обещаю тебе не делать необдуманных решений и посоветоваться с товарищами. А сейчас мне уже пора, я должен был сменить Алтмана ещё пол часа назад.  

– Вот и правильно, это я тебе как твой сотник говорю, и бумажку свою о переводе забери, порви и выкинь вон, в люк для... мусора. Иди! И скажи Алтману что я тебя сам задержал.  

Увлечённый разговором Грииир на этом моменте медленно и беззвучно достал свой меч. С иронией он подумал о том, что старый десятник только что – своими благими намерениями возможно доставил всем присутствующим, включая него, гораздо больше неприятностей чем хотел избежать. Прижавшись к углу у входа он ждал. Стражники стоявшие до этого в ярко освещённом коридоре, разошлись в разные стороны. Одна пара ног начала удаляться, а другая побрякивая доспехами и хрустя мелкими камешками под ногами приближаться. И свернула в неосвещённый пяти метровый коридор, ведущий к комнате с люком для "мусора", за углом которой сидел человек в маске. Стражник толкнул решётчатую дверь у входа в комнату, но та не подалась. Он дернул её ещё несколько раз посильнее. Потом фыркнул и пробормотал – Мильтон, собака дурная – и пошёл обратно. Гриир был рад тому что заслушавшись разговора стражников, он забыл взломать решетку.  

Тем не менее чувствуя момент, именно этим он и занялся, даже не дождавшись пока Ноний скроется из виду. И управился буквально за пять секунд. Открыв замок, который и замком то было сложно назвать, он вышел в освещённый коридор. Восковые светильники, и факелы на стенах давали достаточно света чтоб начать слепить глаза Гриира, привыкшие к темноте. Гриир скользнул за удаляющимся в длинном темном коридоре, факелом Нония. Из-за мелких осколков, каменной кладки, обильно рассыпанных вокруг и норовящих скрипнуть под ногами, приходилось выдерживать почтительное расстояние, от стража. Гриир двигался за ним около минуты, по плавно загибающемуся коридору и сохраняя дистанцию по свету факела.  

Ещё не дойдя до конца коридора он услышал женский крик, потом ещё крик с надрывом, потом ещё, и ещё. Когда стражник вышел из коридора в большое почти полностью темное помещение, потолок которого был на высоте трёх этажного дома. Его окликнули по имени.  

– Эй Ноний, какого хрена? Я тут уже извелся! – сказано это было достаточно тихим голосом, но с очень раздражённой интонацией.  

– Сотник задержал меня на разговор – вздыхая, безразлично ответил Ноний.  

– Сочувствую. Только мне плевать, я хотел успеть в бордель, к ребятам с западных ворот, сегодня намечается кое что – сказал стражник с некоторой гордостью.  

– Что же?  

– Агнесса привезла новую, вещицу хм... для веселья – слегка возбужденно сказал стражник.  

– Да? Ну может и мне принесёшь немного? – все так же безразлично сказал Ноний.  

– Ого не уш то «святой Ноний» вступил на стезю греха – явно ухмыляясь сказал первый.  

– Легионер Алтман, оставьте свои шуточки себе, серьезный Ноний нуждается в помощи,. Ну так что, поможешь?  

– Да не вопрос, тебе много не понадобиться для щастья – вновь ухмыльнулся Алтман.  

– Ну и отлично. У тебя табак есть? – все так же безразлично сказал Ноний  

– Да, давай перекурим немного.  

– Ты же спешил?  

– Да, я уже опоздал как мог, к тому времени как я доберусь до порта скорей всего, все уже будут в таком состоянии, что я вряд ли найду себе толковых собеседников, а навеселиться до крови из носа ещё успею. Того что привезла Агнесса хватит на полгода, не убежит.  

Пока стражники забивали трубки табаком, Гриир прошмыгнул из неосвещенного коридора и сейчас сидел на корточках, за одной из колонн у входа. В самом зале было четыре колонны, расположенные по углам и лестница, из центра помещения ведущая на узкий мостик, двух метров в длину. Почти все пространство зала было в темноте. Только около того места где сейчас стояли стражники, рядом со столом и стулом у лестницы, горело несколько ламп, да пара факелов, которые стражники повесили на стены в железные крепления. Ему нужно было пройти мимо них, к темному коридору на той стороне моста. Сам мост находился на высоте трёх метров, и единственный видимой возможность пройти к нему, была каменная лестница без перил, тем не менее Гриир решил осмотреть пространство за лестницей Быть может получиться забраться по каким либо выступам.  

– Все таки странно... – чиркая спичкой, сказал Алтман и затягиваясь – ты обычно, с высока смотришь на наши.. шалости с девицами из борделя. И... прочии.. дела не достойные служащих Имперского легиона – медленно как бы подбирая слова сказал стражник.  

– Обычно да, но я устал и хочу отдохнуть. Какие то проблемы? – резко ответил Ноний.  

– Ты не подумай, я тебя не проверяю – применительно сказал Алтман – Ха! Да какой смысл. Сотник тоже не против покуролесить, только не в нашей компании. Иногда просит достать ему порошочка. Правда когда я предложил ему покуролесить в борделе, с ребятами с городских стен. Он сурово так на меня посмотрел и сказал только – Свободен! – ну да я не обидчивый не хочет с солдатней якшаться, могу понять, положение... хе-хе не позволяет.  

– Что то мне нё верится что старый Вьятт, вот так берет у тебя порошка. Скорей уж кажется, что он бы дал тебе с десяток плетей, если б заметил такой грешок за солдатом образцового формирования – с недоверием, но заметным интересом сказал Ноний.  

Гриир тем временем бесшумно ощупывал в полной темноте, углы и стены тыльной стороны лестницы. Запах табака дошедший до него, возбуждал уютные чувства, он не курил уже пару дней. Хотелось присесть и немного подымить, он был бы не против компании стражников, но подозревал что они были бы резко против.  

– Я бы и сам не поверил – сказал Алтман и жадно затянулся – думалось мне сначала, что я конкретно так, попал. Было это где то, месяца три назад, его святейшество инквизитор Страбо, как раз уехал по обыкновению через пару дней после.. Хм.. После уборки.  

В этот момент снова раздались крики, истошные на взрыт. Стихшие на пару минут до этого, они эхом прокатились по сводам зала и заставили стражника сделать неловкую паузу. На пару секунд воцарилась тишина. Потом снова жуткие крики.  

– Хм-хм! – прочистил горло разказчик и попытался, продолжить свой рассказ под постоянный акомпонимент из стонов и визга – Так вот, о чем это я, инквизитор уехал. Мильтон как обычно занимался уборкой, а я заскучал на посту и решил взбодриться, свежим порошочком. Так сейчас то я понимаю что слегка перебрал, но тогда все казалось нормальным. Понюхал я значит, и вдруг так мне захотелось пройтись, что ноги меня буквально сами понесли бродить по коридорам. И бродил бы я так до утра, да только взбрело мне в голову найти себе собеседника, Мильтон ещё был в канализации...  

Жуткий крик вновь прокатился эхом по залам и коридорам. Стражник осекся на полуслове и посмотрев пару секунд в сторону темного коридора на верху, вздохнул. Гриир видел это потому что, прощупав все каменные стены под мостом и лестницей, убедился что ему не забраться по ровным стенам, без шума. И решил изучить другие возможности, для чего крадясь обогнул лестницу и сейчас вновь был у первой колонны. Он решил подкрасться к стражникам как можно ближе, с этой стороны и подождать момента. Тем более, их беседа начинала становиться интересной.  

– Так вот Мильтон, дерганый засранец, хе-хе – сказал Алтман попытавшись разрядить атмосферу – Не годиться Мильтон в собеседники человеку с хорошим настроением, уж поверь. Пошёл я значит к подвальной кухне, ожидая там кого нибудь найти. И нашёл представь себе, Сотника. Я почему-то совершенно его не ожидал увидеть там, а он с пустым взглядом грыз сухари в сухомятку, и казалось сначала меня и вовсе не заметил. Ты вот у него на хорошем счету, скажи, мне кажется или я его не разу до этого на кухне и не видел?  

– Да, все верно – сказал Ноний – сотник обычно, предпочитает офицерскую столовую или выходит на свежий воздух, при возможности.  

– Да, да булки с маком и кружечкой вина, любуясь видами со стен – подхватил Алтман с улыбкой – все офицеры в крепости, облюбовали себе стены для перекусов и перекуров. И старый Вьятт не исключения, хоть и торчит здесь под землёй вместе с нами.  

– Давай дальше – слегка резковато оборвал его Ноний услышав очередной вопль.  

– Так вот, поначалу он меня казалось и не увидел – продолжил рассказчик – А я замер как дурак и начал пялится на него, вместо того чтобы незаметно слинять. Когда наконец он меня заметил, то вскочил как ошпаренный, опрокинув стул и заорал – Легионер что за вид, что с тобой? Объяснится! – Я по всей видимости не заметил когда носился по коридорам, как у меня от порошка пошла кровь носом. В этот момент я понял что стою перед офицером, весь в испарине, с бешеными глазами, и пенистой кровью идущей из носа. На тот момент, я представил как меня с позором увольняют из легиона, дав два десятка плетей на память, а то и вовсе мрачные застенки тюрьмы, что этажом выше. Вьятт подошёл, ко мне в плотную освятил моё лицо свечой и сказал – Что молчишь? Объяснись! Быстро! – А я замер, как мальчишка пойманый на краже и все слова из меня как будто выпали, просто стоял и смотрел на него водя глазами. Сотник побагровел и заорал – Ты что себе позволяешь пёс? Под трибунал хочешь паскуда? – Я с огромным трудом чувствуя как холодеют ноги, смог выдавить из себя только мычание, и невнятное нет.  

Снова раздались женские крики, стражники помолчав пару мгновений, посмотрели на коридор ведущий к верхним, помещениям. Ноний спросил.  

– Можно ещё табачку?  

– Конечно, я и сам хотел – улыбнулся Алтман и продолжил рассказ, беря несколько щепоток табака, из кожаного мешочка стоявшего на столе – Сотник был в бешенстве схватил меня за шкирку усадил за стол, а сам сел напротив меня. Он кинул мне в руки тряпку и сказал вытереть морду – Зачем? А? – прошипел он смотря мне прямо в глаза. Я молчал. Тут он сказал странную вещь чуть успокоившимся голосом – Если честно ответишь зачем Сынок, то я тебя прощу – я никогда ни задумывался над этим и единственное, что мне пришло в голову я и озвучил – Для веселья – сказал я, и тут же испугался потому как глаза Вьятта стали очень странными. Он подошёл ко мне, поднял за плечи со стула и вдруг обнял. Сам не знаю почему, может из за порошка но я испугался, Сотник вдруг показался мне куда не адекватней чем я.  

Гриир подумал что это и впрямь было странновато.  

– Потом он сказал мне, умыться, привести себя в порядок и проспаться.  

– И? Что дальше? – с нетерпением спросил Ноний.  

– Да вобщем то... это все, я так и сделал. А наследующий день он подошел ко мне на вахте. Я сначала испугался до чёртиков, думал может передумал и сейчас вручит мне приглашение на трибунал. Но он вместо этого, попросил достать ему порошку и дал столько денег, что мне ещё себе на неделю хватило закупиться.  

– И ты не о чем его не спросил? Не подумал что это странно? – раздраженно спросил Ноний.  

– Тогда нет. Зато когда порошка ему нёс думал, что меня вот-вот Внутренний полк скрутит, и висеть мне в назидание. Но нет, взял сказал спасибо и больше мы с ним кроме приветствий, полагающихся по воинскому закону не общались. А потом он, снова обратился и вот пару недель назад тоже, как раз, тоже с уборкой совпало.  

– Совпало. Дурень ты! То ли без мозга, то ли без чести – сказал Ноний поджигая трубку.  

– Эй-эй! Каково хрена, я ему значит душу высказываю, а он...  

Он не договорил потому что, истошный крик перебил его на полу слове и перешёл в дикий вой. Потом повисла тишина которую первым нарушил Ноний.  

– Тебя это не смущает?! – крича шепотом, сказал он.  

– Всех смущает, а что делать то – вдруг убрав свою постоянную ухмылку сказал Алтман – Ходить повсюду с кислой рожей?  

– Нет, но как не сойдёшь тут с ума?  

– Это ж не мы делаем?  

– Но мы тут, а на этаж выше "это"! Какой из законов Империи мы сейчас защищаем?  

– Ну тихо-тихо, что ты предлагаешь? – серьезно сказал Алтман.  

Возникла долгая пауза Гриир, на секунду подумал что стражники скооперируются и лишат его работы. Он стоял так близко что слышал как их дыхание. Сам же он замер у стены на которой, висели факелы, в полутора метрах от границы освещенного участка. Здесь он отчетливо видел свои руки но, но не боялся быть обнаруженным, поскольку Алтман стоял к нему боком а Ноний сидел на стуле спиной. Тем не менее он знал что даже если он развернуться и посмотрят на то местно где он был, то ни чего не заметят пока он не подвижен. Поскольку они стояли в окружении светильников и факелов в зрении и обзоре у него было преимуществ. Алтман взял, со стола что то и положил в рот. Гриир слегка приподнялся с корточек что бы рассмотреть еду, оказалось натюрморт был составлен из буханки свежего хлеба, вяленого мяса, винограда, сыра и оловянной кружки. Прожевав Алтман нарушил тишину.  

– Вот что я думаю. Я сюда себя не сам поставил, меня назначило высшее руководство, я тут в тепле и сытости, платят выше чем сержантам в провинции. Под боком город где любые душевные раны залечат, были бы деньги, да связи. Я каждый месяц посылаю деньги своим братьям и матери, которых в моих родных землях, хватает на то, чтобы у них был двух этажный дом со слугами. А смущает меня во всей этой сказке, только то что если я ложусь спать трезвым крики этих девчонок, звучат у меня в голове и не дают покоя.  

– Мне такие сны, тоже иногда сняться – сказал Ноний – я когда приезжаю домой к жене и дочерям, в глаза им не могу смотреть. Треклятое святейшество чтоб ему...  

– Тише – тише, я мысль не закончил, я то знаю, что оно мне надо. А ты если невмоготу чего, с ума сходишь? Возьми и поменяйся с кем то наверху, они там многие завидуют что мы мол, в тепле офицер у нас мол свой в доску, а платят больше.  

– Сотник запретил. Да ещё говорит – переводы требовать, службе навредит.  

– Только, тебе-то зачем перевод навсегда, тебя ж только гость в верхней комнате смущает? Вот и поменяйся на то время пока он здесь, с кем нибудь сверху, у меня как раз товарищи на стене есть, они только за подработать. А про сны не начинай, а то будешь как бедняга Мильтон.  

– С тех пор как Страбо, заставил его таскать трупы подальше от входа в люк, он и правда всегда не в себе. Он пару раз, чуть не потерялся в этих вонючих лабиринтах. Мне его жаль – сказал Ноний.  

– Мне тоже – вздохнул Алтман – но его дурость, уже не в какую не лезет! Ведь мы стоим сегодня здесь в этой темной заднице, а не в освещённых туннелях этажом выше, лишь благодаря этому засранцу. Это ему пришло в голову подойти вчера к инквизитору и сказать, что в его чертовом сне нас всех сожрали крысы. А его – Инквизитора значит, жрала за горло гигантская, чёрная крыса с красными глазищами. А Страбо возьми и окажись суеверным как пират-контрабандист, отправил нас сюда пучить глаза в эту темень, да ещё Сотник отказался давать больше чем два светильника.  

– Ого! Я и не знал, что мы тут из-за него, но тут чуть меньше слышны крики – попытался сточить углы Ноний.  

– Тебе всё крики покоя не дают – раздраженно начал Алтман – а я темноту не переношу, все время кажется, что кто то смотрит а я не вижу.  

Гриир сдел два бесшумных шага назад в темноту, на всякий случай.  

– Может крысы Мильтона? – пошутил Ноний и вздохнул – Мы тут все, свихнемся к черту.  

– Вот и надо использовать лекарства, а то будешь нарезать круги без остановки как шизик на верху.  

– Какой из? – сказал явно повеселевший Ноний.  

– Мильтон конечно! Когда я сегодня зашёл в верхнее помещение, что бы с ним поздороваться. Он обыскивал свой дурацкий коридор, с факелом и мечом на голо. Когда я спросил – что он делает? Он и начал нести какую-то чушь про свой сон, и про крыс, которых он тут ищет. Я побыстрей ушёл, подальше от этого грустного зрелища.  

Снова раздались вопли и вой несчастной.  

– Да уж, и сказать нечего... Ты серьёзно насчёт, поменяться с кем нибудь из твоих ребят, на пару деньков? – с надеждой спросил Ноний поглядывая на верх.  

– Да, без проблем! Они все равно во время приезда инквизитора всегда, уходят в загул. Все офицерство греет задницы здесь, а не один проверяющий не хочет проблем с Инквизицией. Так что все схвачено! Считай уже в следующую смену ты будешь спокойно спать, в каком нибудь тихом месте.  

– Спасибо, огромное дружище! – начал было Ноний, но второй стражник прервал его жестом.  

– Не стоит, я сейчас доем свой ужин и пожалуй все таки двинусь в бордель, может быть завтра тебе не придётся сидеть здесь.  

– Я покурю? – спросил Ноний. И после кивка Алтмана успевшего набить себе рот так, что не мог говорить, страж начал забивать трубку.  

Смотря на то как, один стражник жадно почти не жуя бросился на еду, а второй выпускает красивые колечки из дыма, растворяющиеся у границы тьмы. Гриир понял что ни ел почти сутки, он подумывал просто внезапно выпрыгнуть и перебить стражников, пируя потом остатками их стола. Размышлял об этом он только в качестве забавновй, как ему казалось сценки, приходящей сейчас ему в голову, от этих мыслей его живот вдруг громко заурчал. Стражники переглянулись. Алтман проговорил с набитым ртом  

– Можефь повешь немного?  

– Нет, я всегда ужинаю перед сменой, так что вполне сыт – сказал Ноний.  

– Так, шо же у фебя жвивот...  

Он не договорил потому что, Гриир наконец нащупал рукой небольшой, камешек. И незаметно, одним движением кисти, кинул его в направлении неосвещенного входа в зал, из которого он и пришёл. Оба стражника резко развернулись, по направлению звука и переглянулись. Алтман, стоявший около стола, взял факел с крепления на стене и заговорил, с все ещё набитым ртом.  

– Мм.. Крышы шкорей сего, но я пвоверю се таки... хм -хм – наконец проглотив и прочистив горло, продолжил он говорить- Ты сиди-сиди не напрягайся, до утра еще на дергаешься.  

– Крысы не крысы, но лучше перестраховаться, а то знаешь... как плохие истории начинаются – серьезным тоном заявил Ноний, вставая со стула.  

– А ты братишка походу тоже, мнительный да? – с усмешкой сказал Алтман, снимая со стены второй факел и протягивая его товарищу – небось струхнул от Мильтоновых крысиных кошмаров.  

– Не чего я, не струхнул – раздраженно и не совсем правдоподобно заявил Ноний – в правилах воинского статута Имперского легиона, в разделе Organization et custodiunt, ясно сказано: "При обнаружении какой-либо подозрительной активности, часовые обязаны внимательно проверить, охраняемый участок". А приписка, Praecepta agro inspectionem или на вульгарном наречии "Правила осмотра территории" гласит следующее: первое – осмотр происшествий всегда осуществляется группой, минимум из двух человек. И второе – при отсутствии по близости других служащих, часовой не должен проводить осмотр подозрительного происшествия на вверенном ему участке в одиночку. Он должен внимательно зафиксировать все ситуации и доложить о них, сначала: сменяющему его караульному, при сдаче поста, после чего незамедлительно предоставить отчёт начальнику караула. При обнаружении врага необходимо: первое – поднять тревогу имеющимися средствами оповещения, второе – применить оружие – Заученным, серьезным тором проштудировал Ноний.  

– Ого Ноний! Ого! – язвительно изображая восхищение воскликнул Алтман – Да только, нет тут не каких врагов, если не считать долбанных крыс и кромешный мрак. Кстати средств оповещения тревоги нам не выдали, и место под караул не оборудовали. Короче говоря, плевать всем на устав. Это на верху в крепости все по струнке ходят, а мы тут как мне думается выполняем вне уставное поручение, по параноидальной прихоти того извращенца на верху и если Сотник Вьятт, как ты выразился "начальник караула" не требует с нас четкого выполнения уставных обязанностей, то нам то чего напрягаться?  

– А то, что Имперский статут не дураки придумали! И создан он, как сборник тысячелетнего опыта организации военного порядка, что бы спасать жизни таким вот безответственным личностям. И вообще именно, порядок и структура отличает имперские легионы от толпы немытых варваров и нелюдей – напыщенно продолжал вещать Ноний.  

– Прощения просим у вас господин Ноний – со злой издевкой ответил Алтман – Вы видимо забыли, что пред вами и есть "немытый варвар" из далекой приграничной провинции. Который в свои неполные двадцать семь лет, побывал в полудюжине крупных сражений, занял второе место в турнире по фехтованию в своём родном легионе. И чьи нехитрые служебные достижения, видимо по ошибке позволили ему перейти от службы в своей "немытой варварской провинции" к службе в элитном столичном корпусе! Как жаль, что у меня не было возможности просиживать портки в тёплом училище, заучивая на изусть имперское право!  

– Я не знал – пристыжено пробурчал Ноний и помолчав добавил – Прости мне мою заносчивость. Ты не когда не рассказывал...  

– Ты никогда и не спрашивал. В любом случае я не в обиде, ты не один смотришь с высока видя мои рыжие волосы, и варварское имя. Я привык.  

Воцарилась неловкое молчание стражники остановились у выхода из зала и разглядывали не столько место подозрительного шума, сколько свои обитые железом сапоги.  

– Ты правда хорошо фехтуешь? – нарушил тишину Ноний.  

– Думается да, либо в моем легионе были одни калеки да слюнтяи – все ещё обиженно язвил Алтман – А что не веришь?  

– Да-нет, верю! – искренне заверил Ноний – Я просто хотел... что бы меня кто-нибудь подучил, я ведь и правда по большей части заучивал устав, на фехтование оставалось мало времени. Вот я и подумал раз уж у нас смены пересекаться, может ты показал бы мне пару приемов.  

– Да не вопрос! Я и сам думал что уже давненько не упражнялся, не хотелось бы терять форму – вновь добродушно сказал Алтман – Только не сегодня.  

– Торопишься?  

– Не в этом дело. Я как бы это сказать.. В общим.. Если коротко мой меч сейчас слегка не исправен.  

Гриир стал особенно внимателен на этом моменте, и под его маской появилась хищная ухмылка.  

– Что!? – Гриир не видел лица Нония, но мог его легко представить по жестам и голосу.  

– Слушай Ноний... – начал было оправдаться Алтман.  

– Это уже перебор. Какого черта? Как?! – перебил его товарищ забыв о манерах.  

– Был один заклад, с моряками плавающими на Агнессе... Короче проверяли крепость клинка... Я был уверен, что он выдержит толстяка! Но этот хрен набил себе брюхо ещё килограммов на 15 за вечер, я клянусь! – возбужденно бормотал стражник – Пожалуйста не говори..  

– Не оскорбляй меня – сказал Ноний не дав договорить товарищу – может я и заучка, но я не первый день в армии и я не крыса какая-нибудь.  

– Ох братишка, прости! Порошок совсем мне котелок высушил. Я и сам в курсе каким ослом выгляжу. Но я все исправлю, точней уже.. Исправил – не уверенно оборвал речь Алтман, от того, что после его последний фразы Ноний пристально так посмотрел и сказал вздыхая.  

– Серьёзно? Это мне не понравиться, да?  

– Думаю да... Один тощий барыга, скупщик – его так и называют Тощий, попросил меня достать любой документ с Имперской печатью. В замен на отличный меч, одного старого легионера, полностью соответствующий имперским стандартам. Я и дернул ребят с западных ворот, помочь напрячь капитана Агнессы, он неплохо задолжал нам за общие делишки. Вообщем мы вытянули из него таможенную справку с печатью. Барыга вроде как остался доволен этой бесполезной бумажкой и обещал передать мне меч при встрече в борделе.  

– Ты же элитный легионер, это просто... А к черту – обреченно бросил Ноний.  

– Меч наверняка уже ждёт меня в борделе, Тощий частенько засиживаться там до утра.  

– Смотри, тут камень – перевёл тему присевший на корточки Ноний, освещая место у своих ног факелом – должно быть это он так нашумел. Откуда это он интересно так грохнулся?  

– Да наверно, старая эльфийская кладка начинает сыпаться от времени и сырости – растерянно и безразлично сказал второй стражник, и попробовал оправдаться ещё раз – Слушай приятель, я правда хороший солдат. Просто торчать внутри этого города день за днём, год за годом... Можно ведь со скуки тронуться или отупеть как скотина. Видал вон Мильтона, не хочется так же закончить. Вот и развлекаю себя как могу. К тому же за три года службы здесь, я не доставал меч ни разу кроме, как для чистки или на проверку. Тут он просто не нужен!  

Гриир вдруг представил себе картину. Как он бесшумно обожает клинок выходя под свет факелов стражи. Одним движением перерубает горло, попадая акурат в зазор между шлемом и нагрудником, прославленному фехтовальщику. Тот рефлекторно успевает выхватить из ножен тупой обломок и опережая Гриира, заученным движением бьёт точно в сердце, но к своему удивлению совершенно без эффекта. Выронив факел он пытается заткнуть рукой, страшный поток крови водопадом брызжущий из зазора в доспехах, падая в итоге, так и не успев, стащить шлем. В этот момент его товарищ выйдя наконец из ступора пытается вытянуть не слушающимися руками меч, но предательские ножны мешают, делая движение слишком медленным. Гриир в одно движение подскакивает к нему и прижимая стражника к стене, хватает его руку не давая вытащить оружие, одновременно с этим бьет в шею, через ключицу, сверху в низ, мгновенно доставая до сердца. Уже мертвое тело медленно сползает по стене. Но только после того как убийца вытаскивает меч из Нония, словно талый ручей начинает бежать кровь. Не нужен меч – подумал он и усмехнулся про себя. В это же время мысли похожие по смыслу видимо посетили и Нония, потому, что тот медленно встал и подойдя почти в плотную к напарнику, ткнул его пальцем в грудь. И набрав побольше воздуха в лёгкие собирался высказать ему все что накипело. Но совершенно безумный дикий крик остановил его, заставив вздрогнуть от неожиданности обоих часовых. Гриир тоже вздрогнул и отбросил свои глупые фантазии, на самом деле он уже давно решил что не хочет причинять зла этим двум. Тем более, что в каком то смысле, именно Алтману он был обязан, своей "ревизорской грамотой" так пригодившийся ему ранее вечером. Стражники оглянулись вновь уставившись на темную арку за мостиком, все это время крик продолжался. Когда спустя как будто бы вечность он наконец стих, Ноний испуганно сказал.  

– Может все таки проверим проход, на всякий случай. Прогуляемся за одно – сказал он с трудом отводя взгляд от черного проема на верху.  

– Конечно братишка, с удовольствием – добродушно сказал Алтман. Освещая путь мигающими на сквозняке факелами они двинулись в тоннель. Ноний спешно сделал несколько шагов и скрылся в изгибе узкого, заворачивающего хода. Алтман последовал за ним, но остановившись у входа развернулся и посмотрев верх в темноту. Тихо сказал – Что б ты сдох, упырь святейший – и так же спешно скрылся за поворотом каменного коридора. Отблески факелов тоже исчезали. Где то там эхом послышался, голос Нония с присущей ему лекторской ноткой.  

– Кстати кладка тут, вовсе никакая не эльфийская, а исконно имперская. Да и летописи свидетельствуют о том, что никаких эльфов тут отродясь не было и тем более они не строили одно из чудес света.  

– А мне бабка, всегда говорила, мол эльфы строили ещё тысячи лет назад, вот и стоит на славу...  

Эхо слишком сильно искажало речь и Гриир перестал разбирать отдельные слова, но судя по интонации голосов, наклевывался эпохальный исторический диспут. Под его маской расплылась совсем не хищная улыбка. Он желал что бы офицеры дали парочке стражей, поменьше ударов плетью, после событий сегодняшней ночи. Сам не зная почему он был благодарен им за интересную компанию и табак, горсть которого он ухватил проходя мимо стола, еды уже не было. Застегнув на пуговицу карман, туго набитый зельем и поднявшись по лестнице Гриир вошёл в черноту коридорного проема.  

Спустя где то пол минуты во мраке тоннеля замаячил свет. Арочный ход вёл в длинное помещение тэобразной формы, по его центру как бы руслом проходила широкая дорожка, обрамлённая отвесными мостовыми высотой примерно по пояс и шириной метра полтора. На краях мостовых расположилась колоннада из изящных мраморных столбов, напротив них в стены углублялись декоративные арки. Казалось что там должны быть древние изваяния, но их там не было. Лестницы на мостовые были только у трёх выходов с обеих сторон канала. Такие же лестницы поднимались и к двум арочным проемам в верху буквы т, а в место третьей у выхода с длинной стороны помещения начинался широкий пандус со ступенями по бокам.  

По этому помещению быстрым шагом ходил часовой, с факелом в одной руке и обнаженным мечом в другой. Дерганые, нервные движения и постоянный бубнеж себе под нос, выдавали в нем душевнобольного человека. У Гриира возникло чувство, что перед ним стоит местная знаменитость – это должно быть и есть Мильтон. Наблюдая за человеком, подчас внезапно тыкающим факелом в темные арки, а иногда резко останавливающимся и слушающим звуки. Гриир подумал о том, что с таким пожалуй могут возникнуть трудности.  

Какое то время он изучал передвижение Мильтона и постепенно заметил систему в его выглядящих поначалу хаотичными действиях. Дважды путь пролегал в разные стороны по противоположным мостовым на верху, один раз по каналу, после чего цикл повторялся. Вроде бы маршрут был ясен, но по всей видимости под действием тревожных галлюцинаций, Мильтон иногда срывался и начинал носиться как ошпаренный что – то бормоча про крыс.  

Тем не менее Гриир начал осторожно продвигаться по каналу. Дойдя до центра зала и поймав момент когда Мильтон был у дальнего выхода с пандусом, он забрался на мостовую, которую только что внимательно обследовал стражник. Когда часовой внезапно развернулся и громыхая латами побежал по тому же пути прямо на встречу Грииру. Тот на мгновение растерялся, первым его действием было вжаться в арочный проем в стене. Но тут к нему пришло понимания что дёрганный Мильтон переодически тыкает факелом под своды. Стражник уже находился где-то в пяти шагах от Гриира и тот видел только один выход, быстро зарубить бедолагу. Как раз в этот момент снова зазвучал очередной вопль с верху. Не доходя всего в пару шагов от таившегося в темноте злого жребия, Мильтон вдруг с криком – Аха! – прыгнул в пустую арку. Гриир пользуясь шансом, бесшумным перекатом соскочил вниз с мостовой. Услышав возглас неожиданности стражника, ещё в движении Гриир понял что тот швырнул в него меч, со звоном и искрами ударившийся о каменную колону и упавший на пол совсем рядом. Гриир одним движением заскочил на противоположную колоннаду. В этот момент стражник с криком – Долбанные крысы! Уух! – спрыгнул на то место где он был секунду назад. Пока стражник поднимая оружие осматривался в поиске крыс, Гриир не нарушая темпа движения, не обращая внимания на ругательства и метания Мильтона стелился вдоль колонн. Стражник бешено вертелся на одном месте и ударив несколько раз мечом о стены пошёл по направлению к пандусу, в этот момент чёрная тень как раз достигла его основания. Выпрямившись и слыша шаги за спиной Гриир быстро скользнул в уходящий вверх коридор. Оторвавшись уже шагов на двадцать, он все ещё продолжал двигаться пересекая проход по диагонали. Настолько безумен, что может снова метнуть меч или чего доброго факелом швырнуть – подумал Гриир передвигаясь наискось до тех пор пока не отошёл на расстояние с которого перестал слышать кованные шаги за спиной.  

Широкий коридор уходил вверх под небольшим наклоном и через пару минут закончился тупиком. Слева в стене, была дыра в человеческий рост из которой шёл слабый свет. Судя по валявшимися тут же камням, стену разобрали совсем не давно. Гриир знал об этом наверняка, потому что его информатор ещё неделю назад упоминал дыру в стене размером с небольшое окно. Стража которую ему довелось наблюдать сегодня не была отмечена им, изначально используя для дозора другие тоннели. Инквизитор любил уединение, по всей видимости крысы и Мильтон произвели на него сильное впечатление, если он решил поставить дополнительные дозоры. Здесь Гриир отчетливо слышал его гипнотизирующую ритмичную речь.  

– Ты должна быть сильной! – голос говорил с рвением оратора – Судьба твоя ужасна воистину, но... – последовала долгая пауза – Но в итоге все худшее ради лучшего. Это не нам решать кем родиться. Ты не виновата в том что в твоей природе есть изъян, твоя внешняя красота скрывает ужасную правду. Я тебя прекрасно понимаю. Я и сам такой же.  

Звякнули какие то металические инструменты. Гриир осторожно осмотрел комнату, в которую вёл проход в стене. Это была тюремная камера. На полу валялась старая циновка и какие то грязные тряпки. Больше в комнате не чего разглядеть не удавалось, если не считать дыры нужника, в дальнем углу. Один угол у входа был освещён слабым светом, почти потухшего факела висевшего на стене снаружи. Вместо двери, была решетка с видом на такую же камеру напротив.  

– Ты боишься боли? – вкрадчивый голос продолжал монолог – Я признаться тоже. Не должен, но боюсь и трепещу пред ней.  

Спустя мгновение все пространство наполнилось криком, перешедшим во всхлипывающий вой. Кричала явно молодая женщина, все это звучало вблизи в разы отвратительней чем из нижних залов.  

– Вот так. Вот понюхай. Ты должна быть в сознании – с ободряющей интонацией сказал инквизитор – Только подумай, а если все получиться! Это же будет просто чудо, но не мерзопакостное чудо ворожбы, а торжество света разума, данного человеку богом, над тьмой хаотичного магического безумия.  

Сново прозвучал металический звук инструментов. Гриир целиком вылез сквозь щель в комнату. И только тут заметил человеческий силуэт в соседней камере. Человек стоял прислонившись лбом к входной решетке совершенно не подвижно и опустив лицо. Гриир будучи, вроде как не замеченным, замер в темной части комнаты и задумался.  

– Дитя ты должна знать. Вопреки распространённым слухам я делаю это не ради удовольствия. Все происходящие мне противно не меньше чем тебе. Я глубоко страдаю от своих собственных деяний. Но как и ты я лишь необходимое зло, которое в итоге существует ради всеобщего блага. Будь же мужественна и возрадуйся той мысли, что нашими муками сегодня – мы избавляем от мук других, и открываем путь к истинному процветанию, для всех людей – голос повысился и стал громче, как будто бы поймав себя на этом, он тихо добавил – Обожди минутку, требуется сделать записи.  

Сидя во мраке и обдумывая свои дальнейшие действия, Гриир вспомнил то что успел у узнать об Инквизиторе. Аверкий Суилиус Страбо был сыном наместника в безлюдной северной провинции. Его отец Нонус Силиус Кастор почти унаследовал эту должность от своего отца, а тот в свою очередь от своего. Земля эта была расположена близко к центру Империи, тем не менее была почти бесполезным и запустевшим местом. Всему виной были скалистые склоны холмов устланные темными хвойными чащами и прорезающими их ущельями, преобладающими в географии этого края. Почва была почти не пригодна для возделывания а горные породы на удивление скудны. Единственными источниками дохода для провинции были вырубка леса да каменоломни. Как правило направление на служу в это место приравнивалось к ссылке. Местные знатного происхождения, были людьми усидчивыми и не избалованными роскошью. Жили они обособленно в лесных усадьбах и славились, только лишь нелюдимостью и фанатичной богобоязненностью. Почти в полном отрыве от цивилизации, болезненная склонность к самоограничению и жестокая красота окружавшей их природы развили в них мрачные и пугающие черты характера. Род Суилиусов был не исключением. Они не умели грешить красиво, подобно столичной аристократии, а потому когда грешили, ведь человеку свойственно ошибаться, то больше всего на свете заботились о том, чтобы тайное не сделалось явным. И в какой то момент тщедушный, косоглазый отпрыск наместника потерял всякое чувство меры в том, что ему приходилось скрывать. Его отец однажды случайно обнаружив наклонности наследника, и возжелав после этого, поскорее избавиться от него, пристроил сына в возрасте пятнадцати лет в жреческий монастырь. Где юный Аверкий Страбо довольно скоро и нашёл своё призвание в рядах Инквизиции. Быстро снискав себе продвижение в высшие эшелоны власти и крайне дурную славу. Сейчас инквизитору было тридцать семь лет и его именем уже давно пугали непослушных детей.  

– Мои труды освободят людей от необходимости в магических изысканиях – тут по всей видимости он налил себе что то в стакан и сделал несколько громких глотков – Идея пришла ко мне много лет назад когда я будучи послушником помогал раненым солдатам на полях сражений. Я отчетливо увидел, что вопреки всеобщему заблуждению, для цивилизованного и комфортного существования магия вовсе не являться необходимостью. Со временем Imperatoria ipsum своим гением затмит её во всех сферах неодушевленного от войны до строительства и возделывания почвы. Я понял абсолютную неизбежность этого: наблюдая как огромные каменные глыбы пролетают сотни метров, как за пару дней возводят мост через километровую реку, как можно пронести флот через горы и обрушить неприступные стены, оставшись не замеченным для врага. Я даже хотел сбежать из культа и пойти в инженерную академию, но очень быстро осознал полное отсутсвие к этой стезе таланта и финансов – здесь послышалось шуршание и инквизитор на время умолк сделав ещё громкий глоток.  

Гриир тем временем, перебрал все пришедшие к нему в голову варианты дальнейших действий и не найдя ни чего достойного внимания, сел на пол и терпеливо слушал проповедь или исповедь он пока не понял, что именно.  

– Но потом в момент отчаяния..ммм..высшие силы обратили моё внимание на то... ммм... что было у меня прямо под носом все это время – сказал он причмокивая чем то, по видимому очень вкусным. Последовала драматичная пауза – Я открыл для себя Magna Medicina(если на вульгарном наречии, то просто медицина). Меня учили стыдиться своих наклонностей и желаний, заставляли скрывать их и бояться. К моменту моего назначения послушником при лазарете, я хорошо научился подавлять свою природу бесконечным повторением священных текстов и молитв.  

Гриир нащупал бедром старую монетку приличного размера. По сколько ему все равно было нечем заняться он от скуки начал делать предположения о номинале монетки, которую не было видно во мраке. Так же занятно было бы знать как давно и кто мог обронить её в таком месте.  

– Но однажды после особенно тяжкого боя, когда лазарет не справлялся с потоком раненых, меня попросила о помощи сама судьба в лице усталого медика. Спустя почти сутки тяжелой работы, измотанный и грязный от крови, выйдя из шатра на улицу я ощутил себя родившимся вновь. Увидев своё призвание я так же увидел и то как мало сделано на этом поприще, ведь почти все вопросы врачи решали отпиливая конечности своим пациентам и накачивая их зельями до потери сознания. С тех пор с особым рвением я занимался всем что касалось здравия человеческого тела, даже если надо было калечить, во имя большего блага. Спустя несколько лет службы при армейском лазарете, получив рекомендации трудолюбивого и не боящегося крови человека, я был замечен в Sanctus investigationum department. В Святом отделе расследований я с охотой принял свои новые обязанности, руководствуясь тем же принципом – причинять боль во имя общего блага. Очень скоро я стал уважаем и известен, сочетанием отличного знания священных текстов и стопроцентной раскрываемостью своих следствий.  

Инквизитор поставил стакан с характерным звуком и потягиваясь зевнув. Гриир тем временем достигнув пика своей прокрастинации играючи перебирал монетку между пальцев и бездумно смотрел на неподвижного узника в камере на против.  

– Учитывая все что ты теперь знаешь ты должна понимать что я не просто мучитель и садист, нет – я признаю свою порочность, но использую её во благо просвещения – он сново взял железные инструменты – Благодаря моим открытиям все люди смогут получить помощь, а не только избранные мира сего коим по карману, настоящие маги целители. Которые уверовав в свою незаменимость задирают нос и смотрят безразлично, свысока на нуждающихся. Только лишь звонкая монета и громкое имя может оживить их интерес. Прочие же люди от отчаяния, в надежде на помощь идут к знахарям, травникам и прочим шарлатанам беря грех на душу, теряют свои скромные сбережения, а в итого все в пустую. Поэтому ты хоть и нечестивая тварь, обязанная своим проклятым талантом инфернальным порождениям. Своей ворожбой толкающая мир к темному хаосу, но послужишь тем не менее светлой цели – Через секунду молчаливая собеседница Инквизитора вновь издала отчаянный вопль.  

Гриир рассматривая блики от тусклого факела на лысой голове заключённого, блуждал в забытьи. Вопль застал его врасплох, он еле заметно дернутся от неожиданности, и резко вышел из раздумий. Он вдруг понял где сейчас сидит. Вспомнил о темной камере с решеткой, дёрганном Мильтоне, забавной парочке стражей и смердящем коллекторе, а ещё он вспомнил о монетке в своей руке, как раз в тот момент когда он проскочила между пальцев.  

Звон казался Грииру отчаянней и громче крика мучаемой жертвы.  

– Эй смертники – вы там шумите?! – раздраженно и с вызовом выкрикнул вопрос инквизитор – Разве у нас не было уговора? Сидите тихо и я сделаю вид, что не знаю вас, а вы получаете шанс не узнать меня за работой. Так что у вас там, появилась тяга к общению?  

Лысый узник в камере напротив, поднял лицо и посмотрел в сторону источника шума. Гриир мгновение сомневался, но увидев его глаза, полные ужаса и какой то злобной надежды, сделал несколько шагов вперёд выходя на освещённую часть комнаты. Когда заключенный увидел человека в маске вышедшего из тени его рот исказила мерзкая ухмылка, а глаза коварно заблестели.  

– Прощенья покорно просим, ваше святейшество! – раболепно и со страхом в голосе сказал Лысый, не сводя глаз с Гриира – Это я дурень окаянный, ложку в темноте обронил. Молю на коленях, проявите милость не серчайте! – это прозвучало вполне искренне, но мерзкая гримаса улыбки остававшаяся все время у него на слабо подсвеченном лице, производила крайне отталкивающее впечатление.  

– Не хватало мне стражников которые все время врывались сюда, под любым благовидным предлогом. Дошло до крайности, пришлось поставить идентифицирующее на время моего прибывания. Мне прославленному инквизитору Страбо, искать помощи у магии... В голове не укладывается... – сказано это было с отвращением и досадой – В прочем я готов претерпеть любые унижения и насмешки ради своей цели, требующий между прочем, полного внимания и сосредоточения! – голос его святейшества стал выше и начинал дрожать от раздражения – Так теперь мне приходиться терпеть, общество двух смертников, у них видите ли закончились камеры в основном корпусе... Праздник урожая у них... видите ли – дебоширов, гуляк и карманников не по регламенту с опасными одержимыми и убийцами держать. А мне оно здесь зачем?! Я тебе и твоему умалишенному дружку сразу сказал – будете шуметь, имейте ввиду, что я обладаю «правом приводить в исполнение смертный приговор» так что если торопитесь, то давайте покончим с этим, пока я не приступил к работе. Вы вроде бы божились... Вы будете молчать? Или мне подойти к вам и зашить вам рты? Отвечайте! – не унимался он.  

– Мы как мышки, ваше святейшество... – он не договорил.  

– Что ты сказал? Ты издеваешься червь?!  

Гриир услышал возбужденные шаги в коридоре снаружи и поспешно скрылся в темноте. Инквизитор остановился на против камеры лысого. Руки он держал за спиной, по хозяйски, сжимая в них окровавленные щипцы и деловито пощелкивал ими.  

 

 

 

| 42 | оценок нет 02:46 31.12.2019

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020