Волчья охота

Рассказ / Приключения
В жизни всегда есть место подвигу

Глава первая  

 

Сон в руку  

 

Ну никак не хотелось расставаться со сказкой. В кои то веки дедушка согласился взять его с собой и вот на тебе. Ведь они уже ехали к его заветной мечте, воскресной развеселой ярмарке, а тут бабушке неймется – просыпайся да просыпайся. По настоящему-то дед когда ещё возьмёт, а во сне уже вот, пожалуйста.  

Ох и хорошо же им вместе. Сани весело скрипят полозьями по накатанной снежной дорожке. Полная луна на небе приветливо улыбается. Да такая яркая, что дома, стоящие по обочинам, кажется, так и плывут в её мягком свете, будто пароходики в бескрайнем снежном океане. Дым из печных труб, вырвавшись на свободу, застыл на морозном воздухе в причудливых формах невиданных зверей. Такое ощущение, будто ты попал в настоящую сказку.  

Они с дедом сидят на самой макушке высоко гружённых саней, посреди этих совсем даже не страшных сказочных персонажей. Воздушные змеи, злые маги и волшебник из лампы Алладина с завистью облизываются на лежащую перед седоками скатерть самобранку. А на ней чего только нету! И пряники медовые, и петушки сахарные. А блины то как пахнут! – ммм.  

Барсик, который негромко лая бежит рядом с санями, не выдержал в конце концов. Он стал прыгать все выше, выше и вдруг легко полетел над санями выхватывая блины прямо с тарелки. Дед ворчит на него, но как то лениво, совсем без злобы. А у самого то глаза так и смеются. Ванятка же вообще, свалился на дрова и заливается как будто от щекотки. И до того им хорошо всем вместе, что ему никак не хочется, чтобы это заканчивалось.  

А тут, как назло, бабушка никак не отстаёт, вставай да вставай.  

– Бабуль, ну погоди пожалуйста ещё чуток.  

– Надо вставать, Ванятка, а то дядя Миша без тебя глядишь уедет.  

– Куда уедет? – он даже подскочил. Сон как рукой сняло. С дядей Мишей, своим лучшим другом, он готов хоть на край света. Хоть днём, хоть ночью. Бабушка вздохнула.  

– Вместо деда на ярмарку ехать надо. Спина у него, видишь ли, разболелась. Да так, что с печки слезть не может. А все от жадности, – она специально повернулась в сторону печки чтобы тот получше расслышал.  

-Говорила ведь вчера, чтобы не грузил там много.  

– Не для себя старался, – дед кряхтя пытался сесть на тёплой лежанке.  

-Ванятке одежду новую справить надо? Надо. Видишь, как хлопец вытянулся за лето. Руки из полушубка аж по локти почти торчат.  

Возразить бабушке было нечем и она просто махнула в сторону деда рукой.  

Ванятка подбежал к деду:  

– Что, сильно болит, дедушка? Да ты полежи лучше, не надо вставать.  

Ему и деда было жалко, и радость распирала от того, что наконец то исполнится его давнишняя мечта. Сколько раз упрашивал деда взять его с собой, ведь в школу-то по субботам не надо. Тот ни в какую, наездишься ещё, говорит. Дом то на кого оставишь?  

-Тут командуй, пока меня нет.  

Ну а с ним разве поспоришь? Так что приходилось в такие дни Ванятке по дому командовать. Да так, что все домашние каждый раз с нетерпением ждали возвращения деда. Тот хоть и строгий, но по мелочам никогда не придирается. С этим же командиром не было покоя никому. Даже любимчик Барсик в такие дни старался лишний раз из будки не высовываться, чтобы не слушать придирки маленького ворчуна.  

Ванятке недавно исполнилось двенадцать и хоть ростом он ещё не очень то велик, по дому может выполнять всё что требуется. В отсутствии деда у него всегда находилась какая нибудь работа. То воды натаскать, то дров наколоть. Проследить, чтобы у коровы была трава, да в загоне чисто. Отругать хавронью за то, что та опять половину еды раскидала из корыта. Чтобы куры не разбегались, чтобы петух не ходил драться с соседскими. Пол чтобы был помыт да двор подметен. Сестра Надька чтобы без дела не прохлаждалась. Подружки её вертихвостки, чтобы не толпились тут, пол не пачкали. Да и Надьку от домашних дел не отвлекали, бездельницы. А те как специально приходили в такой день и делая вид, что сильно боятся его окриков с широко открытыми глазами внимали его поучениям.  

– Хорошо, Ванечка, извините пожалуйста. Обязательно сейчас все сделаем, Иван Яковлевич.  

Издеваются ещё соплячки, злился он, но за столь почтительное обращение прощал им все. Только покрикивал на них ещё больше, пусть знают своё место. Бабушка потом рассказывала потихоньку деду о его командовании, но тот только одобрительно покряхтывал:- моя кровь.  

Ванятка сам это услышал нечаянно как то раз. Покраснел ужасно – неужели он на самом деле такой? Но, узнав мнение деда успокоился, так видимо и надо смотреть за хозяйством раз доверили тебе. После этого он с ещё большим рвением гремел и шумел работая на хозяйстве, при этом сопровождал все свои передвижения постоянными комментариями. Прямо как его лучший друг – дядя Миша, младший брат деда. Как говорится с кем поведёшься, от того и наберешься.  

 

 

Глава вторая  

 

Неразлучные друзья  

 

Дядя Миша живет по соседству, и по его ворчанию и беззлобной ругани всегда понятно чем он на данный момент занят. Он совсем не злой, просто очень деятельная натура, и ему всегда нужно чем то себя занять. При этом для выполнении работы в ход шло всё, включая и острый на слово язык.  

Вот и сейчас сначала послышался скрип саней, выезжающих с дядиного двора, а затем и его хрипловатый голос. Слышались яростные пожелания всего наилучшего корове, неосторожно оставившей лепешку прямо посреди двора, и которую тот не заметил вовремя в темноте. При этом досталось всем- и самой корове, и её родителям, и тете Пелагее, своей жене, и много ещё кому.  

– Ну все, началось в колхозе утро, – крякнул дедушка.  

– Хоть бы он язык когда нибудь прикусил, что ли, – подхватила бабушка.  

Хотя по их улыбкам было видно, что говорят они это только для порядку. Человек то он добрый, отзывчивый и они давно уже привыкли к его чудачествам. А Ванятка так и вообще обожал своего дядьку. Они почти всегда были вместе, кроме того времени, когда младший был в школе или старший на работе, в пожарной части. Даже в церкви, где тот пел по выходным и праздникам, всегда можно было увидеть сидящего где нибудь в углу племяшка. А по пятницам, в конце рабочей недели, первый, кого дядя Миша встречал на околице, был Ванятка. Дядька, идя из районного центра, что в десяти километрах от их деревни, нигде не задерживался. Он знал, что племяш не сдвинется со своего поста, пока его не дождётся, поэтому никогда не опаздывал. Не дай бог замёрзнет, его ожидаючи.  

Дедушка на печи стал поторапливать:  

– Беги, бабка, скажи, чтобы подождал у ворот. Борьку-то запрягла?  

– Давно уже. Сколько раз можно спрашивать?  

– Сена наверх накидала? А еда для Ванятки? – но бабушка, махнув рукой на беспокойного деда, уже вышла на улицу.  

– Ты Ванятка давай, поешь получше, дорога-то не близкая. Вон бабка и блинов уже для тебя напекла.  

Вкусный запах блинов витал по всему дому. Точно такой же, как во сне, а вернее, это был тот же самый запах. А Ванятка-то думал, что это скатерть самобранка его так вкусно угощала. Как будто он не знал, что ни одна скатерть-самобранка не сможет испечь таких вкусных блинов, какие печёт его бабушка. Дедушка на печке опять завздыхал.  

– Ты чего, дедуль, может принести тебе чего нибудь?  

– Не думал я, что так тебе придётся ехать в первый раз на ярмарку. Думал сам тебе все покажу да расскажу, – вздохнул он на печи.  

-Да не переживай ты так, дедуля, все будет нормально. Дядя Миша ведь всю дорогу со мной рядом будет. Подскажет если что.  

Ванятка макал блины в сметану и быстро проглатывал, почти не пережёвывая. Торопился очень.  

– Этот подскажет, – проворчал дед, но тут же опомнившись добавил  

– Ты главное не переживай, держись со всеми. По дороге, если почувствуешь, что мёрзнешь, лучше пройдись пешком. Быстро согреешься. На базаре дрова сразу не отдавай, поторгуйся. Спать идите к тетке Нюре, ты её знаешь. Она всегда к нам на троицу приезжает. Ну что, поел? Тогда поспеши, пора выходить. Давай одевайся и с богом. Слышишь и наш Борька заскрипел санями. Бабка на улицу решила его вывести.  

Сани и правда уже стояли на улице у ворот, ожидая извозчика.  

-А Барсик- то где бабуля? Можно и он с нами? – ему живо припомнился недавний сон.  

– Я его заперла, а то ведь и вправду побежит за тобой в Дианово. А там собаки знаешь какие злые? Набросятся на чужака гуртом и поминай как звали.  

-Понятно, – и вдруг вспомнив что-то всплеснул руками:- Я сейчас, быстро бабуль.  

Забежал в прихожую, где в укромном месте был запрятан кинжал. Настоящий, военный. Видимо, дедушка припрятал от посторонних глаз оружие своей далекой комсомольской молодости. Тогда говорят, мало кто ходил без оружия. Но разве остались в этом доме места, где бы не побывал этот молодой следопыт. Он нашёл кинжал на крыше сарая и перепрятал поближе, на всякий случай. Мало ли что в жизни бывает. А сейчас, услыхав про злющих диановских собак и вспомнив, что ехать придётся через кишащие дикими зверями леса подумал, что случай самый, что ни есть подходящий. Сунул кинжал за пояс, прикрыл полушубком и бегом к саням.  

– Все, я готов, бабуля.  

– Дядя Миша уже поехал, сказал, что на околице тебя подождёт. Езжай спокойно, не торопись слишком уж. Борька-то уже не молоденький, да и с характером. Устанет, ни за что не пойдёт дальше.  

– Знаю, бабуль. Ты главное, не переживай, все будет нормально. И все инструкции уже получены, прямо от дедушки.  

-Ох, боюсь я за тебя Ванятка. Как уж ты справишься? – бабушка обняла его за плечи и тихонько всхлипнула. Ванятка даже обиделся на такие телячьи нежности.  

-Я что, маленький, что ли? – тихонько отстранился он от неё.  

-Все, ехать надо, дядя Миша заждался наверное уже меня.  

 

Глава третья  

 

А сказка то оказывается совсем рядом  

 

И он пошёл в темноту, даже не оглядываясь. А бабушка ещё долго стояла у дороги, глядя ему вслед и вытирая слезы. Он был такой маленький на фоне гиганта быка Борьки и этих огромных саней, груженых гораздо выше обычного, что её сердце разрывалось от жалости к своему любимчику.  

-Или зря Барсика заперла? Вон как рвётся наружу, аж скулить и выть бедолага начал. Может и не такие уж и страшные эти диановские собаки? Да нет, не зря. Пусть дома сидит лучше. Не хватало Ванятке проблем, ещё и за ним присматривать, да чужие ватаги отгонять. Надо не выпускать его со двора до завтра, а то ведь и следом побежит за своим дружком, у него ума хватит.  

И уже обращаясь к Барсику отчаянно скребущему двери в амбаре:  

-Да успокойся ты, оглашенный. У самой сердце не на месте, да что тут поделаешь. Ещё ты тут душу рвёшь.  

Тот и впрямь, как будто чувствуя что то нехорошее, сходил с ума от отчаяния и бессилия вырваться наружу.  

А паренёк, так гордо шагнувший в темноту, вскоре немного растерялся. Ему ещё ни разу не приходилось одному, без взрослых, ходить по спящей ночной деревне. Дома и деревья, такие родные ему с детства, в темноте вдруг стали незнакомы и даже враждебны.  

Темный дым из печных труб, казалось, протягивает к нему свои длинные щупальца, пытаясь остановить. Ветки деревьев, под тяжестью снежных шапок опустившиеся чуть ли не до земли, пытались схватить его самого и его сани. Да ещё ставни, неплотно прикрытые в одном из домов, неожиданно хлопнули от порыва ветра. Это прозвучало как выстрел, от звука которого он даже вздрогнул.  

Но очень скоро глаза привыкли к темноте, и ночь показалась не такой уж и страшной. Причудливые фигуры, нарисованные дымом в освещённом яркой луной небе, были вообще как старые добрые знакомые. Они ведь буквально час назад уже встречались в том самом сне. Ванятка даже с улыбкой помахал ем рукой. Но останавливаться и рассматривать их очертания не стал. Надо было поспешить, зачем заставлять дядю нервничать.  

Дядя Миша, и правда, нетерпеливо ждал его на околице. Он уже стал немного волноваться, что они сильно отстанут от общей группы. Их сегодня собралось много на базар, саней десять и была опасность пропустить лучших покупателей, если заявишься позже всех. Но ничего не поделаешь, не оставлять же одного племянника. Ничего, успокаивал он сам себя, наш клиент никуда от нас не денется. Дядька вообще никогда не унывал. Но когда увидел, насколько дед загрузил сани, все же чуть чуть растерялся.  

-Это он чего, за один день решил разбогатеть, что ли? Дойдёт ли бык твой с такой гигантской ношей?  

-Дойдёт, дядя Миша, не переживай. Он знаешь какой сильный?  

-Старый он уже для таких рекордов. Но что теперь поделаешь, надо ехать. Только ты, племяш, наверх не лезь. Если что, на мои сани садись, а Борьке лишний вес совсем ни к чему. Ну, двинулись потихоньку.  

 

Глава четвёртая  

 

Чудеса, которые вокруг нас  

 

Время в пути летело быстро, потому что дядя Миша, чтобы скоротать дорогу, постоянно рассказывал что-нибудь интересное. А его, этого интересного, было очень много. Вон там, около озера, почти полностью окружённого раскидистыми ивами, однажды совершил аварийную посадку военный самолёт. Никто при этом не пострадал, даже самолёт. Он только завяз в грязи, да так, что вытащить его казалось, никак невозможно. У двух тракторов, которые попытались это сделать, просто полопались троса. А они были очень толстые, почти в руку толщиной. И только отец Ванятки, капитан плавучего крана, смог освободить самолёт из грязевого плена. Пришлось ему приложить недюжинную смекалку. Было потом приятно слушать разговоры в деревне, о том, что его отец такой умный. Вот бы ещё дома бывал почаще, а не носился по всем окрестным рекам. Но тут уж ничего не поделаешь-работа есть работа. И мамка тоже все время с ним, по хозяйству на корабле старается. Мужчины-то целыми днями на работе. Добывают морёный дуб со дна реки. Ох и нелегкая это работа- найти на дне огромное дерево, зацепить его тросом и с помощью крана поднять на верх. А дерево-то тяжёлое, сотни лет пролежало на дне и от воды и от времени стало уже как железо. Крепкое, аж звенит, если стукнешь по нему топором. Зато для мебели самый лучший материал. И крепкий, сотни лет простоять может, и красивый, все жилки в нем так и переливаются. Такую мебель только для дворцов, наверное, делают. Быстрее бы уже папка с мамкой приехали, соскучился по ним очень. Да уже, видимо, скоро. Кораблик свой на зиму законсервируют и домой. Всегда на Новый год успевали.  

А вот этот утёс над Сурою называется утесом Стеньки Разина. Оказывается, он здесь побывал со всей своей ватагой. Говорят, что специально приходил сюда, чтобы спрятать свою казну. Места то глухие. Погуляли они несколько дней на такой красотище и обратно уплыли на Волгу. С тех пор многие пытались найти сокровища на острове и в ближайших лесах, но пока безрезультатно. Может тот клад специально никому не даётся. Его, Ванятку поджидает.  

И Пугачев здесь, оказывается побывал. За поворотом реки есть небольшой город – Камышин. Ещё при Иване Грозном его заложили. Стояли там военные люди с семьями и работниками. Охраняли границу России от басурман. Позже, когда она передвинулась дальше, следили за порядком в соседних поселениях. Чтобы не забывали людишки царя и бога. Этот городишко и захватил в своё время знаменитый Емельян. Заночевал внутри города, с утра казнил коменданта с офицерами и двинулся дальше по своим делам. Сейчас это поселение никак не похоже на город, но свою древнюю и интересную историю имеет. Ванятка решил обязательно побывать там в ближайшее время.  

А вот на этой дороге волки среди бела дня напали на его бабушку. Ей очень повезло, что она была на санях, запряженных отличным скакуном. Да и тот с трудом оторвался от стаи кровожадных хищников. Долго потом бабушка вспоминала с дрожью в голосе, какие они страшные и огромные, эти лесные бандиты. Не зря говорят, что у страха глаза велики. Ванятка бы ни за что не испугался, лишь бы кинжал был с ним.  

– А в этом лесу, на поляне, стоит священное дерево. К нему раньше все ходили молиться и делать подношения. Задабривали значит.  

-А сейчас почему не ходят?  

-Давно это было. Тогда ещё не было ни церкви у нас, ни попов. А людям верить во что то надо было. Вот и придумали себе идола-дерево в лесу. Жизнь наших предков очень сильно зависела от леса. Что лес даст, тем и жили. Полей-то ещё было очень мало. Это ведь наши деды и прадеды потихоньку отвоёвывали у леса землю для того, чтобы посадить пшеницу и картошку. А чтобы лес на людей не сердился за вред ему причинённый, старались они его как только можно задобрить. Ну а если не получалось задобрить, то все, жди беды.  

-А какую беду может лес сделать человеку? У него же нет для этого ни рук, ни ног.  

-А ты вот послушай. Твой прапрадед, мой дед значит, поехал как-то с двумя соседями в лес за дровами. Получили они разрешение у лесника на вырубку, как полагается. Прибыли в отведённое для них место. Уже и деревья подходящие спилили, уже в телегу их загрузили. Да, видно, забыли помолиться лесному божеству, и оно на них рассердилось. Сели они отдыхать вокруг костра за кружкой чая с сухарями и вдруг слышат, как веселая свадьба идёт по дороге в из сторону. Людей-то не было видно, но музыка и песни звучали все ближе и ближе. Вскоре свадьба уже плясала и пела вокруг костра, да такая весёлая, такая звонкая. Даже лошадь, привязанная к дереву, прижимала от этого шума уши и рвалась с привязи. Костёр колыхался от прыжков молодежи через него, но при этом не было никого не видно. Ох и перепугались же мужики. Один не выдержал в конце концов, вскочил и бросился бежать. Да недалёко убежал. Споткнулся об корягу и упал без памяти. Другой со страху потерял сознание прямо у костра. Один только предок наш не испугался. Вскочил на ноги и стал плясать со всеми вместе, с теми, кого и видно-то не было. И так он веселился, так плясал, что, видимо, простило его божество лесное.  

Вскоре свадьба стала удаляться и её шум постепенно затих за деревьями. Кое-как придя в себя, мужики собрали вещи, отвязали лошадь и собрались идти в сторону дома. Но вот чудо- лошадь никак не может сдвинуть телегу с места. Уж как они её ни дергали, как ни стегали хворостиной, она просто падала на колени от напряжения, но телегу сдвинуть с места не могла. Стали толкать её вместе, вроде, потихоньку пошла. Долго они мучались чтобы дотолкать её до опушки, выбились все из сил, взмокли от пота, а лошадь вообще была вся в крупных хлопьях пены и еле дышала от усталости. Но вот чудо, стоило только выехать им из леса, лошадь чуть не упала вперёд от того, что телега вдруг стала очень легкой. Как будто кто-то, кто держал её до этого, взял и отпустил. И это ещё не все. Уже когда подъехали к деревне, увидали, что вместо ровных толстых брёвен телега загружена корявыми и трухлявыми ветками.  

-Разве такое возможно? Может, сочинили люди? – Ванятка смотрел с удивлением на дядю Мишу.  

-А вот как хочешь, так и думай. Только кажется мне, что все это правда. Не будут люди перед смертью врать.  

-Перед какой смертью? Они же все вышли из леса живыми и здоровыми.  

-Выйти-то вышли, да через месяц остался только только твой прадед. Понравился, видно, он лесному божеству за свои веселые частушки да танец лихой. Вот и не тронул тот его. А эти двое целый месяц только и говорили про это страшное происшествие, да и померли. Может, страх их и съел.  

-Давно это было, дядя Миша?  

-Да считай уже и сто лет прошло с тех пор.  

-А не могли люди за столько лет добавить что нибудь к этой истории? Каждый по чуть-чуть- вот и получилась красивая сказка?  

-Не знаю племяш, может, ты и прав. У нас же как- на одном конце деревни сделаешь что нибудь хорошее, пока слух об этом дойдёт до другого конца деревни, окажется, что ты что-то плохое натворил.  

 

Глава пятая  

 

Хочешь верь, а хочешь нет  

 

-Так, значит, не стоит этому верить?  

-Это уж как тебе захочется, а я что слышал, то и рассказал. Но то, что в лесу бывают разные чудеса, я и сам в этом убедился.  

-Это как же дядя Миш? Расскажи.  

-А вот послушай. Поехал я как то на велосипеде в Пчелку, лесную деревеньку, чтобы отвезти сахару мешок. Каждый год вожу для пчёл, чтобы было им чем полакомиться длинными зимними вечерами. У нас же там по два улья с дедом твоим стоят. А дядя Саша за ними присматривает. У него своих ульев штук сорок, так что плюс-минус четыре – даже незаметно. А мы ему за это значит сахарку подбрасываем. В обмен, так сказать, за труды. И вот еду я уже назад по знакомой с детства лесной тропинке и вижу: лежит на кустах уздечка. Что за дела? Никого рядом не видать и не слыхать. А уздечка такая хорошая, совсем новая. Постоял я так, по сторонам посмотрел, да и надумал забрать её себе. Нет ведь никого, что зря пропадать вещи в лесу. Ну вот, поехал я по дорожке дольше, уже и опушка должна быть скоро. Да только что-то не то с дорогой стало. Лес, вместо того чтобы поредеть на опушке, вдруг стал ещё гуще. Свернул, должно быть, не на ту тропинку от радости. Пока думал, как лучше выбраться из леса, опять оказался на той же развилке, где нашёл давеча уздечку. Огляделся по сторонам. Да вот и опушка уже видна невдалеке. Как это я умудрился заблудиться? Запрыгнул опять на велосипед и давай крутить педали. Еду и смеюсь над своей глупостью. Надо же, в родном лесу умудрился заблудиться. Да только недолго я смеялся. Вскоре вдруг опять понял, что еду не из леса, а все глубже и глубже в лес. Тут уж стало мне не до смеха. Развернулся я в обратную сторону и только через полчаса выехал опять к тому же кусту. Тут уж я играть с судьбой не стал. Повесил уздечку на старое место, туда откуда её забрал, и через пять минут въезжал в свою родную деревню. И раньше-то чужого не брал, а после такого урока меня и силой не заставишь это сделать. Вот так, племяш. Чего только не бывает в жизни.  

 

Глава шестая  

 

Есть ли жизнь в зимнем лесу?  

 

Много ещё нового узнал Ванятка, пока шли по заснеженной дороге. Сначала по родным лесам, потом через спрятанную на зиму под ледяным мостом речку, а после по продуваемым со всех сторон полям. А за разговорами и дорога незаметно подошла к концу. Солнце как раз уже показало свой розовый краешек из под одеяла, которым оно укрывалось на ночь. И сразу всё вокруг изменилось. Снег, какой-то серый при свете луны, вдруг заискрился, переливаясь яркими блестками, заставляя щуриться от разноцветных переливов. Сразу стало видно, что природа, вроде как уснувшая до весны, оказывается, живет своей жизнью. Это было видно по следам, оставленным то здесь, то там лесными животными. Вокруг калины, такой кислой для человека, но такой нужной для снегирей, лежала россыпь красных следов недавнего пиршества. Да и сами снегири не торопились улетать далеко от стола. Вон сидят двое на ветках-грудь колесом. А какие яркие! Может, как раз от калины у них получаются такие яркие, красные пёрышки на груди.  

А там под березкой несколько ямок и чьи-то следы. Это лиса, ночная охотница, работала здесь, пытаясь добыть пропитание для себя и для своих деток. Ведь жизнь зимняя-она не только на виду. Под тёплым снежным одеялом многие звери находят себе и тёплый дом, и хороший стол. Никакие морозы им не страшны под такой защитой.  

Ванятка слышал, как тетерева прокладывают себе дорогу в тёплые квартиры. Они просто ныряют с верхушки дерева в мягкий снег, и пушистое белое одеяло само укрывает их. Ему показалось это так интересно, что он и сам попробовал однажды так сделать. Прыгну с крыши сарая в недавно выпавший снег и чуть не остался там навсегда. Хорошо хоть друзья были рядом и бросились его откапывать, потому что он с головой скрылся под пушистым покрывалом. Потом ещё долго искали на глубине свалившийся с ноги валенок, которому, видимо, больно понравилось в подснежном царстве.  

А тетеревам хоть бы что. Почувствовав опасность, они с громким хлопаньем крыльев и столбом снега появляются из под ног непрошеного гостя, наводя на него страх такой неожиданностью. Главное, ничего не оставляют при этом под снегом, в отличие от Ванятки.  

Тут его мысли прервал дядькин голос:  

-Ну вот племяш, скоро и пути конец. Если повезёт конечно. Ну а если не повезёт и не удастся расторговаться, придётся ехать ещё дальше. Но так редко бывает. Да и тебе с Борькой лучше не таскаться по лесам да оврагом. Пока-то он ничего, идёт потихоньку. Но если уж устанет, его и трактором не столкнёшь с места.  

– А долго ли идти ещё?  

-Да скоро уже. Вон и огороды показались, а сразу после этого подъема начинается сама деревня. Там и рынок, где дровами торгуют, так что считай, дошли уже.  

Лучше бы он так не говорил. Борька понял слишком буквально эти слова и встал как вкопанный. Сколько они ни бились с дядей Мишей, ничто не смогло заставить его пройти последние сотни метров.  

-Нет Ванятка, – сдался наконец дядя Миша, – так дело не пойдёт. Давай сделаем вот что. Ты с Борькой оставайся здесь, а я быстренько на базар. Там разгружусь и вернусь к тебе на помощь. Перегрузим половину на мои сани, и Борьке станет гораздо легче. Да и отдохнёт он за это время.  

– Да и поест заодно, -поддержал его парнишка.  

-Он ведь когда голодный всегда такой упрямый. Трава наверху есть, слава богу, бабушка с утра накидала для такого случая. Да и чтобы помягче сидеть было.  

-Ну все, я поехал. Не переживай, я быстро обернусь.  

И зашагал за своей подводой.  

-Я и не переживаю, -с гордостью крикнул в догонку Ванятка.  

-Что я, маленький что ли, за подводой не присмотрю?  

Он и не переживал. До тех пор, пока видно было удаляющуюся фигуру дядьки и его подводу. Рядом с дядькой было как то спокойно, и Ванятка не думал ни о чем плохом. Оставшись же совсем один, он невольно заволновался. Вдруг все страшилки, что рассказывали про такие поездки, всплыли в его воображении. А что, если эти злющие диановские собаки сейчас накинутся на него? Или лихие люди уведут у него сани вместе с дровами и быком? Но он тут же нащупал своё оружие, заткнутое за пояс, и быстро успокоился. Что он, собак не видел что ли? Да и какие лихие люди средь бела дня, да и так близко к деревне? И он стал маршировать вокруг саней и спокойно жующего сено Борьки охраняя их.  

 

Глава седьмая  

 

Маленький купец  

 

Солнце хоть и взошло уже, но ещё совсем не грело, и утренний морозец не очень то располагал к стоянию на месте. Хорошо Борьке, ему холод не страшен, позавидовал он. Огромный, горячий, пар так и валит из его ноздрей. Он прижался к огромной и тёплой шее быка. Тот только фыркнул и продолжил процесс наполнения желудка. Ванятка, видимо, вздремнул стоя в его тёплых объятиях, потому что даже не заметил как к ним подъехали чужие сани. Он даже вздрогнул от неожиданности, когда услышал за своей спиной хруст снега и незнакомый мужской голос:  

-Здравствуй, хлопец.  

Паренёк даже разозлился на самого себя- хорош охранник добра, заснул на посту. Поэтому когда с ним заговорили, стал отвечать с нарочито серьезным видом, без всяких там улыбок.  

-Отстал что ли, малец? Или наоборот обогнал всех на своём великане? – мужчина подошёл к нему поближе.  

-Ничего не отстал, просто быку отдохнуть решил немного дать. Сейчас дядька подъедет, и вместе пойдём дальше. Он сейчас разгружается со всеми на базар.  

И чего расспрашиваться? Лучше не болтать лишнего, мало ли какие люди бродят по дорогам.  

-Эх, проспали, все-таки, обоз, – расстроился мужчина, и обернулся к саням, на которых сидела женщина, видимо, жена.  

-Ну вот, хотели по дороге подешевле сторговаться. Всё из-за тебя, провозилась дома, капуша.  

Потом посмотрел на Ванятку.  

-А эти дрова чьи, где хозяин-то? Ещё не проданы? – спросил с надеждой в голосе.  

– Как чьи? Мои конечно, я продавец, – с нарочитой серьезностью ответил подросток. Пусть не думают, что он малыш какой-то.  

-Ну вот, а ты говоришь, что опоздали, – мужчина, забыв о том, что именно он недавно обвинял в этом жену, обернулся к своей попутчице. И опять к Ванятке:  

– Ну давай торговаться тогда. Сколько хочешь за все дрова сразу?  

Тот и не знал, что ответить от неожиданности. Он-то ожидал, что ещё долго будет добираться до места, разгружаться, узнавать цены на ярмарке, а тут. Не зная, какую цену назвать и не желая выглядеть неумелой, проворчал в стиле дяди Мише:  

-Это ещё подумать надо. Сейчас дядька приедет и мы с ним на рынок поедем, чтобы цены на сегодняшний день узнать. Не продешевить бы.  

Мужчина заволновался. Это сколько ещё времени уйдёт. Пока доберёшься до базара, пока сторгуешься, перегрузишь. Так домой и до ночи не доберёшься. А ночевать в Дианово, это опять таки лишние расходы.  

-Да чего там узнавать-то, отдай всё за двадцать и дело с концом. Цена хорошая.  

Ванятка даже прикусил язык, чтобы не заулыбаться от радости. Он, по рассказам дедушки, знал, что это на самом деле хорошее предложение. Но он так же помнил то, что говорил дедушка перед отъездом. Сразу не соглашаться на предложенную цену.  

-Ну чего молчишь, купец? Или цена не нравится, или покупатель не приглянулся. Смотри, уеду на базар и куплю у других. Может, ещё и дешевле отдадут.  

Но мужчина, вспомнив, видимо, сколько это займёт времени и денег, продолжил:  

-Ладно, последнюю цену даю и, если не согласишься, поеду дальше. А то с тобой так и до вечера не сторгуешься. Больно уж ты прижимистый торговец. Даю двадцать пять рублей. Отдашь дрова или ехать дальше?  

Теперь, уже боясь, что тот и правда уедет, Ванятка не стал играть с судьбою. Кивнул в знак согласия. Правда, все равно это сделал не спеша, степенно, чтобы, не дай бог, не заметили, что он очень рад. А рад он был безмерно. Вот дед-то удивится-какой он ловкий торговец. Небось, каждый раз теперь с собой его брать будет. Или вообще одного начнёт отпускать.  

-Только как перегружать-то будете? Вы на своей лошадке и за два раза, наверное, не перевезете такую кучу.  

-Это ты верно говоришь, – согласился мужчина.  

-Загрузил ты, хлопец, от всей души. А давай сделаем так. Ты все равно сейчас домой, за Суру поедешь. Это почти пол пути нам с тобой по одной дороге. Давай половину на мои сани перекидаем, а остальное я у тебя заберу около реки. Я то быстренько на лошади доеду до дома. Свалю дрова и бегом назад, тебе на встречу. Вот и жена может с тобой поехать. И разгрузить поможет и посторожит дрова, если я задержусь немного. Ну, договорились?  

_Договорились, – и чуть подумав добавил, – только деньги давайте вперёд.  

Мужчина опять заулыбался:  

-Ну и строгий же ты, паренёк. Настоящим купцом будешь, когда вырастешь. Вот твои деньги, а теперь давай приступим к перегрузке. А то зимой, сам знаешь, какие дни короткие.  

Когда уже почти закончили перекладывать дрова, подъехал дядя Миша на санях.  

-Ты чего это, племяш, никак распродал уже все? – и увидев гордый взгляд мальчишки, засмеялся:- Ну пострел, везде поспел. Первый раз выехал на торговлю и быстрее всех справился. Не продешевил?  

-Такой продешевит, пожалуй, – ответил вместо него мужчина, он скоро точно тут всех купцов за пояс заткнет. Помяните моё слово. А загрузил-то сколько, дай бог на двух санях увезти.  

-Мой племяш, – не без гордости пробасил дядька и засуетился.  

-Вы что с дровами-то решили, как собираетесь остатки забирать?  

– Да вот хотим половину у него на санях оставить, чего сваливать зря. Сами-то мы из Мальцево. Пока он на своём танке дойдёт до нашей развилки, я уже и первую партию отвезу и за остатками вернуться успею. Ну а не успею, сгрузят у дороги с женой и парень может спокойно ехать дальше, к себе в Питишево.  

Дядя Миша, услыхав про такой план, заволновался. Как это такая малявка поедет один через широкую реку и тем более через лес. Он даже попытался было как-то противиться такому обороту событий, но тут проявил свой характер Ванятка. Это что, сделку теперь отменять что ли? И это после того, как он уже размечтался о том, как завтра вся деревня будет только и говорить о нем: какой Ванятка умный да удачливый. А вместо этого его теперь трусом называть начнут что ли? Он решительно дернул Борьку за уздечку и тот с удовольствием развернул оглобли в сторону дома.  

 

 

Глава восьмая  

 

Решительный малый  

 

-Ты, дядя Миша, не переживай, если что случится в дороге, у меня вот что есть, – и с заговорщическим видом показал рукоятку кортика.  

Думал, что успокоит дядьку, но тот только вытаращил глаза от увиденного.  

-Ты где это взял? Ладно, сейчас не до этого, некогда разбираться. Если и ехать, то надо это делать как можно быстрее. Не дай-то бог, по лесу в темноте ехать придётся. И подумав немного, добавил:- Делать нечего, придётся и обрез тебе отдать. Там, правда, всего-то два патрона, но и ты не на войну идёшь. Отпугнуть хотя бы сможешь, если кто сунется. Пользоваться, слава богу, ты умеешь, сам тебя учил. Так что давайте, с богом, поспешайте.  

И вот опять, уже во второй раз за этот день, кто-то стоял, долго глядя вслед огромному быку и маленькому погонщику, украдкой вытирая предательскую слезу. Как то они дойдут? Не случилось бы беды.  

А немного отдохнувший и поевший бык, скинув половину груза, бодро шагал в сторону дома. Там хорошо, тепло, уютно и много еды. А главное не надо тащить эти огромные и тяжелые сани. И то правда, не молоденький ведь уже. Ванятка же, чувствуя за пазухой приятный его душе свёрток с деньгами, был на седьмом небе от счастья.  

Идти пешком, как это они делали с дядькой всё это утро, было уже не обязательно. Но он все равно решил поберечь старого быка и шёл рядом с санями. При этом неодобрительно поглядывал на попутчицу- у, развалилась в санях толстуха. Правда, та не была никакой толстухой и скромно сидела на краю, но это было не важно. Могла бы и пешочком пройтись, быка бы пожалела.  

Думать-то он думал, но сказать таких слов ни за что бы не посмел-в деревнях уважали старших. Идти надо было часа четыре, это если все нормально. Но других вариантов Ванятка и не предполагал.  

Сначала шёл молча, мысленно радуясь тому, как все хорошо прошло. Затем неохотно отвечал на расспросы попутчицы-он не любил пустой болтовни с тетками. А этого знаешь, а та ещё жива, а ты в какой класс ходишь? И так без остановки-бу-бу-бу. Та, видимо, вскоре и сама поняла, что паренёк не из болтливых, и благоразумно замолчала.  

Ванятка от нечего делать стал крутить головой по сторонам-вдруг кого увидишь. И точно, вскоре увидел лису на пригорке. Та стояла, спокойно рассматривая их, и потом неспешно пошла дальше по своим делам. Мышкует наверное. Своими чуткими ушами она точно определяет место, где сидят мышки. Потом подпрыгивает и одним ударом пробивает снежную крышу мышкиного дома. Умная и хитрая. А красивая-то какая! Вот бы такую шубку маме подарить. Она и так самая красивая, а в таком наряде вообще бы была похожа на царевну. Он даже поднял ружьё, но тут же его опустил. Правильно сказал дядя Миша-два патрона это очень мало, надо беречь.  

Вскоре он обратил внимание на ворон. Они следовали за повозкой, перелетая с дерева на дерево, в надежде, что что-нибудь съестное свалится с саней. От нечего делать Ванятка решил провести над ними эксперимент, про который слышал от своих друзей. Отломил короткую палку и спрятал её за пазуху. Когда вороны садились на соседнее дерево, он быстро доставал палку и делал вид, что сейчас будет стрелять. Те даже внимания не обращали на такое оружие. Но стоило ему только показать из-за пазухи дуло ружья, горластая стая в ужасе шарахалась в разные стороны. До чего же умные эти птицы, правда, при этом ещё и противные. Каркают да каркают, а ещё воруют и попрошайничают.  

То ли дело тетерева. Те важные и гордые-как принцы какие-нибудь. А как танцуют, когда устраивают свадебные игры! – они с дядей Мишей видели однажды на поляне.  

А сороки! Те хоть и трещат между собой без умолку, зато какие красивые.  

Воробьи- те работяги. Целыми днями суетятся по своим делам. Только что солому ковыряли, а уже рванули куда-то дружной компанией. Только их и видели.  

Много птиц в деревнях и соседних лесах, несмотря на холодную зиму. Ну а весной их становится гораздо больше. Сначала грачи налетают огромными стаями. Холодно еще на улице, а они уже тут как тут. Суетятся, гнезда строят, переговариваются громко о чем-то между собой. Только зачем жетак рано прилетают? Пожили бы на юге в тепле ещё немножко. Там, наверное, хорошо. Солнце светит, тепло и нет таких дождей и грязи, как здесь весной. Только они тоже не зря, наверное, мерзнут. Надо ведь детей ещё успеть вырастить, научить их летать за лето. Осенью ведь вместе лететь на юг, на тёплую зимовку. Вот и приходится выбирать-или весной подольше наслаждаться на юге, или осенью подольше мучиться с неокрепшие птенцами. Птицы тоже ведь не глупые. Даже вороны, хотя они и противные.  

 

Глава девятая  

 

Совсем один  

 

Незаметно дошли до перекрёстка. Пока сваливали дрова рядом с дорогой, вдали показались какие-то быстро приближающиеся сани. Женщина, уверенная что это муж спешит к ней, радостно заулыбалась. Не очень-то видно, ей хотелось одной стоять в открытом, продуваемом всеми ветрами поле. Ванятка не стал дожидаться, пока тот доедет, и попрощался с женщиной:  

-Ну, бывайте здоровы, а я поехал.  

– Не боишься один-то ехать? – женщина сочувственно посмотрела на маленького купца. У самой такие были, и она не представляла, как бы отпустила их в такую поездку.  

-А чего бояться-то. Я эти места хорошо знаю. Мы тут с дедом сено летом косили, ох и много же земляники в тот раз насобирали.  

И с радостной мыслью, что скоро будет дома, запрыгнул в огромные сани. Уж его-то, маленького, Борька точно легко довезет, даже не почувствует. Тот правда все-таки уже устал немного и шагал не так-то и быстро. Но предчувствие родного дома, который был теперь совсем недалеко: только речку перейти и через лес пробраться, наверное придавали ему сил. А Ванятка, получивший наконец-то отдых своим молодым, но все же не всесильным ногам, свернулся калачиком на санях, быстро нагрел своим дыханием пространство под тулупом и, сам того не желая, потихоньку заснул. Сколько он так проспал, неизвестно. Но только когда высунулся из под тулупа, с удивлением увидел, что уже совсем темно. Сани стояли посреди леса, но Борьки почему то не было. Парнишка не на шутку перепугался. Где он? Где бык? И что это за звуки раздаются со всех сторон тихого, но явно живущего своей собственной жизнью леса.  

А звуки, временами разрывающие эту тишину, и на самом деле были пугающими. То где то заухает, то вдруг кто-то пронзительно закричит, то послышаться хлопки крыльев какого-то огромного существа. Уж не божество ли лесное полетело за очередной жертвой? Да и вой, похожий на волчий, тоже не добавлял спокойствия перепуганному мальчишке. Ванятка встал во весь рост на санях, пытаясь отогнать от себя это наваждение. Он никак не мог поверить, что все, что с ним происходит, это правда. Слишком все пугающе нереально, как в какой-нибудь страшной сказке.  

Парнишка зажмурил глаза в надежде услышать, что бабушка опять будит его, и он тогда наконец-то по настоящему проснётся. Но никто не будил. Только кто-то огромный вдруг засопел рядом с ним. Он с ужасом открыл глаза, ожидая увидеть что-то ещё более страшное, но вместо огромного циклопа, уже нарисованного его воображением, увидел своего старого друга Борьку. Тот, видимо, выбился из сил и, видя, что никто его не торопит, просто улёгся отдыхать прямо на дорогу. А теперь, увидав, что Ванятка встал, тоже решил подняться. Паренёк от безумной радости бросился его целовать, как самое дорогое существо на свете. Любой бы бросился в такой ситуации, ведь уже с жизнью прощаться собирался. А тут все таки спокойнее, когда живая душа рядом.  

– Борька, родной ты мой, как же я рад, что ты нашёлся. Я-то уже подумал, что ты ушёл и оставил меня одного в этом страшном лесу. Или тебя волки утащили, пока я спал. Пошли домой, миленький, я сам тебе насыплю целую горку овса, водички тёплой натаскаю, сколько захочешь. Пошли родимый.  

Борька тоже был бы рад быстрее добраться до дома, но с места даже не сдвинулся.  

Он, видимо, не только сильно устал, но и безумно проголодался. Да и то правда-такое огромное животное требует много топлива, а кроме двух перекусов, пока разгружались, он ничего не ел. Дед ведь предупреждал его, чтобы, главное, не забывал кормить быка. А то встанет и никакая сила его не сдвинет. Что же делать? Сена осталось совсем чуть чуть, только то что случайно осталось внизу под дровами. Ведь думали, что накидают нового в Дианово после продажи дров, а вот как оно получилось. Про все забыли в суете. Что же делать теперь? Был, правда, один выход, но очень ненадежный.  

Ванятка взял маленький пучек сена и поднёс его к Борькиной голове. Тот потянулся за едой и сдвинул сани с места. Ванятка дал ему отщипнуть немного и отошёл назад. Борька шагнул вслед за едой. Вроде началось какое то движение. Ванятка даже воспарял духом. А главное, пока пытался привести в движение Борьку с санями, как-то и думать забыл про давешние страхи.  

 

Глава десятая  

 

Встреча с ночными разбойниками  

 

Они уже подходили к деревне, и уже чувствовался запах дыма из печных труб, когда раздался вой, от которого дрожь пробежала по телу Ванятки и быка. Глаза того, только что почти закрытые от бессилия, вдруг стали огромными, и он резко рванул с места, при этом чуть не сбив идущего перед ним паренька. Ладно хоть тот успел отпрыгнуть в снег, а то бы так и остался лежать на дороге, как лепешка, расплющенная Борькой и огромными санями. Оказалось, что старый большой бык может прекрасно бегать, и Ванятка испугался, что так и останется один на один с волками при этом даже без оружия. Правда кинжал был за поясом. Но карабин-то с огромной скоростью убегал вместе с санями. И он теперь уже не был так уверен, что справится даже с одними волком с помощью такого ненадежного оружия. Он однажды видел, как Барсик дрался с большой собакой. Даже вспоминать страшно. Ну а волки-то они и посильнее будут. Правда Борька очень быстро выдохся и Ванятка, догнав, свалился на дно саней. Хорошо хоть бык двигался в сторону деревни, а не рванул со страху в какую-нибудь другую сторону. Была надежда, что они хоть и медленно, но все же дойдут до первых домов, пока их не догонят. Туда то волки вряд ли сунутся. Но бык дышал все тяжелее и двигался все тише, а по дороге, подсвеченной лунным светом, уже были видны тени приближающихся лесных бандитов. Надо было готовиться к встрече с названными гостями. Проверил ружьё, слава богу, на месте. Страх уже пропал, и теперь он был готов биться и за себя и за Борьку. Лишь бы тот не останавливался ну хоть ещё чуть-чуть.  

Они уже были на околице, когда первый волк вынырнул из темноты. Было неожиданно, так как он появился не сзади, как ожидалось, а откуда-то сбоку. Видимо, у стаи были свои хитрости при нападении на жертву.  

Волк даже не обратил внимания на мальчишку, и двинулся сразу к быку. То ли не считал малыша за подходящую пищу, то ли справедливо полагал, что тот и так никуда не денется. Стрелять Ванятка умел, не зря облазил все ближайшие леса с дядей Мишей, заядлым охотником. Но то ли от волнения, то ли от того, что тряхнуло на кочке, попал волку только в ногу. Тот, взвизгнув, отлетел в сторону, чем дал беглецам какое-то время. Послышалось множественное рычание, визг. Видимо другие волки, почуя кровь и не разобравшись, накинулись на своего собрата. Уже въехали в деревню, и Ванятка даже начал ликовать, что волки не посмеют творить безобразия прямо среди домов, когда пятерка кровожадных хищников появилась прямо перед ними. Бык со страху и от излишней до этого ретивости потерял все свои силы. Он просто рухнул на снег и тяжело дыша со смирением стал ожидать своей участи.  

 

Глава одиннадцатая  

 

Кто кого. Выживет сильнейший.  

 

Ванятке надо было принимать бой. Первого волка пуля сбила прямо в прыжке на Борькину спину. Второй волк, даже не обращая внимания на это, запрыгнул в сани и вцепился в паренька. Схватил его огромным ртом за тулуп и начал трепать как куклу. Это была его оплошность, ведь паренёк давно его снял, чтобы легче было двигаться. Со всей силы ткнул кинжалом в огромное тело яростно терзающего тулуп волка. и увидел как тот со стоном повалился на бок.  

Когда он с трудом вылез из под туши, увидел, что другой волк лежит у саней и какая-то собака держит его за горло смертельной хваткой. Ванятка вскрикнул от радости. Да это же его любимый Барсик. Он что, ждал на околице и бросился спасать меня? Но было ещё рано радоваться. Два других волка одновременно набросились на собаку. Закрутился такой клубок, что при всём желании Ванятка не смог бы к ним приблизиться. Этим огромным волкам хватило бы одного движения, чтобы порвать парнишку на части. Он уже начал плакать от бессилия и жалости к своему четвероногому другу, когда из темноты вырос всадник, летящий к ним на полном скаку. Он даже не остановился, чтобы не терять времени. Просто на полном скаку схватил одного волка за хвост и швырнул того о дерево. Раздался громкий хруст, и зверь свалился на землю без признаков жизни. Второй волк, быстро сообразив, что схватка проиграна, просто перемахнул через забор и исчез в ночи. Барсик, хромая, подошёл к остолбеневшему от стольких событий Ванятке, лизнул его в лицо и лёг рядом, тяжело дыша. Подъехал всадник, спрыгнул с лошади и схватил мальчишку на руки.  

-Ну как ты, жив, не ранен?  

-Деда, а ты-то как здесь оказался, ты же болеешь?  

-Поболеешь тут с вами, – нарочито проворчал дедушка, – а все Барсик твой. Как стемнело, так и начал метаться по двору. Да ещё воет, лает. Сначала хотел запереть его в сарае, да потом засомневался. Пёс-то не глупый. Я и так места себе найти не мог после того, как ты уехал, а тут ещё он шум поднял. Беги, говорю бабка, к фельдшерице, пусть делает что хочет, но меня на ноги ставит. Она ведь рядом живет. Нашпиговала та меня какими-то уколами, вроде, могу двигаться. Быстрее во двор, на коня запрыгнул и только ворота открыл, так меня Барсик чуть с конем вместе не свалил. Выскочил на улицу и рванул в эту сторону. Тут уж я совсем переполошился. Дал коню уздечкой, тот на дыбы, и полетели мы сюда. Слава богу успели.  

И прижал пацана к себе со слезами на глазах.  

-Прости ты меня дурака старого, что тебя одного отправил.  

-Деда, а ты знаешь, я и раньше слышал, что ты героем был на войне. Гордился тобой, но не совсем понимал, что это значит. А теперь я точно знаю, что ты самый настоящий, самый большой герой. Как ты этого волка за хвост-то схватил и об дерево! Как богатырь из сказки. Кому скажи-не поверят.  

-Эх, Ванятка. Не знаю какой там уж я герой, но ты таких как я троих стоишь, хоть и маленький. Да и Барсик наш не подкачал. Если бы не он, остались бы от Борьки и Ванюшки только рожки и ножки.  

И потрепал все понимающего и довольного такой похвалой пса за ухом. И тут же вспомнив что-то, поцеловал того ещё и в нос.  

-Ты уж прости меня дорогой, что тогда с твоими ушами сделал. Но если бы не это, разве привёл бы ты меня на выручку? Дрых бы в своей будке без задних лап.  

Ванятка вспомнил, что раньше у Барсика были длиннющие, свисающие по сторонам уши. Они были покрыты густой и длинной шерстью и из-за этого пёс почти ничего не слышал. Дед привёз его с ярмарки, из Дианово. При этом отдал за него и дрова и новые совсем сани которые сам перед этим смастерил. Так и приехал домой верхом на лошади, держа за пазухой маленький, скулящий комочек.  

Бабуля долго ворчала на него, призывая в свидетели всех соседей, чтобы подтвердили, что более глупых мужей ещё белый свет не видывал.  

А позже ещё оказалось, что пёс и не слышит ничего, пока не прокричишь ему прямо в ухо. Дед-то думал, что приобрёл за такие огромные деньги отличного охотничьего пса. А в результате получил огромного глухого увальня, который только и делал, что играл. Единственное, что было у него ценного, так это огромные красивые глаза. Голубые-голубые. И такие прозрачные, что было ощущение будто зрачки просто проваливались в это прозрачное озеро, при этом многократно отражаясь в глубине. Но не за красоту же его держать и кормить. В деревне все должны работать. А этого не то что на охоту брать, на мельницу, где работал, дед с трудом зазывал. По сто раз приходилось кричать. В общем, вскоре вопрос стал ребром. Или расставаться с такой бесполезной в доме скотиной, или принимать какие-то кардинальные меры. И дедушка принял.  

Однажды вечером, когда Ванятка с бабушкой сидели на крылечке, ожидая корову с пастбища, мимо пронёсся скулящий во все горло Барсик и тут же прошмыгнул через открытые ворота в свою будку. Они перепугались и, не зная даже что подумать, стали звать его из будки. В ответ тот только громче скулил. Наверное, большие взрослые собаки подрали его, решили они. И правда, следы крови были и рядом с будкой и на её краях.  

Вскоре пришёл дедушка, и причина Барсукова горя прояснилась. Дед, оказывается, из жалости к собаке, которая могла быть вскоре изгнана из дома, просто взял и отрубил ей оба длиннющих уха. Прямо топором. Ох и получил он тогда от бабушки. Зато с тех пор пёс имел шикарные стоячие уши, а уж слышал то как!  

Ванятка обнял своего спасителя за шею и вскоре уже спал в санях, которые тащила запряженная вместо Борька лошадь.  

Утром Ванятка проснулся от запаха своих любимых блинов. Бабушка опять стояла рядом и потихоньку гладила его по голове.  

-Вставай Ванятка пора уже.  

-Что, дядя Миша уже выехал? – засуетился паренёк.  

-При чем тут дядя Миша, в школу идти пора, – заулыбалась бабушка.  

Хлопнула входная дверь, и дедушка, отряхивая валенки, проворчал:  

-Ну и намело снегу нынче, кидать во дворе не перекидать.  

Ванятка сидел на краю кровати и с удивлением оглядывался по сторонам. Он пытался найти хоть что-нибудь, напоминающее о давешней поездке. Ничего. Даже дедушка ходит как обычно, как будто не лежал недавно, охая на печи, и никакая спина у него никогда не болела. Да и воскресенье должно было быть сегодня вроде бы. Причём тут школа? Паренёк расстроился, неужели все это было только во сне? Как обидно. А как было здорово чувствовать себя героем. Он даже лёг обратно в кровать.  

-Не охота вставать? Не заболел ли ненароком? – бабушка приложила ладонь к его лбу. Внук всегда был легким на подъем.  

-Да нет, бабуля, сейчас встану, -ответил тот без настроения.  

Но тут подключился к разговору дедушка:  

-Вставай, вставай, герой. Школу пропускать нельзя. Да и заждались тебя твои боевые друзья-Барсик с Борькой во дворе. Дядя Миша твой любимый все глаза проглядел сидя у окошка, ожидая когда ты проснёшься и на двор выйдешь. Вчера пять раз приходил да всё каялся, что тебя одного отпустил. А ты всё спишь да спишь – сутки с лишним, шутка ли.  

 

| 257 | 5 / 5 (голосов: 5) | 18:19 09.12.2019

Комментарии

Antuan123:00 10.01.2020
Спасибо на добром слове. Просто из рассказов предков. Я думаю у каждого наберется немало таких воспоминаний, было бы желание пересказать.
Анонимный комментарий22:25 10.01.2020
У дивлен не плохо.откуда черпаешь музу.
Antuan118:51 10.12.2019
elver622017, спасибо за добрый отзыв. Вам ещё больших успехов на этом нелегком творческом пути
Elver62201717:29 10.12.2019
Интересный, жизненный рассказ у ВАС получился! И так всё подробно написано! БРАВО!

Книги автора

Самый лучший день
Автор: Antuan1
Рассказ / События
От лучшего до худшего не так уж и далеко
Теги: Всегда есть место подвигу
22:48 05.01.2023 | 5 / 5 (голосов: 2)

Откуда сны?
Автор: Antuan1
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
22:45 22.02.2021 | 5 / 5 (голосов: 5)

Пойми меня
Автор: Antuan1
Стихотворение / Поэзия
Аннотация отсутствует
01:54 28.06.2020 | 5 / 5 (голосов: 4)

Пекинская утка
Автор: Antuan1
Сборник рассказов / Проза
Приключения военного летчика в глубоком тылу
Теги: Юмор
20:16 27.02.2020 | 5 / 5 (голосов: 2)

Лучше бы я тогда проиграл
Автор: Antuan1
Рассказ / Приключения
И ничего уже нельзя поменять
Теги: Приключения неожиданный финал
23:56 10.01.2020 | 5 / 5 (голосов: 3)

Мафия бессмертна
Автор: Antuan1
Рассказ / Юмор
А ведь они в конце концов и победили
23:51 04.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Лёха учится этикету
Автор: Antuan1
Рассказ / Юмор
Нашего летчика так просто не собьёшь. Но нанести душевную рану можно очень даже просто.
02:00 01.02.2019 | 4.93 / 5 (голосов: 15)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.