Режим чтения

Уроды

Сборник рассказов / Детектив, Проза, Реализм
Уроды. Истории о мразях, населяюших наш мир.
Теги: Педофил насильники и убийцы

Любовь к детям

УРОДЫ.  

Педофилы, насильники и убийцы, – трагические "герои" пяти моих историй.  

И их всех должно ждать суровое наказание.  

Должно...  

Имена и фамилии всех участников событий изменены, также как и места этих событий.  

Человеческий мозг и душа потёмки и очень мало исследованны.  

Написаны десятки тысяч, сотни тысяч диссертаций, сделано множество докладов, написаны миллионы эссэ, но к разгадке тех или иных явлений, происходящих в мозгу человека, не приблизился никто.  

История первая.  

Любовь к детям. ( март – сентябрь 1977 г. )  

Капитан Васильев и старший лейтенант Сапегин сидели во дворе за врытым в землю длинным столом на длинных, тоже врытых в землю скамейках и выпивали.  

Время было раннее, всего десять часов утра.  

Но офицеры имели в субботний день, положенный им выходной и вот сидели, пили водку из небольших рюмашек, заедая её квашенной капустой и бутербродами с колбасой.  

Их жены убежали еще раньше в гастроном за продуктами, прихватив с собой своих детишек, трехлетнюю Наташу и четырехлетнего Павла.  

Минут через пятнадцать к ним присоединился сосед из другого подьезда капитан Ненашев.  

Он принес с собой поллитровую бутылку крепленного вина "Карабикаульское", небольшую тарелку с несколькими кусочками селедки и шмат черного хлеба.  

Двое офицеров оживились, поскольку водка уже у них заканчивалась и они были рады увидеть соседа с новой порцией выпивки и закуски.  

Мужчины пожали друг другу руки, посетовали на ветренную погоду, налили в рюмку капитана Ненашева водку, чёкнулись и проглотили содержимое залпом.  

– Эх, мужики, – начал капитан Ненашев, – как хорошо то день начался.  

– Да, – поддержали его приятели, – день славный. Когда есть что выпить, всегда хорошо. А то наш комдив совсем свихнулся: запретил в гарнизоне спиртное продавать.  

– Сволочь он, – оглянувшись по сторонам, – проговорил Ненашев, – даже в офицерском кафе запретил больше двухсот граммов одному человеку наливать. Где такое видано?  

И приходится таскаться за пять километров в деревню и переплачивать в местном магазине.  

Ненашев икнул и продолжал:  

– Ишь, бизнесмены херовы. В магазин придешь, а водки нет. Была, а теперь нет. И смотрит тебе в глаза продавщица и нагло, сука, улыбается.  

Накинешь ей рубль сверх цены, так тут же, неизвестно откуда, бутылка водки появляется, а за вино пятьдесят копеек надо переплачивать.  

А в деревню не набегаешься. Так приходится четыре – пять бутылок за раз покупать.  

Так только за вино продавшица с одного меня два рубля, два пятьдесят себе в карман кладет.  

А столько наших офицеров к ней, к сучке, ходят?  

Старлей Сапегин возмутился:  

– Таких сажать надо. Да разве ее посадишь? У неё начальник местной милиции зять. Она с ним и делится, сучка.  

– Ладно, мужики, – говорит капитан Васильев, – хрен с ней.  

Давайте еще по одной, а то холодно как то стало.  

Тяпнули они, капусткой закусили, а тут грузовая машина во двор въезжает.  

А на пассажирском сиденьи какой то подполковник пожилой сидит, с тронутыми сединой висками.  

Вот машина остановилась, подполковник из нее вышел и спрашивает:  

– Офицеры?  

Офицеры – всегда офицеры, даже если в гражданской одежде сидят.  

Все трое поднялись и капитан Ненашев отвечает:  

– Так точно, офицеры, товарищ подполковник инженерных войск.  

Подошёл подполковник к нашей троице и представляется:  

– Подполковник Мальцев Игорь Петрович. В свободное от службы время, можно просто Петрович.  

– Капитан Ненашев, капитан Васильев, старший лейтенант Сапегин, – представились трое.  

– По какому случаю выпиваем? – спрашивает Игорь Петрович.  

– Так суббота сегодня, выходной у нас, – отвечает за всех капитан Васильев.  

– Уважительная причина, – говорит Игорь Петрович, – Вы мне лучше скажите, а где здесь квартира номер тринадцать будет? Я вот из западной группы войск прибыл и мне в этом доме квартиру и дали.  

– Так это в моем подъезде, – отвечает капитан Нечаев. Как войдете в дом, так на первом этаже первая дверь налево. А я сам над вами живу в шестнадцатой, а всего в доме восемнадцать квартир, по шесть в каждом подъезде.  

Повернулся подполковник к машине и обращается к сержанту, который, по совместительству, ещё и водитель:  

– Сержант, миленький, давайте, приступайте. Сержант вышел из кабины и отдал приказ трем солдатам начать разгрузку.  

Игорь Петрович подошёл к нему, дал ключ от квартиры и говорит:  

– Я тебя только прошу, поаккуратнее со стеклом. Сержант сразу взял с пассажирского сидения большой футляр.  

– Нет, нет, – закричал Игорь Петрович, – к аккордеону не прикасайся. Это такая вещь. Он мне, как брат. Я сам его в квартиру внесу.  

А потом сам открыл футляр, взял аккордеон в руки, сел на скамейку и как заиграет, как запоет: "Бьётся в тесной печурке огонь".  

Так хорошо заиграл, а как душевно запел.  

И подхватили песню подвыпившие офицеры и тут же из всех подъездов выскочили свободные от службы офицеры, да занятые домашним хозяйством, их жёны.  

И стали слушать они, как играет и поёт их новый жилец.  

А Игорь Петрович закончил играть и начал играть другую мелодию " На сопках Маньчжурии", а за ней ещё одну и ещё.  

Жильцы всего дома подхватили слова песен, даже малышня.  

А Игорь Петрович как закончил играть военные песни, заиграл детские.  

Ой, сколько же радости в детских глазах. И запели они и танцевать стали.  

Устал подполковник, а офицерские жены и говорят своим мужьям:  

– Что же вы, нехристи, стоите и человеку с переездом не помогаете.  

И вот за мгновенье всё перетаскали офицеры вместе с четырьмя солдатами всю мебель в квартиру Игоря Петровича, да и детишки малые стали помогать мелкие вещи переносить.  

Расчувствовался подполковник, даже слезы на глаза навернулись:  

– Как вас всех благодарить, мои хорошие, не знаю.  

– Да что вы, Игорь Петрович, отвечает жена капитана Мезенцева, Марина, – это мы вас и господа благодарить должны, за то, что послал нам такого соседа, как вы.  

– Не преувеличивайте моих заслуг, Мариночка, – ответил ей Мальцев, – я ничего особенного не сделал, попел немного и детишек, да вас развлек.  

А на самом деле, во мне столько дерьма, что черпай, не вычерпаешь.  

– Да ну, будет вам на себя наговаривать, – сказала жена прапорщика Кутеева, Лиза.  

– Да не наговариваю я, – ответил подполковник, – во мне, как и в каждом человеке, как хорошее, так и плохое намешано.  

– А почему вы один без жены?, – спросила Анна Ланская, жена капитана Ланского.  

– Да один я, – ответил Игорь Петрович, – был когда то женат, – но вот как то не сложилось у нас с супругой.  

Ушла она от меня.  

Подполковник взглянул на женщин и, словно заторопившись, проговорил:  

– Заболтался я тут с вами. Ваши мужья мне гнездо вьют, а я, вместо того, что бы там быть, тут стою. Хотя не скрою, вы все очень приятные соседки.  

Сказал и пошёл к своему подъезду.  

– А лет то вам сколько? – спросила Анна Ланская.  

– Сорок четыре через пару месяцев будет. Отметим, не волнуйтесь.  

С этими словами, исчез подполковник в своём подъезде, взяв с собой аккордеон.  

Вечером, накрыл Игорь Петрович поляну для соседей по дому, отмечая своё новоселье. Хорошо так, душевно все посидели...  

Служба в гарнизоне складывалась у подполковника Мальцева, не очень удачно.  

Началось с того, что он сцепился с начальником политотдела дивизии из – за неправильно воздвигнутых инженерных сооружений.  

– Не твоё это собачье дело, – сказал ему полковник Козельский, – сооружения никто переделывать не будет. Они до тебя пять лет стояли, а ты пришел и хочешь, что бы все было сделано по твоему.  

Сказано, не лезь, значит, не лезь. Вот, займись строительством танкодрома, материалы закажи под него, ну чего я тебя учить буду? А в это дело не суйся.  

И вот с тех самых пор, начал полковник Козельский вставлять палки в колёса деятельности подполковника Мальцева.  

Мальцев очень сильно по этому поводу переживал и ходил грустный.  

– Да что ты, Петрович, переживаешь? – как то сказал ему майор Нечада, – забей. Вон сколько ты объектов создал за пол года. Не чета предыдущим. Приедет проверка, так тот же Козельский рад будет отчитаться, что в его епархии все на отлично сработано.  

– Да жалко мне, – отвечал Петрович, – налегая на пиво, – можно было и дешевле и качественнее всё сделать.  

– Слушай, – отвечает ему Нечада, – твои что ль деньги? Нет, не твои. Государственные. И забей.  

Напился Петрович, взял аккордеон и начал орать матерные частушки.  

Женщины повыбегали из своих подъездов:  

– Игорь Петрович, – да вы никак все мозги пропили. Дети же тут, а вы матом.  

– Да и Х..... с ним, – ответил подполковник и запел ещё громче.  

Отвели капитан Васильев и старлей Сапегин подполковника домой, в постель уложили, а Сапегин вдруг узрел на холодильнике початую бутылку водки.  

– Петрович, – говорит, – а чего початая бутылка водки на холодильнике делает? Не порядок это.  

– Не порядок, – отвечает Игорь Петрович, – давай её сюда. В холодильнике есть малосольные огурчики в банке, а стаканы найдешь на кухне.  

И вот распили мужчины почти полную бутылку водки и ну, песни матерные орать...  

Утром Мальцев извинялся перед соседками:  

– Сам не знаю, как такое получилось. Прошу меня простить, дорогие барышни.  

Прощение ему было даровано и в благодарность за это, подполковник, вернувшись со службы, играл вечером на аккордеоне множество детских песен, чем восхитил как малышей, так и их мамаш.  

Потом, любящий детишек подполковник стал приглашать их в свою квартиру. То троих пригласит, то пятерых. И слышат все, как в квартире Мальцева играет аккордеон и раздаются детские голоса, поющие песни.  

Просто не могут нарадоваться мамаши на Игоря Петровича.  

Вообще то, скучна жизнь маленького гарнизона.  

Дом офицеров, где по пятницам и субботам проводятся танцы, а по воскресеньям крутят фильмы.  

И больше ничего. Единственное офицерское кафе, так комдив запретил продавать больше двухсот граммов водки на человека. Не развернуться.  

Конечно, бегают офицеры в магазин, находящийся в посёлке, тут уж не запретить, но и тут начальник политотдела дивизии придумал выход:  

– Раз у нас военный городок, значит и жить должны офицеры и их жены в военном городке. А за пределы выходить могут только по специальным пропускам. Что им за пределами городка делать? Нечего.  

И местные жители, если хотят в городок попасть, должны пропуск заказать.  

А что им тут делать, в городке нашем? Нечего.  

– Слушай, – полковник, – спрашивает комдив начальника политотдела, – а не будет ли это на тюрьму походить?  

– Ну где вы, товарищ полковник, видели, – отвечает Козельский, что бы тюрьму с пропусками покидали?  

И вот и ввели пропуска. И что бы пропуск получить, надо такие круги ада пройти, что пока их пройдешь, забудешь зачем ты пропуск заказывал.  

Конечно, месяца через три, командующий округа это решение комдива отменил, как незаконное, но эти три месяца воздержания, остались в памяти офицеров надолго.  

С отменой "сухого закона" заколыхались радостно сердца офицеров.  

Офицерское кафе стало отпускать водки сколько душе угодно. Да и в гарнизонном гастрономе стало возможным покупать водку столько, сколько хочешь, к ужасному расстройству директрисы магазина в деревне.  

Пьяные офицеры приехали к этому магазину на большом количестве машин с ящиками водки и предлагали директрисе купить эти ящики.  

Это были редкие минуты радости.  

Несмотря на разрешение пить водку, в гарнизоне было скучно.  

Не скучно было только в доме, где вот уже несколько месяцев, жил Игорь Петрович.  

Он играл и пел по вечерам на аккордеоне для взрослых, а в субботние и воскресные дни по утрам – для детей.  

И детишки к нему в квартиру бегали: то трое, то четверо, то по одному.  

И всегда он угощал малышей конфетами, печеньями, да лимонадом.  

Вновь поссорился подполковник с начальником политотдела дивизии полковником Козельским.  

Опять залез он, по мнению полковника, не на свою территорию.  

– Я же тебе говорил, подполковник, – орал на Мальцева политработник, что бы ты не совался туда, куда тебя не просят. Ещё раз влезешь, отправлю тебя далеко, далеко, где Макар телят не пас.  

Понял? Всё свободен.  

И снова Игорь Петрович надрался и начал петь во дворе матерные частушки.  

Капитан Васильев, да несколько офицерских жён пытались его успокоить, но не могли:  

– На хера я в Кушку просился то?, – задал собеседникам вопрос Игорь Петрович, – всё хотел на полковничью должность, а она, должность эта, только в вашем гарнизоне и оказалась.  

Сидел бы себе в Лейпциге и в ус не дул. Так нет, ещё звёздочку одну на погоны захотел, а тут вор сидит и всем заправляет. И ещё в округе волосатую руку имеет. Не подступиться.  

– Да будет вам, Игорь Петрович, – говорит ему Ланская, – успокойтесь. Козельский в такую силу вошёл, что не справитесь вы с ним. Чего доброго, отошлет вас к ракетчикам в степь. И будете там в палатках жить.  

Они то через три месяца возвращаются в гарнизон и на их место другие едут и тоже на три месяца, а вы там безвылазно сидеть будете.  

Оно вам надо?  

– Всё – равно сволочь он, – говорит в заключение подполковник.  

– Да кто же с этим спорит?, – отвечает Ланская.  

Успокоился немного Игорь Петрович и снова зазвучали по вечерам песни для взрослых, а по субботам и воскресеньям, – для малышни.  

И опять стали к нему бегать домой детишки. То трое, то четверо, а иногда и по одному.  

Однажды к нему в квартиру пришел четырёхлетний Витя Горячев.  

Игорь Петрович закрыл дверь в квартиру на ключ, спустил с себя домашние брюки до колен и показав мальчику свой член, сказал, что это новая модель самолета, которая, если в нее подуть, взлетит высоко, высоко. Но подуть должен он, Витя.  

Умненький Витя ответил Игорю Петровичу, что у него есть тоже такой же самолетик.  

Игорь Петрович попросил Витю свой самолетик показать и, после того, как мальчик снял штанишки, взял его писюн в руки, внимательно его рассматрел и категорично заявлял:  

– Этот никогда не взлетит.  

– Почему?, – спрашивал Витя.  

– Ты же видишь, какой он маленький. А такие не летают.  

Вот посмотри на мой.  

Игорь Петрович оголил головку своего уже возбуждённого члена и просил ребенка взять ее в ротик и сильно подуть.  

Витя дул, дул, а "самолёт", лишь увеличивался в размерах, но не взлетал.  

– Вот и ваш не взлетает, – радостно сказал мальчик.  

Раздосадованный подполковник стал объяснять ребенку, что где то произошла недоработка и когда он, Игорь Петрович, определит причину неудачи, обязательно позовет мальчика и он увидит, как взлетит этот самолёт.  

А потом Игорь Петрович посадил Витю за стол, напоил его чаем и стал расспрашивать о его успехах в детском саду.  

Мальчик рассказывал разные детсадовские истории и эти рассказы вытесняли из его головы предыдущие сцены.  

Так устроен мозг ребенка, что он запоминает чаще всего именно последние события и разговоры.  

О показе писи Иорем Петровичем, он обязательно вспомнит, если его об этом распросить.  

А сейчас, придя домой, он расскажет, как дядя Игой поил его чаем, давал конфеты и они вместе смотрели сказку по телевизору...  

Леночке Степановой, пяти лет, он объяснял, что это спортивный скутер, который можно запускать в ванной, если в него подуть.  

И Леночка тоже дула, дула, но становившийся большим скутер, не желал плавать.  

И опять, раздосадованный Игорь Петрович, обьяснял девочке, что произошел какой то сбой, но он его обязательно исправит и в следующий раз, даже можно будет посадить на скутер "Марину", куклу Лены...  

Однажды к Игорю Петровичу пришла воспитанница старшей группы детского сада, Аня Горохова, которая сразу поняла, что это никакой не плот, а самая обыкновенная мужская пиписька, точно такая же, как у её папы, которую она совсем недавно случайно, увидела.  

Кстати, папа девочки, капитан Горохов, был сотрудником особого отдела (читай КГБ) Кушкинского гарнизона.  

Вернувшись домой Аня рассказала папе, что дядя Игорь показывал ей свою писю и просил взять её в рот и подуть.  

Капитан Горохов позвонил в дверь квартиры Игоря Петровича и, когда последний с улыбкой открыл ему дверь, звезданул его своим огромным кулачищем между глаз, от чего Игорь Петрович рухнул на пол и потерял сознание.  

Очнулся он в камере на гауптвахте.  

Следствие установило, что шестнадцать соседских мальчиков и девочек посещали в разное время квартиру Игоря Петровича и дули в головку его члена.  

Следствие было проведено очень тщательно и прокурор гарнизона, подписав обвинительное заключение, направил материалы дела прокурору округа, а последний, представил дело командующему округа.  

Дело в том, что разрешение на передачу дела в суд на офицеров в звании от подполковника и выше, в те годы принимал только командующий округа или, в его отсутствие, первый заместитель.  

Игоря Петровича разжаловали до капитана и перевели служить в гарнизон, расположенный в другой среднеазиатской республике.

| 35 | 5 / 5 (голосов: 2) | 22:13 02.12.2019

Комментарии

Dissidentka202:04 11.12.2019
Ну, вот! Вот вам и законы..По принципу: прав, не тот кто прав а у кого больше прав( н7ичего, что без запятых?) А челов приучили законы считать святыми и незыблемыми...Законы, мля....а кем писаные?)))
Lumaliya15:15 03.12.2019
Мне очень понравился стиль изложения. Чётко и понятно. В первой истории очень реалистичны описания. Мне напомнили все эти истории передачу на нтв "Следствие вели". Очень интересно, хотя и жутко.

Книги автора

Добрые люди
Автор: Oliwari
Рассказ / Приключения События Юмор
Любовный роман в туалете
Теги: Настенная живопись
15:53 20.11.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Мужской разговор
Автор: Oliwari
Рассказ / Реализм Юмор
Разве женщина может быть благодарной?
Теги: Что делать если от вас ушла жена?
01:50 19.11.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Разочарование 18+
Автор: Oliwari
Рассказ / Абсурд Юмор
Трахни меня, наконец то, сказала любимая.
Теги: Сила любви
12:27 18.11.2019 | 4.5 / 5 (голосов: 2)

Наверное, это любовь
Автор: Oliwari
Стихотворение / Поэзия
Отзовись, любовь моя.
Теги: Обнять любимую
01:51 18.11.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

У попа была собака
Автор: Oliwari
Рассказ / Абсурд Юмор
Мой детектив читает вся страна. А великие Незнанский и Маринина просто лопаются от зависти
Теги: Даже Маринина обзавидовалась
19:30 15.11.2019 | 5 / 5 (голосов: 4)

Бордель 18+
Автор: Oliwari
Рассказ / Эротика Юмор
Заработать денег на бордель и ощутить себя героем, секс - гигантом
Теги: Приключение в борделе
00:49 14.11.2019 | 5 / 5 (голосов: 5)

Собака
Автор: Oliwari
Рассказ / Реализм Сказка
Как бедное животное реагирует на смерть хозяина.
Теги: Собака на могиле своего друга
22:44 11.11.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019