Хельдин. Щит-капкан Крайфа.

Рассказ / Боевик, Фэнтези
Жизнь спросит с нас за каждый наш по ней неверный шаг.За каждый верный же, в ответе лишь мы сами. (Написано в соавторстве с Deka15).
Теги: DarkFantasy напарники сражения

Высокая трава покорно кланялась её шагам, оставляя широкие борозды по следу крупных лап. Свежая кровь, стекающая мелкими каплями наземь, окрашивала следы чудовища своим смертельным запахом. Небрежность крупной твари была вполне оправданной.  

 

Она была химерой – одной из самых опасных монстров этого мира. Своенравное одиночество нисколько не умаляло её опасности в отрыве от стаи. С её весом и силой поспорить мог разве что медведь суоми, но тот здесь не обитал. А местных хищников, способных причинить ей вред, она истребила сама.  

 

Остатки волчьей стаи, что выжили в бою с чудовищем, сбежали куда-то на юг. А двуногих существ, решивших одолеть её тяжёлой рогатиной и парой лёгких копий, она разорвала сегодня. Всех до одного.  

 

Каменные мышцы устало перекатывались под кожей монстра, заставляя небольшие, но очень острые шипы на спине покачиваться в такт движению.  

 

Кровь продолжала стекать со всей её морды, окончательно пропитав всю шерсть под нижней челюстью. Монстру то и дело приходилось слизывать излишки языком, недовольно сопя.  

 

Вырытая нора зачернела провалом в корнях многолетнего древа. Оно росло почти на обрыве, венчая собой холм осыпавшийся стараниями зверя. Толстые корни раскидистого черешчатого дуба держали сводами нору. Хотя и обрушили часть работы химеры, создав небольшие пустоты в её строении у самого верха. Это придавало логову чудовища таинственную сказочность.  

 

Химера расслабилась, прижала уши и устало зевнула. Хвост привычно завилял при входе внутрь, но тут же резко замер.  

 

«Кто посмел? Кто такой? » – Вопросы разрывали зверю голову. – «След, след, чёткий след. Запах человечий! »  

 

Утробно зарычав, она приникла к земле, разнюхивая запах непрошеного гостя. Хватило и пары мгновений, чтобы тонкие на свету щёлочки зрачков округлились вниманием, прикованным к проясняющейся темноте норы. Она с ворчанием рванула по невидимой дорожке вглубь, готовая ко всему. Да только не к такому…  

 

След обрывался так резко, что химера пробежала дальше по инерции. Затем растерянно вернулась и стала разнюхивать последний отпечаток, почти не шевелясь.  

 

Боль!  

 

Дикая боль пронзила всё тело, заставив прижаться к земле. А мигом позже, что-то живое добавило ударом своего веса сверху. Химера взревела и принялась конвульсивно дёргаться во все стороны. Её голова испуганно заболталась на шее, пытаясь разглядеть врага. Боковое зрение вдруг вырвало из трясущейся агонии причину. Проклятая деревянная палка пронзила её насквозь, почти намертво прибив к утрамбованной земле убежища.  

 

Отчаянье и страх перерастали в ярость, затмевающую взор. Она с места рвалась вновь и вновь, пока не посунулась боком к стене, сломав деревянную сволочь. Стена задрожала, осыпав химеру землёй, частично изменив её окрас. Сухая, почти превратившаяся в пыль, она в момент забила мокрый нос чудовищу. Химера взбодрилась от чиха, рывком встав на все свои лапы, но рана сквозная заставила монстра присесть. Деревянное копьё, торчащее из спины, обжигало вязкой болью при каждом незначительном движении. Её взгляд хаотично скакал по норе в желании отыскать столь подлого врага. Из пасти монстра сквозь клыки выступила зеленовато-кровавая пена.  

 

Каждый новый вдох лишал химеру сил. Земля превращалась в тягучий кисель и всё настойчивей притягивала зверя. Она врезалась лапами в грунт, пытаясь подняться обратно, когда сгусток свирепого пламени пронёсся над её головой. Негаданный манёвр помог химере не погибнуть, но пламя задевшее спину, наполнило воздух удушливой гарью поглощая зелёным огнём её шерсть.  

 

Химера завыла от боли, но тут же узрела врага в отсвете горящего пламени. Еле различимый человечий силуэт стоял, не шевелясь, прижавшись к стенке логова. И больше походил на тень, чем на объект агрессии. И странно, но ничем не пах. Совсем.  

 

Но враг был в поле зрения, и монстр рванул вперёд. Клыки кинжалами в оскал сменили пасть, а лапы бритвами украсились когтями и зверь почти ухватила тень зубами… но почему-то промахнулась.  

 

Пасть больно сомкнулась клацаньем о землю, а лапы перестали слушаться, обвисшими верёвками проследовав за сунувшимся телом.  

 

Химера не успела понять, как врагу удалось увернуться. Не увидела и быстрого удара стального оружия. Да что там, даже не почувствовала боли.  

 

Под ней растекалось тепло, унося с собой жизнь лесного монстра. Тело почти онемело, а пасть продолжала инстинктивно хлопать, заглатывая бесполезный воздух.  

 

Позади себя она услышала шаги. Скорее даже почувствовала, нежели услышала. А затем её глаза окутала тьма.  

 

***  

 

Хельдин присела подле туши зверя и стала очищать свой меч. Зеленоватая кровь монстра запенилась, источая характерный запах когда проходила по одиночным долам клинка. Охотница закончила работу и отшвырнула пропитанную спиртом тряпку прочь. Её ладонь прошла над лезвием клинка, заставив оружие вспыхнуть огнём. Охотница провернула меч в воздухе, дабы пламя вволю облизало обработанную сталь и спустя положенное время, смахнула огонь, заставив красные язычки раствориться в сыром воздухе норы. Оружие, недовольно шипя, вернулось в ножны, а Хель поднялась вновь на ноги.  

 

Отсюда, почти от самого входа, нора показалась ей больше и глубже, чем когда она пришла сюда поутру.  

 

Всё прошло по плану. Химера замерла под залегающей в засаде охотницей. Даром, что лежать, почти не шевелясь, пришлось едва ли не с самого утра. Зато хоть отвар из смольника, коры берёзы и ослёнки сработал безупречно, надолго спрятав её запах от посторонних злых носов.  

 

Охотница невольно понюхала себя, утирая пот со лба рукавом.  

 

«Ну, хоть что то хорошее».  

 

Ведь в нём пришлось практически купаться, облив себя с волос до самых пят, буквально посреди норы.  

 

Хотя норой назвать убежище химеры было трудно.  

 

Охотница всё дальше погружалась вглубь убежища, идя под светом факела почти не пригибаясь.  

 

«Любят химеры простор, но чтоб так? »  

 

Она провела рукой по вмиг обсыпающейся крошкой земле у себя над головой.  

 

«Должно быть, корни рвут жильё на части сверху и неуклонно увеличивают ниши».  

 

В одной из таких и таилась охотница.  

 

Потолок постепенно снижался, давая ей надежду на скорое возвращение. Хельдин припала на четвереньки, едва не подпалив выбившиеся из тугого хвоста волнистые рыжие волосы.  

 

«Это здесь. Почти рядом. Я её слышу, ну же».  

 

Охотница пролезла в тёмный лаз и выпала в небольшую округлую нишу, служившую монстру «кладовой». Запах неприятно резал нос, и Хель на бандитский манер повязала платок на лицо.  

 

Факел описал дугу озарив в беспорядке лежащие белые кости. Тварь утаскивала мясо про запас, не особо выбирая себе жертву. Останки оленя, пара молодых косуль, судя по виду костей и даже волчий хребет; вряд ли сюда забрела бы собака. Химеры не гнушаются костями, предпочитая запасать их в кладовой к зиме. Или на голодный период. – Охотница присела и потянула за край пожёванной кожи.  

 

«Так и есть – дублёный плащ. – Выдохнула девушка. – Должно быть тот самый егерь, что пропал ещё неделю назад. По описанию, его казенная одежда».  

 

Она опустила факел пониже, осматривая останки и откинув очередное оленье ребро, встретилась с глазницами небольшого, прокусанного насквозь человеческого черепа.  

 

«Гладкий, с овальными глазницами. – Взяла его в руки охотница. – Тонкая кость с небольшими надбровными дугами – это Анфиса. – Заключила Хель. – Старшая дочь егеря. Отец и раньше, по словам семьи, отлучался в лес на долгий срок. Ещё бы, такие угодья. Да и живности опасной здесь не много.  

 

Было не много. – Поправилась в мыслях она. – До злосчастной химеры. Вот дочка и пошла, наведаться к отцу по нахоженным с детства тропинкам. Сначала, пришла в его хижину. Я там была и знаю о её визите по следам. Она ждала отца в избушке и коротала время приготовлением еды. Благо, какие-никакие запасы имелись в маленьком погребе. А затем, видимо, пошла на поиски по привычным местам. Вот и нашла. – Вернула она череп, аккуратно положив к остальным костям несчастной.  

 

«Когда не вернулась и Анфиса, люди забили тревогу. Хотели идти всем селом, но тут вызвался местный маг. Он хоть и был целителем, но всё же о поисковых заклинаниях понятия имел. Оно и привело его сюда. – Хельдин осветила правый угол от себя, найдя недоеденное тело целителя. – Его химера принесла в нору последним».  

 

«После пропажи и мага, тревога достигла предела. В лес понятно, да и слава всем Богам никто уж не совался. За помощью в город поехали. А по пути стали развешивать объявления на верстовых столбах, что по тракту. Через которые я и нашлась».  

 

«Жаль раньше здесь не оказалась. – Грустно прищурилась девушка. – Скольких бы жертв удалось избежать. Но так почти всегда и происходит. Нас зовут, когда беда уже пришла».  

 

Охотница аккуратно продвинулась к телу мага, попутно заметив ещё пару обглоданных черепов у дальней округлой стенки кладовой.  

 

«Нужно будет разузнать и о других пропавших. – Отметила охотница. – Здесь я слышала, деревня есть недалеко».  

 

Хельдин склонилась над останками тела целителя и принялась аккуратно разворачивать порванную куртку погибшего.  

 

«Здесь. Оно где-то здесь. Я ведь чувствую магию».  

 

Кусочки одежды были буквально вдавлены зубами монстра в тело жертвы и Хель пришлось едва ли не вырывать их, осматривая внутренние карманы, пока руки не коснулись небольшого магического издания обтянутого телячьей кожей.  

 

Она присела на колени и положив подле себя дрожащий факел, стала изучать находку. Её штаны с кожаными вкладками тихо заскрипели, ёрзая по гладко объеденным костям, но подготовка охотника не позволила отвлечь её от дела.  

 

Слабый импульс силы робко просочился сквозь кожу правой руки, заставив её мелко подрагивать, покалывая пальцы. Лёгкое касание силы опытного мага живо явило все бесхитростные секреты небольшого фолианта.  

 

Хельдин изогнула бровь, невольно ухмыльнувшись.  

 

– Карф. – Выдохнула девушка.  

 

«Заклинание Карфа на книге. Это щит. Мощнейший щит, которым можно и атаковать в определённых обстоятельствах. Гибкая структура заклинания. Если бы хозяин фолианта «подкормил» его своей магией, может и смог бы уйти живым. Хороший артефакт».  

 

– Почему же ты…? – Не выдержала Хель, досадливо окинув останки мага взглядом.  

 

«Ах, да, талантливый самоучка. – Вспомнила девушка. – Должно быть, его руки дрожали, всякий раз, как он касался книги. Думал, она делает тебя сильнее? Наверняка. А книга лишь пыталась подсказать тебе свой способ активации.  

 

Он и взял то её из-за этого. Решил, что в трудный час способен взять из книги силу».  

 

«Она ему и помогла. – Грустно улыбнулась охотница. – Слабое магическое сияние, излучаемое фолиантом, маленьким маяком вело меня сюда. Помимо следов чудовища, конечно. Наверно, в глубине души, я надеялась, что маг ещё живой. Укрылся где-нибудь и по чуть-чуть колдует, дабы раны исцелить».  

 

– О-х. – Протяжно выдохнула Хель.  

 

«Придя к норе, надежду я потеряла».  

 

Книга распахнулась с характерным звуком, явив пред взор охотницы плеяды хороводов строк и довольно подробные гравюры.  

 

Хель перелистнула несколько страниц и прочитала заголовок: «Корень Гапена. Подробное описание и применение в медицине».  

 

«Полезная вещь, во всех смыслах. Надо будет ознакомиться».  

 

Охотница снова откинула защёлки плоской фляжки. И набрав содержимого в рот, звонко прыснула поверх останков.  

 

«Слюна химеры содержит в себе яд. Со змеиным ему не сравниться, но парализовать, а то и убить ослабленную боем жертву он вполне способен. В обглоданных телах да в купе с разложением, он может вызвать серьёзные заболевания, а то и вовсе довести до смерти. Местные, конечно, захотят похоронить своих как подобает. Да только их благие намерения заполнят жальник новыми могилами. Предам огню останки, а уж после пусть хоронят.  

 

За такие дела на меня, конечно, будут криво смотреть и за спиной прозывать гадкой ведьмой. Но не всем дано моё образование и горький опыт практики. Пусть зло пыхтят, но звонко платят. А я уж буду делать, что должна». – Отмахнулась в мыслях Хельдин, продолжая обрабатывать логово монстра.  

 

 

 

Маленький огневик сорвался с пальцев ведьмы, улетая в темноту. Пещера тут же занялась, подкормленная гномьим самогоном. Хельдин опрокинула фляжку на руки и хорошенько их промыв, поморщившись фыркнула, встряхивая пальцы. Она немного постояла у провала внутрь, нервозно теребя магическую книгу.  

 

Правила её ордена, ордена охотников на нечисть, предписывали сдать на хранение все найденные магические предметы, не используемые в ходе расследования. Или активно не эксплуатируемые самим охотником. Сдать их надлежало в сам Магик или любому ассистенту ордена, людям или другим представителям рас, специально завербованным в разных частях континента. Как правило, жили они в крупных или районных городах, каким и являлся ближайший к ней город Кират.  

 

Солнце клонилось к закату, когда кожаные страницы фолианта гулко встретились при его закрытии. Охотница спрятала находку в походную суму висящую на её плече. И убедившись, что пламя, ещё час назад бушевавшее в логове монстра окончательно пресытилось поживой и навсегда уснуло, превратившись в пепел, грустно побрела в село закрыть заказ.  

 

***  

 

Она сидела у окна придорожной корчмы, вяло ковыряя свой завтрак. Её вилка то и дело выуживала из тягучей сладкой каши нежные ягоды и отправляла в рот, стараясь скрасить мысли постоялицы. Рука её подпёрла подбородок сбоку, явив охотницу в особо грустном виде.  

 

Какой-то навязчивый мотив засевшей песни в голове не давал охотнице покоя. Её пальцы то и дело умудрялись бесконтрольно простукивать столешницу насквозь.  

 

«Нет покоя в тишине, не найти мне места.  

 

Пляшет пламя на стене, в такт моему сердцу.  

 

Где найти душе приют? Где бы ей согреться?  

 

Не найти покоя мне, не избавить сердце…»  

 

Девушка фыркнула себе под нос, избавляясь от привязчивой мелодии. И угостившись сладкой ягодой, обратила взор в окно.  

 

Цепочка одиноко стоящих караванных телег, ночью походившая на позвоночник исполинского монстра, пришла в движение, обрастая хаосом суетящихся мужчин, как муравьями, желающими отхватить свой кусок. Люди проверяли груз, заводили лошадей под хомуты, собирались в дорогу.  

 

Где-то за её спиной в корчме засмеялась компания. Пятёрка воинов не скрывала своих знаков о принадлежности к наёмному цеху. Судя по виду, опыт ратной службы был у всех, и умелые в прошлом солдаты теперь ушли на вольные хлеба. Их оружие, как и повадки, говорили о боевом опыте и приобретённом мастерстве. Таких завсегда видно.  

 

Ай, какая вообще разница! Ей теперь не людей разглядывать, а думать о том, что еще три дня трястись на лошади до города, где находился орденский помощник. Заказов больше не нашлось в округе, и фолиант оттягивал суму. А в городе какая-никакая работёнка подвернётся. Хоть городская суета её порядком утомляла, а надменность его жителей и вовсе раздражала.  

 

Дверь со скрипом давно не смазанных петель вдруг отворилась, впуская внутрь мужчину средних лет с проблемой на измученном лице. Его одежда и манеры выдавали в нём отягощённого ответственностью начальника. Видимо, главы каравана. Его нервозные шаги устремились к весельчакам, и охотница окончательно потеряла интерес к вошедшему.  

 

Её мысли устремились вдаль, к теплым солнечным лучам и птичкам, порхающим по водосточному желобу.  

 

– Десять злотней?!!! – Взревел голос из-за ее спины. – Да вы с ума поспятили! Да за такие деньги я всю эту деревню в охрану найму!! – Разорялся крикун.  

 

– Так нанимай. – Спокойно парировал ему другой голос.  

 

Охотница заметно оживилась в преддверии вкусного скандала. Если повезет, еще и по морде кому-нибудь съездят. Все веселее, чем пялиться на крикливых птиц и кашу. Она повернулась на стуле, положив локоть на спинку. И потягивая кисель в пол оборота, стала наблюдать.  

 

Впрочем, наблюдала Хельдин не одна. Полноватый корчмарь, делая вид, что активно натирает соседнюю столешницу, тоже прислушивался к разговору. Ещё бы, такие деньги.  

 

– Десять злотней и ни медькой меньше! – Настаивал глава наёмников.  

 

– Но вас всего пятеро!! – Не унимался караванщик.  

 

Его оппонент лениво отвечал, уверенный, что уже поймал на крючок клиента и его трепыхания – не более чем дерганья рыбы на другом конце удилища.  

 

– Смею вас заверить, что мы свои гильдейские знаки не на дороге отыскали и письменные рекомендации имеем.  

 

– Свои рекомендации сверните в рулон и… – Невольно обернулся глава каравана, утирая платком не по погоде испаренный лоб. И тут же просиял.  

 

Девушка только сейчас вспомнила о своей неприкрытой руке с гильдейской татуировкой. И закрыв почти всё лицо деревянной кружкой, медленно стала поворачиваться назад.  

 

– Госпожа охотница! Как рад я негаданной встрече! – Обрадовался караванщик, приближаясь к ней.  

 

«Ну, началось» – Подумалось Хельдин, пытающейся безуспешно заслонить себя кружкой целиком.  

 

«Нас часто принимают за рубак, что за монету станут делать, что угодно. А наша низкая цена -«чем богаты тем и рады», делает нас и вовсе магнитом для всякого рода просьб, не входящих в наши полномочия. Дело ордена – убивать опасных монстров и расследовать преступления совершённые с магической составляющей.  

 

Но уж никак не хлеб делить с наёмниками, магами и уж точно не с убийцами. Или, простите Боги, кур заколдовать, чтоб квочками все стали». – Думала Хельдин, глядя на то, как в край измотанный мужчина буквально шлёпается рядом с ней на стул.  

 

– Госпожа, я простой поставщик. Работаю на купеческую гильдию, что в Садорисе. Мне на телегу что погрузят, то я и везу. И по тракту этому не первый год катаюсь. – Начал свой рассказ мужчина, трясущимися руками вытирая сухой лоб. – Нанял людей в охрану, всё как полагается.  

 

– На вас напали возле Соек? – Спросила охотница, опережая рассказчика.  

 

– Так и было, … госпожа. – Внезапно растерялся караванщик.  

 

– Я краем уха слышала от местных. Власти устроили настоящую войну с лесными бандитами. Говорят, что брата местного «королька» бандитского поймали. – Прищурилась Хель, допивая кисель из кружки.  

 

– Не поймали, госпожа, убили. Вот их «королёк» и лютует. Он никому житья теперь не даст, всех убивает, кто по тракту держит путь.  

 

– Слышала, вам крепко досталось.  

 

– Видят Боги, госпожа, как крепко. – Закивал мужчина. – Большую часть ребят наёмных погубили. Да и моих…не мало. – Отвёл глаза рассказчик.  

 

– Сочувствую. – Порвала Хельдин паузу. – Как сами-то хоть выбрались?  

 

– Да-а! – Махнул он рукой. – Если бы не деревня в которую мы заехать успели, так бы и не спаслись. Болар, глава нашей охраны и парни его, прикрыли наше бегство. Спасибо им. А в Сойках нас ихние ворота спасли, они их тут от нежити возводят, ну вы видели.  

 

Охотница кивнула.  

 

– Такого на востоке не увидишь. Я поначалу им, воротам, удивлялся. Теперь вот, в пору поклоны отбивать.  

 

– Чего назад не повернёте, уж коли жизнь вас так намучила?  

 

– Да я бы рад! – Ударил себя по ноге мужчина, едва не упав со стула. – Контракт у нас! Если бы мы просто груз везли, так бес бы с ним. Переждали или вовсе, возвернулись. Но как проклятье, ждёт этот товар в порту корабль. И если мы там вовремя не будем, весь груз ценою ляжет на меня. А мне, госпожа – Заглянул в глаза охотнице мужчина. – И телеги той не выкупить. Там же шёлк, да хлопок рулонами. Даже если в Кирате продам, ещё и должен останусь. А ребятам чем платить? Да и хрен бы с ним, с деньгами. Живыми бы добраться. – Повесил голову караванщик.  

 

– Сколько охраны осталось?  

 

– Семеро. – Грустно отозвался в пол мужчина. – Считай шестеро. Ранен один, на телеге везём.  

 

– Как зовут, то тебя?  

 

– Ясек. – Ответил постовщик. – Вы меня простите, госпожа, что к вам я обратился. Знаю ведь, что не ваше это дело. Да и стыдно сказать, стеснён я в финансах ужасно. Всего полтора то златом и везу. Но ваши будут все, не сомневайтесь. – Быстро заверил он охотницу.  

 

– И куда мы путь свой держим, Ясек? – Пожалела мужчину охотница.  

 

– В Кират…госпожа! – Запнулся было поставщик в начале, не сразу осознав свою удачу.  

 

– Давай кошель. – Протянула девушка ладошку.  

 

– Спасибо вам, госпожа! – Возрадовался Ясек. – Вы это, не спешите: кушайте, пейте. Через час в дорогу. – Затараторил он и быстро утонул в дверном проёме.  

 

Охотница, подкинув тощий кошелёк в руке, подошла к хмельной компании, и по-хозяйски выдвигая стул, швырнула мешочек по центру стола.  

 

– Здесь златом полтора и есть для вас работа. – Присела Хель за стол и стала излагать. – В этакой глуши вам не предложат больше, сами знаете. А в свете нынешних событий, так и вовсе бы в Кират убраться поскорее.  

 

– Ловко говоришь, да мягко стелешь! – Окунул усы в пиво главный наёмник. – Хочешь нас на дурака поймать? Сама, поди, в двойне себе набрала?  

 

– А это и есть моё. – Спокойно ответила девушка. – Это не караван, это я вас нанимаю.  

 

– И зачем это тебе нужно? Сама же знаешь, что за обстановка! – Сощурился крайний к ней наёмник.  

 

– Вы слышали всё то же, что и я. – Констатировала Хельдин, скрестив руки на груди. – Да и работа эта не для охотника. Но человек в беде, притом на тракте. – Обвела она взглядом собравшихся. – Так что, берётесь?  

 

Наёмники синхронно посмотрели на командира, который в раздумьях крутил в руках кошель.  

 

– Добро. – Решился наёмник. – А золото своё ты прибери.  

 

– Вот это альтруизма акт! Гильдия должна гордиться! – Всплеснула руками охотница, задорно рассмеявшись.  

 

– Кривляйся сколько влезет. – Насупился глава. – Мы, между прочим, – Пригрозил он указательным пальцем перед собой – Тоже люди. И видим, кому помощь действительно нужна.  

 

Наёмники дружно замотали головами в одобрении слов командира.  

 

– Да брось, приятель. – Подалась вперёд охотница. – Ты, небось, решил с купцов Садориских за помощь лично злато сбить, не так ли? – Выжидающе уставилась в глаза наёмнику рыжая. – Коль скоро твой клиент уплыл, так гильдия не спрячется?  

 

В зале стало тихо, как на кладбище. Даже упитанный корчмарь, тихонько натиравший стол, заслышав разговор, поспешил убраться подальше. Наёмники все замерли, уставившись на Хельдин, а та, лишь улыбалась краешками губ, ехидно поглядывая на старшего наёмника.  

 

– Решил! – Неожиданно громко загоготал тот. – А что тут такого? Тем более, гильдия наша уже дела с ними крутила!  

 

Остальные наёмники грянули смехом, окончательно разрядив обстановку.  

 

– Гаст! – Протянул руку наёмник.  

 

– Хельдин. – Ответила пожатием охотница.  

 

– Ну, Хельдин, выпьешь чего? – Предложил он.  

 

– Отчего ж отказывать? – Улыбнулась девушка.  

 

– Корчмарь! – Грянул басом Гаст. – Вина для барышни, ну а ребятам пива! И не забудь и мяса принести! Да по живее! Нам через час в дорогу!  

 

***  

 

Быстрый вороной жеребец сорвался с места, подняв клубы пыли. Беловолосый, тощий наёмник лихо засвистел, подгоняя своего коня проносясь мимо воза с охотницей. Рыжая и вслед не поглядела.  

 

Тонкой кожи страничка фолианта изогнулась, шлёпнувшись на свою соседку. Девушка внимательно изучала страницы магической книги, не замечая ничего вокруг.  

 

– А ты неплохо здесь устроилась. – Поддел её дюжий воин с пышными чёрными усами.  

 

Охотница, медленно повернулась к нему, сделав отрешённый, замыленный взгляд.  

 

– Произвожу магическую разведку. – Мерно проговорила Хель, глядя сквозь Гаста.  

 

– Добро. – Кивнул наёмник, вмиг изменившись в лице.  

 

Гаст подстегнул коня и поскакал в начало каравана, наверное, что бы перекинуться парой слов с Боларом. Оба командира всё никак не могли поделить одну сферу влияния.  

 

«Не один ты здесь умеешь шельмовать». – Захихикала про себя девушка, перелистывая очередную прочитанную страницу.  

 

Она прекрасно разглядела Олафа, щуплого белобрысого наёмника помчавшегося вперёд по тракту на разведку. Среди дня на караван не нападут, тем более на ходу. Если и попробуют, так только ночью, на привале. Да и то далеко не факт, что вообще нападут.  

 

Повозка мерно поскрипывала в такт движению, Ямщик, сидевший на облучке перед охотницей молчал, боясь нарушить покой его главной защитницы. Открытый воз давал охотнице обзор. Гнездом уложенный товар дарил уют в возможности лежать и наслаждаться солнцем.  

 

Она приметила не крытую повозку сразу, Та была одной, потеряв свою крышу в сражении. И избрав её штабом, девушка взялась за труды. Закончив же своё благоустройство, Хельдин взялась и за любимую кобылку. Хорошенько напоив и накормив питомицу перед дорогой, она сняла с животного седло закинув в воз и привязала Сиву к борту штаба.  

 

Словами было трудно передать, как радовался Ясек, узнав, что приобрёл, считай всю наёмную силу в деревне по одной цене. Он долго расхваливал уменье девушки вести переговоры и резко скрывшись в голове телег, вернулся с небольшим мешочком, набитым эльфийской карамелью.  

 

Хельдин наощупь достала очередную конфету из мешочка и ловко избавив от обёрточной бумажки зубами, так же не глядя отправила в рот. Стёганная кожаная куртка, усиленная кольчужными вставками в гибких местах, лежала скрученная в рулон, под головой охотницы. Поднятая к верху рубашка, завязанная узлом краями, являла плоский живот, на который не преминули попялиться почти все наёмники, как бы невзначай проезжающие мимо её повозки. Задранные и закрученные штанины, освободили, наконец, закованные в лёгкую кожаную броню ножки, выставляя их на солнце до колен.  

 

Она прожевала конфету, инстинктивно проведя маленькой ладонью по животу.  

 

«Ничего, – Успокоила себя девушка. – Плановая тренировка всё сожжёт».  

 

Полуденное солнце окончательно разнежило охотницу. Буквы расплывались по страницам, а голову окутывал туман. Она прекрасно слышала, как Олаф вернулся с разведки. Коротко доложил и вновь отправился вперёд. Хель отложила фолиант и подложив руки под голову, уснула.  

 

***  

 

Костры, горевшие по периметру кольцом выстроенных повозок, поочерёдно угасали. Люди, обслуживающие караван, собирались на ночлег внутри импровизированного укрепления.  

 

Хорошенько размявшись после сна, охотница внимательно обошла весь лагерь по окружности. Считая про себя шаги, она то и дело склоняясь на колено, проводила ладонью вдоль земли, едва не на распев произнося заклинательную формулу. Ладонь её при этом озаряла землю красным светом при первых же магических словах. Закончив труд, охотница окинула взглядом работу и удовлетворившись проделанным, пошла на шум двух командиров, опять не поделивших ночные обязательства.  

 

– Что-то уже случилось? – Поинтересовалась рыжая, подойдя к ним ближе.  

 

– Да ничего! – Махнул рукою дюжий бородач, надевший под вечер кольчугу. – Профессиональные проблемы, разберёмся. – Заверил девушку Болар.  

 

– Тебе бы, тоже не мешало поучаствовать в процессе. – Нашёл повод уесть охотницу Гаст. – Не просто ж так ты денежки взяла.  

 

– Ой, как обидно. – Напоказ скуксилась девушка. – А я то, только-только собиралась предложить сходить в разведку.  

 

– Ишь, чего удумала ведьма. – Подбоченился наёмник. – Темно кругом, хоть глаз не открывай. Ты, верно, хочешь с факелом вдоль лагеря побегать?  

 

– А чего такого? – Искренне удивилась она. – Темно же, сам сказал. Как углядишь врага?  

 

– Тьфу, твою мать! – Сплюнул себе под ноги Гаст. – Одно слово, баба! И чему вас там, в этой крепости только учат?! – Махнул рукой наёмник, и подозвав к себе кого-то из своих, принялся активно раздавать приказы, подкрепляя слова красноречивыми жестами.  

 

Хельдин улыбнулась вслед.  

 

– Госпожа охотница, – Занял место говорящего, заступив перед нею Болар. – Вы правильно сделали, что этих с нами взяли, не сомневайтесь. Чем нас больше, тем лучше. А что он там несёт, так вы не обращайте внимания. – Попытался подбодрить молодую охотницу бывалый вояка.  

 

– Я и не обращаю. – Пожала та плечами. – Мне просто нравится его бесить. – Развеселила рыжая наёмника.  

 

– И то дело. – Кивнул воин. – Вами, я командовать не смею, ранг не тот. Но вот от вас приму любую помощь.  

 

– Хорошо. – Согласилась охотница. – Я видела, вы караванщиков снабдили оружием, когда в селе стояли.  

 

– Да какое там оружие, госпожа. – Скривился Болар. – Топоров у местных накупили. А двоих и вовсе вооружили вилами.  

 

– В бою любая палка пригодится. – Поддержала его Хельдин. – Тем более я видела, как вы учили их обороняться.  

 

– Показал, что мог. – Пожал плечами наёмник. – Им, в общем-то, больше и не надо.  

 

– Вы поступили верно. – Кивнула она. – Люди чувствуют себя с оружием увереннее, по крайней мере, уж не так боятся. А на разведку я уж всё-таки схожу. И факел мне в ней вовсе не пригоден. – Улыбнулась девушка.  

 

Болар улыбнулся в ответ и отправился с проверкой на дозорные посты.  

 

Охотница накинула и застегнула куртку, и быстро, словно тень, нырнула между веток в темноту, при этом, не задев не одного листочка.  

 

Отойдя на сто шагов от лагеря, Хель присела, спиною прижавшись к огромному дереву, и неподвижно стала всматриваться в тьму.  

 

Отдалённые голоса людей, слабый шелест листвы и уверенный стук собственного сердца.  

 

«…62, 63…»  

 

И вот, слабый лунный свет проявлять стал, как кистью художника, силуэты ближайших кустов. Затем других, тех деревьев, что поодаль от неё. И наконец, предстал весь ближний лес пред мастером охотником в своём ночном и рваном пеньюаре.  

 

«Обзор шагов на двадцать и чуткий цепкий слух. Не так-то уж и плохо. Можно было бы и магией подправить своё зрение, но при заклятье светятся глаза. В разведке будет слабое подспорье». – Улыбнулась охотница, пускаясь в бесшумный патруль.  

 

Но небольшие заросли вкуснейших диких ягод чуть было не поставили дозор весь под угрозу. Хельдин, лишь силой воли оторвалась от делянки. Но, не забыв набить карманы про запас.  

 

Маленький бельчонок, высунув наружу свою любопытную мордочку, так и не смог обнаружить шутника, принявшегося чесать его маленький лоб меж двух огромных кисточек ушей. Спрятавшись за деревом, девушка тихо похихикивала над рыжим несмышлёнышем, которого гладила одним пальцем, обняв рукою дерево и стоя ногами на ветке. А тот лишь забавно сопел водя своей мордочкой в стороны.  

 

Наигравшись, Хельдин угостила малыша запасом ягод из левого кармана куртки, и спустившись, дальше побрела.  

 

Часовой, стоящий на востоке, едва ли не инфарктом встретил бесшумно появившуюся из зарослей рыжеволосую девушку, с самым невинным видом высасывающую мёд из диких пчелиных сот.  

 

«Ночью спят все. – Думала Хельдин. – Должны бы спать и пчёлы».  

 

И не ошиблась, аккуратно разоряя спящих жужжалок.  

 

Помимо приятных находок, встреченных девушкой в своём дозоре, была и пара неприятных.  

 

Охотница нашла следы разномастных сапог на нескольких хоженых стёжках, ведущих от места постоянных ночёвок караванов прямиком в самую лесную чащу. И несколько деревьев со сбитой корой, которую сорвали явно человеческие ноги. Ведь ловко затерявшись в зелени деревьев, легко и безопасно можно разглядеть численность и охрану любого каравана.  

 

Болар внимательно выслушал охотницу и быстро принял меры по усилению охраны временного лагеря. Но интуиция охотницы сулила неприятности.  

 

Ночь брала бразды правления, но Хель всерьёз решила с нею побрыкаться, заняв удачную позицию подле костра, вокруг которого распивали довольно неплохое красное вино несколько разговорившихся караванщиков.  

 

***  

 

– И вот представьте только, – Прервала охотница свою байку, угощаясь прямо из горла, по простому, красным десертным вином. –…на мне ведь только полотенце. А нужно либо сражаться, либо бежать!  

 

– Так-так! – Заметно оживились мужики вокруг костра, услыхав про одно полотенце. – А дальше как оно было? – Засуетился особенно ретивый.  

 

– А дальше? – Улыбнулась Хельдин, заскользив по своему бедру и ныряя ладошкой в сапог. – Я достала нож. И…  

 

И не успели подпитые мужчины уточнить, откуда у полуголой барышни возник столь нужный инструмент, как этот самый нож с тихим шипением порвал ночной прохладный воздух и скрылся в ближайших зарослях. Послышался хрип и звук падения чего-то крупного.  

 

– К оружию!! – Рявкнула охотница, уже стоя на ногах. – Подъем!! Вы! – Ее взгляд метнулся к ночным собеседникам. – Живо прячьтесь!!!  

 

Разбойники хлынули со всех сторон. Их яростные крики затопили тихую ночь.  

 

Стиснув кулаки добела, почти до боли, охотница резко разжала дрожащие пальцы. Ночь озарилась десятком живых огней, заплясавших по периметру лагеря. Расставленные ранее магические капканы сработали безупречно.  

 

Одним движением ноги ножны подлетели с земли прямиком в руки воительницы. Сталь с шипением ощерилась, и тут же найдя обух разбойничьего топора, легко отвела его в сторону. Звон оружия сменился криком боли. Разбойник рухнул на колени перед девушкой, стараясь пережать культю, ещё мгновение назад державшую топор. Его кисть конвульсивно содрогалась на земле, всё то сжимая, то разжимая рукоять оружия.  

 

За спиной кричащего возник второй разбойник и тут же рванулся вперёд, пытаясь быстро обойти подранка, но не успел. Ударом в грудь ноги, охотница отправила на спину крикуна, да прямиком под ноги обходящего. Оба душегуба завопили, повалившись друг на друга. А в следующий миг уже затихли, пробитые насквозь клинком к земле.  

 

За её спиной с телег защёлкали арбалеты. Это караванная охрана приняла свой бой.  

 

«Да к нам пожаловала банда всем составом». – Короткий цепкий взгляд Хельдин окинул поле боя.  

 

Её метательный нож устремился вправо и вверх, в то время как сама охотница двинулась к костру, у которого дрался Болар.  

 

***  

 

Его правая рука обвисла бесполезной плетью, поминутно обмываясь кровью из раны. Левая, не рабочая рука наёмника справлялась с оружием плохо и воин, шаг за шагом защищаясь, отступал, пока не упёрся в костёр. Крупный разбойник взмахнул топором и выбил оружье охранника. И тут же добавил, ударив локтём, наземь роняя противника. Болар чудом увернулся от кострища, рухнув рядом. Над воином вознёсся тяжёлый топор, иллюзии были излишни.  

 

Но тень возникла за плечами душегуба. Её меч нашёл плечо врага своим фухтелем и отвлёк небритого мерзавца пред самым ударом. Бандит, растерявшись обернулся, но тень уже юркнула слева от взгляда под руку и приняла стойку, готовая сделать удар. Её короткий меч вспорол мерзавцу торс, обнажая рёбра, словно зубы в предсмертном оскале. Разбойник задёргался, выронил топор и рухнул в пламя.  

 

Хельдин помогла теряющему сознание Болару отползти под телегу, где его перехватили караванщики, затягивая внутрь своей импровизированной колёсной крепости.  

 

В десяти шагах за ней на землю таки рухнул качающийся разбойник с торчащим из горла ножом. Хельдин вернулась за метательным оружием и ринулась навстречу новой схватке.  

 

***  

 

Она легко увернулась от сильного удара топором вдоль горизонта и опустившись на колено вонзила клинок в живот бородатого разбойника.  

 

Новое нападение со спины не стало для неё неожиданным. Охотница отвела удар по древку топора фухтелем меча и извернувшись в бёдрах, перехватила руку нападавшего, вплотную познакомив того с деревянным бортом повозки. Разбойник поздоровался зубами, но не растерявшись, развернулся в ударе наотмашь. Рыжую кулак его не встретил и разбойник, окрутнувшись на месте, неуклюже привалился к борту повозки спиной.  

 

Шум приближающихся ног заставил Хельдин обернуться. Двое бандитов направлялись к ней с весьма понятной целью. Охотница крест-накрест рубанула по руке позади себя стоящего врага, заставив меч порхать в ночи кровавой бабочкой. Раздался крик и помощь, неловко посунувшись ногами по земле остановилась, уставившись на обезумевшую бабу. Та же, глядя только на подмогу, нанесла удар ногой подранку, заставив того с новым криком врезаться в борт знакомого воза. Разбойник взревел, приложившись спиной; его же предплечье осталось болтаться прибитое к борту повозки ногой.  

 

«Пропал товар». – Печально подумала девушка, слыша как артериальная кровь из разруба хлюпает на шёлковые тюки, пока разбойник медленно сползал вниз вдоль борта повозки.  

 

Она хлёстко смахнула кровь с пера на клинке в след убегающей со всех ног подмоге. Меч вернулся в ножны, а ладони охотницы обняли лезвия двух метательных ножей.  

 

Первый настиг бандита у подлеска, плавно прошмыгнув меж рёбер прямо в сердце со спины. А второй едва не потерял врага в густой листве, но тут же исправился, вонзившись жертве в горло. Разбойник по инерции ещё успел пробежать свои пару шагов, пока окончательно не затих, обняв ствол массивного дерева в которое и впился метательный нож, пройдя его горло насквозь.  

 

Атака душегубов захлебнулась. Остатки шайки ретировались от проклятого каравана. Лишь двое жадных бандитов всё не могли оторваться от крайней телеги, распихивая по карманам какое-то мелкое добро.  

 

– А мы и бижутерию везём? – В голос удивилась охотница за спиной у разбойников. – Тянули б сразу весь сундук, чего уж мелочится?  

 

– Тяжёлый сука, сундучок. Не потянуть двоим. – Ухмыльнулся разбойник, оборачиваясь к девчонке. – Но за совет спасибо. – Улыбнулся здоровяк и ринулся в атаку.  

 

Хельдин увернулась, упав на колени и закружившись на отворотах высоких сапог, подсекла кинжалом ногу бандиту. Сделав короткий шаг, с колена на колено, она докружилась до второго мерзавца и всадила лезвие ему в подъём ноги, чуть выше пальцев. Разбойник захрипел и инстинктивно наклонился к источнику боли. Шипящий кинжал охотницы тут же распорол ему горло, когда она вскочила на ноги с земли. Враг не разогнулся и как есть упал в траву.  

 

– Надо было брать, что есть. – Бросила Хель говорливому бандиту, ударом ноги роняя того обратно на колени. И тут же всем весом обрушилась сверху, как жалом вонзаясь до лёгкого через ключицу. Трепач тяжело захрипел и с удивлением и страхом обернулся на девчонку. Та же выдернула лезвие обратно, и бандит опал к её ногам.  

 

Окинув взглядом обстановку, Хельдин убедилась, что бой завершён. Остатки шайки разбежались в лес обратно, оставив своих мёртвых на земле. Она вернула оружие в ножны на поясе, но вдруг замерла.  

 

Справа от неё, за кольцом уходящих телег ей послышался скрежет металла. Слишком знакомый, чтоб Хельдин расслабилась вновь. Охотница вынула нож для метания и устремилась на звуки борьбы.  

 

Совсем юный парнишка, вконец измотавший наёмника новой охраны, почти расправился с врагом. Ловко выбив шипастую палицу из рук противника, юноша толкнул того на землю явно отработанным движением ноги. А следующим движением он уберёг себя от стали метательной в горло. Вместо последнего удара, парень только ударил ногой в грунт, засыпая землей глаза лежащего и было двинулся на утёк, как тут заметил новую угрозу.  

 

Внимательные изумрудные глаза нежданного врага не спеша, словно потрошили своим любопытством необычного бандита. Ещё бы. Ведь он один махал мечом средь этой разбойничьей шоблы, при том так умело, несмотря на юный возраст.  

 

Парнишке с лихвою хватило мозгов, чтоб распознать в необычной наёмнице орденского охотника. Виски его прошиб холодный пот. Он был наслышан о всех ужасных испытаниях, что проходят в ходе обучения орденские рекруты, и прекрасно представлял, с кем имеет дело.  

 

«Бежать! » -Мысли барабанили виски парнишки. – «Только бежать! »  

 

Он, было, дёрнулся назад, но тут же услышал залихватский свист охраны, загоняющей замешкавшегося бандита, словно дикого зверя в западню. Кольцо наёмников сужалось, словно уже висевшая петля на шее у висельника.  

 

Парень бегло огляделся. К наёмникам добавились и караванщики, доселе прячущиеся за кольцом стоящих телег.  

 

Охотница, картинно отсалютовала разбойнику вызывая того на дуэль, чем вызвала волну кровожадного шума смотрящих. Выбравшиеся из кругового плена караванщики жаждали мести за те минуты страха, что натерпелись за оба нападения. Чего уж говорить тут о наёмниках, утаскивающих с импровизированной арены своего без устали трущего глаза побратима.  

 

Охотница, плавно двинулась вперёд заставляя парнишку встать в стойку и нанесла, словно на пробу свой первый в дуэли удар.  

 

Она двигалась с легкостью и грацией охотящейся кошки, нимало не запыхавшись в движении. Убранные в рыжий кучерявый хвост волосы метались, словно пламя на ветру. Её взгляд изучал юного фехтовальщика, пока меч вспарывал воздух смертельным проблеском.  

 

Его умений явно не хватало, чтобы заставить её волноваться. Охотница легко двигалась, мягко пробуя его на прочность то справа, то слева, то испытывая ложным выпадом.  

 

Парень шаг за шагом отступал, пытаясь огрызаться редкими ударами. Ещё чуть-чуть, и он бы врезался в толпу. Он едва отразил очередной выпад и постарался достать ее замахом, переходя в оборону.  

 

«За охотницей лес. Круг врагов не сомкнулся. – С трудом отбиваясь, соображал парнишка. – Нужно обмануть её финтом, поднырнуть под рукой и кинуться в лес. В ночную погоню за мной не пойдут, разве что пристрелят сразу. – Нервно моргнул юноша. – Но как мне её обмануть? »  

 

Но Рысь уж вдоволь наигралась с мышью. Её атаки стали быстрее, выпады – опаснее. Рыжая стала наращивать темп, ни на миг не прерываясь, что быстро изматывало парня. И вот наступил черед последнего удара.  

 

Хельдин заставила парнишку ошибиться, почти играючи выбив его оружие из рук и тут же закружившись в  

пируэте, вмиг оказалась за его спиной. Удар её ноги по сухожилию заставил парня рухнуть на колени. Меч вознёсся фухтелем в ударе оглушения, но…  

 

Оружие охотницы завязло в воздухе, как в мягкой древесине и на миг зависнув у самой макушки разбойника, резко отлетело прочь с силой опрокинув Хельдин на спину. Охрана, расположившаяся на телегах замерла, а парень мгновением ранее почти смерившийся с судьбой вскочил хромая на ноги и подхватив свой меч, принялся рывками отступать к подлеску угрожающе размахивая оружием.  

 

Его глаза, округлённые негаданной удачей, выдавали в нём растерянность.  

 

«Стихийное проявление магии». – Пролетело в голове у охотницы, рывком встающей со спины на ноги. «И дают же боги свою милость дуракам».  

 

– Остановись и сдайся! – Повелительным тоном приказала охотница юноше. – Брось свой меч, и я лично гарантирую тебе честный суд!  

 

Но парнишка всё отступал болезненными рывками к лесу, всё так же бестолково угрожая всем железкой.  

 

– Твоя воля. – Резко выбросила руку открытой ладонью вперёд Хель, заставляя юношу ударом силы перелететь через себя, роняя оружие наземь. Он больно приземлился на колени и стараясь избавиться от гула в голове, плотно прижал к ушам ладони, раскачиваясь при этом из стороны в сторону как маятник.  

 

– Убей этого выродка! – Прозвучал мерзкий голос в метре от юноши, словно из-под воды. Перед глазами всё плыло и тошнотворно рябило.  

 

– Убей! – Поддержал его другой, дрожащий голос. Желавший получит своё возмездие за время страха, проведённое внутри тележного кольца. – На кой ляд нам возиться с этой мразью?!  

 

– Нет. – Не по ситуации спокойно ответил женский голос. – Я обещала ему суд и сдержу своё слово.  

 

Юноша, убрал трясущиеся руки от ушей в попытке разглядеть своего благодетеля. Но увидел лишь приближающуюся к нему маленькую женскую руку и ощутил её тёплое, почти ласковое прикосновение к своему виску, тут же погрузившее парня во тьму.  

 

***  

 

Его уже порядком мутило от беспрестанной тряски на возу, а может и от последствия удара. Юноша, резко дёрнулся вверх, пытаясь приподняться, но упал, больно стукнувшись головой. По началу он страшно перепугался полной парализации тела, но потом, полностью придя в сознание понял, что просто плотно связан и весь от долгого лежания затёк. Примерно с час он беспрестанно ворочался, пытаясь вернуть подвижность. И вот теперь, спустя пять неприятно болезненных попыток подняться, таки смог закрепиться у борта телеги.  

 

С немалым удивлением он обнаружил, что рыжая девушка идёт с повозкой вровень, являясь его конвоиром. Причём, совершая чудные манёвры.  

 

Мало того, что она шла пешком, в то время как остальные либо сидели на возах, либо ехали верхом. Так она ещё и умудрялась периодически, с интервалом в пару шагов, приседать попеременно то на левой, то на правой ноге. В руках же конвоира вращалась увесистая на вид палка, обвивая её тонкие девичьи руки паутиной тренированных мышц.  

 

Никто из попутчиков не придавал, по крайней мере, открытого значения происходящему, что показалось пареньку особенно забавным. Он, не сдержавшись, хихикнул и тут же пожалел об этом, получив откат в затылок болью вчерашнего удара.  

 

– Ты жив только потому, что никого не погубил. – Не оборачиваясь, словно в пустоту обронила рыжая. – Но не обольщайся. Ты напал на торговый караван, ранил двух охранников и чуть не убил третьего.  

 

– Я не собирался его убивать. – Почти прорычал юноша, вспоминая вчерашние события.  

 

– Наверняка и грабить нас не собирался. Так, – Выдохнула охотница, приседая на левой ноге. – просто мимо проходил. Грибы искал, наверное. – …Предположила она, поднимаясь обратно. – А мечом, понятное дело, листья с грибов убирал.  

 

Юноша смолчал.  

 

– Ну, – Снова присела уже на правой ноге охотница. – Так в суде и расскажешь. Местные законники обожают такие истории. Судью, я уверена, почти до слёз проймёт.  

 

– Я хочу в туалет. – Процедил парень, уязвлённый своей временной беспомощностью.  

 

Девушка как будто не услышала.  

 

– Где ты так фехтовать научился?  

 

– Где нужно. – Прошипел пленник.  

 

– А меч, откуда он? С виду, казённый. Ты в дружине служил? Не рановато оружием махать? Тебе лет-то сколько?  

 

– Много! Я в туалет хочу! – Не выдержал парень.  

 

– Лет шестнадцать, на вид. – Продолжила рассуждать охотница, приседая. – Меч, небось, украл или с тела наёмника гильдейского забрал – это ясно. Но где ты им так махать научился?  

 

– Мне не шестнадцать! – Выпалил юноша. – Мне почти восемнадцать! Я рос при городской рати и фехтовать меня учил сам сотник Халик!  

 

«Я так и думала» – Улыбнулась про себя Хельдин.  

 

– Так, он уже сотник? – Удивилась девушка. – Растёт мужик.  

 

– А ты его откуда знаешь? – Опешил пленник.  

 

– Да на ярмарке, он в фехтовальном состязании участвовал. Хороший воин. Правильно его повысили.  

 

– Что, он тебя победил?  

 

– Я не принимала участия. – Со вздохом ответила девушка.  

 

– Побоялась? – Снова съязвил юноша в попытке уесть конвоира.  

 

– Нам нельзя в таком участвовать. – C сожалением, не замечая подколок выдохнула рыжая. – Правило ордена. А жаль весьма. Там приз был в целый золотой. А про мои умения ты и сам знаешь. – Улыбнулась ему Хель.  

 

Парень лишь скрипнул зубами.  

 

– Ты ж вроде, в туалет хотел? – Картинно обеспокоилась Хельдин.  

 

– И сейчас хочу. – Пробурчал он в ответ.  

 

– Так это, давай, не стесняйся. Кого тебе тут стесняться? Ты вона, какой грозный да бойкий! А что мокрым приедешь, так и что с того? Туда и не такими приезжают.  

 

Парень что-то пробурчал и попытался отвернуться лицом в тележные доски, но Хель уже дала вознице знак остановиться.  

 

 

 

– Смотри, как аккуратно. – Сочился ядом юноша, глядя как охотница развязывает его узлы. – Я думал, ножом просто вспорешь.  

 

– Зачем? – Удивилась она. – В хозяйстве всё сгодится. Вдруг коня придётся спутать, аль козла какого.  

 

Парень сразу же спрыгнул с телеги, как только с него уползла последняя верёвка, но ноги подвели. Он едва не грохнулся на землю, если б не поддержка конвоира. Он привалился на тележный борт и резко вырвал руку из её поддержки.  

 

– Да просто я помочь хотела. – Беззаботно вздёрнула бровки рыжая.  

 

– Не надо, мне …! – Злобно бросил парень. – помощи. Ты это… – Замялся юноша.  

 

– Чего, это? – Не поняла конвоир.  

 

– Со мной пойдёшь, али как? – На показ расхрабрился парнишка, задрав подбородок.  

 

– Ещё чего! – Рассмеялась она. – А сам никак, не справишься?  

 

– А коли сбегу? – Прищурился пленник.  

 

– Беги. – Пожала плечами рыжая. – Но боюсь, совесть тебя настигнет. Иди, давай, время не ждёт.  

 

Парень, недоверчиво озираясь, заковылял к деревьям и с шумом скрылся в зарослях. Хельдин сорвала травинку и закусив её в зубах, облокотилась на опущенный тележный борт.  

 

– А-й! – Вскоре послышался крик из кустов. – А-а, зараза! Больно!  

 

Возница вопросительно посмотрел на охотницу, но та даже не шелохнулась.  

 

– Что? – Прокричала себе за спину Хельдин. – Совесть тебя настигла? Так скоро? Выходит, ты порядочный человек! А нет, так попробуй пробежаться, разомнись! – Дала она совет. – Станет ещё интереснее!  

 

– Ведьма. – Тяжело дыша и опершись рукой на дерево, из зарослей вынырнул юноша.  

 

– Что есть, то есть. – Развела руками Хельдин. – Хоть не обмочился-то?  

 

– Короста! – Выдавил из себя парень, залезая на телегу.  

 

– Не-е, – протянула охотница. – Всё таки ведьма, а то как-то обидно звучит.  

 

– Зачем ты меня только связала, если вот так вот могла?  

 

– Да стану я на тебя свою магию тратить. – Надулась рыжая.  

 

Парень сложил руки в позе заключённого, но Хель лишь отмахнулась.  

 

– Сиди! – Бросила она. – Там, сзади тебя фляга с водой и немного еды.  

 

Пленник тут же кинулся к мешку и достав флягу, надолго приник к её горлышку.  

 

– Тебя хоть, как зовут? – Спросила охотница, прикрываясь от солнца рукой.  

 

– Лирик. – Бросил он, отрываясь от фляги. – А тебя?  

 

– Хельдин. – Немного помедлив, открылась охотница. – Как нога? Смотрю, не хромаешь.  

 

Парень не ответил, отдавшись поискам хлеба в небольшом холщёвом мешке.  

 

– И чего ты с этой мразью мелкой возишься? – Гаст подогнал своего гнедого ближе, заставив затопать длинными ногами вровень с их телегой. А сам грозной тенью навис над рыжей девчонкой. – Зарезали б его, как остальных, да и закопали б с дружками. Всем бы только лучше было. – Отёр он пот засаленным платком.  

 

– Чего-то ты в бою таким ретивым воином не был. – Поддел наёмника Лирик, смотря снизу вверх с телеги на седока. – Я помню тебя на возу с арбалетом, а не с мечом на земле.  

 

– Ах ты тварь! – Замахнулся нагайкой наёмник, но палка Хельдин упредила возможный удар.  

 

Мальчишка же не дрогнул и не увернулся.  

 

– Я скрутила бандита-мага. – Глухим звоном стали расставила точки охотница. – Мне и судьбу его вершить. Суд в Кирате – вот мой выбор. А те, что в яму полегли, убиты мной в бою.  

 

– Не ты одна там убивала. – Гневно бросил вниз, под седло наёмник.  

 

– Не спорю. – Серьёзно посмотрела в глаза Гасту охотница. – Но этот разбойник – добыча моя.  

 

Глава наёмников нервно подстегнул коня и сорвавшись с места, поднял клубы пыли.  

 

Лирик хотел было, что-нибудь ляпнуть вдогонь, но вовремя смолчал, поймав на себе тяжёлый взгляд конвоира. Он вновь опрокинул флягу с водой и принялся за хлеб, а девушка снова присела.  

 

***  

 

 

 

Длинная цепь караванных повозок медленно подъезжала к последнему своему месту ночёвки на долгом пути. Силуэт Кряжани, большой деревни, что обхватила собой тракт, вырисовывался всё отчётливей, неуклонно наползая на путников с самого горизонта. И ветер уже доносил до ушей охотницы собачий лай и гусиный гомон.  

 

Она сидела на облучке подле возницы, коротая своё путешествие лёгкой с ним беседой.  

 

– Ну вот, почти приехали. – Облегчённо произнёс возница, глядя на изменчивый горизонт. – Теперь уже в покое отдохнём. Так близко к городу никто напасть не смеет. Да и раненых подлечить сумеем. В деревне наверняка найдётся местный лекарь, а то и целитель.  

 

– Лекарь есть, это точно. – Подтвердила охотница. – Да ещё и травница знатная. Я в том году у неё здесь гостила. Мы вместе травы собирали. Очень хороший специалист. – Заверила она возницу.  

 

– Госпожа... – Несмело начал собеседник. – Не подумайте, что не в своё дело влезаю, но всё же…  

 

– Да спрашивай уж. – Улыбнулась рыжая.  

 

– А вот как вы колдуете? Это не больно?  

 

– Больно? – Удивилась охотница. – С чего бы да вдруг?  

 

– Ну, через вас же такая сила проходит. – Восхитился он. – Я когда под телегой хоронился, ну когда… – Смутился мужчина. – То видел, как вы этих, бандитов проклятых магией своей пожгли. Вот, я и подумал тогда, что…  

 

– Нет, это не больно. Это как будто мешок с зерном перенести из амбара на телегу. Тяжковато, но не больно.  

 

За спинами говорящих кто то ехидно хмыкнул.  

 

– А как, – Снова замялся возница. – вы эту, магию творите-то?  

 

– А и правда? – Обернулась охотница к нахально лежащему на тюках пленнику. – Как ты это делаешь?  

 

– Как надо, так и делаю. – Огрызнулся тот и задрал подбородок.  

 

– Это происходит стихийно или осмысленно?  

 

Магия-то в парне была, но циркулировала в его теле хаотично, маленькими ручейками. Совсем как у учеников Магика на первом курсе обучения. У опытных магов, как Хельдин, магия не только повторяла контуры тела, заполняя его силой, но и кружилась резервом вокруг, циркулируя по ауре.  

 

– Стихийно? – Не понял нахмурившись Лирик. – А причём тут стихи?  

 

– Ты своей волей колдуешь, или оно само получается? – Пояснила она.  

 

– А тебе то что, боишься? – Опасно сощурился парень.  

 

– Значит стихийно. – Снова не обращая внимания на характер парнишки, подметила девушка. – Твоё вчерашнее спасение, такого раньше не случалось верно? И не ври. – Прищурилась Хельдин в ответ. – Я по глазам уж твоим всё вчера прочитала.  

 

– Такое, впервые… – Признался с неохотой Лирик.  

 

– А есть и что-то ещё?  

 

– Кое-чего я и сам делать могу. – Исподлобья, обиженно пробурчал в сторону девушки Лирик.  

 

– Видать, не много. – Заставила Хельдин поёжиться парня своим неожиданно серьёзным взглядом. – Иначе, в бою применил бы.  

 

– А скажи мне, молодой прекрасный воин. – Карикатурно всплеснула руками охотница. – Как часто тебя головные боли мучают? Кровь носом идёт? Или и вовсе ты сознание теряешь? А может слабость беспричинная навалиться, заставив ноги не держать, а руки трястись, как у пьяницы?  

 

Юноша заметно напрягся и сел, выпрямив спину и подавшись вперёд.  

 

– Не всё так просто, что легко даётся. – Вздохнула девушка, переводя глаза на Лирика. – Магия – это сила, которой нужен контроль. Умение ей управлять. – Пояснила немой вопрос в глазах не только юноши, но и возницы. – Ты никогда не думал, почему магов самоучек так мало? Почему родители своих ещё маленьких детей приводят к ведунам? Почему хотят знать, что их любимое чадо является магом?  

 

– Магия – это сила. – Вновь повторила охотница. – Сила способная убивать. И прежде всего – Указала она пальцем на Лирика. – тебя самого. Нужны тренировки и знания, чтобы обуздать её, научиться с ней жить. Иначе она найдёт способ себя проявить, как правило, на тебе самом. Ты тяжело заболеешь и умрёшь. Или пострадают твои близкие.  

 

– Это вы как есть подметили. – Решил блеснуть знаниями и возница. – В семье моего старшего брата родился, значит, третий сын. Мальчонок рос болезненным и тощим. Вот лекарка местная и отправила его родителей к ведунье в город, а та как есть увидела в нём силу, магию значиться. – Хе-х. – Ухмыльнулся в ус мужчина. – И вот бывает же скажите мне такое. Магов и вовсе рождается мало по свету, а в нашем роду теперь один есть.  

 

– И что с племянником вашим теперь? – Полюбопытствовала девушка.  

 

– Его, по началу, владеть своей силой ведунья обучала. Ну, знаете, воду в тазике гонять, еду в руках разогревать. И ребёнку то радость была и болеть малец перестал. А потом его эта же тётка, ну ведунья, посоветовала в Магик на обучение отправить, как возраст ему подошёл. Он уже там года два как науку магии проходит. Весь хутор им гордится.  

 

– А почему тебя родители к ведунье не сводили? – Обернулась охотница к юноше. – Явно, что твои способности не вчера появились. Да ещё так сильно.  

 

– Не твоё собачье дело. – Огрызнулся парень, отсаживаясь поодаль от облучка возницы, показательно подставив взгляду девушки спину и делая вид, что устраивает себе лежак поудобнее.  

 

– Ну не моё, так не моё. – Беззаботно пожала плечами охотница, сгладив неприятный момент. – Я попрошу, что бы к тебе в тюрьму ведуна направили. Что бы ты раньше срока наказательного не преставился.  

 

– Спасибо большое. – Пробубнел он полулёжа устраиваясь на тюках.  

 

– А вообще, в тебя есть неплохие задатки. – Стала рассуждать охотница, устроившись удобнее на лавке у возницы. – Ты неплохо фехтуешь. А если в рати вырос, коль не врёшь…  

 

– Не вру. – С недоверием, но интересом отозвался парень.  

 

– Вот. Обучен, значит, дисциплине. Магические способности имеются. К убийствам тяги нет. Да и не дурак. По крайней мере, с виду. Пошёл бы в Магик, а там кто знает…  

 

– Что? – Подал наглый голос Лирик. – В охотники бы взяли?  

 

– Если бы испытание прошёл, то почему бы и нет. А не валандался с небритыми рожами по лесам. – Менторским тоном закончила Хельдин.  

 

Лирик подался уж было, вперёд, но рот свой раскрыть не успел.  

 

– Госпожа охотница, глядите. – Перебил возница разговор.  

 

Головная телега уже успела утонуть в людском бурлящем омуте. Руки – волнами тянулись к вновь прибывшим, оглушая как прибоем, просьбами и своим горем.  

 

Защитник каравана, Болар, стоял на телеге в свой рост, возвышаясь над толпой. Его здоровая рука призывала жестами к порядку, но волны было не унять.  

 

Хельдин рывком соскочила с замедляющей ход повозки и быстро зашагала к голове каравана.  

 

Деревенские собаки, добавляющие гомона своим брехливым лаем, кружились вокруг толпы. Атмосфера горя была едва ли не осязаемой и псы, заряженные нервозностью, облаивали всех гостей, опасно скаля зубы. Высокий поджарый вожак с оборванным ухом приметил рыжую уже на подходе и с лаем устремился к ней. Его свита рванула за ним, во всём поддерживая лидера.  

 

Хельдин и не подумала замедлиться. Грациозно развернув свою кисть, девушка закончила нехитрый магический пасс движением ладони вдоль земли. Собаки вмиг притихли вслед за лидером, виляющим хвостом. Поджарый серый пёс уткнулся в руку девушки своим сопящим носом и тут же принялся приветливо облизывать ей пальцы.  

 

«Жаль, что этот фокус не проходит с нежитью». – Грустно улыбнулась девушка, взъерошив холку вожаку.  

 

Женщины, обступившие телегу всё громче взывали о помощи прибывших. Редкие старики и старушки с совсем уж малыми детьми дополняли какофонию.  

 

– Мы готовы вам помочь. – Успокаивал народ Болар, размахивая левой здоровой рукой. – Но часть моих бойцов сама сейчас нуждается в уходе. А остальные молодцы окажут вам любую помощь. К тому же, – Перевёл мужчина взгляд на рыжеволосую ведьму, быстрыми шагами приближающуюся к месту сбора. – Нас сопровождает охотник.  

 

– Госпожа Хельдин! Госпожа Хельдин! – Возликовали люди, кидаясь к охотнице с полными глазами надежды. – Госпожа Хельдин, помогите в беде! – Наперебой заголосили бабы. – Пропали наши детки! Уволокли их чудища проклятые! Спасите…  

 

– Молчать! – Рявкнула охотница, поднимая вверх руку. – Говорите по одному и по делу! Каждое лишнее слово может разменяться с чьей то жизнью!  

 

Бабы присмирели, пристыженные своей паникой, но не одна не решалась начать разговор. Их заплаканные, опухшие глаза говорили сами за себя.  

 

Хельдин окинула взглядом собравшихся, дабы высмотреть самую вменяемую женщину, чтобы узнать все подробности трагедии. И в проёме узких плеч, внезапно увидала русую, быстро приближающуюся к толпе шевелюру.  

 

– Рина! – Махнула охотница рукой знакомой травнице. – Как рада я, что ты ещё здесь обретаешься. Жаль, только обстоятельства не те. Скажи хоть ты, нормально, что здесь происходит.  

 

– Здравствуй Хель. – Гаррина обняла подругу и отвела в сторону.  

 

Впрочем стайка баб, не отпускала девушек из поля зрения. И периодически подшагивала к говорящим на дистанцию уха.  

 

– Хелли, беда. – Начала травница. – Пропали дети. Как они к обеду не вернулись по домам, так тревогу и подняли. Местные мужчины часто зверя промышляют, когда по выходным не работают в полях. Вот в округе зверья и убавилось. Дети на склоны за ягодой стали ходить, а то и вовсе на лесные поляны. Но склоны холмов из деревни видать и на полянах в лесу никого. Рядом ни речки, ни озера нет. Выходит и идти им больше некуда.  

 

Хельдин потянула подругу за рукав, увлекая за собой, и обе быстро зашагали в сторону вещей охотницы, лежащих на повозке.  

 

– Сколько пропало? – Быстро спросила охотница.  

 

– Одиннадцать.  

 

–Ого! – Удивилась Хель.  

 

– А чего ты хотела? Деревня, не хуторок!  

 

– Я так понимаю, мужики на поиски пошли?  

 

–Да, их староста собрал и в лес повёл.  

 

– Лучше бы им вернуться. Одиннадцать детей это не двое. Вероятно, здесь логово каких то стайных монстров. А если так, то спасатели быстро обернутся жертвами.  

 

– Тебе видней. – Обеспокоенно ответила подруга, глядя, как охотница пристёгивает к поясу короткий меч и кинжал.  

 

– Я сама тоже искать ходила. – Зная реакцию Хельдин, осторожно начала Рина.  

 

– Что нашла? – Неожиданно спокойно отозвалась та.  

 

– Там, на одной из ягодных полянок, я нашла следы борьбы. Трава вытоптана и местами вырвана, как от когтей. – Просияла травница в желании помочь. – И ещё там нитки мотком от рубашки нашла на траве. И кровь. – Помрачнела девушка. – Не много. Это ведь хорошо, что не много?  

 

– Следы большие от когтей? – Надевая наплечную сумку спросила охотница.  

 

– Одни большие, во! – Показала травница руку. – Чуть больше моей ладони. А рядом маленькие. Странно. Они что, с детьми своими охотятся?  

 

– Может и так. – Кивнула охотница подруге пускаясь в обратный путь к голове каравана. – А может передние лапы у тварей большие, а задние мелкие.  

 

– Ты уже знаешь, кто это мог бы быть?  

 

– Предполагаю. Следы подскажут мне врага наверняка. – Ответила охотница и её серьёзное лицо стало непроницаемым.  

 

– Что там случилось? – Спрыгнул с телеги Лирик перед идущими девушками.  

 

– Живо на телегу и забудь, что живой! – Рявкнула рыжая, испепеляя юношу взглядом. – Если вздумаешь бежать, глупить или колдовать начнёшь – получишь магией разряд!  

 

– Да и ладно! – Махнул он рукой, пытаясь казаться не впечатлённым тирадой конвоира, однако быстро залез на телегу и умолк.  

 

– Это кто ещё такой? – Обернулась Рина через плечо. – Юный рекрут?  

 

– Скорее, юный душегуб. – Парировала Хель. – И к тому же очень опасный. Не подходи к нему и не говори, пусть он хоть в конвульсиях бьётся. Ты поняла меня?  

 

– Но я же… – Попыталась лекарь возразить.  

 

– Ты поняла меня? – Остановила Хельдин Рину за руку и пристально уставилась в глаза.  

 

– Ладно. – Немного оторопев, ответила русая.  

 

– Хорошо. – Улыбнулась подруге охотница и обернулась к толпе.  

 

– Я отправляюсь на поиски! – Начала она свою речь, пресекая ладонью поднимающийся гомон. – Когда ваши мужья назад вернутся, скажите им, чтоб в лес уж не совались! Это им орденский приказ!  

 

– Где ты видела следы? – Обернулась к Рине девушка.  

 

– В лесу на поляне, я покажу! – Ринулась в дорогу, было травница, но тут же была остановлена твёрдой рукой.  

 

– Достаточно и направления. – Осадила её Хель.  

 

– Но я же… ты… – Растерялась девушка.  

 

– Но я же охотница. – Чеканила слова Хельдин. – А ты – травница. Ты сюда мольнер приехала собирать, потому что он здесь растёт хорошо. Диплом из Магика ещё не делает тебя опытным воином. Ты чем вообще соображала, когда по поляне скакала в поисках следов? – Праведно обозлилась рыжая. – Ты монстров одуванчиками задуть решила насмерть?  

 

– У меня был нож. Я его в яде смочила. И отвар из ярьки и помела. – Оправдывалась Рина. – И вообще! – Одёрнула руку охотницы девушка. – Я помочь хотела!  

 

– Ты и помогла. – Примирительно заверила Хельдин. – Но видят Боги, Рина! Ещё раз полезешь на рожон, получишь от меня по башке! – Отвесила она подруге символический подзатыльник.  

 

***  

 

 

 

Она присела у какого-то колючего куста, оценивая обстановку. Следы привели её сюда, к провалу в скале, из которого доносились тявкающие звуки. Хельдин замерла за укрытием. Следов было много, но конкретное число злобной нечисти ей знать не навредило бы.  

 

Два молодых, ещё белых иргата выпали из тёмного провала и по-детски кубарем примяли собою у входа траву. За ними поспешили и другие. Довольно крупный вожак с чёрной острой мордой передвигался с виду неуклюже, вальяжно перекатываясь с коротких задних лап на непропорционально крупные передние. За ним засеменили остальные. Пара самок, ещё молодняк, и самцы заметно помельче.  

 

Эти неуклюжие с виду твари были весьма сильным и проворным хищником во время охоты. Их кажущаяся нелепая неспешность была лишь фикцией. Двенадцать остроклыких рыл – насчитала охотница. И вот ещё двое. В пещере слышно тявканье и лай. Как минимум ещё сидит четыре. А там, кто знает.  

 

Их бесконтрольный рост голов на стаю, казалось, достиг пика в местных землях. Нападение на селян являлось лишь вопросом времени. Одним богам лишь ведомо, что именно удерживало стаю мерзких тварей от нападения на работников в полях средь бела дня.  

 

«Должно быть зверьё, распуганное местными охотниками от деревни, и продержало монстров от нападения. А чего им далеко ходить, когда еда сама к ним в пасть идёт? Но бесконечно всё бывает только в сказках. Стая росла, лесные твари тоже, не будь дураками разбежались подальше. Вот иргаты и пошли искать себе новую пищу. Да так, грыг их неудачно-то…» – Пригнулась охотница, почти вжавшись в ближайшее дерево.  

 

Иргаты крайне аскетичные твари. Едят по малу, мало пьют, но главное то, как охотятся. Они убивают добычу не сразу, стараясь унести её живьём в своё убежище. И там держат её в так называемых «кладовых», откусывая часть за частью на-живую. Совсем как люминоры или заведуны.  

 

«Если их схватили утром, то с момента пропажи прошло не так много времени. Думаю, они ещё живы. Должны быть живы. По крайней мере…». – Непроизвольно дёрнула подбородком охотница.  

 

«Но, чёрт, как же их много. Слишком много для меня одной. Их логово – разлом в горе, а не нора. Там может быть переплетение тоннелей, в которых легко заблудится. Да и численность врага мне не известна. Внутри их могут быть десятки. Иргаты особенно плодовитые твари и в голодное время с охотой едят свой же молодняк.  

 

Напарника бы мне по ремеслу или хотя бы мага.  

 

Ответ и сам упал ей прямо в руки. Охотница быстро прикинула варианты и невольно поморщилась.  

 

«Нужно с Гастом обсудить. У него хорошие бойцы. Такая помощь мне не помешает, ну а если нет…»  

 

Огромный вожак двумя сильными ударами разнял грызущихся щенков. Те громко завизжали и понеслись домой. Самец издал тявкающий звук, и вся ватага скрылась в темноте. Великан ещё немного постоял у входа, зорко озираясь, а с его морды то и дело капала мелкими каплями свежая кровь.  

 

Охотница почти бесшумно рванула с места, как только чернорылый спрятался в провале. И подныривая под неуступчивые ветви, унеслась в сторону деревни.  

 

***  

 

– Их порядка двадцати, может и немного больше. Точнее сказать не могу. – Излагала охотница старшему наёмнику.  

 

Гаст молча смотрел себе под ноги, внимая информацию с выправкой солдата на параде. Его команда, переглядываясь меж собой, стояла тихо в стороне и не встревала, ожидая слова командира.  

 

– Говоришь, дети ещё живы? – Поднял на неё наёмник взгляд.  

 

– Утверждать не могу. Лично детей я не видела. Но мои знания и чтение следов на месте похищения позволили мне сделать этот вывод.  

 

– Хм. – Хмыкнул старший, кратко поглядев на ребят Болара, стоящих поодаль у нагруженных товарами телег.  

 

– Их и так немного осталось. – Проследила его взгляд охотница. – На ногах и вовсе двое, остальные у травницы лежат.  

 

– Но утверждать ты не можешь. – Вновь принялся сверлить глазами Гаст охотницу.  

 

– Вам заплатит староста, ручаюсь. Да и люди сверх того вам в благодарности подкинут. Я лично отпишу бумагу о вашей помощи ордену. А ты знаешь, как она вам цену поднимает.  

 

– Знаю. – Тяжело выдохнул наёмник.  

 

– Не трать моё время, ища оправданий отказу. – Положила руку на эфес меча охотница. – Мне нужен твой ответ и прямо сейчас.  

 

– Я не могу так рисковать отрядом. – Начал Гаст. – С монстрами мы никогда не сражались. Да и караван не дове… – Хотел продолжить оправдательную речь наёмник, но Хель уже обернулась на пятках и быстрыми шагами устремилась к концу каравана.  

 

– Охотница! – Окликнул вслед наёмник. – Удачи! – Махнул он ей рукой.  

 

Девушка кивнула ему через плечо и ускорила шаг. Хельдин не глядя схватила с телеги лёгкий кожаный доспех одного из раненых наёмников Болара, и закинув его на плечо, прихватив и оружие юноши, уверенно двинулась к Лирику.  

 

– Это твой последний шанс! – С ходу бросила охотница в сторону пленника, расслабленно сидящего на открытом бортике телеги. Одним простым движением она порвала нить заклятия магического поводка.  

 

– Держи! – Бросила она ножны в сторону парня и тот их поймал на лету. – Я даю тебе возможность стать свободным человеком. Сможешь делом искупить свою вину.  

 

Девушка закинула на борт свою приседельную сумку и живо шаря по карманам, принялась всё быстрей перекладывать маленькие глиняные флакончики в наплечную походную суму. Лирик наблюдал за нею молча.  

 

– Поможешь одолеть мне стаю монстров, а я заступлюсь за тебя на суде.  

 

– Сначала в плен берёшь, теперь вот помогаешь. – Сощурился парень.  

 

– Эти твари схватили детей из деревни и унесли в свою проклятую пещеру. Мне нужна твоя помощь по их вызволению, – Посмотрела охотница парню в глаза. – Но им она нужна куда сильнее.  

 

Лирик заметно изменился в лице согнав напускное нахальство. Ножны щёлкнули, примкнув к временно осиротевшему поясу, и юноша заметно приосанился.  

 

– Веди. – Коротко бросил Лирик.  

 

– И главное. – Проговорила она холодным тоном. – Если попытаешься сбежать или напасть на меня – я тебя убью. Никаких иллюзий. – Продолжила Хель. – Ты мне не напарник – ты помощник. Я говорю – ты исполняешь. Ни вопросов, ни возражений. Если заартачишься – …  

 

– Ты меня убьёшь. – Закончил Лирик, посмотрев в глаза Хельдин.  

 

– Я рада, что ты быстро осознал. На, накинь.  

 

И в руки молодому воину упала стёганная кожаная куртка. Лирик накинул свой новый доспех и застегнул под самое горло. Хельдин затянула на сумке ремни и кивнув в сторону цели, пропала в листве. Юноша невольно ухмыльнулся и застегнув последнюю манжету, растаял в зелени вослед рыжеволосой ведьмы.  

 

***  

 

Хельдин прибежала первой. Мягко опустилась на колено, положив суму у своих ног. Спустя несколько ударов спокойного сердца рядом с ней возник и Лирик. Юноша едва держался на ногах и пыхтел, отдуваясь красным лицом. Он припал на колени подле неё, пытаясь успокоить пульс.  

 

Охотница показала парню на своём примере, как быстро вернуть дыхание в норму и Лирик повторив упражненье вдох в вдох, вернул себе возможность говорить.  

 

– Ты почти не отставал. – Говорила охотница, нашаривая в сумке нужный флакончик. – Не врал, значит о подготовке в рати.  

 

– А зачем мне врать? – Обиделся он. – Нас там и не так гоняли.  

 

– Да уж, не так. – Улыбнулась рыжая. – На-ка, выпей. – Протянула она парню глиняный флакончик с зелёной ленточкой.  

 

– Что это? – С недоверием уставился Лирик.  

 

– Это вопрос? – Жёстко осадила Хель. – Пей-давай!  

 

Он принял сосуд и дёрнул за ленточку. Крышка отпала, приклеившись к ленте, и парень залпом выпил содержимое.  

 

– Ням – ням – ням. – Пошлёпал губами помощник. – Оно же на спирту. – Удивился Лирик, отдавая обратно сосуд.  

 

– Угу. Оздоровительный отвар. – Снова улыбнулась Хель. – Теперь ты стал проворней и сильней. С умом используй это преимущество.  

 

Юноша хотел было картинно козырнуть охотнице, скрывая за бравадой свои нервы, но больно получив по руке вмиг присмирел.  

 

Он поздоровел лицом и стал дышать заметно легче. И так воодушевился волшебным отваром, что буквально светился решимостью.  

 

И Хель не стала объяснять, что отвар из коры гарата, соцветия ольматы и корня какли лишь слегка запустил кровоток, помогая легче дышать. Ну и ольмата, взбодрила организм природным энергетиком.  

 

Но это надо было видеть!  

 

– Ты мой щит. Я копьё. – Начала инструктаж охотница. – Работаем двойкой.  

 

– Ты атакуешь – я защищаю. – Продолжил Лирик. – Я ж сказал, обучен фехтованию.  

 

Охотница кивнула, сэкономив драгоценное время. Последние флакончики запрятались в её карманы.  

 

– Это вот задержит твою кровь, при ранах нету лучше средства. А этим ты отгонишь их подальше. Запаха сальмики твари не выносят. Жалко, что недолго. Но это уж совсем на крайний случай. – Отгружала Хель сосуды в куртку Лирика.  

 

Парень обнажил короткий меч и откинул ножны себе под ноги. Лицо его было спокойным, но вот руки едва заметно подрагивали.  

 

– Перед тем, как укусить. – Хель начала инструктаж. – Иргат хватает свою жертву передними крупными лапами. Избегай этой первой атаки и бей им по лапам в ответ. Больше полагайся на остриё меча. Коли им в пасть и по глазам.  

 

– Ну? – Кивнула Хель помощнику. – Готов?  

 

– Да не так, что бы уж очень. Но не вертать же назад? – Неловко улыбнулся парень и повторил за нею жест.  

 

***  

 

Охотница бесшумно растворилась в темноте скального проёма. Юноша досчитал до тридцати и открыв глаза уже внутри, шагнул вслед за ней. Его ноги тут же погрузились в грязную жижу, а в нос ударил резкий запах крови. В двух шагах от него лежали две неподвижные туши серо-коричневой шерсти. Аккуратно он проследовал вперёд, внимательно прислушиваясь к полумраку.  

 

Где то в глубине пещеры слышались неразборчивые звуки копошения чудищ. Сердце Лирика заколотилось, а рукоять его меча, обёрнутая кожаными обмотками, слегка заскрипела под его стальным захватом. Пройдя несколько коротких шагов, парень остановился перед поворотом, ведущим налево. Он тихо прислонился к стене и попытался выглянуть из-за угла.  

 

Но тут под самые его ноги подкатилось нечто круглое и окруженное белёсой пышной шёрсткой. Лирик присел, дабы разглядеть сей сувенир судьбы и тут же непроизвольно сглотнул, увидев чёрные большие глазёнки, уставившиеся прямо на него. Маленькая пасть детёныша иргата ещё продолжала похлопывать беззубым оскалом в сторону помощника охотницы.  

 

За углом послышались тихие шорохи, затем какой-то чавкающий звук и лёгкий хруст в конце. Лирик изготовился атаковать и осторожно вошёл в новый коридор. Слабый свет, пробивающийся из щелей в потолке, едва помог ему рассмотреть силуэт девушки придавившей шею ещё трепыхающегося монстра своим коленом.  

 

Хельдин обернулась и парень обомлел, непроизвольно отшатнувшись назад. Глаза охотницы, словно были залиты слабым изумрудным свечением. В них даже не было видно зрачков. Девушка кивнула помощнику, приказав проследовать за ней, и практически бесшумно двинулась дальше. Лирик тяжело сглотнул подступивший к горлу ком и осторожно пошёл за охотницей.  

 

Но не пройдя и пяти шагов, она схватила его руку, заставив присесть подле себя. Хельдин мягко отцепила его кисть от рукояти клинка и дублируя движения, стала направлять его раскрытую ладонь, прижимая почти к самой земле.  

 

Парень, удивившийся поначалу диковинным манипуляциям, вдруг замер. Вытоптанная почва логова чудовищ внезапно превратилась в красочный холст под его пальцами, рисующими картину прошедшего как кистью художника. Хаос глубоких крупных и мелких следов под движениями охотницы обретал смысл.  

 

Юноша поднял свой взор, впиваясь во тьму, и углядел два чернеющих входа-провала на небольшой развилке. Налево вели большинство следов, и стало быть, там их основная лежанка, на манер человеческой спальни. А вот направо следы показались ему особенно глубокими. Уродцы что-то волокли. Лирик посмотрел на девушку и кивнул направо.  

 

– Да. – Прошептала Хель на грани его слуха. – Кладовая. Но дальше без боя мы не пройдём.  

 

Помощник кивнул на левый провал.  

 

– Там их лежанка. Всех разом накроем.  

 

Хельдин тронула парнишку за плечо и двинулась вперёд. Юноша проследовал за ней.  

 

 

 

Хлопок разбиваемых глиняных сосудов о потолок просторно вырытой комнатки, мигом разбудил спящих тварей. Едкий, жгучий запах, напрочь отбил их обоняние, заставив больно морщиться и лапами тереть свои носы. Они рычали друг на друга и на мерзкий воздух в попытках осознать происходящее, и тут в их нишу с рёвом залетело пламя.  

 

 

 

Стекающая с потолка субстанция в момент воспылала, ослепляя ярким светом их глаза. Очаги возгорания стали капать жидким пламенем на спины сонных иргатов. Твари заревели и кинулись к выходу. Но прогадали.  

 

 

 

Воздушный удар вмиг забросил всех передних иргатов обратно на сородичей, а тех швырнул в огонь. Пламя от удара воспылало новой силой и с треском вцепилось в уродцев.  

 

 

 

Обезумевшие твари с диким рёвом кинулись вперёд и тот час же опали к ногам воинов. Два коротких меча в унисон разили погань, безустанно находя их слабые места. Хаотичное мелькание их когтистых лап нисколько не мешало напарникам теснить горелую тварь обратно на корм ненасытному пламени.  

 

 

 

Лирик обернулся инстинктивно. Его ладонь задрожала, больно уколов подушки пальцев. Парень выставил руку вперёд и залил проход вспышкой яркого белого света. Несущиеся по проходу твари замотали мохнатыми мордами и стали с рёвом тормозить. Передний монстр споткнулся, и неестественно вывернув лапу, рухнул на землю, цепляя собой остальных. И вся атакующая тройка покатилась по проходу к ногам напарников. Лезвия мечей порхнули молнией вверх-вниз, пригвождая иргатов навечно к земле.  

 

 

 

– Они бегут из кладовой! – Крикнула Хельдин, и дав парню знак следовать за ней, рванула ко второму проходу. А за её спиной трещало пламя, пожирая останки уродливых монстров.  

 

 

 

Маленькое синее пламя, пляшущее на двух пальцах охотницы, упорно дрожало под напором движения вперёд, освещая путь напарникам. Проклятый туннель всё никак не хотел завершаться.  

 

Наконец они выскочили в округлую нишу, которая и являлась кладовой. Должна была быть ею. Девушка резко затормозила и проехавшись на подошвах, остановилась в центре зала, прямо перед носами нескольких опешивших иргатов.  

 

Те, явно напуганные огнём, забились в кладовую, подальше от пожарища, и гостей никак не ждали. Кровь первого залила морды остальным сидящим в куче тварям. Самец поганцев заревел, придя в порядок первым. Он оттолкнулся от трупа собрата и атаковал охотницу сверху.  

 

Но та была готова к атаке и извернувшись, утопила свой меч в мягком брюхе крупного самца. Тварь заревела и падая, едва не вырвала клинок из рук девушки, потянув её за собой. Хельдин на миг потеряла равновесие и грохнулась наземь, перехватывая рукоять оружия.  

 

Ударом сильного ветра она откинула дрожащую тушу от себя, оставив меч в руках, и резко обернулась, дабы отразить атаку другого. Но тот конвульсивно взбрыкнул и затих у её ног.  

 

Бледный юноша нанёс ещё один резкий удар по холке мохнатой твари и убедившись, что особь мертва, отпихнул её тушу ногой.  

 

Хельдин выкинув ноги вперёд, рывком поднялась со спины и вытерев сталь о свой рукав похлопала Лирика по плечу.  

 

Свет тяжело пробивался сквозь трещины потолка, и Хельдин снова позволила огню обласкать свои пальцы. Ещё не разглядев, как следует, охотница на слух пошла к левой стене, и дрожащий свет её синего пламени выхватил плотно жмущихся друг к дружке, трясущихся от страха запуганных детей.  

 

«Восемь. – Быстро насчитала охотница. – Только восемь. Я опоздала».  

 

Её рука инстинктивно погладила голову ближайшего ребёнка, но насмерть испуганная девочка, не открывая глаз, тут же закричала.  

 

– Хельдин. – Окликнул Лирик. – Я слышу шум, там, по тоннелю. К нам…  

 

– Это их вожак. – Прояснила она, поднимаясь на ноги. – Он не один. – Уточнила Хель, прислушавшись. – Скотина, гулял где-то. Везучая тварь. У стены встань слева от прохода. – Дала указания девушка. – Как только забегут, рази. – И на последних словах её пламя на пальцах потухло, прильнув к правой стене от прохода.  

 

Спустя несколько гулких ударов сердца о грудную клетку, в «кладовую» ворвались иргаты. Их болезненный крик смешался с визгом детей, напуганных столь страшным шумом.  

 

Небольшой самец задёргался на месте, пытаясь удержать равновесие. Его правая лапа валялась на земле, подёргиваясь артериальным давлением. Лирик ринулся вперёд, исправляя свою же оплошность и погрузив меч по самую рукоять в тело твари, протащил её на несколько шагов вперёд, надёжно приколов к стене пещеры.  

 

Ещё двое в неестественных позах привалились друг к другу головами, разъезжаясь в стороны лапами. Уродцы догадались напасть на рыжую в паре, но это их не как не уберегло от быстрых хлёстких ударов под самые пасти и прямиком к горлу. Ярёменная вена довершила работу охотницы, залив иргатов кровью, заставляя конвульсивно опадать к земле. Она отскочила от монстров рывком, готовая к новой атаке.  

Хельдин вовремя пригнулась. Сильный удар огромной лапы задел её рыжие волосы собранные в хвост едва не повалив на землю. Её ноги стали увязать в залитом кровью чудовищ полу и рыжая наотмашь рубанула нечисть в морду. Под рёв боли и опасное клацанье зубов она рванула в два прыжка от монстра к стенке логова. Резким движением ног оттолкнулась от природной каменной стены и прыгнула вперёд. Её короткий меч застрял в спине чудовища, заставив того извиваться змеёй, желая сбросить охотницу. Хельдин повисла на мече, держась за рукоять, и весом тела добавляла глубины раненью. Монстр завертелся на месте, так громко взревев, что едва не оглушил наездницу. Ноги охотницы сорвались с тела зверя и девушка, дабы найти себе опору, рукой ухватилась за густую шерсть уродливого монстра. Но от безумной тряски её пальцы проскочили шерсть как воду, и Хельдин ухватила его ухо.  

 

Проклятый иргат успел извернуться и едва не ухватил рыжую за голову.  

 

Руки её задрожали. Ладонь отпустила рукоять меча, наполняясь магической силой. Хельдин перехватилась руками так, что бы обхватить морду чудовища и ударила магическим зарядом.  

 

Молния, казалось, прошибла её саму насквозь. Руки её раскалились, прижигая кожу на морде чудовища. Лицо охотницы окропили брызги крови гадкого монстра, летящие из его пасти и носа.  

 

Тварь ревела и дрожала, активно дёргаясь на месте. Но монстр не сдавался, а сгенерированный заряд магии уже почти иссяк.  

 

Она не успела среагировать, когда свирепый гад, избавившись от пытки, резко дёрнул головой, отправив рыжую в полёт. Найдя собою стену позади напарника, охотница едва не потеряла сознание от сильнейшего удара о каменную глыбу. И лишь поток адреналина бьющийся в крови, позволил Хельдин приподняться на руках и снова привалиться спиною к стене, дабы сквозь ушной звон и плавающую картинку оценить позицию и действия дальнейшие врага.  

 

Монстр мотал головой и шатался, пытаясь вернуться в сознание.  

 

Лирик, не тратя момента, рванулся вперёд и успел нанести несколько болезненных ударов по огромным лапам и груди чудовища, перед тем как увернуться от ответной атаки. Но увернулся неудачно, налетев ногой на камень и больно приземлившись на пятую точку.  

 

Парень не сводил глаз с монстра, пока в слепую шарил по земле в поисках рукояти обронённого оружия. В туннеле послышались звуки приближения вражеской подмоги. Лирик дёрнулся вправо и схватил… книгу.  

 

Пухлый фолиант лежал рядом с распахнутой сумкой приходящей в себя после удара охотницы. Юноша почувствовал тёплое прикосновение магии к своим пальцам, и инстинктивно схватив книгу в обе руки, привлёк её к себе.  

 

Воздух перед ним задрожал. Изображение покрыла лёгкая дымка небесного цвета. Само время, как показалось Лирику, стало замедляться.  

 

«Щит. Это щит». – Наполнила мысль голову парня, принеся с собой покой и какие-то образы, символы, чужие мысли. Он плохо понимал их и действовал скорее по наитию.  

 

Огромный монстр, тряся окровавленной башкой рванулся прямо на них. Парень, словно бы во сне, медленно протянул руку охотнице и та ухватившись за неё успела избежать атаки. Чудовище вписалось в стену, сотряся пещеру едва не целиком. Из провала показались ещё трое уродцев поменьше.  

 

В голове у Лирика зазвенело и тело принялась поглощать слабость. Кто-то сильно ухватил его за шиворот кожаной куртки и как есть стал тащить к стене по направлению к кучке кричащих детей.  

 

Воздух продолжал вибрировать, всё наполняясь синевой, местами переходя в фиолетовые пятна. Нечисть насела на почти осязаемый купол, пытаясь пробить его будто стекло. При каждом ударе их мощных атак, Лирик слышал глухой бутылочный звук.  

 

Огромный вожак подключился к веселью. Его окровавленная морда пылала яростью, а удары массивными лапами были самыми громкими. С тихим, едва заметным звоном по куполу, казалось оцарапав его, проехал охотницкий меч, выпавший таки из раны вожака.  

 

Слабость медленно перерастала в тягучую боль, буквально выпивая душу юноши. Проклятый ненасытный фолиант, казалось, вознамерился испить юнца до дна. Тело его затрясло. Купол весь залил фиолетовый свет и воздух буквально взорвался возвращая привычный ритм жизни.  

 

Послышался дикий рёв и треск. Лирик понял не сразу, что это трещали иргаты вминаемые в стены своего проклятого логова. И кто-то усердно тряс его за плечи и что-то кричал.  

 

–Лирик?! – Кричала Хельдин буквально ему в лицо. – Я обрубила вашу связь! Лирик, чёрт тебя подери! Вставай! Нужно ноги уносить!  

 

Юноша понял не сразу, что трясся не он один. Ходуном ходила вся пещера, роняя на пол огромные куски растресковавшегося от времени потолка. Заклинание удара ускорило естественный процесс.  

 

Охотница стала приводить в сознание детей, но те только визжали и всё плотнее прижимаясь друг к другу пытались отбиваться ногами. Девушка рванула к своей сумке и надев её извлекла глиняный сосуд. Пытаясь в начале привычно открыть, нервно поморщилась и уронив на землю раздавила его каблуком.  

 

Отвар отпугивающий тварей действовал не только на них. Тошнотворная вонь, врезающаяся в нос до самого мозга, привела в чувства всех.  

 

Кусок потолка с хрустом обрушился вниз. Хель перехватила его магической силой в полёте и откинула в сторону. Резерв её сил был почти исчерпан и камни, пролетев совсем немного разлетелись об пол подняв в воздух пыль и смрад.  

 

Маленькая девочка, визжавшая охотнице в лицо, словно бы впервые увидала рыжую, беззвучно вдруг открыла рот потянувшись ручками к Хельдин.  

 

В ножны девушки вернулся её меч. Это Лирик отыскал оба оружия и начал подготавливать детей к побегу. Напарники схватили самых маленьких на руки и скомандовав остальным, ринулись к выходу.  

 

Разлом продолжал то и дело подрагивать под весом камней опадающих на пол логова монстров. При каждом новом шуме детвора пугалась и крича, на ощупь в полутьме обхватывала ноги охотницы и девушке то и дело приходилось тормозить, дабы направить ребят в сторону выхода. Редкие тонкие проломы над головой давали мало света, а поднятая пыль и небольшие завалы всё чаще осложняли им движение.  

 

Солнечный свет они встретили кашлем. Вход частично обвалился оставив небольшую прореху у самой земли. Хельдин отправила Лирика первым, что бы он помогал детворе попадать на свободу быстрее. Последней, парень вытащил за руки и охотницу.  

 

Пересчитав детей во время доставанья, парень заметно расслабился осунувшись лицом. Он попытался было сесть на четвереньки, дабы прейти в себя, но рухнул на траву спиной поджав под себя ноги.  

 

Хельдин усадила детей на траву, но перед тем, как осмотреть их раны подошла к напарнику увидав его состояние.  

 

– Мы справились, охотница… – Простонал ей юноша. Его лицо заливала кровь. Она струилась из носа не собираясь останавливаться.  

 

Девушка достала из его куртки средство по остановке крови, а из сумки ткань для перевязки ран.  

 

– Мы справились… – Повторил он и закатил глаза под самый лоб.  

 

– Эй! – Шлёпнула ладонью по его лицу Хель, моментально приводя того в чувства. – Ты что, умирать вознамерился? Ты думаешь, я свой резерв магический не тратила до дна, и не знаю каково тебе сейчас?  

 

– Но …  

 

– Вставай давай, симулянт! Тебе нужно двигаться, а то вообще пластом сляжешь! Вот! – Отдала охотница напарнику хорошо смоченные в зелье маленькие турундочки из тряпок. – Засунь это в нос и пройдись потихоньку. Кровь погоняй. Это полезно.  

 

 

 

Парень послушно поднялся и согнувшись в пояснице сплюнул кровью наземь.  

 

 

 

– Молодец, напарник! – Улыбнулась девушка, подходя и начиная осматривать детей сидящих поначалу так же кучкой, как в пещере.  

 

– Чем я могу помочь? – Сипло спросил Лирик, сидя на корточках, глядя как девушка неустанно перевязывает раны.  

 

– Посиди пока. – Не глядя отозвалась она. – Отдохни. Мы ещё далеко не закончили.  

 

***  

 

Дверь отворилась рывком, прилично грохнув об стену. Рина едва не упустила принесённый с летней кухни котелок, с гулом приложив тот о столешницу. Но не замечая пятен на новенькой скатерти, девушка кинулась на встречу подруге. Вокруг охотницы стояли, словно ожившими куклами дети. Они никак не могли отойти от ужаса пещеры и явно шли сюда не разбирая дороги. Да и сама охотница была бледна.  

 

Травница быстро помогла напарникам расположить детей по лавкам и кроватям и принялась осматривать и врачевать их раны. Юноша с которым Рина столкнулась в караване выглядел и вовсе замученным. Но вместо того, что бы присесть, до последнего помогал с детьми, пока его самого не отогнали к столу, за которым он и рухнул прислонившись спиною к стене с кружкой воды в дрожащих руках.  

 

– Отвар Мариса в наличии? – Тяжело выдохнув, спросила охотница лекаршу.  

 

– Да я его сразу поставила варить, как тока ты ушла. Щас принесу!  

 

– Напарнику, – Кивнула Хельдин в сторону юноши. – принеси. Он всю магию истратил.  

 

– Тебе он нужен не меньше. –Тревожным взглядом на подругу посмотрела Рина.  

 

– Всё потом! – Отмахнулась та. – Корень Гапена нужен! – Озадачила она травницу.  

 

– А зачем тебе корень? – Не сразу поняла подруга, но окинув детей запнулась.  

 

Глаза девушек встретились и Рина первой отвела свой взор.  

 

«Их только восемь» – Понимая смолчала она.  

 

– Корень этот редкий особо, – Начала травница. – но корешки цветня подойдут не хуже. Но у меня на всех не хватит. – Огорчилась девушка.  

 

– Растут то тут?  

 

– Тут-тут! – Закивала травница. – Я сбегаю, добуду!  

 

– Я сама схожу. – Отмахнулась охотница. – На улице темнеет, мне это не преграда. А ты лучше детьми займись. Я там, на скоро повязки наложила, их бы нужно поменять. И вот ещё что. – Подманила Хель к себе подругу и шепнула на самое ухо. – Шок их скоро смениться истерикой. Опои их …  

 

– Я об этом подумала. – Она тронула рыжую за руку. – Я всё подготовила. Не беспокойся.  

 

– Хорошо. – Кивнула охотница. – Так, где там эта гадость рост берёт?  

 

– Я помогу. – Попытался подняться на ноги юноша, но зашатавшись грохнулся обратно.  

 

– Ты отвар пить будешь. – Успокоила его порывы Хельдин. – А затем, как оклемаешься, во всём станешь слушайся Рину. Она скажет, что делать. Ей поможешь.  

 

Лирик кивнул и прикрыл глаза ладонью.  

 

 

 

Хельдин выскочила из дома плотно притворив дверь за собой. Накопившаяся усталость брала над нею верх.  

 

 

 

– Эй! – Окликнула охотница наёмника из каравана стоящего подле телеги. – Вашим помогли?  

 

– Всё так, госпожа! – Отозвался мужчина.  

 

– Помогите мне теперь! Позови ещё человека четыре к себе на подмогу и станьте стражей у этих дверей! – Указала она на дом травницы.  

 

– Будет сделано. – Кивнул наёмник в замешательстве. – А зачем это?  

 

– Никого в дом не пускайте. А особенно, родителей детей. И не болтайте никому о них.  

 

«Но как же так? » – Хотел было вопросить мужчина, но охотница не позволила себя перебить.  

 

– Деревенские вернулись все?  

 

– Да вроде все. – Пожал он плечами. – Ещё до начала заката. Вроде целы.  

 

– Хорошо. – С явным облегчением выдохнула девушка. – Исполняйте.  

 

– Есть. – Козырнул наёмник и быстро побежал в сторону дома, где разместили путников, за подмогой.  

 

 

 

Хельдин, быстро нашла в стойле у старосты свою саврасую кобылку, и не запрягая заскочила к ней на спину. Сива, даже не всхрапнула. Легко отказавшись от сытного фуража, поджарая кобылка быстро выскочила из стойла и послушная своей хозяйке, пустилась в аккуратный галоп в сторону виднеющегося в свете скупых закатных лучей холма.  

 

 

 

***  

 

Вернувшаяся час назад охотница ни разу не присела.  

 

Маленький знахарский пестик мерно стучал по плошке, размалывая крохотные корешки цветня. Рядом суетилась Рина, помешивая в толстом чугунке свой «колдовской» отвар.  

 

 

 

– Готово. – Тихо выдохнула рыжая передавая плошку в руки Рины.  

 

– Правильно, что не убила. – Кивнула русая в сторону юноши сидящим на коленях перед детьми и развлекающего их, какой то историей.  

 

 

 

Дети, сызнова перевязанные Риной, внимательно слушали парня, изредка похихикивая от его нарочных кривляний. Казалось, что все их беды остались далеко позади. Но охотница знала, что это далеко не так.  

 

 

 

– Он мне помогал. – Продолжила Рина. – Детей перевязывал. Успокаивал их. Умывал. А ты говоришь душегуб.  

 

 

 

Охотница только скривилась.  

 

 

 

– Умеешь ты всё-таки в людях разбираться. – Подтолкнула она локтем Хель.  

 

– Не знаю, не знаю. – Протянула Хельдин. – С тобой, то я дружу. – Устало улыбнулась она подруге.  

 

– Ну ты и балда. – На показ разобиделась Рина. – Готово. – Сняла она отвар с печной плиты. – Теперь тока остудить надобно. А теперь, я тебя осмотрю.  

 

Охотница, было, принялась устало протестовать, но Рина уже потянула её, что бы усадить на лавку.  

 

 

 

***  

 

 

 

– А ты молодец. – Шёпотом сказала Хельдин, передавая в руки юноши чашу с отваром шиповника.  

 

– Думала сбегу? – Спросил он принимая чашу.  

 

– Ну-у. – Протянула охотница присаживаясь рядом на лавку. – В жизни всякое случается.  

 

 

 

В доме стало тихо. Занавешенные шторы придавали комнате уюта. Размещённые на кровати самые маленькие детки в унисон сопели детворе постарше расположившихся на лавках. Рина ходила вокруг спящих детей и то и дело заботливо поправляла одеяла и наскоро понаделанные из подручной одежды подушки.  

 

Охотница откинулась на стену и по удобнее расположила чашу на своих коленях.  

 

– Зачем отвар? Корешок этот, цветня? Думаешь, что дети через раны заразу какую подцепили от зубов иргатов?  

 

– Нет. – Сказала Хельдин в пустоту. – Раны мы обработали и перебинтовали. От мазей Ринкиных, поди и шрамов на теле не останется. Не зря она на курсе лучшая была. Раны заживут на теле а в душе, останутся. – Охотница отхлебнула из чаши и на миг замолчала. – Понимаешь?  

 

– К сожалению. – Закивал парень глядя перед собой. – Этот отвар им память изменит?  

 

– Сотрёт. Дня на два сотрёт. И не будет похищения, не будет ужасов пережитых в пещере, не будет монстров. Ничего не будет.  

 

– А как же те, ну… – Запнулся парень.  

 

– Им скажут, что друзья их от лихорадки умерли. А сами они только по умению тётушки Рины спаслись. Вот и очнулись от болезни в её доме. А местным запретим, через старосту и упоминать о случившемся.  

 

– Жаль, что мы не успели,,,  

 

– Жаль,,,  

 

Оба замолчали. Утонувшую в полумраке обстановку обжитого дома тут же заполнили звуки тихо шаркающих ног по полу травницы и разнозвучного сопения маленьких детских носов. Охотница невольно поёжилась в приятной, но столь редкой атмосфере уюта и покоя. Такие чувства ей испытывать доводиться не часто и девушка по удобнее откинувшись на стену, подобрала по-детски ноги под себя. Хельдин буквально утонула в уюте и спокойствии, всецело отдаваясь навалившейся усталости.  

 

– Я вам сейчас поесть соберу. – Прошептала Рина склоняясь над подругой. – Вам нужно восполнить свои силы, а после уж ляжете спать.  

 

Хельдин улыбнулась заботе подружки и быстро закивала.  

 

– Я на летнюю кухню пойду. Разогрею или сготовлю чего, а вы посидите. Я позову. – Потрепала по коленке травница рыжую.  

 

– Спасибо Рина. – Прошептала Хель в ответ.  

 

– Рано благодарить. – Улыбнулась Рина. – Знала б ты, как плохо я готовлю. – Повеселила она уставшую подругу.  

 

Обе улыбнулись и травница, забрав со стола ненужную посуду почти бесшумно растаяла в дверях.  

 

– Эй. – По-дружески толкнула охотница негаданного напарника. – Ночь – время страшных баек. – Улыбнулась девушка. – Расскажи свою.  

 

– Да нечего рассказывать. – Так же тихо отозвался парень.  

 

– Вырос в рати, стал бандитом, помогал охотнице. – Перечисляла Хель, карикатурно ведя отсчёт на пальцах. – Так уж и нечего?  

 

Немного помолчав, юноша стал излагать.  

 

– Я в казармах с семи лет. Меня туда мой дядька отдал. – Поморщился Лирик. – Вроде как на обучение. Делал, что скажут. В основном уборка да помощь на кухне. Меня приметил Халик, тогда он был ещё десятником. Стал меня ратному делу учить. Заставлял бегать и отжиматься, а потом и вовсе под опеку забрал, сделав своим рекрутом.  

 

Юноша отхлебнул отвар и невольно улыбнулся прошлому.  

 

К шестнадцати годам, я считался полноценным воином городской рати. Даже жалование какое-никакое получал. Халик стал сотником и принялся меня ещё сильней гонять.  

 

– Это почему? – Удивилась охотница.  

 

– Да хотел он меня своим десятником поставить. Служил я исправно. Читать и считать по его опять же милости умел.  

 

– Ну и че б тебе не жить?  

 

– А вот женился мой наставник и из рати стало быть ушёл.  

 

– Зачем бы ему уходить?  

 

– Женился он удачно. – Пояснил юноша. – Его тесть несколькими лавками по городу владел. Вот одна из них и перепала зятю. А за прилавком денежки считать, это тебе не в марш броски в дождь грязь топтать.  

 

– Как поэтично. – Улыбнулась Хель.  

 

Юноша обернулся на девушку, которая сидела подле него подперев подбородок обеими руками и с интересом слушала. Чаша её пустая стояла у ног.  

 

– Да. Он такой. – Немного смущённый вниманием к своей жизни отвернулся Лирик. – С уходом Халика, жизнь моя поменялась. Моё скорое повышение, как грязь на роже бесила моих старших сослуживцев. Десятник – это не только ответственность, но и деньги другие, не говоря уже о власти. Стали они мне разные беды ученять да клевету наводить. Я даже подрала с одним, что только оттянуло повышение. Стал свои нервы вином успокаивать. Барышню себе нашёл.  

 

– Но тут что-то случилось. – Таинственным голосом произнесла охотница.  

 

– А вас там, в школе охотников и прошлое видеть учат? – Беспокойно обернулся парень.  

 

– Нет. – Отмахнулась девушка. – Книжки читать люблю всякие. Не важно, продолжай.  

 

Лирик допил свой отвар и по примеру девушки поставил чашу под ноги.  

 

– Казарма у нас загорелась. Некто не пострадал, но казённого имущества сгорело прилично. Началось расследование. Всех на допросы вызывали. А я…. – Замялся юноша. – Я не пошёл.  

 

– А чего ты боялся?  

 

– Да не помнил я в ту ночь ничего. Пьяный вернулся обратно и спать завалился. Выходной у меня был, право стало быть имел.  

 

– Конечно, виноватым сделали тебя.  

 

– Конечно. Ты как была там. Говорили, что по пьяне поджог, когда дебоширил. Даже очевидцы живенько нашлись. Из ряда тех, кому я поперёк назначения встал.  

 

– А ты не жёг?  

 

– Да не помню я. Вроде нет.  

 

– И дальше что?  

 

– Суд хотели учинить.  

 

– А ты?  

 

– А я сбежал. Взял свой меч и сбежал. И не смотри на меня вот так, легко винить.  

 

– Да я не виню. Я тебя хорошо понимаю.  

 

– Правда?  

 

– Лучше чем ты думаешь.  

 

– Да ну?  

 

– Дальше говори. – Ткнула его в бок пальцем девушка. – Ты сразу к Халику подался?  

 

– Нет. – Тяжело выдохнул парень.  

 

– Чего?  

 

– Да стыдно мне в глаза ему смотреть было.  

 

– Та да к мадаме своей.  

 

– Та-а. – Махнул рукою парень. – Пить я пошёл.  

 

– Хороший выход из ситуации.  

 

– Угу. Пока не понял, что меня искать станут. Вот и подался из города. Дня два по лесам воландался, пока окончательно не понял, что к дикой жизни я не пригоден. Вышел на тракт и дошёл до первой деревни. А там и едальня нашлась. Денег на еду было не много, вот я и принялся пить.  

 

– Тебе точно семнадцать? Мыслишь как взрослый.  

 

– Мне почти восемнадцать.  

 

– Ну, это всё объясняет.  

 

– Короче, пью я значит пью. И тут ко мне двое подсаживаются. Говорят, угости приятелей чем травишься.  

 

– А ты?  

 

– А я что? Пейте говорю, говна не жалко.  

 

– А они?  

 

– Рассмеялись.  

 

– А ты?  

 

– Тоже. Они заказали нам пива и закуски какой то, уже не упомнить. Как же я тогда ел. Это их тоже рассмешило. Про меч мой, всё расспрашивали. Думал, напоить хотят и украсть. А они, нет. Сказали, раз махать мечом мастак, то работёнка для меня имеется и оплата по ней. Вербовщиками оказались. Напился я с ними и с ними же ушёл.  

 

– Как добрался и куда не знаю. Очнулся где то в тряпье лёжа. Меч при мне и не взяли ни чего. Хотя чего там было брать то? Слышу, пьют где то рядом.  

 

– Как у сурка слух.  

 

– А то. Пошёл на звуки праздника. Поминки оказались. В лесу.  

 

– Вот так поворот. А ты?  

 

– А я что. Рядом с бандитами сел. Мне и налили. Выпил. Миску с какой то кашей подсунули. Вроде даже мясо там было. Не помню. Чии, правда поминки я так и не понял. В лесу дело было.  

 

– Брата местного бандитского короля.  

 

– Это ты его?  

 

– Нужен больно.  

 

– Короче, проснулся я уже днём. Голова болит, тошнит и всё такое. По лагерю пошлялся, поспрашивал, что да к чему. Не поверишь. Меня даже накормили и стакан мне опрокинуть дали.  

 

– Не жалеешь что ушёл?  

 

– Шутишь?  

 

– Интересуюсь.  

 

– Не. Но организация досуга и забота о членах коллектива мне там понравилась. Лучше чем в городской рати.  

 

– Не всплакни.  

 

– Не стану. Во-от. А вечером я и пошёл на своё первое дело. Ну а дальше ты и сама видела.  

 

– Почему не убил никого?  

 

– Да что я душегуб какой, людей за просто резать? – Возмутился парень. – Что б человека зарубить, тут веский повод нужен.  

 

Дверь тихонько отварилась и в проёме показалось усталое лицо травницы. Девушка жестом пригласила гостей пройти в соседний домик и те с удовольствием пошли. Охотница проверила посты назначенные её у дверей местного лекаря и присоединилась к особо поздней трапезе.  

 

За нехитро, но вкусно собранным столом подруги быстро разговорились о своём. Лирик, ел как волк, не встревая в чужой разговор. Быстро опрокинув чашу с домашним вином, он расположился на лавке подле стола и вскоре уснул, под мерный и иногда хихикающий разговор двух давно не видавшихся девушек.  

 

***  

 

Утро началось с шума поднимаемого людьми костерившими импровизированную стражу вдоль и поперёк, за то что та не пускала никого в дом травницы. Охотница вышедшая на закланье публики, долго усмиряла людей а затем не менее долго инструктировала оных, на предмет общения с детьми.  

 

Счастье родителей спасённых от смерти детей было трудно описать. Как и горе родителей, своих детей потерявших. Охотница одинаково стойко перенесла благодарности одних и нецензурные проклятия других сыпавшиеся на её голову добрых четверть часа как град со всех сторон. И когда убедилась, что её инструкции были поняты верно, лишь тогда дозволила родителям войти в дом травницы, остальных же разогнала по деревне.  

 

Лирик, стоящий поодаль от шумного собрания внимательно следил за происходящим. Он не встревал и не мешал, а только пожалел охотницу, на голову которой сейчас выпало нелёгкое испытание «благодарности» народа. И искренне порадовался, что вчера они вернули детей в деревню пройдя под заклинанием отвода глаз. Такого балагана, измученная боем охотница, так стоически не вынесла.  

 

Собираясь в путь караванщики то и дело поглядывали на молодого душегуба стоящего в стороне и при оружии. Вернувший боевую куртку Лирик выглядел пусть и не так грозно, но память о нём внушала многим страх.  

 

Казалось, что охотница и вовсе позабыла о юноше в бесконечных разговорах с селянами и прощанием с Риной. Хельдин окликнула парнишку лишь тогда, когда повозки тронулись в дорогу. И парень, заскочивший на ходу, привычно занял своё место подле девушки.  

 

***  

 

На горизонте появился город. Его дома горели красной черепицей. Шпиль часовой башни задорно вращал своим флюгером а ветер доносил солёный привкус моря. Чайки закружили в небе над повозками оглашая округу своим противным криком. Юноша заметно занервничал.  

 

От самой деревни и до подъездной дороги к городу он не проронил ни слова. Не говорила и Хель, уткнувшись в страницы магического фолианта.  

 

– Не волнуйся ты так. – Не глядя бросила охотница напарнику. – Я дала тебе слово и слово сдержу. Суд – пустая формальность.  

 

– То-то в рати посмеются. Юный алкаш поджог казарму и в лес на разбои подался. – В сторону, словно не ей, нехотя проронил Лирик.  

 

– Всякое случается. – Пространно ответила девушка, перелистывая страницу. – Тем более твой подвиг перекрывает проступок с лихвой. Ты детей от смерти спас, охотнице помог. Не зарубил иникого в караване. А про казармы, это ещё доказать им надобно. Сам же говорил, поклёп?  

 

– Да не жёг я ничего. – Сплюнул парень. – Но им то, всё равно.  

 

– Мне не всё равно. – Ответила Хель и посмотрела обернувшемуся парню в глаза. – Веришь?  

 

– Тебе? – Мгновением запнулся парень. – Верю.  

 

***  

 

– Он сидел на грубо обтёсанной скамье в длинном тёмном как пещера коридоре. Время тянулось древесной смолой изматывая парню последние нервы. Дверь, наконец-то распахнулась и вышедшая из неё охотница появилась как нельзя вовремя.  

 

– Ну? – Выдавил из себя парень насмерть пересохшим горлом.  

 

– Пойдём на воздух. – Предложила девушка, – А то когда ещё ты волюшку увидишь?  

 

– Что-о? – Надломленным голосом прохрипел Лирик и чуть было не свалился на проклятую лавку обратно.  

 

– Да пошутила я. Прости, ну не сдержалась. Пойдём, говорю. Мерзкое местечко. Это не суд а узилище по виду. – Окинув обстановку оценила Хельдин.  

 

 

 

Фонтан шумел, обрызгивая случайных прохожих. Хельдин сидела на лавке и смачно вгрызалась в копчёную колбаску, устроив импровизированный пир по центру города.  

 

– Я там стока нервов извёл, – Сокрушался парень. – чуть сердце не стало. А они взяли и отпустили. Без суда?  

 

– Я не пойму, ты в радости или в огорчении? – Отпивая из кружки холодный квас, спросила охотница. – А то иди, гадость сотвори, А я тебя опять поймаю. Тока, даем сперва.  

 

– Ну, что виновника поджога отыскали это хорошо. Капер, пропитая свинья каких и свет не видел. Правильно, что его с позором уволили. Ещё и имущества в оплату учинённому ущербу отобрали. Козёл! А я дурак из города бежал, – Ударил себя по лбу юноша. – Но как теперь в казармах появиться, меня ж неделю не было?  

 

– Скажи, что запил. Ты ж алкаш.  

 

– Очень смешно. – Скривился Лирик.  

 

– Ну, скажешь, что у мадамы своей загулял. Или что к её родителям знакомиться поехал. А как тёщу свою будущую, на каросту похожую увидал, так и избёг. То-то смеху будет. Самоволка как по маслу с башмаков слетит.  

 

– Издеваешься?  

 

– Нисколько. Это закон психологии такой – замещение субъективной реальности. Повеселишь там всех, снимешь накопившееся пожаром напряжение. А хочешь, я сама тебя в казармы верну? Скажу, что рекрутировала тебя по делам ордена, благо право имею. Расскажу им о помощи твоей. Даже бумагу в подтверждение отпишу. В городе помощник ордена живёт, за час оформим. Тебя за такое живо в десятники поставят. А там, если не будет к службе нареканий, лет через пять и в сотники возьмут. Противники, опять же хвост прижмут, когда узнают твои подвиги. Уважать станут. Не жизнь – а скафка! – Откусила колбаску охотница.  

 

– Ну а караван и нападение? Как такое с рук спускать?  

 

– Я им не скафала. – Угощаясь, пробурчала девушка.  

 

– Что?  

 

– Я им не сказала. Я договорилась с Боларом, главой охраны каравана, что бы он на тебя не заявлял. Гасту, было наплевать. А начальник каравана и вовсе мне обязан.  

 

– И ты меня всё это время мучила?  

 

– А на караваны нападать хорошо?  

 

– Справедливо.  

 

Юноша молчал, словно бы заглядевшись на фонтан, который весело разбрызгивал хрустально- радужные капли на радость играющим подле него детям. Но Хельдин видела в глазах парнишки тяготы мучительных сомнений. Словно бы он хотел, что-то спросить, но не как не решался с самого отъезда из Кряжани.  

 

Охотница решила вырвать юношу из плена рассуждений, пока тот не пропал в них с головой.  

 

– Ты свою колбаску будешь? – Невинно спросила она, глядя на так и нетронутую вкусняшку лежавшую всё это время на лавке подле Лирика.  

 

– Бери. – Протянул завёрнутую в бумагу колбаску парень. – Тока квас не трогай, его я буду.  

 

– Больно надо.  

 

– Знаешь. – Осторожно начал Лирик. – А я ведь и сам из Кирата. Если пройти по этой улице, – Указал он дорогу. – до её самого конца, то как раз выйдешь к моему дому на углу. Точнее, – Поправился парень. – Мы там жили, когда я был маленький. Мама умерла, когда мне и пяти то не было. А отца… – Запнулся он, посмотрев на небо.  

 

– Мне тогда сказали, что от нужды он в лес за грибами пошёл или за ягодой, не важно. И его там монстр убил. Какая-то нежить лесная. Это потом, уже будучи подростком, я стал по городу слухи собирать, что отец мой не найдя работы к преступникам портовым подался. Был у них вышибалой. Долги из людей вышибал. – Пояснил юноша, обернувшись к охотнице. – И там же его и нашли. С ножевым ранением в боку.  

 

Лирик, откинулся на лавку и ненадолго замолчал, глядя куда-то в сторону. Хельдин не торопила. Дети с шумом пронеслись вокруг фонтана, оглашая всю округу своим задорным смехом. Лирик улыбнулся малышам и вновь заговорил.  

 

– Когда я был таким же, как они. – Указал он подбородком на детей. – Мне жизнь такой прекрасной не казалась. Меня переполняло горе, злоба, отчаянье. Они разрывали меня по кускам, изматывали, не давали жить. Я пылал жаждой мести. Я хотел зарубить всю эту поганую нечисть, эту нежить, всех этих тварей. Под корень извести их всех с земли. – Разнервничался Лирик. – Отца бы это мне, конечно, не вернуло. – С тяжестью выдохнул он. – Но я бы мог спасти других людей. Уберечь бы смог людей от этой участи, потери близких, понимаешь? – Заглянул охотнице в глаза юноша.  

 

– Понимаю. – С грустью в голосе откликнулась Хельдин.  

 

– Теперь, конечно мне бы в стражу бандам местным мстить, да с того времени их десятками сменили. И тех, что могли моего отца убить, давно уже порезали самих. Но… – Запнулся парень. – Теперь я, как никогда в своей треклятой жизни, близок к исполнению мечты.  

 

– Девушка внимательно смотрела на юношу не перебивая и не моргая, словно бы ждала конкретных слов.  

 

– Хельдин. – Начал Лирик, словно решаясь изменить свою судьбу. – Я хочу сходить к ведунье.  

 

– Ты решил стать охотником на нечисть? – Осторожно уточнила девушка.  

 

– Ты видела меня в работе, так скажи смогу ли я пройти обучение?  

 

Охотница немного помолчала, перед тем как вновь заговорить.  

 

– Ты был в пещере вместе со мной. Ты спасал детей от лап смердящей нечисти и после помогал им в лечении. Ты видел, как меня «благодарили» люди после спасения детей. И ты испытать смог на себе все тяготы охотницкой работы. Так ответь мне, почему лесной разбойник рвётся помогать людям там, где целый отряд матёрых наёмников отказал мне в помощи?  

 

– Тебе меня не отговорить. – Серьёзно, почти с жестокостью взглянул он на неё.  

 

– А я и не пытаюсь. – Беззаботно пожала плечами рыжая. – Я просто задаю вопрос. И советую хорошенько подумать, прежде чем ответишь.  

 

Какое то время шумел только фонтан и звуки улицы, словно бы покинули пространство. Юноша заметно мучился, подбирая нужные слова и внезапно выпалил, словно сорвавшись в пропасть: «Потому, что я иначе не могу. Я хочу и словно чувствую, что должен помогать людям».  

 

Лирик аккуратно обернулся к охотнице и встретил, к своему облегчению понимающий одобрением взгляд.  

 

– Хороший ответ. – Улыбнулась рыжая. – Примерно то же я сказала и ведунье. Но к ней, к ведунье, ты всё же не ходи. – Внезапно добавила Хель, доедая колбаску.  

 

– Почему? – Сильно удивился парень, и голос его вдруг осип.  

 

– А тебе уже не надо. – Улыбнулась охотница. – Хлебни кваску, а я покамест объясню.  

 

Лирик жадно приник к своей кружке и выпил квас до половины залпом.  

 

– Рина, деревенская травница. – Напомнила Хель. – Не только талантливый лекарь, но и дипломированный ведун. Так называют слабых магов. Хотя она в маги никогда и не рвалась, её всегда увлекала медицина. Но не суть. – Отмахнулась от тёплых воспоминаний рыжая в угоду разговору. – Так вот. Помнишь, когда мы ели на кухне ты чуть сознание своё не потерял? Мы тогда сказали что слабость у тебя от резкого расхода магического резерва. Тебе тогда Рина ещё вина для здоровья налила. Так вот, это и была проверка ведуньи. Кстати можешь при случаи её поблагодарить, Ринкина была идея. Она так твоей заботой о детях прониклась.  

 

– И что, я теперь могу…?  

 

– Стать охотником? – Докончила девушка. – Прости, но пока ещё нет. Если не передумаешь и правда…  

 

– Не передумаю. – Выпалил парень.  

 

– Не перебивай. – Отмахнулась девушка. – То в самом Магике тебя ждёт испытание. Его ты увидишь сам, нам не след такое говорить, такое правило. А Рина, как и любая другая ведунья, лишь подарила тебе возможность пройти это испытание. Но думаю, – Попыталась успокоить она в конец разволновавшегося парня. – ты его пройдёшь. По крайней мере, твои задатки тебе это позволяют. Я даже слегка тебе помогу.  

 

– Как? – Не поверил своей радости Лирик.  

 

– Я подам рапорт в школу охотников о том, что случилось в пещере и отмечу твою полезность в проведённой операции. Там я правда укажу, ты уж прости и все твои грешки, что были в прошлом. Так у нас положено. Приложу к рапорту проверку тебя Риной и дам твою характеристику с просьбой рассмотреть для обучения твою кандидатуру.  

 

– Спасибо Хельдин, огромное спасибо! – Чуть не задохнулся парень в благодарности, но тут же напоровшись на знакомый суровый взгляд девушки мигом примолк.  

 

– Но знай. – Серьёзно посмотрев в глаза Лирику чеканила каждое слово охотница. – Если пройдёшь испытание, обратной дороги не будет. Тебя ждёт тяжёлый постоянный труд, как на подготовке тела, так и по развитию разума. Тебе придётся познавать такие дисциплины, о каких ты и слыхивать ране не мог. Тебе будет тяжело, порой очень. Ты пройдёшь через страх, кровь, боль и отвращение и если сможешь не сломиться и не сдохнуть пройдя через все испытания – тогда и станешь охотником получив свою метку на руку.  

 

– Я не отступлю и обещаю, – Серьёзно произнёс юноша. – что буду стараться.  

 

– Посмотрим. – В момент изменившимся взглядом улыбнулась рыжая. – Готов к моему испытанию?  

 

– Готов. – Немного растерявшись, ответил Лирик.  

 

– Вот, держи. – Протянула охотница парнишке небольшой серый кошель из своей сумки. – Это твоя оплата за пещеру. Поровну, как полагается.  

 

– Спасибо. А в чём испытание? – Окончательно растерялся парнишка.  

 

– Сходи ка, и купи нам ещё по колбаске с квасом. – Расхохоталась рыжая.  

 

– Я мигом! – Схватил обе кружки Лирик, расплескав свою половину недопитого кваса себе на рукав. Но, совершенно не замечая оплошности, радостно понёсся в ближайшую корчму.  

 

 

 

***  

 

 

 

Сегодня напарник – вчерашний бандит.  

 

Пусть воздух змеёю от стали шипит.  

 

Мрак логова душного.  

 

Смрад, кровь и стон.  

 

Работают парой клинки в унисон.  

 

Всё глубже в пролом, в обитанье теней.  

 

Им двигаться нужно, как можно быстрей!  

 

Пусть нечисти орды встают на пути.  

 

Ни что не задержит героев в пути!  

 

Повержен вожак и вся нечисть лежит.  

 

И сердце в груди барабаном стучит.  

 

Выходят на свет и с детьми на руках.  

 

А монстры проклятые сгинули в прах!  

 

***  

 

 

 

Рассказ был создан в соавторстве с писателем, известным на стайте как Deka15. Рассказ имеет оригинальную историю, без отсылок к событиям описанным в романе "Охота за тенью" и повествует о первых годах вольной практики охотницы.  

Благодарим, что не бросили Хельдин в её нелёгком приключении, пройдя с ней путь до самого конца!

| 4 | оценок нет 21:49 01.12.2019

Комментарии

Книги автора

Коса и камень 18+
Автор: Velena_revers
Рассказ / Фантастика Фэнтези
…На любое действие найдется противодействие. Группа беглых каторжников стремится к свободе, не гнушаясь никаких средств. Получится ли у них остаться безнаказанными?.. (Вселенная – из книги «Охота за ... (открыть аннотацию) тенью». По хронологии события происходят в начале второй части, «Танцы с тенью»)
12:27 16.05.2019 | 5 / 5 (голосов: 4)

Зимняя история. 18+
Автор: Velena_revers
Рассказ / Мистика Фэнтези
Путь зимой, через тайгу, чреват неприятностями и трудностями. Но нет таких трудностей, которые нельзя преодолеть! Небольшой" приквел" "вбоквела", который относится к книге "Охота за тенью"))
Теги: Нечисть охотник на нечисть зима.
21:35 28.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Чужими глазами 18+
Автор: Velena_revers
Повесть / Мистика Психология
Алиса давно забыла трагедию трехлетней давности и легко живет настоящим днем. Но растет список странностей, что происходят с ней чаще и чаще, и приходится спросить себя: так ли уж легко она перенесла ... (открыть аннотацию)аварию, в которой погибли ее друзья? И так ли уж она уверена в том, что не осталось последствий?
Теги: Психические заболевания
17:31 10.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 5)

Танцы с тенью (ред. от 03.10) 18+
Автор: Velena_revers
Роман / Фантастика Фэнтези Эзотерика
(Продолжение "Охоты за тенью". Не закончено!). ...Охота на врага продолжается, а погоня за собственными воспоминаниями, наоборот, подходит к концу. Стало ли от этого легче? Отнюдь. Не ко всякому про ... (открыть аннотацию)шлому можно оказаться готовой, и оно теперь так просто не отпустит. Так что, идя по слабому следу и ломая голову над спутанным клубком, главное – не заблудиться в собственных тенях за спиной. Ведь если оглядываться назад, можно не заметить того, что ожидает тебя впереди.
Теги: охота на нечисть расследование маги вампиры эльфы
22:06 12.07.2018 | 5 / 5 (голосов: 1)

Неудачное задание
Автор: Velena_revers
Рассказ / Фэнтези
О том, как наемники проводят свободное время, и в какие ситуации иногда попадают. Без сюжетных поворотов, без баталий и динамики. Рассказ, который нашла на старой флешке и перечитав, от ностальгии чу ... (открыть аннотацию)ть не прослезилась; каким забавным я была подростком.
Теги: Оборотни некроманты нечисть
00:01 06.06.2018 | 4.66 / 5 (голосов: 3)

Воин небес
Автор: Velena_revers
Рассказ / Фантастика Фэнтези
Очерк о столкновении добра и зла. О том, как попав в торговый караван, юная ведунья пытается разобраться, кто есть кто из ее временных попутчиков. Привет от той меня, что была в 2012 году)
22:50 05.06.2018 | 5 / 5 (голосов: 4)

Темнота
Автор: Velena_revers
Стихотворение / Лирика
О любви и обреченности.
22:37 05.06.2018 | 5 / 5 (голосов: 10)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019