Режим чтения

Обезлюдевший

Рассказ / Боевик, Постапокалипсис, События, Фантастика
Это история про мир недалёкого будущего. Почти всё население планеты вымерло от пандемий. В жизни наших героев всё изменилось за жалкие месяцы. Они уже далеко не студенты, сидящие в тёплых аудиториях. Они выживальшики, которым, кроме себя, не на кого надеяться. Прежнего мира больше нет. Все социальные институты государств разрушены. Еду нельзя купить, как раньше, в ближайшем супермаркете. На что они готовы, чтобы выжить? Что выберет каждый из героев в этом ужасном опустошенном мире: убить или умереть? Помочь или уйти? Рассказ написан в соавторстве с @Krai .
Теги: бактерия апокалипсис эпидемия Россия лес выживание

Оглавление

★★★

Они шли по селу, а точнее по его единственной длинной улице. Грязь…Под ногами хлюпала водянистая грязь, в чёрных лужах отражались такие же грязные тучи: небо заволокло. Туман. Морось. Была поздняя осень, с деревьев слетали последние листья: их обнаженные стволы стояли, обдуваемые всеми ветрами. На дороге кучками валялся разлагающийся мусор. По среди улицы лежала старая проржавевшей машина скорой помощи. Она завалилась на бок, стёкла были разбиты. За покосившимися заборами стояли полусгнившие деревянные дома с участками, поросшими сорняками. Ни лая собак, ни смеха ребятишек, ни привычного шума автомобилей. Постоянно приходилось обходить трупы, которые уже некому было убрать. Как бы Женя ни старался задержать дыхание, ледяной ветер всё равно приносил в его сторону ужасный трупный смрад.  

 

Их было двое, первый – Женя – студент филологического факультета, мечтавший стать писателем. Но всё это в прошлом: сегодня писательство казалось абсурдом, как и мысль о чём-то, кроме выживания. Он был среднего роста, с узкими плечами и короткими ногами, а оттопыренные уши отлично дополняли просто огромный нос. В кобуре на поясе у Жени лежал пистолет Макарова: он снял его с умершего участкового, поэтому обойма была заполнена только наполовину. В старой жизни ему не приходилось стрелять. Ну чтож, навыки должны соответствовать изменившейся парадигме.  

Рядом с Женей шла девушка. Маша… Что-то близкое, уютное поднималось в сердце при звуке этого имени: отголоски старого мира дают знать о себе. Бывшая студентка-первокурсница педагогического. Короткие, неаккуратно остриженные русые волосы, светлые, будто выцветшие голубые глаза, тонкая шея, высокий рост и ярко-алые губы…Всё это удивительно хорошо сочеталось с крепкими походными ботинками, высокими тактическими штанами и патронташем. Туристическая куртка была больше девушки, поэтому небрежно висела и надувалась при порывах ветра. Осення шапка под цвет респиратора немного спускалась на глаза. Всю эту картину могла испортить лишь излишняя худоба: след нехватки продуктов. В руках девушка держала однозарядное мелкоколиберное ружьё, за плечами походный рюкзак, а на поясе слегка покачивались ножны. Её покойный отец любил охоту, а дочь переняла талант неплохо стрелять. Чёрная чума была последней и самой страшной эпидемией.  

Они приблизились к продуктовому магазину с разбитой витриной. Он надел толстые хирургические перчатки, найденные в одном из разгромленных магазинов медтехники, и влез внутрь через выломанную дверь. Машка осталась стоять на шухере.  

 

Пол был усыпан осколками стекла, спрессованными истоптанными упаковками продуктов, смятыми бутылками и пятнами засохшей грязи. На полках лежал толстый слой пыли, несколько стеллажей были опрокинуты, развороченная опустевшая касса валялась на полу. На витрине лежал чёрствый хлеб, весь покрытый плесенью. В павильоне Женька нашёл только просроченную консерву с паштетом и мятую банку бобов, упавшую за стеллаж. Из подсобки тянулся запах гниющего мяса: теперь он кажется сладковатым. Он пошел на запах, стараясь не наступать на стекло, и включил фонарик. На веревке, привязнной к балке, весело тело продавца — парня с прыщавым лицом, чуть младше Женьки: наверное, не хотел дожидаться мучительной кончины и совершил самоубийство. Не знаю, кому из этих двоих больше повезло. Мёртвому не надо как крыса шнырять по брошенным зданиям в поисках еды. Мёртвый не изнывает от голода и холода, не живёт в постоянном страхе за свою жизнь и жизнь того, кого любит.  

С этими мыслями Женька выбрался из разграбленного магазина.  

– Ну, есть? — Маша обернулась на шум тяжёлых шагов своего приятеля и с надеждой посмотрела на него.  

– Почти ничего, пару испорченых консервов. Хотя не понимаю, как это могло остаться: здесь много кто был до нас. Нужно поискать в тех домах, там, может, что-то осталось. — он снял перчатки и посмотрел на неё  

– Ничего не случилось, пока меня не было?  

– Нет, все спокойно. Мы не видели живых людей уже многие месяцы. Как думаешь, кто-нибудь кроме нашей группы остался?  

Женя вспомнил их последнюю встречу с людьми. Это был тощий старик, сидящий в забытье на дороге, пустым взглядом смотрящий на автостраду. Всё его тело было покрыто чёрными пятнами и язвами, из которых сочилась жидкость темного цвета. Из его носа и ушей вытекала кровь: это означало, что он был на последней стадии. Они не могли ему помочь, поэтому просто объехали. Эта бактерия имела устойчивость к антибиотикам и ко всем известным способам лечение. Когда это началось, самые длительные карантины и закрытые границы не помогли.  

– Не знаю. – он поджал губы.  

–Это конец, – она помедлила, – как думаешь?  

–Нет, все будет хорошо. Самое главное пережить зиму, потом будет легче. Можно разбить огород, попробовать стать крестьянами. Мы ведь не можем заболеть, у нас есть иммунитет, – бормотал Женька.  

Мысль о том, что они обладают иммуннитетом, выдвинул Гена, учившийся в медицинском университете. Он собирался стать врачом, но из-за эпидемии не сможет осуществить свою мечту. Женя думал, что медик просто успокаивает их, и он даже сам, наверное, не верил в эту чушь.  

Прерывистый звук рации.  

–Алло. Как слышно? Приём.  

– Привет, Яна, слышно хорошо.  

–Когда вернётесь на базу?  

–Предположительно через два-три часа.  

–У вас не было не каких происшествий? Поищите там что-нибудь для рации, она стара барохлить и быстро разряжаться.  

– Нет, все впорядке. Постараемся найти.  

– Ладно отбой связи, а то аккумулятор садится.  

 

Они зашли на ближайший участок, выломав заклинившую калитку. О жизни до эпидемии здесь напоминали будка с телом крупной мёртвой собаки и курятник, набитый передохшими курами. Они влезли в дом, выбив окно спальни. На кровати под одеялом лежали в обнимку два трупа: женщина лет тридцати и мужчина под сорок. В комнате царил беспорядок, повсюду были разбросаны вещи. Прикроватная тумба была заставлена полупустыми упаковками с лекарствами: либо попыткой спастись от болезни, либо удавшейся попыткой бегства от мучительной смерти. На подоконнике стояли пожелтевший цветы: последний лучик жизни угасал в них.  

Кухня была забита грязной посудой. На столе лежали разлагающиеся остатки давнишней трапезы. Здесь им повезло: в глубине буфета Маша нашла несколько упаковок с перловой крупой и бутылку недешёвого вина. В холодильнике ничего не было, кроме скисшего молока и сыра, покрытого неблагородный плесенью, поэтому Женя с Машей пошли к двери. В воздухе витал приятный запах сырости – след недавнего дождя, и скоро должно было стемнеть, поэтому они решили двигаться домой.  

Лес был вымершим. Пожелтевшие высохшие сосны походили на живые, только ветер при каждом порыве с воем сдувал с них рыжую пыль. То и дело им попадались тушки умерших животных. Инфекция не щадила ни людей, ни зверей, остались только рыбы и самые живучие виды насекомых. Ребята почти пришли.  

 

Они обосновались в небольшом деревянном домике, брошенном в лесу. Вокруг была натянута простейшая ловушка для непрошеных гостей: тонкая леска с привязанными консервными банками. Домик стоял на берегу ручья, из которого они брали воду: после остановки заводов вода здесь стала прозрачной. Недалеко стоял брошенный УАЗ, в народе просто «буханка», с пустым баком и севшим ааккумуляторо: именно на нём команда рвала когти из города в конце марта перед самым началом карантина. Ехали на восток, в ненаселенную местность, объезжая пробки, пока не кончилось горючее.  

Около дома их встретил Сергей. Это был подтянутый двадцатидвухлетний парень ростом под два метра с накачанными мускулами, широкими плечами, грубыми чертами лица, гривой темных волос и голубыми глазами. Бывший спортсмен. Он нёс в руках топор и связку дров, и почему-то выглядел сегодня черезчур уставшим и помятым. Ватник нараспашку и ушанка окончательно заставляли видеть в нём русского.  

– Привет, как прошла вылазка, Женя?  

–Нормально, без происшествий.  

–Что-нибудь принесли?  

–Так, по мелочи.  

Они увидели Гену, идущего с рыбалки со скромным уловом. Он был очень худым, низкого роста, с янтарными глазами и крошечным ртом.  

Все быстро прошли внутрь и закрыли дверь на задвижку. Дом состоял из одной комнаты, в углу стояла буржуйка, на которой кипел походный чайник. По всей комнате разливалось приятное тепло от нею и тусклый блёклый свет керасиновой лампы. Около двери стоял потёртый исцарапанный покрытый засохшими пятнами деревянный стол. Они скинули с себя верхнюю одежду, Яна разлила всем по кружкам кипяток. Она была низкая с короткими тонкими ногами, узкой талией, рыжими волосами и веснушками на лице. На ней были очки, покрытые трещинами с перемотанными изолентой дужками. Она была одета в длинный толстый шерстяной свитер, утеплённые штаны и сапоги. На столе дымилась перловка, отлично дополнявшая консервированные бобы. Скромный ужин включал ещё старые сухари, запитые немного остывшим кипятком из потрескавшегося стакана. После еды они вымыли посуду в ржавом тазу, а потом начался обычный вечер: Сергей уселся раскладывать пасьянс, Гена читал перечитаный много раз учебник по анатомии. Яна штопала в уголке. Женя уселся на спальный мешок, разобрал пистолет и начал его чистить и смазывать. Маша подсела к нему.  

– Чего тебе не хватает из прошлой жизни больше всего, Маш, – спросил Женя.  

–Многого. Но больше всего комфорта, думаю, – она мечтательно прикрыла глаза.  

– И что ты бы сделала, если бы вернулся прежний мир, – он посмотрел на неё с улыбкой и чуть хитро щурясь.  

– Это совсем бессмысленный вопрос, ведь как раньше уже не будет. Но если пофантазировать… Я приняла бы горячий душ. Как же мне не хватает ванной... Потом сходилала бы в парикмахерскую, в ресторан. Ведь это так приятно, есть вкусную пищу, которую готовят исключительно для тебя. Она еле слегка заёрзала и встала.  

— Пойду отойду.  

— Не уходи далеко, не хочу искать тебя потом полночи.  

Она встала, скривила едкую рожицу в ответ на Женину заботу, накинула куртку и вышла из дому. Сработала самодельная сигнализация. Всё встали со своих мест. Приближалось несколько фигур, у одной было ружьё. Свет погасили: неизвестные люди подходили к дому. Женя собрал пистолет, Сережа взял топор, они оделись и вышли.  

 

Маша, услышав сработавшую сигнализацию, быстрым движением застегнулась и юркнула за хижину. Увидя, как они выходят, она подошла и спросила шепотом.  

– Какой у нас план?  

– Сначала мы спросим, что им нужно, и попросим мирно уйти. Если не поможет, начнем палить из-за дома. Они вряд ли полезут на вооруженных людей.  

Сережа высунулся из-за угла и громко уверено спросил:  

–Чего вы хотите?  

Из леса донеся ломящийся голос подростка.  

–Мы хотим присоединиться к вашей группе!  

–Нет у нас мест.  

–Дайте хотя–бы еды.  

–У нас нет лишних припасов. Мы сами еле перебиваемся. Пожалуйста, уходите по добру.  

–А если не уйдем, то что? – подросток оскалился.  

–У нас есть оружие и мы умеем им пользоваться, – крикнул Женя.  

– Да пошел ты!  

– Я прошу вас остановиться. Мы не хотим, чтобы кто-то пострадал, – Сергей многозначительно посмотрел на Женю.  

Парень из леса выстрелил несколько раз. Тело Серёжи повалилось на землю. Маша и Женя подползли к нему, из раны в виске сочилась кровь. Пульса не было, дыхания тоже. Женя оцепинел: человек, которого он знал несколько лет, лежал мертвый перед ним. Он не верил, что это всё происходит в реальности. Злость. Ярость. Парни подошли к дому. Он выстрелил. Промах. Загремели выстрелы, от которых у Жени заложило в ушах. Мария зарядила ружье прицелилась и выстрела по ним зарядом картечи. Донеся громкий крик, сменившийся руганью. Она кого-то подстрелила.  

–Сколько их, Женька, – спросила Маша, поджав губы.  

– Я видел максимум двоих.  

Он выстрелил несколько раз, попав по шинам их машины. Они приближались. Женя спустил курок, попал одному в бедро. Мария перезарядилась. Выстрел. Она попала другому в живот, он повалился на землю с развороченным картечью брюхом. Через несколько минут, мучаясь в агонии, он умер. Раненный в ногу отбросил разряженное ружьё. По его щекам текли слезы, он хлюпал носом.  

–Пожалуйста, не убивайте. Это он хотел вас ограбить и убил вашего приятеля. Я здесь ни при чём. Мы голодные, больше недели ничего не ели. Мы хотели просто попросить еды, а он начал по вам стрелять. Мне всего лишь пятнадцать, я несовершеннолетний!  

–И ты думаешь, ублюдок, что после всего этого я тебя оставлю в живых. И тем более поверю в ту чушь, которую ты несёшь, – ярость, слегка утихшая, вскипала снова.  

Он ударил его рукояткой пистолета в лоб.  

– Сколько вас?  

– Нас только двое, я честно говорю. Пожалуйста, не убивай.  

– Маш, дай мне ружье.  

Она подала ему дробовик. Он зарядил его и приставил его к затылку подростка. Парень повалился на землю с простреленной головой. Он не хотел. Он успокаивал себя мыслью, что другого выхода просто не было. Ведь это был малолетний убийца, хотевший их перебить и ограбить.  

– Ладно, труппы чужаков мы сейчас оттащим подальше от дома. А Сергея завтра похороним нормально.  

– Хорошо.  

– Ты меня осуждаешь?  

–Нет, то что ты сделал при наших обстоятельствах, правильно. Даже если бы мы его отпустили, он с раненой ногой в одиночку бы не выжил. Ты не кори себя, – она обняла его и поцеловала в уголок губ.  

 

После всего этого они пошли в дом. Разделись, легли в спальнике. Он уснул. Ему снился мир, где не нужно убивать, полки магазинов ломятся от еды, из крана течет горячая вода, а в квартирах горят электричиские лампы.  

Он проснулся в спальнике, как и всегда. Маша лежала рядом, и он чувствовал запах её тела. Холодно. Он нехотя вылез из спального мешка. Уже рассвело и через окно пробивались первые лучики солнца. Он зажёг буржуйку, подкинул дровишек. Пламя разгорелось, и стало теплеть. Женя взял зубную щетку, выдавил на неё из полупустого тюбика немного пасты и начал чистить зубы. На завтрак были остатки вчерашней каши. Маша встала, и подошла к нему.  

– Смотри, у нас сегодня роскошный завтрак, состоящий из вчерашней перловки и кипячёной воды из ручья.  

– Ммм, звучит очень аппетитно, – саркастично произнесла девушка.  

К ним подошла Яна, в её глазах читался ужас, по щекам текли слезы.  

– Гена, кажется, заболел черной чумой или, как её ещё называют, Сомалийкой. У него лихорадка, язвы на ногах, из которых сочится что-то черное. Это всё… как в описании!  

Ужас. Страх.  

– Как он мог заболеть?! Мы ведь договорились, что принимаем все меры профилаки.  

– Он признался, что его укусила бродячая собака, когда он рыбачил, четыре недели назад, – Яна судорожно всхлипнула.  

– А какой инкубационный период, Маш, ты помнишь?  

– В СМИ, когда техника ещё работала, говорили, что он очень сильно колеблется: от суток до месяца. А заболевший может умереть уже на второй день после начала симптомов.  

–Что мы будем делать, Жень? – Яну почти трясло, но она старалась сдерживаться. Свитер девушки чуть задрался, на животе виднелось пятнышко.  

– Ты тоже больна, – голос Жени стал металлическим.  

– Что? Нет, с чего ты…  

– Что у тебя на животе? Сними свитер, пожалуйста.  

– Это родинка. Я не буду, я стесняюсь раздеваться перед людьми.  

– Снимай.  

– На мне нет лифчика!  

Женя злился. Маша была напугана.  

– Да мне плевать! Меня не интересует твой лифчик! Сними по-хорошему, пожалуйста.  

Она стянула свитер и кофту, прикрывая сокровенные места рукой. Грудь и шея были в язвах.  

– Когда у тебя появились симптомы?  

– Несколько дней назад, – она уже не пыталась сдержаться и разрыдалась.  

Женя сжал зубы и быстро вышел из дома, взяв одежду. Маша побежала за ним.  

– Так что нам делать, скажи, – Маша догнала его.  

– Нам нужно уходить. Пока не поздно… Хотя уже может быть поздно. Я сам не знаю, что сделал бы, если бы заболел, но…Чёрт, как же я зол!  

– Но куда мы пойдём?  

– Найдём крепкий дом с толстыми стенами и печкой подальше от городов и поселимся в нём. Переждем зиму, потом будет легче.  

– Но… они наши друзья.  

– Они уже трупы. Они умрут в течение нескольких недель. А мы выживем. Я тебя очень люблю, и хочу чтобы ты жила, – металл в его голосе сменился нежностью.  

Они собрали вещи, положили жалкие остатки провизии в рюкзак. Женя с Машей взяли патроны, однозарядное ружье, забрали у убитого вчера человека обрез двуствольного дробовика и полупустую коробку с дробью. Пистолет Макарова положили к остальным пожиткам на случай, если попадутся патроны подходящего калибра. Уже через четверть часа после разговора, они попрощались со всеми через респиратор. Пожелали удачи и пошли по узенькой тропе на юг.  

 

Они шли весь день, и прошли километров тридцать на Юго-Восток. По пути им не попалось ни одного животного. Голый мёртвый лес тянулся далеко за горизонт. Дул ледяной ветер. Они наткнулись на маленькую группу холмов, где решили разбить лагерь на ночь. Женя натянул между деревьев проволоку и привязал консервные банки. Собрал одноместную палатку. Маша развела небольшой костерок: они пожарили на нём собранные грибы. Они сели на упавшую толстую ветку, открыли банку паштета и начали есть, со смаком запивая дорогущим вином, разлитым по потрескавшимся стаканам. Со стороны это выглядело гротескно. Утолив голод, они начали беседу.  

– Как ты считаешь, где-нибудь ещё осталась власть?  

– Вряд ли, мы ведь встречали только небольшие группы людей. Никаких следов организованных поселений и военных. Выжило меньше десятой доли процента населения, в лучшем случае. Если и остались представители правительства, они сидят в глубоких бункерах. И в других странах такое же дерьмо, наверное.  

– А какое нас ждёт будущее?  

– Земледелие, думаю. А выжившее человечество в целом – деградация, варварство. Ничего нового.  

– Но ведь пока мы живы, мы будем бороться за жизнь. Верно? – она сладко потянулась.  

– Да, – он посмотрел на неё и морально ему стало легче.  

Женя встал, отошёл на пару десятков метров за высокие кусты. И вдруг он увидел, что к лагерю кто-то приближается. Сигнализация сработала, Маша вскочила на ноги и наставила на «гостей» ружьё. Они были в паре десятков шагов от неё.  

– А ты, девочка, здесь одна?  

Она взвела курок.  

– Если вы не остановитесь, я выстрелю. Что вам надо?  

Её голос и руки дрожали.  

Они не остановились. Выстрел. Промах. Женя застегнул штаны и побежал на помощь. Он смог их рассмотреть: у одного был кусок арматуры. Второй был младше Жени, он наставил на девушку заряженный спортивный арбалет. Человек с арматурой замахнулся на Машу, но та увернулась: он только выбил из её рук ружьё и свалил. Он ударил её носком ботинка. Потом навалился на неё и сорвал патронташ и ремень. Начал стягивать штаны. Маша вытащила нож и вонзила лезвие уроду в живот. Тот заорал от боли и со злостью одной рукой больно вцепился ей в ногу, а другой пытался достать свой нож. Девушка дрожащими руками с криком взвела глубоко вставленное лезвие к грудной клетке и спихнула тело ногами. Парень с арбалетом приготовился выстрелить в Машу, но Женька раньше попал ему в плечо. Послышался дикий ор и мат. Парень, забыв о Маше, выстрелил из арбалета в ответ, стрела вошла Жене в руку. Двустволка выпала: кровь из предплечья обогрило куртку. Серия рукопашных ударов обернулась сломанным носом и рассечённой губой. Женя лежал в луже своей крови вперемешку с грязью, а человек над ним всё наносил удары, не переставая. Маша встала, зарядила ружье и выстрелила. Человек, избивающий Женю, упал: она отстрелила ему оба колена. Маша наклонилась над Женей и помогла ему сесть, облокотившись спиной о дерево.  

– Сейчас перевяжу тебя. Пережми рану, снимай одежду, если можешь.  

– А ты, – она со злостью вмазала человеку, пытающемуся отползти, ногой по лицу, – если шевельнёшься, отстрелю тебе что-нибудь ещё. Рассказывай, сколько вас и где.  

– У нас нет лагеря, и нас было только двое. Пожалуйста, не убивай, – парень еле дышал от боли.  

– Я и не подумаю тебя убивать. Ты сдохнешь здесь сам, мне не нужно тратить патроны. Только в адских муках. А если скажешь, где ваше жильё, получишь шанс жить. Или быстро умереть, – она зловеще улыбнулась ему.  

– Я сказал, нет у нас лагеря.  

– Значит, твой труп будет лежать здесь без пальцев, – Маша достала топор.  

Парень вздрогнул и поспешно заговорил.  

– Ладно, мы живём в бывшем доме егеря. Нас всего трое, включая меня.  

– Где это?  

– В двух километрах к Югу, около озера. Я всё сказал, теперь помогите мне.  

Она зарядила ружье, спустила курок, и выстрела ему в грудь.  

– Сейчас перевяжу тебя, – Маша достала спирт, воду и ветошь, оставшуюся в рюкзаке. Рану она вымыла, затем наложила жгут из ткани.  

– Держись сейчас. Лучше кричи. Ещё лучше укуси что-нибудь, – она резко, но аккуратно вытащила стрелу и, залив рану спиртом, перевязала.  

Женя тяжело дышал, смывая грязь с лица здоровой рукой.  

– Слушай, нам следует вымыться и где-то набрать еды, – он посмотрел на одежду Маши, залитую кровью.  

– Думаю, дом этих ублюдков отлично подойдёт. Но тебе нужно восстановить силы.  

– Нам надо идти сейчас. Они могут подготовиться к нашему приходу, поняв что эти двое мертвы. Потом будет сложнее.  

– А если он соврал, и их больше, чем он сказал, или этого дома вообще нет?  

– Подойдём тихо и проверим, – он начал аккуратно подниматься.  

Через двадцать минут они вышли к дому. В окнах горел свет от свеч. Они устроились в кустах, чтобы Маша обновила Жене перевязку. Штор не было, весь дом отлично просматривался.  

 

Человек, сидящий за столом, был низкого роста, с нестриженой бородкой и длинными немытыми волосами, на нём был давно нестираный свитер, кожаные штаны. Женя выстрелил. Стекло со звоном разлетелось. Мужчина повалился на пол, зажимая сквозную рану на руке. Его одежда быстро пропиталась кровью. Когда Маша и Женя влезли внутрь, человек попытался дотянутся до винтовки Мосина, но они наставили на него ружьё.  

– Чего вам надо? – голос человека был натужен от боли. Фразы прерывались.  

– Если хотите еды, возьмите. Только не стреляйте больше.  

И тут они увидели тарелку, на которой лежал кусок лоснящагося от жира мяса.  

– Откуда оно у вас?  

– Какая разница. Забирай и валите.  

– Это что… человечина?  

Мужчина поджал губы.  

– Вы чёртовы каннибалы! Ты ещё и предложил взять его!  

– Мы выживаем, как можем. А вы, разве, не убиваете людей? – он саркастично усмехеулся.  

– Убиваем. Для защиты.  

– И чем же вы отличаетесь от нас?  

– Тем, что мы не съедим твой труп! – Маша отвернулась: её тошнило.  

Человек горько усмехнулся.  

– Не зарекайтесь. Вы не знаете, что будете делать завтра.  

– Замолчи! – Маша скривилась. Женя хмурился.  

Выстрел. Грохот. Уши заложило. Тело человека обмякло и повалилось на пол. Она успокаивала себя, тем, что он уже не был человеком, после такого поступка. Они обыскали дом: в погребе было разделанное тело молодой женщины. Они вырыли могилу, чтобы похоронить тела. Они зажгли камин и остались ночевать в доме.  

 

Утром они позавтракали сухарями с водой и отправились в путь: на поиски чего-то хорошего в этом обезлюдевшем мире.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 328 | 4.62 / 5 (голосов: 16) | 23:23 05.04.2020

Комментарии

Redgremlin19:58 08.06.2020
Приятно читать. Молодец
Emili_em08:48 08.06.2020
Drabator12:15 03.06.2020
Хоть это и грустно, но я думаю что Маша и Женя не доживут до весны. А ещё почему это в мире где очень мало людей главные герои встречают их через день? Это слишком большое совпадение.
Mariprole14:55 02.06.2020
Интересный сюжет книги..
Keva11:55 02.06.2020
Прочитала рассказ. Прикольно конечно. Не хватает временного промежутка. Я так понимаю, что черная чума. Сколько прошло времени с начала пандемии. И трупы... Мне кажется, что если описывается постапокалипсис то это полгода где-то должно быть, ну чтоб продовольствие закончилось тд., но тогда трупы уже должны быть не особо узнаваемые.
Nadiuhanov20:09 31.05.2020
Довольно интересно,есть желание читать дальше
Olesh_podd12:49 18.04.2020
Хорошо описываются события
Set110:16 09.04.2020
Неплохая сюжетная линия
21laya00:00 06.04.2020
Пишите отзывы как вам рассказ ?

Книги автора


Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020