Feel Good Inc. Space Oddity

Рассказ / Абсурд, Боевик, Драматургия, Приключения, Фантастика, Юмор
Лошади в любой галактике прекрасны

Feel Good Inc. Space Oddity  

В далеком 8094 году по вселенскому календарю сделать на одиноком астероиде космическую заправку казалось выгодным решением. Корабли, летящие с южных секторов Империи, останавливались на таких станциях и в течение нескольких минут заправлялись топливом, а позже с полным баком отправлялись дальше к более благоприятным центральным секторам. Хозяева подобных космических заправок имели небывалые доходы, так что за месяц-другой они запросто могли заработать либо на новый «Фордус» последней модели со встроенным гипердрайвом либо на отдых в Мэнсмэнсворлде в компании молоденьких девушек и лучших имперских бурбонов. Так продолжалось бы и по сей день, если бы господа Нефус и Пьерен с планеты Зорм в 8117 году не изобрели энергетические генераторы, способные улавливать энергетические потоки светил и преобразовывать их в топливо для кораблей. На этом и закончился расцвет космических заправочных станций. Однако, во Вселенной еще осталось несколько десятков действующих заправок, предназначенных для лютейших консерваторов, отвергающих даже такие элементарные удобства, как голографическая одежда и допаминопроводитель, и для откровенно нищих людей. К последним и относятся главные герои истории, и прямо сейчас они находятся на одной из таких станций, находящейся на окраине Вселенной.  

Внутри заправочного магазина напротив дверей стоял недовольный высокий худощавый человек, одежда его, как и прическа, были неопрятными и грязными, а длинные рыжие кучерявые волосы доходили до плеч. Его кеды, дырявая рубашка, рваные джинсы и майка с рисунком магнитолы в огне только дополняли образ гранжера, каким бы его прозвали на планете Земля. Сквозь круглые линзы очков, рассерженный гранжер смотрел на датчик, открывающий двери в магазин, а точнее не открывающий. Череда прыжков на месте тоже не дала результата, так взбудораженный гранжер окончательно пришел в бешенство.  

– У вас дверь сломалась! – прокричал он на все небольшое пространство магазина.  

На яростный зов примчался единственный работник заправки. Выражение лица работника выглядело унылым и пустым, что неудивительно для работы в подобном месте.  

– Что у вас случилось, сэр? – поинтересовался он цинично, закатив глаза.  

– Я на весь магазин уже прокричал, что у меня случилось! У вас дверь не открывается! – агрессивно ответил гранжер. – Вот поглядите! – сказал он и прыгнул пару раз перед датчиком в доказательство своей правоты. – Ага! И как это понимать?!  

– Сэр, я не знаю, что с ней. Возможно, дело в механике, я не специалист, не знаю, как помочь.  

– Аа-ар!.. – дико прокричал рыжий и, взявшись за металлическую банку, приставил ее к лицу работника. – Я не специалист, дело в механике? Да у тебя рот сейчас будет в металлике, если не выпустишь меня отсюда!  

– Сэ-э-эр... – жалобно простонала жертва невменяемого гранжера.  

– Я что-то не по…  

– Эй! – донося громкий брутальный голос со стороны прилавков. Перед гранжером и продавцом показался длинный чернокожий мужчина с пакетами продуктов, прической афро и пестрой разноцветной одеждой – точно хиппи. – Зигги! Ты блин серьезно? Мы впервые за три дня высадились, где бы то ни было, и я лицезрею, как ты вновь докапываешься до людей за пустое место?  

– Лу, да я бы даже не посмотрел в его сторону, если бы в этих запустившихся заправках нормально работали двери, – ответил рыжий гранжер по имени Зигги.  

– Знаешь, в каком году была открыта эта заправка? – риторически спросил чернокожий хиппи Лу, – Я готов поспорить, что не позже девяностых. А когда планета вашей расы была включена в Империю? Пять лет назад. И как позволь узнать твое мнение, датчик из девяностых сможет уловить сигнал от представителя расы, чей вес составляет меньше полусотни грамм?  

– Ха, я что-то не подумал…  

– Нам пора, – кратко произнес Лу и спокойно вышел наружу через открывшиеся двери.  

– Слушай, приятель – обратился Зигги к обиженному продавцу, – понимаешь, иногда случаются у меня вспышки гнева, слушай, я знаю. Я знаю, как это обидно, но не думай, что все скибвайцы такие, как я. Просто давай забудем, окей? – пожал руку продавцу и передал ему три банкноты, – Тут за топливо, продукты и за так сказать моральный ущерб. Извини, пожалуйста, реально неловко вышло, стыдно сейчас пипец. Ну, бывай! – попрощался сверхлегкий Зигги и вышел в пока не закрывшиеся двери.  

– Ага… – вымолвил бедный работник, несколько озадаченный от этих двух странных персонажей.  

Выйдя из крохотного магазина, Зигги очутился в бесконечном пространстве, полном поражающих звездных пейзажей. Астероидные осколки покрывали глубокое космическое небо, далеко на западе красовался желтый шарик – светило данного сектора. А справа можно было поглядеть на огромный диск оранжевой планеты. На фоне оранжевого гиганта и стоял на краю астероида корабль Зигги и Лу. Конечно, корабль был сравнительно небольшого размера, без особенных встроенных технологий, да и вообще потрепанный, заржавелый и с облезлой желтой краской, но проглядывался в нем стиль, была у этого корабля с надписью «Моторхед» душа.  

– Ох, Лу, как поэтично! – воскликнул восхваляюще Зигги. – Видел бы ты, как эстетично стоишь рядом с кораблем в оранжевом свете планеты, просто в рамочку ставить.  

Не до конца понявший Лу сперва повернул голову, а потом, как бы согласившись с Зигги, согнул губы и брови, изобразив на своем лице гримасу, которую часто использует, дабы показать свое одобрение.  

– Пакеты я положил в багажник, можешь присаживаться, – сказал Лу, вынимая кран из бензобака «Моторхеда». Зигги уже сидел на переднем пассажирском сидении, когда Лу сел за руль.  

В салоне, как уже можно было представить, было не лучше, чем снаружи: везде мусор и грязь, остатки еды, разбросанные носки и диски с музыкой. Образованный человек назвал бы такую обстановку свинарником, хозяева корабля бы не отрицали. Но в свете синих неоновых лучей и тепле черных кожаных кресел любое место становится уютней, а рядом лежащий trash только согревает души постоянных пассажиров, делает корабль родным.  

Не отводя глаз от оранжевой планеты, Зигги размышлял о том, что было бы, если бы каждый человек уделял время для созерцания таких обыденных в это время вещей, как планеты. Возможно, тогда бы каждый понял в каком прекрасном мире они живут, и, вместо бесконечных конфликтов, люди бы спасали природное наследие, которое им завещала Вселенная. Спустя две минуты, Зигги обратил внимание, что они все еще стоят на краю заправочного астероида, тогда он и понял, что произошло.  

– Что опять не заводится?  

– Да погоди ты, не дави на меня! – яростно ответил Лу.  

– Слушай, кореш, я никуда не спешу, я сам не понимаю, зачем ты так загоняешься по поводу того, что мы ищем. Реально, ну приз никуда же не денется.  

– Если мы отклонимся от графика, приз без труда отберут другие информированные, а я не собираюсь возвращаться домой, пройдя миллионы световых лет, с пустыми руками, – непонятный звук, напоминающий скрежет, прошелся по всему салону и корабль наконец-то завелся, – Yeah! Ха, что я думал, все дело в местной атмосфере!  

– Как скажешь. Итак, следующее место на юго-западе, верно?  

– Yeah, это предпоследнее место, где может находиться приз, – сказал Лу, поворачивая руль для разворота.  

– Мы прочистили уже пять заброшенных фабрик и нигде не нашли желаемое, если сейчас будет то же самое, я пойду в разнос.  

– Потерпишь, пока мы не прошуршим все фабрики, я никогда не останавливался на полпути и не собираюсь. Не найдем приз на последней фабрике – вот тогда разнесешься.  

– Будем надеяться, информатор нас не обманул, я понимаю, что слишком недоверчивый, но каждый пройденный световой год поселяет во мне еще больше сомнения.  

– Да я могу тебе зуб дать, что нас не кинули, Зигги. Я с этим информатором не первый год вожусь, и я ей доверяю.  

– Ей? – озадаченно спросил Зигги.  

Отвлекшись от управления, Лу серьезно и с долей угрозы во взгляде посмотрел на Зигги.  

– Да. А что? – твердо и коротко произнес он.  

– Да, нет… Ничего, – осторожно и со спокойствием ответил Зигги, переведя взгляд с глаз Лу на горизонт.  

– Вот и прекрасно.  

Последовало странное молчание, как будто бы Зигги задел ту тему, к которой лучше никогда не притрагиваться в обществе хиппи. Зигги и сам не знал, зачем докопался по поводу половой принадлежности информатора. Наверное, подумал, что обаятельная девушка могла вскружить голову Лу и выдать неправильные сведения о нахождении желаемого приза. А еще, возможно, Зигги не полностью доверял половой зрелости Лу: как бы высокий чернокожий парень не разбирался в автомеханике, науке, музыке и моде, но женщины были для него загадкой. Посмотрев снова на управляющего пилота кораблем, Зигги тщательно разглядывал его лицо, чтобы проверить реакцию Лу на следующе сказанное.  

– Ты хочешь ее трахнуть?  

– Что?! Да, нет, ты чего? – засмеялся Лу смущенно и с неловкостью. Поглядев на Зигги, он уловил хитрую ухмылку на его лице. «Вот же урод», – подумалось Лу. – Ну, нет, слышишь? Я к ней ничего не имею, никаких особенных чувств либо чего-то такого. Исключительно платоническая любовь… – Глаза Зигги засверкали в ухмылке. – Да, что ты на меня так смотришь?!  

– За тридцать лет нашего знакомства ни разу не надоедало тебя подкалывать, боже, ты как маленькая девочка.  

– Знаешь что? Надоел, – открыл бардачок, – Вместо твоих приколов лучше послушаю то, от чего у меня не болит голова.  

Из бардачка он, перебрав одной рукой лежащие коробки от дисков, достал один из них и, предварительно вынимав диск, запустил его в проигрыватель. На коробке был рисунок четырех подпрыгивающих людей и надпись «Kiss» сверху.  

– «Destroyer»? – усмешливо спросил Зигги, – А ты себе не изменяешь, хиппи, слушающий хард-рок.  

Так они и летели до следующей фабрики в поисках таинственного приза, которым так одержимы двое обыкновенных мужчин, и разговаривали они теперь только тогда, когда каждые тридцать-сорок минут заканчивалась музыка, и нужно было выбрать следующий альбом.  

 

– Не нравится мне это, – холодно произнес Лу.  

Путь до следующей фабрики был неблизким, но, к счастью, парни колесили по Вселенной не в первый раз и стойко выдержали полудневный полет, благодаря этому опыту.  

– Может взять пушки? – донеслась разумная мысль со стороны Зигги.  

Очередная фабрика, уже шестая по счету, ничем не отличалась от других фабрик той же закрытой компании под названием «Октопус». Даже архитектура, цвет и размер здания были идентичными: четырехэтажный, буро-кирпичный дом с разбитыми либо обветшалыми окнами и площадью триста квадратных метров. Визуально здание напоминало большой кирпичный куб, а факт того, что он, как собственно и другие фабрики, находился на астероиде, делало это место больше похоже на тюрьму, чем на место, где работали сотни человек.  

– Если на заброшенной тридцать лет назад фабрике, на краю Вселенной, в окнах четвертого этажа горит свет – значит тут нужно брать обрез для подстраховки.  

– Понял тебя, – сказал Зигги и незамедлительно полез в багажник «Моторхеда» в поисках пушек, дробовика и коробок с патронами.  

В той части Империи свет доходил очень слабо, поэтому кирпичную фабрику «Октопуса» можно было увидеть только благодаря свету из окна здания и освещающих лучей фар корабля Зигги и Лу. Даже близлежащие планеты не помогали обогащению палитры космоса, оттого, окутанные мраком, гранжер и хиппи чувствовали тревогу еще острее.  

– Пистолет, патроны и очки, – сказал Зигги и протянул Лу все перечисленное, – обрез я оставлю себе.  

– С чего это вдруг ты с него стрелять будешь? – чуть повысив тон, поинтересовался хиппи, любящий большие пушки и пальбу по людям.  

– Потому что под травой стрелять сложно, – как бы ожидая такой вопрос, произнес Зигги и поднес ко рту Лу свернутый косяк инопланетной дури.  

– Ладно, – отступился от желания он и зажег при помощи зажигалки торчащий изо рта голубой сверток.  

На этом они закрыли багажник, перезарядили пушки и надели каждый свои световые, как у Циклопа из Людей Икс, очки.  

Железные двери во вход открывались проще, чем это было до этого с другими фабриками, что подтверждало частое пребывание здесь посторонних существ. Интерьер здания вселял те же неприятные чувства и эмоции, что и внешний облик. На холодной плитке можно было наткнуться на бутылки, окурки, листы бумаги, в некоторых местах лежали облупившиеся кирпичи и цемент, но больше всего было космической пыли, попадавшей сюда через разбитые окна. Парни осматривали каждый уголок этого прогнившего черного места в поисках приза, но мысленно они понимали, что найдут ответы на четвертом этаже. Большое количество коридоров превращало фабрику в целый лабиринт, но, запомнив расположение лестницы из предыдущего здания, они направились прямо к ней.  

Поднявшись до последнего этажа по холодным ступеням, они смотрели вдаль открывшегося коридорного прохода, а в самом его конце виднелся свет из-за двери. Лу выкинул прочь косяк и подал знак Зигги к перезарядке обреза. Тоннель из обшарпанных стен становился все шире, по мере того как они приближались к свету. Шаг их был медленным, но рассудительным, а Зигги, благодаря своему небывало малому весу, мог позволить себе не идти на носках. Зигги шел позади, Лу на метр был ближе к двери.  

В подобных ситуациях Лу всегда шел впереди всех, связано это было с его характером и со многими историями из прошлого. Пусть будет уверен каждый, если достаточно напоить бедного хиппи, он раскроет все былые злоключения, в которых побывал, и которые значительно повлияли на него, но не надо вдаваться в подробности, чтобы понять, что идет он впереди, дабы защитить близкого человека, а не показать мнимую мужественность.  

Длинный коридор был пройден. Дверь стояла перед самым носом, и оставалось только повернуть ручку. Слышались голоса, и на вполне знакомом языке – имперском, Зигги и Лу переглянулись и подняли световые очки на лоб. Не став тянуть резину, Лу быстрым движением правой руки открыл, как оказалось, незапертую дверь.  

Электрический свет тут же озарил двух вторгшихся чужаков и у здешних обитателей, спустя столько времени, появились гости. Незваные гости.  

Вот они и стояли в небольшом кабинете: Зигги, Лу и трое нецивилизованных, неотёсанных бродяг с респираторами на пол-лица. Один бродяга от другого ни чем не отличался, как по одежде, так и по лицу: все в одних лохмотьях и оборванных запятнанных куртках, а на лицах столько морщин, грязи и синяков, что можно было подумать, что тут поработала копировальная машина. Бродяги сидели на полу, на старых подушках, которые, видимо, лежали тут со времен, когда фабрика была активна. Взгляды сидящих бездомных не передавали никаких эмоций, глаза были пусты и смотрели они тупо, без смысла. Дыхание их было настолько затруднено, что, не видя их в свете, можно было подумать, что перед вами лежат жалко стонущие ходячие мертвецы с огромными физическими проблемами.  

– Бомжи? – Непонятливо и даже немного разочаровавшись, спросил Зигги, – И все?  

Трое бездомных молчали и пристально смотрели на чужаков. В их поведении не наблюдалось никакой реакции.  

– Зря только навязывали себя, – озвучил Лу. Убрав пушку за затылок, он медленно подошел в близь к одному из бездомных, наклонился лицом к лицу и помахал рукой перед самым его лицом, но опустошенный бродяга даже не моргнул, однако глаза его смотрели прямо в глаза Лу. Такое поведение сбило Лу и даже содрогнуло.  

– Как-то, даже некрасиво вышло с нашей стороны, – признался Зигги, – поступили, как последнее быдло, – Лу продолжал подходить к бродягам, чтобы найти в них хоть какие признаки активности, – ребята то совсем выпали из жизни походу. Черт, чувствую себя отвратительно, от стыда теперь неделями избавиться не смогу.  

– Кончай болтать. Это не их дом, чтобы они могли возмущаться по поводу вторжения, если они, конечно, еще могут возмущаться.  

Оружие было вновь поставлено на предохранитель и взвешенно на затылок – угрозы обнаружено не было. Лу, расставив руки по бокам, оглядывал сам кабинет, он, в отличие от патлатого друга, не забывал главную цель их поисков и внимательно обыскивал помещение на наличие характерных черт приза. Зигги в тот же момент был прикован к другому: сзади него на стене была повешена полутораметровая картина с изображением лошади – обычной лошади, внешний вид которой был схож с такими же земными особями. Массивный черный жеребец несся по ярко-зеленой траве, а ракурс был построен так, что лошадь смотрела прямо на обозревателя.  

– Зигги, ты помогать собираешься? – поинтересовался Лу, осматривая под рабочим столом.  

– Как любопытно, а на других фабриках были такие же? Что-то я не замечал раньше. Нет, наверное, не было, так бы я точно запомнил. Хм…  

– Не хочешь нагибаться к полу в поисках приза, так бы и сказал. Меня сейчас не сильно заботит, что ты там нашел, просто займись тем, ради чего мы сюда прилетели, иначе останешься без доли.  

– Какие же они чудесные создания лошади. Благородные мускулистые звери, помогающие людям с самых древних времен, рокот их копыт вселяет уверенность наезднику и страх противостоящему врагу, движение ног и хвоста грациозно и изящно, а взгляд устремлен прямо. … Ай! Твою мать! – не успев договорить, краткий монолог Зигги прерывает бог знает откуда взявшийся камень, кинутый ему прямо в затылок.  

Обозленный Зигги, наконец, отвлекается от просмотра живописи и смотрит в лицо не менее озлобленного Лу, скверное настроение которого было обусловлено другим фактором.  

– Ладно, ладно, я тебя с первого раза понял. Зачем было камнями кидаться? Боже, где ты его тут наше… – прервавшись на полуслове, Зигги заметил некую темную фигуру, влезающую из окна, прямо в кабинет. Лу быстро среагировал на резкую смену в лице товарища и тоже направил взор в сторону таинственной фигуры.  

– Прошу, не паникуйте, – проговорил старческий голос человека, появившегося в кабинете, – не хотел вас напугать.  

Судя по всему, внезапный посетитель взялся с карниза под окном, где проводил время. Одеждой он не сильно отличался от бродяг, респиратор на пол-лица у него тоже был привязан, но лицо его было намного живее, чем у тех трех: оно выглядело моложе, лучезарнее и мудрее, волосы еще не успели полностью покрыться сединой и черные, как грива жеребца с картины, кудри падали до плеч.  

– Извините, но я невольно подслушал ваш диалог. Я честно не собирался, думалось мне, что вы очередные мародеры, грабители или бродяги, ищущие что украсть или где укрыться, но из ваших разговоров и просто по тому, как вы выглядите, я могу сделать вывод, что у вас тут особая цель и, кажется, я понимаю, о чем вы говорите. Этот приз – это же тот самый приз, верно?  

Привычно переглянувшись с Зигги, Лу ответил на любопытство странного человека:  

– Да, верно. Тот самый приз.  

– Значит, это правда. Легендарная коробка, связанная с этими фабриками и в правду существует, – проговорил он и как-то задумчиво посмотрел широкими глазами в пол.  

– Мы уже осмотрели пять заброшенных фабрик в поисках приза, но не было и следа. Похоже, что здесь его тоже нет, раз ты не знал о его существовании.  

– Поверьте, вы оба, что, если бы приз находился здесь, то я бы точно давно его отыскал. И если бы я его отыскал, я бы точно не торчал в этом месте с этими бездомными.  

– Ты тоже искал приз, не так ли? – спросил странного человека Зигги.  

– Да, это так. Раньше я был уважаемым человеком, мог похвастаться знакомством со многими важными людьми Империи, но все изменилось, стоило только идее о нахождении легендарного приза поглотить меня. Вся моя жизнь, семья с женой и двумя дочками, достижения в работе, а был я успешным боксером, рухнули, просочились сквозь пальцы, словно песок. На одной приграничной планете я услышал молву о том, что в одной из заброшенных фабрик «Октопуса» находиться коробка с тем самым, о чем сейчас говорят только на уроках истории или в предсмертном бреду. Один слух дополнялся другим, поговаривали даже, что несколько человек перестреляли друг друга в охоте за призом. И я решил заполучить лакомый кусочек пирога, чем погубил свою жизнь. Я, как и вы, пролетал с одного места на другое, каждый уголок тех фабрик был мной изучен, но, увы, я только потратил несколько месяцев жизни на поиски. Разочарование перешло в алкоголизм, начались проблемы в семье. Начал ругаться с женой и в одном из споров в порыве страстей я не сдержался и ударил ее. Чтобы я не говорил после и как бы не приносил извинения, прошения мне не было: Мария забрала детей и навсегда уехала от меня. Я не знаю как, но об этом узнали мои начальники и моя карьера боксера на этом позорно завершилась. Оставшись без семьи, высокопоставленных друзей и репутации, я не нашел другого приюта, как на этой фабрике, которая бы мне напоминала о моей ошибке и моем проклятии.  

– Мужик. … Это звездец, – сказал Зигги от впечатления от истории.  

– Твой респиратор на лице. Почему ты и эти бродяги его носите? – спросил Лу.  

– Мне тоже интересно, как вы дышите на астероиде без них?  

– Господи, сколько же ты тут сидишь? – удивлено спросил Зигги. – Технологии шагнули вперед, теперь каждому вживляют чипы для того, чтобы дышать в космосе.  

– Вот уже пять лет тут и сижу.  

– Пять лет?! А как ты себе еду находишь?  

– Я боксер из древнебакманского течения, я питаюсь только воздухом.  

– Это, конечно, все интересно, но нам нужно двигаться дальше, если здесь ничего нет, – твердо постановил Лу, – твоя история, мужик, поучительна, но мы не оставим надежду пока не осмотрим все фабрики.  

– Что? Но ведь вы сказали, что побывали на предыдущих пяти фабриках, а раз эта шестая, то больше их нет.  

– Нет. Только недавно появились сведения о седьмой фабрике, которая по некоторым причинам была утеряна до сих пор.  

– Не может быть! Значит ли это, что. … Нет. Нет, с меня хватит. Я не хочу ничего знать, я уже потерял все, что только мог.  

– Думаю нам лучше уйти, – все так же твердо сказал Лу и направился к двери, прихватив Зигги за предплечье.  

– Да… – произнес хриплый голос странного человека. Несколько минут он стоял неподвижно, в его голове крутились мысли о призе и прошлом, только увидев уходящих из фабрики Зигги и Лу, он остепенился и принялся пристально, даже чуть-чуть безумно, наблюдать за парнями.  

– Ты посмотри: провожает нас взглядом, – сказал Зигги Лу, когда подходили к своему кораблю, – жалко его.  

– Не сложилось в жизни, такое случается повсеместно, не стоит жалиться над всеми, слишком много слез проливается.  

– Да, наверное, – протянул эту фразу гранжер, – слушай, а чувака то серьезно задело, раз забухал после того, как не нашел коробку из былин.  

– Просто кто-то слишком самоуверенный и инфантильный, я считаю.  

– Грустновато, однако.  

Парни уселись на свои места в корабле и улетели дальше. Зигги еще немного размышлял о странном человеке из фабрики, а Лу уже был полностью поглощен играющим в корабле хард-роком. Странный человек наблюдал за их отлетом, пока они не скрылись с космического горизонта.  

 

– Воняешь, – донеслось до Зигги сквозь сон, которым он сладко спал, пока Лу не разбудил его своим изречением.  

– А-а… что?  

Как это бывает у многих людей с утра или с момента пробуждения, не всегда удается понять, что происходит рядом с тобой, где ты находишься, а иногда даже кто ты есть. Секунду назад Зигги видел дремучие леса и завораживающие озера далеких нетронутых краев, либо же ему снова снилась молодая учительница младших классов, которая преподавала у Зигги и которая стала причиной его первых сексуальных мечтаний, кто может сказать, что снилось этому рыжему гранжеру, только сам Морфей мог ответить на этот вопрос. Ошеломлено, он смотрел на магнитолу: на синем экране было написано «Metallica – Of Wolf & Man», а так же понимал, что раз сейчас играет Черный альбом, то они летят по пути примерно четыре часа, потому как начинали они путь с Kill ‘Em All. Из окна можно было упиваться видом светящихся неоновым светом карликовых планет и долго смотреть на огромную желтую планету, поверхность которой со спутников напоминало замесившееся тесто.  

– Да я и сам не лучше, – сделал умный вывод о запахе своего тела хиппи Лу, – остановимся на этой планете, она называется Клуракан, если верить туристическим справочникам ничего такое местечко: говорят в атмосфере и вправду все такое желтое, что глаза начинают желтеть от такого количества этого оттенка. А еще говорят у них много таверн, знаешь, как в вестернах, коренные жители немного отстали от остальной Империи, но в этом они выигрывают свою львиную долю туристов. А лично мне нравится, что тут практически нет полиции и сниженные цены на все.  

Зигги ничего не понимал, что бубнил Лу, по его ушам бил хеви-метал, а глаза слипались. Жутко хотелось съесть бургер и выпить чего-нибудь газированного, а потом, наконец, принять теплый душ.  

Парни подлетали к планете и вот уже оказались в желтой густой и туманной атмосфере Клуракана. Кубические дома черного цвета стояли друг на друге и были соединены между собой, землей и бледными скалами, что были так характерны для здешней природы. Большинство зданий из-за туманной среды строилось небольшого размера, однако в городе, в котором остановились Зигги и Лу, имелись и два небоскреба. По пустынным улицам ходило мало людей, но они были вовсе не безлюдными.  

«Моторхед» приземлился около двухэтажного черного трактира, выполненного в стиле вестерн-фильмов, но с примесью местной эстетики в виде оранжевых фонарей и облазивших стен. Рядом с черным трактиром стояла группка из четырех лысых подростков в косухах, берцах и широких очках, защищающих от случающихся здесь песчаных бурь.  

– Смотри, Лу, скинхеды.  

– Межгалактические скинхеды.  

– Круто.  

Зайдя в трактир, название которого было «Роллверма», парни не стали подолгу разглядывать внутреннюю обстановку и подошли к барной стойке. Бармен был местным, об этом свидетельствовала его зеленая кожа и три щупальца свисающих с его лица и закрывающих рот. Одет он был в черные брюки и белую, старую, льняную рубашку с подтяжками – ну точно трактирщик с Дикого Запада. Когда к нему подошли Зигги и Лу он протирал стаканы.  

– День добрый! – обратился к трактирщику Лу. – Хотели бы у вас выпить и заночевать.  

– Сейчас вечер, – холодно поправил Лу трактирщик.  

– Ладно… как скажешь.  

В то время как Лу договаривался вместе с осьминожным трактирщиком, Зигги вовсю разглядывал помещение. Оно ему нравилось. Оранжевые огни прекрасно дополняли деревянную мебель и панели трактира, он даже был удивлен, что его это так завораживает. Справа-налево он замечал все больше предметов и декораций: небольшие квадратные столики из какого-то бордового дерева, на которых могло усесться четыре человека, на столиках были небольшие лампы. После столиков начинались диваны, диваны были уютными, с красной кожей, в некоторых местах были ссадины и порезы, но, когда сидишь за одним из таких диванов и пьешь фирменный бурбон с молоком клураканских коров, то забываешь о таких глупых минусах.  

– Так в вашем обители есть свободные места? В дороге уже целую вечность, you know? Не помню уже как выглядит постель, просто дайте, пожалуйста, комнату с двумя кроватями, можно неубранную, и мы пойдем отлежимся как следует.  

– Вы наемники?  

– Э-э, нет.  

– Занимаетесь грабежом?  

– Да нет же.  

– Полиция не гонится?  

– Нет же, нет. К чему эти вопросы? – недоуменно спросил Лу. – Ну, возможно, я насчет последнего не уверен, но остальным мы точно не занимаемся, – сказал он, а сам подумал: «Пока не занимаемся».  

Таблички с инопланетными языками, сувениры, трофеи, черно-белые фотографии, почему они черно-белые? Кто знает, но все они висели внутри, на стенах черного трактира. В дальней стороне было много свободного места, которого хозяева ничем не заполнили, Зигги подумал, как было бы потрясно, если бы там стоял рояль – черный лакированный рояль. Сам Зигги не умел играть на клавишных, но, если бы рояль там стоял, то Зигги непременно бы попробовал научиться, а так он просто мечтал о том, как чернокожие музыканты бы усаживались за этот массивный обворожительный инструмент, ставили на него свой виски и играли блюз для танцующей толпы рабочих и сидящей на рояле очаровательной девушке. Оглядев большую часть помещения, он смотрел уже в сторону слева от трактирщика. И тут он был пленен красотой искусства. В той части трактира стояла молодая коротковолосая девушка человеческого вида в красном платье и черными пышными волосами. Ее тело возбуждало, хоть грудь не выпячивала и попа не обтягивала. Лицо было по всем меркам симпатичным и привлекательным и к тому же излучало ум. Девушка задумчиво курила сигарету, держащуюся на мундштуке, и смотрела на новых посетителей, а особенно внимательно она смотрела на Зигги.  

– Прошу меня извинить, – объяснялся трактирщик, – не примите мои вопросы за грубость, я задаю их только по тому, что хочу знать, какую ложь говорить полиции, если она вдруг наведается.  

– А планетка у вас ничего так, – радостно улыбнулся Лу.  

Она смотрела на Зигги, а он, глядя в ее сторону, даже снял свои близорукие очки, чтобы лучше увидеть. Голубоглазая девушка улыбнулась ему, но никакой реакции со стороны Зигги не последовало. Ее это смутило, и только потом она поняла, что он смотрит не на нее, а на картину за ее спиной. Он подошел ближе к картине, извинившись, сдвинул девушку вправо, а сам теперь полностью наслаждался картиной, изображавшей курящую девушку в красном платье.  

Обиженная леди поглядела на Зигги, а потом быстро ушла куда-то по коридору со словами: «Придурок».  

– Вот значит один ключ на двуспальную комнату, вам на второй этаж, в трактире всего пять комнат, так что думаю найдете, – произнес трактирщик и протянул бронзовый ключ в руки Лу.  

– С нас двадцатка имперских, а вот еще пять на чай и на виски, – положил он на бар двадцатку пластмассовой купюрой и пять серебряных монет.  

– Приятного отдыха, – пожелал щупальцевидный бармен и налил самый дешевый виски для Лу.  

– Зигги, – окликнул Лу, – пойдем, – сказал он и пошел по коридору на лестницу со стаканом виски и ключом от комнаты. Зигги с небольшим опозданием пошел за ним.  

Дверь в комнату открылась, и теперь парни могли умиротворено сесть на небольшие, чуть-чуть скрипучие кровати и расслабиться.  

– Так все я в душ, – сказал Лу и вышел из комнаты, чтобы помыться в душевой, которая находилась на этом же этаже, но дальше по коридору.  

– Я пойду тоже, сразу после тебя.  

Прошло примерно пятнадцать минут с этого момента, и помывшийся Зигги уже открывал дверь в комнату, когда полуголый, готовящийся ко сну Лу сидел на своей кровати у окна и ел зубоочистительную конфету.  

– Ну и вода у них… – прокомментировал Зигги, – На планете жарящий климат, а вода холодная, – недовольно изрекал он и сушил мокрую голову выдававшим тут полотенцем.  

– Yeah, это точно.  

Лу разжевал конфету и лег под одеяло, оставалось только подождать, когда свои дела закончит Зигги и тогда можно выключать свет.  

Зигги, выбросив полотенце на стоящий в комнате стул, взял одну из зубоочистительных конфет, что лежали на тумбочке, и тоже ляг на кровать, но не став укрываться одеялом.  

– Выключи свет, – мягко произнес Лу.  

Полуголый гранжер без всяких слов подошел к выключателю, нажал на кнопку и вернулся на прежнее место.  

– Спокойной ночи, Зигги.  

Тот ничего не ответил, а только пялился на пожелтевший потолок.  

– Ты помнишь первый раз, когда мы спали в одном месте? – спросил Зигги, продолжая смотреть на странные узоры потолочных пятен.  

– Да, помню. Это было прикольно.  

– Все кажется прикольным, когда тебе одиннадцать. А ночевка в доме лучшего друга в этом возрасте казалась такой обалденной, это сейчас лишь бы выгнать из дома своих бухих друзей.  

– Иронично слышать это от тебя, раз на то пошло, то это я часто пытался выгнать напившегося тебя из своего дома.  

– Ха-х, ладно, подловил. Я помню, у тебя в комнате в родительском доме висели космические корабли на веревочках, я не мог оторваться от того, как они кружились на ветру.  

– Да, было такое.  

– Твоя мама перед сном давала стакан молока, я сидел с ним в руках и глядел на ракеты. Было чудесно. И чудесно не только потому, что у меня таких кораблей не было дома, у меня не было человека, который бы мог принести стакан молока перед сном, пожелать сладких снов и поцеловать в щечку напоследок. И в тот день, когда я заночевал у тебя, твоя мама стала таким человеком, ее поцелуй в щеку я всегда вспоминаю с самыми теплыми чувствами, это одно из тех воспоминаний, которое заставляет меня улыбаться.  

– Мама была самым настоящим ангелом, поразительный человек, ее все любили.  

– Жаль, что теперь она не может никому подарить свою ласку.  

– Yeah. Лучшие уходят первыми.  

– А вот батя у тебя был звездец.  

– Вот тут давай не надо, просто отец, не лучше, не хуже других.  

– Ну, нет. Прости, Лу, но папка твой на меня страх наводил только своим видом, может я его плохо знал, но грозный был мужик.  

– Он прошел войну и нищету, можно понять.  

– Вышел с трущоб и стал защищать свою Империю от террористов с окраин, на этом заработал себе на жизнь и выбрался из нищеты. Ха-х, нам бы стоило у него поучиться, а то ели-ели концы с концами сводим.  

– Помнится мне, ты говорил, что не являешься материалистом.  

– Ой, и ты мне поверил?  

– Ха-ха, – негромко похихикал Лу.  

– Я иногда несу всякое, не думая.  

– Ага, мне это уже более тридцати лет известно, – сказал уставший хиппи и повернулся спиной к Зигги, – Давай засыпать. Спокойной.  

– Спокойной.  

Тут случился какой-то ударный звук со стороны улицы и парни всполошились.  

– Что за хрень? – проговорил Лу.  

– Не знаю, если бы наши окна выходили на улицу, я бы глянул.  

– Наверно, ничего серьезного, лучше не брать в голову.  

– Если тебе все равно.  

– Спокойной.  

– Спокойной.  

 

За всю жизнь они, наверное, не видели такое яркое солнце, как в это утро. Зигги и Лу проспали восемь часов и с полными силами готовы были двигаться дальше к звездам. Оставив ключи от комнаты и поблагодарив трактирщика, они уже подходили к своему кораблю.  

– Черт, ну и свет, я теперь понимаю, как приезжие путают день с вечером, – проворчал Зигги. Лу закрывался двумя руками, чтобы не слепить глаза. – Если каким-то боком еще тут вылезем, обязательно нужно брать солнцезащитные очки.  

– Виски у них, конечно, ничего, но я не такой любитель выпить, чтобы еще раз прилетать сюда, – Лу открывал дверь корабля, – погостили, на этом все.  

Можно было представить, насколько они облегчились, когда сели за мягкие кресла темного салона «Моторхеда», свет снаружи в которого никак не просачивался.  

– Жуть, я такой голодный, – пожаловался гранжер.  

– Посмотри сзади должно еще быть несколько кусков пиццы.  

– Боже, мы же ее неделю назад покупали.  

– Хочешь, можем вернуться назад, а еще лучше можем прогуляться по городу и найти закусочную, как тебе идейка?  

– Нет уж, я на это световое шоу снова не сунусь. Да и я тут уже уселся хорошо.  

– Супер, – Лу вынул предыдущий диск, который стоял в дисководе, положил его в открытую коробку, которой этот диск принадлежал, и нажал на кнопку открытия бардачка.  

– Да где же эта пицца? – раздраженно проговорил не встающий со своего места Зигги, ища коробку с кусками пиццы на задних сиденьях.  

Лу с довольным лицом запустил в магнитолу диск с надписью «RATM. 1992» и теперь проверял навигатор.  

– Слушай, мне кажется ты меня стебешь, Лу, я ничего не вижу.  

– Зигги… – взволнованно протянул Лу, глядя на экран навигатора.  

– А все, сорри, нашел, – сказал Зигги, отыскав коробку на самом дне заваленного хламом салона.  

– Зигги, у нас проблемы! – сказал он очень взволновано.  

– Что? Я не пони… НУ, НИ ХЕРА СЕБЕ! – крикнул испуганный гранжер и взял какой-то металлический шар, лежавший под коробкой из-под пиццы. – Открывай окно, живо!  

Лу быстро выполнил то, что прокричал Зигги и тогда разъяренный гранжер выбросил шар долой из корабля.  

Выброшенный из салона шар уже через три секунды после броска разорвался во взрыве и разлетелся сотнями осколками. На той стороне улицы не было ни одного человека, но рядом стоящий дом был поврежден ударной волной.  

– Твою мать! – пораженно отреагировал Лу, – посмотри, может там еще есть!  

– Черт возьми, смотрю я, смотрю!  

– Кто-то забирался внутрь, история использования навигатора показала активность вчера ночью.  

– И давно ты смотришь за историей использования навигатора? – язвительно спросил Зигги, продолжая высматривать задние сиденья на наличие шарообразных взрывчаток.  

– Да, постоянно смотрю.  

– Что реально?  

– Yeah, а что в этом такого? Моя привычка смотреть за историей использования спасла нам жизнь.  

– Спасло нам жизнь то, что я проголодался, а ты параноик, – Зигги полностью уселся на свое место, – В общем, ничего больше не видел. Если бы там что-то было, то мы бы уже были трупами.  

– Тот, кто вторгся сюда, явно преследует такие же цели, что и мы: он искал координаты седьмой фабрики, а еще он настроен радикально, раз поставил начало отсчета бомбы на момент, как мы сядем в корабль.  

– Отлично, так мы теперь не одни, – нервно выдал Зигги, – сто пудов твой информатор все разболтала.  

– Эй, эй, не начинай, у нас сейчас нет времени для того, чтобы разводить срач по поводу этой темы.  

– Черт! Давай просто улетим на последнюю фабрику и по случаю убьем этого подонка, – завещал он и съел один кусок пиццы.  

– Воистину, будем убивать во имя.  

Двигатель зарычал, пыль поднялась и парни, полные агрессии и энергии, отправились вдаль.  

Звезды казались яростней, чем они есть обычно. Лу разгонял корабль до невероятных скоростей, чувство конкуренции иногда содвигает к невиданным результатам. В душе они хотели надеяться, что их не опередили и коробка с призом внутри до сих пор находиться где-то на последней фабрике, если она все же существует. Число на навигаторе с каждой секундой становилось все меньше, это был один из тех немногих моментов, когда Зигги и Лу думали об одном и том же: «Как бы не опоздать».  

– Ты сильно огорчишься, если мы не успеем? – спросил Зигги Лу утешающим голосом. Лу лишь посмотрел на него правым глазом и снова сконцентрировался на полете. – Это ведь то, о чем ты мечтал столько лет, наверное, даже с самого детства. Лу, я просто знаю, какой ты внутри, и если мы не сможем получить желаемое, то...  

– Я не хочу об этом слышать, – холодно перебил Лу Зигги, – мы заполучим приз, чего бы нам это не стоило.  

Зигги понимал, что это играет в Лу его инфантильная одержимость, которая развилась и осталась в нем еще с самой юности, во многом благодаря его строгому отцу. Но Зигги не мог ничего сделать против этого, потому как такой уж был Лу внутри и изменить какой-либо недостаток – означало бы изменить самого Лу, что было бы равносильно потере друга.  

Гранжер посмотрел на боковые зеркала: приближался какой-то старый пикап-корабль. От любопытства и может быть самозащиты, Зигги глянул на пикап уже через плечо, сквозь заднее стекло. В старом пикапе сидел мужик в кепке, лицо его было не видно в космической темноте, но водитель выглядел как обычный представитель здешнего рабочего класса.  

– За все время впервые вижу, чтобы тут кто-то летал, недаром паранойя разовьется, – заключил Зигги.  

– Фабрики еще не видно, но мы в пятнадцати минутах.  

По напряженным рукам Лу можно было понять, что он волнуется, хотя это было и так понятно, тут не стоило долго разбираться. А вот Зигги получил свою дозу размышлений, когда, глядя на радар, он увидел три точки на всем пространстве. В центре находиться «Моторхед» – это понятно, снизу-слева пикап-корабль ладно, но что за точка между ними?  

Точка постепенно догоняла центр, пока…  

– Черт! – крикнули они оба.  

Зигги обернулся, чтобы повнимательнее разглядеть пикап. Лу подключил интерфейс состояния корабля, чтобы проверить, насколько серьезны повреждения.  

– Лу, это судя по всему тот самый гондон, который подкинул нам взрывчатку на Клуракане, он только что запустил в нас ракету.  

– Спасибо блин большое, Зигги, а без тебя бы не догадался, что в нас запускали, – гневно сказал хиппи, – лезь на пассажирские сиденья и отстреливайся от него через заднее окно. Оружие сможешь достать из багажника сзади?  

– Что мне остается? Придется поднатужиться.  

– Я буду продолжать путь, попробуй снести его из лобового стекла, я думаю, на этой развалюхе он сильно не защитится.  

– Если он так долго долетал всю ночь, что мы его опередили, буду надеяться на то, что он настолько же крепкий, насколько и быстрый, – Зигги схватил дробовик из багажника и подготовил патроны и пушки для перестрелки.  

Из пикапа вылетела еще одна небольшая конусообразная ракета, направляющаяся прямо в зад «Моторхеда». Зигги захватил дыхание, прицелился и метко попал в надвигающуюся ракету, так что она разорвалась и только немного потрясла парней.  

Лу все мощнее нажимал на педаль скорости, хотя максимальная скорость корабля уже давно была достигнута. На лице у обоих начал стекаться пот, давно они так не трудились ради спасения собственных шкур.  

– Лу! – серьезно воскликнул гранжер с дробовиком.  

– Да!  

– Поставь Black Sabbath, пожалуйста, мне бы сейчас очень помогло.  

– Понял тебя! – торжественно ответил Лу на просьбу и, впервые ухмыльнувшись уверенной улыбкой, запустил диск с хеви-металом.  

– Я железный человек, – выстрелил из дробовика Зигги, и дробь пробило лобовое стекло, прямо в стороне водителя.  

Пикап-корабль начал вертеться вокруг своей оси, с того корабля издавались очень прискорбные звуки двигателя, парни пожалели, что не слышали их.  

– Он потерял управление! – продолжил Зигги.  

– Отлично, я уже вижу последнюю фабрику. Кончай с этим ушлепком и пойдем перекурим.  

– Устроим ему электрические похороны.  

Корабль врага начал стабилизироваться, Зигги повторил предыдущие движения и на сей раз поставил крест на своем недоброжелателе: попал прямиком в ракетный отсек, который как раз собирался выпускать еще один снаряд, правда не успел, ну и земля пухом. Пикап разлетелся в огне, «Моторхед» полетел дальше, поэтому плохо видящему Зигги было не видно трупа, а жаль, ведь тогда вкус победы был бы намного слаще.  

Спустя несколько минут возбужденных речей и веселых возгласов, рыжий гранжер Зигги и чернокожий хиппи (но только внешне) Лу прибыли к своей цели.  

Да, последняя фабрика внешне была идентичной шестью другим, но как же она теперь светилась, какую энергию излучала, либо же это все только мерещилось двум парням, уставшим от полетов на краю Вселенной.  

– Боже, Лу, я его уже чувствую, приз точно там внутри.  

Лу находился в слишком большом предвкушении, чтобы что-то говорить, в его голове только пронеслось «Так не будем же медлить! » и они подходили к знакомым дверям, прихватив собой оружие, кто знает, может понадобится.  

Сделав буквально всего лишь два шага к фабрике, парадная дверь открылась сама, и в центре прохода стоял человек в полутьме.  

– Ну, нет, сколько же вас козлов здесь развелось! – не сумев сдержать эмоций, провыл Зигги.  

– Зиг, постой, – установил своего готовившегося стрелять друга Лу.  

Человек из ворот подошел ближе, теперь стало видно очертание талии и бюста – это была женщина. Потом, показавшись всем телом на свет звезд, она сняла имеющуюся на ней маску-шлем, и перед ветеранами фабричных приключений явилась поражающая красотой своего лица блондинка с короткой стрижкой до плеч, голубыми глазами, обведенными черной тушью и фиолетовыми губами. Ее телу бы позавидовали многие, хоть она и скрывала его под толстыми слоями кожаной одежды, без которой прекрасная блондинка не видела своего стиля.  

– Привет, Лу, – поздоровалась она улыбчиво. Голос ее был немягким, он звучал уверенно и твердо, как у какого-нибудь пацана-бунтаря, влезающим в неприятности и ведущим себя постоянно круто. – И тебе тоже здорова, патлатый гранжер, слышала про тебя, – на лице Зигги не сходила озадаченная гримаса, он хотел, чтобы ему прямо сейчас объяснили, кто эта женщина, почему она с ними разговаривает, откуда она знает Лу и главное – что она тут делает?  

– Лу, – начал говорить Зигги, – не расскажешь, пожалуйста, что за хрень тут творится?  

– А-а, это… – несвойственно ему по-идиотски протянул Лу, – это Джулия, она мой информатор, который нашел данные о местонахождении фабрик.  

– О, серьезно? Спасибо вам, конечно, что так вежливо передали нам всю необходимую информацию, – обратился он к девушке по имени Джулия, – но не свалили бы вы куда-нибудь подальше?  

– Зигги! Какого черта? – грубо произнес Лу, смутившись.  

– Почему она тут? Я думал, что приз достанется только нам двоим, почему ты не сказал мне?  

– А какой был бы смысл мне сообщать вам о фабриках, если бы сама не хотела заполучить приз? – спросила она с глубочайшим спокойствием. – Я рассказала Лу о фабриках для того, чтобы вы отыскали приз на одной из фабрик, а сама бы не стала тратить время попусту на полеты по всем окраинам Империи. Я человек занятой, в отличие от вас безработных.  

– А как она узнала о том, что приз находится именно здесь? – игнорируя ее, спрашивал Зигги у Лу.  

– Ну, возможно, я переговаривался с ней все это время.  

– Что? – не веря своим ушам, воскликнул гранжер. – Когда ты успевал?  

– Когда ты спал. Когда вчера на Клуракане ты был в душе, например.  

– Почему ты мне не сказал?  

– Да вот потому и не стал тебе рассказывать: Зигги, ты сексист, а еще при всех твоих положительных чертах, ты жадный, и ты бы не стал делиться призом даже с тем, кто тебе про него поведал.  

– Я сексист? А теперь давай поподробней об этом. В каком месте я презираю женщин? Я люблю женщин, да я их просто обожаю, просто не особо вижу нужды с ними контактировать и вообще…  

– Кхм!.. – перебила Джулия его горестные оправдания. – Мне плевать, как он относится к противоположному полу, давайте перейдем к делу и достанем, наконец, эту сраную коробку.  

– Согласен полностью, – поддержал Лу.  

Лу вместе с Джулией пошли впереди, а Зигги, постояв обиженно несколько секунд, промямлил: «Да не сексист я» и пошел за ними.  

– Ты прилетела раньше, чем мы. Ты уже осмотрела фабрику? – поинтересовался Лу.  

– Ни на одном из четырех этажей нет ничего, поэтому ты сейчас и не наблюдаешь коробку с призом у меня в руках.  

– Черт, это плохо, – выразил хиппи и шагнул вместе с двумя другими на лестницу, – что тогда делать будем?  

– Не знаю, Хель его возьми, я решила подождать вас, может быть вы смогли бы найти приз среди этих древностей.  

«Ха, а если бы нашла коробку, то уже бы смылась давно, так? » – сказал про себя Зигги, – «Блин, а может я и вправду сексист? ».  

– Если даже ты со своими детективными способностями не смогла ничего найти, – сказал Лу, пытаясь сделать комплимент, – то я не знаю, что мы тут забыли.  

Все трое продолжали идти по лестнице вверх, а Зигги про себя думал: «Боже, Лу, как мне тебя жалко. Да, у меня точно какое-то странное отношение к женщинам».  

– Обычно такие коробки стояли в кабинетах руководителей, поэтому я хочу, чтобы вы взглянули и, если тогда уже, вы ничего не найдете, то уедем разочаровано по домам.  

– Приз точно здесь, – вдруг выпалил Зигги, – я чувствую его.  

Джулия расхохоталась:  

– Ха! Как ты его чувствуешь?  

– Просто чувствую.  

Так они поднялись до четвертого этажа и вошли в кабинет, раньше принадлежавший директору фабрики. Как это было до этого, Лу принялся осматривать каждый уголок кабинета, от рабочего стола до книжного шкафа, но даже под старым ковром ничего не было. Тогда в его голову пришла идея, что одна из стоящих в шкафу книг может открывать некий тайный проход, так он начал оттягивать по одной книге.  

– Можешь не пробовать вытаскивать по одной книге для открытия какой-нибудь тайной двери, Лу, у меня было время и для этого, все мимо.  

– Да ладно, а что тогда? – почти безнадежно сказал Лу и поглядел в пустой потолок, надеясь увидеть хоть что-нибудь, но безрезультатно. – Shit! – прорычал он и сел на стоящее в кабинете черное кресло, схватившись за голову руками.  

Все они помолчали. Ровно двадцать секунд стояла гробовая тишина, навевающая тоску и жалость. Джулия достала из кармана кожаной куртки сигарету и закурила, Зигги стоял около двери и, погруженный в своих мыслях, чесал подбородок.  

– Ладно, Зигги, пойдем отсюда. Найдем планетку, где сможем выпить, а после полетим домой, – опустошенно сказал Лу.  

Зигги, как будто не слушая его, быстрым рывком подбежал к деревянному сиденью рабочего стола. Он озабоченно щупал каждую часть сиденья, а в особенности широкие подлокотники, будто пытаясь найти кнопку или рычаг. Ничего не найдя, он отошел на несколько метров от сиденья, взял дробовик и пальнул в бедный антиквариат, целясь в край подлокотников.  

– Зигги, какого хрена?! – отреагировал Лу.  

– Лошади.  

– Что?!  

– Лошади, Лу. На предыдущей фабрике была картина с жеребцом, а здесь вырезка на дереве в виде лошадиной головы. Видишь? Лошадиная голова на краю подлокотника.  

– Я проследил связь между двумя фабриками, но с какого дура ты пальнул по ней?  

– Лу, посмотри, – обратилась к хиппи Джулия, – там кнопка на месте лошадиной головы.  

Лу посмотрел внимательно и теперь ясно видел: действительно, на сиденье была маленькая белая кнопка.  

– Попробуем нажать, – сказал Зигги. В тот момент как он нажал на кнопку, слева произошел звук падающей вещи – это упала часть стены, а на месте, где она была раньше, теперь был глубокий вырез, в котором вмещалась… – Коробка! Бинго!  

– Поверить не могу, – произнесла Джулия, выронив сигарету изо рта, – меня обставил какой-то гранжер.  

– Господи, мы сделали это! – возбужденно прокричал Зигги.  

– Yeah!!! – поддержал друга Лу.  

– Боже, ты только посмотри, все как я и представлял.  

Коробка с заветным призом представляла из себя деревянный ящик с приклеенной бумажкой, на которой была надпись «Октопус. 8095 год и. к».  

– Теперь мы сможем достичь нирваны, – сказал Лу и хотел уже открыть крышку ящика.  

– Стой! Неужели ты и вправду собираешься открыть ее здесь? Давай вернемся назад домой и тогда мы уже удовлетворим свои желания, – помешал вскрыть коробку Зигги.  

– Хорошо, хорошо, я только за, – согласился Лу и, держа коробку с заветным призом, они пошли назад к кораблю.  

– Отличная получилась вылазка, – обратился Зигги к Лу.  

– Да, это точно, кореш.  

– А что насчет тебя? – поинтересовался Зигги у Джулии. – Без тебя мы бы не смогли узнать про фабрику, так что ты в доле.  

– Ха! – ухмыльнулась Джулия. – Мне не нужны твои подачки, гранжер, я бы забрала у вас свою долю в любом случае.  

«Ладно, теперь я понимаю, почему она так понравилась Лу», – подумал Зигги, – «Ему всегда нравились сильные и дерзкие».  

– Стой, не ставь в багажник, – сказал Зигги, когда они подошли к «Моторхеду», – я понесу в руках.  

– Опустить приз вниз и поднять руки, чтобы я их видел! – крикнул жесткий голос.  

Трех товарищей застал врасплох мужчина черном одеянии и маске на всю голову. Зигги, Лу и Джулии пришлось повиноваться и бросить оружие на землю. Он держал в руках лазерную пушку и левой рукой держался за бок. Бок кровоточил.  

– Черт! Это ты тот, кто пытался нас убить на пути к коробке! Как ты выжил во взрыве?  

– Мне это дорого стоило, – указал он кивком на кровоточащий бок.  

– Чувак, тебе помощь нужна, – сказал Зигги, ты с такой раной долго не протянешь, подумай, что тебе дороже: какой-то приз или собственная жизнь?  

– Моя жизнь уже ничего не стоит! – жалобно воскликнул он и снял свою маску. Под маской оказался тот самый странный человек с респиратором на пол-лица с шестой фабрики.  

– Боже, это же ты тот самый бродяга, который тоже охотился за призом, – удивился Лу.  

– В моей развалине оставалось немного топлива для полета, я знал, что когда-нибудь оно мне понадобится, а также я знал, что хранящиеся у меня бомбы тоже могут пригодиться, но как же все пошло не по плану. Твою мать! Вот не могли вы подорваться на той слепящей планете и позволить мне заполучить то, что я заслужил!  

Зигги и Лу переглянулись: в глазах Зигги читалось, что им ничего не остается, как отдать ящик, Лу же всем видом показывал, что он рискнет жизнью, но коробку не потеряет.  

– Столько лет на той фабрике! Столько лет в надежде, что я где-то проглядел и приз находится рядом, но ничего! Ничего, пока не пришли вы и не рассказали о седьмой фабрике, о которой никто не слышал. Это был знак! Знак того, что в моей жизни вновь появится смысл, цель. Теперь я вновь смог почувствовать хоть что-либо, кроме жалости к себе и отчаяния. Я не позволю вам уйти с моим сокровищем! – обезумевший странный человек взвел курок на лазерной пушке.  

– О нет, нет, нет! – прокричал Лу в страхе. – Похоже, он не собирается щадить нас.  

– Стой! Давай обсудим, не надо делать то, о чем впоследствии пожалеешь, – пытается успокоить странного человека Зигги.  

– Пока существуете вы, мое счастье находится под угрозой, – собирается стрелять. Уже надавливает на курок.  

– Нет, пожалуйста!  

– Задолбало, – произнесла Джулия и кинула из рукава нож в держащую пушку руку безумца.  

Человек только что угрожавший им рухнул на землю и стал патетично кричать в боли и агонии.  

Парни ошеломленно взглянули на свою спасительницу.  

– Я тебя люблю, – проговорил Зигги.  

– Видели бы вы себя со стороны, – говорила она, – серьезно, такое чувство, что у меня яйца больше, чем у вас обоих вместе взятых.  

Зигги про себя сказал: «А я бы и не удивился», но вместо этого сказал только: «Спасибо». Лу от пережитых эмоций присел на корточки, дабы передохнуть.  

– Знаете, после всего этого стресса, давайте откроем коробку сейчас, – предложил Зигги.  

– Полностью поддерживаю, – полностью поддерживает сидящий на корточках Лу.  

– Он подбирается к пушке, – поставила в известность Джулия, – он будет стоять до последнего.  

Странный человек, истекая в слезах и крови, взял опрокинутую пушку левой рукой и приставил ствол к своему подбородку.  

– Стой, что он делает?! – кричит Зигги.  

Быстрореагирующая Джулия тоже поняла, что он собирается учудить и бросила в него еще один нож, чтобы безумец не убил себя. Без двигающихся рук, он ревел на земле и стонал в отчаянии.  

– Господи… – прошептал Лу, – что же тут творится…  

Зигги больше не смог стоять в стороне и подошел к обезоруженному, обезвреженному, обреченному человеку.  

– Послушай, приятель, ты походу не соображаешь, – присел Зигги рядом со странным человеком, – ты чуть не прикончил себя. Ты понимаешь, что, если бы не наша ловкая подруга, то ты бы уже валялся без башки? Как тебя зовут?  

– Джейкоб… – ответил он.  

– Джейкоб, неужели, твоя жизнь настолько тебе не дорога, что ты готов был растратиться с ней при неудаче?  

– Вам не понять. Я уже и так все потерял и я вам рассказывал это. А теперь я потерял последнюю надежду на то, чтобы хоть как-то заполнить свое бессмысленное, пустое существование. Я умер еще тогда, а теперь воскрес, чтобы покончить с собой физически.  

– Лу принеси мне коробку, – практически скомандовал Зигги.  

– Но…  

– Сейчас же! – приказал он.  

Лу, не став противостоять, поднес коробку к Зигги. Тот же с помощью складного ножа вскрыл крышку коробки.  

– Если тебя это сделает счастливым, если сделает живым…  

Он открыл коробку. Заветным призом, за которым так гнались парни, Джулия и Джейкоб, были двадцать бутылок с пивом, которого уже не производят, и про которое говорят только в легендах и историях из юности.  

– Держи, – сказал Зигги и поднес бутылку с пивом Джейкобу, предварительно открыв при помощи того же ножа крышку бутылки.  

Джейкоб широкими мокрыми глазами посмотрел сначала на бутылку, а потом в глаза Зигги.  

– Я… я…  

– Нет, нет, просто выпей. Ты же так этого хочешь, – Зигги протянул пиво в его покалеченные руки, Джейкоб смог удержать емкость в них.  

И он выпил. Полбутылки не стало сразу, он выпил чудесный напиток, и лицо его сразу налилось красками, чувство конца страданий и ностальгии заполонили его душу и он, наконец, засмеялся своим хриплым голосом.  

– Да, да вот так! Пей все! Все до последней капли!  

Бутылок стало на одну меньше, но с этим в мире исчез и еще один грустный человек, хоть радость его, видимо, временная. Зигги протянул ему еще одну бутылку, но он вместо того, чтобы взять ее, разревелся, как ребенок, и прижался своим респиратором к груди Зигги.  

– Господи, что я наделал… – он рыдал, – я ужасен.  

– Тише-тише, да, ты оплошал, загнал себя в пропасть, пал во тьму. Ты сбился с пути, но ты можешь исправиться, я верю в тебя. Да, ты пытался убить нас, но это не потому что ты ненавидишь нас, а потому что ненавидишь себя. Джейкоб, тебе нужна помощь, жизнь на фабрике сделала тебя сумасшедшим, ты думал, что так наказываешь себя, но на деле твоя жалость к себе превратилась в монстра, который тебя сжирает изнутри. Сейчас ты выпьешь еще один литр этого пива, а потом мы отправим тебя к врачу-психотерапевту. Ну как? Согласен?  

Он не мог ничего сказать из-за насморка, поэтому только кивнул «Да» в ответ и открыл еще одну бутылку.  

– Отлично! А вы, ребята? – спросил Зигги у стоящих сзади Лу и Джулии. – Чего такие мрачные? Не уж-то не хотите отведать вкус детства?  

– Хм, – улыбчиво ухмыльнулся Лу и вместе со своим дорогим информатором подошли к желанному призу и открыли каждый по бутылке.  

Лежащий Джейкоб, сидевший около него Зигги и стоящие рядом Лу и Джулия протянули свои бутылки, чокнулись и выпили пиво, которое и не мечтали попробовать вновь.  

Кометы падали, а звезды сияли.  

 

 

 

| 16 | 5 / 5 (голосов: 2) | 20:17 07.11.2019

Комментарии

Книги автора

Send me an Angel 18+
Автор: Houseonthelake
Рассказ / Приключения Реализм События
Едят ли чайки бананы?
22:36 07.10.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Daydreaming
Автор: Houseonthelake
Рассказ / Приключения Реализм
Пойду в продуктовый
22:25 07.10.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019