Имперская скрипка. Глава 1

Рассказ / Лирика, Альтернатива, Драматургия, Любовный роман, Фантастика, Философия
Первая глава повести «Имперская скрипка».
Группа: Имперская скрипка

 

 

Глава 1. Возвращение в цитадель  

 

«Наша сила в Силе, и Сила тому свидетель, что сила наша велика! » — ситхи.  

 

Нежные листики, с росписью волнистых прожилок от стебля, робко тянулись к лучам приветливого солнца. Высокие деревья, кусты и буйные травы утопали в задумчивом закате планеты Атисс. Ее заросшая лесами поверхность, все видимые руины и города, томящиеся в пыли веков — ах, это единственное место, которое они могут назвать своим домом!  

Лишь одна особенность огромного мира резко бросалась во внимание, а именно отсутствие шумного населения и бурлящих потоков жизни. Более тысячи лет назад, по приказу древнего владыки ситхов, планету окрестили запретной и наложили тайную печать. Обширные луга и поляны, девственная красота природы и некоторых строений, горящие пустыни и бездонные моря — всюду витало наивное чувство спокойствия и тишины.  

Именно здесь обосновались, как их прозвала империя, сепаратисты и преступники, и как гордо величал их генерал — организация «Возрождение». Теперь Атисс служит им тайной базой.  

Среди бодрящего ветра и листвы, в полуразрушенной столице забытого города, возвышается старинный замок. Когда-то его владельцем был жестокий алхимик и ситх Водал Кресш, из-за которого и опечатали планету. Теперь же останки блеклых костей Водала покоятся в подземной гробнице, а в том замке обитают другие, более гуманные личности.  

В народе мало кто упоминал далекую Атисс. Века все шли, и про старинную планету просто-напросто забывали. Лишь миниатюрная точка на карте Верховного главнокомандующего возвещала о наличии заброшенного мира. И точное обстоятельство вполне устраивало самодовольного генерала.  

Те же, кто слышал про планету, распускали нелепые слухи, будто призрак алхимика все еще скитается где-то по заброшенным туннелям гробницы или замка. Но в живую его, естественно, никто не видел.  

К поржавевшим от времени и дождей воротам шагал человек в белом шлеме пилота. То был посланник «Возрождения». Минуя старое семейство деревьев в переплетении каменной тропы, он направился к самому зданию.  

Различные архитекторы и рабочие вели здесь активную реставрацию внешней стены. Всюду находились беспорядочно разбросанные стройматериалы, камень и кирпичи, высоко поднимались тонкие лестницы. Со скамеек и окон доносился беззаботный смех, и никого уже не волновал тот факт, что реставрация немного затянулась. Сейчас то время обеда.  

Посланник аккуратно обошел строительство, почти не запачкавшись серой пылью. Впереди виднелся сутулый приказчик. Он рассеянно поправлял блестящие запонки и слушал отчет главного архитектора.  

— К осени мы должны успеть, — вещал Лис Эффу. — Благо, материала пока достаточно. Вскоре возведем новый холл.  

Посланник беззвучно подошел к ним и удостоился беглого осмотра. Архитектор удивленно хмыкнул.  

— Доставили? — коротко спросил приказчик, на что посланник кивнул ему.  

— Хорошо, — он пригладил седые усы. — Ждите здесь. Оба.  

Преодолев множество мелких ступеней, приказчик скользнул в холодный зал, где два отдаленные силуэта, хорошо заметные в свете окна, вели размеренную беседу.  

— Через пол часа… Я создал опрос, — едва увидев приказчика, генерал поспешил выпроводить своего культурного гостя.  

Пока он двигался вперед, величественную фигуру щедро украшал малиновый закат. Стальная маска также не лишилась алых отблесков солнца. Высокий гордый стан, черный плащ за широкими плечами и темный капюшон создавали его таинственный образ. Генерал мимолетно увлекся пейзажами за ближайшим окном.  

— Милорд, — приказчик низко поклонился. — Я принес хорошую новость.  

Генерал немного повел головой, продолжая созерцать ярость вечерних красок.  

— Продолжайте, — прозвучал ответ сквозь речевые помехи маски.  

— Милорд, ваш представитель… Та девушка… Она уже на пути в столицу. Мы отправили ее на одном из пассажирских рейсов. Несомненно, ваш план будет исполнен!  

— Очень хорошо, — ответила маска. — Известите меня, когда она прибудет на Дромунд-Каас.  

Генерал неуверенно вертел головой, ведя внутреннее сражение за свое внимание, которое делил между закатом и сутулой фигурой напротив.  

— Как угодно, милорд, — приказчик еще раз горячо поклонился и оставил огромный зал.  

Тишина вновь охватила каменные стены, оставляя загадочную личность наедине со своими мыслями. После громкого крушения имперской станции, на высокой орбите планеты Дреззи, организация «Возрождение» получила еще большую известность. Особенно громко о ней говорили во внешнем кольце империи, где менее всего ощущалась жестокая хватка закона.  

Генерал, поглощенный яркими цветами жизни и тонким восприятием разума, положил металлические руки на старинный подоконник.  

 

«Моя дорогая Мари. Можешь ли ты только представить себе, насколько важна наша задача? Ее плоды с лихвой покроют твою, мою и все наши жертвы. Грусть и страх — все пройдет, оставляя чистоту созидания.  

Кто-то может спросить, жалею ли я о деяниях рук своих? О том, что ступил на подобный путь? О реках кипящей крови жалею ли я? Тогда без раздумий отвечу, что кровь наша пролилась не напрасно. И жалости больше не будет, она лишь погубит всех нас.  

О, Мари… Хотя в твоих жилах и не текут потоки Силы, подобно моим, но потенциал твой просто безграничен. Я с гордостью зову тебя лучшей ученицей!  

Единственная… Ты безупречно подготовлена, душа твоя чиста. Ты намного лучше меня, это правда. Женственный разум не испорчен жестоким временем и внешними противоречиями. Разум не испорчен, запомни.  

Я хочу, чтобы ты знала. Наши намерения благородны, но именно тебе дано спасти великую Галактику!  

Держать связь будет слишком опасно, а лишний риск нам ни к чему. Поэтому я говорю сейчас и здесь. И да прибудет с тобой свет великой Силы! » — Фэренс.  

 

 

***  

 

 

В довольно просторной, но все же унылой комнате, при отражении света ламп из помутневшего зеркала, гордо стоял великий лорд. Его длинные болотно-пшеничные волосы были аккуратно зачесаны назад, острый подбородок покрывала волнистая борода, светло-серые глаза светились ясностью и чистотой, а на жилистых пальцах блестели золотые перстни с драгоценными камнями.  

Несколько молодых служанок кропотливо одевали его в величественные золотые наряды, достойные лучших наместников. Лорд задорно вертелся у отражения, любуясь своей красотой и медленно поглощая дорогое вино из хрустального бокала.  

У входа молчаливой тенью оставался смотритель покоев — полукровка от человеческой женщины и твиллека. Его здесь знали все: от простых торговцев, моряков и слуг, до самых влиятельных персон, когда-либо появлявшихся на пороге дворца. Называли его также по-разному. Плибей, странник, темный наблюдатель. И, наконец, вершиной искусства его могут назвать те, кто в жизни своей никогда даже и не видел настоящего искусства. Ибо что за искусство такое, покрытое пеплом и запахом рыбы?  

Опустив бледное лицо с раздвоенным подбородком к полу, он терпеливо ожидал, пока господин выберет себе подходящий наряд. Вдруг лорд помрачнел в одно мгновение, хмуря светлые брови.  

— Нет, не то! Этот фрак слишком велик, и в нем я выгляжу глупо! — звонким голосом, с легким протяжным акцентом, прозвучало его недовольство.  

Слуги сразу же стянули золотую ткань с округлых плеч.  

— Что же выбрать? Ладно, давайте тот, с зелеными волнами шелка, — самодовольно приказал лорд.  

— Властитель, вы просили напомнить, — наконец-то заговорил смотритель покоев.  

— Что там у тебя, Жиром? — благодаря серовато-зеленому наряду, купленному на другой планете, лорд предстал в совершенно новом образе.  

— Вскоре сюда прибудут Гранд-инквизитор и его молодой ученик.  

— Хм, что же сказал наш гордый предводитель? Они вернутся вместе?  

— Вряд ли. В последнем разговоре Гранд-инквизитор упомянул, что немного задержится.  

Свежее лицо лорда покрылись тенью удивления.  

— Почему же? Интересно…  

— Быть может, — лукавый взгляд Жирома пронзал вытянутый затылок своего господина, — у него есть неотложные дела.  

— Возможно, — согласился лорд. — Ну, даже так, хотя бы Марака увижу.  

Тонкие губы озарила ясная улыбка.  

— Всегда любил компанию, состоящую по большей мере из младших учеников. С ними я и сам кажусь моложе.  

— Ну что вы такое говорите, властитель! Вы также еще молоды.  

Лорд медленно отстранился от чрезмерно льстивой заботы служанок и пригубил бокал вина.  

— Годы идут, льются рекой.  

Он почесал светлую бороду и резко обернулся к смотрителю.  

— Послушай, Жиром, а может мне взять и отправиться на Коррибан? Так, ни о чем не задумываясь! Давно не бывал в старинных академиях. Меня всегда в них привлекала тесная близость с молодежью, а также возможность равного общения, перенятие опыта или даже оказание некоторого влияния на молодой разум. Ах, такой кафтан подойдет! — лорд вновь обратился к слугам. — Спасибо, можете идти.  

— Конечно, — с улыбкой согласился смотритель. — Вам стоит немного развлечься, отдохнуть.  

— Вот и я о том же.  

Небрежным шагом лорд направился к выходу из примерочной комнаты.  

— Но не стоит забывать о том, к чему мы собрались в нашем дивном месте, — бросил он напоследок.  

 

 

***  

 

 

«Скажи, кем станем мы в конце своего пути? »  

 

Орлиный звездолет медленно приземлился на огромной посадочной платформе, играя блеском в свете прожекторов.  

Из задней части корабля медленно опустился трап, позволяя молодому человеку выйти наружу. И скорее то был еще не мужчина, а только мальчик — юноша. Хрупкое тело будто растворялось в вольных одеждах черного цвета и дорогом плаще с короткими рукавами поверх них. На бледном от вечерних красок лбу ветер развивал темные волосы.  

Молодого человека можно было бы легко спутать с юной девушкой, ведь он имел густые ресницы, довольно женственные губки и тонкую шею. Легкие движения и повадки уличали в нем довольно скромную личность, и только серебристая рукоять светового меча на кожаном поясе намекала на незаурядное происхождение юноши.  

Он вздохнул, укрывая голову под тяжелым капюшоном, который не страшился холодных ветров и дождей Каас-сити.  

Мрачная, серо-зеленая планета Дромунд-Каас — древнейшая столица Галактической империи. Священная Нарин Дромунд-Каас, как говорили тысячу лет назад и еще раньше. Практически всю ее поверхность покрывали глубокие океаны, реки, болота и синеватые кустарники.  

Здесь не восходит солнце, ведь густые тучи всегда закрывают собой небесное пространство, мешая звездолетам. Лишь в тоненьком отдалении горизонта слабо пробивается голубая линия неба, беспристрастно напоминающая ночной рассвет. Проливные дожди омывают голые земли уже много веков.  

Всюду были слышны мощные раскаты грома, словно яркие вспышки молний, пронзающие черные небеса. Юноша улыбнулся, получше кутаясь в свои одежды — наконец он дома.  

Долгие лабиринты бесцветных улиц, узких и широких, ведут его к огромному комплексу строений. Там возвышается главный дворец императора, достигая многоуровневыми башнями начала небес. Как о нем говорили ранее: «Дворец сей виднеется за много километров, и не заметить его может разве что слепой. Дворец настолько большой, что, при очень навязчивом желании, в нем можно поселить абсолютно всех жителей города, да еще и несколько семейств из пригорода и близлежащих поселений. Дворец настолько обширный, что даже сам император не бывал во всех его тайных комнатках и коридорах». Там юноша и обитает в последнее время, ведь император всегда держит верных слуг при себе.  

Прямо над дворцом одиноко парил гордый «Пилигрим» — огромный боевой крейсер, безостановочно охраняющий мир и спокойствие жителей города. Возможно, именно там, на капитанском мостике, неподвижно стоял Гранд-инквизитор, взирая на мокрые улицы с высоты небес. А может и нет.  

Ветер усилился, буквально сметая все и всех с пути. Сильнейший разрыв грома, прозвучавший буквально над головой, заставил тело покрыться мурашками и ощутить животный страх. Капюшон сорвался с головы под холодным напором, острые дождевые капли тревожили молодое лицо. Вся одежда сильно трепетала от жестокого движения ветра. Юноша вновь накинул капюшон, впоследствии придерживая его рукой.  

Дождь набирал все новые обороты. Унылые дороги давно тонули в пузырящихся лужах.  

Вдруг ветер резко сменил направление и ударил юношу в спину. От неожиданного толчка тот упал прямо в воду. Дождь, подкрепленный холодными ветрами и молнией, устроил здесь настоящую бурю. В плену не самых приятных ощущений юноше пришлось подняться и ступать далее.  

Мелкие капли выстроили настолько плотный занавес, что стало трудно разглядеть очертания пути. Юноша в ужасе ощутил, как вся его спина, обдуваемая злым ветром, промокла до нитки, а ставший бесполезным плащ прилип к мокрому телу. Легкие ботинки, явно не предназначенные для таких вот прогулок, также давно увязли в холодной воде.  

Через пару мгновений ему уже не приходилось искать на себе сухого места. Вся одежда, без исключений, промокла и стала в разы тяжелее. Ледяные брызги безжалостно проникали в самые скрытые и защищенные места. Дерзкая вода фонтаном лилась из ушей, ресниц, не обошла вниманием и носовые отверстия.  

Находясь в состоянии шока, юноша почувствовал первые приступы упертой злости. Кто бы мог подумать, что дорога окажется такой нелегкой? Да и с чего бы, ведь обычно здесь было намного меньше воды. Видимо, ему посчастливилось угодить в самую сердцевину бури. Теперь гнев юноши обернулся в негодование.  

«Глупец! Начать свой путь в такое время! »  

Но откуда он мог знать все повадки погоды? А вдруг световой меч выйдет из строя под воздействием яростного климата и глупости выбора пути? Скорее всего, так оно и будет, и его придется сушить.  

А впереди не было ни единого огонька транспортника или фары такси. Все давно укрылись в уютных домиках и квартирах. Легкая улыбка озарила ледяное лицо — только сумасшедшие остаются здесь в такое время. Молодой человек старался избегать открытой местности, чтобы не словить разряд молнии и не умереть от него на месте.  

Проходя небольшой переулок, он заметил какую-то тень. Ей оказалась девушка, сидевшая на ступеньках, во мраке пересечения сырых улиц.  

Юноша осторожно направился к ней. Девушка давно промокла и, кажется, ее била легкая дрожь. Подойдя совсем близко, он удивленно заметил блеск бриллиантовой слезы на ее щеке.  

— Кто вы, девушка, и как вам удалось оказаться здесь в такую непогоду? — спросил он.  

Девушка резко обернулась. Светлые глаза не выражали какого-либо трепетного чувства, только холодную и твердую уверенность. Юноша слегка задумался, возможно ли то была химера его разума, вызванная последними обстоятельствами.  

— Простите, господин, если я вас чем-нибудь обидела. Наверное, сейчас мой внешний вид не подобает вашему глазу, — ответила девушка тонким и бессильным голосом.  

— Нет, что вы! Это не так! Мое имя Марак Озан. Позвольте же узнать, как зовут вас?  

— Мари де ла Моль, — девушка завораживающе повела тонкой бровью.  

— У вас слезы на щеке, Мари, — наивно продолжил он.  

— Нет, господин. Разве не видите? То все работа дождей. Я так промокла…  

Мари бережно прижала к себе какую-то вещицу. В темноте стихии Марак не смог разглядеть, что именно она держала.  

— Вы можете идти? Пойдемте со мной, Мари, — без раздумий предложил он.  

Юноша протянул девушке свою руку, на что она откликнулась и медленно встала со ступенек. Маленькая и нежная ручка Мари совсем неловко легла в грубоватую ладонь.  

— А куда вы держите путь, господин?  

— Прошу, зовите меня просто Марак. Видите тот замок? Мы с вами сейчас отправимся туда. Какой же сильный дождь! Там вы сможете привести себя в порядок и согреться.  

— Какой большой дворец! Неужели вы там живете? — Мари смотрела на него сквозь призму дождя и ветра.  

— Цитадель нашего императора. Мы все его верные слуги, — объяснил юноша.  

Теперь вдвоем они боролись с жестоким ветром, медленно, шаг за шагом, продвигаясь вперед. Мари сгибалась, а юноша пытался укрыть ее от дождя своим плащом.  

Спустя несколько минут хождений по воде, они набрели на старинные ворота. Стальной печатью там было выбито: «Великий император Галактической империи приветствует вас в собственном дворце». Ступив за ворота, они оказались во внешнем дворике.  

Узкая тропа из дорогих каменных пород указывала им дальнейший путь. Мари повернула голову — далее они прошли зимний сад, где их встретили величественные статуи древних воинов, которые украшали интерьер своим присутствием. Холодные, совершенно невыразительные и каменные лица смотрели ввысь, на черные облака, так щедро поливающие их дождем. Марак с девушкой поспешили оставить позади мокрые камни и оказаться наконец в самом дворце.  

Впереди, проходя широкие ступени, сверкала стальная дверь — тайный вход во дворец. Ее охраняли два стражника в золотых доспехах, в вооружении которых имелись острые копья. Те сложили их и поклонились.  

— Приветствую вас, мастер, — говорили они.  

Будто по невидимому щелчку пальца, играющему шестью оттенками цвета, дверь тут же отворилась, завлекая их в радушные объятия дворца. Там, почувствовав тепло и свет, они смогли немного расслабиться после холодных и мерзких улиц.  

— Проходите дальше, не стесняйтесь. Сейчас же я прикажу наполнить вам горячую ванну и подать напитки. Ах, да! И конечно же сменные одеяния! Ведь ваша одежда промокла до нитки. Наши служанки выстирают и приведут ее в порядок.  

Сняв капюшон, Марак наконец увидел ту вещицу в руках у девушки. Созданный из каштанового дерева, старинный футляр скрипки.  

Небрежным движением Мари пыталась убрать мокрые локоны волос с лица.  

— Что это у вас, скрипка?  

Они миновали старинный холл, проходя мрачные коридоры.  

— Угу, — Мари отвела взгляд. — Она досталась мне от покойных родителей. От них я и научилась играть на ней.  

Ее задумчивый голос разносился эхом в пустоту близлежащих комнат.  

— Так, значит, вы музыкант?  

— Да. Моя родная планета — Зиост. Из последних сбережений я отправилась в столицу, чтобы поступить в высшую филармонию. Но, к сожалению, на меня напали и ограбили! — она затихла на мгновение. — Лишь скрипку мне удалось спасти.  

— Какой кошмар! Вы хотя бы запомнили, кто там был? Виновные обязательно понесут наказание!  

— Нет, простите. Я и вас то хорошо увидела только здесь. И пошла я с вами потому, что идти мне больше некуда!  

Марак взглянул на нее. Лишь здесь, при желтоватом свете ламп, он узрел всю истинную красоту и хрупкость дивной девушки. Мари сильно измокла, измок и он. Темные волосы переплетались лучшим стилистом городских улиц — игривым ветром. И все же, на ее щеках блестели слезы.  

— Оставайтесь здесь, Мари. Вам не нужна филармония. Я обязательно договорюсь, и вы станете личным музыкантом нашего императора! Вам обеспечат достойное жалование и предоставят жилье во дворце!  

Даже здесь, под защитой каменных стен цитадели, толщиной не менее метра, их продолжали тревожить глухие выкрики грома.  

— Я даже не знаю, что сказать. Марак, вы мой спаситель конечно, но такое предложение уже действительно лишнее. Я просто немного подожду, и с окончанием бури сразу же покину дворец.  

— Вы еще не знаете нашего мира, верно? Дожди здесь обычное дело. Да и куда вы пойдете, Мари? Оставайтесь, оставайтесь! — отмахнулся юноша. — Не стесняйтесь! Скоро вы сможете приступить к любимой работе.  

Мари приоткрыла свой футляр.  

— Хорошо. Но в таком случае, позвольте же сыграть вам на скрипке. В знак моей благодарности, ведь я не умею выражать ее по-другому.  

Окна, время от времени, проникались чарующим светом молнии, освещая девушку до мельчайших деталей, но всего на краткое мгновение.  

— Прошу, если игра вас не затруднит, — юноша легко повел рукой.  

Закрыв глаза, девушка медленно поднесла скрипку к нежной шее. По всем окрестностям немного робко и затянуто полилась волшебная мелодия.  

Марак грустно припомнил, что в коридорах дворца еще никогда не звучала музыка скрипки. Он восторженно слушал ее, не находя в себе сил двинуться с места или даже пошевелить пальцем.  

«Ее зовут Мари де ла Моль, и эта девушка настоящая находка! » — подумал юноша.  

Жаркие глаза бессильно смотрели на движения, на то, как она виртуозно владеет музыкальным инструментом. Казалось, будто Мари исполняет мелодию своей душой, ведь она так остро и глубоко проникает в несчастное сердце слушателя.  

И здесь Марак почувствовал совершенно новые эмоции, отошел от привычного мышления и ритма жизни. Казалось, будто Мари смогла отыскать в нем такие ощущения, которых он не мог или не хотел испытывать раньше. Глубоко внутри она нащупала скрытые струны его души, и со всей силой потянула их наружу!  

Какое странное чувство. Как будто вмиг все меняется. Весь мир, вся жизнь становится гораздо ярче и интереснее, и все из-за одного человека! А тот человек — все в нем сразу же становится таким замечательным! Разве такое бывает? Разве такое может быть?  

Он задавался таинственными вопросами, пока она, вся мокрая, измученная долгим перелетом и ограблением, играла для него на скрипке.  

 

«Она так застенчива и мила. В ней много детского. Когда я стал восторгаться ее игрой, она с очаровательным изумлением широко открыла глаза — она совершенно не сознает, какой у нее талант! Оба мы в тот вечер были, кажется, порядком смущены».  

 

— Музыка… она была прекрасной, — едва слышно прошептал Марак.  

— Вам действительно понравилось?  

— Прекрасно, — застенчиво повторил он.  

За спиной послышались шаркающие шаги. Юноша обернулся и увидел спешащего к ним смотрителя покоев.  

— Мастер Озан! Добро пожаловать вновь, — едва подоспев, поклонился тот. — Что же вы… Как вы… По такой погоде? Вы же попали под ливень! Пойдемте, не то еще подхватите простуду!  

Смотритель озадачено глядел на них, в частности, на девушку со скрипкой.  

— Здравствуй, Жиром. Смотри, девушка пришла со мной. Ее зовут Мари де ла Моль.  

— Приветствую, — откликнулся смотритель.  

Мари слабо кивнула в ответ, с сомнением рассматривая странного инородца.  

— Я предоставляю ее тебе. Набери горячую ванну и приготовь девушке чистую одежду. Скорее иди.  

— Конечно, мастер. Все будет исполнено, — вновь поклонился смотритель.  

— Не волнуйтесь, — юноша обратился к Мари. — Это Жиром, наш смотритель дворца и покоев императора. Он исполнит то, что прикажете. Ступайте за ним. Жиром поможет вам познать дворец и привести себя в порядок. Я же скоро навещу вас.  

Девушка и усталый смотритель укрылись тенью за следующим поворотом коридора. Марак же направился в противоположную сторону.  

 

«Не нужно вранья и притворства. Твоя сила в искренности, лишь она поможет. Используй искренность. Ты можешь говорить им чистейшую правду. Вопрос лишь в том, как ее следует трактовать.  

Твое великое сердце, если позволишь, непробиваемым щитом укроет тебя от взора Силы. А стойкость и терпение позволят завершить начатое дело! » — Фэренс.  

 

Уже через пол часа он весь блистал, в новеньком жакете, чистый и причесанный. Ступив на гладкий порог балкона, юноша сразу же углядел там крайне знакомую фигуру в пестром кафтане.  

Лорд медленно обернулся к нему, как всегда, сверкая искрометной улыбкой. Он сделал широкий жест рукой, зазывая юнца к себе. Марак подошел ближе и поклонился.  

— Лорд Малес, — в короткий час юноша позволил себе немного расслабиться.  

Лорд небрежно похлопал Марака по плечу, вместо приветствия.  

— Рад тебя видеть здесь, — начал он.  

— Спасибо, Останджи.  

Лорд Малес направился к резным перилам из белого камня, юноша осторожно последовал за ним.  

— Чего так долго пропадал? Быть может, путь оказался сложным? Сейчас ведь гроза.  

— Так и есть. А мне удалось попасть в самый центр грозы, — крайне просто, будто общаясь с давним другом, ответил Марак.  

— А что же учитель? Вы прибыли вместе?  

На пару тягостных мгновений повисла тишина.  

— Нет.  

— Я знал! — резко взметнулся лорд. — Не помню, сколько раз я тебе говорил, но все же, будь ты моим учеником, все могло бы измениться.  

— Знаю, лорд Малес, знаю, — Марак практически выучил его слова наизусть.  

— Ну ладно, — Малес ушел с балкона. — Не будем говорить о грустном, о плохом. Нет, нет. Мне нужно, чтобы ты кое-что сделал, мой мальчик. В общем, город сейчас не спокоен. Ах, да! Ты же не знаешь последних новостей! На окраинах Каас-сити жители часто видят некоего проповедника, который возглавляет радикальные митинги. Официально дело значится так: преступник сеет панику и хаос, подстрекает население к бунту. Конечно, выполняет он работу крайне неумело, судя по данным, но все же, и такое имеет место происходить. Может, тебе стоит заняться им, пока нет учителя? Заодно и выйдешь на воздух.  

Марак безмолвно кивнул.  

— Хорошо, Останджи. Я разберусь.  

— Вот и славно, вот и славно, мой мальчик! — Марак удостоился повторного хлопка по плечу.  

— Но что там за человек? Чего он добивается?  

— По чем мне знать, Марак? Наверное, какой-то безумец.  

— Безумец… Вы думаете, он болен?  

— Вряд ли. Скорее, он напоминает работу наших врагов. Возможно, готовится тщательно спланированная акция. А в безумии я его обвинил, ибо никто более в здравом уме не решится выступать в самом центре империи, под носом высочайшей власти! Я уже разговаривал с императором. Даа… — лорд Малес погрузился в сонные раздумья.  

— Подождите! — Марак язвительно отпрянул. — Но почему вы доверили дело мне? Как же прямые обязанности инквизиции…  

— Видишь ли, дорогой друг, — загадочно продолжил лорд, — я не хочу придавать истории огласки. Пока что никто не знает.  

Он посмотрел на открытую дверь балкона.  

— Городские власти довольно глупы и прямолинейны, а здесь нужен другой подход, — серые глаза изучали молодое лицо юноши. — Более тонкий подход.  

— Сделаю что смогу.  

— Кстати, — немного замешкался лорд, — а что за девушка была с тобой?  

Марак вежливо улыбнулся.  

— Она новый музыкант нашего повелителя.  

После того, как юнец вышел, лорд Малес подозвал к себе ближайшего прислужника и тихо шепнул ему:  

— Передай смотрителю покоев. Нужно выяснить, кто та девица. Пусть соберет необходимую информацию.  

— Как прикажете, мастер, — прислужник ровно поклонился и ушел.  

 

 

***  

 

 

— Да услышат все жгучую правду! Наша древнейшая империя, со всеми ее мудрыми законами и глубокими традициями, давно пала жертвой бездушной лжи и злостного обмана!  

Кажется, его косая бровь немного дрогнула.  

— Не противьтесь гласу истины! Куда же вы?! — изможденная фигура, светлый силуэт, одна кожа да кости.  

Он, одетый как бродяга, судорожно потряхивал корявыми руками, догоняя прохожих и искренне недоумевая от того, почему те убегают.  

Совсем невыразительное и безвольное лицо, один зрачок светился голубовато-молочным оттенком, а второй был темным. Да и сам взгляд широко открытых глаз просто полыхал безумием.  

Марак довольно длительное время наблюдал за ним со стороны, безрезультатно пытаясь выяснить его расу. Дело в том, что выглядел проповедник крайне плохо. С одной стороны, по всем признакам, он являлся киффаром, а с другой уже показался ему забраком.  

Действительно, в тени ночных сомнений Марак увидел подобие маленьких рожек на узком лбу, да и желтоватая кожа была тому подтверждением. Или же искаженный образ служил злой обманкой, которую создало его воображение на пару с плохим зрением и темнотой улицы?  

Но сейчас все рассуждения не имели столь важного смысла. Демонстранта оказалось достаточно трудно найти — на его поимку ушло целых два дня, с учетом визита в центральный суд. Лишь только Марак выходил на след преступника, как тут же замечал, что предполагаемого забрака уже и близко нет в проверяемой части города. По всей видимости, проповедник работал не один. Но сейчас он точно не уйдет!  

— Да, да! Великая империя! Вы все еще помните ее? Нет?  

— Хватит! — Марак наконец ступил к нему навстречу. — Именем имперской инквизиции, ты арестован за множественные волнения народа и антигосударственную пропаганду!  

— Вы просто не видите правды, вот и все, — не придавая юноше особого внимания, уверенно ответил проповедник.  

— Достаточно! — Марак хотел схватить его за руку, но безумец извернулся и со всей мощи ударил юношу в лицо.  

Нежданный удар оказался настолько сильным, что Марак упал. Немного покрасневшая щека безумно болела и пульсировала.  

— Ахахахаха! Империя! Империя может постоять за себя! Ахахаха! — проповедник присел к лежащему юнцу и, одурманенный своими действиями, безумно хохотал в сильнейшем припадке.  

— Это ты ли возомнил себя империей?!  

Марак медленно поднялся, срывая с пояса рукоять меча.  

— Ну а что ты ответишь на огонь? — во мраке улицы вспыхнул алый клинок.  

— Ух ты! Уж ты! Ввшшшш… ввшшш, — безумец кривлялся с него, изображая в своих руках невидимый световой меч.  

— Не знаю кто ты, но я забираю тебя во дворец, — алый клинок погас.  

Марак подошел к проповеднику, хватая того за руки, и вытянул из-под плаща короткую веревку, чтобы связать его кисти за спиной.  

— Отпусти меня! — протестовал безумец, но Марак не слушал.  

Он уже собирался увести нарушителя, как вдруг заметил за собой недобрые взгляды.  

Уличные разбойники, не меньше пяти душ, направлялись прямо к ним. В грязных руках они держали трубы, ножи и другие осколки металла. Логично было бы думать, что где-то там есть и бластеры. Марак вновь активировал рукоять.  

— Послушай, приятель, тебе же ясно сказали, отпусти проповедника!  

— Назад, — юноша пригрозил им ярким мечем. — Или же прольется ваша кровь!  

Самый ближайший и норовистый разбойник мгновенно лишился головы по воле раскаленного лезвия. Грузное тело безжизненно рухнуло в грязь. Остальные, увидев судьбу своего коллеги, рационально решили отступить.  

Марак медленно обернулся и продолжил свой путь ко дворцу. Возле него, не совсем адекватно реагируя на происходящее, барахтался проповедник. Юноша держал его за локоть, пугаясь каждый раз, когда чувствовал очередной рывок в своей руке.  

 

 

***  

 

 

Как только лорд Малес увидел Мари, он сразу же отметил ее простую натуру. Ведь, как лорд, он знал обо всех непростых натурах и мог с точностью определить, что Мари себя к таким не относит.  

Девушка наслаждалась прохладным ветерком, прикрыв глаза и опустив локти рук на твердые перила балкона.  

— Прекрасная погода сегодня, — сказала девушка, и Малес продолжил смотреть на нее.  

Лорд мог бы назвать ее красивой, если бы Мари одевалась чуть более опрятно. Она просто не придавала моде значения! Она походила на малого, беззаботного ребенка, а такое сравнение иногда раздражает.  

Сейчас на ней было странное кремовое платье из непонятной ткани, в котором девушка и пришла во дворец. Также ее темная накидка, с кожаными вставками на плечах и поясе, сейчас висела в большом гардеробе.  

— Да, погода весьма и весьма интересная, — загадочно ответил лорд.  

Девушка, просидевшая два дня без дела, уже была готова бежать из дворца. Или же идти прямиком к императору. Но лорд Малес уговорил ее подождать еще немного, поскольку и сам не знал всех договоренностей.  

 

 

***  

 

 

Мари стояла посреди своих новеньких и, стоит заметить, довольно богатых покоев, держа руки по сторонам. Вся ее фигура будто задыхалась в любовных объятиях невиданной роскоши, которая, впрочем, была присуща подобным залам и никак не распространялась на выдержанные в строгом стиле, огромные коридоры.  

На полу небрежно лежали мягкие ковры и шелковые подушки, а стены горели мозаикой, от яркости которой болели глаза. В душистом воздухе витал пленительный аромат экзотических фруктов, расположенных в золотом блюдце на маленьком столике у кровати. Такие невиданные яства Мари не могла себе представить даже в самых развязных мыслях. И сама обстановка также сказалась на ней: от сильного напора своевольных чувств и впечатлений безропотной страсти, ее голову охватил жар и легкое ощущение шизофрении, обычно возникающее у большей части существ, внезапно познавших немыслимое богатство. Но старые воспоминания и отточенная годами выдержка помогли девушке удержать ясность ума.  

Светлая сорочка, с мягкими шнурками на груди, покрывала цветущее тело, свободно опускаясь чуть ниже лодыжек.  

Стоит заметить, что Мари сейчас не чувствовала горести одиночества, ведь уже как пол часа ей составляли компанию милые девочки-твиллечки, возрастом от двенадцати до пятнадцати лет. Трое прекрасных юных леди. Лишь с ними Мари удалось найти тонкую душевную связь, будто с сестрами, которых у нее никогда и не было. Твиллечки задорно вертелись вокруг девушки, измеряя ее талию, руки и плечи, осматривая убранство.  

Они были, как выяснилось по ходу разговора, служанками во дворце. У великого императора редко задерживаются такие приятные гости, и, услышав что Мари де ла Моль прибыла сюда в качестве нового музыканта, служанки очень обрадовались личному знакомству. Они ласково называли ее «госпожа», хотя в тех местах, откуда прибыла Мари, принято было обращаться на «милорд» и «леди».  

Лорд Малес, под впечатлением от встречи с девушкой, приказал служанкам немедленно приготовить новые одежды, в которых Мари отправится на торжественную аудиенцию с императором.  

— О, госпожа, повернитесь вот так, станьте так. Да, да, прекрасно. А теперь так. Замечательно!  

— Талия — шестьдесят три, — чувствительные голубые пальчики загибали нужные цифры на сантиметровой ленте.  

— Вы так красивы сегодня, госпожа. Боюсь даже представить, какой наряд приготовит вам портной, — сказала первая девочка.  

— Он у нас знаток своего дела, и, при ловкости мастера, работает очень быстро! — с небольшим акцентом пафоса добавила вторая.  

— Весь наш дворец ходит в прекрасных одеяниях его руки.  

Одну твиллеку, сидевшую ближе к Мари, непредвиденно посетила загадочная тревога. Она отразилась на изумрудных глазах и немного на острой линии сахарных губ.  

— Постойте, ведь портной шьет только военные фраки для генерал-губернаторов или парадные кафтаны для послов и политиков! У него там должны быть эскизы и наработки… Кажется…  

— Хм. Действительно, госпожа Мари, простые девушки у нас тут большая редкость.  

— Так что лучше измеряйте грудь! — скомандовала старшая твиллека, пригрозив тонким пальцем. — И надо сообщить портному!  

Замеряя и подсчитывая данные фигуры, одна девочка простодушно отвернулась, чтобы что-то достать из коробки, в которой находились пестрые шелковые ленты и катушки. Затуманенный серый взгляд Мари беззвучно опустился на ее совсем детский силуэт. И как только взгляд достиг нежной шеи оттенка ночи, девушка заметила там ужасную кривую прорезь шрама. Присмотревшись, Мари обнаружила то же самое и у других служанок.  

— Грудь — восемьдесят семь, — ни о чем не подозревая, девочки продолжали работу, а Мари тем временем самовольно погрузила себя в глубокие раздумья.  

Тот шрам. Он портил их детские шеи, портил их красоту, их будущее, и бесцеремонно создавал отвратительные образы в ее воспаленном сознании.  

Она знала, откуда девочки могли получить такие увечья. Еще в далеком детстве Мари познала, что такое рабство. Благо, ее оно не затронуло напрямую, но во времена войны, впрочем, стоит заметить, как и сейчас, рабство было обычным явлением.  

Рабов отбирали варварским методом: мужчин и мальчиков, в основном, для физической работы, девушек же — в богатые дворцы и семьи, в качестве прислуги. Внутрь тела вшивали чип, как залог их свободе. Совсем крошечный, длиной в мочку пальца, но крайне опасный прибор. Ежели по своей глупости раб совершит попытку бегства — чип тут же взорвется, забрав из собой жизнь несчастного.  

 

«Так вот значит кто они! Не простые служанки со всеми правами, что им полагаются, а рабы этого дворца! Рабы империи! » — Мари.  

 

— Вы рабыни, мои милые? Что же вы ничего не говорите мне? Обещаю, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь вам!  

— Не нужно, госпожа, — прозвучал ласковый ответ младшей твиллечки, признаться, услышать который Мари готовилась.  

Но девушка не думала, что он вызовет у нее такую боль. Чтобы не расстраивать твиллек, Мари отвела глаза, в которых медленно, но верно накапливались слезы гнева.  

— Мы живем здесь достаточно долго, и нас все устраивает, — от их слов девушка резко встала.  

— Нам нравится жить во дворце, правда, госпожа! — твиллеки бросились успокаивать ее.  

 

«Как ужасно звучит! Когда личность, у которой отобрали свободу, привыкает к этой жизни, обрекает себя на заточение! Ха! Даже навевает чувство безысходности…  

Смогла бы я так жить? Наверное, нет. Совершенно точно — нет! » — Мари.  

 

Немного успокоившись, Мари присела на обшитый серым шелком диван, который находился в углу комнаты.  

— Какого цвета желаете рубашку, госпожа?  

Отдельный вопрос помог отвлечь ее внимание от беспокойных размышлений.  

— Наверное, серую. Под цвет столичной планеты!  

— А верхнюю одежду?  

Она посмотрела на троих девочек.  

— Какого цвета у вас кожа? Это голубой?  

— Сизый, госпожа, — немного раздраженно ответила старшая твиллека.  

— Вот такого и хочу, — продолжила Мари.  

— Прекрасный выбор, госпожа! Сизый отлично подчеркнет выразительность ваших серых глаз.  

— Да…  

— Мы скоро вернемся! Не переживайте, — твиллечки бесшумно оставили ее покои, видимо, отправились к портному, чтобы сделать заказ.  

 

«Все, что ты увидишь, не должно тебя расстраивать. Наоборот, увиденное еще сильнее укрепит твою веру в наше правое дело! » — Фэренс.  

 

Мари отказалась томиться в душных покоях, и вышла подышать летним воздухом на один из тех долгих и необычайно красивых мостов, которые соединяют огромные башни дворца между собой. Чтобы не простыть под излишним вниманием тоскливых дождей, она накинула сверху ночной халат.  

Мост имел породу неизвестного девушке беловатого камня, а также большие колонны, соединяющие его с крышей. Такая конструкция обеспечивала прохожим защиту от дождей, по крайней мере сверху. Но холодный ветер ловко умудрялся проносить мелкие капли по бокам, между колоннами. А неожиданные огни молний в далеких небесах заставляли ощутить захватывающее чувство новизны.  

Девушка кое-что заметила и слегка повернула усталую голову назад. Прямо за ней, из шелеста бури, возникла одинокая фигура, скрывающая лицо под черным капюшоном.  

В первое мгновение Мари сильно испугалась, горячий мозг даже успел создать пару догадок, но потом фигура отбросила капюшон, показав молодое приветливое лицо.  

— Добрый вечер, — Марак подошел к девушке так, чтобы она могла хорошо его увидеть.  

— Вечер? — пусто спросила Мари. — Странно… Из-за тучи я не могу определить время суток.  

— Да, — юноша обернулся к небесам. — Честно признаться, на планете отвратительный климат. Который раз я это замечаю. И которой раз не перестаю об этом говорить.  

— И что же, такая погода стоит здесь круглый год? — Мари прошла гладкую колонну, рассматривая ближайшие башни.  

— По большей степени, да.  

Ветер пытался овладеть девушкой, но в ее планы такое явно не входило.  

— Могу ли я узнать, где ты был?  

Марак слегка удивился ее нежной прямолинейности. Иногда простоватого обращения так не хватает, особенно в жизни инквизиции. Мари заметила выражение его лица и смутилась.  

— Прости… Здесь становится невыносимо скучно!  

— Ты прости за все неудобства! Я отсутствовал последние три дня, правда. У меня были некие дела в городе, но сейчас я совершенно свободен.  

Увлекшись беседой и нежно переглядываясь, молодые люди совсем не заметили, как прошли уже половину моста.  

— Какие огромные башни! Никогда таких не видела! — Мари в удивлении смотрела на высокую архитектуру.  

— Во всем дворце легко потеряться, если плохо знаешь территорию. Но я надеюсь, что Жиром помог тебе освоиться?  

— Да, конечно, — Мари отвела серый взгляд.  

Вдруг она ощутила нежное прикосновение руки.  

— Смотри, — Марак указывал на темную башню.  

Она стала настолько величественной и огромной, что Мари не смогла разглядеть ее верхушку. Тучи скрывали все.  

— Вот и она, цитадель императора Штрансгерта. Именно там он принимает великих гостей.  

Услышав последнюю фразу, девушка сосредоточила свое внимание на огромных черных окнах, открывающих им вид. Казалось, будто бы там никого не было, но вдруг за стеклом вспыхнул желтый огонек.  

Сердце Мари замерло — именно там находится император. Именно сейчас. Интересно, о чем он думает, что ощущает? Сжигает ли его разум одиночество? Или же компанию императора составляют невинные рабыни вместе с терпкостью вина в холодном бокале? Чувствует ли он ее присутствие?  

Яркие мысли развеял неясный силуэт, появившийся за окном. Казалось, он смотрел прямо на их мост.  

— Видишь ли, наш император уже не молод, — продолжил Марак. — Он предпочитает не покидать пределы дворца.  

Через некоторое время щуплый силуэт исчез.  

— Иногда его поведение может показаться немного суровым, но я скажу, что он — лучший правитель, которого только заслуживает наша империя!  

Завершив свой путь на пороге моста, Марак опустил руку за пояс и что-то достал.  

— Мари де ла Моль! — торжественно начал юноша. — Могу ли я преподнести тебе скромный подарок?  

В черной перчатке туманным блеском полированного камня горела маленькая шкатулка. Девушка взяла ее, открыла. В шкатулке бережно лежала прекрасная заколка с множеством слепящих глаза, драгоценных камней в виде зеленого цветка.  

— Нет, нет, ну что ты! Я не могу принять ее! — Мари резко закрыла шкатулку. — Это слишком дорого… Слишком большая честь для меня…  

— Ни в коем случае! — юноша схватил ее за руку. — Она прекрасно дополнит твой наряд! Пожалуйста! Завтра, когда ты пойдешь к императору, я хочу увидеть зеленую заколку на твоей головке.  

— Хорошо, — она была вынуждена согласится из-за собственной растерянности. — И спасибо.  

Опустившись по ступенькам в пустой коридор, Марак нервно продолжил.  

— Каждое мгновение, проведенное в твоей компании, делает меня чуточку счастливее. И я сберегу, запомню…  

Мари нежно улыбнулась, в ужасе догадываясь о значении его слов.  

— Моя терраса находится прямо за тем мостом. Буду рад, если ты навестишь меня. В любое время суток.  

Марак почтительно кивнул ей и ушел, махнув плащом.  

Когда девушка вернулась в свои покои, на пороге безмолвно стоял Жиром.  

— Госпожа Мари, — он слегка кивнул ей, явно без особого энтузиазма или уважения. — Портной уже принял ваш заказ.  

— Спасибо, — ответила девушка. — И когда же мне ожидать свое платье?  

Смотритель насмешливо обжигал ее острым взглядом.  

— Платье? Что вы! Не платье, госпожа. Вам предоставят официальный наряд для встреч. Когда он будет готов, вас известят.  

После пустых слов Жиром бесшумно растворился среди коридоров, а в покои резво ворвались девочки-твиллеки.  

— Госпожа Мари, о, простите нас! Мы опоздали! Этот хитрец Жиром опередил нас!  

— О чем вы говорите? — разозлилась девушка.  

— Мы хотели рассказать вам о наряде, госпожа Мари.  

— Вы правы, девочки. Жиром уже все сказал мне.  

— Да, но к портному бегали именно мы, — лукаво улыбнулась средняя девочка. — И мне посчастливилось одним глазком увидеть его эскиз. О, госпожа! Знали бы вы, как он прекрасен! Такой наряд… Ах!  

— Да, да! С дорогой шелковой тканью и расписными петельками, — добавила младшая твиллека.  

— Вы так быстро справились, — Мари положила подаренную шкатулку на столик.  

— Стало быть, ваш портной обитает во дворце?  

— Конечно, госпожа. У него есть целая комнатка с прислугой. Ведь работа тяжелая — одевать целый дворец! Чего только стоят шикарные одежды императора!  

— А что это у вас, госпожа? — проворные ручонки мигом стащили шкатулку. — Позвольте!  

Твиллека открыла ее, другие девочки не церемонясь подбежали взглянуть и себе.  

— Ах, какая красота, госпожа! — на детских глазах вышли крупные слезы радости и крошечные слезинки скрытой зависти. — Прекрасная заколка!  

— И кто же вам ее подарил?  

Мари присела на диван, убирая темные локоны от глаз.  

— Этот юнец, Озан, — не придавая особого значения его персоне, ответила Мари.  

— Марак Озан? Ученик мастера Кейда? О, могу ли я обрадовать свою госпожу? Он влюблен в вас!  

— Влюблен, — искренне смутилась Мари.  

— Влюблен по уши! Знали бы вы, сколько красавиц пытались найти скрытый ключик к молодому сердцу! Но Марак все же оставался верен кодексу. Ведь он будущий инквизитор — судья и вершитель закона! А дорогущий знак внимания говорит сам за себя!  

— Даже наша Виолет пала жертвой его обаяния!  

— Не слушайте ее, госпожа! Она все выдумала! — возмутилась старшая твиллека, по-видимому, Виолет.  

Нежные губки надулись, светлые щечки покрылись розовой краской, а тонкие пальчики сжались в кулаки.  

— Правда, госпожа! — азартно продолжала первая девочка. — В прошлом году, когда Мараку исполнилось восемнадцать лет, наша Виолет все время крутилась возле террасы. «Господин Марак, не хотите ли того? Не хотите ли этого? Может напитков? Вы говорите, я все принесу! Может, желаете танец? »  

— Прекрати! — Виолет толкнула ее локтем.  

— Хватит ссор! — громовым голосом скомандовала Мари. — Любовь не заслуживает ваших страданий! Ничего в мире не заслуживает их!  

— Спасибо, госпожа. Вы так добры к нам. Мне кажется, что здесь не хватало только вашего присутствия. Весь холод и пустоту дворца вы смогли заменить красивой игрой на скрипке.  

— Неужели вам здесь действительно так одиноко, как ты говоришь? — Мари взяла скрипку, намереваясь сыграть «Лирику».  

— Ну, иногда, совсем редко, сюда прилетает наследственный принц — племянник императора. Он где-то нашего возраста. Мы часто сидим на террасе и говорим обо всем. Он рассказывал нам свои планы и надежды на будущее. Рассказывал о других мирах, огромных планетах с невиданными пейзажами. На Дромунд-Каас тучи скрывают сияние их звезд, часто повторял он. А мы даже и не знали, как выглядят эти его звезды, ведь всю жизнь мы находимся здесь.  

Вновь грусть за девочек наполнила мятежную душу Мари.  

— Вы ведь сестры, да?  

— Да, госпожа.  

Мари наградила их заботливым взглядом.  

— Семья… Самое важное, что может быть во всей жизни. И когда человек теряет близких… Нет, никто более не заслуживает подобной участи!  

Огромные глаза девушки горели искренним фанатизмом.  

— Главное, вы — сестры, семья. А семья должна оставаться единой, несмотря ни на что. Держитесь вместе, рука об руку, во время любых невзгод. И тогда вы одолеете все преграды! — Мари резко захлопнула крышку футляра, в который чуть ранее отложила скрипку.  

 

«Терпение — важнейшая черта характера. И будет силен тот, у кого развита эта черта! Ему покорятся все враги и соперники. Или же погибнут. Сама жизнь будет с тем, кто прибывает в терпении! » — Фэренс.  

 

 

***  

 

 

На улицах было безумно холодно. Да, летний вечер. А на складе теплее. Да и алкоголь есть, бутылки с которым почти все растащили разбойники, собравшиеся здесь по указанию.  

Стыдно, безумно стыдно смотреть в чистые глаза их лидера, которого они единогласно прозвали Крюком. Причиной такого необычного прозвища послужил его дешевый пиратский протез на левой руке в виде стального полумесяца.  

— Ну, чего смотрите? — проворчал Крюк.  

— А что? — издалека откликнулся уже подвыпивший грабитель.  

— Доигрались! Родная, любимая инквизиция, пускай она пропадет! И что мне теперь, скажите на милость, говорить господину?! Потеряли?! Отдали?! Сами убили?!  

— Да ничего не говори, смотри и не спросит, — ответил все тот же грабитель.  

— Вы все грязные черви, мусор старой цивилизации! А вдруг он потребует вернуть все деньги?!  

— Какие деньги? — удивились разбойники. — Их ведь уже практически нет.  

— Вот и я о том же кричу здесь!  

Лидер схватился за больную голову, предчувствуя очередной приступ мигрени.  

— Ладно, убирайтесь отсюда! Идите прочь! Мне еще аппарат настроить нужно!  

Хмурый сброд начал медленно расходиться. Грязными пальцами люди хватали последние бутылки с ромом. Некоторые разбойники смогли вынести по две, а то и по три бутылки, которых, по расчетам, им должно хватить на несколько дней.  

 

 

***  

 

 

Девушка с прохладным любопытством опустилась в темный подвал, откуда ей ранее довелось услышать неясные шорохи и звуки. Там ее встретил Марак, одетый в одну лишь светлую рубашку и штаны с подтянутой тканью на щиколотках. В его руке энергично горел световой меч.  

Юноша ловко рубил тонкие пластины металла, специально выставленные на прочных креплениях, словно обычную бумагу.  

— Здравствуй, — вежливо обратилась Мари. — Что ты делаешь в подвале?  

— Привет… Я провожу здесь тренировки, — с отдышкой произнес юноша, увидев девушку.  

Он убрал с лица черные пряди и вытер мокрый лоб.  

— Ты можешь меня здесь встретить иногда, но я бываю здесь довольно часто, так что… — из последних сил Марак прошептал слабое подобие фразы.  

На юношеском лице девушка заметила ту самую глуповатую маску улыбки.  

— А что это? Можно? — Мари указала на рукоять меча.  

— А, это световое лезвие, — довольно просто объяснил юноша.  

— Я знаю. Можно посмотреть?  

Марак медленно поднял рукоять и протянул ее девушке.  

— Только прошу тебя, будь осторожнее. Не поранься.  

— Я видела раньше то, как они действуют, — успокоила его девушка. — Сам клинок не ощущается. Это… невообразимо…  

Вскоре она нашла нужную кнопку, и рукоять с треском выпустила алое лезвие наружу. Девушка специально опустила клинок вниз, чтобы никого не задеть. В тени ее фигуру укрыл немного угнетающий красный оттенок. Мари сделала пару ловких движений, отметив необычайную легкость оружия.  

— Алый клинок, цвет зла, — в заключении сказала она.  

— Ну что ты, Мари. Вот ты говоришь, цвет зла, а я так не считаю, — немного смущенно возразил юноша.  

— Чего же еще он может быть цветом? — с явной насмешкой спросила Мари.  

— Алый клинок — это цвет любви, лучей заходящего солнца, быть может, ярких кустов роз. Это цвет верности и сердца цвет.  

— Но не злости? — переспросила девушка.  

— Нет, — спокойно ответил Марак.  

— А как же мечи джедаев? Что они значат?  

— Нуу…  

Юноша широко открыл глаза, в затруднении подбирая слова.  

— Синий — это цвет плавности и океана.  

— А еще неба, — подсказала ему девушка. — Он у меня всегда ассоциировался с ясным небом.  

— Да, да, — продолжил Марак. — А зеленый… цвет жизни, знаний, цвет всех растений и листвы деревьев.  

После возвышенных слов Мари долго смотрела на теневую фигуру юноши. Ей показалось, будто она также что-то испытывает, но могло ли простое ощущение стать правдой?  

Марак вновь принялся за тренировку.  

«Но нет, — подумала девушка. — Перед ней находится все тот же служитель тьмы, как и все на мокрой планете. Холодный и расчетливый человек, проблема которого скрывается лишь в юном возрасте, от того и владеет им неопытность».  

 

«Может найтись и тот, кто обманет твою бдительность, но обман продлится лишь до поры. Когда же придет время — империя безжалостно выпустит хищные когти наружу. И тогда уже никто не сможет от них скрываться» — Фэренс.  

| 20 | 5 / 5 (голосов: 3) | 19:35 07.11.2019

Комментарии

Joele18:04 10.11.2019
dontandy, спасибо большое и вам успехов;)
Dontandy16:29 10.11.2019
joele, спасибо огромное! Насчет ситхов, хочу сказать, что это произведение не совсем о них. Если вам интересно, кто они такие, напишите в гугле, там предостаточно разной информации. В конце 5 главы император рассказывает, как могли появиться ситхи и, соответственно, сама империя. А раскрытие второстепенных персонажей я решил показать в последующих главах. Я хочу вводить новых персонажей плавно, и также плавно раскрывать их. Благодарю за цитату из Гёте! Вам я желаю творческих успехов и свежих идей!
Joele14:55 10.11.2019
Необычная история,очень трогательно. Хорошо переданы чувства,отношения,диалоги. Единственное что мне не совсем понятно кто такие ситхи и откуда они появились? Может стоит показать как было до появления их,немного раскрыть судьбы персонажей которые на втором плане. Стиль написания чем то схож на стиль Ремарка. А ещё перечитывая рассказ, почему то вспомнила четверостишие из Гёте:
Ты ведь тоже-человек!
Приглядись поближе-
Видно: ты не выше всех,
Но ничуть не ниже!
Думаю что образ Мари остаётся в каждом гениальном служителе искусства. Ведь по сути это вечная борьба,за умы,эмоции.
Так что пятёрка заслуженная:)

Книги автора

Имперская скрипка. Пролог
Автор: Dontandy
Рассказ / Лирика Альтернатива Драматургия Любовный роман Фантастика Философия
Пролог повести «Имперская скрипка».
21:13 03.10.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Имперская скрипка
Автор: Dontandy
Повесть / Лирика Альтернатива Драматургия Любовный роман Фантастика Философия
Еще в детстве Мари трагически лишилась своего семейства. По воле безумцев, в чьих руках сосредоточена власть, великая империя начала всеобщий геноцид, так называемую «очистку предателей нового порядк ... (открыть аннотацию)а». Эти события легли жгучей печатью на неокрепший разум девочки. И вот, много лет спустя, она прибывает на Дромунд-Каас, мрачную столицу, чтобы осуществить свое возмездие. При помощи влюбленного в нее юноши Мари попадает во дворец императора. Но являются ли ее планы актом справедливости, или же она простая пешка в чужих руках?
Теги: Скрипка месть империя власть предательство чувства
14:40 14.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 17)

Эйфория
Автор: Dontandy
Стихотворение / Лирика Поэзия
Это стихотворение написано для моего будущего произведения.
Теги: Стих сердце эйфория небо взгляд
00:03 20.10.2018 | 5 / 5 (голосов: 14)

Цвет Корусканта
Автор: Dontandy
Рассказ / Лирика Драматургия Приключения Фантастика
Джедай прибывает на планету Андара, чтобы найти маленькую девочку, которая, как утверждали ее родители, обладает необычайно мощными потоками Силы.
Теги: Космос республика девочка Сила учеба
13:52 25.09.2018 | 5 / 5 (голосов: 6)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019