Режим чтения

Франклины

Рассказ / Проза, События
Парень забирает с места перестрелки чемодан с нехилым кушем. Естественно, законных владельцев этого добра такой расклад дел ну никак не устраивает...
Теги: любовь дорога погоня деньги
Группа: Истории

Оглавление

Franklins

Жить в Штатах не так уж и легко. Иммигранты думают, что мы тут купаемся в золоте и не знаем, куда пристроить излишки своих миллионов, которые добываются только так – по щелчку пальцев. Не то чтобы всё обстоит именно так.  

Жизнь везде не сахар. И даже в нашем государстве социального благоденствия. Особенно, если живёшь в самом дорогом штате (неспроста называемом «золотым») да ещё и пробиваешься в люди с самых низов.  

Я следовал по пути своей кузины и пока что получал высшее образование самостоятельно – предки не могли потянуть классическое университетское – с надеждой, что проработав достаточное количество времени, я поднакоплю деньжат и сам смогу всё оплачивать. Читал литературу и шерстил просторы Сети, жадно вылавливал крупицы информации, откуда только можно было. Это по вечерам и ночам. С утра и до шести вечера я работал в автомастерской помощником главного механика. А после шести я получал от менеджера клуба «Доктор Фит» ценные указания в довесок к пачке флаеров и становился промоутером. И так до полуночи. После этого я, до смерти уставший, отправлялся до свой роднушечки в Чино. Иногда – до своей девчонки из Санта-Моники.  

Это были мои трудовые будни. В выходные же у меня не было постоянной работы. Но, тем не менее, я устраивался куда-нибудь на один-два дня – официантом, садовником, пуллбоем – кем угодно, лишь бы платили звонкой монетой и шуршащим долларом.  

Вот и в эту субботу я отработал смену в только открытом загородном гольф-клубе к северу от Санта-Клариты и спокойно ехал себе домой, когда это случилось.  

Дорога виляла между гор. Над озером Пирамид-Лейк, растянувшимся справа от шоссе, стоял сильный туман. Я проезжал мимо рекреационной зоны, где должны были быть сооружения для отдыхающих.  

Вспышка. Одна. Другая. А вот сразу несколько. То тут. То там.  

Все инстинкты долбили мне по черепу изнутри и благим матом вопили, чтобы я немедля вдавил педаль газа до упора и мчался вперёд, не оглядываясь. Ведь ясно было, как божий день, что это выстрелы. Но я, словно бы повинуясь странному зову, напротив – утопил в пол педали тормоза и сцепления, съехал на обочину, заглушил мотор и прислушался.  

Я не ошибся – где-то там, в тумане шла жестокая перестрелка. Резкие сухие щелчки разрезали влажный воздух. Где-то совсем рядом.  

Мой внутренний голос отчаянно кричал, чтобы я убирался побыстрее и подальше. Я прекрасно понимал, что не смогу так поступить – где-то там мог быть тот, кому нужна моя помощь. Потому я заглушил и подавил в себе все здравые соображения о собственной безопасности и, пригнувшись, осторожно начал продвигаться к берегу вглубь клубящегося тумана.  

И помощь действительно требовалась. Но разве что окружного коронера.  

Там было около полутора десятков человек. И насколько я мог разобраться, все они были мертвы по прибытии. Моему, разумеется.  

Чёрный внедорожник с одной стороны места для кемпинга и массивный седан с другой были безжалостно изрешечены пулями. Как и люди рядом – по четыре человека у каждой из машин. У каждого из них да было какое-нибудь оружие – у кого пистолеты, у кого что-то вроде тех пушек, из которых ребята из Южного Лос-Анджелеса шпигуют друг друга свинцом по будням.  

Насколько я мог судить произошло здесь следующее – представители двух преступных группировок проводили сделку и были вполне себе близки к её успешному завершению, когда к ним нагрянули отсиживавшиеся в засаде агенты ФБР (или же это были просто вооружённые люди в одежде с надписью «ФБР» на спине). Переговоры, если они и были, ни к чему не привели. И тогда начались агрессивные переговоры. Арсенал ФБР был помощнее, чем у «плохих парней» – тут тебе и дробовики, и штурмовые винтовки и полуавтоматическое оружие. Плохиши были, однако, тоже не промах – брали не мощью, а меткостью, почти каждый из федералов получил смертельное ранение в голову – и это при такой-то видимости!  

Я, аккуратно шагая между павшими, потерянно озирался в поисках выживших. И не находил никого.  

Но один ещё был жив. Он прислонился спиной к здоровенному колесу внедорожника, затравленно смотрел в пространство перед собой и часто с надрывом дышал, кое-как прикрывая хлещущую из рваной раны в шее кровь.  

Я рванул рукав его рубашки, потом второй, прижал это к ране и стал давить. Ткань мгновенно пропиталась алым. Нечего было и думать – он был нежилец.  

Из его носа пошли кровавые пузыри. В последний момент он собрался с силами, развернул голову ко мне и что-то хрипло прошептал, а затем стрельнул глазами куда-то вниз. Я не разобрал ни слова, но на всякий случай кивнул – вдруг он высказал свою последнюю волю, не расстраивать же готовящегося отойти чувака, верно?  

Через несколько мгновений он испустил дух и оставил меня наедине с самим собой.  

Несколько секунд я сидел неподвижно, полностью отключившись от мира – словно, погрузившись в ледяную пучину, ничего не слыша, ничего не ощущая. Затем все чувства разом вернулись, навалившись тяжким грузом, а мозг пронзила отчаянная мысль: «Убирайся отсюда! »  

Это было просто чудо, что до сих пор никто больше не то чтобы не остановился рядом (скажем, скучающий шериф на пикапе), но даже не промчался мимо, запомнив случайно номер моего «Шеви». Впрочем, в таком сильном тумане я ещё мог уповать на то, что проезжающий мимо обыватель даже и не заметит мой авто на обочине, но вот если он вздумает остановиться – ну, тогда пиши пропало.  

У ног только что преставившегося парня лежал кейс, именно на него он и смотрел в последний момент. Замки на нём были приоткрыты, содержимое, однако, не вывалилось наружу. Я посмотрел на набранный код.  

1-8-7.  

Надо же. Какое милое совпадение.  

«Это всё из-за кейса», – мелькнула очередная мысль: «Это он причина произошедшего».  

Иначе и быть не могло.  

Я осторожно откинул крышку.  

В кейсе стройными рядами были уложены пачки денег, перевязанные лентами – всё новёхонькое, словно только что из банка. Я взял крайнюю пачку сверху, быстро пролистал её. Мимо меня бессчётное число раз промелькал Бенджамин Франклин.  

Сотки.  

Я прикинул – в пачке навскидку было под сто тысяч. А весь кейс, стало быть, вмещал в себя этак 10 миллионов долларов.  

У меня голова закружилась.  

Это знак свыше. Такими шансами не раскидываются.  

Мне позарез были нужны деньги – и вот так кивок судьбы, они сами шли мне в руки.  

Преступлением против здравого смысла было бы оставить такое богатство здесь.  

Я защёлкнул замки, подхватил кейс и побежал к машине.  

Ключ в зажигание, педаль в пол – и «Шеви», со скрипом выбрасывая гравий из-под шин, рванул вперёд.  

Через несколько минут я вырвался из пелены тумана. От неожиданности я даже зажмурился – таким ярким мне показался свет заходящего солнца. «Надо было сделать это сразу же», – упрекнул я сам себя, доставая телефон и набирая номер экстренной службы. Но, уже запустив звонок, я передумал. Меня могут отследить. Только этого и не хватало – после такого можно весь остаток жизни доказывать на слушаниях о досрочном освобождении, что ты там был абсолютно ни при чём.  

 

***  

 

– Служба спасения, округ Лос-Анджелес, – оповестил меня голос в трубке таксофона.  

– Перестрелка у смотровой площадки Пирамид-Лейк, много раненых, пришлите помощь, – отчеканил я.  

– Представьтесь, сэр, – попросил оператор.  

– Пирамид-Лейк, – повторил я и повесил трубку.  

Прошло несколько минут, как я сломя голову умчался от берегов водохранилища, долетел до предместий Санта-Клариты, свернул на Вал-Верде и позвонил 911 из автомата.  

Теперь же, пригибая голову, я вернулся к машине и вновь пустился в дорогу. Пересечь реку предстояло на мосту из Филмора в Барсдейл, дальше же добраться до Мид-Сити – квартала в Санта-Монике – было делом техники. И свободных дорог.  

Я вновь набрал номер. На этот раз с мобильного.  

– Алло, – раздался спокойный размеренный женский голос на том конце.  

– Миа! – воскликнул я, установил громкую связь и, не теряя ни минуты, пустился в путь по намеченному маршруту.  

– Джон? Тебя плохо слышно…  

Я начал подводку:  

– Помнишь, ты говорила, что у тебя есть маленькая уютная квартирка на самом краю Портленда, оставшаяся от родителей?  

– Помню.  

– Уедем туда.  

– Сейчас? – удивилась Миа. – Но Джон, как же наши…  

– Миа, сейчас нет времени объяснять! Собери самое необходимое и жди меня в Оушен Парке.  

– Что случилось, Джон? – Миа занервничала. – Всё нормально?  

– Это как посмотреть, – туманно ответил я. – Миа, мы едем в Орегон.  

– Орегон? – переспросила она. Я словно бы увидел, как она наморщила лоб, пытаясь понять, что случилось, и зачем надо так срываться с насиженного уже места. Наверняка у неё ко всему прочему болит голова после ночной смены в «Tommy & Gina's Diner». – Я не понимаю…  

– Миа, просто поверь мне и сделай, как я прошу, – я прервал её и сбавил скорость перед поворотом. – Мы уедем из Анджелеса. Может лишь на время, но теперь всё будет иначе.  

Девушка растерянно замолчала.  

– Миа?! – не вытерпел я.  

– Хорошо, Джон.  

В голосе у неё сквозили страх и непонимание. Мне было неловко и даже больно оставлять её в полном неведении, но рисковать не хотелось. В любое другое время я бы счёл это паранойей, но если все звонки прослушиваются, то это может плохо обернуться. Что если меня заподозрят в сопричастности к той бойне? Впереди показались огни Сими-Вэлли.  

– Мы отправимся… туда, куда я и сказал, – напомнил я. – Собери самое необходимое, Миа. Я подхвачу тебя в Оушен Парке.  

Миа вздохнула и разъединила нас.  

Справа от меня промелькнул знак «Добро пожаловать в округ Вентура».  

«Ну надо же», – только и подумал я: «Вентура».  

 

***  

 

Я свернул с бульвара Санта-Моника на набережную, протянувшуюся вдоль парка на берегу океана. У одной из стоящих на вечном приколе бомбард я разглядел худенькую фигуру Мии в белом платье. Я затормозил у обочины и посигналил:  

– Миа!  

Она оглянулась. Я выскочил, подбежал к ней, подхватил на руки и крепко прижал к себе.  

– Джон! – она откинула со лба прядь цвета вороного крыла. – Ну что случилось? Почему такая спешка?  

– Ты всё увидишь, – ответил я, целуя её. – Иди, открой багажник.  

Я подхватил здоровенный чемодан на колёсах, который Миа прикатила сюда от нашей миниатюрной квартирки. «Бывшей квартирки», – поправил я себя, запихивая наши пожитки в тачку.  

– Ты даже не спросил меня, хочу ли я уезжать, – капризно заметила Миа, пристроившись по правую руку от меня.  

– Что нас здесь ждёт, Миа? – спросил я, снимаясь с ручника.  

– Ты это о чём? – возмутилась Миа. – У нас были планы!  

– Да, заработать на колледж где-нибудь через 30 тысяч лет, – проворчал я. – А ещё через столько же расплатиться по ипотеке за хибару в стрёмном районе. Хибару без белого штакетника, заметь!  

– Ну, знаешь! – всплеснула Миа руками. – А что ты предлагаешь теперь? Мы ведь покидаем Лос-Анджелес насовсем? Я права?  

– Точно, насовсем, – подтвердил я. И кивнул на кейс. – Открой.  

– Что это? – спросила Миа, глядя на кейс. Помедлив, она подняла на меня взгляд. – Это причина?  

– Верно, – кивнул я. – Код 1-8-7.  

Я следил за дорогой, так что не смотрел на лицо девушки, когда она открывала кейс. Но я ясно представлял его. И, судя по её шумному длинному выдоху, она была поражена. До самых тёмных глубин души.  

– Это что? – тихо спросила Миа, переведя дыхание.  

– Деньги, – просто ответил я.  

– И сколько здесь? – всё так же тихо уточнила она.  

Я пожал плечами.  

– Думаю, около 10, – и скосил взгляд.  

– Чего? – глаза Мии испуганно блеснули.  

– Миллионов, ясное дело, видишь же какая тут куча папаш-основателей, – рассмеялся я.  

– Это не смешно, Джон, – Миа захлопнула кейс. – Откуда это?  

Её голос дрожал. Да и саму её трясло как осиновый лист.  

– Вот чёрт, – протянул я и остановился у обочины.  

– Ты банк ограбил? – Миа подняла на меня грустный взгляд наполненных слезами глаз.  

– Что?! – поразился я. – Нет!  

Миа заплакала и прижала голову к моей груди.  

– Да ты что, Миа? – прошептал я и заключил её в объятия. Она вся дрожала.  

– Тогда откуда, Джон? – Миа подняла оторвала свою голову от моего поло – глаза у неё были совершенно заплаканы.  

Я трепетно обхватил ладонями её лицо и аккуратно вытер большими пальцами дорожки слёз.  

– Не надо тебе расстраиваться, Миа, – я покачал головой. – Только не теперь.  

Миа кивнула. Она начала понемногу успокаиваться.  

– Я расскажу тебе, ты только не волнуйся, идёт?  

Это были одни из самых трудных минут моей жизни. Я не знал как она воспримет то, что я получил трофей подобно падальщику с поля боя. К моему удивлению и к моей же радости Миа восприняла мои откровения достаточно стоически. Когда я закончил говорить, мы некоторое время просто сидели и молчали.  

– Я не понимаю, Джон, – Миа провела мне рукой по волосам. – Зачем нам надо уезжать? И так поспешно?  

– Как бы там ни было, это кровавые деньги, Миа, – ответил я. – Их будут искать. Кто-то что-то где-то видел, кто-то также слышал, слухи быстро распространяются. Я боюсь, что нас найдут, вот и вся причина.  

– Залечь на дно можно где угодно, и, боже мой, Лос-Анджелес же огромен! И ко всему – это же самое очевидное, что можно было ожидать от нас – что мы сорвёмся куда-нибудь. Куда-нибудь подальше, туда где тихо и мало людей. Скажем, в Орегон. Может, разумнее было бы как раз остаться на месте? – говорила она рассудительно, но я нутром чуял, что в родном мегаполисе мы в опасности.  

Теперь уже мы.  

Да, хорош, нечего сказать, втянул подругу в этот водоворот, чем только думал?  

– Нет, Миа, – я ненавязчиво отстранил девушку от себя. – Нам самое время двигать.  

 

***  

 

Первым делом проехать предстояло через Малибу – город богатых и знаменитых к северо-западу от Санта-Моники.  

Едва мы проехали приветственный знак «27 миль живописнейшей красоты», намекавший на то, что каждый чёртов дюйм этого города таков, как Миа заявила:  

– Я голодна.  

И стала выжидающе смотреть на меня.  

Я скосил глаза на приборную панель. Даже время позднего ужина и то закончилось. Я попытался было съехать с этой темы, но Миа упорно стояла на своём.  

– Ну хорошо, – вздохнул я, съехал с Пасифик-Кост Хайвэй и припарковался у ресторанчика с заманчивой и ничего не говорящей вывеской «У Джеффри». – Пойдём. – И потянулся за кейсом.  

– Ты возьмёшь его с собой? – недоверчиво спросила Миа.  

Я хмыкнул.  

– Ну, да, он тяжеловат, но я дотащу.  

– Я же не об этом, – прервала меня Миа. – Боже, Джон, что с тобой стало?  

– То есть? – удивился я. Интересно послушать, что же это со мной стало.  

– Ты так трясёшься над ним, – Миа усмехнулась. В её голосе мне послышалась толика презрения.  

Я оглядел стоянку – не подслушивает ли кто. Было пусто. Я обернулся к девушке и беззлобно прошипел:  

– Миа! Это десять миллионов! Мы бы вдвоём и за 100 лет столько не заработали!  

Миа пожала плечиками:  

– Может, столько и не нужно? – и пошла к «Джеффри». Я в лёгком недоумении последовал за ней.  

В заведении мы присели за столик в углу, к нам не спеша направился скучающий официант. У него на приколотом к фартуку бейдже значилось «Барни».  

– Добро пожаловать, в ресторан калифорнийской кухни, готовы сделать ваш заказ? – натянул он дежурную шикарную улыбку.  

– Само собой, – ответил я, невозмутимо задвигая кейс подальше под стол и пробегая меню глазами. – Грибной суп, индейка с тыквой и грушевые тарталетки!  

– Отлично! – одобрил официант и ушёл на кухню.  

– Вот о чём я говорю, Джон, – сказала Миа.  

– О чём? – отозвался я, украдкой оглядывая зал. Вроде ничего особенного – несколько парочек. Ни громил, ни людей в чёрном. Пока, по крайней мере.  

– Вот об этом, – Миа взяла меня за руку. – Ты же только об этом и думаешь. Боишься потерять, верно? Боишься, что на очередном горизонте нарисуются Зайка и Тыковка?  

Я не ответил, лишь бровью повёл.  

– Но ещё больше, – Миа прямо в душу мне смотрела своими бирюзовыми глазами, – ты боишься, что появится тот, кто может предъявить на этот кейс куда больше прав, чем ты. Настоящий владелец.  

Она словно читала мои мысли и выуживала из них самые большие страхи на этот момент.  

– Вот что меня стало раздражать в тебе, – Миа прицокнула языком. – Не прошло и нескольких часов, как ты стал одержимым параноиком, чахнущим над кучей денег. А я люблю старого Джона Дэйвиса. Крутого малого из Чино. Крутого, но доброго и отзывчивого. Того, что работал и вертелся, не покладая рук, просто на износ. И успевал везде – даже ухаживал за животными в приюте возле дома. Ты мог бы пожертвовать им солидную сумму. Но разве ты хоть на секунду задумался о таком варианте, Джон?  

– Нет, – признался я и покраснел до корней волос. Какие там животные!  

– Вот-вот, то-то и оно, – грустно сказала Миа. – И то, как к тебе попали эти деньги, – девушка повела открытыми плечиками, словно ей было зябко, и, не договорив, замолкла.  

– Ты этого всё-таки не одобряешь, – сделал я это за неё.  

– Не могу одобрить, – призналась Миа.  

– Миа, это же просто дело случая. Не я же пришил тех ребят! – развёл я руками. – Я просто оказался в нужное время в нужном месте!  

Миа наклонилась ко мне, перегнувшись через столик.  

– А ты не чувствуешь, что это не совсем правильно? – тихо спросила она.  

– А ты не думала, что наше полунищее существование, которое мы влачили – тоже не совсем правильно? – парировал я, нисколько не смущаясь.  

– Ого, – только и сказала Миа, заняв исходное положение. – Хочешь поспорить о вопросах морали?  

– Не хочу, – мотнул я головой.  

– Джон, но ведь ничего не изменится, – также развела руками Миа. – Мы и продолжим такое существование. Ты будешь трястись над каждой купюрой, боясь проколоться и потратить лишку – ведь у налоговой тут же возникнут вопросы об источнике доходов, верно?  

Чёрт, а ведь она была права. Я поостыл и призадумался.  

– Ты сказал, что там явно происходила сделка, значит это наверняка деньги мафии. То есть отмытые деньги, – Миа грустно улыбнулась. – И злая ирония заключается в том, что для того, чтобы мы смогли их применить, понадобится отмыть их ещё раз. То есть обратиться за помощью к людям, замешанным в незаконных делах.  

И вновь она была права.  

– Я придумаю что-нибудь, Миа, – пообещал я. – Что-нибудь не преступающее законов.  

Миа сдержанно улыбнулась.  

– Надеюсь, твоя самоуверенность не доведёт нас до края.  

Официант возвращался к нашему столику с подносом. Я кивнул Мие, давая понять, что разговор мы закончим потом.  

– Ваш заказ!.. – радостно оповестил нас Барни.  

 

***  

 

Через полчаса мы вышли на парковку у «Джеффри». Над океаном уже сгустились сумерки. Мы подошли к самому краю площадки над узкой полосой пляжа.  

– Давай, – сказала Миа с лёгкой усмешкой на губах. – Сделай это, Джон. – И кивнула на кейс.  

– Что? – не понял я.  

Внизу в нескольких ярдах от нас ревел прибой. И тут до меня дошло.  

– Ты спятила, – убеждённо сказал я.  

– Это было бы лучшим твоим решением за сегодня, – так же убеждённо ответила Миа.  

– Ну-ну, – недоверчиво протянул я, развернулся и зашагал к «Шеви».  

– Странное предложение, знаешь, – сказал я, когда мы уселись, и я завёл тачку.  

– Странное? – переспросила Миа и помахала пальчиком у меня перед лицом. – Не-а. Знаешь, что странно? Ну, что, по крайней мере, выглядело странно? Нервно оглядывающийся парень со здоровым кейсом наперевес, оставивший в ресторане на чай официанту в три раза больше, чем стоил ужин для него и его подружки! Вот это действительно странно. Такое местные точно запомнят.  

– Да ладно, – отмахнулся я. – Всем наплевать.  

– Хорошо, если так, – сказала Миа.  

Ехать дальше я не мог – глаза так и слипались после славного ужина. Через пару миль на западной окраине Малибу мы наткнулись на уютный мотель. Я попросил у консьержа номер для молодожёнов – мистера и миссис Смит. Миа только неодобрительно фыркнула, услышав это.  

В номере подруга сразу же оккупировала душ, я же остался предоставлен сам себе. Вид на ночной океан под тусклым светом звёзд приелся через несколько минут. Я включил плазму перед кроватью и уселся, скрестив руки. По ящику мелькали повторы бесконечных «Симпсонов», а в голове роились тяжёлые мысли.  

Что делать дальше? Как рассказать семье о произошедшем? Как они на это отреагируют? Как теперь расплачиваться за всё – постоянно налом? Но на крупные приобретения это не пойдёт – на такое смотрят с подозрением. Передать всё в банк, открыть счёт, выменять на чеки? Но и у этих ребят возникнут ненужные мне вопросы. Может, Миа права?  

А вот и она, собственной персоной – стройная, разгорячённая и румяная, обёрнута в полотенце. Я только хотел завести разговор и намекнуть на то, что зря мы вот так сорвались с места по моей прихоти, но она, не удостоив меня и взглядом, улеглась на своей половине кровати и отвернулась к стене.  

Вот так значит, маленькая мисс Обиженка. Ладно.  

Я полистал каналы. А вот и новости. Ничего особенного я не узнал – все мои догадки были верны.  

Федералы разработали операцию по захвату с поличным представителей двух кланов мафии – из Фриско и местных. Ну что ж, все планы пошли насмарку, парни по ту сторону закона явно никого не хотели допускать до своего дела – вот и прибыло пятнадцать человек на сундук мертвеца. О кейсе не было сказано ни слова – может никто и не знал о нём? Никто, кроме, ясное дело, федов и гвидо.  

Как быстро они выйдут на меня? А выйдут ли вообще? Или удастся залечь на дно? Но что это будет за жизнь, в самом деле?  

По всему выходило, что Миа права. Я поглядел на неё. Грудь девушки мерно вздымалась под сбившимся полотенцем. Ну, даёт. Заснула – и хоть бы хны. А до этого всё ныла: «Надо побыстрее закончить! Невозможно остаться в покое! Стресс! Дискомфорт! »  

Я бережно вытянул полотенце, накрыл Мию одеялом, и, приобняв её, лёг рядом.  

Завтра утром первым же делом признаю, что она права – деньги надо оставить и вернуться в Эл-Эй.  

Только прежде чем оставить их, я вознамерился прикупить обручальное кольцо. И ещё что-нибудь. И на учёбу надо бы отложить. И «Шеви» пора бы обменять на чуточку более крутую вещицу…  

 

***  

 

– Ты была права. Во всём, – выпалил я как на духу.  

Солнце пронизывало комнату золотистыми лучами. Но никаких пылинок в них не плавало – вот что значит Малибу, это вам не «Хилтон» в Сент-Луисе, уборка в номерах – высший класс.  

– Я всё взвесил.  

Миа протянула руку и провела ладонью по моей щетине.  

– Не думай, что я струсил, – не хотелось оправдываться, но иначе, судя по всему, было никак. – Но сейчас, на трезвую голову, я понимаю – это реальная жизнь, мы не в кино. Деньги не дадут нам покоя, избавимся – и дело с концом, уедем в закат. Как ты и хотела.  

Миа, не отрываясь, смотрела на меня. Я осторожно прощупал почву:  

– Только…  

– Я так и знала, – в голосе Мии было столько льда, что хватило бы на дюжину «мохито».  

– Да ладно, брось, – развёл я руками, – полтинник-другой нам будет очень кстати. Ну, будет в кейсе на несколько десятков тысяч меньше, неужели в мафии сплошь жмоты, ревностно считающие каждый доллар?  

– Они тебя за сдачу с кофе удавят, думаешь, в поп-культуре они непонятно с чего показаны жестокими и мстительными? – Миа приникла ко мне. – Я боюсь за тебя. Не хочу, чтобы произошло что-то скверное.  

– Всё будет пучком, вот увидишь, – я небрежно поцеловал её. – Кстати, раз уж заговорила о кофе – давай я схожу и возьму нам, это через дорогу. По-моему они подают его в здоровенных стаканах, как в «Старбаксе». А ты подгони пока тачку, идёт?  

Мы спустились вниз и разошлись – Миа до машины, я же потопал к местечку с крикливо-вычурным названием «Кофе Палас».  

На деле это был тот ещё дворец – ну «Старбакс» и «Старбакс», куда такая бравада?  

Расторопная мадам приняла мой заказ и принялась варить кофе, я же уселся за столик ожидать его. За окном мелькали крыши машин, мчащихся вдаль по хайвэю. Я засмотрелся на них, так что не обратил внимания, как звякнул колокольчик над дверью. В зал кофейни зашёл ещё один посетитель и, юркнув мимо прилавка, подсел ко мне.  

Я удивлённо посмотрел на него, потом огляделся. Здесь было полно свободных мест – кроме меня в заведении сидели ещё парочка посетителей, но и только-то. Какого чёрта он подсел ко мне? Я не знал его – это был незнакомый детина в годах, а мне такие не особо интересны.  

Он не торопился оповестить меня, с чего это он вдруг выбрал мой столик, так что пришлось взять инициативу в свои руки.  

– Ну, и? – как можно небрежнее протянул я.  

– Привет от мистера Морелло, – пробасил детина.  

– Кого?! – искренне удивился я.  

А.  

Сон как рукой стряхнуло.  

Ясно.  

Судя по его левой руке под столом, он нацелил пистолет мне в живот. Или, что, пожалуй, хуже – ниже.  

Ох, как же это было типично! Неужели все мафиози так говорят? Это же сразу выдаёт их с головой! И вообще, почему сразу не пристрелить – без всех этих красивых киношных закидонов? А если я избегу суровой расплаты – что же, выходит, я буду знать, кто у них там всем заправляет? Копам будет любопытно узнать об этом. Угроза убийством, да? Ну-ну, мистер Морелло.  

– Вы о чём вообще? – округлил я глаза.  

– Где кейс? – спросил детина, стреляя глазами по сторонам и как бы между делом – так же равнодушно, как люди говорят «извините», наступив кому-то на ногу.  

– Какой кейс? – невинно захлопал я ресницами. «Не понимать», так до конца.  

– Кейс мистера Морелло, – терпеливо сказал бугай. Ангельское терпение учителя, объясняющего тупоголовому ученику урок.  

– Не знаю, о чём вы, мистер, – сокрушённо вздохнув, покачал я головой.  

– Мы знаем, что он у тебя – отследили «жучок». Не шути со мной, парень, – нахмурился мой собеседник. – Ты с подругой остановился в номере 14 в том мотеле. Мой напарник прохлопал момент, когда вы вышли из номера и получил за это. Так что он пошёл разыскивать твою спутницу, я тут с тобой. Ну как? – он приостановился, чтобы понять, какое впечатление на меня это произвело. – Продолжишь играть в «непонимание? » Учти, мы – серьёзные ребята.  

А впечатление на меня это произвело нехилое, я был до усрачки напуган – особенно за Мию. Она где-то там, а по пятам рыскает дружок этого убийственно серьёзного гангстера. Только и надежды, что напарник тот действительно невнимательный и вновь всё прохлопает.  

И вот же чёрт! Всё оказалось так просто! Отследили маячок – и всё тут, им и не пришлось шерстить информаторов на улицах. Вот ведь как.  

Но я и виду не подал, что напуган. Правда, что предпринять, я пока не знал, мысли лихорадочно роились в мозгу, но все они были одна сумасброднее другой – и почти в каждом варианте расклад был не очень хороший для меня. Но что ещё делать, когда выхода нет? Придётся рискнуть.  

– Ну, так как? Скажешь что-нибудь? – повторил мой визави. Я всплеснул руками:  

– У меня его с собой нет, разве не видно? И перестаньте направлять свой ствол на мой ствол, мне от этого неуютно, могу переволноваться и забыть, куда это я подевал кейс.  

Детина подался вперёд.  

– Слушай, парень…  

Но тут же притих – официант любезно поднёс два стакана с кофе и пакет с выпечкой. Я поблагодарил его и отдал пятёрку. Не хотелось смываться, не расплатившись – эти ребята в «Кофе Палас» были вполне себе милы.  

– Не против? – осведомился гангстер, подвигая к себе один из стаканов и приподнимая пластиковую крышечку с него.  

– Это вообще-то для моей подруги, – сварливо отозвался я.  

Ещё как против, твою мать! Можно подумать, он собирался вернуть мне полбакса за этот грёбаный кофе!  

Тем не менее, подручный Морелло взял правой рукой стакан и пригубил напиток.  

– Ну как? – спросил я бугая, ненавязчиво снимая крышечку со своего стакан. – Крепкий?  

– Не особо, – признал тот.  

– Маловато будет, да? Может добавки?  

Мафиози недоумевающе уставился на меня, он явно не ожидал такого напора.  

Вот он шанс. Я его заболтал, он стал невнимателен.  

Да, я был уверен, что враг ослабил хватку и держит оружие не так крепко, как прежде. Так что я одновременно сделал три вещи.  

Во-первых, я крикнул:  

– Взбодрись! – и выплеснул кофе из своего стакана прямо в лицо мафиози.  

Во-вторых, я хорошенько размахнулся и наподдал ногой туда, где по моему разумению был пистолет. И – вот так чудо! – попал! Выстрел всё же был – боец Морелло судорожно нажал пальцем на крючок, но пуля угодила в стену сбоку от нас.  

Ну и напоследок, я схватил пакет со сладким и дал дёру.  

Да, смертельно опасно, рискуешь отравиться свинцом, но как же не повторить то, что на экране вытворяют суровые хладнокровные герои! А остроумные подъё#ки – неотъемлемый элемент таких выкрутасов, без этого никак! И какой заряд адреналина, ух!  

Я выбежал на парковку у кофейни и завертелся на месте как волчок. Куда?  

«Машина за мотелем! » – сверкнула мысль в мозгу. Я припустил через шоссе – и прямо перед носом у здоровенного монстра-трака, наверняка доведя беднягу-водилу до инфаркта. Однако, этот лихой манёвр дал мне время улизнуть от ребят Морелло – когда я добежал до мотеля и оглянулся, оказалось, что облитый мною гангстер всё ещё на той стороне дороги – он не решился повторить мой смертельный номер – и, вдобавок, к нему присоединился недалёкий и такой же медлительный напарник.  

«Раз он там – значит Миа в безопасности», – подумал я. Эта мысль дала приток свежих сил, и я рванул вперёд. А вслед мне сухими щелчками раздались несколько выстрелов.  

– Охренеть! – едва выдохнул я.  

Одна из пуль срикошетила от металлической подпорки буквально в дюйме от меня. Я залавировал, надеясь, что так им будет труднее попасть.  

Внезапно передо мной возник не кто иной, как Барни, вразвалочку вышагивающий по гравийной дорожке вдоль стены мотеля. Увидев меня, он приветственно помахал:  

– Эй!  

– Уйди, Барни! – рявкнул я.  

Барни замер.  

– Уметайся с улицы! – вновь заорал я, обегая вокруг него. – Спрячься!  

Барни, недоумевая, обернулся вслед мне.  

Вновь защёлкали выстрелы, и бедолага-официант, неловко завертелся и, подкошенный, упал.  

– Ох, твою мать! – выругался я. Не было времени его спасать. Мафиози были в опасной близости от меня.  

Из-за угла вынырнула «Шеви», Миа отчаянно и протяжно посигналила. Я оглянулся в последний раз. Облитый мною бозо присел на колено и теперь тщательно прицеливался.  

Я взмолился всем богам, каких только мог вспомнить и что есть дури припустил к машине. Миа стала добавлять газу и на ходу открыла окно у задней двери. Я понял её намерения и от души понадеялся, что всё именно так и получится.  

Выстрел. Другой.  

«Мимо, мудак! » – злорадно подумал я, рыбкой влетел в салон через окно, неловко приземлился на заднее сиденье и прохрипел:  

– Гони! Гони, Миа!  

– Джон! – плача, выдавила Миа. – Я не могу! Они же…  

Руки у неё просто тряслись.  

– Всё ты можешь! – рыкнул я. – Педаль в пол!  

– Давай ты…  

– Некогда меняться!  

Я посмотрел через заднее стекло. Преследователи кинулись куда-то в сторону – вернее всего, за своими колёсами. За те пару минут, что мы вне поля зрения, нам нужно оторватсья!  

– Во весь опор!  

– Знаки, – пролепетала Миа.  

Ограничение 35 миль по городу, как будто я этого не помнил!  

– Выруливай на хайвэй! – я ободряюще хлопнул её по плечу. – Ну же, милая, давай!  

Девушка послушно свернула на выезд.  

– А теперь не меньше сотни, Миа! И плевать на знаки!  

Я напряжённо застыл между передними сиденьями. Миа добавила оборотов, и «Шеви» нехотя разогналась.  

– Те люди, что стреляли… Это члены банды? – Миа выжидающе посмотрела на меня в зеркало обзора.  

– Нет, это фанаты «Сейлор Мун», – язвительно отозвался я.  

– Джон, – укоризненно протянула Миа сквозь слёзы.  

– Извини, – вскинул я ладони в примиряющем жесте. – Просто гони, ладно? Они отследили нас по сигналу маячка в кейсе, когда увидят, что тот в Малибу – отвалят и от нас.  

Тут взгляд мой упал на пассажирское место впереди. Кейс как ни в чём не бывало лежал там. Я смотрел на него и от изумления и неожиданности не мог выдавить ни звука.  

– Я… Ты сказал, что возьмёшь некоторую сумму, – успокаивающаяся Миа пожала плечиками. – Извини. Я подумала, что не стоит оставлять его вот так – без тебя…  

– Чёрт!! – я перетянул кейс к себе, раскрыл его и вывалил содержимое на заднее сиденье. Затем открыл окно и выкинул кейс прямёхонько в океан. Миа молча наблюдала за мной через зеркало.  

– До самого Окснарда, Миа, не сворачивая и не сбавляя скорость, – напомнил я. – И молись, чтобы копы не остановили нас.  

Напутствовав так подругу, я начал перебирать пачки в поисках «жучка».  

 

***  

 

Уже в Окснарде я пришёл к двум выводам.  

Первый – маячка (как я его себе представлял) среди купюр, по всей видимости, не было, а, значит, он остался в кейсе. А это, в свою очередь, означало, что сейчас парни Морелло возятся на мелководье близ Южного Пляжа.  

Второй – то, что нас не остановила полиция штата за дикое превышение скорости – это божье провидение, примерно одного пошиба с тем, что мы выбрались из Малибу целыми и невредимыми. Которое намекало, на то, что в благодарность было бы неплохо пустить деньги на какое-нибудь богоугодное дело.  

В северной части города я попросил Мию съехать с развязки и припарковаться у молла.  

– А теперь что? – спросила Миа, когда мы встали у бетонной махины торгового центра.  

Я кивнул головой на молл.  

– А теперь ты купишь спортивную сумку, пока я схожу за едой.  

– И мы просто оставим всё это так? – Миа кивнула на заднее сиденье, где возвышалась гора зелени.  

– Оставим, – невозмутимо ответил я.  

– Безумие, – покачала головой Миа.  

– Настоящее. Но скоро оно прекратится, – пообещал я. – Встретимся здесь через десять минут.  

Миа словно бы нехотя кивнула, и мы уже было разошлись.  

– Джон!  

Я обернулся. Миа безнадёжно покачала головой.  

– Эти деньги не принесут нам ничего. Ни вся эта прорва, ни то, что ты хочешь оставить.  

– Да ты шутишь! – обалдел я. – Как – ничего? Уже принесли...  

– Верно, – согласилась Миа и невесело рассмеялась. – Принесли. Не то, что мы ожидали. Оглянись – что мы испытали за последние несколько часов? Разочарование, недоверие к людям, опасение за свою жизнь – мы были на волоске от смерти! Ты хочешь все отпущенные нам годы прожить в постоянной оглядке?  

Я замялся. Ну да, пока всё было так, это верно. Но...  

– Всё выгорит, – бодро ответил я. – Слушай, Миа, мы уже по уши завязли в этом деле, я просто хочу, чтобы всё было не впустую. Не могу отступить на полпути, понимаешь? Раз мы решили, что отдадим их на благотворительность, то так оно и будет.  

– У получателей возникнут вопросы, – напомнила Миа. Словно я этого не знал!  

– Мы смоемся раньше, чем они успеют опомниться. Справимся со всем и уедем в Орегон, как и планировали. Устроим себе отпуск на месяц.  

Миа вскинула ладони:  

– Просто хочу, чтобы ты не передумал.  

Я понимающе кивнул:  

– Само собой.  

Проходя мимо витрин, я недоумевал, почему из еды здесь одни лишь суши. Миа терпеть их не могла – да и её организм их не переносил. Поэтому в поисках чего-нибудь без рыбы и риса я забрёл куда-то совсем в неведомые дали. И по правую руку от себя вдруг приметил вывеску «Интернет-кафе».  

Я не удержался и зашёл – с самого детства не видел таких мест. В наше время Сеть доступна с любого утюга, поэтому такие заведения канули в небытие. Но, вот, оказалось, что не все.  

Парень за стойкой обрадовался редкому посетителю, принял четвертак и назвал номер стола.  

В поисковике я первым делом посмотрел местные новости Малибу. Бедолагу Барни откачали, а вот стрелявших до сих пор не нашли.  

Я, выдохнув, откинулся на спинку кресла. Ну, конечно, не нашли, браво расторопному шерифу. Если этот слуга народа и грязный, то не Гарри, а Санчес.  

Подумав, я вновь прильнул к монитору.  

Ещё кое-что.  

Фрэнк Морелло.  

Но ничего полезного я не отыскал. Кроме устрашающей информации о том, что он входит в десятку самых разыскиваемых Бюро преступников в Калифорнии. Да уж. Если и тягаться, то с самыми опасными, да, Джон?  

Как и было оговорено, через десять минут мы с Мией вновь были у «Шеви». Стоя у левого борта с сумкой на плече, она капризно заметила:  

– Весь молл забит этими проклятыми суши! Надеюсь, ты нашёл что-нибудь более съедобное?  

 

***  

 

– Вот! Тормозни-ка здесь, Миа! Это – то место! – воскликнул я.  

Мы были уже у северной окраины Санта-Барбары, когда я, наконец, заприметил то, что искал. Старая католическая миссия – одна из первых в здешних местах – она была здесь ещё со времён испанских колонистов. Невысокое белокаменное здание с красной крышей и пристройкой, похожей на гасиенду, в окружении пальм и зарослей агавы.  

– Почему именно она? – в очередной раз спросила Миа.  

– Приятные воспоминания из детства, – рассеянно ответил я. Воскресные службы, которые мы посещали с родителями мамы, порой всплывали в моей памяти. Куда отдать деньги на благотворительность, как не сюда?  

Было раннее утро понедельника. У церкви имени покровительницы города стояла единственная машина – старенький седан, принадлежавший, очевидно, падре. Теперь к нему присоединился и наш «Шеви».  

Мы вылезли из тачки и вдохнули утреннюю прохладу, принесённую с Пасифики.  

Я огляделся. Ни души более. Только лишь мы.  

Отлично.  

– Вот и конец нашей затянувшейся эскапады, – нехотя подвёл я итог, как подводят итог фильму словом «конец» на экране. Было у меня ощущение, что обязательно нужно что-то сказать. Миа повела плечами – не то от холода, не то от безразличия. Её можно было понять – она не могла дождаться, пока всё это закончится. Да и я порядком устал мотаться с этим бременем. Я вдруг невольно ухмыльнулся – подумал, что мы с ней словно Фродо и Сэм у подножия Роковой Горы за мгновения до освобождения от ярма Кольца.  

– Так ты идёшь? – оглянулась Миа. Будто боялась, что я вдруг сорвусь, заскочу обратно в машину и умчусь, куда глаза глядят – без неё, но с кучей зелени. А, может, она и впрямь так думала. Будь у меня более расхлябанные моральные принципы, наверное, её опасения были бы ненапрасны. Но…  

– Куда ты – туда и я, – отсалютовал я.  

Мы обошли «гасиенду», поднялись по ступенькам, Миа открыла дубовую створку ворот – и вот мы уже под сводом церкви, шагаем промеж рядов массивных скамей.  

Навстречу нам из боковой комнаты у величественного монолитного алтаря вышел убелённый сединой статный падре. Я не был уверен на все сто, но, кажется, именно его искренние проповеди я слышал с десяток лет назад в этих стенах.  

– Вы самые ранние прихожане на моей памяти. Хотите исповедаться, юноша? – улыбаясь, окликнул он меня и кивнул Мие. – Мисс?  

– Нет, – ответил я.  

Или да? Я так и не придумал, как сказать настоятелю миссии, что именно я намерен был сделать. А почему, собственно, нет. Пожалуй, исповедаться – это неплохая мысль.  

– Видите ли, падре… – затянул я.  

– Отец Мэдоу, – мягко поправил священник.  

– Мистер Мэдоу, видите ли, – я замялся. – Я совершил ошибку…  

Двери церкви распахнулись, и внутрь зашли четверо – все как на подбор в чёрных похоронных костюмах. Двоих я тут же узнал – это они «завтракали» с нами в Малибу, пытаясь угостить нас преотменным свинцом.  

Шестёрки Морелло. Выследили нас.  

Опять.  

Дверь медленно закрылась за вошедшими.  

– И теперь настала пора расплачиваться за неё, – закончил я.  

Мафиози ровным строем печатали шаг по каменному полу, звук гулко разлетался по всему нефу, спугивая голубей, примостившихся на балках перекрытия. Я взял Мию за руку и стал отступать к алтарю.  

– Знаете их? – спокойно спросил Мэдоу. Так спокойно, словно всё происходящее было вполне обычное явление в стенах вверенного ему храма.  

– Поверьте, – процедил я, – они не исповедоваться и не причащаться пришли.  

Словно бы в подтверждение моих слов ребята Морелло расчехлили оружие и взяли нас на прицелы.  

– И вам лучше спрятаться, падре, – тихо сказал я, прежде чем благодатную тишину разорвали пистолетные выстрелы. Мы с Мией нырнули за алтарь, отец Мэдоу последовал нашему примеру. Камень стойко держал огонь неприятеля – честно говоря, не знаю, зачем они вообще тратили патроны впустую, ведь было предельно понятно, что таким оружием наше укрытие не взять.  

Одна из пуль угодила в печально взирающего на всё это безобразие со стены Иисуса. Я вдруг подумал – а что, если бы две тысячи лет назад его не распяли, а, скажем, застрелили – ну, будь тогда огнестрельное оружие? Что бы тогда стало символом веры? Оружейный патрон? И какого именно калибра? Но был вопрос и поважнее в такой ситуации – как выбраться отсюда и, желательно, живыми?  

Я повернулся к падре. То ли он читал мои мысли, то ли в глазах так и застыл этот вопрос, но, скорее всего, и так всё было понятно. Ну о чём ещё можно спрашивать в такие моменты?  

– В покоях настоятеля есть чёрный ход, – сказал Мэдоу. – Как только будете готовы – бегите.  

– А вы? Останетесь? – удивился я.  

– Меня они не тронут, – убеждённо сказал падре. – Я попытаюсь задержать их.  

– Мне вовсе не охота, чтобы вы… – начал было я, но Мэдоу прервал мои излияния:  

– Они перезаряжаются! Давайте!  

Мы с Мией резко вскочили и рванули к покоям настоятеля.  

Растянувшийся в ожидании того, как тебя подстрелят, миг – и мы уже там.  

То, что люди Морелло, скорее всего, рьяные католики, не помешало им открыть стрельбу в храме. А ещё им не хватило ума поставить человека на стрёме у запасного выхода.  

– Заводи! – крикнул я Мие, рванув на себя дверь «Шеви» и кидая сумку назад.  

– А ты? – крикнула в ответ Миа.  

Я открыл бардачок, порылся и выудил складной швейцарский нож – подарок дедули после одной из приснопамятных обеден.  

– Заводи!  

Сам же я кинулся к небрежно оставленному поодаль «Эскалэйду». У меня не было сомнений в том, чей он. Под гневные окрики Мии я пропорол махине колёса с ближайшей стороны. На другую сторону времени не было – ребята-дуболомы опомнились и дружной гурьбой вывалили из здания.  

– Быстрее, Джон! – вновь крикнула Миа, подруливая ко мне.  

Как и у мотеля, я уже на ходу запрыгнул в «Шеви», и, убедившись, что мы уже вне досягаемости, оглянулся и вытянул вверх средний палец.  

– Педаль в пол, и плевать на знаки? – спросила Миа.  

Я хмуро кивнул в ответ.  

 

***  

 

Дорога петляла у подножия горного хребта, а Миа как прилежная ученица на сдаче прав аккуратно проходила каждый поворот серпантина.  

– Джон!  

Я не ответил.  

– Джон!  

– Да? – задумчиво отозвался я.  

– Может скажешь хоть что-нибудь? О чём ты думаешь? – личико Мии исказила гримаса непонимания – не доходило до неё, как можно хранить гробовое молчание в такие моменты. Моменты после того, как жизнь проносится перед глазами и остаётся осознание того, что ничего стоящего за всё время ты так и не добился.  

– Я занят, Миа, – тряхнул я головой.  

– Ты всё время перебираешь их, – в голосе девушки мне послышалось подобие ревности.  

– Я ищу «жучок».  

– Опять?.. Нашёл?  

– Я понятия не имею, как он выглядит, ясно тебе? – вздохнул я. – Об этих грёбаных «жучках-маячках» я только в кино и слышал, ничего необычного я здесь не вижу. Купюры. Перевязочные ленты.  

– Может, ленты? – предположила Миа.  

Я посмотрел на неё как на безумную и ехидно спросил:  

– Ленты? Правда что ли? А, может, купюры? Предлагаешь выкидывать их в окно – одну за другой, чтобы эти отморозки нашли нас по этому следу как Мальчика-с-пальчик, а?  

Миа пожала плечами.  

– Но тебе ведь всё равно надо найти «жучок», верно?  

– Может, и нет, – в раздумье потёр я подбородок. – Если сбагрим сумку, куда и хотели, да побыстрей…  

– Они скоро догонят нас? – перебила Миа. – Те, кто стрелял в нас.  

– Плохие ребята с пушками? – усмехнулся я. – Не, не думаю. Как минимум они до обеда будут просто загорать аккурат рядом со своей выпендрёжной тачкой. И сколько ещё времени займёт замена шин... П-ф-ф, – я презрительно фыркнул, давая понять, как мало меня вообще это заботит.  

Да, после того, как я лихо оставил этих парней с носом, настроение неплохо так скакнуло в сторону позитива. Теперь у меня было чувство, что мне и сам Тихий океан по колено – и пусть меня настигает хоть сам великий и ужасный гвидо Морелло, что с того? Он останется не при делах, как и его нерасторопные исполнители.  

Думая так и лениво перебирая купюры, я задремал под шорох шин и постукивание в кондёре.  

 

***  

 

Меня словно выкинуло из сна – я аж подпрыгнул, полагая что поблизости нечто опасное. А оказалось, что это Миа громко хлопнула дверью. Я перевёл дух.  

– Спокойно, ковбой, – осклабилась Миа. – Кофе?  

Она принесла с собой два стакана и промасленный пакет с чем-то съестным.  

– О-о-о, – простонал я.  

После утренней заварушки меня мутило от одного лишь упоминания кофе.  

– Как хочешь, – согласилась Миа.  

И протянула мне что-то.  

Я присмотрелся.  

Визитка.  

– Что это? – спросил я.  

– Решение нашей проблемы, – нетерпеливо ответила Миа. – Бери же.  

Я повертел карточку. Контакты благотворительной организации Feed The Children. Что-то в духе «накормим всех страждущих в Америке».  

– Хорошо, – удовлетворённо кивнул я и огляделся. – А где мы вообще?  

– Гэри, – небрежно сказала Миа и отхлебнула кофе.  

– В Индиане? – уточнил я на всякий случай, хотя и понимал, как глупо это звучит.  

– Это городок к югу от Санта-Марии, – Миа одарила меня взглядом, которого я и заслуживал. Возможно даже, мысленно она примерила на меня колпак идиота.  

Да уж. Городок. Это вот она точно подметила. Не город, потому как состоял он, судя по всему, из двух пересекающихся улиц.  

Я не преминул язвительно заметить это.  

Миа усмехнулась:  

– Однако на этом перепутье есть всё, что нужно – в том числе и банк.  

Тут было не поспорить – прямо через дорогу от нас было отделение «Пасифик Вестерн».  

– Готов? – спросила девушка. – Или у тебя плохое предчувствие насчёт этого?  

Я не ответил. Это как надо быть готовым к такому – добровольно отдать своё обеспеченное на несколько жизней будущее? Медленно, отчаянно оттягивая момент, я выбрался из машины.  

– Джон!  

Я оглянулся.  

– Оставь эту чёртову сумку там, – попросила Миа.  

Я, молча, захлопнул дверь и на полуватных ногах перешёл дорогу.  

В банке прохлаждалось несколько людей. Пара пенсионеров воевали с кулером – и последний явно одерживал верх. Молодая парочка навроде нас с Мией о чём-то тихо говорили с менеджером – судя по всему, залезали в хомут пожизненной кабалы – всё ради исполнения нашей смутной и размытой национальной мечты. И был ещё один парень в костюме с иголочки – этот напомнил мне одного из «Бешеных псов» Тарантино. Он также тихо беседовал с управляющим.  

Когда я переступил порог банка, робко звякнул колокольчик над дверью. Все живо обернулись ко мне. Я застыл – словно меня застукали за чем-то непристойным и постыдным.  

Парень в костюме внимательно осмотрел меня с ног до головы, особенно долго его взгляд задержался на спортивной сумке, висящей у меня на плече.  

Я в ответ осмотрел его, и мой взгляд особенно зацепился за немного оттопыренный левый бок – там, под ладно скроенным пиджачком, явно была кобура.  

Едва лишь я встретился глазами с его хищным – как у Клинта Иствуда – прищуром, так сразу всё понял. Кто он такой. И зачем он здесь. Он тоже просёк меня. Малый был явно не из глупых.  

– Да быть того не может, – тихо процедил он, словно бы не веря такой вот своей удаче, и потянулся за полу пиджака. Я точно знал, за чем именно.  

Стоит ли говорить, что меня в тот же миг словно ветром сдуло из гостеприимной приёмной «Пасифик Вестерн».  

– Джон, твою мать! – отчаянно выругалась Миа и со злости саданула по рулевому колесу, видя, как я со всех ног несусь обратно к машине со злосчастной сумкой в обнимку.  

– Валим, Миа! – бросил я, запрыгивая в «Шеви».  

– Джон… – начала Миа.  

– Миа! – я взял её за скулы и повернул голову к банку – мой преследователь спокойно вышел из банка и направился к нам.  

– Нет, – обречённо выдохнула Миа и повернулась ко мне. – Ну когда это закончится? – и тут её словно прорвало – она приникла ко мне и умоляюще прошептала. – Выброси её – прямо сейчас! Давай!  

– Ну, уж нет! – прошипел я, оттолкнув девушку. Она смущённо скрючилась на водительском сиденье. – Я доведу всё до конца! Мы столько пережили не для того, чтобы сдаться и бросить всё на полпути. Теперь это дело принципа – мне плевать, пусть эти деньги достанутся кому угодно. Но не вернутся к «законным» хозяевам. Не после всего пережитого! Если ты хочешь уйти – давай, только быстрей, он приближается!  

Парень неспешно приближался – правда, теперь не к нам, а к массивному тонированному купе через несколько авто от нас.  

– Босс! – рявкнул парень, подходя к машине и стуча по окну. – Вы не поверите, что я тут обнаружил! Гляньте-ка, вас это порадует!  

Меня передёрнуло. «Босс? » Выходит, он здесь? Собствнной персоной? Наверное, злой как чёрт, а то как же, оторвали его от невъе##нно важных дел – или чем там боссы занимаются? Определённо, просто полыхает от ярости и хочет только одного – вернуть свои капиталы и насадить говнюка-ворюгу на вилы с последующей доставкой в преисподнюю.  

– Миа, – намного мягче сказал я. – Решайся быстрее.  

– Да чтоб тебя! – Миа до побелевших костяшек сжала руль, завела движок и выехала на шоссе.  

В боковое зеркало я наблюдал за преследователями – вот они выехали с парковки, вот угрожающе быстро настигли нас. А вот они уже слева от нас – и явно готовы спихнуть старенький «Шеви» с дороги.  

Так они и сделали – и от первого же удара лопнула покрышка на заднем колесе.  

Нас понесло ко всем чертям.  

 

***  

 

– Джон! – голос Мии донёсся до меня как сквозь плотную завесу.  

Она растормошила меня.  

– Давай! Надо выбираться! Быстрее!  

Я огляделся вокруг. Машина встретилась на своём тормозном пути с многовековой секвойей у подножия взгорья. Судя по искорёженному и смятому в гармошку капоту, «Шеви» не суждено было больше верой и правдой служить мне долгие годы.  

Авто наших преследователей остановилось у обочины, наружу выбрались двое, деловито оправили костюмы и, не спеша, зашагали к нам.  

– Джон!  

– У меня нога вывихнута, – будничным тоном сообщил я. – Ума не приложу, как умудрился. Тебе ничего об этом неизвестно?  

– Ты нашёл время шутить! – Миа дёрнула дверь и буквально выволокла меня наружу.  

Я, кряхтя, поднялся. Нога горела адским пламенем. Идти я мог, но едва ли в половину нормальной скорости.  

– Идём! – Миа взяла инициативу в свои руки, оперла меня на себя и повела вперёд.  

Я насмешливо осведомился:  

– И куда ты намылилась?  

– Мы оторвёмся от них, – убеждённо сказала Миа. – Помоги мне.  

Мы медленно двинулись в гору.  

– Далеко собрались, детки? – настиг нас оклик. Если бы ситуация располагала, я бы даже сказал, что он был довольно дружелюбный.  

Я оглянулся. Они приближались к нам. Мы с Мией были словно герои слэшера – убийца всегда уверенно догоняет в таких фильмах жертву, как та ни спешит, при том, что сам он передвигается исключительно спокойным размеренным шагом. Прямо как парни за нами.  

Тот, что слева был рослым шатеном в тёмных очках и с пушкой в руках – именно его я видел в банке, второй был поджарым жгучим брюнетом. Оба были в костюмах, но второй держался куда элегантнее – он словно был рождён для того, чтобы в любой ситуации носить деловую одежду и разруливать нетривиальные задачи, а, разрулив их, изящно отряхнуть лацканы пиджака и так же с достоинством удалиться. Бугаю-шатену же было будто бы неловко, и он с удовольствием бы сменил костюм на что-нибудь попроще.  

Когда они подошли ближе, я невольно вздрогнул. Галантный брюнет справа был никем иным как Фрэнком Морелло, капо преступной Семьи Лос-Анджелеса. Я знал это, потому что его портрет красовался седьмым номером в списке самых разыскиваемых Бюро преступников.  

Я тяжело выдохнул. Всё. Это точно конец.  

– Стой, Миа, перестань, – попросил я девушку.  

Что толку трепыхаться? Мы проиграли эту партию.  

– Идём, Джон, – Миа упрямо тащила меня вперёд. – Надо идти.  

– С моим вывихом не уйдём  

– Не вздумай сдаться! – отчаянно прикрикнула Миа.  

– Миа…  

Я вновь оглянулся:  

– Звучит банально, но ты ещё успеешь уйти, если оставишь меня.  

Миа сдёрнула с моего плеча сумку, расстегнула молнию и, обернувшись к мафиози, звонко спросила:  

– Вам ведь это нужно?  

И со всего маху она швырнула сумку со склона, чем немало ошарашила парней. Купюры со стариной Франклином водопадом вывалились наружу, их тут же подхватил ледяной бриз и разметал по всей округе. И думать было нечего, что их можно собрать – через пять минут там, у подножия, можно будет наскрести разве что с десяток тысяч. Да и не кинулись бы Морелло и его цепной пёс собирать свои пожитки. Слишком унизительно.  

«Нет, Миа, теперь им не это нужно. Мы здорово их разозлили. Они нас не отпустят», – подумалось мне.  

– Эй, детишки! – снова этот оклик.  

Мы обернулись. Преследователи почти догнали нас – ещё десять ярдов, и мы все смогли бы обменяться крепкими дружескими рукопожатиями.  

Морелло смотрел на нас с сожалением:  

– Это всё было лихо – особенно этот твой последний финт, малышка – но, по правде, даже меня это здорово разозлило, – он покачал головой. – Я уж молчу о мистере Лири – мой телохранитель едва сдерживается, чтобы не пришить вас на этом же месте.  

– Точно, – подтвердил едва сдерживающийся мистер Лири, кажущийся, впрочем, таким же спокойным, как и в банке.  

– И, честно говоря, теперь я не нахожу ни одного повода удерживать его от этого, – подвёл итог Морелло.  

Я развернулся к Мие.  

– Уходи, живо! – выдавил я как можно тише.  

Бледная девушка лишь слабо качнула головой.  

– Беги, Миа!  

Но она осталась со мной.  

– Ну, хватит этих соплей, – процедил Лири, спуская предохранитель.  

Я обернулся и вскинул руку, невольно закрываясь.  

Первый раз Лири стрелял навскидку.  

Пуля угодила мне в кисть, прошла на вылет и не задела ничего жизненно важного.  

Вторая же попала мне в грудь с левой стороны – видать, глупый телохранитель полагал, что именно там находится сердце.  

Но это не так. А слева в кармане косухи был бумажник, он-то меня и спас – да и Лири, судя по всему и на моё счастье, использовал «медленные» пули.  

Тем не менее, равновесие я не удержал. Меня отбросило назад на добрый ярд. Падать на спину было чертовски больно. Миа бросилась ко мне.  

Я хотел сказать ей, что всё обошлось – пока, по крайней мере, хоть и ненадолго, но мне воздуху не хватало – всё же удар был чувствительный, я словно бы хорошенько получил поддых и всё никак не мог продышаться.  

Пальцы Мии лихорадочно ощупывали меня на предмет ранения. Вывернув карманы куртки и сообразив, что произошло, Миа отбросила бумажник и прижалась ко мне.  

– О, Джон, – судорожно прошептала она мне в самое ухо, и из её глаз брызнули обжигающие мне кожу слёзы.  

Лири сделал было шаг в нашу сторону, чтобы отстранить Мию, но Морелло знаком остановил его.  

– Да ладно! – недовольно протянул Лири. – А чего ради тянуть, босс?  

У меня был тот же вопрос, только озвучить его я не мог при всём желании.  

Морелло поднял отброшенный бумажник и повертел его, разглядывая отверстие и сплющенную пулю, застрявшую в мятой коже.  

– Бывает же, – хмыкнул он и начал осматривать содержимое бумажника. Видимо, в руки ему попались мои водительские права:  

– Чино, – сказал Морелло, пристально глядя на меня. – Далеко же тебя занесло, Джон Дэйвис.  

А вот уже мгновение спустя он вертел в пальцах смутно знакомую визитку.  

– Чёрт тебя дери, – недовольно протянул Морелло. – Что это?  

Визитка была прострелена аккурат в месте логоготипа FTC.  

Я постарался ответить, но издал лишь невнятный хрип. Морелло вошёл в моё положение:  

– Нет, я умею читать, – сказал он. – Спрошу иначе – зачем это тебе?  

Он опустился рядом.  

– Ну же, счастливчик Дэйвис, – прищурился он и повторил свой вопрос. – Для чего это тебе?  

– Я...  

– Хочешь сказать, что собирался отдать деньги на благотворительность? – усмехнулся Морелло и недоверчиво покачал головой.  

– Нет, – просипел я.  

– Собирался, – вмешалась Миа. – Я его уговорила.  

Теперь Морелло внимательно смотрел на неё.  

– Продолжай.  

– Сперва он не хотел этого делать. Мы просто хотели уехать. Подальше, – Миа всхлипнула. – Посчитали это знаком судьбы. Такой свободы у нас могло бы никогда не быть.  

– И вы решили скрыться, залечь на дно, – кивнул Морелло. – Пустились в опасное приключение. Да...  

Он всё так же, оценивающе глядя на нас, поднялся на ноги.  

– Думаю, в какой-то момент вы поняли, что в кейсе есть жучок, да? – спросил он. – Но где именно, так и не выяснили. И решили избавиться от денег вовсе. По-своему. В Санта-Барбаре? И там – в банке?..  

Миа кивнула.  

– Но мы вам помешали. Опять. Что ж, – он дёрнул бровью, – вам было бы проще просто бросить кейс и скрыться, лишь бы только спастись, но вы рискнули. Пусть и с неплохими намерениями. Но в итоге проиграли. Чудом остались живы…  

О, видит бог, как меня подмывало сказать ему: «Спасибо, Капитан Очевидность! »  

– Должен сказать, я под впечатлением, – продолжил Морелло. – Особенно от того, что ты сделала. И я сейчас не про развеянные по ветру деньги. Как тебя зовут, милая? – спросил, улыбаясь, Морелло.  

Миа, уже ничуть не смущаясь и не опуская взгляда, ответила:  

– Миа. Миа Вентура.  

Морелло с удивлением смотрел на неё пару мгновений, потом переглянулся с Лири, и они оба, закинув головы, расхохотались.  

Миа нахмурилась.  

– Что смешного?  

– О, нет, – вскинул ладони Морелло. – Не принимай это на свой счёт, милая. Интересное сочетание...  

И кивнул мне.  

– Дэйвис!  

– Да? – отозвался я. Наконец-то я вновь мог дышать.  

– Пожалуй, тебе досталось лучшее из приключений. Понимаешь о чём это я? (Mi Aventura)  

– Понимаю, – я, тяжело вздохнув, поднялся. Миа поддержала меня под руку. – Творец не обделил меня умом.  

– Так береги её, – посоветовал Морелло.  

Я переглянулся с Мией. У неё дрогнули уголки губ. И глаза вновь были на мокром месте.  

– Непременно, – твёрдо сказал я.  

Миа чуть сжала мне локоть и прислонилась головой к моему плечу.  

– Мистер Морелло, – я хотел прояснить кое-что.  

– Да, Дэйвис?  

– Что теперь?  

– То есть? Что ты имеешь ввиду? – отозвался Морелло.  

– Что мы теперь будем делать?  

– Мы? – удивился Морелло. – Нет никаких «нас», Дэйвис. Лично я и мистер Лири отправимся в закусочную у шоссе в Пасифике и отведаем там отменные стейки. А что же до вас...  

Он пожал плечами и раскинул руки в стороны.  

– Вы вольны делать, что вам вздумается.  

– И вы не станете нас преследовать?  

– Нет, не станем, – покачал головой Морелло. – Даю слово.  

Я кивнул.  

Он кивнул в ответ, отсалютовал и развернулся.  

– Впрочем, – он вновь повернулся к нам. У меня внутри всё замерло. – Мы пока не расстанемся.  

– Нет? – я старался, чтобы голос не дрожал. Но получилось так себе.  

– Нет, – подтвердил Морелло. – Не оставлять же вас здесь. Мы подкинем вас. И вы возьмёте такси до города или авто в каршеринге.  

– Правда? – просияла Миа. Да уж, думаю, мысль переть меня на себе не добавляла ей настроения.  

– Правда? – одновременно с ней спросил Лири.  

– Ага, – заверил Морелло. – Правда.  

– Босс? – непонимающе протянул Лири тоном, который подразумевал: «Да какого хера вы вообще творите?!»  

– Ох, Лири, – отмахнулся Морелло. – Я знаю, что у тебя чешутся руки кого-нибудь прибить. Но давай сегодня ты убьёшь только это в желание в себе, идёт?  

Лири поворчал себе под нос, но не стал спорить и направился вниз по склону. Мы последовали за ним. Морелло и я под руку с Мией. Как старые приятели, прогуливающиеся по солнечному променаду.  

– Знаю, парни слишком ретиво выполняли приказ вернуть деньги, то и дело палили в вас, где ни попадя и почём зря, – немного смущённо сказал Морелло. – Распугали кучу народа. Подражают ему, – он кивнул в сторону телохранителя.  

Лири, к которому это было обращено, в ответ смущённо засопел и почесал нос, не вынимая пистолет из ладони.  

– Господи, убери ты, наконец, пушку, Дэнни! – прикрикнул Морелло, – чего доброго ещё и меня пристрелишь, хоть и ненароком.  

– Ладно-ладно, – воздел Лири руки и убрал ствол в кобуру под пиджаком. Потом обернулся и спросил:  

– Босс, может я чересчур тупой? Всё же объясните – какого чёрта, а?  

– У меня была любовь. Всей моей жизни. Я шёл для неё и в огонь и в воду. Она же бросила меня. Безжалостно. Без сожаления. Разбередила душу и разбила сердце. Проклятая тварь, господи, так и хочется прибить её, но… Не могу. Всегда любил, люблю и теперь. Даже после…  

Морелло замолк, покачал головой и сказал, обращаясь к нам.  

– Смотрю я на вас, детишки, и вижу себя с Лаурой. Но судя по всему, – Морелло кивнул на Мию, – она любит и ценит тебя, Дэйвис. И будет с тобой несмотря ни на что. Всегда – на всю катушку и до самого конца. Я это чувствую. Да уж, – Морелло вздохнул. – Не хочу разрушить вашу жизнь.  

– Босс, да вы шутите?! – изумился Лири. – Что на вас накатило?  

Морелло повернулся к подручному и посмотрел на него так – я этого не видел, но понял – что тот беспрекословно согласился, лишь для проформы недовольно пробурчав:  

– Ну вы даёте, босс…  

Меня мучал один вопрос.  

– Всё-таки это из-за «маячка», да? Каждый раз, что мы натыкались на ваших людей?..  

Морелло рассеянно кивнул. Я нахмурил лоб, соображая.  

– Но ведь мы оставили кейс. А потом я даже снял все ленты с купюр. Тогда как? Где был передатчик?  

Морелло снисходительно покачал головой.  

– Э-э, Джонни-бой, – он раскинул руками, словно пытаясь обхватить весь мир. – Мы живём уже в 21-м веке. Этот жучок любезно одолжили мои кураторы из ФБР. Он микроспической толщины и вшит непосредственно в одну из купюр. Но, – добавил он. – Наша встреча в том захудалом городке – случайность. Уж поверьте. Или судьба. Сами решайте.  

Я готов был как следует отмутузить себя. Ну что стоило догадаться об этом, когда другие варианты уже отпали? Пришлось бы осмотреть каждую из бумажек – но оно ведь того стоило!  

– Этот жучок был всего лишь перестраховкой, ничего подобного не должно было произойти, – покачал головой мафиози. – Сделка была ширмой. Никто не ожидал, что начнётся пальба.  

Я ушам своим не верил. Миа, вроде бы, тоже. Морелло продолжил:  

– Это должно остаться между нами – я на свободе, только потому, что время от времени подкидываю правоохранителям мелкую рыбёшку на скудный обед. Но, – он ткнул в меня пальцем, – вы этого никогда не слышали, ясно?  

– Чего не слышали? – спросил я. Шутить с этими парнями всё же не стоило.  

Морелло довольно кивнул.  

Мы подошли к раскуроченному «Шеви». Я с сожалением окинул его взглядом. Миа тем временем выгребла из бардачка мои скромные пожитки.  

– Ох, чёрт, теперь самое время подумать, где опять брать деньги. Без тачки – никуда, – картинно проворчал я. Морелло посмотрел на меня искоса, но всё же добродушно и снисходительно.  

– Может, самое время продать жильё в Орегоне? – спросила вдруг Миа.  

– Ну уж нет, – твёрдо ответил я. – Даже не думай, девочка. Мало ли когда нам понадобится залечь на дно у бобров.  

 

***  

 

– Я думала, нам конец, – призналась Миа.  

– Словно второе рождение, да? – кивнул я.  

Как и обещал Морелло, нас подкинули до окраины Санта-Марии.  

– Что теперь, Джон?  

Прежде чем ответить, я задрал футболку и продемонстрировал запиханные за пояс тугие пачки. Миа удивлённо, но всё же восторженно посмотрела на меня.  

– Планов громадье, Миа, – сказал я. – Но прежде всего…  

– Да? – заинтересовалась девушка.  

– Думаю, было бы неплохо стать волонтёром FTC. Я чувствую себя обязанным им, понимаешь о чём я?  

Миа понимающе кивнула.  

– А теперь найдём машину. Нам пора домой.  

 

***  

 

– Чёрт! – я готов был проклясть всё на свете.  

– Что, Джон? – подошла Миа.  

Я вздохнул. Миа повторила вопрос.  

– У меня есть лишь то, что я прикарманил из кейса. Не осталось мелочи.  

– Ага, – только и сказала Миа. Очень многозначительно.  

– Но это перебор. Видишь? – я указал на вывеску «Аренда авто – от 20$ в день! »  

– Ага, – повторила Миа, как бы говоря: «И в чём загвоздка? »  

Я внимательно посмотрел на неё и рассмеялся:  

– Разменяешь сотню?

| 1077 | 4.8 / 5 (голосов: 20) | 06:58 25.06.2020

Комментарии

Ladafed17:17 07.08.2020
Классно!
Danwade42003:25 04.08.2020
bozhenka666, Может заодно и своего оприходовал?
Bozhenka66623:44 03.08.2020
Комментарий удален
Bozhenka66623:42 03.08.2020
Комментарий удален
Mephistopheles22823:35 03.08.2020
Комментарий удален
Danwade42023:08 03.08.2020
gia_kancheli, Пиши уже с одного акка, а не с трёх, не ссы
Gia_kancheli22:56 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:55 03.08.2020
Комментарий удален
Danwade42022:43 03.08.2020
gia_kancheli, А сейчас закончил?
Gia_kancheli22:36 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:36 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:35 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:35 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:35 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:34 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:33 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:32 03.08.2020
Комментарий удален
Mephistopheles22822:32 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:32 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:31 03.08.2020
Комментарий удален
Mephistopheles22822:31 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:31 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:31 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:30 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:29 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:29 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:29 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:27 03.08.2020
Комментарий удален
Bozhenka66622:27 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli22:26 03.08.2020
Комментарий удален
Mephistopheles22822:20 03.08.2020
Комментарий удален
Danwade42019:12 03.08.2020
mephistopheles228, Всё сказал?
Mephistopheles22817:22 03.08.2020
Комментарий удален
Mephistopheles22817:22 03.08.2020
Комментарий удален
Bozhenka66617:22 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli17:21 03.08.2020
Комментарий удален
Bozhenka66617:20 03.08.2020
Комментарий удален
Mephistopheles22817:20 03.08.2020
Комментарий удален
Bozhenka66617:20 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli17:20 03.08.2020
Комментарий удален
Gia_kancheli17:18 03.08.2020
Комментарий удален
Danilianno16:30 03.08.2020
andralek, вы оба не стоите моего высратого дерьма.
Duhasen23:38 02.08.2020
Очень понравился рассказ, хорошо, что решил полистать ленту. У вас классно получается!!
Andralek13:48 01.08.2020
danwade420, я уже понял, что то существо-жуткая мразь.
Alekssnegr00:14 01.08.2020
Динамично, а главное читается легко. Вещь!!!
Junni19:35 31.07.2020
danwade420, какие завистливые и злые у вас некоторые почитатели! Не обращайте внимания, пишите!
Junni19:32 31.07.2020
Автору респект! Стиль как раз для динамичных произведений, читается на одном дыхании, хоть я и не поклонница данного жанра!
Danwade42017:54 30.07.2020
andralek, И, да, насчёт агрессии. Если такой вывод из-за перепалки с господином Danilianno, так это у нас давнее и личное, он не упускает случая поднасрать в комментах.
Danwade42017:49 30.07.2020
andralek, Критику я воспринимаю спокойно. Про набор клише я и сам писал в послесловии, не претендуя на оригинальность.

Наверное, потому что там целая цепочка городов, не?
Yalinka14:45 30.07.2020
Ух! здорово.!!
Ivanabsalikov1911:30 30.07.2020
Как мне очень слабая работа
Andralek10:14 30.07.2020
Автор-агрессивное существо, не воспринимающее конструктивную критику.
Его-«произведение»-набор скучных клише.А постоянное употребление урбанонимов выдаёт полное незнание описываемого города.
Danwade42019:13 29.07.2020
iulik, С семи лет корябал помалу, но всё то было не доведённой до конца ужасной мешаниной из прочитанного и увиденного.
В школьные годы башлял разве что матерными сонетами, но, правда, написал пару рассказов – тупорылых донельзя.
А так, не забрасывая дело на полпути – где-то года полтора.
Danwade42019:11 29.07.2020
princesearching, спасибо, экс-земляк
Iulik18:51 29.07.2020
Мне дйствительно понравилось ! Прекрасный стиль!
Сколько лет вы пишите?
Danwade42018:23 29.07.2020
danilianno, Что "мда?" Где ссылка на твой masterpiece, орнитолог?
Princesearching14:06 29.07.2020
Талант у автора заметен невооруженным глазом. А на критику молодых драчунов замечу, что Толкин никогда (за исключением одного эпизода) не бывал в Сердиземье, но это не мешает классности его литературы. Так, что аргумент, о знании заграничной жизни не стоит ни чего. Дерзайте. Удачи.
Danilianno11:25 29.07.2020
danwade420, мда...
Danwade42004:51 29.07.2020
danilianno, Ну и не начинал бы, раз в итоге очканул и слился. Вот чё.
Danilianno20:47 28.07.2020
danwade420, веди себя достойно, вот че. Разговор дальше не вижу смысла продолжать.
Danwade42018:33 28.07.2020
danilianno, А не то что? По IP вычислишь?
Danilianno13:53 28.07.2020
danwade420, ты меня на слабо-то не бери.
Danwade42006:44 28.07.2020
danilianno, Таки слабо накатать что-то стоящее, да, рулевой?
Danilianno21:49 27.07.2020
danwade420, мда... То что можно сказать в трех словах, ты выливаешь в огромную массу ненужного дерьма... У тебя, явно, комплекс неполноценности, баклан.
Danwade42019:49 27.07.2020
danilianno, Ну так поведай нам свой опыт заграничной жизни, орнитолог, если очко не играет и кишка не тонка. Пиздеть в комментах – не мешки ворочать, знаешь – говорилок дохуя, дефицит толковых, но… Ты ведь не из таких, да?
А потому порадуй нас своим жизнеописанием – может, даже, в этот раз у тебя выйдет что-то дельное, вместо того инфантильного бессвязного бреда, который ты выливаешь на сайт в свободное от голландского руления время.
Мы ждём.
Danilianno11:56 27.07.2020
danwade420, судя по этому '' творению'' ни черта ты не знаешь.
Danwade42008:48 27.07.2020
danilianno, Знаю достаточно, орнитолог
Danilianno03:00 27.07.2020
Да что ты знаешь о заграничной жизни, чудак...
Sall19:26 07.07.2020
5.
Vlad_goreliev01:55 04.07.2020
отменный юмор, в меру детализированно, не скучно. самокритика не уместна, хотя с романтикой наверное только чуть-чуть, в остальном шикарно.
Max1809:54 01.07.2020
Понравилось! Сюжет интересный!
Sdobin16:27 27.06.2020
Весьма недурно!)

Книги автора

Последний юный бунтарь 18+
Автор: Danwade420
Повесть / Проза События
Сорокалетний солист поп-панк группы встречает свою школьную любовь. Она красива, успешна и – вот так номер! – одинока. Но… всё не так прозаично…
Теги: любовь музыка рок судьба
01:26 23.02.2020 | 4.96 / 5 (голосов: 30)

Sombra Negra 18+
Автор: Danwade420
Рассказ / Боевик Проза События
На улицах восточного Лос-Анджелеса объявляется группа народных мстителей. Само собой, это привлекает внимание полиции, а, особенно, молодого офицера, жаждущего мести за убийство его семьи…
Теги: любовь месть банды полиция
11:36 01.11.2019 | 4.94 / 5 (голосов: 19)

Вы подпишете эту петицию 18+
Автор: Danwade420
Рассказ / Проза События
Воскресная семейная поездка в новёхонький аквапарк проходит совсем не так радужно, как было задумано...
Теги: семья отдых экотерроризм
14:17 15.07.2019 | 4.92 / 5 (голосов: 25)

Безмятежность 18+
Автор: Danwade420
Рассказ / Проза
Вырванная из контекста короткая глава незавершённого (пока) романа
Теги: любовь дорога поездка
13:36 02.07.2019 | 4.96 / 5 (голосов: 25)

Тень 18+
Автор: Danwade420
Рассказ / Мистика Проза
Скауты из Алабамы попадают в пренеприятнейшую ситуацию из-за проделки компаньона – ведь людская тупость безгранична, а последствия непредсказуемы… Ребята, однако, не промах – водят близкое знакомство ... (открыть аннотацию) с травкой, порно и ружбайками, а, значит, выпутаются из любой передряги. Наверное… Глубокий Юг – он такой…
Теги: школа любовь скауты штаты юг монстр
14:59 23.03.2019 | 4.87 / 5 (голосов: 24)

Только для падающих звёзд 18+
Автор: Danwade420
Рассказ / Проза События
Во время полёта в Вегас звезда блокбастеров оказывается в неприятном положении, из-за которого вынужден вспомнить ключевые моменты своей жизни.
Теги: катастрофа кино семья любовь голливуд наркотики
21:38 21.03.2019 | 4.95 / 5 (голосов: 21)

Дивная благодать 18+
Автор: Danwade420
Рассказ / Постапокалипсис Проза Фантастика
На международной орбитальной станции и так всё было не шибко гладко, а после начала на Земле хорошей заварушки дела и вовсе принимают скверный оборот…
Теги: космос любовь ближайшее будущее война
22:32 31.01.2019 | 4.70 / 5 (голосов: 24)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020