Роман о сексе или о любви?

Роман / Любовный роман, Проза, Психология, Философия, Эротика
Я-женщина. Я - порождение алогичности. Я люблю или изображаю любовь? Я становлюсь лучше, когда ты покидаешь меня. Убедившись, что ты только мой, я расслабляюсь и теряю тебя. Я творю без стеснений и цензуры, без прикрас и гипербол. Без соплей и ванили. Мой язык не отличается профессионализмом прожженых писак. Я просто пишу о себе. И о вас, умеющих любить и ненавидеть, дарящих радость и разочарование. О мужчинах. Разных. Особенных. Лучших. Не судите меня строго. Я - порождение алогичности. Я- женщина.
Теги: Секс эротика роман любовь персонаж

Ира ГУТ  

 

 

 

Роман о сексе или о любви?  

 

 

Часть 1  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ДОРОГОЙ ЧИТАТЕЛЬ. Не суди ее строго – автора и героиню сего творения. Мне не удалось отговорить ее от мысли отдать эти строки в печать. Мои доводы по поводу нецелесообразности оголения души на всеобщее обозрение не были услышаны, и отвергнуты на корню. Я пыталась убедить ее, что автобиографичный роман с философскими отступлениями может отпугнуть избалованного читателя. Она же настаивала, плакала и умоляла, ссылаясь на то, что читатель непременно поймет и примет ее такой, какая она есть. Аргумент, скажу, так себе. Но я сдалась. Беру на себя ответственность и смелость, не подвергнув редактуре, представить на ваш суд роман – биографию моей героини. Ее мысли оформлены на бумаге так, как они родились в ее голове. Ее язык не отличается профессионализмом прожжённых писак. Она творит без стеснений и цензуры. Она изливает на бумагу свою жизнь без прикрас и гипербол. Я бы назвала жанр ее работы философской реалией с долей романтизма, присущего либо молодости, либо женщине. В ее случае – и того, и другого. Чем это произведение станет для тебя, не берусь даже предполагать. Но мы обе желаем тебе приятного времяпрепровождения наедине с этой книгой.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Посвящается лучшим существам на Земле,  

умеющим дарить радость и разочарование, наслаждение и боль,  

любовь и ненависть…  

МУЖЧИНАМ…. всем и каждому…  

 

ПРОЛОГ.  

Ты со мной незнаком. Ты не видел меня никогда. А может быть, видишь каждый день, просыпаясь рядом со мной. Твоя или ничья? Далекая или близкая? Я люблю или изображаю любовь? Я черпаю вдохновение в тебе. Я меняюсь в лучшую сторону, когда ты покидаешь меня. Убедившись, что ты – только мой, я расслабляюсь и теряю тебя. Я – порождение алогичности. Я – женщина.  

Я прочитала «50 оттенков серого» и посмотрела одноименный фильм. И мне стало скучно. А потом узнала, что кассовые сборы этого «шедевра» побили рекорд Гарри Поттера. Стало веселее. Вспомнила, с каким упоением читала том за томом истории о «мальчике, который выжил». С каким трепетом и неподдельными переживаниями следила за этой историей на экране. Пришла к выводу: мир узнал и полюбил Гарри за чудеса. Видимо, в то время обществу не хватало веры в чудо. Поэтому и книги и фильмы стали так актуальны у любой возрастной аудитории. Но несколько лет назад мир потрясли «50 оттенков». Посредством логических умозаключений делаю вывод – миру не хватает секса! Весело… Открыв рот, читать и смотреть все это кинулись люди, вроде бы ограниченные только собственной фантазией, живущие в свободном обществе, не знающем рамок, особенно «за закрытыми дверями» – в спальнях, на огромных кроватях, кушетках, диванах…Почему же тот аспект жизни, который стал таким доступным и открытым, идеализировался? Культ секса. Хм, звучит неплохо.  

Мы говорим о сексе на каждом шагу. Мы говорим со знанием дела, ухмыляясь и эротично потягивая сигарету. Мы со страстью читаем постельные сцены в заграничных романах, свято веря сюжету. Как тут не поверить истории жизни главных героев, если трахаются они очень правдоподобно. Да, миром правит секс. Давайте это признаем. Планета Земля держится на сексе. Может, потому и вертится…  

Я сейчас не говорю о нашей с вами природе, о том, что именно секс дает нам потомство, так как дети – это последнее, о чем мы задумываемся, занимаясь любовью. Даю руку на отсечение, что каждая женщина произносила в самый «ответственный» момент: «только не кончай в меня! ». И любой мужчина подтвердит, что много раз слышал это изречение от партнерши по кровати. Да и самому не очень-то и хотелось семяизвергаться «туда». Потому что он хочет просто трахаться и кончать, а не менять вонючие памперсы.  

Секс – это удовольствие. И это основная причина, по которой мы имеем друг друга. Но вернемся к размышлениям о «высоком» – об искусстве.  

Итак, сравнив два кассовых кино – лидера, я нашла в них нечто общее: и то, и другое – это красивая сказка. Утверждаю! Хоть и тысячи девушек в мире, прочитав и посмотрев «50 оттенков» сейчас смачно плюнут в меня. Ведь каждая ждет принца и каждая надеется, что и на ее долю выпадет один мультимиллионер – Аполлон, с которым она будет счастлива до конца дней своих. Ах, да, а еще он будет первым и единственным. И где ж напасешься на вас всех этих самых красавцев – богачей, рыщущих по спальным районам в поисках девственниц? Да и жениться они предпочитают на особах из своего окружения. Это часть бизнеса, девочки. Итак, повторюсь, это сказка. Красивая, томная, заставляющая промокнуть, сказка. А где реальность? Вот она. Только 1-2% девушек выходят замуж за своего первого мужчину. Обычно женятся опытные пары, нагулявшиеся и понадбившие шишек за свою личную жизнь. Ах, да, забыла, еще женятся «по залету». Когда в порыве страсти все же забыла сказать – «Не в меня! », а он так увлекся, так хотел, что не сдержался и не успел вынуть. Но дети – это святое, не смею даже разглагольствовать о них на страницах книги, которая о похоти и сексе, о философии двоих в кровати, о разнообразии и опыте, об удовольствиях и их имитациях.  

50 оттенков одного мужчины пусть исследуют «избранные», а мы – люди реальные и земные, прошедшие и неудачную первую любовь, и немного беспорядочной половой жизни, вспомним 50 своих первых ощущений, 50 своих историй. Книга о пятидесяти моих мужчинах, которые побывали на мне, во мне, кому как угодно. Мужчинах, владеющих моими телом и душой, таких разных, таких уникальных, таких похотливых и смущенных одновременно…моих – РЕАЛЬНЫХ и подаривших мне самое главное – умение быть желанной, быть раскрепощенной, подаривших мне огромный опыт. Благодаря этим учителям и их урокам удовольствия, я смело вышла замуж и мой муж – самый счастливый мужчина на свете. Не думайте, я сейчас не начну нахваливать свои умения в области интима. Я не об этом. Мой муж точно знает – я никогда ему не изменю. Я не пойду налево. Я видела там все и даже больше. Некоторым бы хватило на добрый десяток жизней. Поэтому, за новыми ощущениями и эмоциями мне точно не туда. Зато мой муж – избранный, ведь он удостоен на себе ощутить и прожить все то, чему я научилась благодаря Вам, мужчины. Надеюсь, меня простит за это откровение мой второй любимый мужчина – мой сын.  

Здесь не будет имен, никаких конкретных названий и точных мест, длинных диалогов и красивых описаний природы. Аналогии, типажи и сходства пусть каждый ищет для себя сам. Итак, 50 разноразмерных членов, 50 вкусов спермы, 50 личностей, 50 персонажей, 50 раз впервые, 50 моих первых мужчин.  

Героиня этой реалии.  

 

 

 

 

 

 

ПЕРСОНАЖ № 0. Ни в счет…..  

Мне 27 лет. Все как у всех. За плечами школы – общеобразовательная и музыкальная, два диплома – оба красные ( мысленно глажу себя по голове), которые вряд ли пригодятся мне в жизни. Хотя народная легенда гласит: « Получи высшее образование и твой диплом обязательно поможет тебе в жизни! ». Работа по профессии, уныние, разочарование в настоящем и призрачные надежды на будущее. Постоянные терзания о предназначении тебя как человека и личности на этом свете. Попытки нащупать предпосылки своей миссии на Земле. И, в конце концов, сжирающая тебя снаружи и изнутри бытовуха, сверхзадачей которой является заключение тебя в оковы бытия и присуждение звания «белка в колесе», которую волнует только одна задача – чтоб не пустовал холодильник. Но при этом ты твердо уверена, что жаловаться не стоит, ведь так живут все. Не жалуюсь, но искренне недоумеваю: неужели в этом смысл жизни – быть рабом бумажек, которые люди красиво назвали «деньги»? нет-нет-нет, ни об этом!  

Сколько помню себя до девятого класса, зашуганная, с крайне низкой самооценкой девочка – слишком худая, слишком высокая, помешанная на учебе. Не особо разговорчивая, стесняющаяся своего роста, потому что в классе была наравне с мальчиками (с годами только поняла, что была полной дурой, недооценивая достоинств). А еще проживающая каждый день – день сурка: школа – дом – школа – дом. Ни гулянок, ни хриплых обжиманий на лавочках, ни ночных поцелуев в грязных подъездах. В общем, бесполезные 15 лет никчемной жизни. И еще…безнадежно влюбленная в НЕГО – персонажа номер 0 – красавца – одноклассника с широкими плечами, с ослепительной улыбкой, с накаченной попой. ( Всегда считала эту часть мужского тела самой привлекательной). Вспомним, как это было у меня, а, может, и у тебя…  

Невольно перехватывает дыхание, когда ОН заходит в класс. Кровь сразу предательски ударяет в лицо, пульс зашкаливает, сердце выскакивает из груди. ЕГО ничего не значащее «Привет», небрежно брошенное всем одноклассникам, принимаю исключительно на свой счет. Одно слово, вылетевшее из ЕГО умопомрачительного, сексуальнейшего рта равноценно для меня длинной беседе с НИМ наедине. Ближайшие два урока настроение у меня на высоте. И непередаваемая тоска, когда эти самые уроки подходят к концу, а значит, встреча с НИМ состоится теперь только завтра. Вечер в компании тетрадей, учебников и мыслей о НЕМ, которые не покидают больную девичью голову ни на минуту, ни на секунду. И так пять лет! Вот это была пытка. Первые эротические сны с ЕГО участием, а в реальности – пара фраз за пять уроков. Только ОН был негласной целью посещения мной школы. Нет, я при этом всегда училась на «отлично». Уж не знаю, как мне это удавалось. Наверное, подсознательно я хотела произвести на НЕГО впечатление, как бы говоря: «Заметь меня, посмотри, какая я умница». Так что причиной моей повышенной успеваемости также являлся ОН. С уверенностью могу сказать, какие там знания?! ОН – лучшее, что случилось со мной в школьные годы.  

– Слушай, дай учебник, у меня страница вырвана, – неожиданно оборачивается ОН и обращается ко мне.  

Впадаю в ступор. Туплю не по-детски. Даже не понимаю, что ОН там у меня попросил. Опять удары в висках, опять сердце отбивает бешеный ритм, опять краснею. Блин! Ну, нельзя же так! Это ж палево! «Дура! » – мысленно ругаю себя. ОН же всего – навсего просит книжку! Мне кажется, что прошла вечность, пока я привожу мысли в порядок.  

– Ку-ку, – ОН щелкает пальцами по обе стороны от моего лица.  

Я молча хватаю учебник со своего стола, руки не слушаются, я неловко роняю книгу на пол. Вот позорище! ОН в мгновение ока наклоняется за книгой сам, поднимает ее и тут же отворачивается. Я же сижу как обосранная, все пытаясь выровнять дыхание. Ладони сильно вспотели. Я утыкаюсь рожей в тетрадку, будто пишу там что-то важное, сама при этом нервно рисую ручкой круги на клеточном поле с такой силой, будто мне непременно нужно продырявить тетрадь до обложки. Вот, блядь, и пообщались…и так изо дня в день. То запнусь при НЕМ, чуть не расстелившись на полу у ЕГО ног, то, отвечая у доски, вдруг ловлю ЕГО взгляд, и напрочь забываю тщательно вызубренный дома материал. Легкая степень сада-маза, короче. Много раз задаю себе вопрос: «Зачем эти самоистязания? » Любишь? Скажи! Признайся! Ведь отрицательный результат – тоже результат. Хотя бы появляется ясность – нужна-не нужна. Нет ведь! Мучаю себя изнутри, разрываю сердце на кусочки, но молчу.  

Домолчалась…удар, болезненный и отбивающий желание жить. С НИМ я впервые почувствовала, что такое ревность. Эти болезненные уколы, еще мучительнее, чем ЕГО невнимание. Хотя какие уколы? Это как удар топора по затылку со всей хлести! Ты даже не успеваешь ощутить боль, а организм уже понимает – это конец. Ревность сжирала меня и раньше, но в более щадящей форме. Девочки из класса, да и всей школы, никогда, в отличие от меня, не теряли возможности с НИМ пофлиртовать. Да и ОН всегда подыгрывал. Но все это безобидный флирт, ни к чему не обязывающий. А в девятом классе ОН начинает встречаться с моей лучшей подругой. С девочкой, которая по сей день остается единственной представительницей понятия женской дружбы для меня – примером и поддержкой. В ситуации с НИМ я ни в чем ее не виню. Я никогда не говорила ей о своих чувствах к НЕМУ. Когда я узнала о завязывающихся между ними отношениях, то искренне пыталась изобразить радость за них. Но теперь посещение школы стало для меня болью вдвойне. Ах, этот подростковый возраст, пубертатный кризис. Я ощутила его сполна, но надо отдать ему должное – настолько ярких переживаний, когда мозг и сердце отказываются сотрудничать, нет ни в одном возрасте человека. Время, когда посещают мысли о суициде, потому что ОН не с тобой, соперничающие с ощущением полного счастья оттого, что этот человек просто существует. А я существовала только те мгновения, когда могла украдкой исподлобья смотреть на занятиях на ЕГО широкую спину передо мной. И как я не прожгла своим взглядом в ней дырку, за столько-то лет? ))  

Я никогда не любила физкультуру. Откровенно говоря, ненавидела ее. Но наблюдать, как ОН отжимается, либо подтягивается, оголяя свои умопомрачительные плечи, было высшим блаженством. Нахождение ЕГО рядом со мной ближе, чем на метр, было чревато тянущим ощущением внизу живота, поэтому дольше десяти секунд я не выносила стоять рядом с НИМ. Позже, спустя годы, ОН задал мне вопрос: «Почему в школе ты бегала от меня? Никогда не поддерживала беседу, старалась уходить, как только я оказывался рядом? »  

Уже с легкостью, с веселым беззаботным смехом, оставив все эти переживания позади, в прошлом, я отвечаю:  

– Я боялась наброситься на тебя и трахнуть!  

Да уж…в шоке была бы вся школа, если бы я, такая серая мышь, накинулась на первого красавца этой самой школы со страстным поцелуем. Этот поцелуй все же состоялся после окончания девятого класса. Но об этом позже…  

Когда начались ЕГО отношения с моей подругой, я почувствовала себя героиней дешевой мелодрамы. Ну, нарочно не придумаешь. Любишь ЕГО, значит, любишь долгие пять лет, а тут – раз, и рядом с НИМ она – та, которую любишь, ценишь и уважаешь ничуть не меньше. И, не смотря на свой юношеский максимализм, и необъятную боль в груди, я поступаю, с моей точки зрения, мудро и единственно верно – я желаю им счастья. Если бы кто-то до этого момента сказал, что мне придется выбирать между любовью и дружбой, я посмеялась бы этому индивиду в лицо. А тут картина маслом – школьная дискотека, медленный танец, и они целуются. Земля уходит из-под ног, рушатся все мечты и планы. (О, как же мы, девочки, любим строить планы! Он тебе улыбнулся, а ты уже мысленно выбрала платье под венец и думаешь: «Два или все же три ребенка у нас будет? »).  

Я себя переборола, честно приложив максимум усилий. Я выбрала счастье ее – девочки, которая мне дорога и которую я люблю по сей день. Никто и никогда не переубедит меня в одном умозаключении – мужчин будет много, лучшая подруга – одна! Большинство не верит в женскую дружбу, считая, что она заканчивается, когда на горизонте появляется мужик. А я верю – искренне. Наверное, мне повезло. Со школьной скамьи и по сей день мы вместе. Неважно, сколько тысяч километров нас разделяет, мы знаем, что мы есть друг у друга – подруги с большой буквы. Редко встречаясь, мы сидим, обнявшись, на кухне, и до рассвета пьем зеленый чай, без остановки разговаривая.  

Однажды мне пришла мысль: будь я лесбиянкой, я бы не смогла представить рядом с собой иную женщину. Только эта девочка смогла бы сделать меня счастливой.  

Я люблю эту молодую женщину за одну уникальную особенность – она катастрофически не умеет сплетничать. Да-да! Нонсенс, женщина, которая не перемывает кости другим женщинам. Нам всегда есть о чем поговорить, не обсуждая и не осуждая всех своих знакомых.  

Вообще, я считаю, что мужчины бОльшие сплетники, нежели женщины. Просто они делают это открыто, в большой компании, преподнося сплетню как новость, которую и скрывать-то нет причины. Они не шушукаются и не говорят за спиной, но при этом обсуждают всех и вся. Еще и злорадно похихикивая при этом. Так что кто еще является обладателем кубка первенства в области сплетен, стоит поспорить.  

Итак, ОН и она теперь вместе, в том далеком девятом классе. Два бесконечно дорогих мне человека. По вечерам я слушаю ее рассказы о том, как в их паре развиваются отношения, как ОН целуется, что говорит, когда провожает ее домой. Иногда слушая эти эмоциональные рассказы, я представляю себя на ее месте, но старательно прогоняю эти мысли, отмахиваясь от своего воображения, как от назойливой мухи. Я вижу в ее глазах счастье – такое чистое и невинное, счастье от переживаний первой любви. Не буду лукавить, иногда, по ночам, меня пожирает зависть, что моя подруга оказалась счастливее меня в своих первых отношениях. И не передать словами ту горечь, что моя первая любовь оказалась неудачной, неразделенной. Но, я думаю, я не одна такая. И многие, кто помнит свою первую любовь, сейчас поймут меня.  

Я приучила себя видеть в своей жизни положительные моменты не в зависимости от того, как сложна ситуация. Плюсовый аспект этой истории в том, что я, оказывается, умею любить – самоотверженно, до мурашек. А ведь, согласитесь, не всех наградил Бог таким умением.  

Да, это была односторонняя любовь, чувство без взаимности. Самый больной вид любви. Взаимность – главный критерий этого великого чувства, если говорить о нем, как о прекрасном. Если любовь не имеет взаимности – она не имеет смысла. Это лишь напрасные страдания, самобичевание и уничтожение нервных клеток, которые, как известно, не восстанавливаются.  

Школа благополучно окончена. Дальше – поступление в колледж. В параллель окончена музыкальная школа. Есть причины собой гордиться – обе школы завершены с отличными аттестатами. Шум вступительных экзаменов, заселение в общежитие, новые знакомства. Но, самое главное, разбегаются глаза от количества все тех же злосчастных Аполлонов – красавцев, подобных моему кумиру. Посещает мысль: «А жизнь-то не так уж плоха…Да нет! Жизнь удалась! " Наличие множества абитуриентов – молодых людей, поступающих, как и я, в колледж, не может не радовать. Моя любимая девочка поступает вместе со мной. Она до сих пор встречается с НИМ. Я уже, переболев, переключаю себя на новый объект. Угадайте, на кого похож этот милый мальчик с огромными глазами? Правильно говорят, влюбляемся мы в жизни один раз, а после ищем похожих. За рутиной подготовки к экзаменам упускаю из виду момент начавшихся разногласий в драгоценной мне парочке. В это время я осознаю, что мое стеснение по поводу роста и фигуры куда-то улетучивается, так как вижу наличие здесь девушек еще выше меня и, к тому же, гордящихся своим ростом. Начинаю отмечать долгие взгляды мужчин, провожающие меня и как шлейф следующие за мной. Здесь легче дышать, чем в школе, отмечаю я про себя. Бегу поделиться своей новой симпатией с подругой и нахожу ее в «разбитом» состоянии на лавочке у общежития. Сердце екает, падает в пятки. Ох, как знакомо это щемящее чувство.  

– Что случилось, солнышко? – Я напугана не на шутку.  

– Мы расстались. – Обреченно произносит она.  

–??? В смысле? – Не нахожу ничего «умнее» этого вопроса в своей голове.  

– Он мне признался, – она начинает всхлипывать, – что был со мной, лишь бы быть поближе к тебе…  

Пауза. Долгая пауза. Наверное, мой открытый рот. Не знаю, не видела себя со стороны. Мучительная пауза. Если убрать матерки в моей голове, проносящиеся со скоростью света, то я в этот момент ни о чем не думала.  

– Что, блядь!? Что ты несешь? – Толи шепотом, толи криком изрекаю я.  

А она плачет и смеется одновременно. Я понимаю, что это истерика. У меня же нет ни слов, ни эмоций. Шок. Ступор. Какие-то бредовые мысли проносятся в голове, но уловить их за хвост не успеваю. И тут ее рыдания резко прекращаются. Она замолкает и сидит несколько секунд в немом оцепенении. Вдруг она резко устремляет свой взгляд куда-то в глубину моих до сих пор выпученных глаз. Следующая ее фраза, как обухом по голове, моей, между прочим, голове:  

– Если вы будете встречаться, я не обижусь. – Пауза. – Он тебе нравится? – Она спрашивает отрешенно, безразлично как-то. Я понимаю, что не ошиблась в выборе лучшей подруги.  

– Нет! – Почти кричу я. – Конечно, нет!  

И, между прочим, говорю в этот момент абсолютную правду, потому что уже отпустила историю, пережгла ее в себе. Только шрамик на сердце остался, но он давно не болит. Лишь иногда реагирует на погоду, немного ноет в дождливые вечера.  

– Он сегодня придет сюда. – Мда, новость не лучше первой. – Он хочет поговорить с тобой.  

В этот момент мне кажется, что я вообще потеряла связь с реальностью, но в голове только одна злостная мысль: «Как он мог? Как он мог так с НЕЙ поступить? » И этого козла я любила!  

Я плюхаюсь на скамейку рядом с моей любимой девочкой и крепко ее обнимаю. Мы вместе взахлеб плачем. Наверное, она – от обиды, я же очищаюсь, потому что странно чувствую себя виноватой перед ней. ОН мне не нужен. Или…нужен? Голова закипает как новый чайник – бурно, интенсивно, с паром и горячими брызгами.  

– Почти полгода…, – всхлипывает она. Слова еле разборчивы. – Я же…люблю его…уже полгода…Ты можешь представить?  

«Пять лет, милая » – думаю я, молча гладя ее по голове.  

Все в мире относительно. Ей кажется, что это долгий срок, зря потерянное время. Пять месяцев. А я застряла в НЕМ на пять лет. Эти мысли проносятся моментально, а вслух я говорю – резко, отрывисто, чтоб привести ее в чувства, при этом продолжая гладить ее в одном темпе по голове:  

– Прекрати реветь! – Мой голос жесткий, низкий, максимально интонационно без эмоциональный. – Ни один мужик не стоит твоих слез! Их – этих бездушных особей – будет много, а ты у себя одна. Он еще пожалеет. Прибежит, но будет поздно. (Господи, что я несу? )  

Странно, но мой назидательный тон ее успокаивает. Она расслабляется на моем плече, всхлипывания становятся тише и менее интенсивными. Лишь ее хрупкие плечи иногда подергиваются от остаточных переживаний. Мы сидим так долго. Я потеряла счет времени. Я слушаю ветер в верхушках деревьев. Мимо пробегают студенты со счастливыми лицами, выражающими одно общее – свободу. В воздухе пахнет листвой, тополями, начавшимся летом. Лето на Урале приходит поздно, а заканчивается рано – как осознание неразделенной любви. Вдруг вспоминаются строки песни – «Лето – это маленькая жизнь... ». Чувствую себя сумасшедшей. Мне страшно хочется петь. Это странное желание трудно побороть. Я крепче прижимаю к себе эту девочку, которой больнее, чем мне. Ведь, наверное, легче пережить безответную любовь, чем сначала чувствовать себя любимой, а потом быть брошенной – резко, внезапно, безжалостно. Сколько за свою жизнь потом я узнаю «низких» расставаний, сколько увижу примеров некрасивых разрывов. Мне искренне будет жаль всех этих девочек, с которыми расстались по смс, оставили записку на стикере, просто добавили в «черный список» в социальных сетях. Эх, мужчины, если вы хотите расстаться – расставайтесь, никто не заставляет вас быть с нелюбимой, но прошу вас! оставайтесь человеками!  

Никогда не забуду расставания со мной одного персонажа. Ресторан, свечи, скрипка, цветы. Я уже ненароком подумала, что мне сейчас сделают предложение, которое хотят услышать все молодые девушки. Да и немолодые тоже. Надо отдать должное этому мужчине.  

– Я перегорел. Зато это честно. Давай расстанемся. – По-мужски так, скупо на эмоции и без подготовительных дифирамбов.  

И вы знаете, мы отлично поужинали после «официального» расставания. Да, потом была ночь слез в подушку, но зато плакала я сытая. И в вазе красовался прекрасный букет. По крайней мере, я не чувствовала себя ущербной. Больше того, с этим персонажем мы общаемся до сих пор, как друзья. Он довольно удачно женился, у него растет пара милых ребятишек.  

Расставайтесь, если чувствуйте прохладу в душе. Не тяните и расставайтесь. Чувство не возникнет заново, если уже ушло. Но делайте это красиво, из чувства уважения к СЕБЕ. Да-да, в первую очередь, к себе. Достойный, самодостаточный человек и уходить должен достойно. Уходить по-английски – это не по-джентельменски! Держите марку, мужики, до конца.  

Выше приведенная история – это будущее, а в настоящем я, наконец, беру подругу за руку и тихонько говорю:  

– Солнышко, пойдем, зайдем в общагу. Поставим чайник, я напою тебя зеленым чаем. Неее, хочешь, напьемся?! Нашего любимого – красного полусладкого? Как мы с тобой пьем, дак бутылки на неделю хватит. В запой? – Как можно бодрее задаю я вопрос.  

Она всхлипывает, но улыбается.  

– Ну, вот и хорошо…  

ОН пришел в этот же вечер, как и обещал ей. Но пришел уже ко мне. Я не успела обдумать, что я буду говорить, потому что весь вечер провела с ней – той, которой было хуже, чем мне. Я лишь успела прийти к одной мысли: стоит только позабыть о любимом мужчине, как он вновь материализуется на твоем горизонте. Эта мысль еще много раз возвращалась ко мне в жизни, а вместе с ней мною когда-то любимые мужчины – предатели. Ах, да, еще осознание одного момента настигло меня в этот день: я ненавижу ждать! Это еще мучительнее, чем безответно любить. Хоть это понятия не одного порядка, но все же захотелось сравнить. И вообще, если ОН мне больше не нужен, то какого черта я так нервно жду вечера?! Почему так тянется время…Я каждые 15 минут смотрю на свои аккуратные, позолоченные наручные часики. Мне дико интересно, что ОН будет говорить. Я жду ЕГО, как человека свободного от отношений? Или жду «убийцу» души своей подруги?  

Время тикает. Шесть вечера…потом семь. Я нервничаю уже заметно. Сгустки эмоций, бурлящие внутри меня, начинают вырываться наружу. Я опять тереблю кутикулу пальцев рук, до крови отрываю кожу у ногтей. Мои движения дерганные, резкие. Я не могу сидеть на месте. Хорошо, что подруга от переизбытка сегодняшних переживаний эмоционально вымоталась, и, напившись валерьянки, спит. Если бы она бодрствовала, то наверняка заметила, что я откровенно ЕГО жду. Пять прошедших лет дают о себе знать. Себя не обманешь.  

Почти восемь вечера. Чтобы как-то отвлечься, я сижу за столом и гадаю на клетчатом листке бумаги. Вы, наверняка, знакомы с этим незамысловатым девичьим гаданием. Пишется твое и его ФИО полностью. Потом одинаковые буквы в ваших именах и фамилиях зачеркиваются. А потом рисуются непрерывные линии. Сначала его, а потом твоя, наложенная сверху. Зачеркнутые буквы – это полосы горизонтальные: одна буква – одна клетка; буквы не зачеркнутые – полосы по диагонали вверх – система та же. Таким образом, пересечения ваших линий в точке – встречи, отрезки совпадающие – ваше время, проведенное вместе. Вся эта кривая – линия жизни. Вот и делаются выводы – длина совпадающих полос – длина ваших отношений относительно всей протяженности жизни. Если в конце линии вообще сходятся, значит, быть вам вместе до гробовой доски. Смешно это все…но по юности свято мне в это верилось. Хм, у нас лишь пара пересечений в точках, и несколько клеточек вместе. Зачем я гадаю на НЕГО, (причем не в первый раз) если решила, что никогда не буду с НИМ? Или все же не решила? Да, я – истинная женщина, сама не знаю, чего хочу. Мои манипуляции прерывает стук в дверь. Она скрипит и из-за нее высовывается лицо одного из первокурсников.  

– Там к тебе пришли, на вахте.  

– Ага, спасибо, – упавшим голосом отвечаю я. Но лицо уже исчезло в дверном проеме, не дождавшись благодарности. Сердце падает куда-то в район левой пятки. Медленно соскребаю себя со стула и с дрожащими руками спускаюсь вниз по лестнице. Один пролет…другой…вот я внизу. «Соберись, соберись, тряпка! » – мысленно уговариваю я себя. Хотя нет, скорее приказываю, потому что уговоры уже не действуют. ОН стоит внизу, небрежно опираясь об стойку ресепшена. Видит, как я спускаюсь. Как всегда хорош, даже неотразим. Улыбается во весь рот. Кривлю в ответ что-то похожее на улыбку. Думаю, что гримаса моя получилась запоминающаяся. Вот бы обладать умением видеть себя со стороны. Мне кажется, что я выгляжу крайне глупо.  

– Привет, – я изображаю удивленное лицо. Надо сделать вид, что я ничего не знаю. Эх, в актрисы меня не возьмут, – а Н...спит у меня в комнате.  

– Я не к ней, – небрежно перебивает ОН меня. И вдруг…целует меня в щеку. Опять бешено стучит сердце. Так близко ОН никогда еще не был.  

– Выйдем, поговорим? – И, не дождавшись моего согласия, разворачивается и выходит.  

Я молча киваю, ковыляя за НИМ на ватных ногах. ОН открывает передо мной дверь. Делаю шаг, будто к средневековой виселице. Мы на крыльце. ОН, не делая паузы, начинает разговор. Кровь стучит в висках, и я плохо разбираю, о чем ОН говорит.  

– Мы расстались с Н. – теперь ОН делает паузу. (Козел. Не расстались вы, а ты ее бросил! )  

Подыграть этой дешевой мелодраме уже не удается, изобразить удивление у меня не получается. Стою, смотрю куда-то поверх НЕГО или сквозь НЕГО, короче, главное, не в глаза. ОН же, напротив, пилит меня своими умопомрачительными глазищами.  

– Я предлагаю тебе встречаться со мной. Ты мне нравишься, – вот так, без лишних слов и дифирамбов в мою честь. – Ты как?  

Воздух тяжелеет. По-моему, я ща грохнусь на этот бетонный пол. Мое затянувшееся молчание ОН расценивает по-своему.  

– Я знаю, что совсем тебе не нравлюсь. Ты всю школу меня игнорила. Но, может, все же попробуем? – ОН заискивающе смотрит мне в глаза.  

«Знает он! Да что ты вообще можешь знать о чувствах и их игнорировании? »  

–Ну…не знаю, – лишь бы что-то ответить, мямлю я.  

ОН в ступоре. Наверное, ЕМУ никогда никто не отказывал. Такому попробуй, откажи!  

–Ну…ты подумай. – Нерешительно, в замешательстве произносит ОН.  

– Хорошо. – Резко отвечаю я и вдруг разворачиваюсь и убегаю. Мое тело делает что-то самостоятельное, не слыша ни мозг, ни сердце. Я слышу, как ОН окликнул меня. Но неконтролируемо мотаю удочки с места битвы.  

В общем, в этот вечер в моей комнате мирно спали две накаченные валерьянкой девицы, из-за одного и того же персонажа в нашей жизни.  

Если коротко, дальше были две непонятных недели ЕГО вечерних посещений нашей студенческой крепости. ОН приходил с цветами, при встрече целуя меня в щеку. Но с каждой встречей я убеждалась в том, что мне даже не о чем с НИМ поговорить. Сколько бесконечных, интереснейших бесед я проецировала и сочиняла в голове все пять лет, пока любила ЕГО. А в реале мне просто-напросто было с НИМ СКУЧНО. Совсем немного потребовалось мне времени, чтоб понять, что это вообще не мой человек.  

А помните, до этого, пять лет слез в подушку и скромных взглядов в сторону этого «бога». Все надежды и нескромные фантазии безжалостно разбились о реальность бытия за две недели нахождения рядом с НИМ. Пустой, интеллектуально слабоватый, гоповатый, неромантичный. Образ, так рьяно оберегаемый и лелеемый мной, хранимый за семью замками, распался на мелкие пазлы, оголив только одну правду – я любила не ЕГО, а иллюзию, которую создала сама себе.  

Мы, женщины, существа, живущие эмоциями и чувствами. Придумываем ЕГО себе сами – нашего гения, кумира, идеального мужчину. Сочинив, верим в НЕГО самоотверженно и отрешенно. Поэтому искренне негодуем, когда реальный «идеальный» партнер вдруг не соответствует образу в голове. В этом случае подобный персонаж лучше бы остался недосягаемым мужчиной – мечтой. Нежели, оказавшись рядом с тобой, окунет тебя твоей милой чушкой в суровую действительность, в реальность. Потому что даже принцессы какают, а уж принцы…. не буду вдаваться в подробности.  

Хотя я даже позволила этому «прынцу» себя поцеловать. Это был мой первый поцелуй. Не потому, что начались наши отношения, а потому, что мне нужно было понять и осознать, что этих отношений никогда не будет. Что чувства угасли, что пять лет страданий – это всего лишь прошлое. Прошлое маленькой глупенькой девочки, которая однажды создала себе кумира и поверила в него. Я поцеловалась не с человеком, которого любила, а с человеком, который оказался предателем. Я видела ЕГО и думала: « А ведь на ЕЕ месте могла быть я! ». Может, тогда я рассуждала по-детски, наивно и без вариантов, прямолинейно и банально, но факт был фактом – я больше не испытывала НИЧЕГО к этому мужчине. Влюбить в себя женщину повторно, если уже разочаровал ее, не удастся ни одному мужику.  

Что греха таить – поцелуй был приятным – густым, чувственным, нежным…эээээ…с ЕГО стороны. Ну, по крайней мере, мне так показалось.  

Эта история закончилась тем, что в очередной вечер, когда этот красавчик ждал меня по традиции на вахте, я просто не вышла к НЕМУ. Видимо, ОН все понял, потому что больше не беспокоил меня. Так закончилась моя первая любовь.  

Прежде, чем представлять свадьбу с объектом своего воздыхания, глотать успокоительные и рыдать в подушку, взгляните, девочки, трезвым взглядом на этот самый объект. Вы видите себя рядом с ним через лет десять? Это он является отцом ваших детей через эти же десять лет? Такой уж он безупречный или это ваши фантазии? И стоит ли вздыхать по тому мужчине, который даже не пытается завоевать ваше к нему расположение? Девоньки, прекратите включать «мужика».  

Это не ты, это он должен добиваться тебя! Или ты уже точно решила, что мужик в вашей будущей паре – ты? Тогда дуй за цветами, моя хорошая.  

 

 

 

 

ПЕРСОНАЖ № 1.  

Ночь. Темно. Двухъярусная кровать студенческой общаги. Свет луны в окно. Тишина. ЕГО дыхание – глубокое, хриплое. Моего дыхания нет. Ощущение, что я забыла, как дышать. Я вся напряжена, вытянута в струну. ОН лежит на мне. Это мой первый мужчина. Я не знаю, куда девать глаза. Отвожу их то влево – в стену, то вправо – в зеркало (где картина не очень – меня почти не видно, я вдавлена в дешевый матрац. Под тяжестью двух тел панцирная кровать прогнулась почти до пола), то на НЕГО, вернее, сквозь НЕГО – куда-то в сетку кровати верхнего яруса. Почему- то в этот момент я думаю о том, что боюсь спать на втором этаже этой чугунной громадины.  

ОН целует мои щеки, мою шею – медленно, иногда только губами, иногда с языком. Расслабляться от этого я и не думаю. ОН переходит своими поцелуями к моему левому уху, сначала потихоньку кусает мочку уха, затем проникает внутрь уха языком. Фууууу!!! Более ужасного ощущения в жизни не испытывала! Вот тогда еще я поняла, что уши- не моя эрогенная зона. Это ощущение для себя я так и стала называть: «Мокрое ухо». Но в тот момент я решила потерпеть. Я еще тогда не знала, что стоит озвучивать мужчине, что не так.  

Дорогие дамы, стоит озвучивать ВСЕ, что вас не устраивает в постели. Поверьте. Так вы и сама останетесь удовлетворенной, и мужчина решит, что вы ему доверяете, делясь своими ощущениями. А то ведь он думает, что вы просто умираете от наслаждения под ним, в то время, как вы, может быть, подобно мне, лихорадочно думаете: «Только не мокрое ухо! » Кому нужны эти жертвы? Ваш мужчина больше оценит, если вы будете с ним откровенны, максимально честны, раскрепощены. И удивитесь, когда и он доверчиво поделиться с вами тем, что нравится в сексе ему. Это сделает вас ближе, роднее. И позволит вам обоим получить максимум удовольствия. И призываю всех женщин – да прекратите вы изображать оргазмы! Может, мужики и дураки, и 90% из них не заподозрит, что вы просто великолепная порно актриса, но себя -то зачем обманывать? Поверьте, на ваше признание ни один из них не скажет, что вы – фригидна (но я сейчас говорю о МУЖЧИНАХ, а не любителях бездушно потыкать членом, улавливаете разницу? ), а будет пытаться найти к вам, именно к вам, подход. Приведу один нехитрый пример (Ой, с этими отступлениями не забыть бы досказать вам историю о лишении своей девственности).  

Моя младшая сестра – девочка замужняя, имеющая пятимесячного ребенка, одним обычным вечером мне признается:  

– Я на этой неделе иду по врачам. Муж отправил.  

–??? – немой вопрос с моей стороны.  

Она заметно начинает нервничать.  

– Ну, колись. – Я побыстрее хочу выяснить причину.  

–Ну, если ты хочешь, скажу… – И опять пауза. Тут она краснеет, нервно поправляет волосы и выдает на выдохе:  

– Я ничего не чувствую в постели.  

Благо, я легко разговариваю на эти темы и чаще всего по существу, при этом не смущаясь. Поэтому, не раздумывая, сразу задаю вопрос:  

– Ты никогда ничего не чувствовала или просто перестала?  

–Ну…(несколько секунд молчания и взгляд в мои глаза, ищущий поддержки) раньше было, но с другими парнями, до мужа. С ним не было.  

–Что же ты делаешь?  

Молчит, потупив взгляд.  

–Изображаешь, что кончаешь. – Сама нахожу ответ я.  

– Да. – Признается она и виновато улыбается.  

– Тебе себя не жалко?  

Тишина.  

–Ты его любишь?  

–Да.  

– Ты призналась ему?  

–Да.  

– Он настоял на врачах?  

–Да.  

Я не скрываю возмущения.  

– Бред! К каким врачам ты собралась? К гинекологам? К сексопатологам? К психологу? Солнце, все проблемы не там – ни в твоей п..де, ты же раньше кончала, все здесь, – я стучу ногтем указательного пальца себе по голове – в область виска.  

Она кивает.  

–Ты можешь поделиться со мной. – Я говорю это спокойно, тихо, включая психолога. – Милая, я – твой родной человек, я ближе, чем любой врач.  

–Да, с тобой мне легче говорить. – Соглашается она.  

– Ну, вот и скажи, как есть. – Настаиваю я.  

– Я не получаю удовольствия от члена, я никогда и не кончала от простого секса. – Она вновь замолкает.  

– Оральный?  

Молчит и краснеет.  

– Милая, – я немного повышаю голос, – это все – природа, физиология, не стесняйся меня. Мужские руки и язык приносят тебе удовольствие?  

–Да, и очень большое. – Подтверждает она.  

–Понятно. А муж об этом знает? Он когда-нибудь радовал тебя подобными действиями?  

– Нет, – обреченно произносит она, – я никогда не говорила ему, что люблю это.  

–Он – твой муж. У вас – ребенок, а ты изображаешь оргазмы в постели с любимым мужчиной?  

Молчит.  

–Долго так собираешься делать? До конца жизни? Или налево пойдешь за ощущениями? Или будешь втайне всю жизнь в ванной самоудовлетворяться? Тебе 20 лет. Ты только начинаешь жизнь как молодая женщина. Ты решила покончить с женской сущностью в себе, раз просто кончить не удается?  

Молчит и улыбается. Ну, хоть улыбается, а не плачет. Мне нравится ее самоирония.  

– Ты делаешь ему минет?  

– Да. – Опять коротко отвечает она.  

– Это же прекрасно! Ему нравится?  

–Вроде да.  

– Вот видишь, он – не противник оральных ласк – это уже хорошо. Почему ты не расскажешь ему о своих интимных предпочтениях?  

– Я его стесняюсь.  

–??? – сейчас уже тупо молчу я. – В смысле? Он видел твои роды! Он был свидетелем сдувшегося пуза с растяжками, грудей, из которых брызжет молоко! Блядь, как можно стесняться в постели того, от кого у тебя ребенок?  

– Ну, вот так. – Уже всхлипывает она. Голос ее упавший, разочарованный, в нем даже надежды нет. ( Хм, психолог из меня – так себе)).  

– Я никогда никого не стеснялась, – продолжает она, – ты же знаешь, как я любила себя. Какое удовольствие мне приносили взгляды и комплименты мужчин.  

«Говорит, как пенсионерка» – думаю я, но чувствую, что ее прорывает.  

– С ним по-другому. Он мне не говорит, что я – красивая, он никогда не смотрит на меня так, как на других. Ты бы видела! Он на улице одаривает женщин такими взглядами, как будто хочет их здесь и сейчас. Я бы все отдала, чтоб он посмотрел на меня так хоть раз.  

– Ты скажешь ему? – я вдруг прерываю эти душевные излияния.  

– Нет, я не смогу. – Резко резюмирует она.  

– То есть будешь и дальше несчастной неудовлетворенной особой, пытающейся кончить от движений туда-обратно члена своего мужа?  

Тишина…  

– За год это хоть раз удалось? – Продолжаю доставать ее я.  

– Нет. – Обреченно мотает головой.  

– Ты себя не уважаешь, не ценишь. – Мой тон достаточно жёсток. – У тебя не происходит эмоционального выплеска, который так необходим нам во времена стрессов и депрессий. И вообще, ты в курсе, что не получающее разрядки возбуждение отразится на твоем здоровье, и физическом и психическом. Не кончать, возбудившись, это как ходить со стоящим членом. Все эти имитации – они накопятся, и когда чаша переполнится, и выплеснется, мало не покажется никому. – Я на секунду замолкаю. – Скажи ему. Не бойся. Я вижу – он любит тебя. Ты предвзята к нему. Ты утрируешь, говоря о его взглядах и поведении. Просто раскройся своему любимому. Договорились?  

Молча кивает.  

– Просто раскрой секрет, – продолжаю я, – это будет вашей общей тайной. Это сблизит вас, вот увидишь…начнете с оральных ласк, потом покажешь ему свой ручкой, как тебе нравится. Поверь, он от этого и сам возбудится не на шутку. Мужикам взрывает голову, когда они видят самоудовлетворяющуюся женщину, даже больше, чем минет. Постепенно он станет тебе помогать. И все! – я захлопала в ладоши, как маленький ребенок. – Будет вам счаааааааастье!  

Не буду разглагольствовать и вдаваться в подробности. Потом мы много о чем еще говорили с сестрой: об интимных игрушках, об анальном сексе, о лесбийских играх и т. д.  

P. S. этой истории: через месяц она написала мне сообщение. Вот выдержки.  

« Милая сестренка. Когда приедешь? Мне нужно с тобой стольким поделиться! Мне так хорошо. Я чувствую себя женщиной. Мы с любимым не вылезаем из кровати. Как будто второе дыхание…»  

Как-то так…Не стесняйтесь того, с кем легли в кровать. Вы поделили ее на двоих, поделитесь же и своими ощущениями. И многочисленных вам оргазмов!  

Вернемся к интиму с персонажем № 1 – первому в моей жизни мужчине.  

Итак, ночь с НИМ. Мне 16 лет. Средний возраст лишения девственности в России. Плюс – минус год для разделительной черты – девочка/ женщина. Возраст порванных плев. После этого мужчина воспринимается иначе. Теперь он – обладатель не только твоей души, но и тела, ведь он побывал внутри тебя.  

То, как мой первый мужчина побывал во мне, откровенно говоря, вспоминаю с иронией.  

Итак, ОН лижет мое ухо, принося максимум дискомфорта его обладательнице. ЕГО руки начинают гулять вдоль моего тела, лаская бока, внешнюю сторону бедер, потом ползут вверх – к моей груди. Сжимают ее то грубо и резко, то нежно и медленно. ОН, не торопясь, задирает мою футболку, продолжая целовать лицо и шею.  

А я все лежу, не шевелясь и не дыша. Как будто меня парализовало. Блин, это сейчас вспоминаю, и мне дико смешно. Со стороны смотрелось, наверное, что я – еще не остывший труп, которому уже все равно, кто его трахнет. Одним словом – бревно. Ну, извините, мне никто не объяснил, что хотя бы стоило изображать, что я что-то чувствую. Страх перед неизведанным сковал меня так, что уж таких-то мыслей точно не пришло. Не было мыслей вообще.  

Знаете, что я делала в момент, когда ОН раздевал меня? Я мысленно считала от 1 до 100 и обратно! Как будто это самое важное, что я должна была сделать в эту ночь. Мой партнер в это время старался доставить мне хоть какое-то удовольствие. Получалось у НЕГО это, мягко сказать, не очень. Как и первый секс большинства, я думаю, это было скомкано и непонятно.  

Итак, последними меня покидают мои новые стринги. Я ж молодец – подготовилась, надев новый комплект белья для такого-то важного события. ОН стягивает с меня эти трусики-ниточки особенно медленно- одной рукой. Перед этим меня предательски покинул лифчик, который был мастерски расстегнут и снят с меня все также одной рукой. Ха. Такое ощущение, что у меня однорукий любовник. Но нет, просто вторая ЕГО рука продолжала изучение на ощупь моего, уже скоро грешного, тела.  

Раздев меня, ОН осыпает поцелуями все мое тело- с головы до пят. Губы достаточно нежные у НЕГО, надо отметить…но, ни движения, ни звука с моей стороны. Я как партизан, которому надо выдержать пытку. Лежу. Все тем же бревном, трупом, неадекватом.  

Сейчас, сквозь года, мне даже стыдно. Могла бы хоть самостоятельно ноги раздвинуть. Ан-нет! От поцелуев, вместо того, чтоб расслабиться, напрягаюсь еще больше. Голова немного туманная и предательски кружится. То ли от новых ощущений, то ли от того, что забываю дышать. В голове, кроме цифр от 1 до100, крутится мысль – куда подевалась моя соседка по комнате, которая спит надо мной? Раньше она всегда приходила ночевать в нашу общую общажную берлогу. Стрелой пронизывает следующая мысль – закрыта ли дверь на шпингалет?! Лихорадочно пытаюсь это вспомнить. Не получается. Не хотелось бы, чтоб подруга застала меня голой под голым задом мужика.  

– Солнышко, расслабься. Не бойся. – Прерывает мой «мачо» мои мысли.  

Ах, да, ОН еще здесь. Невнятно киваю, но нить своих мыслей терять и не собираюсь. Отмечаю про себя тот факт, что меня радует, что не задернуты шторы в комнате, поэтому здесь светло от лунного света. Кстати, с тех пор предпочитаю секс при освещении, чтобы видеть партнера. Так ярче и с большей страстью все происходит. Не выключайте свет. Не теряйте глаз друг друга…  

Мой «первооткрыватель» раздевается сам. Стоит ли говорить о том, что я ЕМУ совсем не помогла? Отмечаю, что у меня замерзли пальцы рук и стопы. Опять же, кстати…с тех пор они всегда остаются холодными, каким бы страстным ни был мой секс и горячим мой партнер.  

– Милая, не пугайся, может быть кровь…я аккуратно. Тебе простынь не жалко?  

Что за дебильный вопрос? Конечно, я же сейчас думаю именно о простыни!!! Хотя…да, видя меня, можно именно так и подумать.  

Вместо слов опять невнятно мотаю головой, теперь только не вверх- вниз, а из стороны в сторону. ОН наклоняется к моему лицу и шепчет на ухо:  

– Будет сильно больно – говори.  

Что я делаю в ответ? Правильно! Опять мотаю головой! Ощущение, что я – немая. Бедрами чувствую ЕГО плоть – твердую, как камень. Становится не по себе. Забываю, какая цифра идет после 29, как идиотка повторяю про себя – « 29, 29, 29».  

ОН немного раздвигает мои ноги одной рукой, другой гладит волосы. Спасибо мне, что я хотя бы подчиняюсь, раз сама на движения не способна. Мой персонаж сгибает одну мою ногу в колене, взяв за лодыжку, ставит на стопу. А я молчу (в принципе, как и до этого)) и закрываю глаза, устав бегать зрачками по комнате и часто моргать.  

Рукой, которая гладила мои волосы, ОН берет свое оружие. Внутри меня поселяется паника. И, похоже, уже раскладывает вещи. Неужели не видно, что я итак сдалась на этой войне? Мною давно выброшен белый флаг…зачем ваше оружие, сэр?  

ОН медленно начинает водить членом вокруг моего клитора, вверх и вниз по половым губам. Стыдно, но стоит ли говорить, что я – сухая, как пустыня Сахара.  

– Ты меня не хочешь?  

«Какое нахер хочешь? Радуйся, что я хотя бы жива под массой твоего тела! » – это в голове, а вслух:  

– Хочу, но страшно просто.  

Смущаюсь своих слов- то ли их сути, то ли того, что вообще могу говорить в этот момент…  

А ОН…улыбается! Искренне и с блеском в глазах!  

Вот, вот, что меня тут же подкупает и приводит в чувства. Все до этого момента было как-то слишком серьезно. А тут вдруг наступило облегчение. Мы будто становимся ближе.  

– Если ты сегодня не готова, давай отложим, – ОН говорит это мягко, нежно, с заботой.  

И тут я чувствую, что там все намокает, немного пульсирует. Щас! Я никогда не бросаю начатое дело. ОН просто об этом не знает. Хорошо или плохо, но мы совершим сегодня этот прорыв – и в прямом и в переносном смысле.  

Также мягко отвечаю:  

–Все хорошо. Просто…ты же знаешь, я ничего не умею. Прости.  

– Девочка моя, я очень рад, что именно я у тебя первый.  

После этих слов ОН резко приподнимается надо мной, опирается на руки у моей головы, будто сейчас начнет отжиматься и медленно- медленно опускается, входя в меня.  

Я, миллиметр за миллиметром, ощущаю ЕГО в себе – все глубже и глубже.  

В голове пролетает уже более позитивный вопрос: «Интересно, сколько у НЕГО сантиметров? » Опять цифры))). Быстро отмечаю, что простеснялась и даже ни разу не взглянула на «него», а ведь это первый член, который находится во мне, первое мужское достоинство в моей кровати.  

В этот момент ОН начинает медленное движение из меня, потом опять «в», потом опять «из».  

–Не больно? – Тихо и аккуратно спрашивает ОН.  

–Нет. – Еще тише отвечаю я.  

ОН производит аналогичные движения чуть сильнее, с бОльшим напором. Потихоньку я замечаю, что темп ЕГО увеличивается, действия становятся более резкими и сильными.  

Но…я не чувствую НИ-ЧЕ-ГО! Еще пара мгновений…ЕГО дыхание учащается, ОН уже плохо себя контролирует. ЕГО зад вздымается надо мной с дикой скоростью – вверх-вниз, вверх-вниз, ОН полностью во мне. Тут ОН издает стон и падает на меня. Я понимаю, что вообще-то ОН только что в меня кончил! В меня! Возвращается паника. А я-то думала, она ушла из временного жилища моей души.  

Я мысленно ругаю себя, что не поговорила с НИМ об этом «до». Этот самый важный нюанс был упущен, а пар моего любовника, наоборот, выпущен в меня.  

Девочки мои! И девственницы, и опытные дамы! Ну нельзя быть такой легкомысленной, как я в ночь своего первого секса. А если мой любовник подарил бы мне в эту ночь ни букет цветов, а букет венерических заболеваний? Ну откуда я знаю, кого трахал до меня этот мужик? Особенно, когда ему 18 лет, и это самое время для беспорядочных половых связей. А если бы «залет»? Кайф же, после первого ж своего секса оказаться беременной? Мечта просто! Мои дорогие, позаботьтесь о своем здоровье, о своем будущем. Два слова. Синонимы. Презерватив – безопасность.  

ОН восстанавливает дыхание.  

–Как ты? – Говорит прямо в лицо, смотрит в глаза.  

Я пожимаю плечами и смущенно создаю на лице подобие улыбки. У меня нет ответа.  

–Не больно?  

Мотаю отрицательно головой.  

ОН слазит с меня, ложится на бок, подпирает голову рукой.  

– Ты точно девочка? У тебя никого не было до меня?  

Молчу пару секунд. Перевариваю информацию.  

– Почему ты спрашиваешь? – недоумеваю я и потому отвечаю вопросом на вопрос.  

– Ну…тебе не было больно.  

Тут ОН резко запускает свои два пальца в меня, я от неожиданности вздрагиваю и охаю.  

ОН, не обращая внимания на мою реакцию, подносит свои пальцы к глазам.  

– Хм, хотя кровь есть.  

Мне почему-то противна эта картина. ОН рассматривает свои пальцы, измазанные моей кровью вперемешку с ЕГО спермой. Меня подмывает высказать неодобрение по поводу того, что ОН в меня кончил, но язык не поворачивается.  

– Ты хоть что-то почувствовала? – В ЕГО глазах толи подозрение, толи жгучий интерес.  

– Ну…было немного приятно, – откровенно вру я.  

–Ну и хорошо. В следующий раз будет еще приятнее, – с легкостью резюмирует ОН и перемахивает через меня, спрыгивая с кровати.  

–Я пойду, покурю.  

– Угу, – киваю я, про себя вдруг подумав: «Следующего раза у нас с тобой не будет…».  

ОН резко целует меня в лоб, как покойника. (Еще бы, я только что мастерски изображала бездыханный труп)))  

Мой первый мужчина хватает из кучи одежды свои трусы, натягивает их, озвучивая, что сбегает перед курилкой в душ. Футболка. Треники. Тапочки. В дверях, улыбаясь, многообещающе произносит:  

–Скоро вернусь. – И захлопывает дверь.  

Лежу. Молчу. Я не ответила ЕМУ ни на одну фразу. Я – человек крайне коммуникабельный, чрезмерно разговорчивый (такой я стала в последние месяцы жизни, как будто с окончанием школы меня прорвало на «поговорить») этой ночью молчала как никогда много. Осадок какой-то внутри. Хочется плакать. Лежу все тем же бревном. Медленно запускаю пальцы туда, где недавно были ЕГО пальцы. Подношу к глазам. Смесь интересная…и запах необычный. Резко вскакиваю, натягиваю халат, запахиваю, пулей несусь в душ. Душ в общаге один на блок ( блок – это четыре комнаты, объединенные общим коридором, туалетом и этим самым душем), благо он не занят – все спят. Мой «первенец» убежал мыться в свой блок – этажом выше.  

Огромное желание – смыть с себя эту ночь и остатки этого мужчины.  

Мне противно. Я почему-то долго тру губы под струями теплой воды, как будто они больше всего хранят отпечатки произошедшего. В голове стучат, как назойливые дятлы, мысли: «Может, я фригидна? Почему я ничего не почувствовала? Почему не было ни хорошо, ни плохо? Почему не возникало желания, когда ОН меня целовал и ласкал? Почему было ВСЕ РАВНО? Никаких ощущений, никаких мурашек, никаких эмоций…»  

Перед глазами почему-то проносятся кадры нашего знакомства.  

Абитура. Мимолетный взгляд глаза в глаза. Общага. Снова эти глаза. Про себя отмечаю, что ОН – не местный, как и я – приезжий. Будем жить в одном общежитии. Это конец августа. А уже 12-го сентября ОН оказывается в моей постели. Быстровато, скажу я вам, для развития отношений с девочкой – девственницей.  

Первое сентября. ОН с другом заваливается к нам в комнату – бесцеремонно, нахально.  

– Девочки! Здравствуйте!  

В ЕГО руках бутылка дешевого шампанского. У друга в руках коробка конфет из молочного шоколада.  

– А давайте отметим вместе день знаний?! Ну, и заодно, что все мы удачно поступили в это заведение.  

– И за удачное соседство, – подмигивает моей сожительнице его кучерявый друг.  

– Смотрю, у вас куча поводов напиться, мальчики, – бесстрастно выпаливаю я.  

–Конечно! – ухмыляется ОН, – поэтому грех не выпить и «нет» с вашей стороны не принимается.  

Ох уж это шампанское! Ненавижу газированные напитки, и шампанское в том числе. Даже в новый год предпочитаю чокаться под бой курантов бокалом любимого красного полусладкого.  

Но в этот раз бокал этой кислой жидкости с пузырьками я пригубила, что греха таить.  

В молодую голову оно дает моментально. Язык заплетается уже после первого бокала. Благо, я умею себя контролировать, и второй бокал отказываюсь пить категорически.  

Вечером мы уже целуемся на крыльце общаги. Целуется ОН превосходно. Хотя…с чем мне сравнивать-то? С несколькими поцелуями с персонажем номер 0?  

Здесь все по-другому. Поцелуи долгие, томные, будто пьешь ледяной воды в знойный летний день. Прерываться не хочется. Мне нравится быстрое развитие событий. В молодых венах кипит кровь, по организму всплесками гуляет адреналин, настроение зашкаливает.  

Почти две последующих недели мы проводим вместе. В колледже на переменах заговорчески улыбаемся друг другу. После пар ОН дожидается меня на крыльце, мы долго гуляем по городу, сидим, обнявшись, в парке на лавочках.  

Возвращаемся в общагу только перед ее закрытием. Ах, эти студенческие общежития. Кто жил в них – тот поймет. В 22. 00 – избушка – на клюшку и спать – детское время вышло. По ночам в коридорах орудуют жандармы – вахтерши и охранники. Из комнаты – ни ногой. Второй этаж – чисто женский. Третий отведен сильной половине человечества. Какими только путями мы не изощрялись пробираться друг к другу. Эта ночь была не исключением. Мой будущий первый мужчина спустился со своего подоконника третьего этажа на связанных друг с другом простынях. (так как в нашем коридоре решила дежурить вахтерша, притаранив стул с первого этажа и теперь восседала на нем, что на троне, в дверном проеме между нашими этажами). Как вообще этот мужик добрался до моего окна – ума не приложу. Вам когда-нибудь среди ночи стучали в окно второго этажа, стоя на узком карнизе? Я, если честно, перепугалась и чуть не побежала за помощью к этой самой вахтерше, дежурившей в коридоре. Я, конечно, ждала ЕГО стука, но хотя бы в дверь!  

Продолжение этого вечера вы знаете…  

Теперь я стою под душем и пытаюсь понять сама для себя – кем является мне этот человек. ОН мне нравится? Я его люблю? Это отношения от нечего делать? Это осознанный выбор или меня захлестнули эмоции от первого попавшегося мужчины после томительных пяти лет ожиданий в самой себе построенном монастыре? Или всего-навсего просто захотелось быстрее повзрослеть? Что за дебильная привычка – задавать себе слишком много вопросов, на которые не знаешь ответа?  

Что мне приятно в моем избраннике? ОН хорошо рисует, ОН позитивный, общительный, девочкам ОН нравится.  

Или, может быть, я схватилась за НЕГО, потому что это первые в моей жизни ВЗАИМНЫЕ эмоции?  

– Конфетка, ты здесь? – раздается громкий шепот за дверью.  

От неожиданности я роняю на пол трубку душа. Это ОН. Уже вернулся. Сколько я здесь нахожусь в своих раздумьях?  

– Да, сейчас выйду, – как можно безмятежнее говорю я. Выскакиваю из душа, не вытираясь ( полотенце-то я не взяла), запахиваю на себе халатик, резко выдыхаю, будто выгоняя из легких неприятные мысли ( будто именно там они и скопились) и резко открываю дверь. А ОН…стоит и улыбается. Че ОН лыбится все время, никак не пойму. Тут плакать надо – ЕГО девушка – бревно, а ОН чему-то рад. Хотя ЕГО улыбка обезоруживает, подкупает.  

«Хороший мальчик так-то» – проносится у меня в голове. «Жалко, не мое…» – и когда в моей башке успела накрепко поселиться мысль, что этот мужик – не для меня?  

– Я уже соскучился…(ути, батюшки, какие милости))  

– Я тоже, – зачем-то опять вру я.  

– Напоишь чаем?  

– У меня нет ничего к чаю.  

– Да и не надо, просто чай. Сахар-то есть?  

–Есть.  

– Вот и отлично. Хотя рядом с тобой сахар не нужен. Ты же – конфетка.  

Меня откровенно бесит, когда ОН так меня называет. А называет ОН так меня с первого дня нашего знакомства.  

– Как ты прошел по этажу? – вдруг спохватываюсь я.  

– Ох, рано, встает охрана, – шепотом напевает ОН строчки песенки из любимого мною мультфильма. И я понимаю – наша доблестная вахта мирно храпит на своем стуле, оберегая наш покой хотя бы во сне.  

Дальше ничего интересного. Мы пьем чай, беседуем. Легко, как будто час назад ничего не произошло. ОН остается ночевать у меня. ( Рискнуть еще раз пройти мимо вахтерши ОН не решается. Вдруг страж нашей невинности проснется? Плохо охраняете, хочу сказать я вам, уважаемые…)  

Крепко обнявшись, мы засыпаем. Мне почему-то снится река – глубокая, бурная, темная. Это неприятный сон, ведь я так плохо плаваю…  

Проснувшись наутро, чувствую себя разбитой и несчастной.  

«Что ж ты такая неудачница? » – первая мысль, которая меня посещает – «Первая любовь – несуразная, первый секс – беспонтовый». Персонаж № 1 сопит рядом, бесцеремонно закинув на меня ногу и накрыв мою грудь своею мужественной рукой.  

Очень хочется поскорее высвободиться из этих объятий. Я сбрасываю ЕГО ногу и руку с себя и встаю так, чтоб кровать скрипела по минимуму.  

«Где же моя соседка? », – недоумеваю я, заметив, что кровать сверху так и осталась не расправленной. Что она интересно делала этой ночью? Неужели провела эту ночь, как и я, с мужчиной? Да, утро не удалось, ведь в нем больше вопросов, нежели ответов. В принципе не люблю утро. Я – откровенная сова. С утра меня все раздражает, вчерашние происшествия кажутся серыми, стремными.  

–Доброе утро, конфетка, – опять этот мужчина клещами вытаскивает меня из девичьих раздумий.  

– Привет, – я оборачиваюсь, невинно улыбаясь, по крайней мере, пытаюсь изобразить эту улыбку, – тебе к какой паре?  

– Я не хочу сегодня вообще никуда идти, – ОН опять улыбается, – Давай не пойдем вместе.  

Ну, уж нет! Я пары прогуливать не собираюсь. Мы учимся две неполные недели, и пропускать занятия уж точно в мои планы не входило.  

–Неее, я – пас. У меня четыре пары, я пойду.  

ОН в ответ кривит рожицу, выражение что-то наподобие : «Ну, ты и зануда », потом сладко потягивается, зевает, протягивает обе руки навстречу мне, будто призывая : «Иди ко мне».  

Я подхожу к кровати, сажусь на край, ОН крепко меня обнимает.  

– Ты как себя чувствуешь?  

Да, кстати…как я себя чувствую? Тут же пытаюсь прислушаться к себе. Немного болят внутренние стороны бедер у самого их основания. В остальном, вроде, все в порядке.  

– Нормально, – отвечаю я.  

– Ничего не болит? – интересуется ОН.  

– Да нет…  

– Хорошо. – И ОН опять искренне улыбается.  

– Мне надо идти. Я так опоздаю, – высвобождаюсь я из ЕГО крепких рук.  

– Да, я тоже пошел, – ОН резко вскакивает с кровати, ловко одевается.  

«А ведь ОН хорош собой» – отмечаю я про себя. Блондин, огромные голубые глаза, выше меня, хотя я девочка не низкая, фигура – перевернутый треугольник, как и должно быть у мужчин – узкий таз, широкие плечи, подтянутое тело. Но чего-то в НЕМ не хватает. Мне не хватает. Пока я не поняла – чего. ОН улавливает мой взгляд и неожиданно подбегает, сгребает меня в охапку, покрывает поцелуями мое лицо, потом шею так, что я невольно запрокидываю голову.  

Я смеюсь. ОН хватает меня на руки и кружит посреди комнаты. Этот маневр моментально повышает мне настроение.  

–Аааа, – кричу я и смеюсь, – отпусти.  

ОН ставит меня на пол, я беру ЕГО лицо в свои руки и целую в обе щеки – громко и звонко.  

– Во сколько с пар вернешься, конфетка?  

– Часа в четыре…  

– Ладно, я вечером зайду.  

– Угу.  

И ОН убегает, задержавшись у двери, сложив губы в трубочку, посылает в мою сторону поцелуй. Я улыбаюсь ЕМУ во все 32 зуба. ОН кажется мне счастливым.  

Как только ОН уходит, я глубоко вздыхаю, расслабляюсь. Наконец-то я наедине с собой и своими мыслями. О чем они? Об этом молодом человеке? Нет. О себе. Интересно, почему мне не было больно вчера? Я наслушалась от девочек, что их первый раз был очень болезненным, что это было оооочень больно, что было много крови и т. д. У меня и крови немного выделилось, и болевых ощущений не было. Страшнее – не было никаких ощущений. Может, просто, я слишком сильно боялась? А может, просто, мой мужчина оказался опытным и аккуратным, и я должна быть ЕМУ благодарна, что ОН так легко и умело порвал разделительную пленку между детством и взрослой жизнью? Короче, никаких достойных внимания умозаключений так и не последовало в этот день из моих размышлений. Мне нужно с кем-то поделиться своими переживаниями.  

– О, ты еще дома! Мы опаздываем. – Надо же, заблудшая особа вернулась.  

– Ты где была? – нападаю я на свою соседку по комнате.  

Я знаю эту девочку чуть меньше месяца, но уже прониклась к ней и искренне за нее переживаю. Хотя все же предпочла б жить в одной комнате с моей подругой детства и на всю жизнь. Только моя любимая переехала в этот город вместе с семьей (как и персонаж № 0, между прочим), и они снимают квартиру, поэтому общага ей ни к чему. Благо, у нас разрешают пускать гостей, и хотя бы днем она может ко мне приходить.  

– Да я…- моя новоиспеченная подруга заминается с ответом, и я все понимаю.  

– Ааааа, – воплю я и прыгаю по комнате, как ребенок, – ну, говори! У него ночевала?  

– Ага.  

– Было у вас? – Я вся в нетерпении.  

–Да, – загадочно и мечтательно отвечает она.  

«Вот! », – думаю я, – «я нашла того, с кем можно поговорить о прошедшей ночи! Ура! »  

– И как? – осторожно интересуюсь я, внезапно перестав прыгать.  

– Да как обычно, – легко и непринужденно отвечает она.  

–??? В смысле, как обычно?  

– Ну, обычный секс по пьяни. Надо было меньше пить, ниче бы не было. Представляешь, я даже не помню, кончил он в меня или на кровать! – она заливисто смеется.  

Желание поделиться с ней самым сокровенным отрезает тут же, напрочь. Опять мне вдруг становится противно.  

– И что, – уже тише и осторожнее спрашиваю я, – вы теперь встречаетесь?  

– Неее, – также легко отвечает она, – у него же есть девушка. Я ее видела, кстати, курица- курицей. Лицо, не обремененное интеллектом, – моя собеседница смеется еще громче, будто сотворила что-то крайне смешное и очень этим довольна.  

Я стою посреди комнаты, ударенная лопатой по голове. Система моих ценностей дает сбой. Что-то в этом мире не так. Непонятное, ускользающее от меня ощущение реальности, окружающей действительности.  

Девица, стоящая напротив меня, не замечая моей реакции, моего замешательства, продолжает:  

– И вообще, он – так себе, он мне и не нравится. Зачем мне мужик, который живет со мной в одной общаге? Во-первых, я была бы у него всегда на виду, во-вторых, раз он живет в общаге, значит, денег у него нет – как у тебя и меня, а я хочу подарков, цветов, дорогой выпивки, в конце концов!  

Под этот монолог я молча одеваюсь и собираю сумку, скидывая в нее тетради для сегодняшних лекций. Она продолжает:  

– Это просто секс – ни к чему не обязывающий. Просто нам захотелось друг друга. Мы- друзья. – Она ходит по комнате, пританцовывая и активно жестикулируя. – Но у него достаточно большой, – в этот момент она смачно облизывает губы, взглянув на меня. Я, еле скрывая отвращение, отвожу взгляд. В этот момент я уже обуваюсь – туфли на высоченной шпильке. В последнее время я очень полюбила этот вид женской обуви.  

– А ты-то что делала всю ночь? – резко переключается она на меня, спохватившись, что не выяснила, чем тут занималась я в ее отсутствие.  

Я уже открываю дверь.  

– Ой, опаздываю я, потом расскажу, – я поскорее закрываю за собой дверную створку и стремительно выбегаю из блока в коридор. Но не тут-то было. Она выбегает вслед за мной.  

– Эй, стой, скажи, у вас было?!- орет она на весь коридор, автоматически вгоняя меня в краску. – Я же знаю, что он не ночевал в своей комнате!  

Боже, зачем она позорит меня на весь женский этаж?!  

– Потом расскажу! – выкрикиваю я, даже не оборачиваясь, и поскорее бегу к выходу. А единственно логичный выход для меня сейчас – это окунуться в хлопоты учебы.  

Мы ночевали вместе еще раза два или три – не помню. В моих интимных ощущениях, к сожалению, ничего не изменилось. Мое тело реагировало на НЕГО, только когда ОН орудовал руками. ЕГО пальцы оказывали на меня благотворное воздействие, а вот ЕГО член- никакого((. Зато я перестала лежать бревном и активно изображала, что мне хорошо. Иногда тяжело дыша, иногда постанывая. Пальцы, ласкающие мою маленькую выпуклость между ног, и правда доставляли мне удовольствие, но до пика я так ни разу и не дошла. ОН же думал, что стал свидетелем моего первого оргазма. Это умение мне и потом пригодилось в жизни, но об этом – позже.  

Зачем я изображала удовольствие? Во-первых, чтоб не показывать себя ЕМУ бесчувственной тварью, во-вторых, чтоб ЕМУ было морально приятно. Ну и ладно, думала я, я ничего не теряю, а ОН доволен, что я «кончаю» с НИМ.  

Кончала я по старой доброй традиции – сама. Самоудовлетворение оставалось для меня основным способом получения удовольствия от собственного тела. Вообще, я начала этим баловаться лет с 12, когда совершенно случайно обнаружила в одном из маминых шкафов Кама сутру в картинках. Эти картинки произвели тогда на меня неизгладимое впечатление. Пролистав несколько изображений поз, я аж до боли ощутила, как тянет внизу живота. Ужасно захотелось потрогать себя там. Я залезла правой рукой себе в шорты. Внутри оказалось невероятно влажно. Не отрывая взгляд от тех же картинок, я стала медленно водить своими маленькими пальчиками вокруг горошинки. Потом по одному лепестку цветочка, потом по другому. Поразительно, но влажность только увеличивалась. Я уже перестала быть аккуратной. На смену осторожным движениям неосознанно пришли резкие, дергающие, напирающие, активные. И тут… что-то произошло внутри меня. Я непроизвольно издала стон. Это было удовольствие. От неожиданности я резко свела ноги, но руку оставила на прежнем месте. Но ноги вдруг предательски подкосились, и я упала на пол, только сейчас осознав, что все это я делала стоя перед столом, с которого все также неподвижно, со страниц порочной книги, на меня смотрели изображения сплетенных тел мужчин и женщин. С тех пор самоудовлетворение стало частью меня. При любой удобной возможности, оставшись одна, я не теряла времени даром. Маленькие оргазмы – иногда сильнее, иногда слабее, дарили мне расслабление и легкость, моментально поднимали настроение. Только особенность резко сводить ноги после пика так и осталась до сих пор – не важно, в каком я нахожусь положении – лежу, сижу, стою. Необузданная, пульсирующая внутри, эта дрожь по всему телу приводила меня в неописуемый восторг. Если в этот момент попробовать убрать руку, начинались мощные конвульсии. «Дергунчики» – как-то потом назовет эти остаточные явления один из моих персонажей. Вообще, балдеть от самой себя – это всегда пожалуйста. Иногда я доводила себя по пять раз подряд. Спустя много лет я узнала, что это – мультиоргазмы. И вообще-то, не все имеют счастье их испытывать. Когда только кончила, тут же снова возникает желание и хочется снова испытать разрядку. И я отдавалась этим порывам снова и снова. Обессилевшая так, что темнело в глазах, я потом отлеживалась по полчаса, пребывая в сладкой, тягучей неге. И сегодня заявляю открыто – это нормально – изучать свое тело снаружи и изнутри. И не надо этого стесняться и избегать. Кто, как не я сама могу почувствовать свой организм. Свой особенный, родной организм.  

Большинство женщин не знают своего тела. Точнее, не знают устройства и скрытых возможностей, данных самой природой, своей вагины. Этот идеально устроенный цветок. Нам кажется, что она – странная. Некрасивая. Какая-то несуразная. Мы не испытываем восхищения ею. Любой мужик, в отличие от нас, видит свой член каждый день, полностью. Еще и дергает его постоянно. При любой удобной возможности трогает, потирает, теребит, чешет. С удовольствием разглядывает в зеркале. И очень его любит. Втайне, а иногда и открыто, восхищается им. Даже если в возбужденном состоянии его хуй 10 сантиметров, мужчина считает его лучшей частью своего тела, самой драгоценной. Женщине банально не видно свою «пещерку». Надо еще ох как постараться, используя зеркало и чудеса акробатики, чтоб ее рассмотреть. И вообще не факт, что нам понравится увиденное. Восторг и восхищение ну совсем не гарантировано. Еще и мужики крайне редко любуются ей. И совсем уж редко кто скажет: «какая красивая у тебя писечка! » Поэтому, многие женщины уверены, что их вагина просто – напросто некрасивая. Надо бы скорее ее прятать в элегантное кружевное белье, чтоб скрыть явные «недостатки» женской природы. Заметьте, мужики не очень заботятся о выборе трусов. Удобно. И ладно. Хуечек не прижимает, и замечательно.  

В порнушке (а ее смотрела каждая хоть раз в жизни) все у актрис как-то правильно, красиво, аккуратно. Хотя в большинстве случаев, актриса, заключающая контракт с порно-студией, подвергается пластике, чтоб вагина смотрелась эстетичнее и, главное, продажнее. Это бизнес-товар. А мы, среднестатистические женщины, бедные, несчастные, маемся мыслями: «мой мужик видит «это» и ему противно, наверно, я ж ее видела, она ж страшная! » Хотя, вот попроси я тебя сейчас ее нарисовать по памяти, вагинушку свою, спорим, ни хрена у тебя не получится!? Потому что ты ее не знаешь. И, кстати, называешь вагину вагиной крайне редко. А может, никогда. Вот у мужика любого куча названий его «ствола». Спроси любого. Охуеешь от количества вариантов. А мы вагину свою стесняемся, поэтому никак ее не называем. Слово «там» про лучшую свою часть тела – самое часто используемое название. Обидно даже стало за вагину.  

А отсюда зажимы твои в кровати, отсутствие оргазмов. Меняем партнера. Уж новый- то точно справится с моими оргазмами. Ведь переложить ответственность за свое удовольствие на мужика – это ж легче всего. Опять ничего. Удовольствие все дальше. Меняем. Порочный круг.  

Изучайте. Экспериментируйте. Пробуйте все краски удовольствия. Вы владеете уникальной книгой – вашим телом. Вы и только вы можете прочитать, что действительно написано на ее страницах. И только изучив самого себя, можно обрести гармонию с кем-то другим.  

Тогда я думала, что именно с моим первым мужчиной я и обрету эту гармонию. А хрен вам! За те несколько раз, что мы были вместе, ощущений – ноль, за исключением моментов, когда ОН ласкал меня руками. С наличием желания, конечно, все изменилось с того первого раза. Теперь как только ОН прикасался ко мне, либо начинал целовать, я уже стояла вся мокрая. Я правда ЕГО хотела. Но почему ЕГО жезл не приносил мне удовольствия, я искренне не понимала. (Кстати, прикоснуться к ЕГО оружию я так и не решилась)). Сейчас понимаю однозначно. Дело в том, что все наши попытки заниматься сексом были всегда в одной позе – стандартной, миссионерской. Без рук. Без моих, без его. То есть руки отдельно, секс отдельно. Тогда я даже в страшном сне представить не могла, что себя можно трогать в момент близости с мужчиной. А что женский организм не воспринимает просто бездушные фрикции, еще и без должной продолжительной прелюдии, я в силу возраста и своей сексуальной безграмотности, не знала. Ввести разнообразие в наших половых отношениях за те пару-тройку раз мы попросту не успели. Не успели довериться, разрешить себе творить в постели, проявить фантазию. Проникнуться и открыться – без масок, стеснений, отключая голову. А ведь это так важно для женщины. Перестать анализировать и думать в кровати с мужчиной. Просто отдаваться и чувствовать. Ласкать его, саму себя. Быть женщиной, как создала природа, а не логика и навязанные стереотипы. Это умозаключение, конечно, тогда меня не осенило. Вместо этого я, почему-то пришла к ужасной мысли о том, что я – фригидна. Ах, маленькая, глупая девочка, так рано делающая выводы, не изучившая своего тела, своего женского организма, но заранее списав это тело со счетов сексуальных побед и мира наслаждений.  

К сожалению, женская неграмотность, неосведомленность о строении своей писечки, и умениях получать удовольствие от секса с партнером не смотря ни на что, ведет к блокам, которые лишают тебя оргазма. И многие думают: это со мной что-то не так. Все кончают, а я – нет. Эта мысль укрепляется в женской голове, поселяется червем, и сжирает потихоньку женственность, нервы, энергию, молодость. Фригидность – сугубо медицинский термин. 1-2 % женщин от природы действительно фригидны. Остальные ее себе ПРИДУМАЛИ!  

Ох, уж эти дискотеки. Каждый раз они приносят мне разочарования. Сначала глубоко любимая мной парочка, о которой вы в курсе, теперь мой первый мужчина.  

Дискотеки проводились один раз в неделю по пятницам, прямо в студенческом общежитии. Я люблю танцевать. Танцы приносят мне ощущение свободы, дарят легкость. Тем более двигаюсь я хорошо – на зависть многим. Танцуя, я всегда ловлю восторженные взгляды мужчин. Сейчас все мои телодвижения направлены мысленно только на одного мужчину, который недавно нежился в моей постели.  

Начинается медляк. Помните, что это такое? Сигнал разделения на пары посредством медленной, душещипательной музыки. И вот стою я такая, вся в ожидании, что сейчас меня пригласит ОН. И что я вижу? ОН проходит мимо меня – такой яркий и заметный в своей белой футболке в свете неоновых лучей, и приглашает на танец блондинку, стоящую за моей спиной. Я чуть не рухнула прямо посреди зала. Как хорошо, что на танцполе темно, и никто не видит моего искаженного лица. Я, задыхаясь от ярости, вылетаю из зала и несусь в свою комнату. С размаху падаю на кровать. Мне не хватает воздуха, сердце бешено стучит, готовое вырваться из груди, пульс бьет в висках.  

Я знаю эту девочку. Она из ЕГО группы. Худая, точеная, среднего роста, но с двумя высшими образованиями, точнее, с двумя шарами вместо груди. Размер четвертый, думаю. Миловидная, как и ОН, с голубыми глазами. Они будут хорошо смотреться – приходит мне мысль. Они даже чем-то похожи. Меня разрывает изнутри. Я понимаю, что это укол ревности. Стоп. Сама себя не понимаю. Только несколько дней назад мне казалось, что этот мужчина – вообще не мой человек. Я неоднократно ловила себя на мысли, что ОН мне не нужен. Почему же сейчас так больно? Когда ОН успел заобщаться ближе с этой…блондой?  

Я всегда предвзято отношусь к блондинкам. Толи влияет навязанный обществом стереотип, толи личные примеры из жизни заставляют меня убеждаться, что блондинки недалеки и глупы. По крайней мере мне встречались именно такие. Простите меня, умные обладательницы светлых волос.  

Но, с другой стороны, является ли ум, интеллект, важной составляющей женского существа? Наверное, нет. У меня есть куча знакомых подруг, которые невероятно умны, начитанны, образованны, остроумны. Но у всех какая-то белиберда в личной жизни.  

Наверное, лучшее для женщины – быть красивой и глупой, много не рассуждать и не апеллировать мужчине, не задавать ему лишних вопросов, которые ставят его в тупик. Все -таки женский ум и женская мудрость – понятия разного порядка и чаще всего – несовместимые. И, между прочим, мудрость женщины не зависит от ее возраста. Ум может прийти с годами, мудрость – никогда. Это дар свыше, когда женщина сочетает в себе добрую хитрость, рассудительность, умение подчиняться мужчине. Но при этом она качественно направляет его действия в нужное ей русло – исподтишка, незаметно приводя мужчину к решению, выгодному ей. А он – наивный дурачок, не обладающий витиеватой логикой, априори уверен, что это сугубо его решение.  

Эти выводы придут ко мне с годами, и, должна признаться, я все же больше умная женщина, а не мудрая.  

А пока я откровенно реву в подушку. Толи из-за блондинки, толи из-за ЕГО поступка, толи из-за неопределенности в самой себе. Я реально не могу себя понять. Почему, увидев ЕГО в танце с другой, когда ОН обнимает ее за талию, я вдруг понимаю, что ОН мне нужен? Что ж раньше-то подобных чувств не возникало? Ответ прост. Это – эгоизм, женское собственничество. Мое – только мое. Эту конфетку должна съесть я, даже если мне нельзя сладкое. Но ни в коем случае не получится поделить эту конфету между двумя женщинами, или, что еще страшнее, отдать эту сладость другой представительнице твоего пола. Пусть будет сыпь, аллергия, но конфетку съем сама. Мы – женщины, с невероятным умением способны жадничать, а по-другому, ревновать. Хоть кого и хоть к кому: подругу к другой подруге, друга к его девушке, своего мужика ко всем женщинам в принципе, своего бывшего, которого сама же бросила, к его нынешней.  

Вот и мой мир вдруг клином сошелся за эти секунды на НЕМ. Конечно же, ОН не пришел этой ночью в мою комнату. В зал с музыкой и двигающимися в ритме молодыми телами я больше не поднималась. Спать не могла. Какое там спать, когда твоего мужика увели у тебя из-под носа, вернее, ОН сам ушел. От этой мысли еще обиднее. Хорошо, что завтра – выходной, уеду домой – к маме. Хотя не собиралась туда, но все планы разрушены, поэтому считаю единственно верным решением отправиться на выходные в родительский дом.  

 

ПЕРСОНАЖ № 2.  

Жизнь реальная. Банальная. Без прикрас. Судьбы, похожие друг на друга. Надежда на чудо, вера в сказку где-то глубоко внутри, а в реале – бытовуха, ежедневные заботы – что поесть, как решить материальные проблемы, что подарить подруге на день рождения, что надеть и т. д.  

Иногда меня раздражает моя жизнь. Мне все не дает покоя один вопрос – для чего я послана в этот грешный мир? Смотря по сторонам и видя более или менее счастливые семьи, я недоумеваю – неужели это все, чего должен достигнуть человек? Пара детей, ипотека, машина в кредит. И эти пары выглядят довольными жизнью. Не берусь осуждать – у каждого своя зона комфорта. Но почему-то все мелочно, серо, неинтересно. Нет какой-то искры, безудержного желания жить. Что останется после нас? Дети – наше будущее, наше потомство. Но неужели жизнь в этом и состоит – в цикличности прозаичного – одни рождаются, другие умирают? Назавтра их уже не помнят, их имена и лица стирает беспощадное завтра.  

Я искренне восхищаюсь людьми, которых помнят еще долго после их смерти: поэты, писатели, художники, ученые. Но странный парадокс – все они были признаны только после смерти. При жизни это, чаще всего, подвергнутые критике и гонениям личности. То есть, существуя физически, они не были счастливы энергетически. А толку им от того, что когда их тела уже сгнили, их слова вдруг цитируют, или выставляют их творения на дорогих выставках? Несправедливо как-то.  

Я не хочу ни такой жизни, ни такого будущего своему имени. Чего же я хочу? Кем я являюсь на этой земле? Этот вопрос так и остается пока без ответа – подвешенный и неразрешенный.  

Я вижу свою маму. Женщину, которая будет для меня всегда эталоном красоты- спокойная, легкая, рассудительная, поистине мудрая. Жаль, что мне не передались по наследству ее уникальные качества. Она довольна своей жизнью, потому что у нее есть мы – ее дети – я и мой младший брат.  

Она безумно рада меня видеть, хоть мы и не виделись всего неделю. Она крепко меня обнимает и целует в обе щечки. Меня совсем недавно целовал мужчина в обе щеки, но поцелуи мамочки – это другое. В них больше искренности, нежности, заботы. Это поцелуи истинной, бескорыстной любви – материнской. Эти поцелуи не могут быть фальшивыми, они без проверок временем настоящие. Может, это и есть наша миссия на земле – дарить родительскую любовь и поддержку, когда она так нужна нашим еще не окрепшим детям?  

Меня прорывает. Слезы двумя ручьями предательски текут по моим щекам. На лице мамы – испуг.  

– Что случилось, доченька?  

Я так реву, что не могу связать двух слов. Пытаюсь начать говорить, но слова превращаются в громкие задыхающиеся всхлипы.  

– Что-то с учебой?  

Я отрицательно мотаю головой.  

Мама вдруг улыбается открыто и нежно.  

–Влюбилась?  

Ответом на ее вопрос следуют еще более громкие и страдальческие рыдания.  

Она больше ничего не спрашивает. Она прижимает меня к себе.  

Я горжусь своей мамой. Как же мне с ней легко. Редко кто из знакомых мне девочек может похвастаться такими доверительными отношениями с матерью. Мы – лучшие подруги. Только это дружба иного характера, нежели дружба сверстниц. Мама – моя старшая подруга. Мы всегда открыто делимся всеми переживаниями, даем друг другу советы и никогда не ругаемся. Более открытых и лучших отношений с матерью я и представить не могу.  

У нее сложная судьба. Немало испытаний выпало на ее долю. Ее первого мужа убили в спонтанной драке. Он даже мог быть знаком со своими убийцами. Она бережно хранит его фото. Это очень красивый мужчина, хоть я и сужу по фотографиям и никогда его не видела. Однажды мама призналась мне, что кроме него никогда никого не любила. Это была огромная, взаимная любовь. Но, как известно, все та же несправедливая жизнь забирает самых лучших преждевременно. Я намерено написала «жизнь», а не «судьба», потому что напрочь не верю в последнюю. Мама говорит, что ее любимый был слишком хорош для этого мира. Красивый, умный, талантливый. И бесконечно влюбленный в нее. Их парой восхищались все родственники и друзья. Но его смерть, как гром среди ясного неба, подкосила ее на несколько лет.  

Через несколько дней после его похорон, мои бабушка и дедушка никак не могли найти ее. Объездили всех друзей, родных. Она как сквозь землю провалилась. Мысль пришла только на следующий вечер – она на кладбище. Приехали, нашли. А она неподвижно лежала на его могиле. Еле уговорили ее уйти оттуда.  

– Мама, у нас мог бы быть сын, – призналась она моей бабушке.  

Оказывается, предыдущие сутки она провела в больнице – случился выкидыш. О том, что мама была беременна, никто не знал. Кроме него. А в это утро она сбежала из больницы и уже больше восьми часов лежит здесь – на холмике земли, который теперь разделяет влюбленных навсегда.  

Потом, через три года, был мой отец.  

– От безысходности, – признается мама, – зато я обрела тебя. – Она улыбается.  

Она ушла от него через год после моего рождения. Он начал изменять. Сначала втайне, а потом открыто. Последней каплей стало то, что он, пьяный, притащил домой одну из своих малолетних шлюх. Мама забрала меня, взяв из дома только мои вещи и уехала в деревню – к моей бабушке – своей матери. Там еще через год она стала жить со своим бывшим одноклассником, который был влюблен в нее в школе. Это мой папа. Вернее, по крови он мне не отец, но, сколько себя помню, он всегда был в моей жизни. Поэтому, неудивительно, что, начав говорить, я стала называть его папой. У нас раньше были сложные взаимоотношения, но об этом в каком-нибудь другом отступлении.  

Итак, я плачу в объятиях своей дорогой мамочки, и весь мир становится мелким, ненужным, незначительным.  

– Ты не беременна? – прерывает мама мои мысли.  

Я отрицательно мотаю головой.  

– Ну и ладно тогда, родная. Этих мужиков еще будет куча в твоей жизни. Пройдет время, и ты будешь смеяться сама над собой, думая: «Как я могла любить такого? ».  

При этих словах она демонстративно хватает себя руками за щеки и изображает явное возмущение, вытаращив на меня свои красивые, с морщинками в уголках, глаза.  

– Больно, мам. – Я гляжу на нее щенячьими глазами.  

– Я понимаю, милая. Хочешь, что-нибудь приготовлю вкусненького?  

– Плов, – с интонацией пятилетней девочки выдаю я.  

Она готовит плов бесподобно. Родственники обожают собираться в выходные на плов моей мамы.  

– Я люблю тебя, – она целует меня в носик.  

Дальше был прекрасный день. Мы вместе готовили плов, она со смехом делилась событиями с работы. В мое сердце тихонечко вернулось спокойствие и умиротворение. И нет, это не волшебство, это – мама.  

Около восьми вечера она озвучила мне прекрасную мысль.  

– Ты что, весь вечер собралась сидеть дома? Сегодня суббота, в клубе дискотека.  

Опять эти дискотеки! Скоро я начну их бояться!  

– Натанцевалась уже, вчера, – с иронией отвечаю я.  

– Зря ты так, моя хорошая. Он всего лишь танцевал с другой девочкой. Ты слишком категорична. Ты после говорила с ним?  

– Нет. И не собираюсь. Видеть его не хочу, не то, что разговаривать.  

– Опять зря. Я думаю, он дал бы логичное объяснение всему произошедшему.  

– Четвертый размер груди – вот и все логичное объяснение.  

Мы дружно смеемся.  

Но мама умеет убедить. Около десяти вечера я, вся на мази, благоухающая, с неотразимым май капом, на высоченной шпильке и в коротком черном платье, стою в коридоре у зеркала.  

– Класс! – показывает мама большим пальцем вверх.  

– Я сразу после дискотеки – домой.  

– Не зарекайся, – подмигивает мама.  

Все-таки, она – лучшая мама на свете.  

Темный зал. По углам зажимаются, целуясь, парочки. Перебросившись парой фраз со знакомыми девочками, иду на танцпол. Взгляд невольно встречается с взглядом молодого человека, сидящего в одиночестве, и пожирающего глазами всех красивых девчонок. Блин, какое знакомое лицо. Ааааа, точно, этот мальчик учился со мной в школе – на два класса старше. Кажется, ОН встречался с моей соседкой. Почему ОН один? По лицу видно, настроение у НЕГО не очень. Может, поссорился со своей? Обвожу взглядом зал – вот она – немного угловатая, с широковатым лицом. Всегда считала, что она ЕМУ – не пара. Откуда-то внутри берется решительность. Да и танцевать не особо хочется.  

Я как можно непринужденнее опускаюсь в кресло рядом с НИМ.  

– Привет. Чего скучаешь?  

– ЗдорОва! Давно тебя не было видно. Ты так повзрослела.  

– Если это комплимент – спасибо, – отшучиваюсь я.  

ОН мило улыбается.  

– Что-то сегодня не танцуется, – пытаюсь я завести беседу.  

– Да, скучно здесь…  

– А ты один?  

– Нет, вон моя скачет. – ( ОН всегда был немного груб и не особо подбирал слова) ОН небрежно кивает головой в ее сторону.  

– А че без настроения?  

– Да бесит все. Достала она меня. Постоянно какие-то претензии. Вот че вам, бабам, спокойно не живется?  

– Кому это – «вам»? Лично я – девушка, – резко отвечаю я.  

– Ты-то – да. А моя – просто баба…  

– Ладно, пойду я, – решаю закончить я бессмысленную беседу.  

ОН резко хватает меня за руку.  

–Давай умотаем отсюда? Смотрю, тебе тоже не очень весело. – В ЕГО глазах мелькает какой-то злой огонек.  

– Давай, – вдруг соглашаюсь я, в шоке сама от своей решительности.  

Раньше я так себя никогда не вела.  

Мы оба разворачиваемся и выходим из зала. На ходу я хватаю куртку, судорожно думая: « И куда мы едем? » Я знаю, что ОН – на машине. У НЕГО одного из первых появился автомобиль, когда мы еще учились в школе.  

Мы садимся в тачку. Джентльменства в НЕМ – ноль, дверь в машине я открываю сама. Но мне все равно, мне надо переключиться, забыть о событиях вчерашнего дня.  

Мы уезжаем из деревни в город, катаемся там всю ночь. Время летит незаметно. Наша беседа легка и непринужденна. Мы встречаем рассвет на берегу реки. Потом ОН отвозит меня домой, на прощанье чмокая в щеку. Все по-детски мило и безобидно.  

–Спасибо за интересную ночь, – говорю я, завершая сегодняшнее общение. ОН кивает.  

– Ты уезжаешь завтра?  

– Да, ближе к вечеру.  

–Хочешь, отвезу тебя?  

– Давай.  

– До завтра. Заеду часиков в пять, будь готова, я ненавижу ждать.  

Я ухмыляюсь. По-мужски грубый, бесцеремонный, точный в высказываниях.  

– Ок. – И я смачно хлопаю дверцей.  

Надо было видеть ЕГО лицо! Я чуть не вынесла эту чертову дверь.  

«Ну, ничего, тебе полезно», – думаю я.  

А мама оказалась права. Настроение – отличное, переживания остались во вчерашнем дне. Одна моя подруга постоянно говорит: «Людей заменяют люди». Лично убеждаюсь в правдивости этой фразы, благодаря сегодняшней ночи.  

С этой ночи начались мои отношения, которые длились шесть лет! Наши свободные отношения. Настоящие свободные отношения.  

За это время мы оба в параллель побывали во многих отношениях. Но, если была возможность увидеться, либо я, либо ОН всегда беспрекословно отменяли все дела и встречи и пересекались. Я знаю в лицо всех ЕГО женщин, которые были за эти годы. ОН – наслышан обо всех моих мужчинах.  

Мы всегда от души рассказывали друг другу о своей личной жизни, не осуждая и не ревнуя.  

ОН стал появляться возле нашей общаги, и я часами сидела в ЕГО машине. Но это было то время, когда мы еще не позволяли себе ничего лишнего, взрослого.  

Одним таким днем, на пассажирском сидении этой тачки, меня увидел проходящий мимо персонаж №1. Увидев его, я демонстративно запустила пальцы в волосы своего собеседника, акцентируя, что это – мой мужчина.  

После того случая с блондинкой, я всеми путями пыталась избегать этого предателя, да и, честно признаться, он не особо меня и выслеживал. Но до этого дня с другими мужиками он меня не видел.  

Этим вечером я сбежала на ночь из общаги – в комнатных тапочках, за десять минут до закрытия двери своей обители. Будто вынести мусор, провиляла я своими бедрами мимо вахтерши. Но обратно не зашла, бросив мусорное ведро за углом здания. Прыгнула в знакомую машину и уехала – сама не знаю, в каком направлении. Ааааа, нет, знаю – в направлении секса, в сторону удовольствия.  

Это был наш первый раз. Мы уехали с НИМ на берег реки – туда, где встречали наш первый совместный рассвет.  

ОН грубо целуется. Активно работая губами и своим большим языком. У меня ощущение, что ОН засосет меня в себя. После ЕГО поцелуев губы набухают, пульсируют. ЕГО руки тоже не особо нежны. ОН до боли сжимает мою грудь. Прелюдий особо нет. ОН резко срывает с меня одежду. Ощущение, что мои футболка и треники разлетятся в клочья. Я и не успеваю опомниться, как мы оба уже раздеты. И опять я даже не помогла. Только в прошлый, первый раз с мужчиной, этому помешал страх, а сейчас – скорость и напор мужика, сидящего за рулем. Я по-прежнему на пассажирском сидении. ОН резким движением открывает бардачок машины, ударив меня этой пластмассиной по коленям. Довольно больно. Но никаких извинений не последовало. Джентельменство ему не присуще. Либо это искусственно созданный образ, который так любят ванильные девочки – хулиган, оторва. Таких сразу хочется. Потому что от них веет грубостью и свободой. Они неприручаемы и этим так притягательны. Я бросаю взгляд в бардачок. Там небрежно валяется минимум пачек пять гандонов. Запасливый, однако. Или это всего лишь недельный запас? Но все же отмечаю его здравомыслие в отношении защиты и безопасности в сексе. Не то, что некоторые.  

ОН зубами разрывает упаковку с презервативом. Я вижу это впервые. И меня это действие нехило возбуждает. Я украдкой смотрю на его член, боковым зрением. Он уже стоит. Готов. Большой. Хотя сравнивать мне особо не с чем. ОН отработанным движением надевает презик. Молниеносно опускает мое кресло вниз и забирается на меня. Все слишком быстро. Спасибо моему организму, что я всегда готова принять мужчину. Когда успевает возникнуть это природное желание, отследить мозгом я не успеваю. ОН входит в меня резко, жестко. Я вскрикиваю. Блин, это больно. ЕГО член действительно намного больше, чем у моего предыдущего партнера. То, что мне больно, я, конечно же, опять не озвучиваю. И мой громкий стон принят за знак удовольствия. В этот момент я думаю, что лучше уж ничего не чувствовать, как с персонажем №1, чем чувствовать, что твои внутренности разрывает этот дерзкий и настойчивый член. Мои ноги успевают найти в воздухе точки опоры: правая – где-то в области бардачка, левая упирается в верх лобового стекла, почти у крыши. ЕГО движения продолжаются, усиливаются с каждым толчком. На меня ОН уже не обращает внимания. Ощущение, что меня здесь и нет вовсе. ОН весь внутри меня – терзает, мучает, ударяет. Темп ускоряется. Сначала я пытаюсь подыгрывать этому темпу, не отставать, но потом мысленно плюю на эту затею и пытаюсь хоть как-то расслабиться. Еще пара оглушительных ударов. ОН, резко выдыхая раздувающимися ноздрями воздух, кончает. Без стонов. Его обмякшее тело лежит на мне, став намного тяжелее. Мне почему-то смешно. За этими телодвижениями я и забываю изобразить, что мне хорошо, что я что-то чувствовала. Но, видимо, ОН был так занят собой, что даже и не заметил, хорошо мне или плохо. Да, погорячилась я, подумав, что уезжаю из общаги навстречу волшебству удовольствия.  

Тяжело дыша, ОН отрывает голову от моей груди, смотрит в мои глаза своими – еще немного мутными.  

– Круть. Тебе хорошо?  

– Да, – как можно милее отвечаю я.  

– Ты – клевая.  

« А ты – нет», – так и хочется съязвить мне.  

– Ты тоже, – для проформы отвечаю я.  

– Я еще хочу.  

При этих словах у меня внутри аж сжимается все. Но я улыбаюсь, чтоб ОН меня не раскусил. Лихорадочно думаю, что бы такое сделать, чтобы ОН сегодня больше на меня не полез. Ведь внутри меня опять разочарование и дебильная мысль: я – фригидна. Внезапно посещает другая мысль: «Хочешь еще? Значит, будет. Заодно поучусь на тебе кое- чему». А на деле я пытаюсь немного высвободиться из-под этого громоздкого тела.  

–Слезь с меня! – резко приказываю я ЕМУ, решая действовать его же методами, грубо и нахально.  

ОН подчиняется беспрекословно и быстро перебирается на свое сидение, стягивает с повисшего члена гандон и выкидывает его в окно. Я тут же тяну руку туда – к ЕГО органу, который определяет ЕГО гендерную принадлежность. Осторожно беру его в руку. Он влажный от смазки и остатков спермы.  

– Мммм, – мычит мой «собеседник».  

Что ж, беседа обещает быть интересной.  

Я глажу ЕГО, рассматриваю. Зажимаю в кулачок. Начинаю двигать кожу на ЕГО органе вверх – вниз. Под моими прикосновениями он оживает, напрягается и снова приходит в боевую готовность. Внутри себя я очень радуюсь, видя, что делаю все верно, раз последовала такая реакция. Хочу рассмотреть и реакцию хозяина этой штуковины, но ЕГО глаза закрыты. Губы чуть приоткрыты, ОН дышит ртом. Отлично, значит, все хорошо. Я наклоняюсь вперед, повернувшись к НЕМУ лицом – через рычаг передач, через ручник – к стоящему, как гриб посреди поляны, члену между ног моего грубияна. Осторожно беру его в рот. Сначала просто сверху накрывая губами. Ох, какой горячий и вкусный. Вот этого я не ожидала. Мне не противно, что меня безумно радует. Мои губы засасывают член чуть глубже. Я начинаю водить вокруг него кончиком языка. Мой язык длинный и с острым концом.  

Однажды, намного позже этой ночи, один мой партнер мне заявит: «Да тебе надо было быть лесбиянкой- с таким-то язычком. Хотя, нет», – тут же добавит он, – « В этом случае мужики бы лишились огромного удовольствия». Но эта мужская оценка будет намного позже, а сегодня я учусь, орудую первый раз.  

«Хоть бы не понял, что я делаю это впервые», – как раз сейчас приходит мне эта мысль. Но, судя по довольному лицу персонажа №2, понимаю, что сейчас ОН думает точно не об этом. Да и вряд ли вообще сейчас способен думать. Я беру ЕГО член в свой рот целиком. Да, большеват. Ощущение, что затолкала его себе в желудок. Приподнимаюсь и опускаюсь, не отрывая губ от плоти, внутри активно работаю языком, обводя то по длине органа, то только наверху – круговыми движениями. Все это – в восхитительно медленном темпе. Внутрь – целиком и обратно – высвобождая до кончика. Левая рука лежит на ЕГО бедре, правая гладит две выпуклости ниже члена. Резко выпускаю член изо рта и принимаюсь за яйца. Сосу. Сначала по очереди вылизываю каждое, потом втягиваю в себя аккуратно, как пенку с хорошего кофе. Сначала одно, потом другое. В это время руки продолжают движения вверх-вниз по члену. Затем снова меняю позиции, возвращая ротик жезлу, а ручку – яичкам. Вбираю его в себя уже активнее, начиная при этом тихо постанывать. Я делаю это с удовольствием. Туда-обратно, а язык мучает и обводит. Туда – обратно. Мой партнер присоединяется стонами к моим. Теперь это дуэт. Все активнее и активнее, иногда помогая себе рукой, чтоб не задохнуться. Еще, еще, еще…в порыве ОН хватает мою голову руками, помогая мне ускорить темп. Я не жалею ЕГО, ведь десять минут назад ОН не жалел меня. Темп настолько возрастает, что я и сама невольно закрываю глаза. И ОН резко напрягается, аж привстает. И на секунду сильнее прежнего сжимает мою голову с двух сторон. И…кончает, изливая святую жидкость мне в рот. Ощущение невероятное. Не знаю уж, кто в этот момент балдеет больше, я или ОН. ЕГО член немного дергается внутри меня, продолжая пульсировать. ЕГО семя какое-то едко-мятное, мне хочется проглотить его и еще немного побаловаться с этой игрушкой. Отпускать его ужасно не хочется. Но тут хозяин игрушки меня ошеломляет, резко открыв свою водительскую дверь.  

– Выплевывай.  

Чтооо??? Ни в книгах, ни из рассказов своих подружек я ни разу не слышала, чтоб мужики просили выплюнуть их сперму. Я вообще думала, что для них это акт неуважения в их сторону. Но я беззвучно подчиняюсь, перегнувшись через этого неадеквата, оголяя ЕГО взору свою задницу. А что я могу сказать против, когда мой рот полон спермы? С сожалением выполняю «приказ». ОН не дожидается вопросов:  

– Мне не нравится, когда ее глотают.  

–Пфф, хозяин – барин, – бесстрастно отвечаю я, как будто мне все равно. В реале это не так. Я ласково снова беру в рот уже обмякший и заснувший после утомительной работы член, и аккуратно, тихонечко обвожу языком головку, втайне проглатывая хотя бы незначительные остатки этого мужчины. Ставлю красивую финальную точку, медленно высвободив из своих губ мягкое тельце и проведя языком от его кончика до его основания – тоненькая, непрерывная дорожка моего влажного язычка. Вот и все. Это мой первый минет. Передо мной первый мужчина, которому я это сделала. Занавес. Аплодисменты. Мысленно кланяюсь по сторонам сама себе за дебют. Но ОН молчит. Я начинаю внутренне паниковать и теряться в догадках. А вдруг премьера не удалась?  

– А ты – опытная девочка, – говорит ОН медленно. Неохотно моргая. – Ну, и где ты так научилась, – смотря на меня, уже улыбается ОН.  

– Все приходит с опытом, – небрежно отвечаю я, мысленно возвращаясь к поклонам и ставя себе твердую пятерку за эту импровизацию. Нашлась, блин, опытная)))  

Вот и такие бывают мужики. До сих пор не понимаю, почему ЕМУ не нравится минет с проглотом спермы. Кстати, этот персонаж так и останется единственным в моей практике с такой странной особенностью.  

После всего произошедшего сижу и лопаю шоколадку, наблюдая за тихим течением реки. Мы стоим у самой воды. Уже светает. Шоколад, как всегда вкусный. Вообще, со временем поняла, что обожаю две вещи и не смогу без них жить – секс и шоколад. С любыми начинками, любой формы, всех вкусов…надеюсь, я уточнила, что это про шоколад))), в конфетах, в плитках – неважно. Если в день я не съедаю хотя бы одну шоколадку – день не удался. Как хорошо, что эта чудо-сладость никак не отражается на моей фигуре. Мой новый персонаж это запомнит. Не будет ни одной нашей встречи за шесть лет, чтоб ОН приехал без шоколадки. Иногда даже возникала смешная для меня мысль: «Дорогуша, ты спишь с НИМ за шоколадку». Мысленно улыбаюсь, зная, что это не так.  

С этой ночи возникло что-то такое, что магнетическим, магическим образом потянет нас друг к другу. Этот первый, для меня неудачный в плане наслаждения раз, ничего не значил. Потом были еще сотни вечеров, ночей, когда я кончала с НИМ от всей души и по многу раз. Просто начало моего сексуального пути выдалось не очень гладким, и только методом проб и ошибок я научилась по- настоящему кайфовать от любого мужчины и от этого в частности.  

Зато сейчас – на берегу реки, ОН сидит рядом со мной довольный, как чеширский кот. ОН пребывает в какой-то неге. Теперь черты ЕГО лица не такие резкие, они стали мягче и приятнее. ОН стал выглядеть добрее и…умиротвореннее что ли.  

– Ну, ты даешь, – тихо говорит ОН, – я до сих пор балдею.  

Я ничего не отвечаю, но внутри понимаю, что и сама ужасно довольна. Какая это радость- видеть, что твой партнер балдеет от тебя. Что это ты – такая молодец, смогла доставить ЕМУ максимум удовольствия. На душе приятно и тепло – толи от закончившейся шоколадки, толи от реакции этого мужчины.  

Именно с этого дня я поняла, что хочу и буду доставлять удовольствие «прекрасной» половине человечества – мужчинам. И самая высшая награда за это – видеть, как он кончает, как обновляется его взгляд, его лицо, как ему хорошо. После мне попадались мужчины, которые хотели доставить удовольствие только мне, не обращая внимания на себя. Да, они мастерски владели своими руками, языком, носами, но! Всегда с подобными индивидами я чувствовала себя не до конца удовлетворенной, хоть и кончала сама. Не было внутри меня ощущения счастья, когда мне не давали постараться. Когда видишь его – взорвавшегося, обессилевшего, грузно положившего свою голову тебе на плечо, внутри все поет и взлетает – ему хорошо и это сделала я! Ни с чем не сравнимое ощущение.  

Мужчины, о которых я упомянула выше, ну те, которые работали только на меня, позабыв о себе, не станут персонажами этой реалии, они не заслуживают должного внимания.  

Милые, дорогие, единственные, нежные, красивые, умные, опытные…МУЖЧИНЫ, любите себя, пожалуйста, цените себя, пожалуйста! И получайте удовольствие по полной. Позвольте женщине любить вас. Отдать вам всю свою ласку и нежность, на которую она способна. Поверьте, вы сами удивитесь, на что она способна – женщина, которой все позволено в постели.  

В течение шести лет наша парочка тоже позволила себе многое. Мы трахались везде, где выдавалась возможность: в машине – на всех сиденьях; в лесу, где предательски колют во все части тела палки, сухая листва и иглы сосен; в ЕГО кровати, когда ОН купил себе квартиру…а в этой квартире-на кухонном столе и в ванной. На балконе, когда моя голова свешивалась волосами вниз с довольно приличного этажа. В бане – так, что я теряла сознание от жары. В палатке – под песни и укусы комаров. В подъезде – на грязном подоконнике, о который тушат бычки.  

И каждый раз, кроме первого, это было улетно, сильно, неповторимо. Вот именно с НИМ я научилась кончать от НЕГО – от члена. Вот тут было где разгуляться в разнообразии поз. Не скажу, что мы повторили увиденную и использованную для самоудовлетворения когда-то мной Кама сутру, но, по крайней мере, моих пальцев не хватит, чтоб пересчитать положения наших сплетенных тел. Не особо много, но и не особо мало.  

Я поняла, что особое удовольствие мне доставляют несколько довольно прозаичных позиций. Например:  

*На боку, когда мужчина сзади, крепко прижав к себе, работает, и активно дышит мне в затылок.  

*Я – сверху, но партнер не валяется на спине, а сидит на самом краю кровати. Удивительно, но в подобной позиции мне надо не больше минуты, чтоб кончить.  

*Сзади, но! Я должна стоять. Желательно, чтоб опираться при этом я могла на нестандартную поверхность. Например, кухонный стол, лежа на его холодной поверхности горящей щекой. Либо зеркало. Знаете, такие старые трюмо с тремя створками. Берешься за края двух по сторонам и все – вы с партнером в своем зазеркалье. Ощущение невероятное. Видишь себя в нескольких экземплярах, и его голое тело за своей спиной, помноженное зеркальной поверхностью. Нескончаемые движения, отражающиеся со всех сторон. Со стороны смотрится, как достойная групповушка))).  

Извиняюсь за это отступление, воспоминания нахлынули. Эх, хороший был мужик – в меру грубый, в меру нежный. Тот первый раз меня напугал, но потом, оказалось, таково ЕГО нутро, пока один раз не изольется.  

А потом ОН может пыхтеть часами- то медленно, то быстро, красиво и жестко, нежно и дерзко, меняя позиции и мастерски подстраивая мое тело под свое. Иногда ритмы зашкаливали, иногда темп был таким изящно-мучительным, что срывало голову от ожидания и сладостного предвкушения. И еще один огромны й в НЕМ плюс – ОН разрешал мне царапаться и кусаться. Не знаю уж, как ОН оправдывался перед своими подружками, но я оставила на НЕМ достаточно шрамов.  

То, что эти действия приносят мне усиление удовольствия процентов на тридцать, я тоже поняла именно с НИМ.  

Мои ногти, сколько себя помню, всегда были острыми и длинными по максимуму. Я люблю яркие цвета лаков. Особое удовольствие доставляет мне царапание ярко-красными ноготочками, на которых остается кровь со спины и плеч моего мужчины. А еще смачно укусить его – все в то же плечо- кайф! И ОН разрешал! ЕМУ нравилось смешивать свои оргазмы с этой болью. Но был один минус – за все шесть лет, которые мы занимались любовью, ОН ни разу не порадовал меня своим языком. Хотя, число минетов, сделанных ЕМУ мной…я не знаю этого числа.  

Но я никогда и не просила, ни разу не завела с НИМ разговоров об этом. Да и, честно говоря, параллельно ЕМУ в моей жизни было много мужчин, которые мастерски это делали. Так что жаловаться не буду, ущербной я себя не чувствовала. А ОН, наверное, до сих пор никого этим не балует, как и по-прежнему, думаю, просит выплевывать.  

Вернусь к нашей первой ночи. К открытию общаги ОН вернул меня на то место, где забрал. Коротко попрощались. Никаких договоренностей о следующей встрече, никаких обещаний. Я схватила мусорное ведро, брошенное мной вчера за углом, и все в тех же комнатных тапочках, но довольная и счастливая, поковыляла к дверям.  

– Хорошо же вы мусор выносите, девушка, – назидательным тоном изрекла вахтерша.  

Черт! Почему они не сменились с утра? На меня смотрело тело, мимо которого я вчера прошмыгнула «выбрасывать мусор».  

– В смысле? – создала я по максимуму непонимающий вид и интонацию.  

– Вы вышли вчера вечером и заходите только сейчас.  

– Что? – я беззаботно смеюсь. Саму внутри лихорадит. – По – вашему, я гуляла всю ночь в домашних тапочках? – я демонстрирую свои ноги.  

Она вздыхает и, отвернувшись, бурчит себе под нос:  

– Догуляетесь, а потом ваша мамочка водиться будет…  

Я оставляю это изречение без комментария и, еле сдерживая смех, бегу по лестнице в свою комнату. Меня переполняют эмоции, я глупо улыбаюсь самой себе. Залетаю в опочивальню свою, с размаха кидаю ведро в угол и вижу…большого плюшевого розового зайца на тумбочке у зеркала. Он смотрит на меня глазами-пуговками. В его мягких лапах огромная конфета, а рядом – открытка в форме сердечка. Наличие конфеты сразу объясняет мне автора сего милашества. Хватаю открытку, в ней кривым мужским почерком нацарапано:  

«Конфетка, я скучаю. Мне тебя не хватает. Твой котик».  

Это когда я называла его «котик»? Не припоминаю. Сам придумал? Внутри все взрывается фейерверком, салютом, как в знаменательный праздник. Вот оно! Стоило только увидеть меня с другим и – на тебе! Скучаю…ха…ха…ха…  

Убеждаюсь, стоит только переключиться на нового мужика, старый, т. е. бывший, тут как тут. Мужчины могут уходить, но всегда возвращаются. Женщины терпят до конца, но, если уходят, то насовсем.  

Эмоции, чувство собственничества, запоздалая ревность, осознание, что человек уже не твой, автоматически включают в мужчине программу – это женщина должна быть моей. Я теряю то, что принадлежало мне, – чувствует он. И начинает паниковать. Хотя еще может недельку назад ему казалось, что все кончено. Что он охладел. Что женщина, от которой он ушел, ему безразлична. Но если с этой женщиной было комфортно, было много общего и хорошего, то, нагулявшись, он вдруг осознает – я проебываю свое счастье! Обычно к этому времени женщина, униженная и оскорбленная поведением этого чувака, уже переболела и начала жить по новому, вдруг поняв, что этот мудак не приносил ей особого счастья. А мир полон других прекрасных представителей мужского пола. И мужик, который считал себя львом, мачо, начинает скулить как брошенный щенок у дверей «нелюбимой». Вот тут есть, где разгуляться женской гордости и чувству удовлетворенности. Чем я и пользуюсь.  

– Ха, – произношу я вслух, – иди, трахай свою блондинку!  

– Это ты мне?  

Я роняю открытку от неожиданности и поворачиваю лицо. Передо мной стоит, улыбаясь, моя соседка по комнате.  

– Нет, – отвечаю я игриво, – это я любителю боулинга, – на последних словах пририсовываю в воздухе к своей груди две огромные окружности.  

– Ааа, да, он вчера приходил. После отбоя. Видимо, хотел застать тебя дома, расстроился, что тебя нет, и слезно просил передать вот это. – Она брезгливо тыкает пальцем в ни чем не повинного зайца. – Кстати, а где ты была? Вся твоя обувь на месте.  

Я загадочно улыбаюсь, потом плюхаюсь на стул и с удовольствием и подробностями все ей рассказываю.  

Да, мужчины, смиритесь. Подруги вашей женщины знают о вас порою больше, чем вы сами. Хотите узнать свой размер, каков вы в постели и где у вас больше всего волос – спросите их. Вам расскажут в красках…но это, если очень попросить. А так – неееет, будут хлопать глазищами и изображать искреннее непонимание. Я вообще, по-моему, взяла первенство в рассказах о своих мужиках, потому что, внимание! О них всех знает моя мама! Не то, что там – подружки.  

Кстати, о персонаже этой ночи мама как-то сказала, года через три-четыре:  

– Вот вы так довстречаетесь, типо оба свободные люди, ни к чему не обязывающие друг друга, а потом поженитесь еще)))  

Но это она загнула. Это герой не моего романа. Вернее, не герой романа под названием «семья», где главный персонаж – муж. Этот роман может называться «секс без обязательств», или «двойная жизнь», например. Этот безрассудный, свободный роман, длившийся шесть лет, прерывался на два года, в которые персонаж №2 отбывал службу в армии.  

В последний вечер перед ЕГО проводами, ОН отшутился:  

– Ждать не прошу, знаю – не дождешься.  

– Ну да, это вы не по адресу, – также шучу я.  

Но первое письмо, прибыв на место службы, ОН написал именно мне. Приятно. Честно, очень приятно. Надо ли говорить, что я не ответила))).  

ОН не обиделся. Пришел через два года и наши отношения возобновились в том же ключе. Кстати, ЕГО «баба» его дождалась.  

Сейчас, когда мне 27, ЕМУ – 30, ОН женат. Наши встречи прекратились, просто пришли к логическому завершению. Я рада за НЕГО, ОН рад за меня. Я знаю, что это взаимно и искренне. Мы благодарны друг другу за бесценный опыт, который нам подарили встречи без ссор и обид, без выяснений отношений. Да и сами отношения были легкими и счастливыми, основанными на взаимном желании обладать телом друг друга. А еще однажды он спас меня. Спас из «болота», в которое я по доброй воле залезла. Но это совсем другая история, которой я обязательно поделюсь с вами далее.  

Спасибо тебе, персонаж №2.  

Люди, отпускайте легко. В догоревший костер бессмысленно подкидывать дрова. Все в этом мире временно – и хорошее, и плохое. Вспомните надпись на кольце царя Соломона. И, отпустив, будьте безмерно благодарны человеку за подаренный вам опыт и за отданное вам время, которое уже никогда не вернешь. Благодарите за тепло, умейте желать счастья тому, кто остается в прошлом. И смело смотрите вперед. Все заканчивается, чтобы открыть новую дорогу. Новые возможности и новые свершения. Новых людей. Новых персонажей в книге вашей жизни.  

 

ПЕРСОНАЖ № 3.  

После секса на берегу реки, приехав наутро в общажную берлогу, я, во-первых, приняла твердое решение прогулять нахрен сегодняшние пары, а во-вторых, начать вести дневник. Так сказать, дневник учета, перепись «населения» моей койки.  

Смело вписав два имени и фамилии в новенький блокнот в кожаном переплете, я почему-то стала безумно горда собой. И еще абсолютно уверенной, что это только начало.  

Этот блокнот я храню до сих пор. Никто и никогда не видел его содержимого. Он бережно запрятан в укромном местечке. Бывает, я пересматриваю его, перелистываю. Никто и никогда не узнает, какая там цифра последняя (все мужчины пронумерованы в том порядке, в котором они появлялись в моей жизни), но ее обладатель – мой муж. И рядом с его именем поставлена точка – большая жирная точка. А еще восклицательный знак. И «спасибо» ему за то, что после встречи с ним не захотелось поставить запятую. Объясню, что это значит.  

Система ведения дневника была следующей:  

1 (порядковый номер), ФИО, а дальше – один из знаков препинания.  

(, ) означала, что это были отношения на одну ночь, как говорится – поебались – разбежались;  

(. ) долгосрочные отношения – половой контакт больше 3-х раз.  

(! ) – не только секс, но и чувства к этому человеку.  

Восклицательных знаков, честно говоря, в конце строчек встречается немного.  

Скажу одно – все обладатели этого знака обязательно встретятся вам здесь. Уж их-то я не могу лишить огласки, ведь я была в них влюблена.  

Хотя…чтобы мне влюбиться, достаточно десяти секунд. Не надо долгих бесед и оценки только после секса. Вот хоть убейте – если в первые десять секунд человек не произвел на меня впечатления, потом хоть в лепешку расшибись, мое мнение не поменяется. Вот такой бзик.  

А уж если зацепил, то можно не переживать – в зоне интима будет порядок. Не знаю, как это работает, но эта нелогичная логика меня ни разу не подводила.  

Вообще, этот «щелк» у всех происходит по-разному. Кто-то, как я, влюбляется с первого взгляда, а кто-то взращивает любовь в себе, превращая влюбленность в сложную работу из анализов и притирок. Такова одна моя подруга. Внешняя оболочка, первое впечатление от мужчины не значат для нее ровным счетом ничего. Намного важнее, например, как он покажет себя через неделю при походе в театр. То же самое о степени быстроты доступа мужчины к своему телу. Я не тяну с этим процессом, если объект мне интересен. Она же, моя подруга, может мариновать своих персонажей по полгода, мурыжить и устраивать бессмысленные проверки. К сожалению, обычно эти мужики попросту сливаются, не видя света в конце туннеля. Я не однократно пыталась убедить эту девочку, что надо быть пораскрепощенней и попроще. Ее потенциальные женихи просто перегорают и теряют интерес к ней. Мои нарекания и поучения до сих пор ни к чему не привели. Но я не теряю надежды, что однажды и она встретит своего сумасшедшего, такого же, как она. И, может быть, накануне их двадцатилетия знакомства, они все же трахнутся!  

Мой первый сексуальный партнер еще пару месяцев активно бегал за мной, одаривая цветами и подарками. Напрямую я никогда не принимала эти подношения. Все его сладости, игрушки и букеты направлялись прямиком в ближайшую урну. Но он продолжал настойчиво передавать мне знаки своего внимания через общих друзей, вахтерш, охранников.  

Девочки говорили мне, что я жестока, что стоит хотя бы выслушать его, и все эти бла-бла-бла. Меня откровенно это бесило, и, выступив на очередном баб-совете (это обычные вечерние женские посиделки), я строго- настрого запретила принимать и передавать мне что либо от этого мудака. И вообще, попросила больше не поднимать тему этого неудавшегося Дон-Жуана в моем присутствии. Думаю, за глаза девочки еще долго и активно перемывали мне кости по поводу него, но, по крайней мере, моя просьба была услышана.  

Позже он напишет мне письмо. От руки. С ошибками, которые так любят делать мужчины. Вот оно. Перепечатано. Специально для вас. Ошибки, конечно, устранены, знаки препинания расставлены. Я слишком уважаю вас, чтоб позволить себе оставить это послание в первозданном виде. (Подобные вещи я храню, как память о прошлом. Иногда это греет душу и поднимает настроение).  

Не судите строго. Это написано подростком, который не смог озвучить подобных слов вживую.  

« Моя зайка. Конфетка моя сладкая. Мне очень плохо без тебя. Ты меня избегаешь. Я знаю, я виноват, я поступил глупо. Но я уже осознал свои ошибки. И мне никто не нужен кроме тебя. Честно. Вернись ко мне, прошу тебя. Дай мне второй шанс. Я понял, что люблю только тебя, и хочу быть только с тобой. Я мечтаю снова обнимать и целовать тебя. Я видел тебя с другим. Поверь, это больно. Прости меня. Прошу тебя, вернись. Я буду надеяться и ждать тебя всегда. »  

Короче, детский бред. Банальности, которых в реале не существовало. Это подростковые эмоции, юношеский максимализм и т. д.  

Я не ответила. Проигнорировала. Но храню до сих пор)))  

Иногда отмечаю, что я – жестокая женщина. Я не прощаю ошибок, но жду, что простят их мне.  

Девушки, милые дамы, не будьте жестоки, особенно к мужчинам. Любой человек достоин быть выслушанным. Поверьте, говорить для провинившегося мужчины – самое сложное. Он может забросать вас подарками, может писать вот такие, по- детски банальные письма. Но если он пришел к вам с разговором, не гоните его сразу за порог. Поверьте, он собрал всю волю в кулак, и он будет говорить искренне: запинаясь, ссутулившись, но скажет то, что действительно чувствует. А советовать вам дальнейшие действия я не в праве. Прощать или вычеркивать его из своей жизни – уже исключительно ВАШ выбор. Я и сама искренне этому учусь. Это сложно и бьет по гордости. Но помните, что и вам когда-нибудь захочется быть выслушанной и понятой.  

***  

«Следующая станция – Шутка», – провозглашает противный голос, и электричка, свистнув и лязгнув дверьми, набирает ход. «Ну и название», – отмечаю я про себя. Как это – жить в населенном пункте с названием «Шутка»? Либо все жители там с безупречным чувством юмора, либо, наоборот, угрюмы и серьезны, жизнь-то ведь не шутка!!  

Кстати, о чувстве юмора. Бесконечно ценю наличие этого качества в мужчинах. Умение отшутиться в любой ситуации не банально, не плоско – это дар. С такими мужчинами никогда не скучно. Ведь когда с мужчиной скучно – это страшно. Тебе, бедной девочке, приходится постоянно заполнять паузы – неловкие и подвисшие в вашем разговоре. С твоими друзьями одного его не оставишь, они тут же нацепят на него клеймо – «тухлый».  

Люди с чувством юмора умеют создать праздник на пустом месте. Любой конфликт с такими людьми разрешается легко и непринужденно. Да возьмите вроде бы не смешную сферу – постель. Если у такого мужика не встал, он не будет нервно курить в туалете и вздыхать потом еще полночи. Что тут такого, с кем не бывает. Мужик с чувством юмора выкрутится из этой ситуации так, что ты потом до утра ржать будешь! Как говорится, не встал? Похихикали и баеньки)))  

Лучше так, чем себя грузить и свою половину. Ведь женщина с ее лукавой женской логикой будет до утра себя накручивать: « У него не встает именно на меня…я ему неинтересна…я не вызываю желания у мужчин…это потому что я потолстела…придется разводиться…» И все, ушел курить в туалет с упавшим хуем, вернулся разведенным человеком. И уже не до смеха(((  

Ну, это та же логика, как в случае со мной и моей несостоявшейся фригидностью.  

Итак, куда я еду? Вернее, куда мы едем – я и моя соседка по комнате? На выходные, в гости к ее бабушке.  

«Шутка» – только первая станция на пути в этот рай. Рай – потому что такого скопления красивых мужчин, живущих на одной территории, в рамках небольшого городка, я больше никогда нигде не встречала. Такое ощущение, что делали их всех исключительно по большой и взаимной любви.  

И по вине все той же любви, угораздило же меня там втюриться! И сделать несчастным одного хорошего человека. Только это разные персонажи.  

Сначала о своем грехе – о мужчине, который любил меня искренне, всем сердцем, о первом мужчине, который плакал из-за меня – твари бессердечной, змеюки подколодисной.  

ОН был баскетболистом. Высокий, спортивного телосложения, стильно одетый, с открытой улыбкой и безумно добрыми глазами. Если бы не моя дурость, мы были бы прекрасной парой. Все мои девочки наперебой говорили, что мы с ним отлично смотримся.  

ЕГО метр-92 плюс мои метр-75 (да еще и на каблуках); ЕГО широкие плечи плюс мои длиннющие ноги; ЕГО любовь к рубашкам с открытым воротом плюс моя страсть к облегающим платьям; ОН – пепельный блондин плюс моя жгучая брюнетость.  

Но! Красивый, умный, хороший, добрый, заботливый, нежный мальчик, отойди, пожалуйста, ты мне воооон того мудака загораживаешь – это ситуация про меня!  

Как я поняла позже, уже через несколько дней, этот обворожительный баскетболист влюбился в меня сразу. Наверное, живет по тому же принципу десяти секунд. А у меня не щелкнуло, вообще никак. Я, конечно, принимала ЕГО знаки внимания. Какой женщине будут неприятны красивые ухаживания?  

ОН даже притащил меня через месяц к себе домой – знакомиться с родителями. (Наверно, строил на меня планы). Кстати, в этом ОН тоже был первым.  

Спонтанное знакомство в кругу общих друзей, ничего для меня не значащее, для НЕГО превратилось в мучение, в пытку, в одностороннюю любовь.  

В течение двух лет ОН то и дело появлялся и пропадал из моей жизни. Но я точно знала – ОН всегда помнит и ждет меня. Приятнейший, интеллегентнейший, воспитаннейший молодой человек, на три года старше меня. У НЕГО был лишь один недостаток – отсутствие все того же злосчастного чувства юмора. Я на дух не переношу плоские безинтеллектуальные шутки. Для кого-то это было бы незначительной мелочью, но не для меня. В то время вокруг просто кишели любители острот, мастера сарказма и короли иронии. ОН не вписывался ни в один из слоев юмористическо- сатиристического общества.  

Я честно могу признаться: я сломала этому человеку жизнь. После неудавшихся отношений со мной ОН много лет был один, ни с кем не встречался. Но недавно женился на даме с двумя детьми, сильно потолстел и постарел. И еще, увидев ЕГО недавно, я обратила внимание на одну деталь, от которой сжалось мое сердце. ЕГО глаза, такие горящие и жаждущие жизни, глаза, которые плакали в полутьме, говоря о любви, при этом сияющие звездами надежды…погасли. Я увидела взгляд пустых глаз: безразличных, потухших, утративших надежду и интерес.  

А во времена, когда глаза эти горели любовью ко мне, ОН приезжал при любой удобной возможности – за 200 километров, бывало, несколько раз за неделю.  

Как ЕГО любили мои родственники – просто безумно! Моя бабушка была от НЕГО в таком восторге, что я в это время пребывала в тихом шоке. Мама всегда пыталась ЕГО накормить своими кулинарными изысками, а папа таскал ЕГО с собой на охоту – то на уток, то на зайцев. И это при том, что мой отчим принципиально предпочитает охотиться один!  

В общем, выйди я за НЕГО замуж, все были бы безумно счастливы. Все, кроме меня.  

Когда я уехала жить в другой населенный пункт и редко бывала дома, ОН все равно наведывался в гости к моей семье. Еще долгое время они поддерживали теплые отношения, но без моего участия.  

Но я все же порадовала ЕГО однажды. Все же позволила обладать моим телом. Перед этим, если честно, изрядно напилась. Ну не хотела я ЕГО. ОН, при всей своей обаятельности, внешней привлекательности, наличии внимания, которым меня одаривал, не вызывал у меня никакого желания. Говоря начистоту, мне стало ЕГО жалко.  

Это был не спонтанный секс. Я целенаправленно приехала к НЕМУ сама. Просто села на электричку и поехала. Жутко замерзла.  

Каким огромным счастьем светились ЕГО глаза, когда ОН увидел меня на пороге своей съемной квартиры. ( Хоть и жил ОН в одном населенном пункте с родителями, видимо, желал самостоятельности и независимости, поэтому снимал простенькую однушку, чередуя тренировки и работу, чтобы оплачивать жилье).  

ОН тут же начал кипишевать – накрыл на стол, сбегал в магазин. Я попросила купить мне бутылку вина – как обычно, красного полусладкого.  

– Как же я рад, что ты приехала. Это такой приятный сюрприз.  

– Просто вдруг захотелось тебя увидеть, – многообещающе ответила я.  

Мне казалось, что этот гигант порхает как бабочка вокруг меня. В следующие пару часов я значительно захмелела. Проявив инициативу, сама полезла к НЕМУ целоваться. Конечно же, ОН подхватил мой порыв. ЕГО поцелуи были не особо приятны мне, хоть и целовался ОН прилично – продолжительно и с чувством.  

Я сама стянула с НЕГО футболку, стараясь не отрываться от ЕГО губ. ОН крайне аккуратно помогал раздеваться мне, будто я – из хрупкого стекла. Мне казалось, что ОН думает, что я – ЕГО фантазия, ЕГО иллюзия. И любым неосторожным движением ОН может спугнуть это смелое наваждение. В ЕГО движениях чувствовался страх. Мгновение – и я исчезну, испарюсь, как блестящая роса на рассвете под лучами восходящего солнца. Я, конечно, не исчезла, так как была вполне реальна, осязаема – из плоти и крови.  

– Как же ты умопомрачительно пахнешь, – шепчет ОН, вдыхая аромат моих волос, – Я бы дышал тобой всю жизнь…  

Красиво. Нежно. Но не трогает ни одной струны моей души. Мы оба голые, но все так же стоим посреди комнаты. ОН берет меня на руки, словно пушинку, (да, мужчина ОН сильный), несет к дивану. Все так же бережно и нежно кладет меня на простыни. Я не знаю, что мне с НИМ делать. Что я вообще тут делаю!? От безысходности и отсутствия желания я закрываю глаза, почему-то мысленно повторяя: «Прости меня, прости меня…»  

ОН покрывает поцелуями все мое тело, долго задерживаясь на шее. Ощущение, что ОН пьет меня этими поцелуями. ОН не верит своему счастью и хочет запомнить каждый момент, каждую секундочку, проведенную со мной. ОН действует крайне медленно и осторожно. Одна грудь, другая. Втягивает губами каждый сосок. Линия поцелуев до пупа, потом ниже. Не дойдя до главного, вдруг переключается на мои ноги, целует каждый пальчик на ножках. Потом оставляет путанные дорожки поцелуев на икрах, коленях, бедрах- с обеих сторон.  

Я мысленно отмечаю, что, наверно, ЕМУ сейчас очень трудно. Ведь ОН так давно хотел меня, так давно желал. Но вместо скорого обладания мной, ОН сейчас сладко мучает самого себя, наслаждаясь тем, что я, наконец, в ЕГО власти. Я не хочу открывать глаза, я боюсь, что ОН увидит в них мое безразличие.  

Не оставив на мне не поцелованного места, ОН переходит от внутренних сторон бедер туда – внутрь меня – своим нежным языком. Я поддаюсь, раскрываюсь, чуть шире раздвигая ножки. Аккуратно, принимая правила ЕГО игры, беру ЕГО голову, погрузившуюся между моих ног, в свои руки. Вожу по волосам руками – то немного сжимая, то почти отпуская. ОН не отрывается от меня. ЕГО нежные губы посасывают, ЕГО осторожный язык вылизывает, обводит кончиком все складочки и выпуклости моего цветка. ОН не оставляет без внимания и главную дырочку, проникая языком туда – внутрь. Старается проникнуть настолько глубоко, насколько это возможно. ЕГО язык становится смелее, настойчивее, совершая круговые движения там – внутри – в тайном месте. ОН помогает себе руками, длинными пальцами, раскрывая меня еще больше. Да, мужчина, в чьей любви я уверена безоговорочно, сейчас удостоен видеть меня не только голой, но и раскрытой ЕМУ навстречу. Я даже ловлю себя на мысли, что, вероятно, смогу с НИМ кончить. Но в тот же миг, прерывая мои приятные мысли, ОН останавливается и тянется к моим губам, опершись на свои сильные руки. Целует опять долго и томно. Я чувствую свой же вкус. Все с той же неторопливостью, выдержкой ложится на меня, аккуратно входит. Пьяная дура (то есть я) уже не первый раз в жизни пускает на самотек вопрос защищенности себя в сексе. Влюбленный в тебя мужчина – не значит «чистый» половой партнер. Пронесло меня- не факт, что пронесет тебя.  

«Ну вот. На том и закончили», – думаю я. Языком ОН не довел меня, в миссионерской я не кончу. В этот момент меня отвлекают другие мысли. Меня начинает жутко тошнить. Зачем было так напиваться? Пытаюсь дышать глубоко носом, не прерывая ЕГО движений. Надо это поскорее заканчивать. Обхватываю ЕГО ногами в крепкий капкан, сплетая ноги вокруг ЕГО тела. ОН издает стон. Этот мой маневр расценивается им как сигнал к действию. ОН двигается активнее, то и дело целуя меня при том, как ЕГО движения направляются внутрь. Я все еще не выпускаю ЕГО из тисков, но ОН, проявляя настойчивость, вырывается, хватает руками мои ноги, закидывает их себе на плечи, придерживает меня за попу и продолжает движения в более резком и быстром темпе. Открывая периодически глаза, я вижу в глубине ЕГО глаз страсть, смешанную с безмерным счастьем от возможности обладания мной. А меня тошнит!!! Вдруг внутри меня резко начинает нарастать пульсация. Желание прибывает как снежный ком. Удары внутри меня всего за несколько мгновений доводят меня до пика. Я уже ничего не изображаю – мои стоны реальны и естественны. Я со всех сил комкаю простынь, на которой лежу, активно зажимая ее в пальцах. Хотя предпочла бы исцарапать ЕГО в кровь. Я вижу, что ОН тоже близок к пышному завершению. Извиваясь, как это возможно с выпрямленными на 90 градусов ногами, я резко кончаю – одновременно с НИМ. Через секунду после моего взрыва ОН резко выходит из меня с громким стоном и, забрызгав простынь и частично меня спермой, падает рядом.  

Я вскакиваю как ошпаренная и, еле собирая непослушные ноги в кучу, бегу на встречу к белому другу, срочно вызывать Ихтиандра. Сижу, обняв унитаз. Вокруг меня кишат как мухи, вертолеты, унося мою голову вслед за собой по принципу разогнавшейся карусели. При этом я все же немного соображаю. И удивляюсь сама себе. Как это я умудрилась с НИМ кончить? По ощущениям это был неприятный член – чрезмерно тонкий и острый. Я была уверена, что мне придется изображать оргазм, чтобы не расстраивать влюбленного в меня мужчину. А получилось очень даже неплохо. Вероятно, прелюдия, организованная руками и языком, сыграла положительную роль. Недаром говорят: достаточно 20 секунд и 5 сантиметров члена, чтобы женщина кончила. Но! если она качественно разогрета и возбуждена. Это я всем тем, кто гоняется за большими и толстыми членами. Бесполезно измерять его линейкой, если мужчина – осел, который не умеет женщину «разогреть». Мужчина в сексе – спичка. Он быстро вспыхнул, быстро потух. Женщина – плита. Она долго нагревается, но и долго остывает. Возбужденная женщина, вся исцелованная, изглаженная, помятая и потроганная кончит с большей вероятностью. И быстрее и ярче, чем та, в которую просто засунули…да хоть 30-ти сантиметровый хуй.  

Успешно посетив АРТ – объект, возвращаюсь в кровать. ЕГО глаза закрыты. И полуулыбка освещает ЕГО лицо. ОН нащупывает мою руку и крепко сжимает в своей. Водит большим пальцем по костяшкам моей руки. Сейчас я рассматриваю ЕГО. И что мне в НЕМ не нравится? Почему я не могу полюбить этого человека? С НИМ можно быть уверенной, всегда любимой. «Как за каменной стеной» – любимое сравнение моей бабушки. Может, я не хочу быть за стеной? Хочу быть свободной и не ограниченной одним мужчиной.  

– Ты – лучшее, что было в моей жизни, – прерывает мои раздумья лежащий рядом, абсолютно счастливый человек. И ОН говорит это женщине, только что облевавшей ЕГО унитаз… «Вот именно, «было», – вздыхаю я про себя.  

В эту ночь ОН еще неоднократно владел мой. Больше я не кончала. Приятного было мало, хоть и менялись позы и ритмы. Зато я крайне удачно после каждого раза бегала в туалет. Протрезвев, даже решила, что блюю я походу не с вина. Но я активно изображала удовольствие, хоть и достигнуть высшей точки от этого члена странного строения мне так больше и не удалось.  

Мы спали, крепко обнявшись. Вернее, ОН крепко обнимал меня. Мне казалось, что даже во сне ОН боится меня потерять. В эту ночь я спала ужасно. Промучившись до рассвета, я отключилась на пару часов.  

Итог этой ночи таков: не смейте никогда жалеть влюбленного в вас! Жалость – последнее чувство в мире любви. Не лЮбите – скажите как есть. Не изображайте любовь. Это чувство нельзя сыграть. Вы сделаете плохо сразу двум людям – и себе и ему. Жалеть – значит считать его жалким, недоличностью. Пожалев, причините боль вдвойне, дав надежду. А рушить эту надежду будет еще сложнее, чем безответно любить.  

Я проснулась от прикосновений к своим волосам. Я ненавижу, когда трогают мои волосы – вот такая я странная. Женщины балдеют, как кошки, когда мужчины запускают гребень пяти пальцев в их волосы. Я же начинаю ужасно нервничать, когда мне теребят мою гриву. Поэтому, от прикосновений я сразу просыпаюсь. Но не сразу соображаю, где я и чьи это руки. Открыв глаза, восстанавливаю в памяти вчерашний вечер, и сознание медленно возвращается ко мне.  

«Батюшки! Как болит голова! Ну, зачем было пить? »  

Передо мной мужчина, с оголенным торсом и кружкой чего-то. От этого чего-то идет пар. По аромату понимаю, что это кофе. Кофе в постель – романтично. Улыбаюсь.  

– Доброе утро, девочка моя. (Когда это я стала твоя??? )  

– Доброе утро, – мило отвечаю я.  

ОН протягивает мне кружку. Я беру ее двумя руками, привставая и превозмогая головную боль. А ОН, отдав мне кофе, куда-то быстро уходит. Я слышу странное шуршание. ОН снова появляется в комнате. В ЕГО руках букет из пяти бордовых роз – моих любимых.  

«Романтик, блин», – отмечаю я про себя, но наружно пытаюсь изобразить удивление.  

– Ого! Ты во сколько встал? Когда за цветами-то успел сбегать? Спасибо!  

Я ставлю кружку на тумбочку и тяну к НЕМУ свои ручки. Беру букет, обнимаю этого мужчину и целую в щеку.  

– Что будешь кушать? – ОН бодр и весел. А еще окрылён и вдохновлен. Приятно, что могу оказать на мужчину такое влияние. Но от мыслей о еде меня снова подташнивает.  

– Я не ем с утра, – почему-то нарочито строго говорю я. ОН, кажется, в замешательстве. Блин, неужели ОН еще и успел что-то приготовить? Надо ЕГО переключить.  

– Есть аспирин или антипохмелин какой-нидь? – Я создаю интонацию умирающего.  

– Голова болит?  

Я киваю.  

– Неееет, ниче нет. Но ща сбегаю в аптеку, – ОН быстро вскакивает с места и хватает куртку.  

Я не успеваю высказать протест, как дверь за НИМ уже захлопывается.  

«Поздравляю, дорогая, ты нашла себе мальчика на побегушках», – недовольно и осуждающе говорю я сама себе внутри головы.  

Я зла сама на себя. Зачем я это сделала, в чем мотивация? Для чего даю надежду этому мужчине? ОН слишком хорош для меня, слишком правильный что ли.  

Бурча под нос оскорбления в свой адрес, я одеваюсь. Мои движения слишком рваные, психованные.  

«Тварь, какая же я тварь», – я жестко рву расческой волосы, растрепанные после ночи, перед зеркалом в коридоре.  

– Зачем ты встала, милая? Я сейчас разведу тебе таблетку, – говорит ОН с недоумением и как всегда чрезмерной заботой. ОН напоминает мне няньку.  

– Мне надо на вокзал, – отрезаю я. Меня даже радует, что болит голова, так мне и надо.  

– Ты сегодня уезжаешь? – обреченно спрашивает ОН. Улыбка с ЕГО лица сползает. – Я думал, ты останешься до завтра. Сегодня же выходной. Хочешь, я попрошу друга – с утра он тебя увезет.  

Я молчу.  

– Пожалуйста, останься…прошу тебя.  

– Хорошо, – тихо отвечаю я. Я опять сдаюсь и жалею ЕГО.  

В принципе, это был интересный день. Мы много гуляли, болтали о жизни, сидели в кафешке. Я сходила с НИМ на тренировку.  

«ОН мог бы быть замечательным другом», – анализирую я этот день, когда ОН носится с мячом по площадке. (Кстати, тут много красавчиков). Видно, что ОН в ударе сегодня, играет от души. Еще бы – на полупустых трибунах сижу я, о которой ОН так давно мечтал.  

В перерыве ОН подбегает, целует меня. ОН делает это с гордостью. Еще бы, всем, наверное, уже ткнул пальцем в мою сторону и похвастался, что я тут с НИМ.  

– Ну, ты, чувак, седня дал! – жмет ЕМУ руку на прощанье после игры улыбающийся дылда, подмигивает мне, – Теперь вижу, почему ты так здраво играл.  

Я смущаюсь и даже чуть краснею, опуская глаза. Но улыбку сдержать не могу.  

Мой персонаж еще крепче сжимает мою руку в своей, будто боится, что меня сейчас уведут.  

Вечер был очень сложным – для нас обоих.  

Это был горячий разговор влюбленного мужчины с совершенно холодной к нему женщиной.  

– Я люблю тебя, – тихо признаётся ОН мне, держа обе мои ручки с тонкими пальчиками в своих огромных ручищах. Мне нечего на это ответить. «А я тебя – нет» – было бы слишком жестко.  

– Я не могу с тобой быть, – не смотря на НЕГО, почти шепотом отвечаю я, – Это было бы нечестно по отношению к тебе.  

Мне хочется плакать. Как же я жестока с ранимым, оголенным сердцем мужчины. Я знаю, что делаю ЕМУ сейчас очень больно. Я осторожно поднимаю глаза и тут же вздрагиваю. Противные мурашки пробегают по моей спине. Ощущение, что меня ударило током. По ЕГО щекам текут слезы – искренние, чистые – слезы неподдельной боли. Я вдруг резко вырываю ладони из ЕГО рук и крепко обнимаю ЕГО. Я еще никогда никого так крепко не обнимала. Мы плачем вместе.  

– Прости меня, прости, – шепчу я за ЕГО спиной, – Прости. – Я целую ЕГО щеки, собирая слезинки. Наши слезы смешиваются. Я чувствую соленый привкус на своих губах.  

– Милый мой, хороший, дорогой мой человек – прости меня, – я ладонями вытираю ЕГО лицо. – Поверь, я не достойна этих слез. – Я снова ЕГО обнимаю.  

Мы долго сидим молча, обнявшись. Я не знаю, сколько прошло времени. Минута, полчаса, час, два? Я потеряла это время. Не хочется ни о чем думать, не то, что говорить.  

– Почему именно ты? Столько девушек вокруг, – шутит ОН так, как умеет. ОН грустно улыбается, потом глубоко вздыхает, будто ставя точку и освобождаясь от груза разочарования.  

– Давай приготовим что-нибудь вкусное, – изрекает ОН, – Устроим романтический ужин, – ОН пытается придать своему голосу позитивный окрас.  

Я приподнимаю бровь.  

–Ну..(пауза) можно я так буду думать, что он – романтический?  

– Хорошо, – бодро отвечаю я.  

Мы вместе запекаем курицу с картошкой и отлично ужинаем.  

Обожаю есть по ночам. «Чем позднее, тем вкуснее» – сама придумала эту фразу и всегда ее применяю, когда кто-то недоумевающе смотрит на меня, роющуюся в холодильнике в два часа ночи.  

 

***  

– Привет, я… – он представляется, протягивая свою теплую руку, пожимает мою – как всегда холодную.  

Боже мой! Зачем ОН нас знакомит? Срабатывают мои десять секунд и все…я уже вижу, как целуюсь с этим кареглазым брюнетом. Как можно быть таким обаятельным?  

Я смотрю на своего вчерашнего любовника и мысленно взываю: «Вот зачем ты это делаешь? »  

– Не гоняй, везешь самый ценный на свете груз, – строго говорит ОН другу и целует меня на прощанье в щеку. (Ха, я теперь груз)  

– Есть, сэр. Доставим в лучшем виде, – брюнет подмигивает мне… Как хорошо, что я вчера не поехала на электричке…  

Друг безответно влюбленного в меня мужчины оказался хорош со всех сторон – красивый, умный, общительный, с безупречным чувством юмора, хорошо управляющий автомобилем, стильно одетый и с ослепительной улыбкой. Короче, все как я заказывала.  

Ну, вот почему я так падка на мужскую внешность? Это по сей день остается для меня главенствующим критерием в мысленном разделении мужчин на: вижу рядом со мной/ не вижу рядом со мной.  

Я так люблю, когда девчонки на улице оборачиваются, видя его рядом со мной. (Его – собирательный образ: статный, высокий, широкоплечий, с огромными глазами и белозубой улыбкой)  

– Завидуйте молча, девочки, – я гордо иду с ним под руку, – этот красавчик – мой.  

«С лица воду не пить» – говорит моя бабушка. Ну-ну, я бы согласилась, если б не видела фото своего деда в молодости – в такого грех не влюбиться.  

Ладно, вернемся к подобному образу в реальности.  

– Честно? Ты играешь на фано? – он удивлен.  

– Ага.  

– Слушай, мне нужен клавишник в группу, срочно! Там ниче особого – партии легкие, импровизация приветствуется. Пара выездных концертов в месяц.  

«Ооо, как можно тебе отказать? »  

– Я – с удовольствием, – воодушевленно отвечаю я.  

– Круто! – он отпускает руль и хлопает в ладоши, как ребенок.  

– Ааа, – кричу я и заливисто хохочу.  

Ехать до моего дома чуть меньше двух часов. Они пролетели, как две минуты. Мы разговаривали наперебой. Беседа лилась, как бурная весенняя река. До весны далеко. Но сегодня она уже началась в моем сердце. Там цветут подснежники и порхают бабочки. Почему я до сих пор не была с ним знакома?  

Мы попрощались как давнишние друзья, чмокнули друг друга в щечки. Я помахала ему и отправила воздушный поцелуй, он посигналил в ответ. А я уже точно знала – его имя будет следующим в моем дневнике.  

 

 

ПЕРСОНАЖ № 4.  

 

С того дня я стала завсегдатай их городка, приезжая на каждые выходные. Выступать с музыкальной группой было настоящим блаженством. Это был драйв! Мы исполняли шедевры старого доброго русского рока, презентовали свои песни. Для меня было гордостью, что львиная доля текстов новых песен принадлежит мне.  

Сколько себя помню, всегда писала стихи. Иногда эта деятельность приносила неплохой заработок – персональные поздравления на дни рождения, на свадьбы и т. д.  

Тексты песен для группы, конечно же, были написаны безвозмездно. Еще бы – они рождались по ночам, когда я думала о НЕМ – моем новом персонаже. Когда ОН, как руководитель группы, предложил небольшой гонорар за тексты – отказалась наотрез. Еще и изобразила обиженную физиономию.  

«Глупенький», – подумала, – «Я ж для тебя стараюсь».  

Меня очень напрягала близкая дружба объекта моего воздыхания и того, кто меня до сих пор любил. Этот Ромео, кстати, не пропустил ни одного нашего концерта. Неважно, куда мы ехали с выступлением, он всюду ездил за нами. Весь состав группы думал, что мы встречаемся. Еще бы: в конце каждого нашего концерта он непременно выбегал на сцену с цветами и дарил их мне – как всегда улыбающийся и довольный. Меня это внимание откровенно бесило. Из-за этих бессмысленных ухаживаний мой новый объект считал, что я – девушка его друга. Но…спасибо, помогла русская зима.  

Эта неделя выдалась крайне морозной. Отметки термометров держались на – 35*С. По ночам температура была еще ниже. Запланированная на эти выходные репетиция группы была отменена. Но это было не важно, потому что я приехала в этот город для другой цели.  

С руководителем группы, по совместительству моим другом (пока другом) мы пили кофе у НЕГО на кухне. Вели как всегда оживленную, легкую беседу. Мы смеялись, шутили, вспоминали моменты наших выступлений.  

– А что у тебя с…? – неожиданно спросил ОН, имея ввиду своего друга.  

–Да ничего, – отмахнулась я. – А ты с кем- то встречаешься? – я постаралась убрать интерес в своем голосе, спросив как можно безразличнее, будто бы, между прочим.  

–Да, – задумчиво ответил ОН.  

Сердце оборвалось. Опять этот укол ревности.  

– Странно. Я никогда не видела твою девушку.  

– Она не любит мою музыку. Считает, что все это – детские игрушки. Называет мое творчество «баловством дебилов». Так что поздравляю, мы с тобой дебилы!  

– Понятно, – отвечаю я, а сама готова разреветься. ОН ведь мне так нравится! Я продолжаю зондировать почву:  

– А сейчас она где?  

– Да уехала куда-то со своими безмозглыми подружками.  

–Хорошего ты о них мнения…  

– А так и есть! Они вечно тянут ее на приключения. Это не иначе, как от отсутствия ума.  

В дверь настойчиво позвонили, прервав наш разговор.  

ОН торопится к двери, приговаривая:  

–Смотри-ка, кто-то дошел живой в такой мороз.  

Я выглядываю из кухни в коридор. В квартиру вваливается толпа знакомых мне лиц. Они ржут, наперебой говоря о том, какой там, на улице, собачий холод. Скидывают в кучу одежду и обувь. Это парни с нашей рок-группы со своими подружками. Хотя…не все со своими)))  

Девочка в группе одна – это я. Местные девчонки завидуют мне, считая, что я попала в малинник. Ведь все наши музыканты крайне привлекательны, особенно барабанщик. Хотя и бас-гитара милаха…Отмечаю это только сейчас, ведь до инфы, полученной десять минут назад, кроме НЕГО, никого для меня не существовало.  

– Ну, правильно, зачем предупреждать о приходе? – язвительным тоном резюмирует мой кумир. – Я же не разрешил бы. Пользуйтесь моей добротой, братцы, да? Знаете, что за порог не выставлю в такой мороз?!  

ЕГО уже никто не слушает. Парни роются в холодильнике, что-то жуют. Девочки отогревают руки у батареи.  

– Намечается грандиозная пьянка, – шепчет ОН мне и чмокает смачно в щеку.  

– Бухло принесли? Греться-то чем собираетесь? – говорит ОН уже во всеуслышание.  

–Неее, было холодно, мы побоялись добраться с потерями, – выдает наш ударник с набитым колбасой ртом и смачно хлопает себя по причинному месту.  

Все дружно хохочут.  

– То есть вы посчитали, что мне терять нечего? – щурясь, складывает на груди руки наш руководитель.  

Мы все прыскаем со смеха.  

– Вот так и теряют друзей, – нарочито обреченно резюмирует тот, кто так мне нужен.  

– Ладно, мы сходим. – ОН лукаво подмигивает мне. Я, не понимая ЕГО намека, киваю в ответ и иду одеваться.  

– Пива? – слышу я вопрос, адресованный всей тусовке.  

– Пиво без водки – деньги на ветер, – философским тоном выдает наш соло-гитарист.  

– Намек понял, – отвечает мой персонаж, натягивая шапку в коридоре. – А денег мне никто дать не хочет? – спрашивает ОН, заглядывая на кухню.  

Я в это время уже в пуховике и угах стою у порога и покорно жду.  

–Ха, – опять отвечает ударник, что-то активно пережевывая, – С деньгами любой купит, ты умудрись без денег.  

– А я не за выпивку прошу, а за моральный вред, – передразнивая его набитый рот, говорит ОН. Все опять смеются, а ОН, махнув рукой, направляется к двери, где ЕГО жду я. На ходу ОН кричит в сторону кухни:  

– Ладно, нахлебники, я на репе на вас отыграюсь. Не налегайте на холодильник, закусывать нечем будет.  

И мы уходим. Я обожаю этих обезбашенных ребят.  

«Вот такая вот вечная молодость…»  

***  

– Пойдем обратно, нас уже потеряли.  

– Поверь мне, ни один из них не высунет носа на улицу в такую стужу, даже если мы вообще не вернемся, – ОН никак не может застегнуть мне пуховик задубевшими руками.  

Я начинаю трястись от холода, меня прямо лихорадит. Заледеневшими пальцами, которые итак по жизни холодные, я выхватываю собачку молнии из ЕГО рук.  

– Мы ведь еще в магазин не сходили, – мои зубы стучат друг о друга.  

– Ща сбегаем, – ОН ухмыляется, – Зато будет что вспомнить в жаркий летний вечерок.  

– Если мозги сегодня не отмерзнут, – я уже заикаюсь от холода.  

ОН активно трет руками в перчатках мои предплечья.  

– Держись, казак! – ОН хватает меня за руку и тащит вниз, тем же путем, которым мы сюда попали.  

Сюда – это на крышу пятиэтажки. Зимой. В темноте. В минус 35 градусов. По пожарной лестнице. Под завывания ветра. Было страшно и холодно. Оооочень холодно. Но это был умопомрачительный всплеск адреналина.  

Если бы я просто трахнулась с этим мужиком в ЕГО кровати, ОН не был бы героем этого романа. С НИМ у меня был первый экстремальный секс. В самом сексе не было ничего экстраординарного, он был быстрым и спонтанным. Но вот место, где мы делали это, заслуживает только одного комментария: «Не повторять! Опасно для жизни! ».  

Описывать этот секс даже не имеет смысла. Хотя за эти 20 минут на крыше я успела кончить два!!! раза. Как я здесь оказалась, так и не поняла.  

Закрыв за собой входную дверь квартиры, ОН страстно меня поцеловал, взяв мое лицо в свои руки. Я мгновенно опьянела от этого поцелуя, поэтому дальнейшие события для меня были как в тумане.  

Вот ОН тащит меня за руку за собой…Вот я ползу вверх… Земля остается все дальше, я вижу ее сквозь железную решетку лестницы. И это делаю я, которая безумно боится высоты? Да, мой мозг в это время, наверно, где-то грелся, потому что в состоянии здравомыслия я это никогда не совершила бы…  

Вот мы на крыше. Отсюда потрясающий вид, надо отметить. Весь этот городишко как на ладони, хотя высота – всего пять этажей. Завывает ветер. Его песня тяжелее лучших роковых композиций. Он поет о смертельной страсти, вздымая снежные покрывала вверх, превращая их в звездный дождь, кружащийся в свете фонарей. Жутко красиво. Я успеваю это заметить в те доли секунды, которые ОН расстегивает мой пуховик.  

Снова жадно целует меня. Мы вцепляемся друг в друга как тонущие, ищущие спасения, мы захлебываемся в волнах страсти, нас уносит течение похоти и желания. Мы тонем, но это приятная смерть, которую хочется повторить, захлебнувшись вновь.  

Жаркие поцелуи, обжигающие в эту морозную ночь. Прикосновения пальцев, остающихся горячими вопреки природе зимы. Два тела, слившиеся воедино под песню вьюги. Все это я буду помнить долго. Это было страстно. Жгуче. Невообразимо ярко. Никаких прелюдий, никаких медленных нежностей. Была дорогА каждая секунда, нам надо было успеть выжить, отдавшись страсти.  

ОН резко входил и выходил из меня. Порывы ветра были оглушительны и в мгновение поглощали мои стоны. Мы пели дуэтом – я и вьюга. Ей аккомпанировал ветер, мной дирижировал ОН.  

Обвив ЕГО шею руками, обхватив поясницу ногами, я была словно лиана. Боже, как сильны ЕГО руки. Как глубоко ОН во мне! Здесь не на что опереться моей спине, поэтому ОН стоит посреди крыши, держа меня двумя руками. Вторгается в меня активными толчками. Улетные ощущения, захлестывающие эмоции.  

ЕГО шапка куда-то улетела. Куртку, валяющуюся неподалеку, заносит снегом. Мои штаны болтаются у меня на одной ноге. Мои волосы рвет ветер, они бьют по лицу моего мужчину, лезут в рот и глаза. Я молниеносно кончаю. Количество ударов ЕГО в меня до моего пика можно сосчитать на пальцах. ОН улыбается во весь рот и срывает с меня пуховик, который расстегнут, но все еще развевается, как парус, на мне. Я, уловив ЕГО мысль, быстро опускаюсь на колени, подставив ЕГО жезлу свой красивый зад.  

Стоя коленками и ладонями на своем пуховике, ощущаю жгучее движение и внутри и снаружи. Вьюга поет и плачет, ведь ветер изменяет ей, хлеща и шлепая мою попу. А внутри меня бьется ОН, изменяя своей подружке.  

Мы одновременно кончаем. И один из нас – мне на пуховик. ОН резко хватает меня, обхватив двумя руками за живот со спины, и ставит на ноги. А они меня еле держат. Не менее резко ОН разворачивает меня к себе лицом и вновь страстно целует. Круг замкнулся. От поцелуя у дверей до этого – завершающего, по моим ощущениям прошла вечность. ОН хватает и отряхивает куртку от колючего снега. Я же, наконец, ощутив температуру вокруг, быстро натягиваю штанину на вторую ногу.  

Кстати, ветер чуть успокоился…………  

– А мы уж хотели подождать вас до весны, – ударник забирает пакеты со спиртным.  

– Очередь была, – бурчит мой персонаж.  

– Ночью? – удивляется барабанщик.  

– Это Россия, брат, – хлопает его по плечу наш руководитель, – Ночь и мороз – самое время для покупки водки.  

«Ага», – думаю я, прилипнув к батарее, – «Ночь и мороз – самое время трахаться на крыше». Мне становится смешно от своей же мысли, и я невольно улыбаюсь.  

Дальше ничего интересного. Просто пьянка до утра с песнями под гитару. Мы вновь ведем себя как старые друзья – никаких лишних взглядов и прикосновений. В голове до утра крутится лишь один вопрос: « Интересно, ОН расскажет об этой ночи своему другу – моему воздыхателю? ».  

Да, расскажет. Намного позже. В мае. Когда вокруг будут петь птицы. Под легкий теплый ветерок, читающий стихи губами зеленой листвы.  

Мы отдыхаем на озере. Большой компанией выбрались на шашлыки в майские праздники. Май и шашлыки – понятия неразделимые. Вся Россия жарит мясо на углях, когда приходит май.  

Здесь влюбленный в меня мужчина, вся наша музыкальная группа, незнакомые мне девицы и она – девушка моего Карлсона. Я стала так называть ЕГО про себя после той зимней ночи. Да и ОН, будто читая мои мысли, подыгрывает, по- дружески именуя меня «малыш».  

ЕГО подружка вполне мила – маленькая, аккуратно сложенная брюнетка, не особо разговорчивая, немного вспыльчивая. Они ругаются по любому поводу. Их мелкие ссоры рождаются на пустом месте. Они постоянно о чем-то спорят, что-то делят. Как я поняла, это их обычное, привычное общение в паре. Эти разногласия как резко вспыхивают – из ниоткуда, так с той же скоростью и пропадают – в никуда. Со стороны это смотрится мило и смешно. Со стороны всех, но не с моей. С каждым днем я убеждаюсь все больше, что влюблена в этого человека. ОН снится мне по несколько раз в неделю. Мне неприятно видеть ЕГО в обнимку со своей пассией. Мой «прилипала», как обычно, порхает курицей-наседкой вокруг меня: то мяска с тарелочку подложит, то пледом укроет, то комара отгонит.  

Объект моего воздыхания сегодня наблюдает за этой картиной с особой серьезностью. ОН до сих пор друг – и мне и тому, кто любит меня.  

С обоими этими мужчинами секса у меня не было с тех раз, о которых вы в курсе – одного безумно хочу я, другой безумно хочет меня.  

Когда темнеет, и все уже изрядно выпили, оба моих персонажа куда-то уходят вдоль линии берега. Инициатором прогулки является руководитель моего сердца и нашей группы. Я смутно начинаю догадываться, о чем там пойдет речь.  

Они возвращаются примерно через час. Уже значительно стемнело. Кто-то разошелся по палаткам. Несколько человек сидит у потрескивающего костра, в том числе я и ЕГО подружка. Увидев издали две приближающиеся фигуры, она начинает активно возмущаться о том, что замерзла и хочет спать.  

– Ну, дак шла бы в палатку! – резко отвечает ОН. Даже слишком резко и зло.  

Что-то произошло при их беседе, понимаю я. В полутьме пытаюсь разглядеть выражения их лиц. Мой Ромео не смотрит на меня…на костёр, в чащу темного леса, на озеро – хоть куда, но не на меня.  

Я вдруг понимаю, о чем они говорили – обо мне. Сердце бешено колотится. Хорошо, что в темноте не видно моих испуганных глаз. Влюбленный в меня садится на бревнышко около костра, берет палку и задумчиво помешивает угли, смотрит на огонь. Не влюбленный в меня грубо хватает свою подружку за локоть и тащит в палатку.  

–Куда?!- возмущается, чуть не визжит она.  

– Ты же замерзла и хочешь спать!! – отрезает ОН.  

Еще пара человек, перебросившись со всеми несколькими фразами, направляются в сторону своих ночлежек. В результате, минут через десять, мы остаемся у костра вдвоем – я и молчаливый баскетболист.  

Воздух вокруг тяжелеет. Молчание угнетает. Затянувшаяся пауза дает фору МХАТовским паузам.  

«Скажи что-нибудь, скажи что-нибудь» – мысленно умоляю я. И он говорит:  

– Зачем ты это сделала?  

– Что сделала? – упавшим голосом отвечаю я вопросом на вопрос, хотя прекрасно понимаю, о чем идет речь. Он опять молчит.  

– Что сделала, объясни! – повторяю я.  

– Зачем ты с ним спала?  

Мне нечего ответить. Я бы хотела сказать, даже закричать: «Потому что я ЛЮБЛЮ ЕГО! », но не могу произнести подобные слова вслух.  

– Ты не нужна ему, ты это понимаешь? – он до сих пор аккуратно помешивает дрова в костре.  

– Я знаю, – тихо отвечаю я. Как же мне больно говорить это. Он озвучил то, что я категорически не хочу признавать, принимать, осознавать.  

– Они решили пожениться. – Пауза. Он продолжает – Он не хотел оставлять это втайне от меня. Ты чуть не разрушила нашу дружбу, – он кидает палку в костер.  

Что??? Про дружбу я уже не слышу. Пожениться?! Слезы предательски бегут по щекам. Я сижу неподвижно, не всхлипываю, но соленая вода из моих глаз течет непрерывными ниточками. Он больше ничего не говорит. Мы сидим молча, едва различая друг друга. Костер догорает.  

Ахи и охи, доносящиеся из их палатки, режут без ножа.  

Как ОН был прав, сказав тогда на крыше: «Будет что вспомнить жарким летним вечером». Я слушаю звуки их секса, но вспоминаю ту ночь.  

Только тогда – в минус 35, мне было жарко, а сейчас – в теплую ночь, мне очень холодно. Я бы предпочла сгореть от страсти тогда – на крыше, чем заледенеть здесь – у горячего костра. Сердце проедают льдинки ревности, льдинки отчаяния. Я чувствую себя Каем из Снежной Королевы. Но, в отличие от Кая, любящий меня родной человек не придет освободить меня от оков вечного холода.  

А что чувствует тот, кто сидит напротив меня у этого костра? Я понимаю его ощущения, его мысли. Они мне знакомы. Два человека – твой друг и твой любимый – были вместе. Я это пережила, думаю, переживет и он.  

«Зачем этот придурок все рассказал?!», – ругаю я мысленно Карлсона. Надоело смотреть, как баскетболист бегает за мной? Грызла совесть перед другом? Да, мужская дружба, мужская солидарность – понятия «великие».  

Вообще, что такое «дружба»? Независимо от пола, возраста или социального статуса. Это нечто, с чем связана большая часть впечатлений всей нашей жизни. Лично я не знакома ни с одним человеком, у которого нет друзей.  

1. Это привязанность. А, как известно, все мы к чему-то или кому-то привязаны. Человек – наркотик – могу назвать я многих своих друзей. Получив «дозу» положительных эмоций благодаря общению, уточню – ни к чему не обязывающему, жить становится чуть легче. У меня, по крайней мере, так.  

2. Это психическая совместимость, позволяющая взаимодействовать друг с другом, без чувства «усталости» от человека.  

3. Это бескрайнее доверие. Причем в такой степени, что ни один родственник и даже мать родная порой не удостаиваются такой степени честности и открытости.  

4. Это общие интересы. Именно на фоне этих самых интересов порой и завязываются дружественные отношения, становящиеся постепенно частью жизни – неотъемлемой и, как говорится, «до конца».  

Так вот о концах… что же такое дружба мужчин? В большинстве случаев это приятельство, начавшееся со времен школы или университета. Либо дружба армейская, когда после всех пройденных тяжб армии в лице дедов, строгой дисциплины, недоедания, недосыпания, недотраха и полной изоляции от социума на годик-два, просто грех не дружить. А потом встречаться раз в год с криками «братан! », и в крепких мужских объятьях пропускать бутылочку-две водки, произнося однообразные тосты за каждый день, проведенный вместе.  

Бывает, что дружить начинают мужья подруг. И, найдя общий язык, дружат, скажу вам, намного крепче и теснее, чем эти самые «подруги». Не раз уже сталкивалась с подобным, когда обе пары уже развелись, женская дружба сдулась, а мужики, бывшие мужья, продолжают держаться вместе, распивая по вечерам за футболом пивасик, и с любовью и трепетом обсуждая своих ласточек. Нет, речь идет ни о бывших женах, и даже не о будущих, а о любимых машинах, каждой из которых ласково и нежно присвоено женское имя.  

А еще у таких друзей есть святилище. И имя ему – гараж. Место, куда с энтузиазмом паломников стекаются особи мужского пола. Это: и клуб по интересам, и кабинет психолога, и общество анонимных…не знаю, кого))). И поговорить можно, и поковыряться в тачках, и поржать, и жен обсудить, и выпить, и покурить. И самое главное – никто! никому! не выносит мозг! И да не ступит нога женская на эту святую землю! Вот там, друзьям – мужчинам действительно хорошо и комфортно. Там они совместно прячутся от бытовухи, надоевших жен, каждодневных проблем и забот. И чем больше времени они совместно проводят в гараже, тем крепче их нерушимая мужская дружба.  

А еще существует понятие, без которого мужская дружба просто не умеет существовать. Именуется оно «мужская солидарность». Это какой-то негласный, нигде не прописанный закон, по которому мужики должны быть горой за себе подобных. Вот вам реальный случай высшего проявления сего понятия.  

Есть у меня подруга – дама давно и безнадежно замужняя. С ее муженьком произошла следующая история. Едет он на своем авто по обычной дороге. В рамках России – по бездорожью то бишь. Мечтает о чем- то. И, пребывая в своих раздумьях, не замечает, как значительно превышает скорость выше допустимой на данном участке «дороги». Тормозит его сотрудник ГИБДД. Он в панике вспоминает, что у него и документов-то с собою нет. Опускает стекло и выдает первое, что приходит в его, скажу вам, находчивую голову: «Друг! Отпусти! Тороплюсь! Сосед звонил, говорит, что к моей жене какой-то хахаль пришел! Хочу успеть навалять этой парочке! » В следующую секунду бдительный сотрудник его отпускает, еще и советует на светофорах не тормозить. Дак вот. Это предыстория. Когда мою подругу, также любящую помечтать за рулем (это у них семейное, похоже), тормозит подобный гаишник, она, вспомнив историю находчивости своего мужа, выдает: «Товарищ, инспектор! Отпустите, пожалуйста! Соседка звонила, говорит, что к моему мужу какая-то баба пришла. И по звукам похоже – они там трахаются. Хочу уличить супруга в измене…» Этот гад у нее и документы десять раз перепроверил, и в багажник заглянул, и штраф выписал, и в трубочку подышать заставил. Мужская солидарность, одним словом!  

Приятельство женщин может разрушить хоть что – разные вкусы в косметике, одежде, общий друг, новая подруга, мужик. Порой причину разлада не знают и сами «подруги» – обе. Это как в любимых мною рифмованных строках:  

Жили – были две подружки: змея и лягушка.  

Раз пошли они гулять.  

И змея забыла, что они – подружки…  

И лягушку съела…погуляли, блядь!  

То есть женская дружба может разрушиться невзначай, даже без вмешательства третьего лица, тогда как мужская дружба – та, которую не разрушит ни одна баба.  

А может просто им – двум взрослым мальчикам – легче остаться вместе и за бутылочкой пофилософствовать на тему: «все бабы дуры и стервы», чем вдаваться в подробности и разобраться, почему женщина недовольна, почему она пилит, почему она ушла, почему она не хочет возвращаться. Ведь намного легче понять, почему кардан стучит…  

В моем случае ни одному из «друзей» и в голову не пришло попытаться понять, почему я равнодушна к одному из них, но прерывисто дышу при виде другого. Зачем напрягаться? Кому это надо? Лучше прикрыться мужской солидарностью, слабо поколачивая себя в грудь и тоненьким голосочком подвякивать : «Мы – мужики! Мы всегда вместе! Женщины – зло! Никогда мы не поругаемся из-за бабы! Их много, а мы такие одни! » Конечно вы всегда вместе, по одному ж пропадете! Вдаваться в подробности собиралась здесь только я. Вопрос: че ж ты трахался со мной тогда, если знаешь о чувствах и намерениях своего друга! Получается, ты его предал больше, чем я? Ведь мужская дружба – на века!? Я злюсь и негодую внутри себя.  

«Что ж ты, урод, молчал почти четыре месяца, а сейчас выдал правду-матку? Где мотив, в чем скрытый смысл? »  

У меня взрывается голова от этих безответных, блуждающих в поисках логики, мыслей. Я прекращаю плакать. Звуки в палатке тоже затихают. Я резко встаю.  

– Не страдай херней, пошли спать, – грозно говорю я человеку напротив.  

– Я здесь посижу, – он даже не смотрит на меня.  

– Как хочешь, – я разворачиваюсь и ухожу. Но, подойдя к выделенной нам двоим палатке, разворачиваюсь на 180 градусов и быстрыми шагами направляюсь обратно к костру.  

– Знаешь, что, – шиплю я, и меня аж трясет от негодования, – Я тебе ничего не обещала и в верности не клялась! Что, думаешь, один раз переспали и все, я чугунные трусы надела? Я даже не твоя девушка и никогда ею не была! И, между прочим, я тебе говорила, что мы не можем быть вместе. То, что ты скачешь передо мной на задних лапках – это твои проблемы! С кем хочу, с тем и сплю! Я никого, в отличие от некоторых, – я делаю взмах рукой в сторону их палатки, – Никого не предавала! Так что задавай вопросы своему другу, – я изображаю в воздухе пальчиками кавычки, говоря слово «друг».  

Он даже не поднял на меня глаз, уткнувшись в потухающий костер…  

Гордо вскинув голову, не дожидаясь ответа, я демонстративно шагаю в палатку.  

Он так и не пришел. Сидел у костра до рассвета. Я опять плохо спала. Мне опять снилась река – темная, пугающая. Зачем-то мне хотелось войти в нее. Мне нужно на тот берег – срочно и незамедлительно. Но я так и не решаюсь войти в бурлящую воду.  

А нас ведет туда судьба,  

Где нет покоя и труда,  

Где блещут лучики тепла,  

Где сушится дурман-трава,  

Где встанут с нами города,  

Где все друг другу – господа,  

Где счастьем станет та беда,  

Что за руку со мной всегда.  

Припев: А я рисую пальцем дождь,  

И это все, что могу я сам.  

Когда наступит ночь,  

Душа умчится к небесам.  

2. Когда-нибудь придет тот день,  

Когда-нибудь наступит час,  

Когда любовь дождем святым  

Коснется только нас.  

И проберемся я и ты  

Сквозь холод, слякоть, дрожь,  

И сквозь окно посмотрим мы  

На настоящий дождь.  

Припев: Ну, а пока я рисую дождь,  

И это все, что могу я сам.  

Когда наступит эта ночь,  

Душа умчится к небесам.  

3. Но та любовь недолгою была,  

Об этом знаем только ты и я,  

Но вот сейчас никак я не пойму,  

Зачем себя ты отдала ему?  

Припев: И вот один я рисую дождь…  

А я рисую пальцем дождь,  

И это все, что могу я сам,  

Когда наступит ночь,  

Душа умчится к небесам…(простите за слог и ритм – стихи в 17 лет…зато без редактуры)  

Я написала это на рассвете, в палатке. Я всегда беру с собой тетрадь и ручку, ведь неизвестно, где и когда меня посетит муза.  

Это слова очередной песни. Как обычно, от лица мужчины. Молча отдала ЕМУ листок. Насколько мне известно, ОН положил эти слова на замечательную мелодию, и группа внесла песню в свой репертуар. Но уже без меня.  

P. S. На психованной брюнетке ОН так и не женился.  

 

 

ПЕРСОНАЖИ № 5 и № 5. (Нееет, это не опечатка)))  

 

Первый курс закончен на «отлично». Люблю себя за то, что всегда училась на «5». Впереди лето. Обещает быть многообещающим. (Извините за тавтологию)  

В группе я больше не играю. С этими двумя «друзьями» не общаюсь. Но в их городок собираюсь поехать. И не на выходные, а на все лето!  

Узнав, что в этом городишке нет музыкальной школы, мне захотелось порадовать местных деток и поделиться своими умениями. В любом ДК такого города обязательно находится фортепиано либо рояль, даже если на нем никто не играет! Договорившись с директором местного дома культуры о внесении в график их летних мероприятий моих занятий два раза в неделю, я приступила к работе в середине июня. Сарафанное радио в небольших населенных пунктах работает отлично, и через пару дней ко мне на уроки игры на фортепиано повалили дети. Это очень приятно – делиться своими знаниями с малышами. За пару месяцев мы изучили основы нотной грамоты. Научились играть гаммы, небольшие этюды. Каждый ребенок разучил маленькую музыкальную композицию. Кто играл одной рукой, тем подыгрывала я. Получалось исполнение в четыре руки, ну, если быть точными – в три. Дети постарше осилили небольшие произведения двумя руками.  

На одно из моих занятий заглянула очень любопытная парочка.  

ИМ обоим было по 19 лет. ИХ звали одинаково. ОНИ похоже одевались и просто до возмутительности умопомрачительно улыбались. Ну, честно, по – голливудски. У обоих были идеально ровные белые зубы и правильный прикус. ОНИ всегда и везде появлялись вместе. Просто двое из ларца – одинаковых с лица. Хотя нет, форма лица, это, по-моему, единственное, что ИХ отличало. Один – более круглолицый, другой – с острыми, ярко выраженными скулами. У НИХ даже были похожи по звучанию фамилии. ОНИ были одного роста. Оба – жгучие брюнеты с прожигающими темными глазами. Всегда загорелые, легкие в движениях, с замашками джентльменов.  

Раньше я, конечно же, ИХ видела. Я знаю почти всю молодежь в этом городе. Но никогда не общалась с этой парочкой лично, потому что компания моей группы и компания этих красавчиков на дух не переносили друг друга. Все, как в лучших шекспировских традициях. Разве что без родственных связей. И девочки в каждой компании крутились свои и никогда не путали берега.  

Подобные кадры увидеть при изучении гамм с учеником, я не планировала.  

–Что вы хотели, молодые люди?  

– А можно нам записаться на занятия? – ИХ губы синхронно расплываются в улыбке.  

Девочка семи лет за фортепиано тихонько хихикает.  

– Конечно, – подыгрываю я и тоже улыбаюсь во весь рот. Ослепительность наших улыбок может еще посоперничать.  

Улыбка всегда была моим достоинством. Мужчины неоднократно отмечали ее красоту. Один персонаж даже сказал мне однажды:  

– Когда ты улыбаешься, я готов продать свою душу хоть кому, не то, что дьяволу. Только бы ты улыбалась лишь мне...  

ОНИ переступают порог, расценив мой ответ, как разрешение зайти. Черт, ОНИ опять делают это синхронно. Вместе с НИМИ в кабинет входит умопомрачительный аромат парфюма, вызывающий желание. Господи, ОНИ, что, и туалетной водой одной на двоих пользуются?  

– Вообще-то у нас урок, – указываю я пальцем на курносую девчонку, положившую свои ручонки на полотно клавиш.  

–А можно поприсутствовать? – спрашивает один из них…не у меня! У ученицы!  

Она тут же смущается и сдергивает ручки с клавиш. Потом вопрошающе смотрит на меня.  

– Ребят, через 15 минут наше занятие заканчивается. Это последняя ученица на сегодня. Давайте, вы подойдете после урока, – включаю я строгую учительницу.  

– Хорошо, мы пока сходим до магаза. Тебе что-нибудь взять?  

(С чего это ОНИ проявляют заботу обо мне? Ну, ладно. )  

– Да, ребят, воды холодной. Только без газа.  

Лето, правда, выдалось очень жарким и постоянно хочется пить. Солнце бьет лучами в окна, стараясь сжечь даже сквозь стекло.  

– Ок. – ОНИ опять одаривают меня синхронной улыбкой и выходят за дверь.  

– Ну, и что это было? – спрашиваю я свою ученицу, хотя ответа не жду.  

– Поклонники, – сделав умный вид и взрослое лицо, отвечает мне семилетняя девочка.  

– Твои? – смеюсь я.  

–Нет, ваши, – все также серьезно отвечает она.  

Я в ступоре. А она начинает неуклюже нажимать пальцами по клавишам, припевая:  

– До, ре, ми, фа…  

ОНИ, как и обещали, вернулись через 15 минут. Интересно, кого из НИХ я заинтересовала? Пока непонятно. Мне было бы сложно выбрать одного из НИХ. ОНИ реально одинаковые. Гармонично дополняют друг друга в движениях, в разговоре. ОНИ пригласили меня гулять.  

– А вы, случайно, не родственники? – спрашиваю ИХ я, когда мы медленно прогуливаемся по парку втроем – ОНИ с двух сторон от меня.  

– Нет, – отвечает один.  

– Но все думают, что да, – дополняет другой.  

И ОНИ опять лыбятся.  

– Мы просто всю жизнь вместе.  

– Сколько себя помним.  

– И сидели за одной партой.  

– И в первый раз влюбились в школе в одну девочку.  

Моя шея начинает уставать крутиться из стороны в сторону, чтобы услышать один рассказ в двух лицах.  

– Вы из-за нее не подрались? – лукаво интересуюсь я.  

– Нет. – С каким-то подтекстом говорят ОНИ в унисон.  

Мы гуляем до позднего вечера. ОНИ провожают меня домой. Вернее, не домой, а к дому моей подруги. Ведь я все также приезжаю сюда к ней. Ее бабушка любезно предложила мне пожить у нее, узнав мои планы по поводу занятий музыкой с детьми.  

– Спасибо за прекрасный вечер, – искренне говорю я новым знакомым.  

ОНИ улыбаются и одаривают меня поцелуями в щечки – один в правую, другой – в левую.  

– Увидимся.  

– До завтра.  

До завтра? Заходя в дом, я анализирую прошедший вечер. Хороши, но странные. Что-то непонятное мне кроется в этой парочке. Завтра ОНИ опять придут на уроки музыки? Я до сих пор не могу понять, кто же из НИХ проявил ко мне интерес.  

По традиции в субботу в местном клубе танцы. Я чувствую себя VIP – персоной, мне – вход бесплатный. Шучу, это потому, что я безвозмездно веду уроки игры на фано, частично закрывая план летних мероприятий клуба. Одним словом, выполняю чужую работу.  

Дискотека в селах и маленьких городах – показательные выступления представителей местной молодежи. Все друг друга знают. Новых знакомств – ноль. Все ограничены в выборе, поэтому приходится пользоваться поговоркой – « На безрыбье и рак – рыба». Молодые люди прекрасно знают, что представляет собой каждая из девиц. Какой нужен подход, подкат к любой из них. Девочки знают всю подноготную каждого из местных мачо. Но все активно играют в игру – «как первый раз». И встречаются то с одним, то с другим, меняясь парами. Короче, весь город спит в одной койке. Есть, конечно, парочки устаканившиеся, которые друг с другом не первый год. Но таких – меньшинство. Большинство же – чувствующая себя свободной и не ограниченной верностью к конкретному объекту, молодежь. Поэтому, все они на выходных выходят на занимательную охоту. И так – каждую субботу.  

Девочки всегда самовыражаются на подобных мероприятиях с помощью новых нарядов, каблуков, причесок, макияжа. В общем, всегда во всеоружии. Мальчики же, как истинные охотники, по этому поводу не заморачиваются. Критерий один – шмотки должны быть чистыми. Это не элитный московский клуб, никаких дрескодов, фейсконтролей. В зал пускают всех, кто более или менее стоит на ногах. А уж как выглядишь, мягко сказать, всем по барабану.  

Мы с подругой, как истинные женщины, собираемся на это субботнее мероприятие за два часа. Это: маникюр, прически, макияж, примерка нарядов и ооочень сложный выбор, на каком из них остановиться. Особое внимание лично я уделяю макияжу.  

Я считаю, и никто меня не переубедит, что уважающая себя женщина не выйдет из дома не накрашенной. Хотя бы легкий макияж должен присутствовать на лице дамы. Не накрашенные девушки производят на меня впечатление только что разбуженных. Ходи ты не накрашенной дома – одна! Но выход в свет, выход в общество, где присутствуют мужчины, должен сопровождаться предварительной работой над собой, и лицом – в частности. Но та же уважающая себя женщина ни в коем случае не позволит себе подкрашиваться на публике. Поправлять макияж на людях – крайне некорректно. ( женский туалет – ни в счет).  

Без лукавства – мужчины любят глазами. Это факт! Неоспоримый и не подвергающийся дискуссиям. Ты, девочка моя, можешь гордиться своим глубоко духовным внутренним миром. Но перед тем, как он будет раскрыт, мужчина оценивает твою оболочку – обрамление бриллианта, спрятанного внутри. Красота – понятие относительное. Но ухоженность – неотъемлемая часть женской красоты.  

Хочется заострить внимание еще на одном факторе – красоте для избранного. Скажем, ты произвела впечатление, вы стали встречаться. Вот вы оказались в одной постели, предположим, твоей. Не смей, милая, слышишь, не смей наутро представать перед ним в старом халате. События ночи еще ничего не значат. В его голове еще вчерашний образ – девочка на каблуках, с прической, макияжем. Переспала с ним и думаешь, все – он твой? Нет, нет, еще раз нет! Теперь предстоит большая работа – всю жизнь поражать и завоевывать этого мужчину. Ты должна быть всегда разной, всегда на высоте. Ни на одного мужика не произведет впечатления бесформенный халат и взлохмаченный вид его любовницы с утра. И умопомрачительный минет ночью – ни в счет. Любой мужчина хочет видеть рядом с собой женщину ухоженную, красивую. Ты должна, просто обязана преподносить себя так, чтоб он сам себе завидовал, что ты – с ним. Иначе он непременно пойдет завоевывать следующую. А красивых женщин, сама знаешь, пруд пруди.  

Искренне не понимаю особ женского пола, которые жалуются, что их муж пошел налево. При этом говорит она, сидя на кухне, все в том же пресловутом халате – ссутулившаяся, с серыми кругами под глазами, волосы – в пучке. И плачет, рьяно помешивая свой безупречный борщ. «Путь к сердцу мужчины лежит через желудок» – бред несусветный! Ни борщом, ни котлетами еще ни одной женщине не удалось удержать мужика! Нет, если ты хочешь, чтоб твой избранник приходил к тебе исключительно вкусно пожрать – пожалуйста. Тогда довольствуйся потом его смачным храпом после сытного ужина. Вари свой борщ на здоровье, но подай ему ужин в эротическом пеньюаре, из-под которого видны все твои прелести. Вот и проверишь, какие его органы более голодные – желудок или член. Играй в игру, в которой установлены ТВОИ правила. Не позволяй бытовухе и грязному халату съесть твои отношения. Иначе, поев борща и чмокнув тебя в макушку, твой мачо помчится туда, где ему приготовили десерт. Ну, ты понимаешь…  

Итак, мы обе – аккуратно накрашенные, с приличными укладками, в меру свободно одетые, смотримся в одно большое зеркало.  

– Мы – красотки, – резюмируя я. – можно покорять этот грешный мир.  

Подруга подмигивает мне через зеркало.  

Принципиально медленно, на высоченных каблуках, мы под ручку направляемся в ДК. Между прочим, идти не меньше километра.  

Мы не должны прийти слишком рано. Приходить последней в общество мужчин, опаздывать – верный и надежный способ произвести впечатление и привлечь всеобщее внимание. Нам, конечно, это удается.  

Зал полон народу. Мы ловим восхищенные взгляды охотников и ревностные стрелы жертв.  

А вот и знакомая мне парочка.  

– Мы с Тамарой ходим парой, – ехидно шепчет мне на ухо подруга, указывая на НИХ.  

– Привет, – ОНИ одновременно здороваются со мной издалека. Подруга подбирает челюсть с пола.  

– Ты, что, с ними знакома?  

– Ну, да, – прозаичным тоном подтверждаю я. – А что в этом такого?  

– Они же – самые пантовые здесь ребята, абы кого к себе не подпускают. Здесь каждая вторая вздыхает по ним обоим.  

Ооооо, такой возможностью надо пользоваться! И я целенаправленно направляюсь к ИХ парочке.  

Обожаю, просто страсть как люблю, бесить женское общество! Нет ничего приятнее, чем видеть зависть на лицах окружающих тебя незнакомых женщин. Самооценка взлетает до небес.  

Оба персонажа целуют меня в щеку – на этот раз оба – в правую. Боковым зрением оцениваю ситуацию по сторонам. Вот одна кучка барышень начинает перешептываться, кидая злобные взгляды в мою сторону. Вот еще парочка готова прямо сейчас вырвать мне волосы и расцарапать мое милое личико.  

«Доиграешься, дура» – пытаюсь оговаривать я себя. Но внутренний голос слишком слаб, азарт этой игры сильнее.  

В ответ на легкие поцелуи я демонстративно обнимаю ИХ по очереди. ОНИ реально неотразимы. Держатся здесь, как короли вечеринки, как хозяева этого дома.  

Своими действиями я запускаю страшный механизм – мясорубку женской ненависти и зависти. Это чревато для меня стать главной героиней сплетен местных дам. Причем мои безобидные действия будут красиво обмотаны паутиной лжи и грязных слов, нарастающих как снежный ком при передаче из уст в уста. Девушки не упустят возможность напридумывать кучу историй, разбавляя их все новыми красками несуществующих подробностей.  

Это бич любого маленького населенного пункта. В одном углу пернул, в другом скажут, что обосрался!  

Но я сама лезу на этот рожон. Я обожаю, когда обо мне говорят, обсуждают за спиной. А раз шушукаются за спиной, значит, я впереди!  

Здесь и мои «бывшие» – персонажи 3 и 4. Я даже не здороваюсь, делая вид, что незнакома с ними. Но постоянно ловлю взгляды Ромео в мою сторону. Приятно все же быть в центре внимания.  

Медленные композиции на дискотеках – это религия. Медляки сразу определяют разблюдовку ролей. Первый же медляк – это расстановка приоритетов. Мальчики делают выбор пары для танца, следовательно, понятно, кто кого уже сегодня провожает домой, кто с кем будет целоваться на прощанье. Иногда происходят ракировки. Но, обычно, пары формируются уже за первый час дискотеки. И все! «Стоят девчонки, стоят в сторонке…», потому что статистика(((  

А кому повезло от природы чуть больше или просто фортуна улыбнулась именно в этот вечер, плавают по залу с гордо поднятой головой и надписью на лице «занято». Я в статистику не вписываюсь. По очереди меня пригласили на танец «двое из ларца», потом какой-то неизвестный мне рыжий мальчик (не переношу рыжих мужчин), в конце вечера не выдержал мой Ромео.  

Я согласилась на танец, но ни слова ему так и не сказала. Он че-то мялся, мялся, но решился только на одну фразу:  

– Не ту компанию ты выбрала.  

Я не прокомментировала это замечание. Композиция закончилась, и я вернулась в общество «близнецов». «Кто же из НИХ? » – меня внутри все также терзал вопрос.  

Моя подруга провела весь вечер в компании старого знакомого – безнадежно женатого и более взрослого по сравнению с нами – с малолетками. И за что она его так любит?  

Последний медляк. Не танцую ни с кем. Предпочитаю удалиться, чтобы привести себя в порядок. В зале включается свет. Все дружно вываливаются на крыльцо ДК. Многие уже по парочкам.  

Я – в обществе брюнетов по обе стороны от меня. ОНИ держат меня под ручки. Троица наша, конечно, загляденье.  

На крыльце замечаю весёлую компанию – там весь мой бывший ансамбль, его руководитель и мой баскетболист. Что??? Проходя мимо, замечаю в зубах последнего сигарету. Он же никогда не курил. Он же спортсмен. Резко останавливаюсь, прошу прощения у своих сопроводителей. Бесцеремонно вторгаюсь в кружок своей бывшей компании, молча выхватываю сигарету из рук Ромео. Бросаю ее с приличного расстояния в урну и попадаю точно в цель. «Ха, не ты один любишь баскет», – думаю я победоносно. Ожидаю взрыв смеха, потому что поведение мое должно быть расценено в этой компании, как неадекватное. Но за спиной – тишина.  

– Браво, трехочковый, – выдает знакомый мне голос. Это ударник.  

Я на секунду оборачиваюсь – оценить их реакцию. Ромео – в тихом шоке, лицо потерянное. Карлсон лукаво улыбается. Я снова занимаю оставленное место между двумя красавчиками. ОНИ, как порождение воспитанности и такта, оставляют мои действия без вопросов и комментариев.  

«Вот еще что выдумал – курить! » – негодую я про себя. « С какого такого горя? Спортсмен херов! » Я понимаю, что мне небезразлично здоровье и состояние этого человека. Как- никак все это – его попытки заглушить боль, причина которой – я.  

Следующие часа два мы гуляем по ночным улочкам. Неожиданно, но мы говорим о…классике. Мои собеседники оказались достаточно начитанными персонажами, имеющими свое мнение и оценку шедеврам русской литературы. Вот и нашлась сфера, в которой ОНИ мыслят кардинально по-разному. В ИХ спорах я принимаю точку зрения то одного, то другого. Иногда у меня своя позиция – третья сторона. Мы говорим о «Война и мир», пытаясь понять, какая линия в романе Толстого ярче – военные сцены или сцены любовные. Я, как женщина – существо, живущее эмоциями и чувствами, рьяно защищаю неоспоримое превосходство линии любви. ОНИ, как мужчины, как стратеги и прямолинейно мыслящие существа, пытаются доказать мне, что гениальнее все же описаны военные действия. Каждый остается при своем мнении, найдя точки соприкосновения в том, что роман – уникальный.  

Потом мы обсуждаем моего любимого Булгакова. Один из красавчиков шутит, что поверил высказыванию: «Прочитай два раза «Мастер и Маргарита» и сойдешь с ума».  

– Я прочел трижды! Я похож на сумасшедшего?  

– Да, – смеюсь я, – Хотя бы поэтому!  

Тут уж наши три мнения расходятся кардинально.  

Я всегда идеализирую для себя в этом произведении Воланда. В конце концов, не было бы счастья главным героям, если бы не он. А в обретении счастья все средства хороши.  

Мне противится один из собеседников:  

– Герои итак были бы счастливы после смерти, обретя ее естественным путем. Ведь при любом раскладе бытие земное не принесло им счастья. А так – хотя бы без сделок с дьяволом.  

Возмущаюсь до безобразия, считая это умозаключение высосанным из пальца.  

Наш третий оппонент вообще считает, что весь роман держится на силе женской любви.  

– Мастер – слабый, никчемный, безвольный персонаж. Если б не любовь Маргариты, он так бы и затух в психушке. Непризнанный автор? Нет! Мужик без доли мужского, с загнанной самооценкой, не умеющий отстоять себя и свой роман.  

Частично согласна с ним. Женская любовь – вещь великая. Самопожертвование и самоотречение – вот ее синонимы. Когда женщина любит, она вся – любовь. Любовь – ее жизнь. А мужчина грамотно вносит любовь в свой график – наравне с работой, друзьями и т. д. Любовь для него – одна ИЗ сфер жизнедеятельности. Мужчина просто по своей природе не смог бы любить, как женщина, отдаваясь всецело – и телом, и душой, и всеми мыслями и чувствами. Вы только представьте такого мужика! Размазня была бы. Так что пусть мы – мужчины и женщины – любим по-разному. Но все же ЛЮБИМ и умудряемся обрести гармонию друг с другом.  

С моими друзьями – «близнецами» мы тоже смогли обрести гармонию. Гармонию на троих.  

Признаюсь честно, это был мой первый и единственный опыт секса втроем. Именно этой ночью я поняла, почему ОНИ так похожи, почему ОНИ всегда вместе, почему ОНИ знакомятся с девушками вдвоем. Почему ни один из НИХ не выделяется на фоне другого. Это реально один персонаж в двух лицах.  

Нагулявшись по ночным улочкам, мы отправились пить чай к одному из половин этой странной парочки.  

Моя логика в это время уже спала от ужасной усталости в попытках разобраться, кому из двух красавчиков я интересна.  

Мы втроем сидим на веранде, пьем чай. Родителей дома нет, они куда-то уехали. Я почему-то начинаю чувствовать себя некомфортно в этом обществе. Разговоры куда-то испарились. Все трое молчим. Может, намекнуть, что мне пора домой?  

Сидящие по обе стороны мужские тела как-то напряжены и переглядываются друг с другом со странным подтекстом. Синхронно встают. Я от неожиданности чуть не роняю кружку с горячим чаем себе на колени. Бросаю вопрошающий взгляд по обе стороны от меня. ОНИ вдруг оба наклоняются ко мне, аккуратно осыпают поцелуями щеки. Мне ужасно интересно, что будет дальше. Я в секунду понимаю, куда клонится вечер.  

ОНИ оба чувствуют мой настрой принять участие в этой игре. Я по очереди целую обоих в губы – недолгими поцелуями. Сознание раздваивается, потому что даже целуются ОНИ одинаково, и мягкость ИХ губ похожа. Магия какая-то! Как ОНИ это делают?  

Я теряю чувство реальности. Последняя ниточка действительности натягивается и рвется в моем сознании. Меня гладят четыре руки. Медленно раздевают. С двух сторон осыпая поцелуями. Ощущения невероятные. Как мы будем делать это втроем? Гадать бессмысленно. Чувствуется, что ОНИ знают, что делают. План ИХ действий и последовательность манипуляций, видимо, уже отточены временем, опытом, потому что ОНИ не мешают и не перебивают друг друга. Гармонично дополняют, разрешая действовать друг другу по очереди. Это пьеса в четыре руки. Я – идеально настроенный инструмент. ОНИ – виртуозные исполнители. То один ведет линию мелодии, то другой, то ОНИ играют по моим клавишам в унисон.  

Как мы перебрались из-за стола на двуспальную неестественно высокую кровать, я не помню. ОНИ лишают меня последних средств защиты. Один зубами стягивает с меня трусики, другой, так же зубами, лишает меня лифчика. Я уже лежу голая. Вся – сплошное желание. Один орудует внизу, целуя пальчики на ногах, лодыжки, колени, другой занят моей шеей и набухшими сосками. ОНИ оба до сих пор одеты. На НИХ – похожие футболки и джинсы одного цвета.  

Синхронно, как по отмашке, ИХ правые руки скользят туда, где хранятся все тайны женского инструмента. Я, как всегда, уже истекаю желанием. Ну, как ОНИ это делают? Ведь ОНИ не смотрят друг на друга. Ведь оба заняты только мной. ОНИ просто идеально, гениально чувствуют друг друга – на каком-то мною не осязаемом и не досягаемом уровне. Свободными левыми руками один ласкает мои груди, по очереди, другой водит дорожки пальчиками по моим ногам. Правые руки же действуют в унисон. Вверх – вниз – у каждого свою половинка, своя территория. Я негласно поделена пополам.  

А потом начинается волшебство. В меня входит один пальчик, тут же выходит, убегая вниз по ноге, без паузы входит другой (другой руки вернее), выходит, убегая вверх. Возвращается предыдущий – снова входит и так по кругу. Мастерство отточено, не поддается критике. Никаких сбоев, никакой какафонии в этой сказочной музыке. Сколько это длится, я не отслеживаю. Но с каким упоением и лаской это происходит. Ни одного нажатия мимо клавиш – все точно в цель. Я тяжело дышу, извиваюсь под ИХ руками – четырьмя руками.  

Один из «близнецов» целует меня продолжительно и томно в губы. Другой в этот момент тоже целует – в другие губы. Их языки входят в меня одновременно. Руки ласкают все доступные места. Сквозь поцелуи из меня рвутся стоны. Это шедевральнее четырехголосных фуг Баха. Мелодия рук, мелодия языков, мелодия губ. Я кончаю слишком быстро. Мне даже обидно, ведь так хочется продлить эту мелодичную пытку. Но я зря расстраиваюсь. Когда мои активные «дергунчики» все же унимаются под четырьмя волшебными руками, «близнецы» быстро меняются местами. Теперь меня целует тот, на чьих губах вкус моего оргазма, а внизу начинается исполнение новой пьесы – новыми губами и языком. Сейчас и тот и другой действуют активнее, перейдя с «легато» на «стаккато», с «пиано» на «форте». Резче, безжалостнее. Клавиши моего тела беспрекословно отзываются на все прикосновения. А внутри им подыгрывают натянутые струны души. Исполнители вновь доводят меня до финала пьесы моментально! Вот это мастерство исполнения! Я, задыхаясь, закрываю глаза. Ощущение вершины никак не отпускает, мне кажется, что меня сведут с ума сладкие судороги.  

Пока я прихожу в себя, эти Боги музыки синхронно раздеваются. Как ОНИ красивы, как загорелы. ИХ кожа какая-то неземная и, конечно, схожая на ощупь. Один резко хватает меня, ставит на колени поперек кровати, пристраиваясь сзади. Входит резко, без лишних прелюдий, смачно шлепая меня по попе. Второй рукой при этом хватает за мою гриву и больно тянет назад так, чтоб я четко видела второго представителя этой парочки. А тот, второй, стоит прямо перед моим лицом со стоящим членом и начинает ласкать самого себя, смотря на нас. Один жестко двигается внутрь – наружу так, что я невольно подаюсь вперед- назад, другой дрочит одной рукой, приоткрыв рот, а свободной рукой держит меня за подбородок. Мы смотрим в глаза друг другу, наполненные желанием. На что именно обращать свое внимание, я не успеваю разобраться, поэтому, опять, отключая сознание, просто получаю удовольствие и слушаю музыку.  

Теперь ритмы другие. Почему-то это напоминает мне Грига «В пещере горного короля». Эта музыка сейчас была бы здесь очень кстати. Движения сзади меня. Он не выпускает из рук моих волос, я чувствую и слышу шлепки, падающие на мою задницу. Шлепки, выбивающиеся из общего ритма. А перед моими глазами великолепнейшее зрелище – самоудовлетворяющийся мужчина, получающий тактильное удовольствие от самого себя и визуальное – от полового акта со мной его брата «по несчастью». Один на троих темп, одна на троих музыка секса.  

Я чувствую, что это продлится недолго. Оба ОНИ уже возбуждены по максимуму. Слишком затянулось исполнение пьесы на мне. Бутон наслаждения опять нарастает во мне, опять слишком быстро. Все объемнее, объемнее, окутанный стонами трех человек. Я взрываюсь раньше НИХ, чуть раньше. Я готова упасть, но никто не обращает внимания на мой оргазм. Я слышу дуэт мужских стонов, звучащих в унисон. Еще удар, еще рывок…вверх-вниз, внутрь – наружу… эти мужчины созданы, чтобы кончать вместе. Так и есть. Один резко выходит из меня, кончая мне на спину, другой, ударившись пару раз членом об мои губы, обильно кончает мне в рот, не выпуская моего подбородка из своих рук. Я с удовольствием пью этот эликсир, успевая посасывать и дразнить языком еще стоящий член. Сзади по моей спине растекается жгучая жидкость. Музыкант, находящийся за моей спиной, в этот момент размазывает свое семя по мне пальцами, рисуя диезы и бемоли. Я отпускаю член на волю из своего рта, все также удерживая контакт «глаза в глаза» с его хозяином. Рука, держащая мои волосы в кулаке, ослабевает. На смену члена в мой рот входят пальцы, намоченные спермой того, кто сзади. Теперь я активно сосу и облизываю их, но уже с закрытыми глазами. Тот, кто передо мной, резко садится на корточки. Берет мое лицо в свои руки и нежно целует в губы. Другой целует мои плечи и спину сзади.  

ОНИ великолепны. На всем протяжении этой многоголосной пьесы ОНИ ни разу не сфальшивили. И это при том, что не сказали друг другу ни слова. Интересно, а теперь ОНИ захотят поменяться местами, партиями? Не обольщайтесь, этого не произошло. Это все. Красивая романтичная кода – я, обессилевшая, все еще стоящая на коленях, осыпанная напоследок нежнейшими поцелуями, будто лепестками бархатных роз.  

Каждый из нас получил удовольствие тем образом, который предпочитает.  

Мы потом разговаривали об этом. ОНИ редко меняются. В этом и заключается ИХ различие, таких вроде бы одинаковых – один обожает смотреть и самоудовлетворяться, другой – быть внутри «событий».  

А после мы пили чай, много говорили о сексе. Я пришла домой под утро. Сквозь сон подруга спросила меня:  

-Ты была с «близнецами»?  

– Ага, – отвечаю я тихо, чтоб не разбудить ее бабушку.  

– Странно, почему они общаются только с приезжими девчонками…, – бурчит она невнятно, сквозь сон.  

Я улыбаюсь сама себе. Я-то теперь знаю, почему. Переспать с одной из местных таким образом – быть распятыми без креста. Наутро же об этом знал бы весь городок. Ведь местные дамы не стали бы держать язык за зубами. Одна поделилась бы секретом с другой, и дальше – цепная реакция. Что знают две женщины – знает весь мир. По секрету всему свету, короче. А слыть местными извращенцами этим волшебникам секса вряд ли хочется.  

Расставаясь со мной, ОНИ ласково просят:  

– Это все между нами, ок?  

– Пожалуйста.  

– Не волнуйтесь, мальчики, это будет нашим секретом на троих.  

ОНИ недоверчиво смотрят.  

– Дорогие мои, я нема как рыба, обещаю. Как могила…как рыба в могиле, – шучу я.  

ОНИ мне верят, напряжение спадает. Я по очереди целую ИХ в губы недолго, и мы прощаемся. Хм…пока это лучшая ночь в моей жизни.  

Прошу вас, не осуждайте меня…этой ночью я чувствовала себя богиней, которой поклоняются двое лучших представителей мужской половины человечества. Я ощущала себя самой счастливой женщиной, королевой – всевластной и всемогущей. Думаю, любой женщине понравится, когда сразу двое мужчин дарят ей свою любовь – два тела без остатка доставляют удовольствие только тебе. Это непередаваемо. В голове почему-то проносятся образы: Клеопатра, Екатерина II, и…Лолита. «Эх, взяли и испортили девочку! », – шутя, ругаю я про себя парочку моих любовников.  

С той ночи прошло много лет. Сейчас эти безумно похожие гении-виртуозы оба женаты. На близняшках)))  

Не думаю, что жены в курсе их неординарного незаурядного прошлого.  

Начало августа того же лета. Время беспощадно срывает листки календаря, приближая осень. Отчетный концерт моих учеников, наконец, состоялся. Ребята – молодцы. Играли воодушевленно и без помарок. Этюды, песенки, гаммы. Родители, приглашенные в качестве зрителей, были очень довольны работой, проведенной нами всего за пару месяцев. А я была счастлива на этом концерте по двум причинам.  

1. Я смогла поделиться знаниями и навыками игры на фано с детьми, качественно передав свои умения малышам.  

2. На этом концерте, помимо родителей, присутствовали слушатели, которых я не приглашала.  

Дело было так. Я говорю вступительное слово о проведенной работе, о стараниях, трудолюбии и жажде знаний, которые проявили все ребята, о признательности всем, кто сегодня пришел оценить плоды нашего труда и тут…в зал входит, стараясь не шуметь, толпа молодых людей. Увидев их, я на секунду теряю нить своего монолога. А они тихонько заходят и занимают свободные места в зале. Меня переполняет восторг, смешанный с непониманием. Они – это: вся моя бывшая инструментально – вокальная группа, вместе с их, до сих пор любимым мною, руководителем, Ромео (куда же без него) и парочка, которая недавно любила меня дуэтом. Почему они явились одной компанией? Они же на дух не переносят друг друга. Да и вообще, зачем они пришли? Поддержать? Оценить? Я путаюсь в мыслях, стараясь настроиться только на работу моих подопечных. Но не так важна причина, как важен тот факт, что я безумно рада всех их видеть. Все они улыбаются, активно аплодируют после каждого номера. Мне очень приятно их присутствие.  

После концерта одна из родительниц, выступая со словами благодарности, произносит, обращаясь ко всей этой мужской компашке:  

– Вот, ребята, обратите внимание, какая невеста завидная перед вами.  

Я краснею и бросаю взгляд в сторону Карлсона. Его лицо серьезно и надменно. Он будто отвечает: «Завидная, но не для меня». Что ж, не удивлена.  

Гости расходятся. Я принимаю цветы от родителей, боковым зрением отслеживаю действия мальчиков. Представители группы, улыбаясь, машут мне издалека, посылают воздушные поцелуи. Я улыбаюсь в ответ. Ромео мнется у выхода с букетом цветов. (Как обычно)  

«Близнецы» чуть кивают мне головами, как всегда, синхронно. Я так же чуть киваю в ответ, и они выходят из зала. Куда подевался Карлсон, я не знаю, наверное, уже улетел…  

Распрощавшись с учениками, с охапкой цветов я выхожу на крыльцо ДК. Там молча, курит Карлсон. Ромео рядом с ним, слава Богу, на этот раз без сигареты.  

– Поздравляю! – он протягивает мне букет.  

– Спасибо. – Я как никогда серьезна. Беру цветы из его рук и иду дальше.  

– Подожди, малыш, давай мы поможем! – кричит мне в спину курящий.  

Я останавливаюсь, но не оборачиваюсь.  

Ромео тут же подбегает и забирает у меня цветы. Медленным шагом подходит Карлсон.  

– Ты – молодец. За такой короткий срок – такое качественное детское исполнение.  

– Спасибо, – бесстрастно отвечаю я.  

Мы идем по улице в сторону дома моей подруги.  

– Почему ты ушла из группы? – видимо, он решил вызвать меня на откровенную беседу.  

– Разочаровалась в мужчинах, – хмыкаю я.  

– В чем логика?  

– Нет логики, я же женщина!  

И мы снова шагаем молча.  

– Если я тебя чем-то обидел, прости, – как можно искреннее говорит он. Его друг по- прежнему, молча, несет цветы. – И возвращайся в группу.  

– Нет. – Отрезаю я. Пусть думает сам, к какой части его высказывания относится это отрицание.  

– Почему?  

– Тебе не понять.  

– А вдруг пойму.  

– Он бы понял, – указываю я на Ромео, – Ты – нет.  

– Ну, объясни тогда ему. – Он начинает нервничать.  

Я молчу.  

– Мне, как раз, объяснять ничего не надо, я все понимаю, – угрюмо говорит до этого молчавший баскетболист.  

Я начинаю истерично хохотать.  

– Слушайте, ребят, может вам сначала между собой разобраться, кто что хочет, кто что понимает, а потом подходить ко мне с вопросами? – я чувствую, что расплачусь прямо здесь.  

Они немигающими взглядами смотрят на меня. Мы стоим посреди дороги.  

Я забираю цветы у Ромео.  

– Спасибо, дальше я сама. – И как можно быстрее шагаю прочь. Они так и стоят на месте. Через десяток шагов я резко оборачиваюсь и кричу:  

– Я желаю вам счастья! – и улыбаюсь во весь рот. А по щекам текут слезы.  

Больше никогда в своей жизни я не приезжала в этот городок. О судьбе знакомых мне там мужчин я узнаю из рассказов подруги.  

«Это все, что останется после меня,  

Это все, что возьму я с собой…»  

 

 

ПЕРСОНАЖ № 6.  

 

– Кто такой? – не отводя глаз от высокого блондина с точеными скулами и аккуратными чертами лица, шепотом спрашиваю я у подруги.  

–Где? – она отслеживает направление моего взгляда, – Ааааа, тоже зацепил?  

Еще бы! Мои десять секунд уже сработали.  

– Что значит тоже? – все также следя за ЕГО движениями, интересуюсь я.  

– Да тут куча девок по нему течет.  

– Подруга?  

– Насколько я знаю – нет. Он – первокурсник.  

Я кривлю лицо.  

– Выглядит старше.  

– Да, он вроде уже где-то учился.  

– Откуда инфа?  

– Хм…я сплю с его братом.  

Вот тут я уже не смогла не перевести взгляд на нее.  

– Чего??? Когда успела?  

– Много будешь знать – скоро состаришься! – она от души смеется. Ну, и ладно. Сейчас важнее не этот вопрос. Я пристально смотрю на нее, лукаво улыбаюсь, немного наклонив голову к плечу и состряпав губы бантиком. Жду ответа на беззвучный вопрос.  

– Хорошо, познакомлю. – Она закатывает глаза.  

Я прыгаю и визжу, как маленькая девчонка, кидаюсь ей на шею, чуть не сбываю с ног. Она заливисто хохочет.  

– Чур, братец – мой! – она грозит мне указательным пальцем.  

– Да зачем мне братец, – отмахиваюсь я, – Когда тут такой экземпляр пропадает?  

– Поверь, они оба – красавчики. Я тебя предупредила, – не унимается она и грозит изящным пальчиком.  

Подруга не обманула. Небо и земля – солнечный блондин и смолянистый брюнет. Брюнет – на два года старше нас, блондин – наш ровесник. Оба с бездонными глазищами и ресницами, как в лучших рекламах ТВ о туши – длинными, черными, идеально обрамляющими глаза.  

Оба – с ярко выделенными скулами, широкими плечами. И, мммм… эта походка! Облегающие крепкие ягодицы джинсы, футболки в обтяжку, идеально подчеркивающие рельефы тел. Похоже, я как мужик – люблю глазами))) Хотя считается, что женщины больше воспринимают красоту слов. Ха! Они могут оба с удовольствием вешать лапшу на мои красивые ушки, я только «за», могут вообще ничего не говорить. Главное, пусть ходят мимо меня туда – обратно, желательно голые.  

Уже на следующий день после нашего знакомства с этим блондином, ОН благополучно оказался в моей кровати – той, которая была свидетельницей потери моей девственности год назад. Разница же с событиями годовалой давности заключалась в следующем:  

1. Я давно уже не была трупом в постели с мужчиной, понабравшись опыта за этот год.  

2. Мужчина, который лежал сейчас рядом, не отличался инициативностью, которой может похвастать первый обладатель меня.  

3. Подруга, как назло, сегодня провела ночь дома.  

Намеки, которые больше напоминали удары в лоб, на нее не действовали. Вот когда надо, дак она где-то шастает. Когда же я хочу видеть ее меньше всего на свете – она мастерски мозолит глаза.  

Поэтому, наш первый секс с этим блондином, нельзя назвать сексом. Это был обычный петтинг. На узком нижнем этаже двухярусной кровати. Сверху же возлегала моя соседка по комнате и всю ночь философствовала на всевозможные темы, начиная от: «Как на Земле зародилась жизнь? », заканчивая «Каким средством лучше мыть посуду».  

Мы активно поддерживали эту беседу, при этом не менее активно занимаясь друг другом под одеялом. Наши руки гуляли друг по другу безо всякого стеснения, осваивая новую территорию. Мы изучали друг друга кончиками пальцев, при этом смотря глаза в глаза, не отрываясь. Именно в них и читались желание и страсть. С помощью них отдавались команды – сильнее – слабее, не трогай – останься. Ведь мы не могли озвучить эти желания губами, нам приходилось активно участвовать в дискуссиях со вторым ярусом.  

ЕГО руки – божественны. Нежны и ласковы. Заботливы и игривы. Осторожные и наглые одновременно. У меня вдруг возникло ощущение, что это – первый мужчина, который ко мне прикасается. Я смотрела в ЕГО глаза и тонула, я была где-то там – внутри этого человека. В глубину голубых глаз, окуналась я, как в озера – теплые, манящие, небывало красивые. ЕГО глаза и руки гипнотизировали меня. Я была готова подчиниться любому приказу. Я реагировала на каждое ЕГО прикосновение, отзывалась и раскрывалась. До мурашек, до полуобморочного состояния. На секунды, погрузившись в свои ощущения и в ЕГО глаза, я забывала ласкать ЕГО – расслабляясь и улетая за пределы этой тесной комнаты.  

В моменты пиков (а их было немало за ночь) я либо зарывалась лицом в подушку рядом с ЕГО ухом, чтоб заглушить стоны, либо вцеплялась зубами в ЕГО плечо, как озверевшая собака. Параллельно до хруста сжимая своими пальцами костяшки ЕГО пальцев. И ОН отвечал, пытался удержать меня на этой планете, ведь я, как шарик, наполненный гелием, хотела ввысь – в небеса.  

ОН стойко выдерживал мои укусы, также крепко сжимал мою руку. В моменты особо ярких конвульсий ОН сгребал меня в свои объятья и прижимал к себе с силой, пока я не успокаивалась и не переставала дергаться. Я зарывалась лицом в ЕГО грудь и слушала там громкие удары ЕГО сердца. Я почему-то была уже уверена, что это сердце принадлежит мне – отныне и навсегда. ОН тихонько целовал мою шею, прикасаясь лишь губами – еле заметно, еле ощутимо. ОН как будто знал меня давно, ОН как будто уже изучил меня, мое тело и не на словах знаком с его каждой эрогенной зоной.  

ЕГО пальчики баловались, шалили. То долго и сладко мучили, то вдруг покидали самое интимное место и гуляли по внутренним сторонам бедер. В эти моменты я пыталась приходить в себя, остановленная за мгновение «до», но мой мужчина, не позволяя мне отдышаться совсем, снова возвращался и снова доводил, доводил, доводил. Один пальчик внутри, два пальчика внутри, один пальчик внутри, два пальчика внутри меня. Все течет и жаждет ЕГО самого. ЕГО тела, ЕГО члена внутри меня. ОН водит пальчиками вверх- вниз по половым губам, то медленно посещая мою дырочку, то входя пальчиком глубоко и резко так, что я невольно выгибала спину. В общем, я обкайфовалась. Это была улетная ночь, без единого поцелуя и сплетения тел, но и без этого – полная страсти и оргазмов. Я тоже не оставила ЕГО неудовлетворенным.  

Мои первые прикосновения между ЕГО ног уже, оказалось, были ожидаемы и желанны. Мужское достоинство, стоя по стойке смирно, как солдат в карауле, жаждало моих рук. Мне очень понравился этот член на ощупь – горячий, упругий. Ни большой и не маленький, ни толстый и не тонкий. Он был каких-то идеальных пропорций, какой-то «правильной» длины, «нужного» размера. Мне хотелось трогать и трогать его, трогать и трогать. Вообще, в идеале, мне бы хотелось в эту же ночь испить содержимое этого сосуда, но это было бы неудобно в контексте сложившихся обстоятельств (блин, этой дуре только свечки в руках не хватало! ), и картинка бы оказалась смазанной. Поэтому, как и ОН, я по максимуму пыталась задействовать руки.  

Мужчины не могут намокать при желании. Мы от природы по разному «кричим» о готовности к сексу. Поэтому, женщина, работающая руками, просто обязана «намочить» главный мужской инструмент, чтоб при активных прикосновениях ему – его хозяину- не было больно. И он не испытывал дискомфорта, а все было, как «по маслу».  

Использовать масло – это чересчур, о смазках и речи быть не могло. В те времена я и презервативы-то ни разу не покупала. Пришлось воспользоваться подручными, народными средствами.  

Я смачно облизала, собрав всю слюну своего предательски пересыхающего рта, и пососала свои пальчики. Уже влажные и ищущие прикосновений с горячей плотью, запустила их в ЕГО трусы. Большим пальцем ласкала головку члена, взяв его в кулачок, доводила до основания и снова поднималась наверх. И все также – глаза в глаза. Теперь уже ОН тонул в моих зрачках, смешивал реальность и мир подсознания. ЕГО глаза молили: «Еще! Не останавливайся! » А я и не собиралась. Уже становилось суховато и я, резко запустив пальцы внутрь себя, придала им нужную степень влажности. И вновь движения вверх – вниз. То прямые линии, то по спирали. Сначала очень медленно, аккуратно и нежно, потом все сильнее и активнее. Интенсивнее и эмоциональнее. Теперь уже ОН, ища опоры и поддержки, сжимает пальчики моей свободной руки. Я хватаю ЕГО руку, будто говоря: «Давай, милый, я помогу! » и помогаю. ОН выливается на меня, закатив глаза. Я еще ласкаю ЕГО, размазывая святую жидкость по члену. Потом слизываю со своих пальцев оставшиеся излияния. Вкусный мальчик! Кладу голову ЕМУ на грудь. Как же бешено бьется ЕГО сердце. Мои удары ничуть не отстают. Перебросившись парой фраз с «царицей горы», мы снова тянемся друг к другу, поглаживая и лаская. Теперь мы действуем в параллель. Мы – единое целое. Наши глаза – сильнейшие магниты. ЕГО руки – внутрь – наружу- вокруг. Мои руки – вверх – вниз – вокруг. Медленно и откуда-то из вне нарастает клубок страсти. Губы рядом – напротив друг друга. Но мы не целуемся. Мы обжигаем горячим дыханием губы друг друга. Мы дышим отрывисто и глубоко в полуоткрытые рты.  

Движения – в унисон. Дыхание – в унисон. Прикосновения – в унисон. Сердца – в унисон. Оргазм – в унисон. Вцепившись друг в друга, мы хватаем губы губами, чувствуя себя одним единым организмом, который пульсирует и пытается вернуться с вершины блаженства на эту бренную землю. Мир снова сужается до размеров темной комнаты и я, придя в себя, даю оценку, комментируя непонятно о чем продолжающийся монолог подруги сверху. Это было блаженство под музыку философских рассуждений о проблемах бытия.  

– Ну, вы даете, – будет ухмыляться эта наглая особа назавтра.  

– Нет, это ты – даешь! – огрызнусь я. Мотивацию ее поведения в тот вечер я так до сих пор и не распознала.  

Что же касается прошедшей ночи…наутро я была абсолютно уверена – это произошло между нами первый и последний раз. После истории с Карлсоном моя самооценка дала значительный сбой. И почему-то внутри меня поселилось черное ощущение того, что красавчики вроде него могут подарить мне лишь одну ночь, но не больше. Я стала чувствовать себя недостойной подобных мужчин. Но на этот раз я ошиблась, втайне уже распрощавшись с персонажем № 6.  

Мы были вместе полтора года. И я с уверенностью заявляю – это была ЛЮБОВЬ. Большая, искренняя и абсолютно взаимная. Было все за этот счастливейший период жизни – и безграничная радость, и душераздирающая боль, и смех, и слезы, и взлеты, и падения. Слова о любви и слова о ненависти.  

Но в чем был первым для меня этот мужчина? Я для НЕГО была учителем. Я была у НЕГО первой в области орального секса. Это я поняла, когда мы в следующий раз оказались в постели. Если честно, это случилось на следующий день после той ночи «на пальцах». Благо, на этот раз сверху за нами никто не шпионил.  

Я добралась губами туда, где вчера были мои руки. Облизнув готовый к работе мужской орган, я на долю секунды взглянула в глаза его обладателя. А в них читался…абсолютный, неподдельный СТРАХ! Взгляд рассеянный, непонимающий, вопрошающий.  

– Что не так? Не трогать?  

ОН медлит с ответом.  

– Ты не любишь оральные ласки? – интересуюсь я…ну, всякое же бывает.  

– Не знаю…просто мне никто еще этого не делал, – ОН безумно смущен и обескуражен.  

Чтоооо??? Я чуть челюстью об ЕГО член не убилась. Как такое может быть? Неужели еще ни одна женщина не радовала этого красивого мужчину, лаская губами ЕГО красивый член? (тавтология в предложении не случайна)  

–Правда? – я недоверчиво гляжу в ЕГО голубые озера.  

– Да…просто у меня до тебя была всего одна девушка…она мне этого не делала.  

И снова – чтоооо??? Как одна? Свою упавшую челюсть подбирать и не стоило. Вот это да! Я была уверена, что все мужчины, обладающие подобной внешностью, сбиваются со счета в попытке вспомнить всех своих любовниц. Экземплярчик уникальный. В дальнейшем я пойму все причины ЕГО небогатого сексуального опыта. Этот мужик – ужасный однолюб – до мозга костей. Вы когда-нибудь встречали мужчину, которого приводят в бешенство разговоры об изменах, мужчину, который плюется и переключает канал ТВ, если в фильме один человек в паре изменил другому? А я встречала. И сейчас ОН лежит передо мной голый, стесняющийся, беззащитный, абсолютно «чистый» и телом и помыслами. Ну, значит, я сейчас оторвусь! Я покажу тебе, чего ты лишал себя до сегодняшнего дня! Примерная мысль промелькнула в моей голове молниеносно, а вслух я произнесла, улыбаясь, как можно нежнее:  

– Если хочешь, я не буду этого делать.  

– Нет, продолжай, пожалуйста. Я тебе доверяю…- произнес ОН еле слышно.  

Знаете, слова «я тебе доверяю», в это мгновение прозвучавшие из ЕГО уст, стали самым искренним признанием на тот момент в моей жизни. Это звучало шире и глубже, чем «я тебя люблю». И я не заставила ЕГО ждать. ОН не пожалел, что доверился мне. Зная, что это – ЕГО первый опыт оральных ласк, я действовала аккуратно и осмотрительно, как сапер на минном поле. Все движения рук, губ, языка, были одним непрерывающимся произведением искусства. Я сделала это «красиво», впервые нацелившись не на результат, а на сам процесс.  

Какие только линии не рисовал мой язык на этом горячем полотне. Я как художник – профессионал, зная все азы рисования, пыталась создать уникальную картину – шедевр, до сих пор не виданную миром.  

В данный момент для меня существует только один холст. Этот холст не может быть черновиком, эскизом. Именно на этом полотне должен получиться законченный этюд. Второго шанса нарисовать гениальную картину здесь и сейчас – у меня не будет. У меня нет права на ошибку.  

Мазки – то аккуратные, то смелые, ложатся на чистый лист. Палитра красок, оттенков завораживает. Кисть – это мой рот. Полотно – ЕГО член. Краски – мои действия. Картина меняет тон в зависимости от ракурса, в зависимости от прикосновений кисти художника.  

Взмах – вокруг все в оттенках нежности – в тон ЕГО глазам, как голубое небо – глубокое, всепоглощающее: заоблачное, безграничное, необъятное, высокое.  

Взмах – голубые оттенки нежности сменяет солнечная забота, напутствуя – смотреть добротой маминых глаз, рвать свежие одуванчики на лугу, ловить кожей летние лучи, купаться в ванной с детскими пластмассовыми уточками, дарить на восьмое марта мимозы, ловить в ладошки солнечных зайчиков и улыбаться, улыбаться, улыбаться…  

Взмах – забота перечеркивается страстью – палитра оттенков красного заливает холст: как кровь, как знамя, как цветок дурманящего мака, как раскалившиеся угли, как летний закат, как крепкое вино, как мои любимые розы.  

Последний взмах – и бесконечный свет…как короткая вспышка в момент взрыва ядерной бомбы, ослепляющая только однажды. Краски, пролитые на холст, смешанные в одну, вмиг исчезают, очищая полотно, возвращая ему идеальную белизну, обновляя и возрождая. Первый снег – белый- белый, чистый- чистый… платье невесты – белое- белое, непорочное- непорочное…Крупинки сахара – белые – белые, рассыпчатые- рассыпчатые…  

Пусть этот взлет оказался слишком быстрым с непривычки, но зато я увидела в глазах мужчины, у которого была первой художницей его холста, безграничное счастье и еще…благодарность. В этот момент я поняла: «Я обожаю рисовать…»  

Это не единственное, чего ОН раньше не испытывал и не делал с женщиной. Я показала ЕМУ все, что умела сама. Мне нравилось, что я была первой и для ЕГО языка. Это кайф – говорить, как лизать и целовать, направлять ЕГО губы и язык по нужному тебе пути. Ученик ОН, должна признать, способный. Освоив азы, ОН стал импровизировать, играть и шалить уже на второй раз. Постепенно я стала задумываться, кто из нас владеет языком лучше. Молниеносно достигнув мастерства и должного уровня профессионализма, ОН ласкал меня каждый раз по – особому, уже самостоятельно внося новые краски в палитру, с помощью которой рисовал на мне и во мне.  

***  

ОН называл меня ласково – Муся, как кошечку. Я ЕГО – Кузя, как домовенка, нашедшего свой угол рядом со мной. ОН был прирожденным романтиком. Без всякого повода дарил мне цветы, пел под окнами нашей общаги песни, смеша всех моих соседей, передавал любовные записочки через знакомых, прибегал среди ночи, чтобы просто поцеловать меня в щечку. Уже через месяц мы признались друг другу в любви. Я тут же потащила ЕГО знакомиться со своей лучшей подругой – моей мамой. Познакомиться с ЕГО родителями у меня не было возможности – они с братом оба воспитывались в детдоме. О судьбе их родителей почти ничего не известно. ОН не любил говорить на эту тему. Я знаю только обрывки ЕГО детских воспоминаний, где пьяная мамаша валялась у батареи в своей блевотине, а маленькие мальчики – ее дети, сворачиваясь клубочками, спали рядом с ней. У этой же батареи, чтоб было теплее. Отец остался в ЕГО памяти, как тиран. Который бил и по поводу и без повода. Палкой, ремнем, железным прутом. Они, дети, искали и пытались заслужить его любовь. Мыли и сдавали пустые бутылки, которых в их доме всегда было предостаточно. А все деньги отдавали злому и грубому папаше. Потом этот «мужчина» в пьяном угаре забил насмерть их мамку, и мальчишек благополучно забрали в детдом.  

Моя мама, как всегда, с легкостью нашла общий язык с моим мужчиной. Через некоторое время ОН скажет, что у меня лучшая мама на свете. А я и сама это знаю.  

Мои друзья называют мою маму – тетя-мама-теща. И каждый мой друг-мужчина, знакомый с ней, отмечал, что о такой теще мечтает любой мужик.  

С моим новым избранником мы старались приезжать к нам домой почти каждые выходные. Вот с папой этот персонаж общего языка не нашел. Совсем. Но не будем о грустном. Мой отчим – крайне своеобразный человек. Я позже познакомлю вас с ним поближе. Сейчас не об этом. И нет, не об уроках рисования друг на друге. И не о том, как учился ОН, познавая себя и меня, не о том, как учила я, отдаваясь и овладевая.  

Об изменах. Моих изменах. Этому, не побоюсь этого слова, идеальному мужчине. Да-да, идеальному, потому что ОН любил, был верен, делал все для моего комфорта, при этом являясь красивым и умным мужчиной. Только я этого не ценила. Постоянно думая, что это – детские шалости, что это – не взрослая любовь, ведущая к браку и семье. Для меня это было игрой – увлекательной и азартной. Но я и не собиралась забывать и оставлять мир на стороне. Я пришла к осознанию в глубине себя, что я достойна еще лучшего, еще более идеального. Почувствовав, что этот человек действительно любит меня, мою недавнюю неуверенность после истории с Карлсоном как ветром сдуло. Из крайности – в крайность – ну сущая женщина. Я была уверена, что где-то ждет и ищет меня мужчина моей мечты. В общем, искала счастья на стороне, не видя его у себя под носом. Мечтала об идеале.  

Ошибка многих – искать свой идеал. А идеальных людей не бывает. Все мы не без изъяна. Чтобы обрести идеал, надо и самому быть безупречным. А это априори невозможно. Да и, наверно, это скучно – быть идеальным и обладать идеальным. А еще к тому же идеал у каждого свой. И безупречный для одного человек кажется самым заурядным и скучным для другого.  

Вы слышали притчу о женщине, всю жизнь ждущую идеал? Если коротко, потратив жизнь впустую и умирая в больнице в глубокой старости, она в последний день своей жизни знакомится все в той же больнице с дряхлым стариком, таким же жалким и одиноким человеком. И она понимает, что много лет назад подобный мужчина мог бы стать ей хорошим мужем. И она, расчувствовавшись, спрашивает его: «Почему мы встретились только умирая? Где же ты был столько лет? » На что дряхлый старик, лежащий на смертном одре, ответил ей: « Я просто всю жизнь ждал идеальную женщину…» по-моему, комментарии излишни.  

Дак вот, в то время, когда я рьяно искала идеал, голубоглазый блондин растворился во мне – весь и без остатка. ОН сузил свой мир до размеров меня, идеализируя мой образ, поклоняясь мне, гордясь мной. ОН не верил своему счастью, не понимая, за что ему, простому грешному человеку, достался такой подарок свыше – я.  

Мне было это смешно. Я купалась в этой любви. Я пользовалась этой любовью по полной. Я была уверена, что этот мужик никуда не денется. Осознание этого факта пришло ко мне через полгода наших отношений. До этого наши чувства были идентичны друг другу и взаимны. А потом мне стало скучно…скучно от того, что все слишком хорошо – не было драйва, ссор, обид, истерик, недопониманий, оскорблений, выяснений отношений. Мне стала казаться пресной эта любовь. И я изменила человеку, который считал, что я – его жизнь.  

Почему люди изменяют? Я не делю нас по гендерной принадлежности. Изменяют все – и мужчины, и женщины. Причина? Сексуальная неудовлетворенность с партнером? Заела бытовуха и захотелось романтики? Последний шанс? От скуки? Надоел партнер? Не хватает эмоций? Я вам дам один ответ – КОГДА УХОДИТ ЛЮБОВЬ! Точка.  

Все в жизни меняется. Все проходит. Рушатся горы и высыхают реки. Любовь не исключение. Она уходит без фанфар, тихонечко прислонив плечом за собой дверь. Вы даже не сразу и понимаете, что ее больше нет в доме вашего сердца. Что теперь дом пуст и там гуляют сквозняки.  

Любовь могут выселить с ПМЖ несколько факторов. Вот, по-моему, самые страшные.  

1. Привычка. Привычка видеть каждый день, приходя домой, одно и то же лицо, съедает отношения. Особенно, если это лицо недовольно и бурчит без остановки. Привычка жить днем сурка тоже дает пинок под зад любви, выставляя ее с законной жилплощади. Утро – завтрак – работа- дом- ужин- диван- телевизор- утро. В этом замкнутом кругу живет 90% людей. В эту последовательность не вписывается любовь. Попробуйте вставить ее вместо черточек в этой линии. Ощущение, что ты – сумасшедший, не правда ли? И только ломая эту закономерность, вдруг нарушив график, человек ощущает себя счастливым. Глоток свежего воздуха. Жаль, что для этого чаще всего требуется третий человек. И от безысходности любовь уходит из этого дома, чтоб постучать в другую дверь.  

2. Переизбыток любви. Любовь в переизбытке вызывает недостаток любви. Вот такой каламбур. Смысл, думаю, вам понятен. В этом случае любовь оказывается задушенной собственными же руками и выкинутой на улицу, дабы ее красивый труп не начал разлагаться и вонять. Делаем вывод – любовь должна знать меру. Но вот незадачка – какова она – эта мера?  

3. Бытовуха. И не надо говорить, что уууу- это мелочи жизни, с этим мы справимся. Ну, удачи! Два человека, которые начинают жить совместным бытом, вдруг обнаруживают, что привыкли-то они к совершенно разному быту. У каждого была своя мама, в доме которой действовали свои законы порядка и чистоты. И каждый из партнеров ведет себя в новом семейном гнездышке, как привык. «В каждой избушке свои погремушки»…принося в совместный дом «погремушки» от мамочки, не убить бы друг друга этими самыми погремушками. В этом случае любовь обычно уходит, хлопнув дверью – громко, смачно, чтоб слышал весь подъезд. Проблемы бытовухи мы обычно вуалируем фразой « не сошлись характерами». Хотя характер не причем. Женятся, обычно, зайчики и котики, разводятся же козлы и коровы. А все почему? Потому, что зайчик вырос на грядке с морковкой, а котик – в теплом домике с домашними тапочками. Не вяжутся грядка и тапочки – хоть тресни!  

Можно найти еще тысячу причин, по которым горячий костер любви становится холодным айсбергом безразличия. Вывод один – проходит она – смиритесь. Либо внезапно, либо со временем.  

Был у меня в жизни пример взаимной любви одной пары, над чувствами которой не было властно время, как мне казалось. Это мои тетя и дядя. 25 лет! нежности и заботы друг о друге. Две прекрасных дочери, налаженный быт, совместная карьера. «Ангел мой» – обращалась она к нему. « Любовь моя» – отвечал он ей. Они в 45 лет целовались как подростки, слушая у реки пенье соловьев. Он писал для нее песни, она шила ему рубашки. Идиллия – вот синоним их любви целых 25 лет. А потом… он ушел, изменив ей с молодой певичкой, которая записывалась в его студии. Система дала сбой. Как вы думаете, какая из трех причин, приведенных мной выше, сыграла главенствующую роль? Я не знаю, честно. Он, конечно, вернулся. (Я уже говорила, что все мужчины возвращаются). Она простила и приняла. Но мой пример «идеальной» любви рухнул.  

Хотя сама я продолжала искать для себя эти «идеальные» отношения и мужчину, с которым могла бы их построить. В моей ситуации все ясно – я бежала от переизбытка мужской любви ко мне.  

В первый раз я изменила ему через семь месяцев наших отношений. Это был спонтанный секс в машине с малознакомым мужчиной. Просто оказались в одной компании, просто познакомились, просто трахнулись через три часа после знакомства на заднем сидении его машины. Без нежностей, без прелюдий, без эмоций, без чувств. Грубо, быстро, страстно. И больше никогда не виделись. Просто на миг желание затмило разум.  

А в это время мой любимый ждал меня в одиночестве все в той же общаге.  

А потом я призналась ЕМУ в совершенном грехе. На следующий же вечер.  

Меня сутки мучила совесть. Я видела бесконечно влюбленные в меня глаза мужчины. И внутри понимала: «Милый мой, я недостойна этой любви».  

Накануне моего признания, как раз в день моей измены, ОН подарил мне огромную мягкую собаку, которую тащил через весь город на себе, так как в такси она не поместилась. Собаку, держащую в зубах ярко-красное огромное сердце. ОН подарил мне образ себя – преданная верная собачонка, которая готова отдать мне свое сердце, вырвав его из груди. Вместе с собакой ОН припер мне огромный букет красных роз. В этот момент я еще отметила – все мои мужчины дарят мне красные розы, хоть я и не говорю- какие цветы люблю. Вообще, в этом плане мужики не очень оригинальны. По-моему, они делят цветы на два типа – розы и …вот эти как называются? Хорошо, что я отношусь к любительницам первого типа.  

Итак, темный мартовский вечер. В этом году весна где-то заблядовала, и за окном все еще лежит глубокий снег. В моей комнате пахнет розами, рядом со мной – плюшевый гигант с сердцем в зубах. Я нервно жду, когда придет ОН. Я просто обязана все сказать. Я должна признаться. Этот мужчина не заслуживает быть обманутым. Скажу и будь, что будет. Путь ОН хоть убьет меня, мне все равно – я это заслужила.  

Стук в дверь. ОН входит. Счастливый, беззаботный, влюбленный. Садится рядом. Крепко обнимает. Нельзя тянуть…  

– Я должна тебе кое-что рассказать, – я высвобождаюсь из ЕГО объятий. ОН непонимающе мигает своими бездонными глазищами – человек, для которого понятие «измена» за гранью, человек, который умеет быть преданным и верным. Я смотрю на НЕГО, и в голове всплывает история, которую рассказал мне ЕГО брат.  

В нашей общаге есть безумно красивая девочка. Никому не дает. Ни с кем не встречается. Оказывается, втайне любит моего блондина. Одной ночью она приходила к НЕМУ. Мальчики никогда не закрывались, и попасть к ним в комнату не составляло труда любому. Вот и она, проскользнув мимо охраны в коротком атласном халатике, тихонько вошла в обитель моего мужчины.  

А дальше, сбросив с себя этот самый халат, под которым оказалось только то, в чем ее родила мать, попросила взять ее сегодня и сейчас. Перед этим она призналась в своих чувствах, плакала и умоляла быть с ней. Свидетелем этого признания невольно стал брат моего мужчины, на присутствие которого она вообще не обратила внимания. Что сделал мой блондин? Цитирую рассказ ЕГО брата:  

– Бля, пришла бы она ко мне, я б ее тут же и трахнул. Ну, почему они к нему таскаются? Он же, кроме тебя, вообще вокруг никого не видит. Знаешь, что сделал этот придурок? Он выставил ее голой в коридор, и халат ей вслед запустил. Я за ней вышел, спросил: «Может я могу с бедой помочь? » А она разревелась и убежала. А твой к стенке отвернулся и уснул.  

Хоть мы потом и смеялись от души над этой ситуацией, но внутри меня распирала гордость. Ни в одном мужчине я так не была уверена в своей жизни. (Да простит меня мой муж)  

– Я тебе изменила, – после долгой паузы говорю я. Вся напряглась. Жду реакции. Мне кажется, за этим должен последовать удар. Пощечина, например. Молчит. Все также смотрит на меня. Встает. Я вжимаюсь в кровать. А ОН, грустно улыбнувшись, разворачивается и уходит. Даже не хлопнув дверью.  

– Это пиздец. – резюмирует моя соседка, которая по обыкновению своему оказалась в этот момент все на том же верхнем ярусе нашей кровати, – Зачем ты сказала? Помучить его решила?  

– Нет. Не хочу мучить себя, – говорю я, ожидая, что сейчас заплачу. Но нет. Слез нет вообще. Безразличие только какое-то. Пустота внутри. Черная дыра.  

– Я думала, скажу, и станет легче.  

–И что? Стало?  

– Лучше б ОН меня ударил.  

– Дура ты.  

– Знаю.  

Отсутствие реакции для меня оказалось больнее, чем, например, ЕГО кулак. Может, ЕМУ все равно?  

– Он никогда тебя не ударит. Он слишком добрый. И маниакально в тебя влюблен.  

– Это и пугает.  

Мне становится страшно. Хорошо, что подруга ночует дома. Я все сижу на кровати, не шевелясь. Мысли путаются. Где ОН? Что делает? Какое впечатление оставило мое признание в ЕГО душе? Я так и не закрыла за НИМ дверь на шпингалет. Мне становится жалко себя, я сворачиваюсь калачиком на не расправленной кровати, положив голову на лапы преданной мне плюшевой псины.  

Дверь тихонько открывается. Заходит ОН – в куртке и шапке. Подходит к кровати, наклоняется ко мне. Я опять вжимаюсь в матрац, ожидая рукоприкладства. А ОН…целует меня в щеку и произносит:  

– Спасибо, что честно призналась.  

И уходит. Все. Разворачивается и уходит, опять неслышно закрыв за собой дверь.  

Как может мужчина обладать таким самоконтролем? Никаких эмоций. Все внутри. Там-то, я знаю, бушует ураган, смерч даже. Я только что втоптала в грязь ЕГО чистые чувства ко мне, нахально плюнув в душу. Куда ОН, интересно, пошел?  

Продолжение этой истории хотелось бы рассказать в более позитивном свете, а то гружу вас, гружу…  

В общем, мой возлюбленный решает утопить свое горе на дне стакана. Спиртного в общаге, как бы ни было то странно, не нашлось, и ОН намеревается отправиться за горьким другом в магазин. Входная дверь в общаге, конечно же, уже на замке, и свято охраняется седовласой маленькой старушкой-вахтершей. Охраны на ЕГО счастье в эту ночь на месте не оказалось. Понимая, что выращенная военным временем бабуля будет грудью стоять на ЕГО пути, охраняя замок, и лучше съест ключ, чем отдаст его, ОН решает бедную вахтершу напугать. Посетив меня с прощальным поцелуем, мой домовенок возвращается в свою комнату. Отрывает от панцирной кровати металлическую душку и спускается на первый этаж. Пригрозив ни в чем не виноватой бабульке – божьему одуванчику расправой на месте в случае отказа открыть дверь, победоносно получает ключ. Выходит в морозную ночь, бросает оторванную часть кровати и направляется в ближайший ларек. В те добрые времена спиртным торговали свободно и круглосуточно. С полторашкой крепкого пива подмышкой ОН направляется обратно к общаге. Но внутрь не заходит, обойдя здание со двора – куда выходят окна моей комнаты. Мы с подругой спим. Вернее, она спит, а я пытаюсь заснуть.  

– Как ты могла? За что, скажи мне, за что? – слышу я душераздирающий крик до боли знакомым мне голосом.  

Вскакиваю с кровати. Подбегаю к окну. Соседние окна тут же загораются. Ну, понеслась! Бесплатный ночной спектакль.  

– Я же люблю тебя! – орет ОН.  

Я высовываюсь в окно. Мой блондин сидит на мерзлой земле, прямо в сугробе. В руке – полтораха, голова задрана в сторону моего окна. Увидев меня в окне, выкрикивает слово, видимо все это время крутящееся на ЕГО языке:  

– Шлюха!  

Эх, завтра будет что обсудить всем общажным девчонкам. Спасибо, дорогой!  

– За что? – продолжает орать ОН, отпивая из горла большой бутылки. Я высовываюсь в форточку.  

– Не ори, все спят, – громко и грозно говорю я.  

– Люди! Не верьте в любовь! – этот моноспектакль, видимо, только начинается. Надо как-то грамотно объявить зрителям-зевакам об антракте.  

– Заходи, поговорим, – шиплю я. Мне не хочется выносить сор из избы. Да еще и на всеобщее обозрение.  

– Зачем? – ОН произносит вопрос особо театрально и наигранно позитивно. – Ты мне уже сказала самое важное. – ОН размахивает руками, как утопающий. Стягивает с себя шапку и бросает в снег рядом.  

– Встань! Простудишься! – пытаюсь взять ЕГО заботой.  

– Вот и отлично! И подохну! Такой никчемный мужик должен подохнуть! – орет ОН, отпивая после каждой фразы из горла.  

Я понимаю, что уговоры бессмысленны и зло кричу в ответ:  

–Ну и подыхай! Только не мешай мне спать! – я с силой захлопываю форточку. Плюхаюсь на кровать. Мне дико смешно.  

– Дорогая, это – только начало, – в гущу событий вливается голос подруги сверху.  

– Да ну его, дебил. – резюмирую я, подхожу к двери, закрываю ее на шпингалет, ложусь на кровать, сбросив на пол собаку, отворачиваюсь к стенке. За окном тишина. Неужели угомонился? Оказывается, угомонили.  

Закинув под язык валидол, пережившая стресс вахтерша, придя в сознание, вызвала ментов. Пока мой избранник давал театрализованное представление под моими окнами, они как раз и подъехали. Сгрузили ЕГО в свой «бобик» и повезли в обезьянник, чтобы посидел и подумал, как людям спать не давать. Но! По дороге в участок, они разговорились с НИМ и спросили, зачем бушует? ОН достал из внутреннего кармана куртки мою фотографию (ОН всегда ее там носил – у сердца) и спросил:  

– Красивая?  

– Да, – подтвердили люди в форме.  

– Я ее любил, мужики, а она мне изменила.  

И что дальше? «Бобик» дает по тормозам, и стражи порядка выпускают пьяного студента на волю, пожав ему на прощанье руку, пожелав держаться и зря не пить из-за всяких баб. Но полторашку все же конфискуют. Они даже до участка не доехали! Мужская солидарность, блин. Поистине, наша милиция нас бережет. Благополучно дойдя обратно пешком, ОН доводит по повторного инфаркта итак седую вахтершу. Она повторно звонит в ментовку. Но в эту ночь на помощь к ней стражи порядка больше не приезжают. А ОН поднимается наверх.  

Я лежу в кровати, в темноте, уставившись в стену. Раздается громкий удар в дверь. Вырванный шпингалет отлетает и дверь распахивается. Теперь она открыта с ЕГО ноги. Мы с соседкой аж подпрыгиваем на кроватях от неожиданности.  

– Как вы меня достали! – орет подруга, спрыгивает со второго яруса нашей общей койки, хватает в охапку одеяло и куда-то уходит, громко топая и матерясь себе под нос. Я заискивающе смотрю ей вслед, посылая мысленные сигналы SOS. «Ээээээ, ты куда? Ты мне сейчас нужна, просто жизненно необходима, как тыл на войне. А если меня убьют? » Похоже, ей глубоко похер, и, даже не закрыв за собой только что выбитую дверь, она исчезает в полутьме общажного коридора.  

Я сажусь на кровать. Аккуратно. Будто любое неосторожное движение с моей стороны способно вызвать в НЕМ взрыв эмоций. Молчу. Все это время мой «террорист» стоит неподвижно посреди моей комнаты. Тоже молчит. Стоит прямо в ботинках, с которых еще не стаял снег, в распахнутой настежь куртке. Шапка, видимо, так и осталась в сугробе. «Почему вахтерша не вызвала ментов? » – лихорадочно думаю я, еще не подозревая о высшем проявлении мужской солидарности этой ночью.  

Обиженный и униженный в это время садится посреди комнаты, хватает мою собаку, которую сам же мне и подарил, и активно начинает рвать ее по швам. Я молча наблюдаю за ЕГО тихим выплеском эмоций. В первую очередь оторванным оказывается плюшевое сердце, летит куда-то в угол. Потом одно ухо, потом другое. Изнутри сыплется мелко накрошенный поролон. Жаль, что внутри того, кто сейчас портит подарок, отнюдь не поролоновая крошка…и начинается фейерверк из внутренностей бедной собачки. Пьяный мужчина горстями загребает содержимое мягкой игрушки и демонстративно подкидывает вверх. И так, пока от собаки не остается только убогая шкура. Выпотрошив зверя, ОН зачем-то принимается за букет роз, опять же им же мне и подаренный. По всей комнате, опускаясь сверху на белый поролон, летят яркие лепестки. Вообще, картина так-то красивая. Как будто вся комната в снегу, а на нем капли крови. Ну, точно как с места военного сражения. Только эта война ведется в атмосфере тяжелого густого молчания с обеих сторон. И зачем я навела порядок сегодня вечером в своей комнате? Ох, зря…  

– О, Господи! – возглас вахтерши, заглянувшей «на огонек», прерывает немое сражение.  

Бедная седая женщина уже сбегала на третий этаж в поисках своего несостоявшегося убийцы. Не обнаружив ЕГО в постели, она, конечно же, поняла, что ОН у меня. Это ее «О, Господи! » было единственным, что она произнесла. После данного изречения она поспешно скрылась в полумраке коридора, который недавно поглотил мою соседку. «Ну, правильно, своя жизнь дороже», – ухмыльнулась я сама себе.  

Сижу. Молчу. Смотрю. Сидит. Молчит. Уничтожает свои же подарки. В ход в это время уже пошел фотоальбом с нашими общими фотографиями. Потом ОН курил, туша бычки об эти же фото. Старательно разрывал нас друг от друга на фотках, будто хотел оторвать меня от своей души. Но окурки, кстати, тушил исключительно об изображения своей физиономии. Чем дольше это продолжалось, тем больше мне становилось смешно. Я себя уже еле сдерживала. Еще час назад я боялась, что ОН убьет меня за признание об измене. Сейчас я понимала, что этот человек настолько меня любит, что завтра же простит.  

И простил. Через две недели. В ту ночь уйдя от меня в семь утра. А в восемь я уже шагала по улице в направлении школы, в которой проводила пробный урок русского языка. По дурацкому стечению обстоятельств именно в это утро начиналась моя практика в школе у учащихся начальных классов. И я шла туда, совсем не поспав. Спасибо, две банки «Адреналина» меня выручили.  

Две недели какого-то ада для нас обоих ожидали меня по возвращению. Весь день я делала уборку. Аккуратно подметя весь поролон, я распихала его по пакетам, и вместе со шкурой «убитой» собаки бросила в подсобку блока. Выбрасывать эту дорогущую, хоть и покалеченную игрушку совсем не хотелось. И альбом я склеила. А фотки распечатала заново через несколько дней.  

Прошла уже неделя, а мы не виделись с той ночи. Я принципиально не поднималась на этаж к пацанам, и на своем этаже не видела ЕГО ни разу. Не поймал мой взгляд ЕГО лица и в коридорах училища. Спрашивать «Как ОН? » у общих знакомых гордость не позволяла. Тогда я еще имела привычку прислушиваться к общественному мнению. (Это очень глупо, но осознание придет только с годами). Я боялась услышать осуждающее за спиной: « Сама предала, а сейчас еще и интересуется о нем…». Пусть лучше все думают, что мне все равно.  

А потом началось паломничество ЕГО друзей в мою комнату. Первым пришел брат.  

– Прошу тебя, поднимись к нам, поговори с ним. Уже неделю он с постели не встает. Не ест, не пьет, ни с кем не разговаривает. На пары не ходит. Просто лежит и смотрит в стенку.  

Эта инфа меня напугала, противно сжалось сердце, но я не пошла к НЕМУ. Переживет, переболеет.  

На следующий день ко мне постучался ЕГО друг.  

– Нам уже страшно за него. Ты бы видела, как он похудел. Бледный и чересчур спокойный лежит там. Сходи, поговори. Тебя он послушает. Хотя бы просто убеди его поесть.  

Я опять не пошла. ЕГО друзья атаковывали меня в училище, на улице, в блоке. Вахтерша, свидетельница той ночи, со мной принципиально не здоровалась. Дошло до того, что ко мне в комнату явилась куратор ЕГО группы.  

– Я не хочу вдаваться в подробности, что именно у вас произошло, – сдержанно произнесла представительная дама лет 45-ти, – Но я пришла просить тебя о том, чтобы ты все-таки поговорила с ним. Мальчики считают, что только ты имеешь на него влияние. Ты, видимо, много для него значишь. Прошу тебя, сходи. Я и сама пыталась поговорить с ним, убедить поесть, но он сделал вид, что не слышит и не видит меня. Либо ты сходишь, – произнесла она в заключении уже тоном более и резким и принудительным, – Либо я приглашаю психолога.  

Ослушаться уважаемого в нашем училище педагога я не могла.  

Собрав волю в кулак, поднимаюсь на третий этаж. Подозрительно тихо. Длинный коридор. Блок. Дверь (как всегда не заперта). Тихонько вхожу. Иду к ЕГО кровати. ОН лежит – такой беззащитный, очень похудевший. Свернувшись калачиком и отвернувшись к стенке. Сердце сжимается от жалости. ОН как маленький ребенок, которому нужна поддержка и защита.  

Я аккуратно сажусь на край кровати. Осторожно кладу руку на ЕГО торчащее плечо. ОН вздрагивает. ОН чувствует, что это я. Я молчу. Мне нечего сказать, как и в ту ночь моего признания. Через несколько минут неподвижности и молчания ОН поворачивается ко мне. Озера ЕГО глаз сейчас какие-то серые, пустые, будто высохшие. Скулы еще отчетливее выделяются на лице. ОН очень бледный и выглядит замученным. ОН приподнимается и вдруг резко и крепко обнимает меня, прижимает к своей груди изо всех сил. Нас обоих прорывает. Поток слез. Непрерывный, долгий. Мы оба плачем, крепко обнявшись. Вот и второй мужчина, который плачет из-за меня. «Тебе отольются все мужские слезы» – скажет мне через несколько лет одна моя знакомая и окажется абсолютно права.  

Я не знаю, сколько мы сидели тогда там – на ЕГО кровати, поливая слезами очищения друг друга. ОН простил меня – искренне и всецело. ОН ни разу после не напомнил, не упрекнул меня в содеянном. Эту тему мы никогда не поднимали. После этого случая мы встречались еще 10 месяцев.  

В этот же день я заставила ЕГО сбегать за цветами и коробкой конфет. Не мне! А чтоб извиниться за свои выкрутасы перед нашей вахтершей. Она извинения приняла. Потом мы весь вечер сидели у меня в комнате. Я накормила ЕГО ужином. А после мы вместе зашивали изуродованную ИМ собаку. ОН заталкивал обратно внутрь ее шкуры поролон, я стягивала нитками швы. Это было символично. Мы сшивали обратно наживую наши отношения, нашу любовь – такую растрепанную и разорванную. Собака получилась как новая. А вот жизнь наша нет. Я не знаю, зачем вернулась тогда к НЕМУ. По логике вещей надо было уйти, но, во-первых, я побоялась оставить ЕГО, считая, что ОН без меня не сможет, во-вторых, мне льстило, что меня так любят, что готовы простить любой грех.  

Я уверена, что глубоко в закромах памяти ОН до конца хранил обиду на любимую им женщину, которая безжалостно разорвала ЕГО душу.  

Последним штрихом было закрепление плюшевого сердца в зубах псины-великана. Готово. Но, наверное, опять же символично, с тех пор, как бы я не крепила это плюшевое сердце, всегда находила его оторванным. Не держалось оно в зубах собаки больше уже никогда. Мистика…  

Спустя примерно месяц я нашла в комнате этого персонажа странную тетрадь. ОН в это время был на парах. «Черная тетрадь» – было написано на ее обложке ЕГО почерком. Открыв ее, я охренела. Там была описана вся наша жизнь вместе. Автор писал с тоской и болью, с огромным сожалением. Это было понятно с первых строк. Я цитирую дословно.  

« Я люблю правду. Она – молодец! А я дебил. Ведь так не бывает в жизни – красавица и чудовище. Я думал, что это навсегда, но вышло все не так. Она поступила очень глупо. Она сама сказала мне об этом. Я очень горжусь ей, так как не каждая смогла бы сказать правду. Я ее люблю так сильно, что мне не описать этого. Большинство ее друзей не знают, что у нее есть мальчик, который сидит дома в одиночестве, ждет и надеется, что она придет целой и невредимой, верной и любимой. Кто-то сказал, не помню: «Насколько сильна вера, настолько плодотворна любовь». Так и есть. Я, сидя в одиночестве, не могу не думать о том, что такого я сделал, чтобы это произошло, или не сделал, а нужно было. Чего-то ей не хватало, что могло повести за собой такое. А я – дурак, не умею себя сдерживать. Я столько натворил в тот день и столько людей напугал. Особенно Мусю. Прости меня, красавица моя. Сейчас, когда пишу, ем таблетки – валерьянку. Говорят, помогает в таких случаях. Только я не чувствую ничего. Только боль. Это моя еда. Я не могу без нее есть и спать. Пью воду и ем таблетки. И хорошо. Когда я засыпаю, я сразу вздрагиваю, и не могу после этого уснуть. Когда я был маленький, то мне всегда снились кошмары. Сейчас я, кажется, взрослый, но опять боюсь засыпать. Мне опять снятся кошмары. Ложусь в обнимку с подушкой. Это уже ПНД. Пора. Когда я ложусь, то думаю, что, не смотря ни на что, она придёт ко мне, ляжет и обнимет меня. И ничего не будет говорить и поцелует. И с этими мыслями я ложусь. Бред. Это мечты. Но мечты сбываются, надо только захотеть. Я – точно дурак, слов на меня не наберешься. Когда мы были у нее дома или здесь, надо было на руках ее носить, целовать постоянно. А что сейчас сделать, я не знаю. Поздно. Предметы, которые я сломал, это всего лишь предметы. Что мне делать? Как мне в глаза всем смотреть. Надо сказать: «Извините меня». Нет, это глупо. Надо что-нибудь придумать. Надо, наверно, сдохнуть и написать предсмертную записку, что, мол, так и так, простите меня. А что мне сказать Мусе? Что я люблю ее. Нет, это тоже глупо, я говорил ей это много раз. Дебилизм какой-то. Я не знаю, что скажу ей, когда увижу ее. Как представлю, мурашки по коже. Я дебил, проглочу свой комок в горле и скажу…..я не знаю, что я скажу. Наверно, ничего. Нет! Молчать нельзя! Что делать??? Муся, вернись…  

Почему в жизни все так получается? Моя жизнь – сплошная боль. Все началось в 10 лет и до сих пор. Мне очень плохо. Я даже если умру, никто этого не заметит. Разве что брат. А предки? Ну что предки, они даже не знают, как я выгляжу. Но может сердце у них бы екнуло. Хотя вряд ли. Я уже забыл, как выглядит моя прекрасная мама, и мой отец. Все, у кого есть мама и папа, могут наклонить голову на плечо родителям и реветь. Я не могу. Но было бы приятно, если б меня кто-то поддержал близкий.  

Что такое любовь? Я не знаю. Наверно, на этот вопрос нет ответа. Может, это чувство. Какое нахрен чувство? Чувство, это когда тебе подзатыльник дают или ударяют по какому-нибудь месту твоего тела. Я считаю себя дураком. Потому что сам себя спрашиваю и сам себе отвечаю. Раздвоение личности, наверно. Точно: в психушку пора. Я это делаю, потому что никому не могу доверять, кроме себя самого. И некому выложить все, что накипело у меня в душе, которой нет наверно. Может, я оставлю эту тетрадь. И через некоторое время прочитаю, и буду смеяться, каким дураком я был, а может и остался. Заставлять любить себя я не в силах. Я точно знаю, что больше у меня не будет такой как она. Все будет хорошо. Нет, мне и сейчас хорошо. Ведь раньше я радовался, к примеру, ее поцелуям, а сейчас радуюсь, когда слышу ее голос где-то у нас в коридоре. Я точно дебил. Я не могу терпеть измены. Да, но человек должен научиться уметь прощать. Все говорят: « Не мирись с ней, она ведь так поступила, а ты…», а я не могу. Я люблю ее одну и буду любить всегда. Любовь никогда не угаснет и не умрет, я это точно знаю. Я не знаю, кто она. Она наверно и есть любовь. Я не представляю жизни без нее. Это будет не жизнь, а продолжение моих мучений. Если бы я был волшебником, я бы наколдовал, чтоб все в мире любили друг друга. Что скажут окружающие, если мы помиримся? Кто не тупой, тот поймет. Да пусть хоть что говорят, мне-то что? Я – необразованный дебил. Она светлая. Она не виновата. Это я недостаточно сильно любил ее, поэтому она так поступила. Ей стыдно за меня. Лучше б я сдох! От меня одни проблемы. Сначала я создал проблему своей матери, когда родился. Наверно, что я появился на свет – это ошибка. Такому, как я, надо быть одному, чтоб никому жизнь не портить. Вот сиди теперь и смотри, как она будет с кем-то другим. Даже от одной мысли страшно, но сам виноват…»  

Дальше были воспоминания о нашем знакомстве, о поездках ко мне домой, о веселых случаях в нашей паре и т. д. Путанные, сентиментальные воспоминания, написанные не по-писательски, как умел, но льющиеся прямо из души. Сразу было видно, что написано это ни за один день. Менялся цвет пасты, немного почерк. Это я выдала вам это одной скомканной кучей слов, повторяющейся, задыхающейся от боли. Но выбросить отсюда слова я не могу. И если я утомила вас выдержками из этой тетради, прошу простить меня.  

Бедный мой, милый мальчик. Как больно я сделала тебе. Как тебе было тяжело эти две недели без меня. Вся горечь и страдания вылиты на эту клетчатую бумагу. И самое страшное – ОН не винит меня, ОН винит себя! Как можно, когда тебе изменили, искать вину в себе? Так может думать только по-настоящему влюбленный человек – бескорыстно, искренне влюбленный. А как бы вы отреагировали на признание об измене вам?  

– Прости меня, – шепчу я, глядя в тетрадь. Сажусь на ЕГО кровать и плачу – долго и виновато. После я спрятала тетрадь обратно, под кучу учебников. А потом ее сперла. Лишь поэтому она до сих пор со мной. Только через два года я призналась ЕМУ, что эта тетрадь у меня.  

А тогда…даже не обольщайтесь, мои ошибки меня ничему не научили. И еще с двумя мужчинами я изменила этому – идеальному. Но теперь я, наученная горьким опытом, уже в этом не признавалась. Что дал мне этот секс на стороне? НИЧЕГО! Зачем я это делала? Не знаю. От скуки, наверное. Просто необходимый всплеск адреналина. Все. Говорить о продолжении отношений с этими мужчинами не имеет смысла. У одного была постоянная девушка, и расставаться с ней он не собирался (ситуация, как у меня – ему было просто скучно в отношениях). Каждый из нас разнообразил свои отношения быстрым сексом в темном, грязном подъезде. Я – сидя на подоконнике, он – стоя передо мной, поддерживая мои ноги руками. Буквально пять минут и все закончилось. Быстрое достижение пика, яркая концовка, неподдельная, заговорческая улыбка друг другу. После – всегда здоровались, отдыхали в общих компаниях, иногда бросая взгляды в сторону друг друга. В общем, вели себя как знакомые, даже не друзья, а просто знакомые друг другу люди.  

На втором экземпляре хотелось бы остановиться поподробнее, выделив этому мужчине отдельную главу и представив вам как Персонажа № 7. Но смею задержать еще немного вашего внимания на этой, еще неоконченной истории.  

За пару месяцев до нашего расставания я сделала от НЕГО аборт. Вообще, когда узнала, что беременна, охренела. ОН никогда в меня не кончал, и я даже мысли не допускала о незапланированной беременности. Наивная, глупая девочка. С чего я тогда взяла, что прерванный половой акт является стопроцентной гарантией отсутствия последствий? Короче, факт остается фактом. В назначенный самой природой день гости на красных жигулях не приехали. Не заявились они и на следующее утро. Я поймала себя на мысли, что начинаю паниковать. До этого момента задержек у меня не случалось. Вообще, пока ты – девочка, во всех смыслах, ты ненавидишь месячные, думаешь: «Вот опять они забирают почти неделю из твоей полноценной жизни». Когда же взрослеешь, начинаешь спать с мужиками, в нужный день ждешь их как манны небесной и о, какая радость, если они начинаются в срок. Но радость эта длится не дольше первых десяти минут, а потом ты снова их ненавидишь, и молишь, чтоб поскорее закончилось это противное ощущение дырявого ведра, когда при любом неосторожном, резком движении из тебя льется невесть что и аж самой от себя противно. Еще и предательски болит грудь и низ живота. Ощущение, что невидимый врач-дилетант медленно разрывает тебя изнутри, и ошметки этой незапланированной, неудачной операции вылезают наружу. А ты ничего не можешь с этим поделать, только параноидально ощущаешь себя грязной, вонючей, протекшей. Взгляды людей в твою сторону непременно рождают мысли: «Чего вы так смотрите? Я все же просидела штаны? У меня на заднице пятно? » Бог – по любому женщина, потому что только одна женщина могла так поиздеваться над другой женщиной, одарив ее месячными и дискомфортом, которым они сопровождаются. Но в это утро я была бы счастлива, увидев и почувствовав их. Но, увы…  

Сижу, как дура, смотрю немигающим взглядом на две полоски на тесте. И без того узкое пространство общажного туалета сузилось до крошечных размеров тест-полоски с синим концом и двумя красными поперечными полосками. Мысли «О, Боже, какая радость! » не возникло. Не родилась в моей голове и мысль «Надо рассказать ЕМУ». Вместо этого налетел вихрь выводов примерного содержания: «Дура! Какие дети? Тебе только 18 исполнилось! Фигура твоя нахер пойдет! Ты же не видишь его своим мужем, какие дети? В планах – красный диплом. Образование сейчас важнее. Придется замуж за него выходить, а замуж я не хочу! Все, крест тогда на жизни, никакой свободы, прощай, молодость! » Подобные мысли лихорадочно сменяли друг друга, заставляя мозг закипать.  

Главное, не говорить двум людям – маме и Кузе. Они не поймут моего настроя и будут слезно уговаривать меня родить. Что делать? Что делать? В голове хаос, сумбур. Паника. Осознаю, что до сих пор сижу на унитазе, упершись глазами в тест. Гипнотизирую вторую красную полоску – пропади, пропади, пропади…вместо этого она с каждой минутой становится все ярче. Похоже, пропала тут я… «точность – 99 процентов»- пробегаю я глазами по упаковке от теста, лежащего у моих ног. Попасть в 1 процент из 100 – надежда не то что призрачная, а никакая – смешная и нелепая. «Таааак. Возьми себя в руки. Это уже свершилось. Рассуждаем по факту» – пытаюсь успокоить себя и вернуть свои мысли в трезвое русло, – «Без паники. Не ты – первая, не ты – последняя».  

Последующие действия были таковы: на пары в это утро я не иду. Несусь вместо этого в единственную в городе платную клинику. В обычную больницу даже мысли не возникло пойти – очереди, талоны – это не мое.  

Залетаю в клинику, подхожу к ресепшену, дрожащим голосом спрашиваю последовательность действий, чтобы сделать аборт.  

– 18 лет есть? – мило улыбается приятная девушка лет 25-ти.  

–Да. (Слава богу, недавно исполнилось)  

– Сейчас я запишу вас на прием к гинекологу. Ваши ФИО? Затем, если все в порядке, вы подписываете бумаги у меня здесь – на ресепшене. Далее экспресс-анализы – занимают обычно минут 15, и готовим вас в операционную.  

Она говорит это таким беззаботным голосом, будто рассказывает мне рецепт шарлотки.  

Я киваю, но улавливаю плохо. Если честно, в ушах стучит, и поэтому я половину не слышу, не понимаю. Через 10 минут я у гинеколога. Женщина с добрыми глазами и умиротворенным лицом, средних лет. (Разница в лицах врачей платных клиник и муниципальных больниц просто поражает)  

– Со скольких лет ведете половую жизнь? – она спрашивает, будто почистила ли я сегодня зубы.  

– с 16, – я стараюсь отвечать спокойно и честно.  

– Раньше аборты были? – аккуратно интересуется она и что-то пишет в только что созданной карте на мое имя.  

– Нет, – я отвечаю тихо и чувствую, как краснею. Мне не хватает воздуха.  

– Детей нет?  

– Нет, – еще тише шепчу я. Во рту пересохло, голос становится хриплым.  

– Чем предохраняетесь?  

Я молчу. Она поднимает глаза от листка бумаги на меня.  

–Ну…методы контрацепции какие-нибудь используете?  

Я виновато мотаю головой, смотрю в пол, мнусь, не могу подобрать слов для объяснений.  

– Прерванный акт? – понимает она меня.  

Я лихорадочно киваю.  

– Между прочим, – говорит она тоном училки, – Это вредно для здоровья вашего партнера.  

Ха! Это она меня укорять решила? Вот это мне сейчас меньше всего интересно! Вообще о НЕМ слышать не хочу. Из-за НЕГО, этого партнера, я сейчас здесь. Чувствую себя преступником, который тщательно планирует предстоящее убийство.  

Не буду вдаваться в подробности осмотра на гинекологическом кресле и нюансах вагинального УЗИ – приятного в этом мало.  

– Может, передумаешь? – в последний раз, как бы между прочим, спрашивает добрая женщина-врач, – Представь, когда тебе будет 30, ребенок будет совсем большой. И он вырос, считай, и молодость еще не ушла – успеешь нагуляться.  

–Нет, – категорично отвечаю я, – сначала диплом, потом дети.  

–Ой, поверь мне, ребенок только помогает, а не мешает в учебе, – она делает паузу, – и в жизни тоже.  

Я молчу, потупив взгляд.  

– Ладно, – она хлопает себя ладонями по коленам и резко встает, – девочка ты здоровая, родишь еще. Пойдем, подпишешь кое-что, а я найду анестезиолога.  

И мы спустились вместе обратно на вахту.  

Ну как без этого!? На ресепшене стояла знакомая мне девица, живущая в нашей общаге, и заполняла бумаги (Наверняка, повод прихода сюда идентичный моему).  

Делаю вид, что не заметила ее. По-моему, ее эта игра тоже устроила. Она также делает вид, что мы незнакомы. Но я – то знаю, завтра же вся общага будет трещать об этой случайной встрече. Причем сторона рассказывающая, 100 процентов, по ее версии, приходила на дежурный осмотр, а вот я, такая-сякая, без вариантов – на аборт. Да и хрен с ними! Пусть обсуждают! Чтоб подогреть интерес и дать почву для пересудов моей персоны, я демонстративно и нарочито отчетливо и громко спрашиваю у миловидной особы – администратора, заполняя бумаги:  

– Через сколько времени я уйду отсюда?  

– Весь процесс вместе с вашим сном займет около двух с половиной часов.  

Боковым зрением вижу, как знакомая мне девушка навострила ушки. Ее любопытство заметно невооруженным глазом.  

«Отлично», – думаю я, – «вернусь в общагу как раз к концу пар, будто с учебы вернулась».  

Дальше было страшно. Очень страшно. Люди в халатах и повязках на лицах вокруг меня. Поза не очень-то удобная, чтобы представать на всеобщее обозрение. Да еще тем местом, откуда как раз берутся дети. Мне стыдно, обидно, страшно. Но самое главное – в этот момент я ненавижу себя. Болезненный укол иглы, все плывет, темнеет. Сама не замечаю, как вырубаюсь.  

Опять мне снится река. В этот раз по-настоящему опасная. Волны бушуют, ветер рвет водную гладь в разные стороны. Глубина небольшая, я пытаюсь пробраться на противоположный берег. Мощный поток течения то и дело пытается сбить с ног. Я изо всех сил пытаюсь удержать равновесие и по сантиметру продвигаюсь вперед, прощупывая голыми стопами илистое дно. Вокруг очень холодно, и вода кажется ледяной. Я даже не могу определить, какое это время года. По ощущениям – середина осени, когда вода уже охладела, и никто в здравом уме не полезет купаться в эту реку. А у меня одна цель в голове – на тот берег! На тот берег, и все изменится! Но что именно – не знаю. Я поскальзываюсь и плюхаюсь в холодную воду, безжалостный темный поток накрывает меня сверху. Вместо воздуха я вдыхаю мутную воду и…резко просыпаюсь. Сердце бешено колотится. Я на своей кровати в общаге. Как после больницы оказалась здесь – помню смутно. Радует только одно – все это закончилось. Но облегчения нет. Груз на душе, такое ощущение, стал еще тяжелее. Слез нет. Мыслей нет. Душащая пустота – и внутри и снаружи. Что ж я не утонула во сне?  

– Прости меня, – шепчу я, не зная кому – толи себе, толи отцу не родившегося малыша, то ли ему – у которого, наверно, была душа, но я не позволила появиться его телу. Это мой самый большой грех. За это я буду отвечать перед Богом – я уверена.  

– Кто ты такая, чтобы брать на себя ответственность за новую жизнь, то есть за лишение кого-то жизни? По какому праву ты, не с кем не посоветовавшись, все решила сама? Кто дал тебе разрешение убивать безнаказанно? И почему ты, в конце концов, задаешь эти пропитанные моралью вопросы только сейчас, когда его больше нет? Все позади. Угрызения совести бессмысленны. Не надо сейчас жалеть и оправдывать себя, – до боли сжав ладонями виски, я вслух разговариваю с собой. Раньше такого не случалось. Все мои монологи к себе были мысленными, внутри. А сейчас я как шизофреник, обращаюсь к кому-то на «ты» и пытаюсь обвинить, застыдить его. Ужасно хочется пить. Болит голова. Последствия наркоза.  

Только через месяц я признаюсь своему мужчине в содеянном. Я никогда не забуду выражения ЕГО глаз. Взгляд мужчины, этого идеального мужчины, которому я во второй раз ломаю систему ценностей. Ведь ОН так любит детей. Они для НЕГО святое – также как верность любимому. Я заранее готовлю ответы на все ЕГО вопросы, готовлю перечень оправданий в свою защиту. Нет, ОН ничего не спросит. ОН скажет лишь одну фразу, которая врежется в мою память навсегда.  

– Теперь я стал любить тебя меньше.  

И все. Дальше никаких комментариев. ОН уйдет в этот день, и неделю будет избегать меня. Еще около трех недель мы все же будем вместе. Но с этого момента пойдет отсчет дней до нашего разрыва. Окончательного. Моего поступка ОН мне не простит, с каждым днем ОН будет отдаляться от меня все больше. Впервые за полтора года я стану чувствовать холод с ЕГО стороны. Холод, который будет все расти и расти, и в результате разведет нас. ОН никогда не спросит, почему я сделала это. ОН опять не будет упрекать и напоминать. ОН просто тихо уйдет из моей жизни. Я не смогу ЕГО вернуть. Мои попытки будут тщетны. Дважды я ударила этого человека по самому больному, изуродовав самое святое, что ОН хранил в себе. Я сама закрыла перед НИМ дверь. И ОН так и не вошел в мою жизнь навсегда. И это правильно. ОН достоин лучшего, чем я.  

Сейчас ОН женат. У НЕГО двое детей. Это не ЕГО дети. ОН женился на девушке с двумя детьми. Но любит их своей огромной, искренней любовью, считая своими. Рядом с НИМ эта женщина, я убеждена, чувствует себя счастливой, ведь она абсолютно уверена в ЕГО чувствах, в ЕГО верности и преданности ей и семье. Все же ОН какой-то святой. Даже ЕГО нынешняя деятельность отвечает особенностям ЕГО души. ОН расписывает церкви и монастыри. ЕГО фрески вызывают восторг и восхищение. ОН продолжил рисовать. Для меня ЕГО работа кажется символичной. Талантливый художник и уникальный человек.  

В поисках идеала я потеряла поистине «идеального» мужчину.  

 

ПЕРСОНАЖ № 7.  

 

На небе ангелы живут,  

Под небом ходят люди,  

А мы с тобой и там и тут  

Лишь потому, что любим.  

Людей с небес считает Бог,  

Из-под земли – Иуда,  

Но мы сильнее всех богов  

Лишь потому, что любим.  

На небе – груды облаков,  

А на земле – вода,  

А я отдать тебе готов  

Моря и облака.  

Надежду, веру и любовь  

Наш воспевает мир,  

А я отдам до капли кровь  

Всем, кто хоть раз любил.  

Я тебя никогда…  

Никому не отдам…  

Я люблю тебя до смерти,  

Хотите – верьте, хотите – не верьте.  

Нас связывала не постель, нас связывало творчество. ОН был поэтом. Я тоже баловалась написанием стихов. Нас посещала одна на двоих муза. ОН говорил одну строку, я – другую. Мы писали стихи и на бумаге, и в кровати. И там, и там – все строки были в рифму. Мы могли часами читать друг другу стихи, не соприкоснувшись телами. Но уже за этим чтением было таинство единения. Прикасаться душами иногда важнее, чем тереться телами. Физическая близость порою меркнет на фоне близости мысли. Удовольствие приносит то, что годами вынашивается в уме, в минуту рождается на языке, секунду живет на губах, а в следующую – умирает в пространстве, нарушая тишину. Слово. Значимое и весомое. Неповторимое. Одно и то же слово можно воспроизвести с тысячей эмоциональных окрасок, и каждая будет уникальна. Слова же, обрамленные рифмой, особенно хороши. Они ласкают воображение и слух. И мы ласкали друг друга этими словами, рожденными внутри наших душ и голов. Это были прикосновения фраз, ласки метафор, нежность эпитетов. Это были оргазмы поэзии. Низко, конечно, прикрываться искусством, когда ты изменяешь своему молодому человеку. Но это был порыв моей необузданной души, и ничего с этим я поделать не могла. Это было сильнее меня.  

Мы познакомились на репетиции концерта к 9-му мая. Оба мы были приглашены для участия в театрализованном концерте, посвященном Дню Победы.  

Я сразу обратила внимание на ЕГО манеру воспроизведения стихов – проникновенную, чувственную, с полным осознанием и проживанием текста. Эмоциональная полнота, густота звука – завораживающий, бархатный тембр голоса. И бесконечно грустный взгляд. ЕГО выражение глаз всегда было слишком взрослым, будто обремененным жизненным опытом, который ОН хотел бы сбросить с себя, но не мог. Я так и не узнала, откуда эта грусть, где ее колыбель, ее исток, в чем причина взрослости души этого молодого человека.  

Меня пьянили ЕГО стихи. Они одурманивали, брали в плен. ОН будто читал какие-то мантры, не подвластные моему сознанию. Я слушала ЕГО завороженно и безвольно, смотря, как кролик на удава. Каждое слово, слетавшее с ЕГО губ, отдавалось где-то глубоко во мне – то салютными вспышками восторга, то мерцанием лучины печали, грусти, тоски.  

Эти взлеты и падения я готова была ощущать вечно. Но что бы он не читал, ЕГО глаза оставались одинаково грустными. Мои же стихи ОН любил слушать с закрытыми глазами, неподвижно. Я заканчивала стих, молчала. Через минуту, не открывая глаз, ОН просил: «Еще…». И я читала еще.  

Но не только творчеством друг друга мы радовали наш слух. Мне нравилось с грустью читать ЕМУ Цветаеву, ОН радовал меня чтением наизусть Асадова.  

За пару месяцев нашего общения мы переспали-то раз семь – не больше. Но это всегда было бесконечно долго, с длиннющими прелюдиями. Мы отдавались ласкам рук, никогда в наших движениях не было скорости, напора, грубости. Все предельно певуче-тянуче. Мы будто обматывали друг друга нитями паутины – чрезмерно хрупкой и рвущейся от неосторожных движений. За все разы мы не порвали ни одной этой ниточки, и, находясь в едином коконе мучительной страсти, медленно писали стих своими телами. Никогда не «белый», всегда – идеальная рифма, четкий размер. Витиеватые строфы ложились одна за другой на белый лист простыни. После, сплетясь голыми телами на этих простынях, мы цитировали тех, чьи тела уже тленны, кого забрало время. Нам казалось, что время не властно над нами, что нам удалось разрушить систему бытия, и песок больше не утекает сквозь пальцы, и наше время остановилось, замерло, чтоб послушать рифмованные строки.  

И ОН стал для меня первым. ОН лишил меня девственности. Но не в привычном понимании этого слова. Моя вагина видела члены и до НЕГО. А вот моя попа – ни одного. Почему я разрешила именно ЕМУ заняться со мной анальным сексом? Наверное, потому что это был самый аккуратный в постели со мной человек. Потому что ОН был поэтом. Конечно, анал, да еще и самый первый, со стихами не сравнишь. Как бы ОН не был нежен, аккуратен со мной, осторожен и щепетилен, это было больно. Никакой предварительной подготовки не было. Некоторые считают, что анальному сексу непременно должна предшествовать клизма. Это бред. Я в своей жизни только раз ощутила на себе действие клизмы. Это было в роддоме, перед родами. И это ужасное, противное ощущение. Родить человека и то легче. Об этом позже. Короче, перетерпеть анал намного проще, чем клизму. Стоит, думаю, просто быть чистой, чтоб было комфортно и тебе, и ему.  

Конечно же, ОН не позволил себе войти в мою заднюю дырочку на сухую. Как нельзя кстати пригодился детский крем, без дела валяющийся в моей сумочке. Осторожными движениями ОН нанес белый, приятно пахнущий, прохладный крем себе на пальцы. От души полил и мою попу. Я лежала на животе с закрытыми глазами. Перед этим ОН бережно перевернул меня лицом вниз, подложив под живот невысокую подушку. И чуть приподнял мою попу вверх. Мои выпяченные ягодицы сразу представились мне более сексуальными, объемными и аппетитными. И я отметила про себя, что без мягкой подушечки в таком положении лежать долго было бы правда утомительно. Наверняка, ОН занимался этим не впервые, потому что уверенно изрек, устраивая меня поудобнее: «Так тебе будет комфортнее». Я доверилась. Не очень расслабилась, но доверилась. ОН мягко начал массировать мои ягодицы. Сначала вырисовывая большие круги, всеми пальцами. Потом только большими пальцами, продвигаясь к отверстию. С двух сторон. Нажимал на анус. Мгновение. Тут же отступал. И так несколько минут, пока я не начала кайфовать от этого эротического массажа. Я стала чуть подаваться вперед, чуть приподнимать зад навстречу ласковым прикосновениям. ОН вошел внутрь большим пальцем правой руки. Быстро вышел. Я невольно сжала ягодицы. Тут же выдохнула и вновь расслабилась. ОН вошел пальцем левой руки. В ту же секунду покинул дырочку. ОН расслаблял, растягивал, готовил меня к проникновению. Приучал меня не вздрагивать при движениях внутрь, не сжиматься. Мне было интересно и необычно ощущать все эти действия. Ведь это было для меня в первый раз. Я лежала на левой щеке и даже не пыталась открывать глаза. Увидеть я все равно бы ничего не смогла, а ощущать и представлять себя сзади было легче с закрытыми веками. Чувствовалось, что ОН кайфует от того, что ОН делает. И мне нравилось, что ЕМУ нравилось. Ведь я люблю дарить мужчинам удовольствие. Крем быстро впитался в мою мягкую кожу. Впитался он и в ЕГО руки. На несколько секунд ОН прервался. Ушел. Я лежала неподвижно. Я сразу поняла, куда отправился мой партнер. За контрацепцией. ОН не был из тех мужчин, которым плевать и на себя и на партнершу. И даже если анальный секс никогда не станет причиной беременности, но безопасность, чистота были всегда в приоритете у моего поэта. Я мысленно похвалила ЕГО, ведь я, как всегда, личность ветреная, не вспомнила бы про презервативы. Быстро вернувшись, ОН присел на кровать. Зашуршала упаковка, ОН справился с надеванием презика за пару секунд и вернулся к моей попе. Мы не обмолвились ни словом. Зачем? ОН снова обильно облил мою дырочку кремом, аккуратно раздвинув ягодицы двумя пальцами. И аккуратно лег на меня. Левой рукой оперся на кровать, правой медленно-медленно ввел свой член в меня. По той же системе, как пальцами. Сначала чуть. Вышел. Чуть больше. Вышел. Я не двигалась, не шевелилась, не помогала ему. На секунду мне вспомнился мой первый раз, и в голове невольно всплыл образ бревна. В этот раз причина моей неподвижности была другая. Как бы ОН ни старался быть нежнее и аккуратнее, я чувствовала боль. Чуть разрывающую, ранее мне незнакомую. Я пыталась расслабиться, пока партнер приятно и горячо дышал мне в ухо. Но я не могу расслабляться в дискомфортных условиях. ОН тихонько спросил: «Продолжать? Или выйти? » «Продолжай»- ответила я, даже не задумываясь. Тяга к новому и неизведанному была всегда сильнее меня и боли физической уж тем более. ОН двигался. Плавно, медленно. Потом чуть быстрее. Быстрее, но не сильнее. Я чувствовала, что ОН прекрасно контролирует себя и владеет ситуацией. И хочет как можно меньше доставить мне неудобств. Темп еще чуть вырос. Боль не стала сильнее, оставаясь на одном уровне. Я осознавала, что смогу потерпеть даже более больные ощущения. То есть мое состояние можно было охарактеризовать: терпимо. Всего за несколько минут ОН кончил. Остался во мне до конца. Чуть дергаясь и пульсируя. Но даже кончил ОН как-то аккуратно, спокойнее обычного что ли. «Тебе было хоть чуть-чуть приятно? » – смотрит точно в глаза, глубоко и открыто. «Не -ка»- смотрю также. Мне не было смысла врать ЕМУ. «Это не твой кайф» – ОН мягко улыбается. И долго-долго протяжно целует меня. Как будто благодарит. За доверие. За то, что отдалась именно ЕМУ.  

Я пошла в туалет. Ощущение в заднем проходе было, как будто там стало больше места. Как будто ОН прибил к стенкам все, что содержалось внутри меня. Боль прошла быстро. Морально я была довольна.  

В своей жизни я еще неоднократно пробовала анальный секс. И всегда это было неприятно. Даже намеков на приятные ощущения не было. Это действительно «не мой кайф». Я уверена, что это физиология. Да, конечно, можно заморочиться, купить в секс-шопе парочку анальных пробок и приучить свою дырку в заднице к постоянному пребыванию там чего-то, напоминающего член. Растянуть все и перестать испытывать боль. Но не вижу смысла. Никакие окончания даже близко не задеваются там, чтоб мне было хорошо. У всех нас, женщин, разное строение вагины и разная удаленность нервных окончаний от ануса. Некоторые женщины просто улетают от анала. Их вагинальная дырочка находится ближе к анусу, чем к клитору. И занимаясь анальным сексом, в их организме членом затрагиваются нужные для оргазма струны. Они балдеют и кончают, и сами готовы изрекать стихи в этот момент. Я – нет. И ничего не потеряла. Не расстраивайтесь те, кому анал не приносит счастья. Счастье находится в другом месте, а никак не в ж…  

Мы тщательно планировали встречи заранее. Ведь, как известно, я была в отношениях. Вот теперь пришло время заикнуться о женской солидарности. Как только не выгораживали меня подруги! Я, типо, ночевала то у одной, то у другой. И они, если б у них спросили правды, били бы от души себя в грудь, уверяя, что эту ночь я провела у каждой из них. Иногда я будто бы уезжала к бабушке в деревню, иногда будто бы была приглашена на вымышленный день рождения одной из бывших одноклассниц. Несмотря на мой прошлый грех, мой мужчина все также мне свято верил. И ждал. А я в это время слушала проникновенные стихи из уст молодого поэта и по совместительству моего нового любовника.  

Говоря о высоком, мы поступали низко. Не было в наших отношениях признаний в любви, но было душевное единение, и нам было этого достаточно. Это была наша зона комфорта – зона гармонии в творчестве. Эти встречи могли бы затянуться. Могли бы перерасти в нечто большее. Если бы не случилось ужасное, непоправимое.  

Был теплый день. На душе было необъяснимо хорошо и приятно. Легко как-то.  

В мою комнату постучала незнакомая мне девочка и сообщила, что на вахте меня кто-то ждет. Я, не раздумывая, спустилась. Вероятнее всего, кто-то из одногруппников опять приперся за домашкой по немецкому. Обожаю этот язык и познаю его с удовольствием. В группе у меня твердая «пять», но это чревато жалостливыми просьбами одногруппников помочь с переводами и составлением текстов. Я думаю об этом, легко сбегая по ступенькам вниз.  

Что-то не так. У стойки ресепшена стоит наша общая с поэтом знакомая. Выражение ее лица уже не предвещает хороших новостей. Ее глаза красные, она без косметики. Никогда не видела эту девушку в таком виде. Сердце вдруг сжимается от неизвестности и появляется тревога, граничащая со страхом.  

– Привет, – произношу я почти шепотом.  

А она кивает головой в ответ и из глаз ее тут же ручьями бегут слезы. Она даже сказать ничего не может. Я хватаю ее за плечи и усаживаю на кушетку рядом с ресепшеном.  

– Что случилось? – пытаюсь прочитать ответ в ее глазах, но они застланы слезами.  

–О…погиб. – И она рыдает в голос.  

– Что??? – я чуть не выкрикиваю вопрос. Шок сковывает меня, начинают дрожать колени.  

– Как? – я уже трясу ее за плечи.  

– Поезд…сбил поезд, – всхлипывает она.  

– Какой нахер поезд? – почему-то я считаю в этот момент, что криком изменю ситуацию.  

– Электричка…вчера... вечером.  

По обрывкам фраз я пытаюсь понять и осознать произошедшее, составить картинку…не выходит.  

На ЕГО поминках друзья цитировали ЕГО стихи. До сих пор никто не знает, как ОН погиб. Мнения разделились. Подробности произошедшего знает лишь тот, кто уже не сможет нам рассказать. Многие живые же думают, что ОН сделал это сам. Я в это никогда не поверю. Я бы почувствовала ЕГО настрой на такой уход из жизни в нашу последнюю встречу. Я придерживаюсь той позиции, что ЕМУ помогли уйти раньше времени, что ЕГО просто скинули под эту чертовую электричку.  

Человек с подобной тонкой душевной организацией мог внезапно стать неугодным любой гоповатой шайке. Тем более ОН всегда боролся за правду, но не кулаками, а словом. Лучшим решением проблемы для НЕГО всегда был разговор, интеллектуальная беседа. Люди, не обремененные интеллектом, просто могли ЕГО не понять. И по привычке решили проблему «легким» способом.  

Нет человека – нет проблемы, нет конфликта. Наверное, мне удобнее так думать…  

Хоронили ЕГО в закрытом гробу, так как голова была отделена от тела. Даже если б она была на месте, я не смогла бы взглянуть на НЕГО. Так было легче – видеть крышку гроба вместо ЕГО, теперь уже закрытых, вечно грустных глаз. Вокруг ЕГО могилы яблоку негде было упасть. Оказывается, у НЕГО было много поклонниц. Девушки выли в унисон, когда земля звонко ударялась об опущенный в яму гроб. У меня же до сих пор был шок. Слез не было. Я тупо смотрела вниз – туда, где теперь навечно останется ЕГО тело. Я помню, по ночам мы смеялись над смертью, цитируя великих, над которыми не властно время. Мы мечтали войти в историю как они, остаться «черным по белому» на страницах книг, мечтали, чтоб наши слова шептали друг другу влюбленные.  

«Погиб поэт! – невольник чести…» – эта строка Михаила Юрьевича Лермонтова кружилась бумерангом в моей голове.  

ОН – мой поэт, как все великие, ушел молодым и красивым, не успев сказать главного. Так много осталось ненаписанного и непрочитанного. Время, течение которого мы презирали, все расставило по местам, отплатив нам той же монетой.  

Я стою чуть поодаль от всей черной массы. Если б ОН видел, ЕМУ бы понравилось это зрелище. ОН, как и я, обожал черный цвет. А еще ОН бы смеялся, умоляя всех присутствующих не плакать и прекратить этот «цирк». Именно так ОН обзывал похороны.  

На ЕГО похороны я попала со скандалом, не попросив, а просто приказав своему мужчине увезти меня на кладбище. Он долго пытался выяснить, что это за неизвестный друг, о котором он узнает в день его похорон. Но, видя мое состояние, близкое к истерике, он сдался и попросил брата меня отвезти. Мне было срать, что он подумает, я была обязана проводить творца в последний путь.  

Когда попрощались родственники и друзья, я подошла, не привлекая людского внимания, и опустила на свежий холм земли восемь белых роз.  

8 – ЕГО любимое число. ОН олицетворял его с глазами бесконечности. Белые розы – чистые как ЕГО душа, как лист бумаги, на который не легли ЕГО новые строки.  

ЕГО стихи, написанные в ночи, когда мы были вместе, я бережно храню до сих пор. Нет, я никогда их не перечитываю. Мне хватает осознания того, что они просто есть. Со мной навсегда осталась частичка души молодого поэта, частичка ЕГО творчества.  

После этого дня я около года не писала стихов.  

ПЕРСОНАЖ №8.  

Почти полгода я была одна. Никаких тебе отношений, никакой любви. Если честно, я изрядно от нее устала. И это в 18-то лет! Меня стала обременять эта «парная» жизнь. Банально захотелось свободы. Хотя о чем это я? Я итак всегда чувствовала себя свободной. Захотелось легкости – так будет правильнее. Наверное, всем людям в жизни нужен перерыв. Моменты, когда ты пребываешь совершенно один, приводя в порядок мысли, придумывая новые цели в жизни. Ты не обременен узами брака, у тебя нет детей. И ты задумываешься, куда ведет тебя дорога судьбы. И есть ли она – эта самая судьба? Мой следующий шаг уже предрешен кем-то или я сама пишу книгу своей жизни? Стоит ли осознать, что я и только я несу ответственность за все происходящее со мной, или оговаривать себя и искать ошибки в себе бессмысленно, ведь все решено за меня заранее. Верить в Бога или верить в себя? Или верить в себя, потому что Бог рядом, и он не оставит? А может считать себя Богом и поэтому верить в себя? Круговорот вопросов в голове.  

Когда ты один, ты – мыслитель. Общество мешает нам видеть самого себя, разобраться в себе, пичкая стереотипами и нацепляя ярлыки. Только одиночество рождает в нас философа, позволяет углубиться в сознание, нащупать истину бытия. Постараться понять: «Кто я? », «Зачем я здесь? », «Что ждет в конце туннеля – свет или пустота? ». И вечное и бренное – «Что делать? »  

Признаюсь честно – я боюсь находиться одна. Мою голову сразу посещают мысли, которые на людях я тщательно прячу в глубинах подсознания. Не всегда их появление в голове приятно обладательнице этой головы. Размышляя о самой себе, я всегда начинаю нервничать, упрекать себя во многом содеянном, разочаровываюсь в настоящем, теряю надежду на светлое будущее.  

О чем я думала в это «сейчас»? О замужестве. Вернее, о целесообразности становиться женой. Что такое «брак»? Хм. Хорошее дело не назвали бы браком. Кто они друг другу – муж и жена? Зачем они друг другу?  

Опустим все бла-бла-бла или то, что люди называют любовью. Всем известно, что любовь с годами чахнет, ну, или улетучивается то, что ею считалось. Феромоны партнера уже не действуют возбуждающе – удушающе, и в глубине возникает мысль: «А зачем я вышла замуж? Я только постарела и подурнела. Но! От мужа я не уйду (90% так думают), так как кому я теперь такая нужна? »  

В противовес мысли мужчины: «Правильно говорили женатые друзья – не женись! Нахера женился? Она так потолстела, подурнела, от нее уже не осталось и следа той красотки, которую я вел под венец. Но! Вроде налажено все, разводиться лень, родственники заебут. Надо завести любовницу».  

Чувствуете разницу психологического настроя мыслей? «Я уже не та – это конец», «Она уже не та – это начало». Редко какой мужчина начинает с годами ухаживать за женщиной все больше. Чаще всего – это количество внимания, сведенное к минимуму. Так я считала до следующего момента.  

Я честно провела опрос знакомых мне пар, проживших более 25 лет вместе. Вернее, мне пришлось уговорить 10 пар взрослых мужчин и женщин дать мне интервью. Некоторых я видела второй-третий раз в жизни. Я пообещала не придавать огласке их имена и фамилии. Меня не радует статистика ответов на мой вопрос: «Как вам удалось столько времени прожить бок о бок с супругом? »  

Примерно одинаковые ответы объединены в одну фразу. Результат – в процентном соотношении.  

Ответы жен.  

70 % – ну…сначала дети, потом квартиру зарабатывали, машину, долги общие, а щас кому мы нужны – старперы? (смеются). Внукам надо помогать.  

20% – не знаю, всякое было. Он даже мне изменял. Но родители бы осудили, если б я ушла. Да и куда я с детьми?  

10% – воспитание у нас такое было – некрасиво от мужа уходить. Я его и не любила сначала, предложение сделал – согласилась, вдруг больше никто не позовет. Да и кому он, дурак, кроме меня, нужен.  

Заметили? Я не спрашивала у них – ни у одной – возникали ли у вас мысли уйти от мужа? Все они тупо оправдывались зачем-то передо мной, отвечая на несуществующий с моей стороны вопрос. Отвечали сами себе на вопрос, вынашиваемый всю совместную жизнь, перечисляли причины – почему осталась с ним.  

Честно, меня женские ответы очень расстроили. Я подумала, что выбрала для теста какие-то одинаково несчастливые пары. Это еще больше оттолкнуло меня от мысли когда-либо связать себя узами брака. Где? Где хоть одно упоминание слова «любовь»?  

Но выводы я сделала рано, уже мысленно ответив за мужчин на тот же вопрос, аналогичными женским, фразами.  

Если честно, мужские ответы (прошу учесть – ответы мужей дам, рассуждающих выше) меня ошеломили и ввели в ступор. Может быть, они удивят и вас.  

Итак: «Как вам удалось столько времени прожить бок о бок с супругой»?  

60% – ну…(пауза) я люблю ее, она любит меня.  

20% – это все (имя жены) – умница моя. Я б без нее пропал. Она у меня и готовит, и стирает, и детей воспитала. Мне с ней повезло.  

10% – дети, общий быт, родственники. Сначала любили, потом – привычка.  

10% – не дали ответа.  

Вывод: либо 80% мужиков очень лукавят, чтоб не вдаваться в подробности быта семейного и не выносить мусор из избы, (ну и поскорее отвязаться от странного корреспондента несуществующей газеты) либо они, правда, умеют любить дольше и искреннее, либо все они – бездушные существа, которые не видят, что их женщинам хреново рядом с ними. Либо бабы – гениальные актрисы, которые всю жизнь делают вид, что счастливы в браке. Либо я вообще уже ничего не понимаю…  

Почти все мужчины упомянули эту самую злосчастную любовь, причем никто не осудил жену свою (еще бы! Сам выбирал! ). Зато у женщин нашлась тысяча претензий к своим вторым половинкам. Такое ощущение – все они – несчастны и обделены судьбой обычным женским счастьем. Толи женщины слишком много думают и анализируют, нежели мужчины, толи их сущность – всегда и во всем быть недовольной. Может, мы – женщины, разучились видеть счастье в обыденном? Или мужики так насрали на себя, как на личность, живя по принципу – не пилит, не гонит, – и, слава Богу? А копнуть чуть глубже – страшненько, или неохота?  

Хочется привести свое небольшое рассуждение на тему: «Почему женщины моргают чаще, чем мужчины? » (между прочим, факт, доказанный медициной)  

Представь, друг, тебя и меня еще нет.  

Но есть уже мир, и живет белый свет.  

И вот за границей тех дней и тех лет  

Собрали все люди священный совет.  

Пещерка темна, в ней дровишки горят,  

Вокруг костерка человеки сидят.  

С одной стороны – не побриты, лохматы,  

Сидят, гложат кости лихие ребята.  

В семейных трусах из оленевых шкур  

Сидят груды мышц и шикарных фигур.  

Ну, в общем, ясна тут любому картина-  

С одной стороны заседают мужчины.  

Напротив же, в ряд, потупЯ скромный взгляд,  

Красавицы древни на камнях сидят.  

Пещерные новости перемывают –  

Понятно, что женщины здесь заседают.  

Но все эти люди сидят здесь не просто,  

Пришли, чтоб решить племенные вопросы.  

Хотят учредить разделенье труда-  

Что должен мужик, а что дева должна.  

А дел у пещерных людей было море.  

И между полами тут вспыхнули споры:  

Кто должен семейный очаг охранять,  

А кто на охоте зверье убивать?  

Кто должен плоды и грибы собирать?  

И кто же – пещерных детей воспитать?  

Бранились- бранились, ругались- ругались,  

Но этим вопросы никак не решались.  

И в ход уж хотели дубины пустить,  

Но мужи решили сходить – покурить.  

Курили они и от дум отдыхали,  

А женщины сами собой заседали.  

И в женском, пещерном, священном совете  

Без сильного пола нашлись все ответы.  

Когда же вернулись обратно мужчины,  

Им выдали девы такую картину:  

Мужчина – глава и опора семьи,  

А, значит, вы – парни, нам в жизни должны:  

Семью обеспечить, достаток добыть,  

Чтоб было не стыдно с тобой, милый, жить.  

Ты должен построить семье новый дом,  

И вырастить сына в доме своем,  

И дерево рядом в саду посадить –  

Вот так, мой любимый, с тобой будем жить!  

А я наш семейный очаг сберегу,  

И за тобой прослежу, помогу.  

Вот так на мужские, на хрупкие плечи  

Свалились заботы о всем белом свете!  

Пока мужики, покурив, отдыхали,  

Мужскую-то долю они…проморгали…  

С тех пор все мужчины боятся моргать,  

Чтоб женские мысли успеть отвергать.  

А женщины головы все же ломают,  

Мужчинам забот каждый день добавляют,  

Запросы и просьбы для них сочиняют,  

Поэтому чаще мужского моргают.  

Мужчины! Вас просим нас, женщин, простить,  

Не надо вам было курить выходить!  

Выводы делайте сами…Женитьба – это стереотип, навязанный нашим «любимым» обществом. Женщина без мужа становится объектом сплетен и обсуждений на лавочках у подъезда, причем лет с двадцати трех! А если у нее еще и ребенок вне брака есть! Боже упаси…  

«Бабий век короток» – слышали фразу эту? Надо же успеть скорей, а то потом разберут, и не достанется! Успеть, простите, что? Облачиться в халат? Занять место у плиты и первой в его доме нажать кнопку стиральной машины? Успеть стать его служанкой, пока это вакантное место не занято?  

Все мы, к сожалению, подчиняемся общественным устоям, по моему мнению, давно изжившим себя. Посыпая голову пеплом, мы воспеваем негласные законы, у которых давно истек срок годности.  

Позиция мужчин современности мне более по душе: не стоит рано жениться, надо погулять, брак – после 30-ти! Умнички! Истину глаголете! Дети, быт, семейные разборки придут после брака обязательно, а вот молодость, свобода – уже нет.  

Большинство ранних браков распадается через 1-2 года, оставив после себя: ведра словесных помоев, вылитых на головы друг друга, разделение маломальского имущества и непогашенные кредиты родителей, взятые на организацию свадьбы детей.  

Взбалмошная молодежь, воспринимающая создание семьи как потеху, как развлечение, с такой же легкостью и улыбкой разводится, как женится. Слово «люблю» молниеносно заменяют словом «ненавижу». Подмена понятий происходит непринужденно и не осмысленно. А развестись легко, ведь нет уже того воспитания и норм общества, как у интервьюируемых мной пар, за плечами которых четверть века, прожитого в статусе «семья». Но, как показал опрос, и те не особо счастливы (( темный лес, а не «брак»…  

Всегда и во всем я слышу обвинения в адрес мужчин. Это он – плохой и безответственный – бросил семью! Это он – такой кобель – имеет детей от разных браков! Девочки! Ку-ку! От хороших баб мужики не уходят! Может, он завел себе любовницу, потому что ты разжирела килограмм на 30? А может, потому что в постели, кроме как ноги раздвинуть, ничего не можешь? Ааа, даже нет, у тебя же всегда болит голова! Три недели в месяц болит голова, неделю – месячные! Не плачь потом на плече подруги, что он тебе изменяет. Сама виновата. А то, что ты «молодость на него убила, лучшие годы потратила» – твои проблемы. Никто не заставлял тебя в 20 лет замуж выходить! Вот и, получается, пожить-то ты не успела в свое удовольствие. И весь мир свелся сначала к детям, потом к внукам. А что хорошего было с тобой лично – когда-то красивой, умной и всеми любимой? Что, кроме этого члена, который теперь суют в другую дырку?  

Да пусть осудят меня те, кто вышел замуж раз и навсегда – в свои далекие 18 лет, при этом считая себя счастливыми женщинами! Просто…смотри приведенную мной выше статистику…  

***  

Лето. На удивление жаркое, знойное. Я – студентка третьего курса, устроившаяся на работу в детский летний оздоровительный лагерь, вожатой. Третья смена – спортивная. С ближайших областей съезжаются в сосновый бор, заселяя лагерные корпуса, отряды молодых спортсменов. Возраст – от 10 до 18 лет. Лыжники, легкоатлеты, волейболисты. Тренеры – красавцы – мужчины.  

Мне достается отряд из 24-х человек – лыжников, прибывших с одной северной области нашей необъятной родины. 20 пацанов, 4 девчонки, два тренера. Мальчики – все, как на подбор. Работать на такой смене вожатой – красота. Живи себе и наслаждайся красотой природы и мужских тел. В отряде – крайне дисциплинированные ребята, как любые спортсмены. В день – три тренировки. За всем расписанием и досугом следят тренеры. Поначалу мое предназначение здесь мне было непонятно. Все действия отдыхающих подчинены одной системе, отточенному графику, существующему внутри секции давным-давно. Сначала меня смущал мой узкий функционал: никаких развлечений, проследить, чтоб все сходили в столовую, чтоб были заправлены кровати, был исправен душ, раздать полдник и второй ужин. За день ребята выматывались так, что им уже было не до дискотек и вечерних досуговых программ. Тренеры не были в восторге, если парни занимались репетициями номеров для концертов или разучиванием отрядных песен.  

Но за первую неделю я поняла, что попала в рай. В столовую, после силовых нагрузок, парни бежали без особых уговоров, к порядку и дисциплине давно были приучены. Слушались беспрекословно, как тренер приказал.  

Мне доставляло огромное удовольствие присутствовать на тренировках: красивые, накаченные молодые тела – кровь с молоком, блеск в глазах.  

Общий язык с тренерами нашелся сразу. Они меня полюбили и относились с уважением. Мы коротали вечера, играя в шахматы, рассказывая анекдоты или истории из жизни.  

Один тренер – мужчина 33-х лет.  

Другому – около 60-ти.  

Оба подтянутые, полные жизненной энергии, позитивные мужчины, положительно эмоциональные, открытые, добрые. Они баловали меня тортиками, подарками, комплиментами.  

Зачем их отряду нужна была вожатая, не пойму до сих пор. Ведь некоторые отряды спортсменов прекрасно обходились и без работников лагеря. Насколько мне известно стало позже, увидев меня в первый день лагерной смены, оба тренера отправились к руководству лагеря и выпросили, чтоб их отряду в качестве вожатой была прикреплена именно я. В течение последующих трех лет я работала летом именно в этом лагере, именно на третьей смене, именно с третьим отрядом. (хорошее сочетание цифр)))  

Тренер, тот, что помоложе, постоянно подбивал ко мне клинья. Спорить не буду – мужик он был крайне привлекательный, находчивый, умный и обходительный. Все бы ничего – только женатый, и сын его – десяти лет – отдыхал лагерную смену в нашем отряде! Как девочка воспитанная, я всегда сводила его знаки внимания на «нет» и намеки его переводила в шутку. Таким образом и строилось наше общение. Это была своеобразная игра. Рамок приличия он не переступал, я – повода не давала.  

Так бы и отдыхали мы по этому сценарию, но через несколько дней я узнала информацию, что скоро в отряде появится новенький – 25-тый член команды спортсменов. Это был сын старшего тренера, который не смог приехать сразу со всем отрядом, так как сдавал сессию в институте.  

И вот, как в дешевой мелодраме, появляется ОН: умопомрачительно красивый, на дорогом авто, успевший уже где-то загореть в это лето, 23-хлетний блондин с голубыми глазами. (Ох, уж эти блондины с голубыми глазами…)  

Ну, что лишний раз повторять, десять секунд – и я поплыла…  

Резкий взгляд друг на друга…задержались, вцепились глазами на несколько секунд…искра пробежала. По-моему, мы оба это поняли.  

Несколько дней – никакого общения. Привет – пока. Взгляды исподтишка, разговоры через третье лицо. Было видно, ОН сразу отметил, что молодой тренер ко мне неровно дышит. Я же отметила, что они довольно холодно общаются.  

Поселили этого красавца в комнату к старшим мальчикам. ОН быстро влился в тренировочный процесс, программу соблюдал ту же, что и остальные ребята. Но с ЕГО появлением лично для меня пребывание в лагере стало…азартным…да, именно это слово!  

Нечаянно столкнуться, переглянуться, улыбнуться – люблю эти межполовые игры. Когда оба видят реакцию друг друга, но активно делают вид, что ничего не замечают.  

По вечерам ОН часто уезжал на своей машине в город, отдыхал где-то там. Возвращаясь после отбоя, ОН ставил на уши всю мальчишечью комнату. Режим рушился. Этот молодой и горячий вносил нотку распиз…ства в спортивный коллектив, подрывая дисциплину отряда. Я-то думала, как сынку тренера, это сойдет ЕМУ с рук. Но не тут-то было. Вот, например, случай.  

Сидим мы втроем в тренерской – я и два руководителя отряда. Стрелки часов приближаются к полночи. Как обычно, у нас: кофе, шахматы, шутки, невнятные приставания молодого тренера ко мне. Вдруг слышим оглушительный смех из взрослой спальни. Голоса у парней в их возрасте уже ломаются, и, поэтому, по всему корпусу раскатился не просто смех, а басистый хохот.  

– Ого, – говорю я, – щас малышей разбудят.  

– Сейчас они у меня посмеются, – подмигивает мне отец новенького и выходит, жестом приглашая пойти меня с ним.  

Я недоумеваю, но иду за ним в коридор корпуса.  

Через пару минут вся старшая комната пацанов, в одних трусах, стояла в коридоре в шеренгу перед тренером. Сынок его – тоже.  

– Упор лежа принять! – без доли шутки в голосе произносит командным тоном тренер. Мальчики подчиняются беспрекословно.  

– Сто отжиманий! Каждый! Начали! Один…два…три…- он, улыбаясь, обращается ко мне, – А наша любимая вожатая будет считать.  

Я, улыбаясь во весь рот, подхватываю счет. Вот это картина! Красивые, голые, мускулистые – молча синхронно отжимаются, подчиняясь моему счету – дух захватывает! Поначалу бодренько, синхронно. С каждым последующим счетом усилий приходится прилагать все больше. Мне смешно, но я серьезно и громко считаю, получая искреннее моральное и эстетическое удовольствие.  

– Сто! – произношу я.  

– Встать! – командует тренер.  

Раскрасневшиеся, и оттого еще более привлекательные, они поднимаются на ноги. Упругие торсы вздымаются от сбитого дыхания. Аж голова кружится. Я стараюсь не смотреть на эту полуголую шеренгу, но удержаться не могу. Мой взгляд ловит контуры сына тренера, и я сталкиваюсь с ЕГО взглядом, в упор сверлящим меня. Почему-то этот взгляд злой и острый – будто я виновата в этой незапланированной ночной тренировке. Я смущенно отвожу глаза.  

– Можно в душ? Противно спать потными! – дерзко спрашивает ОН отца.  

– Упор лежа принять! – ответ короткий и не подразумевающий дискуссий.  

В шеренге слышно недовольное бурчание, но, возмущаясь себе под нос, мальчики вновь опускают ладони на пол.  

– Еще двадцать отжиманий! – тренер обращается к сыну. – Считай вслух!  

Мне почему-то становится не по себе, я сажусь на диван в коридоре, чтоб отжимающимся было меня не видно.  

– 18, 19, 20, – бурчит сынок.  

– Встать! – голос тренера спокоен и непринужден, – Вот поспите потными, может, будет не смешно. Видимо, дневная нагрузка для вас маловата, раз остаются силы на «поржать». Завтра – подъем в 7. 00 – часовая утренняя пробежка. Всем спокойной ночи.  

Все мальчики, как один, молча, разворачиваются и уходят в комнату. Сын тренера вновь бросает прожигающий взгляд в мою сторону так, что у меня все сжимается внутри, по спине пробегают мурашки. Я невольно вдавливаюсь в диван. Почему-то делаю мысленный вывод, что наше и без того не налаженное общение теперь сойдет на «нет».  

В это время ОН последним заходит в общую спальню, резко и громко захлопывает за собой дверь.  

Тренер расплывается в улыбке, смотря на меня. Я невольно начинаю хихикать и мы вместе хохочем от души.  

– Им полезно, – подмигивает он мне.  

– И часто вы используете такие методы наказания? – сквозь хохот спрашиваю я.  

– В первый раз, – невинно отвечает он, и мы смеемся еще громче.  

– Ладно, пойдем, а то сами малышей разбудим, – он открывает передо мной дверь в тренерскую.  

Проснувшись на следующий день, я обнаружила, что в корпусе никого нет. В панике я выбежала на улицу и увидела, что весь мой отряд уже построен для похода в столовую.  

– С добрым утром! – расплывается в улыбке молодой тренер.  

– Простите, проспала…что ж вы меня не разбудили? – бубню я себе под нос, краснея.  

– Зато мы с семи часов на ногах! – дерзко, во всеуслышание, с интонацией подкола произносит сынок.  

Я не заставляю себя ждать с ответом.  

– Молодцы какие! Как вам утренняя пробежка? Взбодрила? – с той же интонацией произношу я, нарочито проявляя участие. Смело смотрю в ЕГО глаза.  

В шеренге слышится смех.  

– Мы завтракать сегодня идем? – ОН переводит злой взгляд на отца.  

– Обязательно! Только вот думаю, может, сначала силовую тренировку проведем?! – тренер лукаво смотрит на меня, я не могу сдержать улыбки.  

Сынок же, кажется, сейчас вскипит, как чайник, от злости.  

Чтобы не накалять обстановку, я веду мой самый красивый и сильный отряд в лагерную столовую на заслуженный завтрак.  

В последующие пару дней объект моего воздыхания тщательно меня избегал. Мотивацию к подобному ЕГО поведению я понять не могла. Хотя, если проанализировать, со стороны картина выглядела так. Я, молодая красивая вожатая, все время провожу в компании тренеров, не особо занимаясь отрядом. Создавалось впечатление, что меня приставили не к отряду, а персонально к тренерам, ведь большинство времени я тратила, раскрашивая и разнообразя именно их досуг. Из тренерской все время доносился мой звонкий смех, с детьми я особо не общалась. Сын тренера же, хоть и был старше всех остальных в отряде, относился к числу подопечных, поэтому существовал здесь на общих с детьми условиях. Это ЕГО изрядно бесило. ОН не мог свободно сидеть в тренерской, общаться на равных с отцом и младшим тренером, а, следовательно, и со мной. Но минимизировать общение со своей вожатой ЕМУ не удалось.  

Оставалось всего несколько дней до пионерского костра, а, значит, до закрытия смены. Первый раз в жизни я решила взять инициативу в свои руки. Вообще, я приверженец мнения, что первый шаг, несомненно, должен следовать от мужчины. Но в этот раз я руководствовалась другим умозаключением: лучше сделать и пожалеть, чем жалеть, что не сделал. ОН мне нравился, что греха таить. Если бы ЕГО тренерами в отряде были не отец и его молодой друг, то события 100 % развивались бы по-другому.  

Этот гордый, самовлюбленный красавец не мог позволить себе ухаживать за мной на глазах своего отца и его друга. ОН сразу бы стал объектом саркастических намеков и подколов, ведь оба взрослых мужчины не упускали ни одной возможности над кем-нибудь пошутить. Почему-то лишь я оставалась для них объектом уважения и восхищения («спасибо» природе и маме с папой за гармоничное сочетание во мне ума и красоты).  

Мои старшие друзья, увидев бы знаки внимания к моей персоне от дерзкого малолетки, подняли бы ЕГО на смех, посчитав, что ОН слишком высоко замахнулся, и обязательно бы посоветовали ЕМУ сначала подрасти до меня интеллектуально и духовно. Они же и понятия не имели, что я сама неровно к НЕМУ дышу. Кто-то в сложившейся ситуации должен был совершить шаг, организовать переломный момент.  

Отбой. Сегодня тренеры уехали в город, оставив отряд в моем распоряжении. Комнаты малышей и девочек уже видят добрые сны. Старшие, конечно же, стоят на головах, но внутри своего логова. Ослушаться моей просьбы не выходить из комнаты, никто не решается. Я объявила им, что не против, если они сегодня лягут спать во столько, во сколько заблагорассудится (не мне ведь с утра на тренировку), но с одним условием – дверь их комнаты должна оставаться закрытой, и ни одно из этих подтянутых горячих тел я не должна видеть в коридоре корпуса.  

Странно, но мой избранный сегодня был подозрительно тих. Заглянув в комнату, я обнаружила ржущих, как кони, парней, устроивших бой подушками, как дети малые. Один только сын тренера не участвовал в этом побоище. Вставив в уши наушники, ОН с серьезным видом глядел в стену напротив, толи музыку в плеере слушал, толи пребывал в своих юношеских думах.  

Пока я рассматривала объект своего воздыхания, одна из подушек пролетела рядом с моей головой, чуть не попав по уху.  

Секундная пауза…и оглушительный многоголосный хохот накрыл комнату. Я от души смеялась вместе с ребятами. А я ведь заглянула попросить их быть потише. Видимо, я и сама еще ребенок. «Сынок» даже глаз не оторвал от «захватывающей дух» стены. «Явно ни в настроении» – думала я, топая обратно. Дверь своей, вернее тренерской, комнаты я решила не закрывать, оставив нараспашку, чтобы в случае продолжения боя подушками уже в коридоре, пресечь это сражение на корню. Хотя подсознательно манипуляции с дверью были организованы еще с одной целью. Если злюка – блондин решит сходить до «арт-объекта» или водички попить, я обязательно приглашу ЕГО, ну, например, в шахматы поиграть. А там, наконец, выясню, почему ОН на меня обозлился, и почему сошел на «нет» наш взаимный флирт.  

Ждать долго не пришлось. Уже минут через десять, будто подслушав мои мысли, ОН вышел в коридор. В одних трусах. Сразу повернувшись спиной, ОН довольно медленно проковылял в туалет, чуть покачивая умопомрачительными бедрами. Сильные икры, широкая спина, накаченные ягодицы. Это тело манит и дурманит. Вид сзади – оценка пять с плюсом.  

Через пару минут ОН еще медленнее и вальяжнее двинулся обратно. Шел прямо навстречу ко мне. Нас разделял длинный коридор – тренерская и туалет были напротив друг друга. Сбоку располагались спальни. Следовательно, чтобы вернуться в свою комнату, блондин должен был преодолеть весь коридор, смотря на меня, восседающую за столом за открытой дверью.  

Я смотрю на НЕГО в упор. ОН делает то же самое. Сузившиеся щелки глаз, прищур со жгучим светом. Наши взгляды толи ненавистные, толи злые, толи возбужденные. Ноздри раздуты. Мои ладони предательски потеют.  

Я уверена – сейчас ОН резко завернет в свою комнату. На этом наша игра кончится. И, чтобы избежать подобного финала, я, улыбнувшись лишь уголками губ, вернее, состряпав на лице подобие ухмылки, приглашаю ЕГО жестом головы зайти в тренерскую. ОН на мгновение останавливается. Справа – дверь в мужскую спальню. И, будто приняв решение, ОН продолжает движение вперед, не сводя с меня глаз. Мужественные плечи, накаченные руки, завидный загар. Гладкость кожи видна невооруженным взглядом. Можно даже не прикасаясь понять, что она идеальна на ощупь.  

В одних боксерах – темно-синих, обтягивающих, ОН движется к дверному проему, разделяющему тренерскую и коридор. ОН босиком. От вида ЕГО голых ступней у меня почему-то возникает желание. Не от упругого торса, не от кубиков вместо живота, не от выпуклости на эластичных боксерах. Именно от ступней, пальцев ног.  

ЕГО рот чуть приоткрыт. ОН тяжело дышит. Нас разделяет порог и стол. ОН еще там – в коридоре. Наши глаза уже связали крепкие нити, даже канаты, наверное. Этот взгляд уже не расцепить – взгляд внутрь друг друга, взгляд оголяющий, раскрывающий.  

Порог. Стол. На столе – шахматы. Фигуры на местах в предвкушении игры. Белые. Черные. Я уже сделала свой ход. ЕГО очередь. ОН переступает порог. Вызов принят. Этой партии суждено состояться. ОН, не отрывая от меня взгляда, аккуратно закрывает за собой дверь. ЕГО движения медленны, но уверены. ОН знает, что сегодня ОН – король ситуации. ОН знает – отец вернется только утром. Мы оба знаем, что сегодня эта партия играется вдвоем, без лишних глаз, без свидетелей.  

Я одета в легкую рубашку и шорты, ОН – в одних трусах.  

ОН стоит неподвижно. Я, не теряя связи с ЕГО глазами, расстегиваю своими тонкими пальцами верхнюю пуговицу рубашки. Это мой ход. ОН отвечает, сделав уверенный шаг ко мне. Это ЕГО ответный ход. Обстановка накаляется. Воздух тяжелеет. Шахматы – игра не на скорость. Каждый ход должен быть тщательно продуман. Я расстегиваю следующую пуговицу – в районе груди. Возбуждение растет. ЕГО боксеры не помогают скрыть это желание. Я не чувствую ЕГО возбуждение, я его вижу. Между нашими телами по – прежнему стол. Я не встаю, оставаясь сидящей на стуле. Еще шаг. ОН – у края стола. Я гляжу в ЕГО бездонные глаза снизу вверх, ОН в мои – сверху вниз. Сегодня ОН – доминант, это однозначно. Хоть и инициатива к действию принадлежала моей персоне. Я медленно расстегиваю пуговицы до конца. Оголяю плечи, стягиваю рубашку. Она сползает на пол. ОН неподвижно следит за моими действиями. Я остаюсь в лифчике и шортах. Мы продолжаем смотреть друг на друга – глубоко и мучительно. Я, не торопясь, встаю. Наши глаза оказываются на одном уровне. Я зацепляю длинным ногтем пуговицу на шортах, расстегиваю ее и, не выдержав паузы, стягиваю шорты вниз, медленно наклоняясь к поверхности стола. Нечаянно задеваю грудью шахматные фигуры с моей стороны доски. Ферзь, покачнувшись, падает, зацепив с собой короля и несколько пешек. Символично. Я тут же одариваю улыбкой возбужденного блондина. В следующее мгновение ОН резким движением мускулистой руки смахивает на пол игровую доску со всеми фигурами. И черные, и белые разлетаются по комнате в разные стороны, слышны щелчки отскочивших от пола фигур. Я непроизвольно ахаю. Грохот упавшей клетчатой доски на секунду заставляет меня зажмуриться. Этого мгновения ЕМУ было достаточно. ОН хватает меня за плечи и перетаскивает через стол. Вот это сила! Я подобно пушинке перемахиваю через деревянную поверхность. Ход неожиданный. Прокрутка этой партии в моей голове не предполагала такого развития событий. Я больно стукаюсь коленкой об край стола, но мне сейчас не до перемалываний ощущений этой боли. Во мне бурлит страсть и желание. ОН резко целует меня – глубоко и томно. Кто дал право этому красавцу делать несколько ходов подряд? Хотя, по – моему, эта партия безнадежно мной проиграна. Я сдаюсь. Белый флаг. Поцелуй уносит землю из-под ног, заставляет кружиться комнату в ритме вальса. Наши руки гуляют друг по другу. Белое, черное – все смешалось. Шеи, языки, руки, плечи. Синхронно стянутые друг с друга трусы – единственно оставшуюся материальную вещь между нами, мешающую слиться двум желаниям в одно, двум страстям – в одну, двум игрокам объявить ничью, примирить белых и черных, заставить фигуры танцевать черно-белыми парами на клетчатом поле. Вышагивая из тонких тканей, стряхивая их с ног, мы не прерываем поцелуя. Нервущаяся нить, которая связывала взгляды, опутала рты, губы и языки, оставляя сильную связь, позволяющую уже не смотреть, закрыть глаза и просто чувствовать.  

Сзади. Стоны. Рык. Выдох. Стол. Ладони. Удары. Волосы. Кожа. Захват. Пальцы. Скорость. Пик. Щека. Поворот. Движение. Капля. Спина. Бедра. Струя. Выдох. Кровать. Скрип. Сверху. Пальцы. Соски. Талия. Руки. Ноздри. Плечи. Губы. Пот. Ногти. Боль. Рывки. Колени. Удары. Судорога. Излияние. Скольжение. Крик. Стон. Тишина. Дыхание.  

Мда…на кровати ЕГО отца…фу, как некрасиво)))  

Вернувшись в реальность, осознаем, что дверь была не заперта. Зайди кто-нибудь в этот момент, и все – я здесь больше не работаю. Эта мысль вызывает смех. Мы заговорчески хихикаем.  

Провожаю ЕГО в комнату. Ого! Все в ЕГО спальне спят. Угомонились сами, так быстро! А может и не быстро, потому что не знаю, сколько прошло времени с начала «шахматной» партии. Мой партнер по игре берет мое лицо в свои большие ладони, нежно осыпает щеки, лоб, нос, губы мелкими поцелуями. Теперь от НЕГО веет огромной позитивной энергией, чего я не наблюдала раньше. ОН искренне улыбается и целует мне руку. Я дарю ЕМУ улыбку в ответ и, не обернувшись, направляюсь в тренерскую. Там срочно нужно навести порядок до приезда тренеров. Собирая с пола раскиданные моим новым любовником шахматы, и возвращая их на доску, прихожу к мысли: милые женщины! Иногда стоит проявить инициативу! Не пожалеете!  

– Нормально уснули вчера оболтусы эти, без происшествий? – старший тренер выглядит помолодевшим. Где это они так вчера отдохнули?  

– Да, – безэмоционально отвечаю я, – даже странно, не шумели, – и дарю ему улыбку.  

– А я скучал без тебя весь вечер, – молодой тренер в своем репертуаре.  

« А мне вот было не до скуки» – отмечаю я саркастически про себя, а вслух произношу нарочито серьезным тоном:  

– Я так и думала. Без меня – всегда скучно.  

– Всем доброе утро! – в дверном проеме появляется голова вчерашнего шахматиста. ЕГО интонации голоса бодры и веселы.  

– Доброе утро, – ошеломленно отвечаем мы все втроем, в унисон.  

– Ты что же так рано встал? Все спят еще… – отец недоуменно смотрит на сына.  

– Хочу пробежаться! Кто со мной?  

Мы все в том же ступоре отрицательно мотаем головами.  

– Ну, и зря! – весело изрекает ОН, подмигивает мне и захлопывает дверь.  

Пауза. Долгая пауза.  

– Ха! Что ты с ним вчера сделала? – вопрос адресован мне молодым тренером.  

– А я причем? – отвечаю я вопросом на вопрос, а сама стараюсь не покраснеть.  

– Он редко бывает в таком настроении, – отмечает ЕГО отец и тут же (к моему облегченью) переводит тему, – может, партийку до завтрака?  

«Ну, нет. Я – пас. Вчера наигралась » – думаю я, пытаясь в параллель осмыслить нестандартное поведение с утра буки – злюки.  

– Нет, спасибо. Вы играйте, а я вам кофе сварю.  

– Идеальная женщина! – резюмирует молодой тренер и плюхается на стул напротив старшего друга. – На что играем?  

Я делаю вид, что оценила комплимент, искусственно улыбнувшись. Все. Им не до меня.  

Варю кофе. Разливаю по чашкам. Пью кофе. Не улавливаю нить беседы мужчин. Неужели ОН думает, что теперь между нами что-то будет? Для меня это была просто азартная игра. Меня устроила вчерашняя партия с моим проигрышем. Но брать матч – реванш или становиться завсегдатай «шахматного» клуба я не намеревалась.  

Хорошо, что завтрашний день – конец смены.  

Эти два дня мы много и непринужденно болтали, чего не было за предыдущие три недели. Обменялись телефонами. Разъехались. Поначалу ОН часто звонил. В конце ноября пригласил меня отмечать вместе Новый год. Я отнекалась. В следующий раз мы увиделись через год – на очередной спортивной смене. Снова был секс, еще один раз. В старом заброшенном лагерном корпусе. Уже не я проявила инициативу. Ничего хорошего. Уже не те эмоции и ощущения. На том и закончилась эта история. Все последующие смены мы общались как старинные друзья. Парадоксально, но та «шахматная партия» просто помогла нам подружиться.  

Существует секс по дружбе, а у нас был секс ДЛЯ дружбы.  

P. S. Оказывается, иногда постель превращает мужчину – буку в мужчину – лапу)))  

 

ПЕРСОНАЖ № 9  

Интересная и щекотливая тема – разновозрастные браки. Отношения людей, неравных годами. Девочки – дочки «папиков», мальчики – альфонцы, трахающие богатых дам бальзаковского возраста. Сквозной нитью в подобных отношениях выступают деньги. Они фигурируют здесь как основа образования подобных связей. Богатый, успешный, старый – может купить себе все…кроме своей молодости, поэтому покупает молодость рядом с собой. Успешная, деловая, амбициозная, но «не первой свежести», утратившая свою красоту – покупает молодое тело рядом с собой, занимаясь самообманом: я еще привлекательна, ведь этот молодой красавец спит рядом. И тот и другой вариант, к сожалению, опровержение теории о том, что любовь купить нельзя. Все относительно. Все имеет свою цену. Вопрос только в том, за сколько?  

Представим этих же двух зрелых людей, но без того количества денег, которым они располагают, покупая «любовь». Думаю, что в девяти случаях из десяти при таком раскладе, это глубоко одинокие люди. Деньги – это возможности. И в том числе возможности продлить молодость, успеть ухватить кусок пирога на этом пиру жизни, приравнять себя к тем, у которых вся жизнь впереди. Ни один здравомыслящий молодой человек не захочет вставать на одну ступень со старостью безвозмездно. Зачем искусственно себя старить, приплюсовывать себе лишние лет двадцать, тридцать, разделяя ложе с дряхлым, обвисшим телом, когда вокруг бушует молодость. А вот если за это получать щедрое финансовое вознаграждение, можно и пожертвовать своим временем, и чуть-чуть поделиться своей красотой и юностью. Подобные отношения становятся взаимовыгодными, рыночными: я вам – тело, на временное пользование, вы мне – бабки, на содержание и кормление этого самого тела. Каждый из партнеров в подобных парах качественно изображает любовь. Но один с подтекстом – я тебя купил, другой – я получаю вознаграждение за то, что позволяю мной пользоваться.  

Никто и никогда не убедит меня в искренности подобных пар. Оба в них ищут выгоды: одни покупают и любят, другие продаются и позволяют любить.  

Красоте и молодости немного времени отведено на этой Земле. И те, кто пока ею обладают, успевают ею пользоваться, выжимая максимум выгоды из своего положения. Сузим рамки до «приличной» любви. Вполне логичным принимается обществом факт, когда муж чуть старше своей жены. Диапазон разницы лет – от года до семи. Менее положительно и осудительно нашим «любимым» обществом воспринимается разница в возрасте в паре, где жена старше мужа на те же пять-семь лет. Хотя логичное объяснение данным стереотипам общества есть. Женщины взрослеют быстрее мужчин – и физиологически, и психологически. Развитие девочек опережает развитие мальчиков года на два – три. Поэтому приемлемее всего воспринимаются пары, где молодой человек чуть старше своей партнерши. Следовательно, супруги находятся на равных, и мировоззрением и развитием.  

К чему это я? Был период в моей жизни, когда я просто помешалась на малолетках – мальчиках года на четыре младше меня. В них не было серьезности, они мечтали по-крупному, они ничего не стеснялись и глубоко и серьезно ни о чем не задумывались. Вообще слово «серьезность» считалось «невкусным» в их словарном рационе. Юношеский максимализм перекрывал и давил все здравые мысли, на секунду залетавшие в их пустые головы. Оттуда их тут же выдувал ветер влюбленности во все вокруг: в жизнь, в девчонок, в бутылку пива, в первую сигарету. Всегда в пути: тусовки, песни под гитару, первые заработки, первое вранье по-крупному родителям, первые незаконные деньги, первые поцелуи, первый секс. Впечатления каруселью сменяют друг друга, жизнь кажется насыщенной и безгранично счастливой. Ни забот, ни хлопот, абсолютная свобода мыслей и действий. Но этот путь незаметно вслепую ведет их в жизнь взрослую, где все по- другому, где все прозаичнее и скучнее. Где ожидают тысячи лишений и разочарований. Где все становится «серьезно». Взрослость постепенно стирает следы беззаботности, оставляя юность лишь ностальгическим воспоминанием, где все было просто и легко.  

В юности не важны тебе вопросы бытовые, безразлично, во что ты одет и где будешь ночевать. Главное, чтоб оставалось бескрайним небо днем, и яркими и недосягаемыми звезды ночью. Вот и все желания.  

К двадцати годам я стала чувствовать, что теряю эту легкость. И небо какое-то серое, и звезды так далеко, что смысл к ним стремиться?  

Большинство подруг вдруг страшно захотели замуж. Мне же стало просто страшно. Страшно оттого, что беззаботность и легкость бесцеремонно закрывают за собой дверь, уходя по-английски. Все вокруг становилось обыденнее и обыденнее, пропитываясь тухлым запахом бытовухи и, уже ненавистной мне, взрослости. Хотелось кричать: «Куда вы все??? Оглянитесь! В мире еще столько интересного! Зачем вы женитесь, рожаете в 20 лет?! Вы сужаете свой мир до размеров съемной однокомнатной квартиры…ваша жизнь превращается в день сурка…работа-дом – работа…бедные вы, бедные. Вы ставите на себе крест в 20 лет! Неужели это все, к чему вы стремились? »  

Максимально оградив себя от подобных знакомых, дабы не оказаться втянутой в омут обыденности и запутанной в сетях бытовухи, я более-менее стала дышать. Это было почти физическое ощущение, так как от общения со вчерашними друзьями – сегодня семейными парами, при встрече с которыми я слушала разговоры об ипотеках, кредитах и правильности варки борща и заготовки огурцов, я начала задыхаться, гаснуть, чахнуть. Осознавая, что следующей ступенью без отсутствия перемен, станет «дурка» (это в лучшем случае), я переключила свое внимание на компанию младшего брата (у нас разница в возрасте – 4 года).  

Вот оно! Обезбашенные, не чувствующие границ, не имеющие ограничителей скорости, даже не слышащие о подобных ограничениях, они вдохнули в меня новую жизнь, точнее, вернули меня к прежней. Катания на мотоциклах ночи напролет, палатки и шашлыки на берегу реки, песни и танцы, шутки и смех – искренний, чистый, не обремененный проблемами и заботами о дне завтрашнем. Жить здесь и сейчас. Ценить каждый миг. Жизнь только сегодня – ощущение истинной жизни. Как в омут с головой – окунулась я в эту компанию. Да, это тоже был омут. Но в таком и захлебнуться за счастье! Еще недавно не имеющая сил сделать глубокий вдох, сейчас я глотнула свежего воздуха, как с горной вершины, переполненного кислородом, от которого первое время даже кружится голова.  

И срать мне было с высокой колокольни на дебильное общественное мнение: «Ох, таскается с малолетками! », «Надо замуж выходить и детей рожать, а она пешком в поход идет! », «Вроде отличница, умница, а мужика постоянного нет, вон подружки-то все с мужьями и детьми! »  

«Знаете что? » – мысленно отвечала я им, – «Иди ты нах…! Пресное, серое общество, которое дает такую оценку свободе! Надев себе оковы каких-то надуманных стереотипов, ты прозябаешь эту жизнь! Тебе нечего будет вспомнить на смертном одре, твое существование скучно и однообразно! Ты само посадило себя в тюрьму, ты – сам себе палач. Твой мир свелся к нескольким материальным понятиям, которые, как ты думаешь, являются признаками счастья, и определяют тебя как человека – квартира, машина, отпрыски. Тебя давит зависть – жаба ко всему вокруг – соседям, родственникам, друзьям. Ты брызжешь ядом в тех, кто способен дышать полной грудью. Тебе лень проявить фантазию, ты живешь в мире под копирку. Чем ты отличаешься от бумажек, которые выплевывает офисный ксерокс? Твои рамки – узкие – узкие, как деревенский туалет, сколоченный из досок толчок. Ты гадишь под себя. Тебя волнует только один фактор – лишь бы неожиданно не закончилась туалетная бумага! »  

Я искренне уважаю тех, кто бОльшую часть своей жизни путешествует. Вы – птицы, вы – великие люди. Вы можете жить на съемной квартире, передвигаться на метро, из всех вещей иметь только рюкзак, в котором книга и пара сотен рублей на ближайшую неделю, но вы – СВОБОДНЫ! Сегодня – здесь, завтра – там. Вы – поистине счастливые люди. Вы – сами себе хозяева. Вы не жалуйтесь, вы не строите из себя жертву. Не плачетесь о платежках по автокредиту, не копите на ипотеку, не гонитесь за марками и брендами. Есть одна великолепная фраза: «какая разница, сколько лет вашим кедам, если вы гуляете в них по Парижу!?» А я пока не была в Париже…но, хотя бы, мечтаю о нем и стремлюсь туда, а не в ближайший гипермаркет на распродажу. Я тоже хочу стать вольной птицей. Кстати, о птичках….  

Брат не очень – то положительно воспринял меня в качестве члена их «банды». Мы вообще всегда общались с ним по минимуму, ограничиваясь перебросом парочки фраз за целый день. Я не была в курсе его личной жизни, но с его друзьями – сверстниками была хорошо знакома. Влиться в эту компанию не составило труда. Брат не дал оценки моему поведению. Он вообще мне ни слова не сказал. Но я видела, что целоваться со своими часто меняющимися подружками, ему передо мной неудобно. Постепенно он забил на факт моего присутствия на их гулянках. Особенно, когда я начала встречаться с его лучшим другом – его одногодкой. Я видела по взгляду, что внутренне он меня осуждает, ведь я была на четыре года старше своего избранника. Я уверена – он искренне недоумевал, что мы нашли друг в друге? Не понимала и я.  

Мальчик со смешинками в глазах, пухловатый, чуть ниже меня. Впервые я изменила своему вкусу в мужчинах. Не смотря на несоответствие моему идеалу мужской внешности, было в НЕМ что-то особенное, притягательное. От НЕГО пахло мужчиной, хотя по годам ЕГО можно было считать подростком. Мне было с НИМ легко и беззаботно. А что творили ЕГО руки?! Я просто улетала. Пальчики – такие ловкие и проворные, умели гулять по моему телу так, что каждое прикосновение было как впервые.  

ОН стал частым гостем в нашем доме. До этого, просто дружа с моим братом, ЕГО появления у нас не были такими регулярными. Я, конечно, ЕГО не любила. Легко догадаться. Ведь знала я ЕГО давно, о десяти секундах и речи быть не могло. Если проанализировать честно, я использовала этого мальчика, чтоб продлить себе подростковый возраст. Чтоб ощущать благодаря ЕМУ свободу и легкость. Хотя мы провстречались целых полгода.  

Зачем я уделяю внимание этому человеку на страницах книги? Описать с ним секс…нет – не та причина. В этом плане не было ничего особенного. Секс в машине с запотевшими от нашей энергии стеклами, в палатке на берегу реки, у меня дома, у НЕГО дома. Частенько мы уезжали на природу. И, бросив тачку, имели друг друга прямо на земле, усыпанной хвойными иголками. Они впивались в мою попу, когда ОН резкими толчками хотел оказаться как можно глубже во мне. Войти так глубоко, как только возможно. Несмотря на ЕГО возраст, минутного секса у нас никогда не было. ОН всегда старался подолгу работать на мой результат, на получение моего, в первую очередь, удовольствия. Поэтому умел и дразнить, и мучить. Был и грубым и нежным одновременно. И никогда не упускал возможности погрузиться в меня своими пальчиками: водил круги внутри меня и снаружи, пощипывал и поглаживал, резко втыкался в меня так, что я выгибала спину, а выводил пальчик медленно-медленно, прощупывая каждый миллиметр самой сокровенной части моего женского тела.  

Секса было много. Пальчиков было много. То внутри, то снаружи. А еще мне нравилось делать ЕМУ минет. ОН всегда реагировал бурно и открыто. Почему мне было с НИМ хорошо? ОН не стеснялся своих эмоций! ОН выражал их так, как того требовала душа. Свобода перед обществом и свобода внутренняя гармонично сочетались в моем молодом любовнике. В постели ОН, как и в обществе, был непринужден и открыт. Выпендриваться передо мной у НЕГО и в планах не было. Для НЕГО духовное единение с партнершей было намного значимее и важнее, чем единение тел. Мы могли молча лежать часами под открытым небом, глядя на звезды, сплетясь пальцами. Без дикой страсти, без обладания друг другом. Просто молчать в абсолютной гармонии. Ничего не изображать друг перед другом, не пытаться казаться лучше, не притворяться никем.  

Мы все, к сожалению, волей или неволей, носим маски, соблюдаем рамки приличия, непонятно кем установленные. Зачастую изображаем радость или грусть, отталкиваясь от сложившихся обстоятельств. Даже если в реальности не испытываем подобных чувств. Так диктуют какие-то правила. И почему-то каждый уверен, что их ну совсем не стоит нарушать. Себе дороже.  

Этот человек же был неподдельным! Каким-то настоящим, не огранённым бриллиантом, причем гордившимся тем, что не имеет огранки. При своей полноте ОН был легок и порхал, как бабочка. Всегда и везде ОН напрямую высказывал свое мнение, без обманчивых лестных эпитетов. Как видел, как чувствовал, так и говорил. Был честен с собой и окружающими. Это меня подкупало. Обожаю людей, которые не боятся критики и сами готовы конструктивно критиковать. Никакого обмана, никаких масок и лести. Мальчик, на четыре года младше меня, приучил меня к честности. Научил меня быть собой. Конечно, подобное поведение в искусственном обществе чревато непониманием и осуждением твоей персоны. У НЕГО было мало близких друзей, но зато уж эти друзья были настоящими. ЕГО недолюбливали в компании. Всегда аккуратно с НИМ общались, боясь ЕГО острого языка, ЕГО честного мнения, высказанного без прикрас в лицо собеседника.  

Поначалу я даже завидовала смелости ЕГО слов и повадок, ведь жизнь научила меня многое замалчивать и зарывать глубоко в себе. Общаясь с НИМ, я поменяла свое мировоззрение. Я смогла избавиться от маски всегда правильной и воспитанной девочки. Ведь моя истинная сущность далеко не такая. Изображать из себя целомудренную особу в угоду обществу – было моим самым большим жизненным заблуждением. Теперь, если я хотела смеяться, я смеялась. Неважно, что шутка была заценена только мной. Если хотелось плакать, я плакала. Неважно, что кто-то вдруг становился свидетелем этих слез. А хотелось секса – я ехала и получала удовольствие. Неважно, что в этот момент бросала друзей в кафе.  

Попробуйте задать себе вопрос: «А какой Я – настоящий»? Проанализируйте свое поведение в обществе. Сравните его с поведением наедине с самим собой.  

Вот несколько вопросов, положительный ответ на которые, по сугубо моему мнению, доказывает, что настоящее «Я» находится, к сожалению, глубоко внутри вас (только отвечайте честно, будьте искренни сами с собой).  

– совершая поступок, вы мысленно задаетесь вопросом: «А что скажут люди? »  

– вы испытываете чувство дискомфорта в общественном транспорте?  

– участвуя в споре, если большинство имеет отличную от вас точку зрения, вы принимаете сторону большинства?  

– в новой компании вы предпочитаете отмалчиваться, пока беседа окружающих не примет непринужденный вид?  

– вы льстите людям?  

– вам тяжело даются разговоры по телефону с незнакомым человеком?  

– вы часто и беспричинно извиняетесь?  

До встречи с этим мальчиком, ответы на все эти вопросы имели утвердительный характер с моей стороны. Это же до какой степени неуверенность в себе, в своей индивидуальности и особенности преобладала над моим «Я»!  

Скажу вам следующее:  

Общественное мнение должно стоять в отношении ваших мыслей и действий на последнем месте. По сути, всем глубоко плевать, что вы делаете и как вы живете. Люди говорили, говорят и говорить будут. Особенно те, чья жизнь настолько скучна, что увлекательнее обсудить чужую. Быть угодным каждому все равно не получится. А жизнь-то ваша. И, между прочим, она у вас одна. Никогда и никто не сможет надеть ваши ботинки и пройти ваш путь. Вы и только вы натираете себе мозоли в этих ботинках. И вашу боль – и физическую, и духовную, не испытать и не почувствовать никому. Никому не удастся ощутить на себе, легка или тяжела ваша дорога. Даже если вы решили задуматься, что скажут люди, помните – каждый из них выскажет свое индивидуальное мнение, отличное от других, не совпадающее с мнением следующего высказывающегося. Так что вам тогда до этих мнений?! Если решили что-то сделать – делайте! Вы и только вы несете ответственность за свои поступки.  

И, по сути, обществу срать, как вы выглядите и куда вы идете. Те же попутчики в автобусе едут по своим делам, и делать им больше нечего, как думать о вас! Их светлые головушки заняты более прозаичными мыслями, типо:  

– Я выключила утюг?  

– Я уже опоздал, интересно, она дождется?  

– За воду заплатила, за свет – не хватает, придется опять трясти бывшего мужа.  

Даже если кто-то из этих бытовушников и кинет на вас свой отрешенный взгляд, о вашем существовании он тут же забудет, или, в крайности, забудет, сойдя с нижней ступеньки автобуса. Вместо «не знаю, куда деть глаза» в общественном месте, понаблюдайте за людьми, попытайтесь догадаться, о чем они думают. Поверьте, крайне интересное занятие.  

А еще забавный эксперимент: попробуйте улыбнуться незнакомцу на улице. Вы даже не подозреваете, какую степень смущения вы увидите на лице человека. Мы отвыкли улыбаться беспричинно, просто так, спеша по своим делам, будучи поглощенными делами насущными, вечными проблемами, заботами. Вам не понравится информация, но иностранцы, особенно европейцы, считают нашу страну, вернее, население нашей страны, самым угрюмым в мире. Вот едешь в том же автобусе, и ощущение, что у каждого здесь присутствующего непременно кто-то сегодня умер. Сравнение, конечно, так себе, но чувство именно такое. Так подарите первыми улыбку самому угрюмому пассажиру. И вам весело, и он покинет автобус с совершенно другим настроением. А вдруг и он в течение дня еще кому-нибудь улыбнется. Снежный ком, цепная реакция, эффект атомной бомбы. А источником счастливого дня будете вы. И, возможно к вечеру, следуя закону о бумеранге, подаренная вами улыбка, вернется вам же – от совершенно незнакомого вам человека. Ну не красота ли?  

Смотря на этот мир, воспринимая его, представьте себя в центре вселенной, несите себя по дороге жизни, как по красной ковровой дорожке. Воспринимайте каждый взгляд людей, как взгляд восхищения. Открыто смотрите людям в глаза. Смотря в их глаза, вы смотрите на весь мир. Расправленные плечи, осанка, прямой, открытый взгляд – вид уверенного в себе человека. И как бы велико не было желание ссутулиться и закрыться в своей скорлупе, говорите мысленно миру: «Я люблю тебя! Вот он я – люди! » Встречайте каждого незнакомца как доброго друга. Я про себя произношу частенько, сталкиваясь с особо грустными людьми на улице: «Доброго дня тебе, человек! » Иногда люди на энергетическом уровне чувствуют это общение и начинают оборачиваться. Но я уверена, что-то меняется внутри них в этот момент к лучшему.  

Рассуждая о спорах, дискуссиях и беседах, хочется задать всего один вопрос: кто сказал, что большинство всегда право? Не серая масса управляет этим миром, а яркие индивиды, которые отличаются собственным мнением. Если при разговоре в вашу душу закралось сомнение в правоте высказываний оппонента, озвучивайте свою позицию, не сглатывайте возникший вопрос или точку зрения. Не зря говорят, что в споре рождается истина. Где написано, что истина не может родиться вашими устами? Говорите смело и аргументировано. Да, здесь есть обратная сторона медали, говорить ради разговора. Вот этого делать не стоит. Словесный понос никому не нужен. Стоит думать – потом говорить. А не наоборот. Тогда люди будут ценить ваше слово, ваше мнение, вашу позицию. Если уверены в логичности своей мысли – озвучьте ее. Чтобы быть увереннее в том, что говоришь, больше общайтесь с людьми, которых считаете умнее себя. И читайте, читайте, читайте! Тогда и словарный запас увеличится, и кругозор расширится. Да и сможете смело высказывать свое мнение, ссылаясь на великих. Это сегодня очень модно – блистать фразеологизмами и изречениями тех, кто уже сгнил в земле. А еще это удобно. Это снимает с тебя ответственность за произнесенное слово. Вроде и твоя позиция, но ты прикрыт фундаментальным тылом. Ваши собеседники вряд ли посягнуться на святое, не каждый станет оспаривать мнение великого писателя или философа.  

Продолжим. Если же вы – лицо новое в уже сложившейся компании, заявляйте о себе сразу! Да-да! Пусть вас лучше сочтут выскочкой, нежели серой мышью, потому что последний ярлык прицепится к вам намного крепче. Изменить это мнение и отстоять свои позиции будет намного сложнее. Говорите с людьми на отвлеченные темы. Их уйма – погода, мода, еда, животные. Вроде ни о чем личном, но и общение завязалось. И вот не надо утыкаться в экран своего смартфона, пока люди общаются! И к компании неуважение проявите, и подтвердите заодно свою низкую самооценку (а мы же с ней боремся), несостоятельность как интересного собеседника. А как стать интересным собеседником – смотрите текст абзацем выше.  

О лести. Зачем вы льстите? Мотивация? Потому что льстят вам? Лесть – это вранье! Вы спокойно воспринимаете ложь, адресованную в ваше красивое лицо? Бесконечная, круговая игра. А если вы после лести еще и говорите за спиной человека то, что думаете о нем на самом деле, то вообще ай-ай-ай…знаете, как это вас характеризует? Существо, не состоятельное как личность. Здесь вообще не стоит и заикаться о самооценке. Если вы не личность, то откуда у вас самооценка, самоуважение и самовыражение? Не говоря в лицо правды, боитесь быть отвергнутыми? Так не давайте своей оценки вообще – это же легко. Не стоит путать это с рассуждением выше о высказывании своего мнения при споре. Это вещи разного порядка.  

Я не могу воспринимать лесть. И сразу ее вижу. Это неуважение ко мне. Мало того, что у человека не хватает духа сказать мне в лицо правду, так он еще врет мне прямо в глаза? Людей, не опускающихся до лести, я считаю крайне самодостаточными, духовно наполненными. Они обладают прекрасным чувством такта и собственного достоинства. Вот у кого самооценка действительно не страдает. Я искренне верю, что на мой вопрос: «льстите ли вы людям? », вы честно и гордо ответили – «Нет! »  

Разговоры по телефону с незнакомыми людьми, признаюсь честно, и до сих пор даются мне тяжело. Здесь я не спец. Ну не могу я беззаботно общаться с тем, кого не вижу, и не видела никогда. Ну, уж очень мне важно видеть глаза, ловить взгляд. Ведь интонации голоса на другом конце провода не всегда расцениваются нами верно. А вот глаза не врут никогда. Могу лишь дать один совет – внутренне будьте собраны, слушайте внимательно, отвечайте конкретно. Пытайтесь воспроизводить слова мягко, но уверено. Если все же не можете собрать себя в кучу, действуйте как я. Совершая телефонный разговор с незнакомым лицом, я активно хожу туда-сюда по комнате и жестикулирую свободной рукой. Это помогает собраться и выразить мысли и эмоции наиболее точно.  

Извинение. Везде и всегда. Фу! Искорените в себе эту привычку начисто! Вы ни в чем, ни перед кем не виноваты. Да, простые меры приличия обязывают нас извиняться. Когда наступили человеку на ногу, когда начинаете разговор с человеком, отвлекая его от дела. Но, к примеру, фраза: «Ой, извини, что-то я тебе не до краев чай в кружку налила» – глупа и бессмысленна. Человек и не заметил бы, а вы уже прогибаетесь под него, утверждая его над вами превосходство. Слово «извини» должно быть осмысленно и уместно. Уместно в этом предложении слово ключевое. Вместо этого возьмите лучше привычку извиняться перед собой.  

– извини, сегодня опять ложусь поздно.  

– извини, не решился высказать в лицо другу свое недовольство.  

– извини, завтра обязательно утром пробежимся.  

Помните, никому вы ничего не должны в этом мире кроме себя любимого. А степень любви к себе равна высоте вашей внутренней самооценки, а, значит, вашей свободы и непринужденности в этом кишащем стереотипами и беспонтовыми устоями и правилами обществе.  

Итак, молоденький мальчик, гораздо младше меня, неосознанно научил меня любить себя искренне и глубоко. ОН и правда был мудр и самодостаточен не по годам. Я даже задумалась, почему в ЕГО лучших друзьях значится мой брат, ведь в поведении своего брата я подобных замашек не замечала. Хотя стоит отдать должное всей их компании. В их характерах и поведении чувствовалась здоровая степень поху…зма, в них жил дух авантюризма и вечной молодости.  

По логике вещей, это я – как старшая подруга этого мальчугана, должна была учить ЕГО жизни. Вышло с точностью до наоборот. ОН раскрыл мне мир в новых красках, ОН убедил меня, что я лучшая – для НЕГО и для самой себя. А мнение остальных, как вы поняли, ЕМУ было «до лампочки». Отчасти ОН виновен в том, что я честно и открыто пишу книгу о своих сексуальных отношениях. Хм…может, стоило удостоить ЕГО цифры «1» в нумерации моих персонажей?  

Есть люди, как птицы – расправлены крылья,  

Свободные сердцем – блестящий полет.  

Им легче лететь напролом – против ветра,  

Им звезды завидуют, солнце зовет.  

 

Уверенно, гордо, ветра обгоняя,  

Они продолжают свой истинный путь,  

Конечного пункта полета не зная,  

Они благосклонности мира не ждут.  

 

Дожди и метели, других что пугают,  

Им сил придают, чтоб смелее лететь,  

Они вдохновенье земному внушают,  

Они рождены, чтоб под солнцем гореть.  

 

Их дом – бесконечное, чистое небо,  

Прозрачнее – только душа этих птиц,  

Они переполнены каплями света,  

Ничто, никогда не заманит их вниз.  

 

Одно лишь печально – таких – единицы,  

И сложно их встретить на грешной земле.  

Но мне повезло, и я видела птицу.  

Поверь мне. Ведь я говорю о тебе.  

 

 

ПЕРСОНАЖ №10  

– Накидываем ремень безопасности – первое правило. А то так никогда не сдашь! – бодро и весело отдает указания инструктор по вождению. Молча подчиняюсь. – Заводим. Включаем первую передачу. Педали не перепутай. Поехали.  

Я бросаю на НЕГО недоуменный взгляд.  

– Вы в курсе, что я первый раз за рулем?  

– Я тоже, – ОН вновь расплывается в улыбке.  

Шутник, блин, нашелся. Мой инструктор довольно молод и привлекателен. Лет на десять старше меня. ОН подтянут, одет в идеально выглаженную рубашку, волосы аккуратно зачесаны назад. По таким мужчинам можно определить с первого взгляда – женат. Часто внешняя ухоженность мужчины напрямую зависит от степени женского к нему внимания и проявленной заботы. Бросаю взгляд на ЕГО правую руку – кольца нет. Странно. Наверняка, не носит кольцо на людях. Многие мужчины так делают. Уж, не знаю, зачем. Спросите у них. Может быть, так они чувствуют себя свободнее от семейных уз.  

– Ты чего так дрожишь, будто я тебе предложение сделал?  

Коленки мои, правда, ходят ходуном. Это ОН снова шутит. Неудачно. Лучше б ОН, правда, сделал мне предложение. Этот факт вызвал бы во мне эмоции намного скромнее, чем первая поездка за рулем авто. Знаю, о чем говорю – проверяла. Сказать мужчине «нет» на предложение выйти замуж оказалось легче, нежели найти эту заклятую первую передачу на коробке скоростей! Ну почему нельзя учиться на автомате? Зачем эти сложности?  

Кое-как трогаюсь с места, но радуюсь рано, так как тут же глохну.  

– Все, приехали, – смеясь, резюмирует инструктор.  

ЕГО смех довольно заразителен. И он расслабляет. На секунду обращаю внимание на черты ЕГО лица. Правильный овал, все на своих местах: аккуратный нос, крупноватые глаза, уголки которых обрамлены солнечными морщинками (значит, добрый человек), среднего размера губы, ровные белые зубы. Когда смеется, на щеках появляются чуть заметные ямочки. В общем, в целом приятный взору образ. Визуально ОН располагает к себе. Рубашка, светлые джинсы, дорогой кожаный ремень (Уважаю мужчин, которые не экономят на ремнях, галстуках и ботинках). Кстати, ботинки этого персонажа начищены до блеска. Такое ощущение, что ОН не на работу пришел, а на свидание. Эта мысль вдруг веселит меня, и я невольно улыбаюсь ЕМУ в ответ. ОН, конечно, принимает это на свой счет, типо, шутку заценила. Я убираю руки с руля.  

– Может, лучше Вы? – я игриво подмигиваю.  

– Ха, сдавать тоже буду я?  

Я надуваю губки и киваю.  

– Давай на «ты»? – предлагает ОН.  

– Давай! – тут же соглашаюсь я.  

– Ты замужем? – вдруг аккуратно интересуется ОН. Что ж, эти два часа моего первого урока вождения обещают быть интересными.  

– А что, все же решил сделать мне предложение? – игриво отвечаю я вопросом на вопрос.  

– Все может быть, – многозначительно отвечает ОН. – Ну, все же? – ОН, прищурившись, пристально смотрит на меня.  

– Нет, – спокойно говорю я, – Я люблю свободу. – Моя фраза не менее многозначительна.  

– Может, лучше съездим, кофе попьем? (Я почему- то ожидала такого предложения. Ммм, обожаю кофе в любое время суток)  

– Если ты угощаешь, – мне нравится ЕГО идея.  

– Конечно, я же приглашаю.  

Мы быстренько меняемся местами в машине. На пассажирском сидении я чувствую себя намного увереннее. Наш путь лежит в ближайшую кафешку.  

– Дааа, – протягиваю я, когда мы едем, – чувствую, я точно сдам, – вкладываю я максимум иронии в эту фразу.  

– Сдашь, не переживай! – успокаивающим тоном произносит ОН и одаривает меня беззаботной улыбкой, – еще не такие трусихи сдавали.  

Мы пьем ароматный капучино с корицей, ведем непринужденную беседу. Я оказываюсь права в умозаключениях по первому впечатлению от НЕГО. ОН, правда, женат, уже шесть лет. И это в 30((( Детей у них нет – какие-то проблемы у жены с репродуктивной функцией. Куча обследований, лечение. Признается, что ЕМУ это уже изрядно надоело. Следующая ЕГО фраза меня ошеломляет, поражает.  

– Я предлагаю ей взять ребенка из детдома. Совсем маленького. Чтобы с первых недель его жизни мы были его родителями. Жена – ни в какую. Все таит надежду родить своего.  

Впервые вижу мужчину, который добровольно предлагает своей женщине взять на воспитание чужого ребенка. Обычно, это идея бесплодных женщин, ну, или обоюдное желание бездетных супругов.  

– Ты так сильно хочешь детей? – осторожно интересуюсь я.  

– У нас сейчас застой, мы теряем друг к другу интерес. Ребенок вывел бы отношения на новый уровень.  

Ого. Мудрые рассуждения.  

– А что, у нее совсем нет шансов родить самой? – надеюсь, я не сильно лезу не в свое дело, но вроде бы, ОН открыт для беседы на подобные темы.  

ОН лишь вздыхает.  

– Прости, – сразу продолжаю я, – если лезу не в свое дело.  

– Нет, – ОН грустно улыбается, – все норм. Врачи говорят, что главное – надеяться и верить, но, если честно, я думаю, результата не будет.  

– А в чем первопричина, объясняют?  

– Да. Аборт в 17 лет. Сделала давно от какого-то козла, а вот сейчас сама расплачивается.  

– Жалко, – анализирую я, вспоминая свою историю. Внутри все сжимается. – Она совсем не виновата.  

– Ладно, – ОН откидывается на спинку дивана, – а ты реально не замужем?  

– Почему тебя это так интересует? – удивленным тоном произношу я.  

– Да таких, как ты, поскорее кто-нибудь хочет заарканить, сделать своей.  

– Каких – «таких»? – я прищуриваюсь.  

– Ну, – ОН, смущаясь, проводит рукой по своей шевелюре, – красивых, высоких, стройных.  

– Спасибо, – отвечаю я, оценив комплимент. – Но, – я поднимаю вверх указательный палец, – они-то хотят, но это не значит, что этого хочу я. ВУЗ – Выйти Удачно Замуж – пока для меня – не цель, не вижу в этом смысла.  

– Хм, – ОН трет подбородок, – а какие тогда цели, если не секрет?  

Я глубоко вздыхаю.  

– Сдать на права! Но, по-моему, легче выйти замуж! – обреченно резюмирую я.  

Мы в унисон смеемся. Время за нашей беседой летит незаметно. Раздается звонок ЕГО мобильного.  

– Ох, ты! – ОН подрывается с места, – мы уже больше двух часов болтаем, – у меня же следующие часы катаний!  

«Блин», – думаю я, – «Мне попадет больше, чем тебе…». Дело в том, что мы пошли учиться на права целой компанией девчонок. И сегодня часы вождения у нас расписаны – одна за другой. Следовательно, сейчас я трачу время одной из моих подруг.  

Вернувшись к школе, я увидела свою подружку, значительно продрогшую и переминающуюся с ноги на ногу на крыльце автошколы. Увидев меня, выходящую из машины с пассажирского сидения, она округляет глаза.  

– Здравствуйте, – виновато приветствует ее инспектор.  

– У меня уже полчаса, как идет урок вождения! – зло бросает она ЕМУ и недовольно смотрит на меня. Видно, сильно замерзла…  

– До завтра! – ОН дарит мне милую улыбку.  

– Но завтра у меня нет урока, – я развожу руками.  

– Созвонимся – решим, – ОН машет мне рукой, садится на пассажирское сидение и захлопывает дверь старенькой десятки. Моя надувшаяся, как мышь на крупу, подруга уже восседает за рулем.  

И ОН позвонил. Мой номер телефона ОН, конечно же, узнал в автошколе и набрал мне ближе к обеду.  

– Ну, что, сегодня кататься будешь? – интересуется ОН с того конца провода.  

– С удовольствием! – игриво отвечаю я, – на пассажирском сидении!  

– Неее, так дело не пойдет, – нарочито серьезно изрекает ОН, – мы так точно с тобой не сдадим. Я скоро подъеду.  

– А у тебя разве нет занятий?  

– Есть. Я уже отменил. Я должен тебе вчерашние часы.  

Я жду ЕГО на крыльце, улыбаясь во весь рот. Сегодня вечером девчонки меня распнут. Да- да. Два занятия, которые должны были откатать мои подружки, сегодня слетят. И все потому, что я еду кататься, и не факт, что за рулем. Обожаю все эти интрижки, незапланированные либо случайные встречи, свидания. Особенно, если свидетелями этих встреч становятся недовольные женщины. Их осуждающий тон и негодующий вид еще больше раззадоривает и добавляет адреналина во все происходящее.  

На этот раз я, и правда, исполняла роль водителя транспортного средства. Куда-то потерялся вчерашний страх. Человек на пассажирском сидении придавал мне уверенности, спокойно и терпеливо опережая конкретными указаниями мои действия (да и педальки подстраховочные у НЕГО под ногами были). Я осталась крайне довольна собой. Настроение на «ура».  

– Не так страшен черт, как его малюют, – изрекает мой инструктор, когда я глушу мотор.  

– Спасибо тебе, – искренне благодарю я, – без тебя я бы и пару метров не проехала. Куда там, и с места бы не тронулась.  

– Да брось, ты – молодец! Для первого раза все норм. Кофе пить едем? – ОН резко переменяет тему, смотрит прямо в глаза.  

– Не откажусь, – мой взгляд тоже открыт и прямолинеен. – Только вот девочки меня точно уже не простят. Если я не явлюсь на следующее занятие, виноват будешь ты!  

– Ой, – ОН корчит недовольную гримасу. – Успокой их там, скажи – все часы, которые положены, будут откатаны.  

– Хорошо, – скорее соглашаюсь я. Говорить сейчас о недовольных подругах хочется меньше всего. – Кофе? – я возвращаю разговор в более приятное русло. – Едем туда же?  

– У меня предложение поинтересней.  

И мы едем пить кофе в…соседний город. Дорога вьется широкой лентой. За окном прохладно, но солнышко активно пригревает сквозь стекла автомобиля. Я люблю ездить на дальние расстояния. Состояние дороги дарит мне умиротворенность и хорошее настроение. Мы без умолку болтаем обо всем и ни о чем, много шутим и смеемся. Уже на полпути в пункт назначения у НЕГО начинает разрываться телефон. ОН скидывает.  

– С работы? – осторожно интересуюсь я.  

– Ага, – обреченно произносит ОН, – наверное, твои подруги негодуют.  

– Смотри, уволят тебя еще из-за меня, – сдвинув брови, говорю я.  

– Нее, не переживай. Я недавно сам хотел уволиться – не отпустили. Инструкторов нет. Сама знаешь, городок у нас маленький. Все – психи, и разговаривают с учениками – мат-перемат. На них жалуются, их увольняют, потому у нас – текучка. А я работаю на пох…, кто хочет водить машину – тот научится. Я лишь оказываю посильную помощь.  

ЕГО монолог прерывает телефонный звонок – уже на мой телефон. Смотрю на экран…па-пам…мне звонит подруга, чьи часы вождения уже начинают тикать. Наверняка, не обнаружив инструктора на месте, а меня – дома, они своим бабсоветом пришли посредством логических манипуляций к выводу, что мы опять укатили вместе. Я ухмыляюсь и скидываю звонок.  

– Тоже с работы…твоей, – отвечаю я ЕМУ на немой вопрос, – по твою душеньку звонят.  

– Ну их! – и ОН нажимает педаль газа, чтоб еще быстрее уехать от проблем и забот обыденной жизни.  

Примерно через три часа мы едем обратно. Я за рулем. По прямой трассе с примерно одинаковой скоростью, никого не обгоняя, рулить довольно легко. Тем более рядом сидит тот, на кого можно положиться в случае чего.  

Я читаю ЕМУ свои стихи. ОН молча курит в открытое окно. Вокруг уже начинает смеркаться. Осенний вечер наступает быстро, принося с собой серые краски. Я заканчиваю стих. ОН молчит. Может, ЕМУ неинтересно? ОН перебивает мои мысли.  

– Прочти еще, – просит ОН и опровергает мои подозрения.  

И я читаю еще.  

– Спасибо за прекрасный день, – слова из моих уст искренни. Это, и правда, был чудесный день.  

– Тебе спасибо, – ОН берет мою ладонь в свою, крепко сжимает, гладит пальцы.  

– Мне с тобой хорошо, – тихо и почему-то печально произносит ОН.  

– Взаимно, – еще тише отвечаю я.  

– Я позвоню.  

Я молча киваю.  

Выхожу из машины. Сердце почему-то больно сжимается. Почему у такого приятного человека рушится семейная жизнь? Я чувствую, что во мне ОН ищет отдушину от однообразности семейной жизни, где кроме проблем с беременностью, ничего общего, особенного не осталось. И вряд ли хочется ехать домой, к так участившимся истерикам жены. Я не против быть рядом с НИМ. Мне легко и приятно общаться с этим мужчиной. Если я могу разнообразить, могу облегчить жизнь этого человека, я готова. Я вижу, ЕМУ больно оттого, что дома не все в порядке. Приняв решение жениться, ОН, наверняка, не такой представлял семейную жизнь. Их паре срочно нужен толчок, нужен шаг, а жена уперлась в вопросе усыновления, и все тут. Не осознавая, что делает хуже не только себе, разрушая их семью. А ОН, как любой нормальный мужик, не найдя поддержки у жены, стал искать понимания на стороне.  

Встретили меня дома, как минимум, как врага народа. С двумя из пяти представительниц бабсовета мы снимаем квартиру, чтоб жить самостоятельно и свободно. Хотя свободы мне хватало и дома, я уже говорила об этом, здесь – в компании девочек, мне было просто интереснее.  

Итак, обе – угрюмые, злые, глядишь, так и лопнут, мои подруги молча сидят на полу, сложив ноги по-турецки, и штудируют билеты по теории для экзамена по вождению. Здороваться со мной и реагировать на мой приход никто и не собирался. Еще бы – обе они были сегодня продинамлены с уроком вождения по причине отсутствия инструктора в городе и присутствия ЕГО со мной за столиком в ресторане города соседнего.  

Первой не выдерживает моя рыжая ровесница.  

– Трубку-то взять не судьба? – бурчит она, – так бы и сказала: «Девочки, извините, не до ваших катаний! Мы тут трахаемся! – Тон ее голоса крайне язвителен.  

Я заливаюсь громким смехом. В девочках всего-навсего играет женская зависть. Не их, ох, не их каждый день приглашает ОН в кафе, бесплатно проводя часы занятий, а они и деньги готовы отдать за уроки, но их старательно игнорируют.  

– Че ты ржешь? – негодует другая, но в глазах уже видны смешинки, – ты же знаешь, что другого инструктора нет. Нам через два месяца сдавать, а я даже на автодроме не была, не то, что в городе! – она машет руками, как мельница.  

– Девочки, простите меня, – я смеюсь и крепко обнимаю их обеих. И мы все втроем заливаемся смехом. Люблю их за то, что они, как и я, не умеют долго злиться и обижаться. Дальше – обычные бабские расспросы наперебой – что? да как?  

– Девочки! Да не сплю я с НИМ! – прижимаю я ладони к груди. Мой ответ их, кажется, разочаровал. Они ждали пикантных подробностей, которые хоть как-то возместят их моральные убытки из-за не сложившихся занятий.  

– Не поверите, мы катаемся, пьем кофе, я читаю ЕМУ стихи, – я перечисляю это почему-то извиняющимся тоном.  

– Он – импотент? – вполне серьезно спрашивает рыжая.  

Мы снова взрываемся смехом и валимся на пол.  

– Не знаю, я не интересовалась, – сквозь хохот выдавливаю я.  

– Обещаю вам, девочки, весь завтрашний день ОН полностью в вашем распоряжении.  

– А может, я все же завтра спрошу у него, мужик он или не мужик? – не унимается рыжая.  

Я наигранно даю ей подзатыльник. Мы пьем зеленый чай. Спорим на тему ответов в билетах по теории вождения.  

Мы увиделись с НИМ через день. Обещание перед девочками я выполнила.  

В этот вечер мы бросили учебную машину на обочине, и пошли гулять пешком по лесу. Осенний лес завораживает своей красотой. Желто- оранжевое покрывало готовит лес к зимней спячке, укрывая и согревая поверхность земли. Какой-то умелый художник разрисовал каждый лист особыми красками. Листы, падающие с одного дерева, не похожи друг на друга – каждый уникален и индивидуален. Мой инструктор быстро сооружает для меня букет из этих листьев. Кажется, что огненные листья готовы обжечь руки. Но вместо этого, они приятны и глазу, и на ощупь.  

В осеннем лесу хочется дышать полной грудью. Воздух влажен, прозрачен и чист. Мы будто бредем сквозь яркие сугробы, шуршание разлетающейся под ногами листвы создает мелодию осени – песню о летних воспоминаниях.  

Сегодня мы молчим. Сегодня слова излишни. Мы идем вперед – все глубже и глубже в осенний лес. Березово-кленовый пейзаж сменяют сосновые – более темные картины. Под ногами уже хрустит блекло зеленая хвоя, вокруг – вечнозеленое царство. Соснам и елям наплевать на смену времен года. Модельер – природа наградила их особыми нарядами – зелеными, всегда одинаковыми, сарафанами. Они – не кокетки – березки, не изысканные ценительницы моды. В их гардеробе один наряд, в котором они предстают взору человека от рождения до смерти.  

В осеннем лесу хочется грустить о прошлом и думать о вечном. Каждый из нас, вероятно, этим и занимается. Так долго мы еще ни разу не молчали. Я первой нарушаю организованную природой тишину.  

– Как дома дела? – неудачный вопрос, но в голову больше ничего не приходит.  

– Также, – коротко отвечает ОН.  

Пауза. Вновь тишина.  

– Я хочу поделиться с тобой…- ОН заискивающе смотрит на меня.  

Я одобрительно киваю.  

– Когда я встретил тебя, я впервые пожалел, что женился.  

Я мысленно морщусь. Мне неприятна подобная тема.  

ОН продолжает:  

– Рядом с тобой хочется дышать. С тобой даже молчать интересно.  

– Мне тоже с тобой комфортно, – поддерживаю я.  

– Кто я для тебя? – этого вопроса я не ожидала.  

Обычно подобные вопросы задают женщины мужчинам, пытаясь утвердиться, что они – нужны. Я не знаю ответа на этот вопрос.  

– Ты мне нравишься, как мужчина, но есть одно «но» – ты женат, – по-моему, самый адекватный ответ, который я могу дать в этой ситуации, на подобный вопрос.  

– В принципе, я так и думал. Женатые мужчины для тебя табу?  

Ответить стоит честно. Это будет вернее всего.  

– Я никогда не встречалась с женатыми. Если у нас что-то будет, я буду неудобно чувствовать себя, – я запинаюсь, – перед твоей женой.  

ОН смотрит на меня непритворно непонимающе.  

Я хмыкаю…- Ну, женская солидарность, что ли…ведь я не застрахована от того, что когда-то могу оказаться на ее месте.  

– Я думал, ты начнешь монолог типа «мой мужчина должен быть только моим…» и все в этом роде. Необычная у тебя позиция.  

Тут ОН резко останавливается, берет меня за плечи, поворачивает к себе лицом. Долго смотрит в мои глаза и…целует. Аккуратно прикоснувшись к моим губам, пробует их на вкус. Сначала осторожно, постепенно настойчивее и настойчивее. Этот поцелуй вкусный. Я не сопротивляюсь, но и особо не отвечаю на этот порыв. В ЕГО действиях чувствуется неподдельная тоска – глубокая, ноющая. У меня еще никогда не было первого поцелуя с мужчиной со вкусом тоски. Какая-то всеобъемлющая душевная боль сосредоточилась сейчас на ЕГО губах. ОН будто пьет из родника воду, вкус которой был давно забыт. Истосковавшийся по этой целительной влаге, заблудившийся в пустыне путник, ОН вспоминает вкус губами, пытаясь продлить и запечатлеть момент. Постепенно мои губы отвечают на этот поцелуй, поддаются и взаимно растворяются в НЕМ. Этот поцелуй бесконечен. Он тянется и вьется, как та дорога между городами, граница которой – только горизонт. Движения губ в унисон непрерывно и сладко. Я теряю счет времени. Но это не поцелуй страсти, за которым следуют гуляния рук по телу, стягивание одежды и бурное желание. Это больше хочется назвать поцелуем благодарности.  

Наконец, оторвавшись от губ друг друга, мы стоим, крепко обнявшись, в лоне горящего леса. Мы как давнишние друзья, которые не виделись много-много лет. Объятья крепки и неразрывны. И вновь молчание. Комментарии излишни. Неподвижно, впитывая осенний воздух и песнь ветра в верхушках сосен, мы окутаны объятиями друг друга, нам комфортно и удобно, как новорожденному в колыбели.  

Что за чувство живет между нами? Дружба? Друзья не целуются подальше от людских глаз. Уважение? Уважать можно стрика с орденами на груди, прошедшего войну. Любовь? Об этом не может и речи идти. Что за взаимное влечение душ, за которое хочется благодарить? Не знаю о ЕГО душевных переживаниях, но у меня именно такие смешанные чувства блуждали в потемках души.  

Долго-долго стоим мы, обнявшись.  

– Погуляем еще? – заискивающе смотрю я в ЕГО глаза.  

– Сегодня не могу – надо вернуться домой пораньше, – виновато отвечает ОН, – родственники в гости приехали. Семейный ужин, так сказать.  

Я отвечаю понимающей улыбкой.  

Сегодня вечером я не похожа сама на себя. Несвойственное мне молчание вызывает интерес и тревогу у моих подруг.  

– Ну, что случилось-то? – обладательница копны рыжих волос все равно не отстанет, пока не получит адекватного ответа. Уж слишком хорошо я ее знаю.  

– Зачем это мне? – изрекаю я вопросом на вопрос, сидя на кровати, подогнув ноги и обняв руками колени.  

Она складывает губы трубочкой.  

– Не знаю, может, он нравится тебе, может, ты решила увести его из семьи? Я ж не знаю твоих планов.  

– В том-то и дело, – перебивая ее, взмахиваю я руками, – планов-то никаких нет!  

– Ну…тогда пусть все будет, как будет. Не накручивай себя понапрасну, – она разводит руками.  

– Дельный совет, – грубо бурчу я.  

Поняв, что лучше меня не трогать, подруга ретируется в душ.  

Женатые мужчины. Отношения с женатыми мужчинами. Отношения, у которых нет будущего. Всегда на втором месте. Всегда любимая, но вторая. Готова ли я переступить черту, изменив своим принципам? Могу ли я играть роль любовницы на одной сценической площадке с ЕГО женой? Драматург, пишущий подобную пьесу, все же должен испытывать бОльшую симпатию к одной из героинь. Не получится любить одинаково. Ни у кого. И есть ли любовь хоть к одной из исполнительниц главных ролей? Кто я – персонаж второго плана, а может быть, дублер?  

«Спокойной ночи, принцесса» – приходит сообщение на мой телефон от главы семейного ужина.  

Не отвечаю. ОН сейчас дома – со своей королевой. Нет. Он не король. Он – слабый мужчина. Быть с женщиной из жалости – поведение, не заслуживающее уважения. Можно любить, можно ненавидеть, жалеть – никогда! Ты утверждаешь позицию того, кого жалеешь, как жалкого, несостоятельного человека, как жертву сложившихся обстоятельств. Она – человек, она – не раненая собака, которой нужен уход и внимание хозяина. Самодостаточная личность не может вызывать жалости. ОН своими руками взваливает на себя крест хозяина подранка, и собирается нести это бремя до конца жизни. А как же своя жизнь? Интрижки на стороне, которым не будет числа? Старость наедине с воспоминаниями о любовницах?  

А любовницы. На что надеются они? Никогда такие мужчины не покинут семью! Это их зона комфорта. Здесь много факторов: трусость, устроенный быт, мнение окружающих. Все эти «за» заставляют оставаться в семье, лишь иногда уходя налево. Только стоит тебе, закоренелой его любовнице, намекнуть о семье, о детях, о переходе ваших отношений на новый уровень, все! этот Дон Жуан тут же сольется! Ты удобна ему до тех пор, пока не лезешь в его жизнь. Он итак считает тебя частью своей жизни, частью его зоны комфорта. Ну, например, вечер вторника и день пятницы. Женщина по графику. Это все, на что ты можешь претендовать в его жизни. Шаг влево, шаг вправо – система дает сбой, она рушится, и несостоявшийся генералом солдат бежит с поля боя в панике. Он будет долго отсиживаться в окопе, пережидая наступление, а потом, когда буря уляжется, пойдет в свой лагерь, с низко опущенной головой и виноватыми, кошачьими глазками. И его примут, ведь в их армии не принято бросать своих. Хоть плохонький, да свой. Каждый боец на счету. И если разбрасываться на этой войне солдатами, то, глядишь, останешься одна – без соратников. Его успокоят, внушат ему, что он – генерал. Душевные раны смажут вкусными ужинами. И он поверит и успокоится. А потом, когда все забудется и он наберется сил, снова пойдет искать приключений на свою трусливую задницу, потому что тот, кто изменил «Родине» раз, изменит снова. И снуют туда-сюда на полях любовных сражений эти диверсанты – неверные мужья, запутавшиеся, где тут на поле боя свои, а где чужие. Но при этом абсолютно уверенные, что в душе они – истинные генералы, и именно они в курсе стратегического плана по завоеванию новых «вершин».  

А вот ты, милая, будешь, в отличие от него, зализывать свои раны в одиночестве, и все надеяться и верить, как жена декабриста, что «быть нам, любимый, вместе, что одумаешься ты и позвонишь в мою дверь, и придешь, и все будет хорошо, и все будет как раньше…»  

Нет. Зря надеешься. Ты, глупая, переступила черту запретную. Ты, женщина, сама развязала эту войну. А он, как Кутузов, использовал верную стратегию и оставил Москву – хоть и красивую, и любимую, оставил гореть, чтоб уцелеть и выйти победителем в этой войне. А ты, как Наполеон, сидишь на пепелище вроде бы завоеванной территории, но чувствуешь себя брошенной и проигравшей эту битву.  

Вот и сижу и думаю: «Лучшая война – та, которой не было».  

Может, и не лезть туда? Целее нервы будут. Но ведь хочется и колется. Целовать, обнимать, чувствовать. А может, просто пользоваться моментом? Ведь перспектив никаких с НИМ не рисую, из семьи уводить не собираюсь. Ведь были же у меня изначальные мысли просто стать отдушиной этому человеку. Что, нацеловалась, и все, мысли уже другие? Я падаю на подушку, с головой накрываюсь одеялом. « В любой непонятной ситуации – ложись спать! » – с этой смешной мыслью я отворачиваюсь к стенке и закрываю глаза.  

– Что с тобой сегодня? Будь ты на дороге, уже парочку ДТП точно б схлопотала, – ОН пытается перевести в шутку мою сегодняшнюю несобранность и отстраненность от вождения.  

– Да не знаю. Не могу собраться, – оправдываюсь я, смотря перед собой, – твое влияние, – я бросаю резкий взгляд в ЕГО большие глаза.  

– А я-то чем провинился? – ОН улыбается. Не хочет переводить разговор в серьезное русло.  

Я ничего не отвечаю, начиная заметно нервничать. Еложу на водительском сиденье.  

– Время закончилось мое, я пойду, – я хватаюсь за ручку двери.  

– Какие планы на вечер? – продолжая держать бодрый тон, интересуется ОН. ЕГО рука ложится на мое колено.  

– Кровать…ноги в потолок…мысли о вечном, – философски изрекаю я, не смотря на НЕГО.  

– Надо срочно разнообразить твое пресное времяпрепровождение, – ОН чешет затылок (показатель, что обдумывает какое-то предложение).  

Я вопросительно гляжу на НЕГО.  

– Я хочу пригласить тебя в гости, – на выдохе говорит ОН, сжавшись так, будто я сейчас дам ЕМУ пощечину.  

– Куда в гости??? – ахаю я.  

– Ко мне…домой (Я округляю глаза). Жена уехала к маме на выходные, – быстро пытается ОН объяснить мне всю ситуацию, – и я подумал…(запинается) может, ты согласишься?  

«Ну, уж нет! » – мысленно кричу я, – «На твою территорию? В семейное гнездышко?! Да иди ты лесом, в котором мы гуляли! » Вслух произношу членораздельно и медленно, пытаясь хотя бы внешне сохранить самообладание.  

– Я не могу! – я мотаю головой из стороны в сторону.  

– Прости, прости, – теперь уже ОН будто сидит на иголках, – глупость сморозил.  

Я открываю дверцу, быстро выхожу.  

– Я позвоню, – кричит ОН мне вслед…  

– Привет, ты дома? – ЕГО голос в телефонной трубке наигранно спокоен.  

– Да, – коротко отвечаю я.  

– Выйди, пожалуйста, я у твоего подъезда.  

– Хорошо. Пять минут. – Не дождавшись ответа, я кладу трубку.  

Молча сажусь на пассажирское сидение.  

– Ты обиделась? – аккуратно интересуется ОН.  

– Нет. С чего ты взял? – мой голос неприветлив и груб.  

– После нашей прогулки в лесу ты какая-то другая. Что-то не так? – ОН смотрит в область руля.  

– Не так! – резко выкрикиваю я. – Я встречаюсь и целуюсь с женатым мужиком! Что здесь может быть так!?  

ОН остается неподвижен. Даже не поднимает на меня глаз. Молчит.  

– Знаешь, – спокойно продолжаю я, не дождавшись реакции, – однажды я имела неосторожность влюбиться в мужчину, у которого была девушка – даже не жена, – я даю голосовой акцент на последнюю фразу, несколько секунд молчу, – ничем хорошим это не кончилось, – шепотом завершаю я.  

Молчание.  

– Мне хорошо с тобой. Мне не хватает тебя. Что мне поделать? – ОН поднимает на меня глаза и ждет ответа.  

И мой мозг медленно машет мне на прощанье белым платочком. Я наклоняюсь к НЕМУ и нежно целую. ОН подхватывает мою инициативу, отвечая на поцелуй. Опять бесконечность, опять дорога, уплывающая за горизонт. Я перечеркиваю одной жирной чертой все свои надуманные принципы.  

– Я не поеду к тебе, – произношу я тихим голосом.  

– Я понимаю, – ОН кивает головой напротив моего лица. Я прикладываю указательный палец к ЕГО губам, заканчиваю свою мысль:  

– Но хочу, чтобы ты зашел ко мне в гости.  

Удивления ОН скрыть не может, в ЕГО глазах загораются огоньки.  

– Ты уверена?  

– Да.  

В этот вечер я дома одна. Девчонки уехали на выходные к родителям. Лети все к чертям. Эту ночь я проведу с инструктором по вождению.  

Мы молча поднимаемся ко мне в квартиру. ОН крепко держит меня за руку. Я тихонько закрываю за нами дверь. Мы в коридоре. Вновь ЕГО губы на моих губах. Поцелуй уже знакомый и родной. И путь этот мужчина женат, в это мгновение ОН – только мой. С моих губ ЕГО губы перемещаются на шею. Мои глаза закрыты. Я отдаюсь чувствам и ощущениям. ОН целует ключицы, плечи, ладони моих рук. Вдруг резко хватает меня на руки и несет в комнату. Ориентируется так, будто уже был в моей квартире. Ногой открыв дверь спальни, ОН заходит внутрь, оглядываясь по сторонам в поисках кровати, все также держа меня на руках. Делает несколько шагов к двуспальной ложе, аккуратно кладет меня на заправленную постель. Мы одни. Мир сузился до размеров этой комнаты. Все принципы и нормы общества оставлены там – за дверью. Я неподвижно лежу на кровати, наблюдая за ЕГО движениями. Сегодня я в ЕГО власти. Я позволяю инструктору по вождению мной управлять – мастерски и профессионально. Сегодня ОН и только ОН сдает экзамен на управление…мной. Я доверяю ЕМУ. Я чувствую, что ОН будет безошибочно переключать скорости на коробке передач. Этот человек не спутает педали газа и тормоза.  

ОН ловким движением стягивает с себя свитер, через голову, оставаясь в яркой футболке. Я не отрываю от НЕГО глаз. ОН наклоняется ко мне и вновь целует. Оторвавшись от моих губ, покрывает мелкими поцелуями шею, лицо, гладит рукой груди по очереди. Возбуждение в моем организме растет волной, накрывая меня с головой. Не хватает воздуха. Я взъерошиваю пальцами волосы на ЕГО голове. ОН издает стон, похожий на звериный рык. Резким движением обоих рук, ОН стягивает с меня эластичные леггинсы вместе со стрингами. Я остаюсь перед ЕГО взором только в облегающей футболке. ОН вдыхает мой запах, наклонившись к лону. Аккуратно проводит пальцами по животу и внутренней стороне бедер, раздвигая мои ножки. И тут же ЕГО язык погружается туда, где влажные выпуклости и дырочки готовы ЕГО принять. Вылизывая каждый дюйм моего цветка, ОН стонет в унисон с моими стонами. ЕГО язык работает там, в дуэте с проворными пальчиками. Я извиваюсь под ЕГО прикосновениями. Хватаю пальцами то ЕГО голову, то воздух, то покрывало на кровати. ОН крепко вцепляется пальцами в мои бедра и продолжает рисовать линии и окружности языком между моих ног. Это сладкая мука, сладкая пытка. На секунду приостановив свои нарастающие активные движения, ОН дарит мне взрыв. Мое возбужденное от желания тело само доводит себя до взрыва. Пик наслаждения. Меня пронизывает мощная судорога. Предательски сводит правую ногу. Я кричу и от наслаждения и от боли.  

– Нога, нога…, – пытаюсь что-то выговорить сквозь прерывистое дыхание я, – ай-ай-ай!  

ОН заливается хохотом и активно массирует мне пальцы ног.  

– Вытяни ножку, скорее! – я подчиняюсь и смеюсь вместе с НИМ. ОН возвращается к моим губам и страстно целует. Ногу пронизывают неприятные мурашки, но мне не до них.  

–Какая же ты вкусная, неземная…  

Я смущаюсь от этих слов, крепко ЕГО обнимаю. ОН отрывается от меня и стягивает с меня футболку. Приподняв меня одной рукой, мастерски расстегивает лифчик другой. В параллель ЕГО действиям, я тянусь к ремню ЕГО джинсов. У меня удается расстегнуть его не так быстро.  

– Эх, у меня, видать, опыта поменьше, – оправдываю я свои неумелые действия.  

– Лукавишь, принцесса, я уверен, – ОН прищуривает свои глаза с игривыми огоньками.  

Я, желая реабилитироваться в ЕГО глазах, молниеносно стягиваю с НЕГО футболку, нарочно оставив несколько красных полос ногтями на спине. Эх, это такое удовольствие – царапать мужчину непрерывным движением – от поясницы до плеч. И тут молнией меня прошибает мысль: «Дура, ты че делаешь!? Это же не только твой мужчина! ЕГО ж жена запалит! »  

Жду реакции. Но мой инструктор, похоже, забыл, что женат. ОН даже не обратил внимания на дорожки моих ногтей. Или…решил не портить картины. Додумывая эти обрывки мыслей, я стягиваю с НЕГО джинсы, затем резко толкаю ЕГО на кровать, забираюсь сверху. И медленно-медленно стягиваю с НЕГО трусы. Из-под ткани мне в руки вылетает готовое к бою оружие – упругое, сильное, большое. Вся наша одежда разбросана по комнате. Два абсолютно голых тела, готовые согрешить здесь и сейчас, переступившие нормы приличия, нарушившие субординацию, определенную как инструктор и ученик, мы вместе прикоснулись к тому, что называется мужней изменой.  

Я сижу на ЕГО бедрах, смотрю в глаза, двумя руками сжимая эрегированный член. При моих движениях кулачков вверх-вниз ОН невольно закрывает глаза. Я сдвигаюсь бедрами ниже так, чтоб мне было удобно взять в рот орган, так жаждущий оказаться во мне. Горячий, пульсирующий. Я задеваю головку легким прикосновением языка.  

–Ммм, – вырывается из уст моего инструктора.  

Я беру головку губами, руки водят по груди и животу. Я наклоняюсь ниже, всецело помещая жезл любви в свой влажный рот. Поднимаюсь над ним, опускаюсь. Поднимаюсь, опускаюсь, ни на секунду не вынимая полностью член изо рта. Дышу сбивчиво и глубоко. Мое дыхание выдает мое желание. Медленные и протяжные манипуляции языка и губ становятся активными и напористыми. Вместе с изменениями силы меняется и темп моих движений. Сильнее, быстрее, громче. Мои причмокивания разлетаются громкими звуками по всей комнате. Я будто ем горячее эскимо – облизываю, сосу, целиком затолкав такое желанное мороженое в рот, будто нельзя медлить, нужно съесть его, пока кто-то чужой не забрал у ребенка его сладость.  

– Ааа, – стонет ОН, – я сейчас кончу.  

Я, не выпуская вкусняшку изо рта, пытаюсь кивнуть головой. Еще несколько секунд и ОН взрывается. ЕГО ноги дрожат – судорога не слабее моей. ОН стонет громко – без стеснений. Сейчас весь ОН – сплошной оргазм. А я до сих пор держу ЕГО член во рту. Сглатывая последние капли спермы, я обвожу языком ЕГО член, пытаясь слизать всю белую жидкость, которая так щедро излилась мне в рот.  

– А ты тоже вкусный, – изрекаю я, облизывая губы. Мне хочется улыбаться, видя как этот опустошенный, расслабленный мужчина распростерся на моей кровати. ОН хрипло дышит, приоткрыв засохшие губы. Тянет ко мне руки. Я ложусь на ЕГО горячее тело. ОН крепко обнимает меня. Гладит волосы, целует в область уха. Мы лежим молча – удовлетворенные и счастливые. Слова излишни. Время опять тикает мимо нас.  

Я на кухне. Завариваю чай. Абсолютно голая. Мурлычу себе под нос попсовую композицию: «Высади меня здесь…ты пересек слишком много моих двойных сплошных полос…на управленье мной навек лишен ты прав…» – почему именно эту песню выдает сейчас мое подсознание?  

ОН подходит сзади так тихо, что я даже не успеваю заметить ЕГО, обнимает, прижимаясь всем голым телом. Я вздрагиваю от неожиданности, но тут же расслабляюсь. ОН целует мои плечи сзади, спину. Попой я ощущаю ЕГО оружие, готовое к работе. Тихий стон вырывается из моей груди. Коленом ОН разводит мои ноги, рукой вставляет член туда, где недавно были ЕГО пальцы и язык. Я ахаю от ощущения ЕГО внутри себя. ОН еще сильнее прижимает меня к себе. Мои ноги предательски подкашиваются. Я напрягаю их, выгнув стопы, встаю на носочки, но колени чуть подогнуты. ОН производит резкий толчок внутрь меня, хрипло, выдохнув мне в затылок. От этого выдоха все мое голое тело покрывают мурашки. Я опять улетаю за пределы сознания. Сейчас ОН не так обходителен и аккуратен. Резким движением руки ОН толкает меня в спину, я плюхаюсь щекой на обеденный стол. Волосы разлетаются по поверхности стола. Мокрыми от желания ладонями я резко опираюсь на стол. Растопыренные пальцы задевают кружку, которая опрокидывается, обдав мои руки кипятком. Но лишь на секунду оторвав пальцы от стола, я вновь опускаю их – прямо в горячую воду, которая уже успела изрядно замочить мои волосы. Попили чайку…  

Быстро, сильно, не жалея ни меня, ни себя, ОН безостановочно ударяется в меня. Я скольжу мокрой щекой по столу туда-обратно, в такт ЕГО движениям. Одна ЕГО рука на моем бедре, другая крепко прижимает мою спину к поверхности стола. А ОН все бьет и бьет, раскрывая меня, заходя все глубже, будто пытается пробиться туда, где никто никогда не был. Стону я, стонет ОН. Обрывочное, громкое дыхание двоих перебивает друг друга. Вдруг ОН резко отпускает мою спину и смачно шлепает меня по заднице. Вновь пару ударов и еще шлепок. Я извиваюсь, вскрикиваю, стону. Движения убыстряются до невообразимого темпа. Я, вся мокрая, толи от пролившегося чая, толи от огромного возбуждения, изливаюсь сладким оргазмом. Меня лихорадит, но я пытаюсь устоять на ногах, ведь мой партнер еще не достигнул пика наслаждения. Но ОН не заставляет меня ждать, взрываясь через несколько секунд после меня, и обильно изливается мне на спину. Горячая жидкость растекается по моей разгоряченной коже. Концентрация горячего со всех сторон зашкаливает. ОН стонет громко и протяжно. По-моему, соседи решат, что я ЕГО убиваю. ЕГО голова падает на мою спину. Я пытаюсь сгрести ноги в кучу, но они не слушаются меня. Я просто растекаюсь по поверхности стола, как недавно пролитый чай. ЕГО тело, влажное от пота, приятно липкое, приникает ко мне, как к чему-то лечебному, единственно родному. Я опять чувствую от НЕГО тоску, ощущаю ее кожей. ОН крепко обнимает мои плечи, будто пытаясь продлить момент. Момент, который никогда не повторится будто.  

– Ты – волшебница, – шепчет ОН мне на ухо. Я предпочитаю не комментировать этот комплимент…Чай пришлось заваривать снова.  

– Как выходные? – моя рыжая бестия распаковывает сумки, любовно набитые ее мамой заготовками и сладостями. Я загадочно улыбаюсь.  

– Да ладно! – она визжит от восторга и, как ребенок, начинает прыгать по кухне.  

– Рассказывай, рассказывай, – она хлопает в ладоши, я смеюсь. – ОН все-таки мужик?  

– Еще какой…- вздыхая, многозначительно отвечаю я.  

– Хм…теперь точно на права сдашь! – победоносно изрекает она.  

– Это тут причем? – ее фраза пронизывает меня уколом обиды.  

– Ну, я думаю, – она меряет шагами комнату, – он замолвит за тебя словечко в случае чего.  

– Вообще-то я не поэтому с НИМ переспала, – мне кажется, что я сейчас заплачу.  

– Да, знаю, – видя мое негодование, пытается объясниться подруга, – просто это…ну, дополнительный бонус что ли…  

– Дура, – надув губы, цыкаю я. Рыжая смеется, запрокинув голову. В следующую же секунду она вдруг резко смотрит мне в глаза.  

– Что? – пугаюсь я ее выражения лица.  

– Ты теперь его любовница, получается?  

Я пожимаю плечами.  

– А вдруг он уйдет от жены, скажет: «Не могу без тебя, хочу быть только с тобой» – она пытается проявить актерские способности, имитируя ЕГО голос и жесты.  

– Неее, – протягиваю я, – ты – точно дура. Зачем ЕМУ это? ОН никогда не уйдет. ЕМУ выгодно изображать благодетеля, который со своей суженой и в горе и в радости.  

Рыжая обреченно чешет свою копну волос и садится рядом.  

– Пока смерть не разлучит их…  

Я смотрю на нее. Какая же она смешная.  

–Ну, – толкаю я ее плечом, – чего вкусненького привезла?  

Последующий месяц занятий по вождению прошел без особых эксцессов. Я следовала инструкциям, ОН мудро руководил. Мы гуляли в свободное время, пили кофе, трахались. Все всегда было хорошо. По-моему, ОН реально решил, что я теперь – ЕГО любовница. Хорошо. Я подыгрывала в этой игре. Если ЕМУ удобно так думать – пусть думает. Я лишних вопросов никогда не задавала. Внутри себя решила так: пока у меня никого нет – я буду с НИМ, как только кто-то появится, разорву эту связь.  

Мы не строили планов на будущее, не смотрели в завтрашний день.  

День моего экзамена по вождению не был обычным. Руки – ноги тряслись как никогда.  

Устроившись на водительском кресле, я здороваюсь с мужчинами: инструктор – любовник лукаво кивает мне, инспектор, развалившись на заднем сидении, издает неприятным басом:  

– Добрый день! А сегодня все экзаменующиеся такие красивые? – и ржет, как боров. Фу, какой неприятный мужик.  

Я бросаю взгляд на инструктора. ЕГО реакция меня удивляет. ОН крепко сжимает челюсти так, что становятся видны вены на ЕГО шее. Ого! Неужели, ОН ревнует? Что-то новенькое!  

В круговороте мыслей я (ну, не удивительно! Это же я! ) забываю пристегнуться. Тянусь к ключу зажигания. Инструктор тут же вникает в процесс и округляет глаза.  

– Да, – ничего не значащим тоном говорит ОН, – с такими красавицами лучше пристегнуться! – ОН бросает на меня пронизывающий, испепеляющий взгляд. Я мысленно ударяю себя ладонью по лбу. Точно! Пристегнуться! Автоматическая несдача. Спасибо, дорогой, за подсказку. Быстро набрасываю ремень безопасности, продолжая мысленно благодарить своего инструктора.  

Завожусь, поехали. В зеркале заднего вида ловлю похотливые взгляды инспектора. Ну, что ж, это еще один бонус. Стоя на красном сигнале светофора, одариваю его в это зеркало легкой улыбкой. Он противно облизывает губы. Меня внутри передергивает, но внешне своего отвращения я не показываю. Пассажир на соседнем сидении явно нервничает и не находит себе места. Мне становится смешно. Я точно сдаю экзамен по вождению? После второго же перекрестка мой инструктор прерывает молчание и весело произносит:  

– Ну, тут думаю, все ясно. Девочка давно за рулем, водит хорошо. Мы зря теряем время.  

Вот это ОН врать! Я ж и умею-то тока по прямой рулить!  

– Да- да, согласен, – похотливый инспектор ГИБДД противно улыбается, – остановитесь на обочине.  

Я останавливаю машину, глушу, скидываю ремень.  

– Сама доберешься?  

– Да.  

– Встретимся в школе, – не глядя на меня, изрекает назидательным тоном инструктор.  

– Всего хорошего, – инспектор машет мне пухлой рукой. Я мило ему улыбаюсь.  

– До свидания, – я – сама невинность.  

Круто, че. Какого хера они высадили меня посреди города? Хотя, если б я вернулась в школу за рулем, то по дороге столько бы ошибок наделала, что точно б не сдала. Хмыкнув самой себе, бреду на остановку.  

Ха. А рыжая подруга оказалась права. Мой женатик замолвил за меня словечко. Вернее, спас ситуацию, успел остановить мои действия за рулем, пока я не наделала глупостей.  

Водительское удостоверение я, конечно же, получила в тот же день. Но мой взгляд никак не мог найти в коридорах школы моего инструктора. ОН еще никогда не уезжал, не попрощавшись.  

Мысленно поблагодарив ЕГО за ламинированные корочки в моих руках, я с довольной душенькой отправилась домой.  

Получив права, я стала обладательницей новой черной тонированной девятки, так щедро подаренной мне отчимом.  

Через две недели после экзамена по вождению, я насадила в свою машину кучу знакомых парней и отправилась кататься по городу со значительным превышением допустимой скорости. На одном из скользких перекрестков зимней дороги машину закрутило, и я, со всего маха, врезалась в столб. Все мы, конечно, не были пристёгнуты. Молодой человек на пассажирском сидении был награжден переломом двух ребер. Я сломала об руль свой красивый носик, перебила колени. Остальные отделались легким испугом. Больше всех пострадала моя машинка. На столбе, протаранившем мою легковушку, остались четкие следы черной краски. Сама она была под папины матерки разобрана на детали и сдана в металлолом.  

Права мне вернули на следующий же день. Поулыбавшись гаишникам, я смогла их убедить, что дорога была скользкой, скорость была положенной, а я была абсолютно трезвой. Все остались живы и претензий не имели, так что господа ДПС-ники лично привезли мне права домой. А один из них даже пригласил меня на свидание.  

Смешные вы, мужики! Права забрала, пообещала встретиться, но свидания умело избежала, сославшись на плохое самочувствие, в связи с недавней аварией. Мальчик, видимо, все понял, и больше с приглашениями не приставал. Я отдала себе должное, что даже со сломанным носом и синим лицом, являюсь объектом мужского внимания.  

Сейчас меня больше волновала не авария, не новые ухажеры, а факт, что мой инструктор куда-то пропал. Уже две недели мы не виделись.  

Я никогда не звоню мужчинам сама. Тем более этот мужчина может быть дома – с женой. Логично поразмыслив, я пришла к выводу, что в понедельник утром ОН, наверняка, в автошколе на занятиях. Набираю номер. Руки дрожат. Сердце бешено колотится. Гудок. Второй. Третий. Тяну палец к кнопке сброса, но…  

– Да, принцесса! – фуууу, я выдыхаю, услышав родной, знакомый голос – бодрый и веселый.  

– Привет.  

– Привет-привет, моя хорошая.  

– А почему вы, М. Л., не интересуетесь моим самочувствием?  

– А что случилось? – в ЕГО голосе появляются нотки тревоги.  

– Ах! Вы еще и не в курсе?! Вот так помри, а вы и не заметите! – ерничаю я.  

– Что случилось-то? – интонации уже злые.  

– Да вот…- загадочно произношу я, – так и не научили вы меня транспортным средством управлять. Разбила машину, нос сломала…  

– Где ты?? – выкрикивает ОН.  

– Я – дома, все в порядке, – я меняю шутливый тон голоса на серьезный, пытаясь ЕГО успокоить.  

– Вечером заеду! – отрезает ОН и бросает трубку.  

Почему-то больно-больно становится в области солнечного сплетения. Какая-то вязкая, как болото, обида засасывает меня. Из глаз текут слезы. Мое подсознание уже готовит меня к больному разрыву.  

Я ждала в 19. 00, в 20. 00, в 21. 00. Легла в кровать, телефон сжат в руке. Каждые две минуты включаю экран и тупо в него гляжу. Не едет. 22. 00. 23. 00. Ворочаюсь, нервничаю. Пытаюсь уснуть. Хрен-то там! В 23. 45 раздается звонок. Я подрываюсь.  

– Не спишь? – голос без эмоционален.  

– Ну, легла уже.  

– Выйдешь?  

– Выйду.  

Не хочется, конечно, представать перед НИМ с наполовину синим лицом и распухшим носом.  

Сажусь на пассажирское сидение. ОН, похоже, и не обратил внимания на мой вид. От этого вновь сжимается сердце. ОН наклоняется между сидениями, я слышу шуршание. ОН достает букет белых роз, красиво упакованных в оберточную бумагу.  

– Это тебе, – ОН чуть заметно улыбается, – поправляйся.  

ЕГО глаза старательно избегают прямого взгляда в мои.  

– Спасибо, – принимаю я букет. Но эти цветы сейчас ничего не значат. Я стараюсь понять по ЕГО поведению, что изменилось, куда подевался мой улыбчивый инструктор? И тут я выдаю фразу, вырвавшуюся из души вперед, чем ее переваривает мой мозг:  

– Это все? – мой вопрос какой-то отрешенный и обреченный. И имеет больше утвердительную окраску, нежели вопросительную.  

– Да, это все, – ОН смотрит вперед в лобовое стекло во тьму улицы.  

Меня будто ошпарили. Дрожь, очень-очень неприятная, электрическим разрядом пробивает меня с головы до ног. Я молчу, но не ухожу. ОН нарушает тишину.  

– А у меня жена беременна…- будто между прочим, произносит ОН.  

Разряд внутреннего тока бьет с новой силой – мощнее и больнее. Но при этом становится очень холодно, меня лихорадит. Теперь все встает на свои места.  

– Я рада за вас, – после продолжительной паузы еле слышно произношу я. ОН молчит.  

Только бы не разреветься…только ни при нем…  

– Ну, пока, – заискивающе говорю я.  

– Пока, – ОН так и не одаривает меня взглядом.  

Я берусь за ручку дверцы.  

– Береги себя, – резюмирует ОН нашу «беседу». Я, не ответив, выхожу из машины.  

Букет брошен на стол. Даже вазу искать не хочется. Глаза застилают слезы. Все правильно. Все так и должно быть – мысленно успокаиваю я себя. Но удушающая боль раздирает тело изнутри. «Ну, зачем ОН тебе? Зачем? Всегда чей-то еще. Ты же сама планировала ЕГО бросить, когда появится кто-то другой». Я разговариваю с собой в голове, как лучшая подруга. «Понимаю, обидно, больно, но мы переживем. Зато ты спасла этого человека от унынья, когда ему было плохо. Да, это – мужской эгоизм. Сейчас, когда плохо тебе, он не отплатит тем же. У него семья, скоро будет – полноценная. У него своя жизнь. Ты не вписываешься в нее. Ты больше не нужна. Было хорошо и, слава Богу. Отпусти. Время лечит. Пройдет. Забудется». Успокоительные рассуждения действуют плохо. Хочется кричать, лезть на стенку. Хочется вырвать сердце и выбросить в окно.  

Ночь была бессонной. Что тогда болело больше – сломанный нос или разбитое сердце – непонятно. Мой первый женатый мужчина оказался неудачным опытом…не первым неудачным опытом…  

P. S. С тех пор я ни разу не села за руль. Я уверена – сейчас мужчины мысленно говорят мне: «Спасибо! ». На одну «обезьяну с гранатой» на наших дорогах меньше.  

 

ПЕРСОНАЖ № 11  

Ставлю опыты на подопытных -  

До чего доводит безделье.  

Наблюдаю несчастливых хлопоты,  

Разрывающих сказками зренье.  

Зарывающих в земли успехи,  

Времена растирая и нравы.  

Ради глупостей и безделья.  

Лишь бы я вот такой не стала...  

Я бы назвала это синдромом неверно расставленных приоритетов.  

Не могу сказать, что это время было худшим из времен. Бывали и похуже. Лучшим? С НИМ я увидела море. И кучу времени убила на самоанализ. И не только. Но что я постоянно о себе?  

Когда мы познакомились, ОН приехал из другого мира. Там, с ЕГО слов, ОН поменял все свои взгляды на жизнь, изменил веру и себя (подкачался и бросил курить). ОН отличался от других своим поведением. (Даже от меня. Хотя, было бы странным, будь мы похожи. ) ОН мало говорил и много слушал. По крайней мере, именно таким на тот момент я ЕГО и запомнила. Я ЕГО полюбила. Я вообще люблю людей. Не всех, без разбору, конечно. (Продавщица в ближайшем магазине, допустим, мне не очень нравится. Но далеко ходить за хлебом не хочется, поэтому ее я тоже люблю). И вот ЕГО я тоже полюбила. ОН был странным. Чаще молчал, но когда уж начинал говорить, ЕГО было приятно слушать. (Согласитесь, сейчас это становится редкостью. ) И ОН рассказывал о своей жизни, о мире, из которого пришел, о своих достижениях, о том, кем был и хотел бы стать. Знаете, хотелось взять ЕГО за руку и пройти с НИМ весь этот путь – от стола на кухне до надгробной плиты. И я взяла и пошла.  

Конечно, путь был не близким. Многие пары, сделав первые шаги и потерпев неудачи, сворачивают с него и идут каждый сам за себя. Поддержки тут не жди, но с каждым шагом должно было становиться легче. По крайней мере, я так думала.  

И вот мы живем вместе. Надгробная плита не близко. Это радует. Сочиняю нашу счастливую старость, думаю, где буду работать, чтоб на нее накопить. Почему-то думаю только я. Думаю и слушаю ЕГО интересные рассказы, которые стали звучать гораздо чаще, чем в начале, когда я только взяла ЕГО за руку. (Врать не буду, ЕГО рука держала мою гораздо крепче. Иногда было даже больно. ) Устраиваюсь на работу – начало положено. ОН – нет. Все идет своим чередом, я встаю рано, ОН – после обеда. Приезжаю домой поздно и уставшая. За что нередко получаю холодный ужин и килограмм неодобрительных взглядов.  

Потом ОН остается без родственника, зато с деньгами. На них покупает машину и проблемы. Не отрицаю, эти деньги нам помогали жить, но, чаще, помогали машине. И вот тут поехало. Мне рассказывали, что мужчины в этом возрасте начинают устраивать свою жизнь, устраиваться на работу и устраивают сюрпризы. ОН остановился на сюрпризах. Что ни день, то сюрприз. Тут стучит, там гремит, рейка отвалилась, колесо открутилось. В общем, на работу я ездила на общественном транспорте. А этот агрегат ездил только до мастерских и шиномонтажек. И увозил туда деньги. (Их было жалко. Хорошо хоть, что не я их зарабатывала. Плохо, что и не машина).  

«Зато ОН хоть чем-то занят» – успокаивала я себя. И проводила время вместе с этими двумя, пока какой-то дядька подкручивал ей гайки. Время шло. И с каждой прожитой минутой ОН становился злее и нахальнее. (Думаю, из-за машины))). То я не так картошку порезала, то волосы не так расчесала. И, видимо, ОН подумал, что я поглупела и поглухела. Поэтому говорил об этом исключительно на повышенных тонах. Иногда даже казалось, что та самая плита уже близко. Я крестилась, и эти мысли проходили. Но не крики. Они стали нашими верными спутниками, и ни один день без них не проходил. Я даже к ним чуть-чуть привыкла. Пока не проснулась гордость. Она напомнила, что есть жизнь, где проблемы можно решать спокойно, и мой пучок из волос никого не приводит в ярость. И я ушла.  

Первые дни было хорошо. (Если не считать сообщений с предложениями прокатиться в багажнике так полюбившейся мне машины). Я даже начала придумывать себе будущее без руки, так страстно сжимающей мою руку. Но сочиненные мечты о совместной старости (мои) и мольбы о прощении (ЕГО) взяли верх. И я вернулась. И знаете, как будто ничего не было. Просто мы выкинули пару месяцев из своей жизни. И даже в машине перестало стучать. Только вот и карман уже ничего не тянуло. Зато машина ездила и денег больше не просила. Даже больше скажу – она начала их приносить. Возила своего верного водителя по домам, развозила людей, и да, приносила хоть какую-то копейку. Пару недель. Потом водитель устал. (Или просто не понравилось, с кем не бывает).  

И тут оказалось, что мой возлюбленный не просто обычный человек, а еще и актер, которого в театр не взяли и Оскаром не наградили. Но публику ОН любил. (В такие моменты хочется, чтоб вместе с человеком тебе давали инструкцию по применению, в которой четко бы прописывалось: «Выбранный вами индивид любит орать и командовать. Для этого ему необходим зритель. Чем больше зрителей, тем интереснее»). И моя картошка стала объектом обсуждения и насмешек всех наших друзей. (Друзей в большей степени ЕГО. Мои друзья от подобных выступлений заблаговременно отказывались). Сцены начали принимать все больший объем и продолжительность. Иногда зрителям даже требовался антракт. Театр одного актера – ни дать ни взять! Пришлось смириться, что ОН еще и эгоист. И я опять ушла. (Наверное, я тоже эгоистка).  

А ведь в начале? «Давай я тебе на берегу все расскажу, и ты уже решишь, нужно ли тебе это общение». ОН поведал мне о том, что находится в местах «не столь отдаленных» (за какую такую провинность – не объяснил. Честно, за что ОН сидел – не знаю до сих пор. Наверно, не особо страшное преступление, так как на свободе ЕГО не было только год). Что совсем скоро выйдет оттуда, что живет ОН в том же городе, что и я. И, в принципе, ЕМУ интересно дальнейшее общение. Наверное, не будь я настолько отпиленной, конечно, даже на эту речь не ответила бы. Но, интерес превыше всего. Я продолжила это общение. И, конечно, оно не ограничилось телефоном и сайтом знакомств. Ах, да, как меня вообще угораздило оказаться в подобной паутине?  

Отчаявшись встретить свою половинку в суровой реальности, я окунулась в поиск в реальность виртуальную. Интернет. Чудо-платформа для секса. Вседозволенность. Анонимность. Стертые рамки морали, фантазий. В паутине люди свободные, открытые. Там они позволяют себе все. Под чужим именем, под псевдонимом легко расслабиться и получить удовольствие. Ассоциируя себя с кем-то другим, оставаясь в тени похоти, их несет. И вот уже офисный планктон становится необузданным, пошлым, развратным. А с утра идет на работу совсем под другим именем – сдержанный, воспитанный, интеллигентный, тактичный. Ночью – в сети – он настоящий, там вылезает его нутро. И я уверена, ему больше нравится он другой – ночной. Его пошлый двойник.  

Сайты знакомств – отдельное болото. Оно кишит извращенцами, гомосексуалистами, пахнет свингерством и куннилингусом.  

Зарегистрировавшись на одной из первых появившихся платформ, я в течение первых десяти минут получила столько непристойных предложений, сколько не получала за всю свою сознательную жизнь. Мне предлагали: купить меня по цене дешевой проститутки и по цене хорошего бриллиантового колье. Меня склоняли отлизать в своей машине, выебать меня в лифте моего дома, присоединиться к супружеской паре, поехать в паре в свингер – клуб. Просили выслать свои фото интимного характера за небольшую плату, за большую – выслать грязные трусы по почте, на прилагающийся адрес. Драчуны, на которых обязательно нужно было посмотреть при их рукоблудии, особенно «радовали». Их было больше всего. Меня огорчило, что их так много. Им в принципе вживую баба не нужна. Самоудовлетворение при паре глаз – вот и верх наслаждения.  

На следующие сутки я уж подумывала удалиться с сайта, дабы не сойти с ума от извращенности своих современников.  

И тут написал ОН. И почему я не удалилась?  

Мы встретились через пару месяцев. Зима морозила, но нас это не останавливало. Гулять в неимоверный мороз? Да не вопрос. Мне не привыкать проводить морозные ночи на улице с мужчиной. Этот человек понравился мне вживую. Откровенно понравился. И нравился все больше и больше с каждым днем. Но, так как наше общение началось на дружеской ноте, на легкой переписке, я не хотела все портить. Наслаждалась тем, что в моей жизни появился вот такой хороший друг, которому можно все рассказать в мельчайших подробностях, всем поделиться и быть уверенной в том, что это останется только между нами. После выхода оттуда, у НЕГО совсем не осталось друзей. ОН нуждался во мне, как и я в НЕМ. И в свете последних событий я решила: пусть лучше с зоны, зато не женат. Может быть, сложись ситуация иначе, «дружба» прекратилась бы тогда, когда ОН переступил порог тюрьмы.  

Через какое-то время мы с подругой стали приезжать к НЕМУ в гости, оставались там с ночевками, очень весело проводили время. Таких, как ОН, я не встречала давненько. Мата в ЕГО речи не было, пил мало, да, курил, но это – мелочи (хотя типо еще за решеткой бросил эту пагубную привычку, как я знала из переписки). Рассуждения ЕГО подходили больше взрослому мужику, чем довольно молодому парню. И да, ЕМУ понравилась моя подруга. Но нет, я ни капли не расстроилась. Это же друг. И нет, я не ревновала. По началу. С каждым днем их общение выводило меня все больше и больше. Через какое-то время я стала редким гостем в ЕГО квартире. Но все закончилось лучше, чем я ожидала – подруга послала ЕГО и исчезла из ЕГО жизни. (Я к этому никак не причастна. Еще в самом начале моей истории я говорила о том, что не лезу в отношения друзей, даже если один из них очень мне дорог и жизненно необходим). Наше общение продолжилось.  

«Мой друг» так и не обзаводился друзьями. И я решила ЕМУ помочь. Как раз в это время у меня появилась хорошая знакомая, к которой я оперативненько перебралась на ПМЖ. Так вот, именно с ней ЕГО я и познакомила. Как раз у нее была жилплощадь в центре, машина, в общем, все, что интересовало ЕГО, живущего в пригороде. Нет, я не говорю, что ОН меркантильный. Просто их обоих вполне устроило это общение. Она влюбилась, ОН обрел комфортные для себя условия. Вот так мы стали жить – я, ОН, она. Хватило нас меньше, чем на месяц. Произошел совсем неожиданный поворот – ОН предложил мне встречаться. Она чуть не сошла с ума. И началось… Ее бесконечные разговоры и попытки нас развести. И ЕГО желание быть со мной. В общем, свалили мы из этой «общаги» опять за город, в место ЕГО прежней дислокации. Я была уверена, что пережив уже столько «любовий», эти отношения ни к чему хорошему не приведут. Точнее, что я смогу в любой удобный момент свалить, как делала это раньше.  

Был какой-то безработный и бездельный месяц. Мы фактически не выходили из дома, не бывали в городе. Узнавали друг друга? Может быть. «Притирались» – не то слово, но это первое, что приходит на ум. Все происходило как-то само по себе. У НЕГО, кроме меня, фактически никого не было. А я так устала от своей жизни, что неплохо «скрывалась» в ЕГО двушке. ОН был вполне милый, как в начале общения. Но с каждым днем все наглее и наглее. Я убеждала себя, что меня все устраивает.  

Очень льстило то, что я, если можно так сказать, была у НЕГО «первой» после стольких месяцев заключения. Как сейчас помню наш первый секс. Меня очень порадовал размер ЕГО дружка, но вот время, потраченное на секс…Даже вспоминать смешно. В общем, из серии, «сунул, высунул, пошел». Но, на то он и первый после стольких месяцев «воздержания». Потом, конечно, ОН реабилитировался и я выдохнула. Или задышала интенсивнее. Но через пару месяцев, когда ОН отвел душеньку и вдоволь натрахался, секс стал реже, а потом еще реже. Я, конечно же, искала причину в себе, копалась внутри своей головы. Я подлизывалась, терлась об НЕГО, пыталась постоянно залезть в ЕГО штаны. ОН искренне недоумевал: «Ты че, опять трахаться хочешь? Фу, какая ты пошлая. Может, ты – нимфоманка? » И ржал. Это шутка такая, кто не понял. ОН даже не осознавал, как сильно обижает меня этими словами. И после такого обращения я уже не пыталась напоминать, что вообще-то, секс у нас был две недели назад. А может и три. Причина этого кроется в матушке-природе. Дело ни в том, что я приелась ЕМУ или ОН перестал испытывать желание ко мне. Это всего – навсего игры половой конституции.  

Только через несколько лет я узнала, что в сексологии выделяют три типа половой конституции. По-простому, это половой темперамент. Как все мы подразделяемся на сангвиников, холериков, меланхоликов и флегматиков по темпераменту своего характера, так же нас можно подразделить и в сфере интима. Степень половой активности является главным фактором в определении типа конституции. Грубо говоря, берём отрезок времени и считаем, сколько человеку нужно секса, точнее оргазмов, за это время. И получаем свой тип конституции: слабая, средняя или сильная. Наверное, не надо пояснять, к какой относился персонаж, о котором сейчас идёт речь. Любой поймёт, что сексуальное желание пару раз в месяц в лучшем случае – это однозначно слабая конституция.  

Но все люди занимаются сексом – кто-то каждый день, кто-то раз в полгода. Причём оба эти варианта—это нормально. Если самому человеку этого достаточно и он не чувствует желания, то флаг ему в руки. Важно другое. Это количество должно устраивать партнёра. Вряд ли смогут построить здоровые отношения люди с полярными конституциями. Ни одни исследования не выявили, сколько половых актов в неделю или месяц нужно среднестатистическим мужчине и женщине. Всё крайне индивидуально.  

Ознакомьтесь при желании с методами определения вашего типа половой конституции. Это вполне интересно. Ваш рост и длина ног помогут вам в этом. Ну и небольшие знания математики. Но и без этих расчётов можно сказать: если вы каждый божий день хотите секса – у вас сильная конституция. Если довольны двумя-тремя разами в неделю—средняя. Достаточно двух раз в месяц – поздравляю… ну, или сочувствую) Мужчинам можно к бабке не ходить, а определить именно так.  

Женщины же, не смотря на все тесты, как всегда, выпадают из системы и статистики.  

В первую очередь потребность в сексе у представительниц слабого пола зависит от НАСТРОЕНИЯ! И срать мы хотели на все расчёты сексологов. А на желание оказывает влияние целый ряд факторов. Довольна ли дама партнёром, хватает ли денег, не болеют ли дети, не бесят ли коллеги и т. д.  

Сюда же: социальный статус женщины, степень усталости и физической нагрузки, строгость её воспитания, психологические комплексы, особенности отношений с тем, с кем трахается. И кто меня ещё будет уверять, что женщинам легко живётся?  

Для мужчины секс – механика, у него член может встать и без его желания, просто природный инстинкт. Для женщины—голова, вернее мысли, гоняющиеся друг за другом в этой голове. Удачный секс состоится только тогда, когда мысль о сексе займёт лидирующую позицию в этом адском круговороте. У много думающей, чрезмерно анализирующей женщины, с шаткой психикой, вернее всего, слабый тип конституции. И даже если она ситуацию изменить захочет, и вдруг впасть в каждодневный блуд, ничего не выйдет. Если у вас, к примеру, средний тип конституции, данный вам физиологически, природой, то никогда он не станет сильным. Как бы вы не хотели своего партнёра первое время, когда по пять раз на дню готовы отдаваться, постепенно организм приведёт вас в степень именно вашего сексуального темперамента. Уже доказано сексологами (вот ведь работа у людей), что можно только приблизиться к высшей границе своей конституции, но не более того. Качели от желания до нежелания всю жизнь будут раскачивать вас лишь в диапазоне вашего темперамента. Перейти эти пороги невозможно, поэтому примите свою сексуальную конституцию как данность, как установленная природой планка вашей сексуальной активности. И, если у вас, скажем, низкая конституция, не завидуйте обладательницам сильной. Представьте, они всегда и всюду думают о сексе: на работе, за завтраком, укладывая спать детей. Повезло, если муж такой женщины – половой гигант. В другом случае желание у такой женщины бывает настолько велико, что, находясь в браке, она заводит двух-трех любовников. И завела бы больше, если б хватало времени. Как правило, ещё у таких женщин повышена волосатость тела, так как уровень тестостерона в организме близок к мужскому. А обладательницы низкой половой конституции могут даже не замечать светлых тонких волосиков на своём теле. В общем, как в любом вопросе, все относительно. У меня вот, к примеру, средний тип. И я нисколько этого не стесняюсь. Просто стараюсь подбирать для себя партнеров с аналогичной степенью сексуального желания.  

Веду я к другому. Относясь к любому типу конституции, главное, быть довольным сексом с партнёром, испытывать оргазмы, иметь разрядку, которая необходима и для психики, и для физики нашего тела.  

Я перестала кончать. С НИМ. Ещё бы. ОН так «промыл» мне голову, что я – какая-то не такая, не достойная ЕГО – короля и босса, что не то, что самооценка, ни одно либидо не выдержало бы. Я реально перестала достигать оргазма. Даже одна. Выключить голову не получалось ни эротикой, ни музыкой, ни чтением романов. Я опустила руки в прямом и переносном смысле.  

А в постели с НИМ стала имитировать. Благо делать это приходилось не чаще двух раз в месяц. Честность здесь бы не подошла. Я осталась бы конченной, блядью, которая трахается на стороне (хотя как, если не выхожу из дома). Именно тогда я поняла, что женщина, в отличие от мужчины, кончает в голове. Мозг – её самая эрогенная зона. Когда ничего не беспокоит, когда ты расслаблена и растворена в сексуальном процессе, тогда и произойдёт оргазм. По сути, что такой оргазм? Это же просто сокращение мышц. Спазм. Разной силы. Слабый оргазм – сокращения на счёт 1, 2, 3. (сжатие – расслабление, сжатие-расслабление. Считаем сжатия. ) Средний—до семи. Сильный – десять. Первые – яркие, активные. Потом пульсация слабее и слабее, через увеличивающийся промежуток времени.  

Даже слабенького не стало. Потому что, чтоб он свершился, нейронные связи в голове должны быть иными. Не может уставший, больной, воспаленный мозг женщины посылать ей сигнал о сладком спазме между ног. Женский оргазм должен произойти в голове, на моральном и эмоциональном уровне, только тогда он дублируется в вагину.  

В другой ситуации я бы подумала о своём партнёре. Пока не получается кончить самой, буду делать приятное ему. С этим персонажем у меня возникла одна мысль: буду изображать удовольствие, имитировать, чтоб не унижал и не оскорблял меня. Тогда я не искала причин своей сексуальной неудовлетворенности в НЕМ. И не только этой неудовлетворенности.  

Чтоб вы понимали, этот человек не имел работы и, как уже было сказано, друзей. Хобби и всякой подобной ерундой ОН тоже не славился. Через пару месяцев ОН стал срываться на мне. Думаю, от безделья. Каждый день ОН брал чайную ложечку и кушал мой ни в чем не повинный мозг. Каждый, сука, день. В двух словах: днем ОН трахал мой мозг, а ночью – меня. Но первое было каждый день. Второе – раз в 20 дней. Но когда я ушла, то поняла, что без ЕГО мозготраханья моя жизнь скучна и однообразна. И я вернулась.  

Со стороны это выглядело так, будто я – мусорный мешок, который тихо-мирно собирает в себя дерьмо, аккуратно льющееся из моего избранника. И тут к нам в гости, на пару месяцев, пришвартовала ЕГО сестрица. Я поняла, что все, что происходило раньше, являлось милыми и безвредными цветочками. Одуванчиками полевыми. Нет. До сестры ОН был просто ангелом. А вместе с ней к нам приперся и тот момент, когда можно показать свое истинное лицо. Конечно! Зэк, да с девятью классами образования. Как же тут не гордиться братом? Сестра же принимает нас такими, какие мы есть. Короче, при ней ОН полностью почувствовал себя собой. Маменькиным сынком. Которому можно тупо лежать на диване и орать: «Принесите мне то, нет, не это, другое». Все, что можно – попить, покурить, позвонить, пожрать. И обязательно в приказном тоне. Идеальный мужчина. И я снова ушла. В который раз?  

И опять пошли будни, серые, как мышь. ОН писал, звонил, я не отвечала. Ну, согласитесь, интерес после такого как-то пропадает. Но опыт показал, что я еще и мазохистка. Потому что долго терпеть я не смогла и уже через пару дней ответила. ОН стал изощрённее и возвращал уже с цветами. Наверное, прочитал где-то, потому что сам бы не додумался. Но девушки, действительно, слабые до цветов. Что греха таить, я вернулась. Пришла домой, а там ничего не изменилось. В общем, лицезрела я снова ЕГО лежание на диване и сидение на водительском кресле. Наследство заканчивалось. Или закончилось. Уже и не вспомню. Но то, что средства в скором времени подошли к концу – факт. А лень не подошла. Даже наоборот – развилась до вселенских масштабов. (Я все думаю, а если бы ОН начал с таким же усилием изучать квантовую физику, получил бы мир нового гения?...)  

Хотя хорошо, что ОН ни чем не занимался, а то пришлось бы отдыхать. А на отдых в наше время нужны деньги. Да как-то все уперлось в эти деньги. Вот не жили богато, не стоит начинать. Так нет же, опять миллион с неба упал. Ну как с неба, с пятого этажа, вроде, где раньше квартира ЕГО папы находилась. Но уж упал и упал, что делать. Пришлось тратить. ЕМУ опять же. Кто вообще сказал, что все девушки продажные? По мне, так лучше в бедности, но в счастье. Ладно, по себе людей не судят, сделаю небольшое отступление в этом месте.  

Есть у меня подруга. Красивая баба. С гиперпрокаченной внешностью. Жгучая брюнетка. Ровный идеальный загар. Белоснежная улыбка – широкая и ослепляющая. Ухоженные волосы. Бархатная кожа. Маникюр и макияж – на зависть любой бабе. В ее расписании дня минимум две процедуры в салонах красоты. А еще брендовые шмотки, фитнес-залы, полезные коктейли, массажи, обертывания, тренинги по самосовершенствованию. И так по кругу – каждый день и круглый год. Она из тех, на кого невольно оборачиваются мужчины. Любые мужчины. Все, у кого в штанах член. Неважно, идет он один или под ручку со своей пассией, его голова предательски оборачивается вслед. Женщины недовольно брызжут ядом. Мужчины брызжут слюной. А она идет с гордо поднятой головой, в новой дорогой шмотке от всем известных модельеров, всегда на каблуках. Она не оборачивается никогда. Зачем? она наперед знает реакцию на себя. И оставляет шлейф умопомрачительных духов. И вот этот аромат тут же становится любимым женским ароматом для мужчин, прошедших мимо. Он, мужчина, уже хочет вдохнуть его вновь. Вся его природа от одного взгляда на нее кричит: «Возьми ее! Ты ее хочешь! »  

Не удивительно, что с ней знакомятся везде. В кафе, в магазинах, на улице. Бегут, преследуют, выпрашивая номер телефона. Мужчины рядом с ней теряют голову и скромность.  

Вот она входит в вечернее кафе. Гул. Звон бокалов. Полумрак. Все столы заняты. Но ни один мускул не дрогнет на ее лице. Она уверенно входит в зал. И вот уже эти взгляды, взгляды, приклеенные к ней. Мужчины тут же теряют нить беседы со своими спутницами. И уже готовы пригласить ее за свой столик, на секунду позабыв, что в паре. Их спутницы метают молнии в непрошенную гостью, нарушившую идиллию за их столиком. А она? Ей откуда-то волшебным образом освобождается столик. Кто-то помогает снять пальто, отодвигает по- джентельменски стул. Бармены. Отдельная история. Если бармен мужчина (а так чаще всего и бывает), ей тут же организовывается самый лучший коктейль «за счет заведения». Она – украшение этого вечера. Она – богиня. Она делает рейтинг этому кафе.  

И она считает: моя любовь прямо пропорциональна количеству купюр, потраченных на меня мужчиной. Она уверена: «Слова о любви ничего не значат. Я тоже могу сотрясать воздух. Мужчины – это действия. Финансового характера. Подарки. Бабки. Машины. Квартиры. Качественный отдых. Я – его украшение. Подлинные украшения нынче дорого стоят». Моя подруга безапиляционно уверена: только если мужчина тратит на женщину много денег, только тогда он ее любит. «Любовь выражается в тратах на меня». Она никогда не примет «комплимент» меньше 5. 000 рублей. Как она говорит: «звезде на трусики». Или «богине на чулочки». Для ее мужчин ее философия не тайна. Она вполне открыто и спокойно говорит о своих «хотелках». Грубо говоря: если ты меня любишь – купи это, это, это. «Купил. Вот, он меня любит». «Не купил. Этот мужчина не для меня, он не умеет любить».  

Я спросила ее однажды: «А сама ты кого-нибудь любила? » Она затруднилась ответить.  

Ее мужчину должен сопровождать по жизни непрерывный рост – из нищеброда до миллионера, из миллионера – в миллиардера. Нет роста, нет активной прибыли, растущей день ото дня – этот индивид – не мужчина. Мужчина с большой буквы, в ее понимании, должен иметь два желания, просыпаясь утром: выебать ее, а потом выебать весь мир. И если мир не отдается ее мужчине в форме достойного заработка, который тратится на нее, то мужчина автоматически попадает в список «бывшие».  

И вот в процессе отношений с данным персонажем, описанным выше, я поняла, что согласна с ней в одном убеждении: мужчина должен иметь возможность обеспечить свою женщину. Он должен «потянуть» женщину, которая рядом с ним. Нет, я не агитирую женщин сидеть на шее у своих мужчин, работайте на здоровье, реализуйтесь в любой сфере. Но в случае чего (ее болезни, увольнения, рождения детей и нахождения в декрете, в конце концов) она должна быть уверена, что он – ее любимый, сможет взять финансовую ответственность за них двоих, а то и троих. Иначе обоим придется, ох, как тяжело. Он будет тянуть лямку, которая ему не по силам, а женщина будет пребывать в состоянии «недодали ». Взаимные претензии разведут эту пару, потому что мужчина будет считать себя неполноценным, а этого ни одному мужчине не хочется. Ну, или он – похуист, как в моем случае, и ему откровенно похер, ела ли сегодня его женщина, и во что она будет одета зимой.  

В общем, я опять ушла, выслушав вслед бурю негодований, что я «сижу на шее и объедаю бедного-несчастного». (Хочется отметить, что я сама всегда себе на жизнь зарабатывала, что меня и обидело до неузнаваемости). Но это не единственная причина была. Еще мне установили кучу правил: куда ходить, с кем, что делать, чего не делать. Так что я обиделась и уехала на море. Надеялась, что морской ветер выдует назойливые мыслишки и нервный вид подлечит. Провела я там ни много, ни мало – два месяца. Море подвело.  

И вот я опять сижу все в том же доме, на том же балконе, рядом с той же рукой. (Какой-то замкнутый круг получается). Когда успела? В общем, с тем же удовольствием на те же грабли. Только теперь с новой силой. Я опять взяла на себя роль боксерской груши и тихо – молча принимаю на себя удары формирующейся личности…Казалось бы, чего плохого? Руки – ноги есть, голова на месте, работает, все исправно. Да только чек для возврата или обмена не прилагается.  

Теперь у НЕГО появилась новая затея – машине в подметки не годится. ОН решил, что ОН – рыбак. Да такой, что все свое свободное время должен своему хобби уделять и времени зря не терять. Ни есть, ни спать – только удочку закидывать. И выкидывать. Потому что даже рыба к НЕМУ не плыла. Короче, потерял покой и сон. Не важно, какое на улице время суток, если сильно невтерпёж, надо бросать все и всех. И ехать. Не получится ехать – бежать. Не бежать, так ползти в сторону водоема. Винить ЕГО в чем-то у меня ничего не поворачивалось. Я думала лишь о том, что со мной так скучно и не интересно, что аж сбежать ЕМУ захотелось. Эх, тяжел, однако, путь до гробовой доски. Особенно в качестве личной сиделки.  

Я не могла уйти. Попыток было слишком много. Я чувствовала себя, как привороженная. Я всерьёз стала задумываться: «а не съездил ли мой благоверный к какой-нибудь чёрной колдунье и не сделал ли на меня сильнейший приворот. Да такой, что либо с НИМ, либо – смерть».  

Это была зависимость. Без преувеличения. Я не получала секса, внимания, заботы, ласки, денег… но не разрывала эту связь.  

Это могло бы длиться бесконечно. Я поняла, что надо выбивать клин клином. Надо насильно изменить, влюбиться, переключить себя на мало-мало понравившегося мужчину, но только бежать из этого болота, пока оно не засосало меня с головой.  

Искать не пришлось. И отдаваться первому попавшемуся тоже. Спас персонаж № 2 (тот, с которым шесть лет свободных отношений). Услышав мой голос по телефону—изможденный, потерявший интерес к жизни, потухший, он испугался за меня. Через несколько часов приехал. Просто посадил меня в свою машину, увёз на квартиру, которую снял для меня в противоположном от логова хищника, конце города. Забрать меня к себе он не мог. Он уже жил вместе со своей будущей женой. Пару раз съездил со мной за вещами к деспоту. Стоял в дверях, как телохранитель, пока я трясущимися руками собирала вещи, чтоб этот ублюдок меня не убил. А эта тварь и не рыпалась. Потому что по своей натуре был труслив и слаб. Вид более высокого и плотного телосложением мужчины ЕГО угнетал, обезоруживал, пугал. Около месяца ОН ещё угрожал мне расправой в длинных и содержательных смс (ЕМУ не привыкать такие с зоны писать), где ОН во всех красках описывал, как ЕГО дружки-зэки найдут меня и трахнут во все дырки. Постепенно эти выпады минимизировались, меня перестало трясти. Пропив месяц сильные успокоительные, я снова начала дышать спокойно, ровно, не вздрагивая от любого шороха. Перестали трястись руки. Стала крепче спать. Но вернулись кошмары о реке, о которых я уже позабыла пару лет назад. Мутная, страшная, быстрая, ревущая вода. Грязная, широкая река. И я тону в ней, отчаянно взмахивая руками, ухожу под воду. Хочу оттолкнуться стопами от дна, но его нет, оно не чувствуется. Я рвусь к поверхности, воздуха не хватает, вокруг темно. Бурлящее чёрное «кипение». Солнце не пробивает лучами поверхность воды. Как же страшно. Осознавать свою гибель, чувствовать свою смерть. Мне всего лишь было нужно на противоположный берег, где ждут меня спокойствие и умиротворение.  

Я просыпаюсь всегда на своём последнем вздохе, вернее, на вдохе в себя воды, мутной и горькой. С этим резким вздохом я возвращаюсь к жизни, просыпаюсь, кашляя, хватая ртом такой драгоценный воздух. Потом долго-долго не могу отдышаться. Сердце колотится. Страшно. То ли от сна, то ли от реальности, в которой просыпаюсь.  

Я одна, с подорванной психикой, растерявшая друзей, в съёмной однушке, с непостоянной работой, без мужчины. Как такое вышло? В моей жизни, которую я так люблю. Побитая собака. Выжатый лимон. Богатая только жизненным опытом. Опытом многочисленных неудачных отношений. Уставшая. Не способная на эмоции. Выдохнувшаяся. Безразличная к внешнему миру. К людям вокруг. К праздникам и будням. К солнечным дням и звёздным ночам. К музыке. К книгам. К беседам. К сексу. Может, уже утонуть во сне, не сопротивляясь смертельному потоку, и в результате, не проснуться наяву.  

 

ПЕРСОНАЖ № 12  

За три месяца одиночества удалось восстановить только одно, но, кстати, не маловажное в жизни. Вернулись оргазмы. В этом тоже помогли сны. Вообще, эти три месяца я больше пребывала в состоянии сна, чем в реальности. Наверное, мой воспаленный мозг, мой организм решил выбрать такую защитную реакцию и систему восстановления. Хоть каждый день из зеркала на меня смотрела изможденная девушка с тёмными кругами и мешками под глазами, с пустым взглядом и нечесаной копной волос, становилось все легче и легче, все свободнее и свободнее.  

Так вот. Сон. Моё лекарство. Мой антидепрессант. Мой заботливый на тот момент мужчина. Он обволакивал, забирал в свои объятья. Находясь в царствии Морфея, я отдыхала духовно и физически. Восстанавливала силы для дальнейшей жизни, которая пока превратилась в однообразное существование. До этой ночи я получала оргазм только в реальности. Даже в период полового созревания ни разу не случались у меня оргазмы во сне. Хотя от подруг я не раз слышала о таком феномене. Мне это казалось за гранью, какой-то сказочкой.  

В эту ночь мне снился совершенно незнакомый мне мужчина. Хотя во сне я была уверена, что я не только хорошо его знаю, а, более того, это мой муж. Он обнимал меня на большой деревянной кровати, очень мягкой. Белое постельное белье, куча подушек вокруг. Незнакомый мне дом. Очень высокие потолки. Незнакомый мне мужчина. Очень красивый мужчина. Мы голые. Я совершенно его не стеснялась (ещё бы, это же муж! )  

Я чувствовала себя очень спокойной. Такой расслабленной и уверенной в этом мужчине и завтрашнем дне, что ли. Я чувствовала себя счастливой. Окутанной нежностью, любовью и лаской. Этот человек смотрел на меня преданными, влюблёнными глазами. Глубокий взгляд карих глаз. Такой родной.  

Он гладил мои волосы, еле прикасаясь мягкими губами, целовал щеки, шею, плечи. Целовал каждый пальчик моих рук. Я расслабленно, с удовольствием, наблюдала за его действиями. Тихий кайф. Он оставил дорожку поцелуев на моём теле – от ключиц до пупа. Гладил грудь. Осторожно и мягко. Чуть щекоча. Целовал бедра и колени. От его прикосновений бежали мурашки. Я испытывала сильное желание. Большое и всеобъемлющее. Нестерпимое. Он, нежно глядя на меня, провел указательным пальцем от живота до клитора. Медленно-медленно и непрерывно. Я ахнула. Меня резко охватили судороги. Мои дергунчики, уже позабытые мной. Я в голос застонала, завибрировала и… проснулась. А сладкие конвульсии продолжились.  

Мой мозг в этот момент лихорадочно соображал, где он вместе со мной – в доме с деревянной кроватью и мужем или в одиноком холодном холостяцком убежище всеми забытой меня. А телу в этот момент было откровенно похуй, что там соображает этот глупый мозг. Изголодавшееся по оргазмам тело кайфовало – ярко и громко. И к тому моменту, когда мозг проснулся, тело уже получило достойную разрядку.  

Вместе с мозгом пыталась прийти в себя и я. Сказать, что я была в шоке – ничего не сказать. То ли сон, то ли явь. То, что это реальность, выдавало сердцебиение, вспотевшие ладошки, влажная вагина, сбитое дыхание. Для меня это было абсолютно новым, неизведанным чувством, ощущением. Мне оно очень понравилось. Оно расслабило, унесло куда-то за пределы сраной однушки.  

Какой организм – молодец. Хвалю его. То спит постоянно и беспробудно, чтоб восстановиться, то сам по себе кончает. И так легко и непринуждённо.  

Я долго лежу с открытыми глазами. В голове образы из яркого, особенного, эротического сна. Они до сих пор живы, они так близки. Почти реальны. Я не вижу комнаты, картинки проносятся мимо глаз. Моё воображение вновь и вновь возвращает меня в дом, где у меня есть муж и счастье. А физически я чувствую небывалую лёгкость. Я чувствую себя отдохнувшей. Полной сил, но расслабленной одновременно. Умиротворение. Это слово подходит к этому состоянию. Как после продолжительного сексуального контакта с любимым мужчиной. Когда хочется долго-долго неподвижно лежать, наслаждаясь моментом и тишиной. Абсолютный покой. Вот и мне хотелось лежать и балдеть, хотя моё тело справилось с достижением пика удовольствия за считанные секунды.  

С чувством огромной благодарности своему телу, преисполненная положительных эмоций, я сладко засыпаю.  

На следующий день я села перед зеркалом. В коридоре. В моей съёмной квартире это было единственное зеркало в полный рост. Я накрасилась. Впервые за месяц. Вывалила перед собой всю косметику, какая была. Медленно перебрала свои запасы искусственной красоты. Аккуратно и тщательно нанесла на бледную кожу лица тональный крем. Замазала круги под глазами. Долго смотрела на себя. Постаралась выпрямить ссутулившуюся спину. Тяжело и медленно вздохнула. Проморгалась, потому что глаза стали наполняться слезами. Нельзя плакать. Хватит. От слез останутся мокрые полосы на щеках поверх тонального крема и испортят мою работу. Нужно продолжать. Заставить себя накраситься. Заставить себя жить. Начать все с нуля. Ничего страшного не произошло. Просто очередной мудак. Просто выпил мои силы. Своровал всю энергию. Но я жива. Я наберусь постепенно вдохновляющими эмоциями. Я сильная. Я в себя верю.  

Глаза. Они должны гореть желаем жить. Надо их подчеркнуть. Рисую чёрным карандашом стрелки. Пусть они будут кривыми. Плевать. Рука чуть дрожит. Вывожу их подальше. И сверху и снизу. Я крашусь для себя. Пусть будет чуть вычурно и пошловато. Мне сейчас надо гиперболизировать даже мелкие положительные моменты. Левый глаз. Как всегда рисунок линии отличается от правого. Ухмыляюсь. Проблема всех женщин. Нарисовать одинаковые стрелки. Я не исключение. Эта мысль чуть веселит меня. Эти глаза должны плакать от счастья. Я себе обещаю.  

Брови. Они стали блеклыми. Ну, ничего. Тоже нарисуем. И растушуем. Чуть вверх, чуть объёмнее, чем обычно. Пусть взгляд снова будет дерзким и уверенным. Я играюсь мимикой лица. Хмурю брови, сдвигая их к переносице. Распахиваю глаза широко-широко, чтоб брови взлетели наверх на моем высоком лбу. Эх, эмоции стали одинаковыми, серыми, я отвыкла удивляться, восхищаться, открыто смеяться и просто радоваться. Надо вспоминать. Пора.  

Щеки. Мои любимые ярко выраженные скулы. Подчеркнём. Румянами. Приятной мягкой объёмной кисточкой. Рассматриваю себя в профиль то одной стороной лица, то другой. Начинаю себе нравиться. Давно забытое чувство. Нравиться себе. А ведь раньше это было так легко. Хвалить себя. Ценить себя. Уважать себя. Просто нравиться себе. Как какой-то человек, недомужчина смог забрать у меня искусство нравиться себе? Самоутверждался за мой счёт. Внушил мне, что я не достойная, и на моем фоне смотрелся выигрышно. Чёртов манипулятор. Меня начинает охватывать злость и ненависть. От этого руки идут ходуном. Стоп, девочка моя. Мы отпустили, забыли, простили. Да, простили. Потому что быть столько времени с ним, и позволять ему морально издеваться над собой, это МОЙ выбор.  

Губы. Мои губы, которые столько раз говорили хорошие, приятные слова своим мужчинам. А сколько нежных поцелуев и страстных действий совершили эти губы для сильных мира сего. А сколько раз они искренне улыбались. Надо тренироваться улыбаться. Натяжно, насильно, искусственно, но улыбаться. Чтоб улыбка вновь стала хорошей доброй привычкой моей жизни. Беру в руки помаду. Она яркая, красная, манящая. Мне нужна именно такая. Медленно, аккуратно крашу губы, свой чувственный, чуть приоткрытый рот. Оцениваю. Наношу ещё слой. Пусть горит на моем лице цветок любви. Роза. Моя любимая роза. Как давно мне не дарили цветов. С лепестками, как у губ.  

Критично смотрю на отражение в зеркале. Это я, какая есть. Просто чуть сильнее обозначены черты лица. Яркие красные губы мощным акцентом бросаются в глаза. А глаза подчеркнуты, скулы удачно выделены. Распрямляю плечи. Чуть вздернутый подбородок. От этого шея кажется длиннее. Вновь гордая. Вновь сильная. Чуть надменный взгляд. Я готова к новой жизни. Где все по-другому. Где я влюблена и счастлива. Где много улыбок, положительных впечатлений и секса с любимым мужчиной. Но я, наивная, рано решила, что одним днем положительного настроя, в жизни все меняется, и наступает светлая полоса.  

ОН просто был. В моем сознании, в моей душе. ОН проник в каждую клеточку моего тела, в самый сокровенный уголок моего сердца. Просто принес туда свой стул, сел, и никуда не собирался уходить. И я понимала, даже если ОН уйдет, этот стул останется стоять – ЕГО маленькая часть, пространство, которое будет всегда принадлежать только ЕМУ. И никогда я не посмею усадить на этот стул чью-то другую мужскую задницу.  

Это больно. Это почти физическая боль. Когда разрывается душа, когда не хватает воздуха. Когда везде и всюду тебе мерещится ОН. Ощущаешь себя сумасшедшей, шизофреничкой. Любую мелочь, любое событие ты ассоциируешь с НИМ. Видишь какие-то знаки, которых в действительности нет. Ты икаешь и думаешь: «Это ОН меня вспомнил». Ты видишь о НЕМ сон, и убеждаешь себя: «ОН снится, потому что думает обо мне». Ты встречаешь на улице машину той же марки, что была у НЕГО, и земля уходит из – под ног, потому что кажется, что это ОН – приехал к тебе. Ты продолжаешь находиться в обществе людей, которые о чем-то говорят, но ты не слышишь их. Ты стараешься улыбаться, кое-как поддерживать беседу, но не можешь отпустить ни на мгновение мысли о том, что ЕГО стул пуст. Живешь в выдуманном мире, где вы вместе, где вы – единое целое. В реальности же ничего этого нет, поэтому ты не живешь, а существуешь. Ты по кусочкам наживую отрываешь ЕГО от себя, с мясом. Потому что ты ЕМУ не нужна! Просто не нужна! И нет, чтоб смириться с этой данностью, ты продолжаешь строить иллюзии.  

ОН дал понять недвусмысленно, что вы – разные, вы не созданы друг для друга. Ты – не героиня ЕГО романа. Как так, если ты уже написала историю про вас двоих в своей голове, в своем сознании. Ты поверила, что ОН – твоя судьба. Хотя ОН об этом никогда не говорил. Ты – незначительная часть ЕГО истории. Может, ОН уже и не помнит о тебе. Почему же не отпускает эта давящая боль? Откуда эта ломка? Когда ты успела накрепко засадить ЕГО в свою больную голову?  

Эффект бумеранга. Сколько раз ты оставляла мужчин наедине с их болью, являясь первопричиной этой боли. Это расплата. Признайся уже самой себе – ОН просто спал с тобой и это все. Ведь ты и сама делала так раньше. И не надо было раздвигать ноги на ширину души, когда от тебя хотели только секса!  

Отсутствие аппетита, отсутствие сна, сорванные нервы, которые итак были ни к черту, антидепрессанты, успокоительные. Госпожа депрессия полностью завладела моей жизнью. Тяга. Необузданная, магнетическая тяга к НЕМУ. Неконтролируемое желание быть рядом. Хотя бы взглядом, хотя бы прикосновением, хотя бы вдохом ЕГО аромата. Но не будет ничего. ОН был. ОН – прошедшее время.  

Мы познакомились случайно, в клубе. Хотя случайностей не бывает. Каждый человек приходит в нашу жизнь, чтоб оставить свой след, преподать урок. Каждое знакомство – это опыт, бесценный. И один человек, впустив в свою жизнь другого, никогда уже не станет прежним. Не буду прежней и я. Знакомство на полуулыбке, легкий флирт, бурная ночь. Кто знал, что именно ОН зацепит так, что без НЕГО не захочется жить?  

Анализируя сейчас, я понимаю, что совершила огромную, грубую ошибку. В моей жизни период от «привет» до оргазма всегда минимален по времени. И это неправильно. Если женщина хочет начать с мужчиной серьезные отношения, она его «маринует». Никто не поспорит, что мужчина по природе своей – охотник. Свою женщину он должен завоевывать. Так устроено природой. Если до сексуальных отношений потрачено мало времени и сил со стороны мужика, он быстро теряет к даме интерес. А к чему стремиться, если всего уже добился? Вот она – на блюдечке с голубой каемочкой, ну, или точнее, распростертая на простынях – вся горит и призывает: «Возьми меня! » Ну, взял. Ну, хорошо было. Занавес. Потому что не завоевывал, не добивался. Просто взял, что давали. И потерял интерес. И захотелось новый объект охоты. Запомните, дамы: чем больше времени, сил и денег ваш потенциальный мужчина на вас потратил, тем выше вероятность того, что он захочет остаться с вами навсегда. Мужчины высоко ценят свое время, потраченные деньги и эмоции. И только вкладывая, он понимает, что женщина ему нужна и дорога. Ему попросту будет жаль потраченных впустую сил! Бесполезных ресурсов. Очень редко отношения, начавшиеся с секса в первый день, становятся долгосрочными и счастливыми.  

Я этого не понимала. Я думала: будет круто в койке – будет круто в жизни. А ОН просто испарился через пару недель из этой самой жизни, вдоволь удовлетворив свои физические потребности. Но проблема в том, что мне было комфортно. Максимально комфортно. Я на каком-то ином, не физическом уровне, вдруг почувствовала абсолютную гармонию, идиллию с этим человеком. Жаль, что почувствовала только я. Нужно признаться самой себе, что от меня, от дуры, ЕМУ нужен был лишь секс.  

Две недели. Что такое две недели? Это малюсенький отрезок времени относительно нашей долгой человеческой жизни. «Как можно влюбиться и сойти с ума за две недели? » – спросите вы. Можно. Можно впустить человека в свою жизнь за десять секунд и уже не иметь возможности его забыть. А можно всю жизнь прожить бок о бок с человеком и так и не узнать, что такое «любовь». И пусть нестерпимо больно и душат чувства, в этот момент понимаешь: ты – жив, потому что можешь любить и страдать.  

Тяга возникла молниеносно. У обоих. Это как разряд электричества. Это невозможно не почувствовать. На каком-то космическом уровне вы ощущаете, что готовы стать единым целым. Магнетизм. Ты еще не знаешь ЕГО имени, а ваши пальцы уже сплелись в танце страсти. Внутри все кипит. Ты краснеешь, пытаешься выровнять дыхание, не можешь прямо взглянуть в ЕГО глаза. Вы как будто знакомы очень давно, в одной из прошлых жизней, там вы уже были вместе. И вот вселенная вновь свела вас в пространстве и времени реальном. И никаких сомнений, что вы – желаете друг друга. Эта связь незаметна для окружающих, это прикосновения только ваших душ. И становится неважным место и время для вашего уединения и единения. И абсолютно плевать, кто был «до» и кто будет «после». Есть здесь и сейчас. И ощущение, что нужно торопиться, пока связь крепка, пока она не оборвалась. Сковывает и тут же раскрепощает какой-то животный страх, что можно не успеть.  

Оказавшись вдвоем, вы пытаетесь испить друг друга до дна. Мозг отключен. Реальность потеряла смысл. Есть тела. Есть руки. Есть дыхание. Есть языки. Есть выплески эмоций. Есть вершины. Есть взлеты. Нет совместного будущего.  

Нет вообще ничего, что связывает мужчину и женщину, кроме желания обладать друг другом. Ни прогулок, ни совместных ужинов, ни полуночных разговоров, ни долгих объятий. Минимум слов. Минимум совместного времяпрепровождения. Максимум секса. Максимум оргазмов. У НЕГО.  

ОН не любил работать в постели. Или не хотел – понимаю я с течением времени. Я же выкладывалась по полной. Уставшая, мокрая, я падала на кровать – не всегда удовлетворенная, но довольная, что ЕМУ хорошо. Число ЕГО семяизвержений было куда выше, чем моих любимых дергунчиков. На ум приходит шутка:  

– Родной, ты в постели – просто зверь!  

– О, спасибо, дорогая!  

–Не за что, ленивец гребаный!  

Но в тот момент я была крайне довольна всем происходящим. Наверное, сердце уже приняло ЕГО как родного, любимого, а я еще этого не поняла. Мне казалось, что все происходит правильно. Ведь каждый из нас привык получать удовольствие по-своему. Кто-то предпочитает расслабленно лежать на спине, прикрыв глаза и получать, кто-то работать, давать, стараться. Главное, чтоб результат был одинаков для партнеров – комфорт и удовольствие.  

Мне не в чем ЕГО винить. ОН ничего не обещал и не гарантировал. ОН, в отличие от меня, не строил планов и не жил иллюзиями. Но легче от этого не становилось. ОН как внезапно появился, так внезапно и исчез. Мимолетный роман, напоминающий курортный. Для НЕГО так и было. В моем же случае казалось, что за эти две недели я прожила маленькую, полноценную жизнь – со всем спектром эмоций, переживаний, мыслей. И вот она закончилась. Труп моей любви я предпочла кремировать внутри самой себя. Ей не возведен громоздкий памятник. Ее прах хранится на полках моей памяти. Остался один «незначительный» вопрос: как, сука, уничтожить эту злосчастную память?  

Дорогая моя. Ведь раньше ты придерживалась теории – помните – что плохого в том, что люди хотят друг друга? Ну, доставили взаимно максимум удовольствия, ну, чмокнулись в щечки на прощание и разбежались. Это же просто секс. Но ты упустила момент, когда ОН из кровати переполз в твою душу…  

Может, меняются ценности и идеалы? Может, однодневные беспорядочные связи исчерпали себя? Может, они уже не кажутся такими привлекательными, авантюрными, сладко – манящими? Может, вдруг захотелось чего-то большего? Ни тех ночей, которые ни к чему не обязывают, а душевной теплоты, утра с крепким кофе на двоих, сваренным не тобой?  

Девочка моя, может, ты взрослеешь? Может, это конец подростковых отношений, юношеского максимализма, времени девичьих иллюзий?  

А может, это только начало…?  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

| 2064 | оценок нет 14:56 12.10.2019

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019