Мальчик упал

Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует

 

 

 

 

Мальчик упал  

 

 

Он ехал довольный. Как же! Целых пятьдесят “кусков” лежало в кармане, и стыд не жег ему щеки. Наконец-то свершилось то, к чему он давно шел, хотя…  

Кем он был?  

Да кем! Учителем, которого все считали хорошим порядочным учителем, душой коллектива, которого государство, однако, поставило в определенную позу, да еще и требовало повышенной отдачи. За гроши! И как это можно было назвать? Язык не поворачивался…  

А кем он стал?  

Да кем! Обыкновенным толковым предпринимателем, громко говоря. А по-людски – способным добытчиком денег. Потому что, когда добываешь эти самые деньги, удивительно прорезается природный азарт и выпрыгивает из человеческих, профессионально привитых нравственных зарослей инстинкт потребителя. И ты только поражаешься, как богато и разнообразно напичкана наша натура, как с готовностью она предоставляет искусные ин-струменты на случай любой реконструкции своей судьбы. И ты разворачиваешь свой интеллект и кричишь: грызу – разойдись!  

Именно за это поносил он на всех совещаниях своих коллег, ушедших из школы на рынок. Он, лучший учитель района, не раз выступая в местной прессе, призывал помнить о высоком призвании соратников по цеху, советовал внимательно всмотреться в глаза ребятишек, прежде чем уйти. На всех уровнях и в ближнем кругу что-то там лепетал о чести… Петух!  

Да, долго всматривался он в них, но с каждым днем все больше – в печальные глаза жены, все понимающей, не осуждающей. Это она ему старалась вбить в голову, что в школе тоже стало все грязно, тоже все продается, а он, чудак, не хочет этого замечать! Она была по-своему права, но…  

Всматривался и в глаза родителей, кивающих и согласных. Это они прямо говорили, кто из учителей взяточник, приводили примеры, но…  

И в глаза своих друзей тоже. Они подбадривали. Они предлагали провести эксперимент для доказательства того, на какие шиши у руководства школы такие приобретения! Но…  

Все так, это мало- помалу подталкивало к решению. Однако это “но” оставалось единственной занозой, которую он никак не мог вытащить и по сей день. Она мелькала злорадной ухмылкой именно тогда, когда что-то удавалось – блеснет и убежит, блеснет и убе-жит…  

Вот так он ушел! Раз и навсегда! Как говорится, в двух словах.  

Но а если покопаться… Но а если покопаться, тогда надо воз-вращаться в школу, к тем ребятам, которые недоумевают, теперь он точно об этом знает, почему учителя тухнут в школе, тужатся выполнить какой-то идиотский долг, а не “рубят бабки” на стороне?! Именно – не “рубят”! Возвращаться в школу и рассказывать ученикам, как здорово получать нормальные деньги, к которым он уже привык за последние семь месяцев, как здорово почувствовать себя материально независимым, даже тогда, когда … Рассказывать, чтобы оправдать свое решение сменить работу и, по сути, попросить прощения. Но…  

Опять это «но»! Но при этом, конечно же, рассказывать о том, что вот это «но» постоянно будет сидеть в них и победить его вряд ли возможно.  

 

…Электричка страстно шипела по “бархатному” пути, приятно лаская слух. В вагоне почти никого не было, поэтому хорошо думалось. За окнами снег, снег, снег. Вдали по обеим сторонам черными чучелами выпрыгивали деревья. Но они не портили общего впечатления чистоты и опрятности. Природа мудра, раз в год скрывает от глаз неизбывную грязь, дает отдохнуть душе. Вот так бы…  

– 332-й километр! Следующая – Некрылово!  

Через минуту поезд остановился, с глуховатым скрежетом раз-двинулись тамбурные двери, впустив очередную порцию холодного свежего воздуха и выпустив влажно-душноватую. И все! Никто не вошел и не вышел. Холостой ход, как говорится.  

Сколько их было в его жизни, этих холостых ходов! Не счесть… Теперь все иначе. Теперь он решил не допускать промахов. Теперь он устанавливает для себя “бархатный” путь, вот такой, по которому легко и свободно катит сейчас электричка. Все исчезло, убежало. Вместе с недобитой мыслишкой. Вместе с влажно-душноватым воздухом, порождаемым ею. Единственно, отчего мутило: надо было догнать и добить эту мыслишку. Ведь ее можно было догнать, но вот догонять как-то не хотелось. Ее можно и надо было добить, потому что больно уж ерзала она иногда в мозгу, непонятным образом привнося понятный дискомфорт. Но… вступать в борьбу и приносить возможные жертвы не давала боязнь чего-то большого и наказуемого, чего-то ненужного и скандального. К чему проблемы на новом пути?  

Ату ее!  

Он хмыкнул и широко улыбнулся. Хватит! Лучше о семье, о том, какой сюрприз он готовит. Нина наверняка будет довольна. Очень довольна! Наконец-то сбудется ее мечта – купит современный шкаф для прихожей: с раздвижными створками, выдвижным комодом и огромным зеркалом. Поставит телефон с определителем, вставит новые окна в квартире, застеклит лоджию… Да мало ли! Он уже семь месяцев регулярно приносил более-менее приличные деньги, но накопить на что-то серьезное никак не получалось. А тут вдруг сразу и столько! Надо будет в довесок купить бутылку “Клико”! Нечего жмотиться, пора привыкать к цивилизованной жизни.  

Снова широкая улыбка, снова задумчивый взгляд в окно – за “бортом” чистота и порядок. Так и должно быть! К черту сомнения, мешают жить. Победа есть победа! Правы школяры, надо “рубить”! И прав Пашка – надо отсекать ненужное, если хочешь творить себя нового. Его друг начинал как скульптор, а сейчас ваяет надгробные памятники. Ничего, доволен! И жена – тоже. Состоялся он, сохранилась семья. Хотя…  

Хватит!  

Он неохотно и осторожно прокрутил сегодняшнюю встречу с заказчиком, выискивая и оправдывая свой “криминал”. Хм, криминал! Сказать страшно!  

Это Пашка его надоумил. Ну, конечно же, Пашка! Долдонил каждую встречу о том, что надо «рубить» уже по крупному, хватит скромничать, поди, не в школе, не с пацанами возишься, а с акулами бизнеса. В фирме твоей, дескать, денег сугробами, учета – никакого, все спешат хапать. Да и кто будет учитывать? Свиристелки эти, у которых опыта никакого? Пусть шеф, дескать, спасибо скажет, что налоговики получают “мизерку”, что купить их можно с потрохами, а так бы давно “задымил”.  

Суть предложения Пашки сводилась к элементарному – надо просто лохонуть. Фирма занималась подрядным строительным бизнесом. Располагалась в областном центре, а работы вела по сельским районам. Все как водится! Действовало сразу несколько бригад. Кадровый состав, мягко говоря, разношерстный: строители, бывшие военные, пенсионеры, уволенные банковские работники, почтальоны, учителя… Кого только не брали! Даже бомжей! В каждом районе у фирмы свое маленькое представительство, возглавляемое трезвым, грамотным, авторитетным человеком. Вот Пашка и воткнул его возглавить представительство! Медведей, дескать, учат…  

Фирма получала заказы, лихорадочно составляла сметы, согласовывала с заказчиками, выуживая копейку за копейкой. Заказчики, по взаимной договоренности с фирмой, тоже “молотили под себя”, списывая под шумок бюджетные выделения. Чиновники “деловито” обеспечивали эти выделения, требуя своей копейки. Откаты, откаты, откаты… И это все урчало, скрипело, вертелось, как в бетономешалке, и все были довольны. В таком водовороте надо, конечно же, ловить крупную рыбу, ибо все было “законно”! Есть возможность – рой! Чего дремать?  

Так не уставал рассуждать Пашка, а он потихоньку ломался…  

И вот свершилось! До неправдоподобия легко! От него требовалось лишь одно – проявить первым инициативу. Даже не инициативу, а намек на нее! Какой же тут криминал? Ручки чисты, ножки целы!  

Раньше – как? Заказчик предлагал разные “штучки”. Скажем, заменить дорогой материал на, допустим, не очень дорогой, но по качеству “почти” не уступающий. Фирме – все равно, шеф с улыбкою пошире открывал заветный ящичек. С хорошим настроением возвращались домой и заказчики. А вот директор представительства фирмы оставался с носом! До каких пор? Да, ты начал зарабатывать неплохо, но коли уж стал на иную стезю, то дерзай, не отставай и расти!  

Так не уставал рассуждать Пашка! А он потихоньку ломался…  

Что требовалось? Первым повести речь о подобных “штучках”! Каждый ушлый заказчик-начальничек – всегда имеет личную выгоду. Он быстро смекнет, просчитает и выделит долю. Тем более, что не такую уж и большую. За з н а н и е и понимание, как говорится, п р о б л е м ы. Важно только с умным лицом уточнять детали. Как будто ты и не видишь, что в бумагах написано. Так, мимоходом, спроси или переспроси, и все. В момент растает! Заказчик сообразит, что главного шефа фирмы информировать о «беседе» с директором представительства не надо – вдруг они в сговоре: и “топчи” потом новые «тропки»! Зачем, спрашивается, и кому это надо? Чиновникам об это тоже знать необязательно, чтобы не напугать. Подумаешь, одним заинтересованным человеком больше! Все будет в ажуре! И даже лучше! Только намекни!  

Пашка убеждал по-бычьи, никаких сомнений и колебаний!..  

И с месяц назад он решился, намекнул. С дрожью в голосе и мок-рым лбом. А сегодня… Сегодня зашел в кабинет. Нарочито бодро, независимо. Даже не думал, что в нем живет такой артист. Зашел и… получил конверт. Улыбки, рукопожатия, коньяк и… конверт. Еще поклоны, пожелания и… пробкой в коридор! Когда, забившись в туалет, раскрыл "благодарность", стало дурно… Он воровато озирался, облизывал губы и снова, и снова считал, считал…  

 

…- Некрылово! Следующая – конечная! Просьба….  

Он не сразу стряхнул с себя запах гипнотического воспоминания, неожиданно сладкими, даже волнительно сладкими были думы о нем. Поднялся, достал сигарету, взял кейс и не спеша вышел из вагона. Потребовались две глубокие затяжки, чтобы заставить себя осмотреться. Против ожидания, на станции было людно. Сумки, чемоданы, тележки – бойкие люди, как муравьи, делали свое дело. Зачумелые, одуревшие от бессонных ночей, опухшие и небритые, под презрительными взглядами бездельников всех мастей они суетливо двигались по перрону навстречу своей добыче. Да, таков сегодня закон жизни! И с этим надо мириться! Весь мир мирится! И не следует оглядываться! Надо также напористо идти вперед!  

Презрительные взгляды почему-то зацепили. Ему показалось, что некоторые бездельники также смотрят и на него! На него, представительного, отлично одетого, без ржавой тележки, без грязных узлов и сумок. Почему? Но, главное, почему раньше он не замечал таких взглядов? Что случилось? Ведь он «рубит бабки», как все. Чтобы нормально жить! Что же тут предосудительного? Он, в конце концов, свободен! Сво-бо-ден!  

– Чего пялишься? – прохрипел худенький старичок в засаленной куртке. Из под старенькой заячьей шапки сверкали недовольством угольные глаза. Он тяжело шагал мимо, опираясь на самодельный бадик и почти не отрывая от заснеженной дорожки непослушные ноги в скрюченных валенках. – Не узнаешь нас, братьев твоих? Чужие мы тебе? У-у, наел харю, ворюга! Развелось вас, червей ненасытных!  

– Послушайте! – изумленно вскрикнул он. – Я…  

– Да пошел ты! – отвернувшись, махнул рукой старик.  

Этот малюсенький, странный по нелепой злобе диалог, враз уничтожил всю его новую железную веру, как уничтожил и все его недавние сладостные впечатления… Или нет, не уничтожил, а поколебал? Конечно, поколебал. Ему почему-то подумалось, что выпрыгивающие черные деревья, видимые через окно электрички минутами назад, может, и не портили общего впечатления чистоты и порядка издали, но здесь, вблизи, неухоженные и корявые, заваленные пластиковыми бутылками, обертками и разорванными пакетами, они заставляли трезветь и оценивать. То есть, опять ду-мать…  

Ч-черт!  

Он заспешил к остановке автобуса, снова и снова пытаясь вер-нуться в реальность. Сделать это было непросто, потому что открывающиеся тамбурные двери на всем пути следования электрички “дышали” убегающей недобитой мыслишкой и, видимо, “надышали”! Вокруг гомонили люди, сверху падал тихий равнодушный снег, приятно остужая и щекоча лицо, со всех сторон станционного рынка заученно кричали продавцы пирожков и всякой снеди, но ничто не отвлекало. И ему вдруг спасительно подумалось, что он просто устал… Но…  

Дома никого не было. Одни – в школе, другие – на работе. Отлично! Торопливо сбросив с себя куртку, он с удовольствием завалился на диван.  

Куртку сбросил, но…  

У-уф, господи! Какая-то непонятная, не испытываемая ранее тяжесть наваливалась на него. Но… одной усталостью такое не объяснить. А чем? Так хотелось расставить все точки, и покрыть их и покрыть белым снегом! Хм, по пути домой он попробовал сбросить "хандру" быстрым шагом. Он пронесся мимо остановки автобуса, мимо винного магазина, где хотел приобрести “Клико”, мимо рынка, где предполагал накупить детворе подарков, закупить продуктов на вечерний праздничный стол.  

Но быстрая ходьба не помогала. Она не горячила тело и не остужала мозги. Тяжесть неизбывно прибывала. И вот теперь, она прямо-таки физически вдавила его в подушки и заставила уйти еще дальше от реальности, вдогонку за той идиотской мыслишкой, которая якобы уже давно убежала и которую надо было уже давно добить, чтобы не смердела, не портила воздух! Он не знал, как ее назвать, вернее знал, но хотел, как и все, не знать, потому что в современной лексике это слово уже умерло! Потому что в наступившем мире оно мешает нормально жить людям!  

Вдруг подумалось о том, почему люди, если надо оправдываться, вмиг обращаются к патетике? И тут же подумалось – оправдываться? И еще подумалось – да! И еще – нет!  

Он вспомнил до приторности четко, как они с отцом в далеком детстве пошли однажды на каток, и там случилось э т о! Случилось то, что вот теперь исподволь мешает жить. Так, как хочется!  

 

…Он уже накатался, и они сидели на лавочке, решив дождаться выезда специализированной группы. Там был один мальчик, удивлявший местного тренера, да и всех в школе своими способностями. На тренировках, раскрепощаясь, он легко исполнял прыжок в полтора, а то и в два оборота при высочайшей амплитуде! Казалось, взмывал в воздух и наслаждался полетом. Как птица!  

У всех дух захватывало. Школьники, разноцветными воробышками сидевшие на лавочках, бешено аплодировали и кричали: ”Е-ще! Е-ще! ” А он благодарно и привычно раскланивался и заходил на повторный круг. И снова волшебство полета и восторги!  

И вот сегодня, как всегда, они ждали его выезда.  

– А он чемпионом будет, пап?  

– Школы? – улыбнулся отец.  

– Да не-ет, мира!  

– О-о! Для этого столько сил нужно, сынок! Не знаю…  

– Ну, ведь у него получается!  

– Пока получается. А если сорвется?  

– Как это?  

– Ну, упадет! – удивился отец. – После падения снова поверить в себя очень трудно. Человек другим становится. У него ссутулятся плечи, опустится голова… И даже если он все это распрямит и поднимет, он все равно уже другой!  

– Не понимаю?  

– Это я образно говорю, сынок. Подрастешь – поймешь. Главное, соизмерять свои силы и трудом и терпением одолевать крепости. Понял?  

Он соврал, что понял, а отец весело потрепал его по плечу.  

Сознавать такое было противно, но отец оказался прав. Как всегда! Мальчик действительно упал. И именно в тот вечер, когда они завели разговор о нем, о его таланте, чемпионстве.  

Мальчик энергично разогнался, белый шарфик крылышками захлестал по его спине, еще толчок, еще, театральное замирание и взлет! Но потом случилось что-то невероятное: левая рука неестественно выпрямилась, голова запрокинулась назад и вправо, контактная нога подкосилась и он рухнул всей тяжестью тела и закружился на скользком льду.  

– А-ах! – разнеслось над катком. Все как по команде вскочили и онемели от изумления. Тренер быстро подкатил и помог подняться мальчику. Наверное, ничего страшного не произошло с его точки зрения, а вот все собравшиеся были в шоке. Их кумир! И…  

Но самое печальное и страшное было впереди. После того, как начали расходиться школяры, мальчик снова выехал. Но, как и говорил отец, э т о б ы л у ж е д р у г о й м а л ь ч и к! Поникшая голова, опущенные плечи и вялые, неуверенные толчки… Никто его не утешал: ни друзья, ни фигуристы из его группы, ни тренер. Он катился круг за кругом, уперив свой взгляд в ноги, и, конечно же, понимал, что остался один на один со своей болью, что на сегодня он самый несчастный в мире человек и уже никогда не воскресить ему былого величия!  

Дальше произошло совсем уж чудовищное. Его жалобно позвала бабушка, одна из тех, которым нужны вечерние прогулки и которые с радостью соглашаются заниматься своими внуками. Она звала его долго, но он не отвечал. Наконец он поднял голову, лицо его скривилось, и он помчался к бабуле на всех парах. Даже издали было видно, как вздрагивали его плечи в объятиях старушки. Мальчик не выдержал: он плакал, никого не стесняясь…  

Они шли домой пешком. Отец извинительно что-то пояснял, что-то сравнивал, приводил какие-то примеры. А он шел, нахлобучив шапку. Потому что слезы стояли в глазах!  

Да, папа, слезы! Отец оказался как всегда прав, но жестоко прав! Кому нужна была его правда? Мальчику? А разве можно было ему сейчас помочь этой грубой правдой? Тогда кому? Мне, папа? Не-ет! Она, ведь, разбила его личное представление о надежде, о справедливой логике чистых шагов по жизни, а, значит, привносила грязные представления о будущем. Отсюда мои слезы, папа!  

Они шли, он старался незаметно засмотреть в глаза отца. Но тот шел, думая уже о чем-то своем. Не о прощении, не о помощи, а о чем-то своем, и совсем не замечал сыновьи слезы.  

Тогда-то и появилось решение стать учителем!  

 

…Вот это ему сейчас вспомнилось. Как и то, что с тех пор он начал оценивать своих друзей по-новому. Упадет он или не упадет!  

Да, по такой вот жесткой шкале. И от этого зависело его дальнейшее отношение к сокласникам. До последнего года зависело…  

Дурь, конечно! А если посмотреть…  

…Хва-тит смо-треть! Он застонал, резко поднялся с дивана и, торопливо раздеваясь, прошел в ванную. Холодный душ, горячий, холодный, горячий… Он с наслаждением впитывал в себя бушующую энергию воды. Тонкие струйки шумной ватагой охватывали голову, грудь, плечи и всюду били прямо, яростно, бескомпромиссно. Надо, надо выбивать из себя “пыль”! Нечего смердеть! Напротив – безжалостно смывать, смывать с себя всю грязь сомнений! Раскинув руки и запрокинув голову! Он “уносился” куда-то далеко-далеко, навстречу брызгам, ощущая так долго ожидаемый прилив сил и настроения. Душа его благодарствовала, и он забылся…  

Из благостного оцепенения требовательно вывел телефонный звонок. Увы, но пришлось “возвращаться на землю”. Совершенно голый, увешанный капельками воды, он уныло прошел в зал и снял трубку.  

– Да.  

– Привет, дружище! – раздалось близкое, хриплое, радостное. Это был Пашка. – А я думаю, приехал или нет. Будь добр, вкратце результат!  

– Привет! Да нормально, вроде бы…  

– А чего голос такой?  

– Какой?  

– Вчерашний. Понимаешь несоответствие?  

– Да понимаю…  

– Вот опять! Ты это брось! Ты решился! Ты теперь вновь рож-денный, понял?  

– Как это?  

– Так это! Нечего прикидываться! В душ, потом в новые одежды и – по плану! Ничего не откладывается?  

– Да не-ет, вроде бы…  

– Вот и славно! Рад за тебя и – до встречи! Пока!  

Он стоял, понурив голову и опустив плечи. Трубка противно плакала в мокрой руке. Капли воды, соединяясь, толстыми струями стекали на ковер, образуя лужицу. “Вот и подмок! ” подумалось ему. Он хмыкнул и посмотрел на себя в зеркало – убогое зрелище. В зеркале отражался человек, разбуженный звонком, который, не понятно почему жалко пытался сообразить: когда придут дети, жена, сколько вечером явится гостей, сколько всего выставлять… Пытался выкарабкаться, нажать на себя…  

А здесь, в лужице, голый и озябший – он был совершенно другой. С другими думами и оценками. Не такой – д р у г о й! Кому какой нужен? И какой нужен ему?  

Он прошел в спальную комнату, присел на кровать, тупо осмотрелся и откинулся на спину. Потом медленно потянул на себя край одеяла, второй рукой бросил на голову подушку, медленно перевалился набок, прижал колени к груди, уткнулся в них головой и замер в позе эмбриона.  

Темно, тепло и тихо…  

 

 

Н. Зотов,  

г. Новохоперск,  

 

 

 

 

| 32 | оценок нет 18:46 17.08.2019

Комментарии

Книги автора

Зоопарк
Автор: Nicholas1
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
18:46 17.08.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Двойное фиаско
Автор: Nicholas1
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
18:45 17.08.2019 | оценок нет

Дядя Вася, слепой баянист
Автор: Nicholas1
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
18:45 17.08.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Любовь
Автор: Nicholas1
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
18:44 17.08.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

F-8 - Enter
Автор: Nicholas1
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
18:44 17.08.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Зубок
Автор: Nicholas1
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
18:44 17.08.2019 | оценок нет

Патриот
Автор: Nicholas1
Рассказ / Проза
Аннотация отсутствует
18:43 17.08.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020