Цена жизни

Новелла / Приключения, Проза, Психология, Реализм
Когда на дорогу внезапно выходит человек... Когда выжимаешь тормоз со всех сил, но машина не реагирует так же быстро, как твой разум... Когда слышишь, как ударяется тело о бампер... Когда рядом ни души, а в голове ни одной мысли, кроме белого шума... Что ты будешь делать? Тут же сообщишь в полицию? Или поедешь дальше, чтобы не ломать свою жизнь и не портить будущее своей семьи? Алексей Воронцов выбрал второй вариант. Он скрылся с места преступления, вернулся домой и отмыл машину. Но собственную совесть отмыть не так просто. Отправляясь в больницу в попытке выяснить, что же случилось со сбитым пешеходом, Леша забывает о том, что есть вещи страшнее правосудия.
Теги: вина совесть месть убийство триллер

Латунные довоенные часы пробили восемь раз, когда Алексей Воронцов с небольшим усилием повернул ключ в замке собственного дома. Войдя в прихожую, он ощутил приятное домашнее тепло на слегка побелевшей от холода и усталости коже. Оглянувшись, мужчина увидел развешанные дождики, разноцветные светящиеся шарики, фигурки деда-мороза и вырезанные снежинки — атрибуты Нового года, такие же узнаваемые, как новогодние фильмы и президентское обращение.  

— Сегодня ведь тридцать первое декабря! — сказал он себе под нос. — Тридцать первое декабря!  

Думая об этом так, словно вчера было лето, Алексей закрыл дверь, стянул ботинки и прошёл в спальню, где, по-детски заложив руки под щеки, спала его жена Лиза. Тихо, на цыпочках, как нашкодивший ребёнок, Лёша прошёл к шкафу, разделся и положил туда одежду, предварительно положив на стол ключи, кошелёк и… маленькую белую визитную карточку с надписью «Дом у дороги».  

«Это кабак, — сказал сам себе молодой человек. — Это кабак, в котором ты остановился, прежде чем…»  

Мысль запнулась. Воронцов протёр рукой резко вспотевший лоб, глубоко вздохнул и закончил для себя: «Прежде чем ты приехал домой, к любящей жене».  

Через минуту он уже был в домашней одежде. Присев на колени, он сдвинул копну волос с женского лица и поцеловал девушку в щёку.  

— Доброе утро, Лиза! Пора вставать!  

Женщина сонно потянулась, перевернулась на спину и медленно открыла глаза. На её лице показалась детская, наивная улыбка.  

— Надо же, кто приехал! — Лиза приподнялась и крепко поцеловала мужа в губы, как после долгой разлуки. — Давно ты дома?  

— Только приехал.  

— А я боялась, что опоздаешь и будешь встречать Новый год в дороге.  

Девушка быстро поднялась с криком: «Сейчас что-нибудь приготовлю», — и побежала в ванную.  

— Там будешь готовить? — спросил её муж, слыша журчание воды.  

— Да нет же! — Лиза выскочила спустя пять минут с вымытой головой и принялась переодеваться.  

Вскоре на её спортивной фигуре (молодой человек задержал взгляд на некоторых особо притягательных местах) появилось красивое алое платье. Покружившись у зеркала, как маленькая девочка, жена поманила Алексея пальцем: «Пошли на кухню».  

Там было уютно, и всегда казалось, что теплее, чем во всём доме. Половину прямоугольной, обклеенной цветочными обоями комнатки, занимали кухонные принадлежности, вроде духовки, посудомоечной машины и прочей техники, купленной ещё до свадьбы. В другой части стоял маленький диванчик в форме буквы «Г» и круглый, накрытый скатертью стол. Лёша присел и с уважением наблюдал за тем, как его жена организовывает завтрак.  

— Я плохой муж! — сказал он, усмехаясь. — Пришёл, поднял тебя и отправил на кухню.  

— Ничего, ты же устал, — женщина поставила на стол картошку, сыр и салат, а вдобавок к этому со шкворчащей сковородки упала отбивная.  

— Спасибо!  

Несмотря на усталость, Воронцов принялся быстро заглатывать куски в рот. Приехав, он даже не думал, что так сильно голоден. Вскоре на пустую тарелку опустились столовые приборы.  

— Как поездка? Ты будешь вести дело Мурова?  

— Мудрова, — поправил мужчина.  

Он с трудом вспомнил, что вообще было на той встрече, ради которой он пожертвовал собственным отпуском. Алексею предложили быть адвокатом директора нефтяной фирмы, которого обвиняли в краже государственных денег. «Боже мой, конечно же, он их крал, крал новогодними мешками, но такова уж моя работа…»  

Алексей быстро отогнал мысль, которую он по-настоящему боялся. Теперь он дома, рядом с ним любящая жена, и он счастлив.  

— Всё вышло как нельзя хорошо. Надеюсь, шеф это оценит и не пошлёт меня в следующий раз к чёрту на куличики в преддверии праздника.  

— Не думаю. Крот тебя прямо-таки «полюбил».  

Кротом Лиза называла Лёшиного начальника, подчёркивая его нескладную полную фигуру и громадные очки, которые могли и без ушек держаться на большущем носе.  

— Бывало и хуже. Но давай не об этом.  

Парочка говорила о том, почему они не смогли в этом году позволить себе новогодний отпуск, кому что дарить и что делать со стиральной машиной, которая сломалась три дня назад. В общем, темы рутинной жизни каждой супружеской пары, в которой оба старше двадцати пяти лет, и в головах больше не сидят мечты и проказы, а только будничные, обычные темы. Воронцов никогда не любил такие разговоры, но в тот день они ему даже нравились. Помогали отвлечься от насущного.  

Вереницу скучных, как старое шоу, тем прервал топот детских ног. На кухне появился их сын Дима. Мальчишка семи лет с кучерявыми волосами и невероятно синими, как океан, глазами с радостным визгом бросился к отцу в объятия.  

— Я скучал по тебе! Уже думал ехать за тобой.  

— Правда?  

Отец потрепал ребёнка за волосы, ощутил привычный запах его детского шампуня, тёплые ладони у себя на шее и вновь почувствовал себя по-настоящему дома.  

— Куда же ты собираешься? — спросил он, когда заметил на сыне синюю зимнюю курточку.  

— К Вове. Мы будем лепить снеговика.  

— Какой снеговик? — Лиза возмущённо развела руками. — И тем более в такую рань.  

После восеми лет женатой жизни Алексей хорошо знал этот взгляд — Лиза отпустит. Прочитает мораль, перечислит кучу указаний, но отпустит. Со временем супруги друг для друга становятся предсказуемыми до потери интереса.  

Дима поцеловал родителей, выбежал на улицу, помахал им рукой из-за двора и скрылся за забором.  

Мужчина ощутил, как его глаза закрываются, словно он не спал несколько дней. Закрыв руками лицо, он протёр несколько раз щёки. Лиза села рядом с ним и обняла.  

— Иди спать, Лёш. Поспи хотя бы несколько часов, — и после небольшой паузы добавила: — Катя придёт только в четыре.  

— Катя? Твоя подруга с рыжими волосами? Которая в прошлый раз едва не спалила дом? — простонал молодой человек.  

— Иди спать, солнышко!  

 

*********  

Не желая спорить, Алексей всё же поднялся наверх, разделся и укутался в шерстяном одеяле, как ребёнок. Он заснул быстро, даже не успев ни о чём подумать. Но перед ним появилась не мысль, а картина.  

Он ехал ранним утром по только что убранной загородной дороге. Вокруг всё было белым и серым. Валил густой, как вата, снег. Воронцов ехал один, больше машин не было видно.  

Приближался поворот. Лёша мысленно хотел остановиться, затормозить, но ноги не слушались. «Пожалуйста, нажми на педаль тормоза. Стоп. Стоп, не нужно». Он глядел на собственные ноги, но те были как каменные, как не свои.  

Автомобиль дёрнуло, он дважды подпрыгнул, как на большом выступе. Мужчина поднял голову, и зрачки его отбили свет тёмно-красной свежей крови, которая растекалась по лобовому стеклу с обратной стороны.  

— Этого не может быть! — сказал сам себе водитель и закрыл глаза.  

Открыв их через секунду, он обнаружил, что теперь кровавые капли, как слизняки, медленно стекали по всему салону: руль, коробка передач, крыша… Они падали ему на волосы, в глаза, на губы. В нос ударил противный смрад бойни.  

Алексей дёрнул ручку двери, но та даже не шевельнулась, хотя напрягся он со всей силой. Он, словно заложник, был заперт в этом кровавом месиве.  

А машина все ещё ехала. Ехала к обрыву. Ещё секунду, и он упадёт со скалы…  

— Нет! Это только сон! Только сон!  

Молодой человек проснулся.  

Это и правда был только сон. Но ни одно сновидение не рождается просто так, у него есть реальная и вполне ощутимая основа.  

Лёша тихо спустился в гараж. Там он оставил свой автомобиль утром. С виду с ним всё было хорошо. Но мужчина решил ещё раз тщательно осмотреть машину, и, нагнувшись, к своему ужасу, он заметил то, на что не обратил внимания рано утром. На бампере виднелась смешанная со снегом порозовевшая кровь.  

 

*********  

Взяв ведро, щётку и тряпку, Алексей стал мыть низ машины. «Никто этого не должен увидеть, — сказал он сам себе, а потом задумался: — А если кто-то уже увидел? »  

Воронцов заметил, как дрожит его рука и перестал тереть. В пальцах сразу же появилась лёгкая боль.  

«Ну и что? Даже если и видел, — возразил он сам себе. — Никто не придаст этому значения, никому это не нужно».  

Успокоив себя, мужчина быстро дочистил машину и сложил инструменты в ведро, вода в котором к тому времени уже характерно покраснела. Если принюхаться, то можно было услышать противный и тягучий запах. Как на скотобойне.  

Лёша взял ведро, чтобы вылить содержимое в мойку, но на полпути остановился. На дороге стоял его сын.  

— Пап, а что это ты несёшь? — спросил он. — И почему у тебя руки красные?  

Молодой человек вздрогнул, как вор, пойманный с поличным.  

— Это краска! — соврал он. — Когда я ехал, то раздавил банку с краской (нет, не банку! ).  

Ребёнку проще соврать — он наивно поверит и довольно улыбнётся. Но простит ли потом ложь?  

— А, ясно! Я пойду домой. Проголодался. У нас получился хороший снеговик.  

Отец пропустил последнюю фразу мимо ушей. Вылив окровавленную воду, он поднялся наверх. Там он увидел себя в зеркале — убитое, расстроенное, уставшее лицо. От напряжения глаза стали красными, как вишни, а причёска растрепалась.  

Ты убил человека! — сказал он сам себе. — И неважно, какая у тебя причёска.  

Воронцов и сам не помнил, сколько простоял у зеркала, прежде чем в дверь не позвонили. Он глянул на часы — только два, Катя должна была прийти позже.  

Алексей спустился вниз.  

— Открой, пожалуйста, дверь, я занята! — донёсся до него голос жены.  

Вновь звонок, теперь настойчивее.  

— Ну, Лёш, ты что, глухой?  

Он подошёл к двери и посмотрел в глазок. Сердце дернулось, как в припадке. Участковый.  

«Они знают, они знают», — и в такт этой мысли опять протрещал звонок. «Да открой же ты дверь, сколько можно ждать».  

— Да! — мужчина высунул голову и с трудом улыбнулся. — Вячеслав Петрович, что вы хотели?  

— Здравствуйте, с наступающим вас! — старый участковый в кожаной куртке поправил седые усы и спросил: — Скажите, вы в последнее время ничего не слышали о кражах в нашем районе? В канун Нового года они учащаются.  

«Кражи?! Какие кражи? » — мысли Воронцова походили на оркестр сумасшедших.  

— Хм, нет. У нас, слава богу, всё в порядке. Всё как обычно.  

— Хорошо! Прошу вас быть более бдительными со своими детьми. У вас, кажется, сын, Алексей?  

— Не Алексей. Дима.  

— Вы Алексей, я о вас.  

Хозяин дома едва ли понимал, о чём идёт речь. Мысли путались, как старые клубки, всё вокруг казалось нереальным. Ещё и эта дикая головная боль — каждое слово участкового отдавалось гулким эхом в черепной коробке.  

— Да, всё верно. У меня есть сын. Он дома. Мы прислушаемся к вашему совету. Надеюсь, что это всё только слухи.  

— Да, я тоже. До свидания.  

Лёша уже собирался захлопнуть дверь, как участковый спросил:  

— С вами всё в порядке? Какой-то вы бледный. Может быть, что-то случилось?  

«Случилось. Ещё и как».  

— Да нет. Всё хорошо.  

— Удачи вам!  

— И вам!  

 

*********  

Воронцов закрылся в ванной под предлогом больного желудка, набрал ванну холодной воды и лёг туда голый. Стало немного легче, как принять душ после долгой ночной гулянки.  

— Что делать? Что теперь делать? — шептал он сам себе. — Так же можно с ума сойти, свихнуться.  

Обхватив лицо мокрыми руками, он замычал от усталости и непонимания.  

— А если… если я не убил его? Если он выжил? Если его кто-то забрал? Проезжал за мной и забрал, и тогда я вообще ни в чём не виноват.  

Несколько минут Алексей просидел в полной тишине не шевелясь. Только из крана капали толстые округлые капли и со звоном падали на новую раковину. «Хлюп, хлюп, хлюп». Где-то за дверью послышались робкие быстрые шажки, которые вскоре исчезли, а из кухни донёсся возглас Лизы.  

— Я знаю, как всё решить. Я знаю! — вставая, уверенно сказал мужчина сам себе.  

Не выходя из ванной, он достал из кармана телефон, нажал на иконку браузера, вбил нужную информацию. Итак, вот карта.  

«Я ехал по этой дороге, — он, словно картограф, провёл кончиком пальца по стеклу, смещая изображение вверх, — дальше свернул сюда. И… это случилось вот здесь. Если его найдут, то куда повезут? Где ближайшая больница? Так, село, рыбацкая станция, автозаправка… — Лёша вслух перечислял всё, что видел. — Это всё не то. А, вот! Больница! » Он кликнул на иконку, появилось фото бедноватой провинциальной больницы с зелёным змеем над входной дверью. «Номер, где ваш номер? Ага». Молодой человек несколько раз повторил его про себя, затем закрыл вкладку, положил телефон в карман и вышел из ванной.  

Подойдя к домашнему телефону, он оглянулся в коридоре и, убедившись, что никого нет, поднял трубку и набрал нужные цифры. Послышались гудки, затем щелчок, и соединение пропало. Воронцов набрал снова — тот же результат.  

— Чёрт!  

Он положил трубку и ринулся к гардеробу. Адрес он помнил. Нужно было туда поехать, нужно было что-то делать…  

Лиза, с кухонной лопаткой и по-домашнему завязанными волосами, застала его одетым у двери.  

— Не поняла. Ты куда?  

— По делам, милая. Я буквально на несколько часов.  

— Да что с тобой твориться? — жена обеспокоенно посмотрела ему в глаза. — Куда ты едешь? Скоро уже Катя придёт.  

— Не до неё. Прошу. Мне срочно нужно на… на работу! — оправдывался Алексей, кладя ладонь на дверную ручку.  

— Не ври! — девушка едва не кричала. — Скажи, куда ты едешь?! Ты издеваешься надо мной? Новый год на дворе, ты только приехал!  

Из комнаты выбежал Дима с игрушечным мишкой в обнимку. Лёша не вынес бы его расспросов и плача жены, поэтому проще было убежать на улицу без слов, ничего не решать и не говорить.  

— Вернись! — со слезами на глазах кричала Лиза.  

— Вернусь, обещаю! — ответил ей муж, не оборачиваясь, и исчез за стеной гаража.  

Когда меньше чем через минуту Алексей стремглав выезжал на дорогу, он едва не сбил ту самую Катю, Лизину подругу, которая с криком отскочила от надвигающейся машины, выронив два пакета с праздничными узорами. Она что-то кричала вслед, но водитель не слышал. Он набирал номер больницы. И снова никто не брал трубку.  

 

*********  

«Лиза, мне жаль, что так вышло. Я делаю это ради вас с Димой. Я совершил большую ошибку, и мне нужно разобраться. Прошу тебя, отнесись к этому с пониманием. Я буду вечером дома, обещаю».  

Алексей отправил сообщение, а затем выключил телефон. Всегда проще говорить не в лицо, глядя не в глаза, а в экран телефона в надежде, что человек поймёт всё правильно.  

Мужчина уже час ехал по крутой заснеженной дороге, которую хорошо помнил. Он слышал, что местные жители называли её «чёртовой». Со дня постройки этого короткого пути за десять лет здесь погибло более сорока человек — аварии, провалы, убийства. Лёша выключил радио, было не до музыки. Его мысли тихо погружались в дорогу, глаза останавливались на больших утёсах, где среди пластов льда и снега показывались пушистые ёлки. А ниже, за обрывом, виднелась замёрзшая река, на которой смельчаки рыбаки удили рыбу. Воронцову они казались маленькими чёрными точками, но он и сам себя не ощущал чем-то большим.  

Недалеко от этого места он сбил человека. Громила вышел на дорогу спиной к нему, вышел слишком близко, чтобы увернуться, вышел на слишком скользкую дорогу, чтобы можно было быстро затормозить. Три удара: один от багажника и ещё два по паре колёс. Почти без следов на машине.  

Водитель остановился, но не нашёл в себе сил выйти из машины и оглядеться. Он боялся тюрьмы, ведь сколько было случаев, когда невиновный (а невиновный ли? ) водитель получал срок. Семья, работа, родители — всё это не давало ему выйти из машины, оправдывало его бегство.  

Мужчина двинулся дальше и за этими мыслями едва не пропустил поворот. Включив GPS, он посмотрел на карту и убедился, что до больницы оставалось не более километра.  

 

*********  

— Здравствуйте! — Алексей обратился к женщине-диспетчеру, которая сидела в кабинке и читала журнал.  

Сердце его бешено колотилось, руки в карманах дрожали совсем не от холода, а во рту была вязкая, густая слюна.  

— Скажите, сегодня к вам не поступал человек после автокатастрофы?  

— Поступал. Утром. А это ваш родственник?  

— Да. Мой… мой двоюродный брат.  

Посетитель видел, что дамочка, скучавшая весь день, явно была не против поговорить.  

— Ну и братец у вас. Сам сюда пришёл. С пробитой-то головой. Всех пациентов напугал.  

— Сам пришёл? — воскликнул Воронцов.  

Он помнил, как машина на скорости переехала пешехода, как хруст, который слышался под колёсами, он принял за хруст костей несчастного. Но тот оказался крепким орешком. «Он жив. А значит, я не убийца».  

Мужчина смотрел на диспетчера с открытым ртом, и собственные мысли заглушали её слова.  

— Вы меня слышите?  

— Да-да, — с тупой улыбкой ответил он.  

— Спросите вон лучше у доктора. Вот он. Сергей Анатолиевич зовут.  

Лёша обернулся и увидел пухлого сорокалетнего мужчину с облысевшей головой и чёрными, как смоль, усами. Тот достал ручку из своего халата и что-то записывал в блокнот.  

— Извините, Сергей Анатолиевич? — Алексей подошёл к нему вплотную.  

— Да, это я. Что вы хотели?  

— Спросить. Насчёт пациента, который сегодня пришёл к вам утром. С травмой черепа.  

— Да что всё о нём и о нём? Вы уже третий. Мы только что его увезли.  

— Увезли? — у Воронцова дёрнулось в боку. — В смысле?  

— Он умёр.  

Убийца едва ли не упал от этих слов. В голову прилила кровь, он вздохнул и сделал шаг назад.  

— С вами всё хорошо? Вы его знали?  

— Я? Знал! Мой брат… он…  

— Брат? К нему уже заходил брат. Такой же здоровяк, как и наш погибший. Он оставил что-то на кровати. Может быть, вам это пригодится.  

Доктор достал из грудного кармана свернутую бумажку и вручил её Алексею. Тот, как зомби, взял её и развернул. Сперва он не понял, что это, но спустя несколько секунд осознал всё с двойным ужасом. Это так потрясло его, что измученное тело упало на кресло.  

— Вам помочь?  

Молодой человек не ответил, а лишь ещё раз посмотрел на бумажку, чтобы убедиться, что ему не показалось: вверху был написан номер его машины одним почерком, а ниже, мелким и неразборчивым, его адрес.  

— Где его брат? — спросил Воронцов, поднимая красные глаза на удивлённого доктора.  

— Уехал.  

— Как давно?  

— Полтора часа назад.  

Лёше потребовалось столько же, чтобы доехать сюда. Значит, он уже был в его доме.  

 

*********  

Алексей на бегу, рискуя упасть на обледеневшую дорогу и разбить голову, вытащил из кармана телефон и включил его. Высветилось уведомление о непринятых звонках.  

«Боже, зачем я только выключил телефон?! Дурак! »  

Со второго раза мужчина дрожащим пальцем попал по иконке «Перезвонить».  

Гудки, гудки… Он уже был в машине, закрыл дверь и заводил мотор. Трубку никто не брал.  

— Пожалуйста, — прошептал он телефону, — пусть мои опасения буду только дурным сном.  

Вызов прекратился. И это был не сон. Лёша видел номер машины, видел адрес.  

Как звон колокола в тихую ночь, раздался звонок: «Лиза». Мужчина взял трубку:  

— С тобой всё в порядке? Прости, что я не…  

На другом конце слышалось утробное, как после долгой болезни, протяжное дыхание.  

— Молчи. И слушай меня. Где бы ты ни был, сука, в твоих интересах приехать домой. Иначе я их убью.  

Невидимая рука сжала сердце Воронцова, свернула и вывернула, как мокрую тряпку. Человек на переднем сидении не мог сделать вдох, а последний воздух потратил на фразу:  

— Я хочу знать, что они живы.  

В трубке что-то затрещало.  

— Лёша, Лёша, господи, что это такое? Кто он? Он убил Катю! Он нас…  

— Лиза!  

— Молчи, сука! Молчи и торопись. Ты ответишь за то, что убил моего брата! И ещё… Попробуешь вызвать ментов, и я убью твою семью прежде, чем машина остановится у порога. Понял?  

В голосе звучала густая ощутимая ненависть. Трещал, как огонь, гнев. А на фоне слышался детский плач и женский крик вперемешку с непонятными словами.  

— Да. Я приеду!  

 

*********  

Водитель гнал по трассе с заносами на скорости ста пятидесяти километров в час, объезжая машины и, как в голливудских фильмах, в конце концов остался невредим. На окраине города он ударил по тормозам и вырулил к дому, где жил его старый друг, который был ему должен. Теперь долг пора отдавать.  

— Зачем тебе оружие?  

— Я спешу, поэтому давай без лишних вопросов.  

В руках мелькнул чёрный Макаров со стёртым номером. Алексей взял его, но пальцы владельца крепко сжали оружие.  

— Не наделай глупостей.  

— Уже наделал.  

Хозяин отдал пистолет и странно посмотрел на бывшего армейского друга.  

— Что ты натворил?  

— Подставил под угрозу свою семью! Больше сказать ничего не могу.  

Воронцов гнал машину в снежную ночь, в фейерверк огней, где в парке, на улицах, на окнах — на всём облике города — горели праздничные дождики, веял запах сдобы и алкоголя, слышались крики радости, слова шуток и звон смеха. Новый год. Лёша вспомнил, как он встречал этот праздник в прошлый раз, как счастливы были Лиза и Дима, как вместе они уснули на семейном диване и как долго потом с улыбкой на лице вспоминали это время. Теперь праздника не было, была только смерть. У неё была форма, лицо, имя. И цель — месть.  

В доме было темно и на первый взгляд мирно. Гараж закрыт, окна тоже. Другой машины не было. Воронцов припарковался, положил пистолет в карман и вышел. Дверь была приоткрыта, а на дверной ручке висел выбитый замок. Мужчина представил, какой силы человек способен так выбить дверь и что ещё он может сломать при желании.  

Воронцов положил одну руку в карман, где покоился холодный пистолет, другой открыл дверь. Лунный свет юркнул в комнату и упал на разрубленное тело женщины. Застывшая блестящая кровь покрыла платье от пояса до подола, каплями упала на босые ноги, а на груди виднелось сплетение разорванного мяса, рядом с которым, как свёрнутый линолеум, покоилась мёртвая кожа.  

Хозяин дома закрыл рот рукой и сглотнул рвотный позыв. Его состояние было настолько расшатано, что мозг едва ли мог воспринимать факт смерти. Стараясь не смотреть на тело знакомой, Алексей прошёл к комнате, напряг пальцы, державшие в кармане оружие, и сказал:  

— Я здесь!  

— Папа! — голос из спальни.  

Лёша бездумно ринулся вперёд — не смог совладать с эмоциями. Оказавшись у двери, он со всего маху вытолкнул её и влетел внутрь.  

— Папа!  

Молодой человек оглянулся — комната была пуста.  

— Папа! — говорил старый детский приёмник, который они с Лизой уже давно хотели выкинуть, но никак руки не доходили.  

— А вот и папа! — сказал сзади другой голос, уже совсем не из приёмника.  

Что-то тяжёлое ударило Алексея сзади, под силой толчка он подался вперёд и ударился головой о кромку кровати. На лицо хлынула горячая кровь, перед глазами замигали яркие звёздочки, всё поплыло.  

Мужчина выхватил из кармана пистолет и выстрелил наобум. Нападавший взвыл и что-то прокричал. Воронцов дёрнулся вбок, как напуганная кошка, и очень вовремя — старый топор вошёл остриём в дерево, разрубив кровать. Лёша нечеловеческими усилиями заставил себя подняться и сфокусировать зрение. Первое, что он увидел, была дверь; туда он и ринулся. Сзади послышался стук топора. Оказавшись в коридоре, хозяин дома развернулся и выстрелил вновь, но не попал — пуля влетела в стену, порезав обои. При свете луны, пробивающемся из окон, он увидел фигуру двухметрового лысого человека с кривым шрамом на подбородке. Его плечо было ранено, но он всё равно, как дровосек, заправски поднимал и опускал свой огромный топор.  

Он ударил по пистолету раньше, чем Воронцов смог выстрелить, и, естественно, выбил оружие из руки, повсеместно порезав пальцы. Алексей отпрянул назад и угодил раненой рукой в иглы поставленной два дня назад ёлки. Схватив ветку, он потянул её на себя, отступил назад и повалил дерево на громилу. Огромная золотистая звезда с треском разбилась о его широкий лоб, который тут же залился кровью. Несколько осколков остались торчать в волосах. Здоровяк взвыл, откинул от себя ёлку, но запутался в проводах и всем телом грохнулся на пол.  

Лёша перепрыгнул через него, схватил упавший топор и замахнулся им.  

— Где моя семья, сукин ты сын?  

— Пошёл нахер!  

Молодой человек ударил топором по ноге громилы. Тот, как один большой сустав, согнулся от боли, попытался ударить противника, но промазал.  

— Говори!  

— Не скажу!  

Алексей замахнулся ещё раз — на сей раз остриём в сторону головы.  

— Не скажешь, и я разрублю тебе череп на две половины, понял? Я убью тебя!  

— Ты уже убил. Моего брата. Ты ответишь за это.  

— Он сам виноват. Я не видел, я не мог остановиться.  

— Ты убил.  

Вместе с этими словами начали бить часы. Звон, протяжный и страшный, бил в уши, отзываясь эхом: «Ты убил, ты убил, ты убил…»  

— Где моя семья? — закричал Воронцов.  

Он пнул его ногой по разбитому колену, и бугай взвыл.  

— Наверху. В ванной. Они там.  

Мужчина с топором замахнулся и нанёс удар по голове. Незваный гость откинулся назад и замолчал. Лёша бил не остриём, а тупой частью, поэтому череп великана был цел, а грудь вздымалась.  

— Я не убийца, — прошептал молодой человек, бросая топор на пол.  

Он был разбит — морально и физически. Стресс и усталость слились в одно тяжёлое ярмо.  

Оказавшись у ванной, Алексей выбил дверь. Связанные, там лежали его жена и сын.  

— Живы! — почти неслышно пробормотал он.  

— Папа! — закричал сын.  

— Лёша, — прошептала Лиза.  

Воронцов ворвался в ванную и обнял их. Из глаз потекли слёзы. Он не потерял самое дорогое. Как легко и хорошо теперь ему было, как удовлетворённо билось грешное сердце. Целуя их, мужчина понимал, что всё закончилось, что пробили куранты и праздник уже прошёл. Что началось что-то новое, уникальное.  

— Простите, — попросил он свою семью. — Простите меня за то, что я сделал. Я отвечу за всё. Отвечу.  

 

*********  

В полупустом зале суда, где зевающие посетители наблюдали за каждодневными заседаниями, раздался глухой стук молотка.  

— Алексей Воронцов, вы обвиняетесь в убийстве человека! Признаёте ли вы свою вину?  

Были всё те же факторы: семья, родители, работа. Но теперь молодой человек не хотел бежать. За ошибки всегда приходится отвечать, от них не спрятаться, можно только пытаться. Как снежный ком, они набирают вес и скорость, представляя опасность для тех, кем дорожишь.  

— Признаю свою вину!  

— Вам вынесен приговор в виде лишения свободы на семь лет.  

Алексей не обернулся в сторону сидящих, чтобы не видеть, как плачет его жена и как с непониманием глядит на отца сын.  

Эта история закончилась, а другая началась.  

Конец.

| 21 | 5 / 5 (голосов: 2) | 00:36 10.07.2019

Комментарии

Книги автора

Месть в огне 18+
Автор: Alexandersamoilov
Новелла / Военная проза Проза Психология Реализм События
Как часто военные сталкиваются с посттравматическим стрессовым расстройством? Со службы в Афганистане Михаил Липницкий возвращается совсем другим человеком. Он уходит от жены, не является на встречу ... (открыть аннотацию) с сослуживцами, и никто не знает, куда тот пропал. Серёжа, его друг детства, пытается выяснить, что же случилось. Он знает, что довелось пережить его товарищу. Он единственный, кто догадывается, в чем кроется смысл последней записи в Мишином дневнике.
Теги: афганский синдром ПТСР война вина афган
00:13 10.07.2019 | оценок нет

Метеориты
Автор: Alexandersamoilov
Рассказ / Приключения Проза Психология Фантастика Философия
2042 год. Недалекое будущее, в котором люди живут на разных планетах и на космических кораблях. Недавно окончивший учебу медбрат попадает в клинику «Иенифер», где ему поручают обход палат. В одной из ... (открыть аннотацию)таких палат с надписью «Неизлечимые болезни» в полном одиночестве лежит девушка Танэ, которой очень нравится книжка с изображением звезд на обложке. Звезд, которых вживую ей не увидеть. Однажды она просит медбрата найти продолжение ее любимого рассказа и почитать ей. Так завязывается знакомство, которое перерастает в последнее приключение для юной Танэ. «Разве стоит бояться того, что потухнешь, если ты, пусть и совсем недолго, но так красиво горишь?» — спрашивает она у нового друга.
Теги: космос будущее неизлечимая болезнь больница дружба
14:12 09.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Цыган
Автор: Alexandersamoilov
Новелла / Приключения Проза Психология События
Что вы знаете о цыганских обычаях? Франция 1890 года. Молодому гитаристу предлагают сыграть на цыганской свадьбе. Музыкант соглашается и попадает в табор, где становится свидетелем не только заключен ... (открыть аннотацию)ия союза двух сердец, но и битвы за невесту. Жениху противостоит мужчина по имени Лекса, который всю жизнь был в таборе изгоем. Как говорится, в любом обществе есть «высшие» и «низшие». Можно ли перепрыгнуть через пропасть, пролегающую между ними?
Теги: цыгане изгой свадьба цыганский табор изгнание месть
13:54 09.07.2019 | 4.8 / 5 (голосов: 5)

Чудо
Автор: Alexandersamoilov
Рассказ / Мистика Проза Психология Сказка Сюрреализм Философия
Исхудалое лицо, белые, как скатерть, губы. Болезнь вот-вот заберет маленькую девочку по имени Роза на тот свет. Она никогда не играла с другими детьми, никогда не знала обычного детского веселья, в к ... (открыть аннотацию)отором так нуждалась. Но однажды, то ли во сне, то ли наяву, ей является бородатый мужчина в странной яркой одежде. Он называет себя Духом и показывает ей прошлое, настоящее и будущее для того, чтобы Роза с новыми силами вступила в самую важную схватку — схватку с болезнью и смертью, которые уже положили на нее свои лапы.
Теги: болезнь жизнь смерть сон никогда не сдавайся чудо
16:06 08.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Две судьбы 18+
Автор: Alexandersamoilov
Повесть / Военная проза История Любовный роман Приключения Проза Психология
Говорят, что настоящей любви не страшны ни времена, ни расстояния, ни обстоятельства. Осеню 1914 года война сталкивает две отдельные человеческие жизни, заставляя сплестись их руки, сердца и судьбы. ... (открыть аннотацию) Он — молодой казак, начинающий познавать военное ремесло и жизненные реалии. Она — начинающая медсестра, которой приходится не только помогать опытным хирургам, но и быстрыми темпами учиться извлекать пули и зашивать раны. Очнувшись раненым на каталке, он видит свою спасительницу. Подавив свои страхи и взяв себя в руки, она спасает ему жизнь. Теперь их души всегда будут тянуться друг к другу, словно магниты. Однако война разлучает людей так же часто, как и сталкивает. Смогут ли влюбленные противостоять разделяющим их километрам и, самое главное, смерти?
Теги: война любовь солдат судьба любовь на расстоянии 1914
15:29 08.07.2019 | оценок нет

Новая машина 18+
Автор: Alexandersamoilov
Новелла / Проза Психология Другое
Алексей Андропов проснулся счастливым человеком. Вчера его надоедливая жена забрала сына и уехала в Минск. Будучи заядлым автолюбителем, теперь он сможет проводить с машиной столько времени, сколько ... (открыть аннотацию)сам того пожелает. Алексей спускается в гараж, чтобы на любимой «Ладе» отправиться на работу, но замечает, что его инструменты расставлены не как обычно. Да еще и какая-то кассета лежит на переднем сиденье, а дверца закрывается не с первого раза. Странности начинают складываться в единый пазл, когда мужчина включает загадочную кассету. К чему может привести обида и ревность? Какой прощальный подарок оставила Андропову сварливая жена?..
Теги: измена месть машина авария автолюбитель семья
13:21 08.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Человек с букетом цветов
Автор: Alexandersamoilov
Рассказ / Проза Психология Реализм Философия
Молодой человек в черном костюме шагает по узким улочкам тихого городка. Он хорош собой и, словно магнит, притягивает внимание окружающих. Его провожают боготворящими взглядами и чуть заметными улыбка ... (открыть аннотацию)ми. Кто этот незнакомец? Кому предназначены цветы, которые он сжимает в руках? На самом ли деле он так счастлив, как думают горожане? Каждый из нас иногда забывает о настоящем и уносится в мечты о будущем или размышления о прошлом. Рассказ, в чем-то напоминающий притчу, заставит вас отойти от иллюзий и окунуться в мир настоящего.
Теги: горе потеря утрата любовь сожаления притча
12:58 08.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019