Метеориты

Рассказ / Приключения, Проза, Психология, Фантастика, Философия
2042 год. Недалекое будущее, в котором люди живут на разных планетах и на космических кораблях. Недавно окончивший учебу медбрат попадает в клинику «Иенифер», где ему поручают обход палат. В одной из таких палат с надписью «Неизлечимые болезни» в полном одиночестве лежит девушка Танэ, которой очень нравится книжка с изображением звезд на обложке. Звезд, которых вживую ей не увидеть. Однажды она просит медбрата найти продолжение ее любимого рассказа и почитать ей. Так завязывается знакомство, которое перерастает в последнее приключение для юной Танэ. «Разве стоит бояться того, что потухнешь, если ты, пусть и совсем недолго, но так красиво горишь?» — спрашивает она у нового друга.
Теги: космос будущее неизлечимая болезнь больница дружба

08. 11. 2042  

Мой первый день в клинике «Иенифер». Огромный космический корабль со множеством коридоров и отделов, петляющих по отсекам, точно лабиринты. У каждой двери сенсоры — чтобы пройти, сотрудники прикладывают пластиковую карту доступа. Больные рассортированы по палатам, которые отвечают их болезням, будто товары в магазине. Более человечных слов и не найти. Каждой палатой заведует свой врач-специалист. Повсюду витает неизменный запах медикаментов, острый и въедливый. Но я к нему привык ещё в медицинском. Главврач моего отделения, проведя небольшой инструктаж по отсеку, поставил электронную роспись над моим назначением — младший медбрат отделения 4-20. Работа простая, но важная для стажировки. Мне говорили, что здесь молодые люди, недавно корпевшие над длинными электронными учебниками, вместо тыканья пальцем в экран, могут приобрести реальные навыки и умения. Пусть так, для меня это было хоть какое-то разнообразие. Главврач рассказал, какие из палат я должен обслуживать, передал на мой КПК файлы с историями болезней (никаких вам больших паршивых бумаг, мои дорогие пациенты и врачи) и отправил меня спать. С утра начиналась моя смена.  

Мне не спалось, и поэтому я стал читать истории болезней. Скучное и неприятное дело для тех, кто приходит в больницу не по профессии, а по нужде — в болезни или чьём-то горе, но для врачей на самом деле интересное. Сосудистые заболевания: тромбоз, атеросклероз, оминоз — это палата №8. Девятая — желудочные. Их список был куда больше. И последняя. «Только один человек», — хмыкнул я. Палата называлась «Неизлечимые болезни». Когда я кликнул на файл единственного пациента, тот оказался заблокирован, и на экране высветилась надпись: «Отказано в доступе».  

«Странно», — подумал я.  

Но делать было нечего и пришлось заснуть.  

*****  

09. 11. 2042  

Я произвёл первый в своей жизни обход: сделал общие действия (уколы, перевязки, замер температуры и прочие), дал советы, картинно улыбнулся, как консультант в магазине, и сообщил о самочувствии пациентов врачам. Ничего сложного. Во время работы я всё не переставал думать о последней палате. Встретившись с её заведующим, худым врачом с густыми взъерошенными волосами, я спросил:  

— Почему у меня нет доступа к пациенту? Мне нужно знать, что с ней, какие препараты давать и…  

— Да бросьте, — врач махнул рукой. — Молодой человек, поверьте, я уважаю ваши старания, но там уже ничем не помочь. Заходите туда пару раз. Если попросят что-то сделать — делайте. Если нет, то ничего и не нужно. Если однажды придёте и обнаружите, что она мертва, — значит, на следующий день вам проходить на одну палату меньше. Ясно?  

— Ясно.  

Он ушёл, а я ещё несколько минут не решался войти. Эти слова на меня произвели странный эффект — раньше я не испытывал к пациентам жалости. Потому что жалости тогда на всех не хватит, и сам иссохнешь, точно старый фрукт. Но тут другое. «Обнаружите, что она мертва, — значит, на одну палату меньше…»  

С этой мыслью я вошёл. Большая белая комната, залитая искусственным светом, и все койки пусты, кроме одной. На ней лежала, как кукла, молоденькая безволосая пациентка. В руках у неё была книга — печатная, к моему удивлению. Я сделал первый шаг, и она подняла взгляд, болезненный, но весьма живой. В нём читалось любопытство.  

— Здравствуйте!  

— Добрый день!  

Я подошёл к ней и резво осмотрелся. Тумбочка почти пуста. Лекарств нет, портативной капельницы нет. Возможно, её лечили чипами, но разрезов на шее или голове я не видел. Она была похожа на очень ослабевшего ребёнка, который только что пережил долгий грипп.  

— Вы хотели бы чего-нибудь?  

— Я… — девочка запнулась. — Да. Наверное, да.  

— Что же?  

— Книгу. Продолжение. Я эту дочитала.  

Она протянула меня книгу.  

— Принесёте? А эту можете сами почитать.  

Я уже лет пятнадцать не читал печатных книг. Странное это ощущение, держать её в руках. Будто прикасаешься к чему-то очень большому, куда большему, чем эта книга.  

Я положил её на тумбочку.  

— Ладно. Я найду продолжение. Весьма необычная просьба, но хорошо. А эту вы мне что, дарите?  

— Да, — девушка улыбнулась. — Вы прочитаете её и зайдёте ко мне. Ведь зайдёте?  

«У меня и выбора нет. Такая работа», — пронеслось у меня в голове.  

— Конечно. Зайти, чтобы что-то сделать?  

— Да нет, — пациентка пожала плечами. — Просто поговорить. Меня, кстати, Танэ зовут…  

Она закашлялась. Сильный гортанный кашель. Её всю затрясло.  

Я сразу узнал симптом, и он подходил под название палаты. «Неизлечимые болезни, да? » Мне действительно стало жаль её, впервые для себя. И помочь я тоже никак не мог.  

Когда кашель прекратился, я пожал её руку и назвал своё имя. С измученным лицом девушка кивнула и поблагодарила.  

Выходя, я обернулся. Было видно, что она уже заснула. «Удивительная слабость. Как она ещё только живёт? » Держа в руке книгу, я пошёл дальше по делам.  

*****  

Вечером я нашёл нужную книгу в лавке с раритетными вещами. Её владелец был большим книголюбом и, по его словам, читал только печатные издания. «Другие я не могу воспринимать сполна», — сказал он. Я его не понимал, но всё равно кивнул.  

Нужную мне вещицу он отдал за пятнадцать кредитов — весьма дёшево. Одна электронная книга в среднем стоила около сорока.  

— Удивлены, что так дёшево? — спросил хозяин лавки, вглядываясь в моё лицо.  

Я кивнул.  

— Одна из странностей нашего мира. Эту книгу делали и хранили с любовью, это целый маленький мир, но теперь он считается непрактичным. Мы ценим миниатюрное, компактное, удобное, — говорил он точно куда-то в пустоту. — Когда-нибудь и души будем ценить маленькие, скомканные в килобиты.  

— Может быть, — согласился я ради приличия и пошёл в больницу.  

Лёжа вечером в комнате, я вспомнил о подаренной мне книге, достал её и хорошенько разглядел. Она была поношенной, но в глаза это не бросалось. Напоминала она старую, но милую сердцу одежду. На обложке были нарисованы метеориты. Не страшные, не те, что разрушают земли, превращая их в пустынную пыль, а добрые, какие-то светлые. На обратной стороне обложки я прочитал аннотацию. Она была куда больше, чем принято писать теперь. Рассказ заинтересовал меня, и я взахлёб прочёл первую часть — ту, что дала мне Танэ. От книги не веяло духами, как это обычно бывает с вещами, которые принадлежат девушкам. Не было ни надписей, ни пометок. Был только один рисунок — звезды.  

В ту ночь мне снился космос.  

*****  

10. 11. 2042  

Она посмотрела на меня благодарным, благоговейным взглядом, будто я принёс лекарство от её болезни.  

— Спасибо.  

Танэ взяла книгу, но и эта ноша оказалась тяжёлой. В руку, точно игла, вонзилась судорога. Она отдёрнула ладони и спрятала их под одеяло.  

— Сегодня совсем неважно, — сказала девушка, виновато пожимая плечами. — Но потом должно быть лучше. Мне так врач говорил.  

«Не будет лучше».  

— Да, вы правы, — соврал я. — Выздоровление порой бывает даже там, где его не ждут. Само собой.  

Небольшая неловкая пауза. Вопреки своей болезни, Танэ смотрела открыто, без тени сомнения, прямо в глаза, и я этот взгляд выдержать не мог.  

— Мне неловко вас просить, — пациентка закусила губу и опять виновато посмотрела на меня. — Не могли бы вы почитать мне?  

— Знаете, есть и аудиокниги. Они гораздо удобнее. Вы могли бы их послушать.  

— Могла бы, — согласилась Танэ, — но это будет неискренне.  

— То есть? — переспросил я.  

— Диктор читает, но для всех. Ему всё равно, кто его будет слушать и будут ли слушать вообще. Я могу просто включить запись, а между тем спать или заниматься другими делами. Так нельзя. Поэтому я хочу, чтобы вы почитали.  

Как и первая просьба, она показалась мне странной. Но я отчётливо видел: если откажусь, то она не станет спорить. Поэтому, наверное, и согласился. Планов на вечер у меня не было, а это… Это было не похоже на мою работу. Я сотни раз менял портативные капельницы, бинтовал раны, расшифровывал моментальные анализы, и даже однажды вживлял чип в шею, но так толком ни разу и не поговорил с пациентом, ни разу не спросил, что он любит и о чём мечтает. Точно с роботами имел дело.  

— Я приду после смены.  

Девушка на миг просияла, и я забыл, что она смертельно больна.  

— Я буду вас ждать, — пообещала она.  

*****  

Я читал медленно, с расстановками, как нас учили на дистанционном школьном обучении. Танэ и правда слушала — с немного приподнятой головой и пристальным, направленным на меня взглядом. История была полна приключений, иногда страшных, иногда смешных. Пару раз мы синхронно улыбнулись.  

— Может быть, вы устали, Танэ?  

— Нет. Но я вижу, — она наклонилась ко мне, — что устали вы. Так что дочитаем потом. Сейчас я вас отпускаю. Я очень вам благодарна. Вы — мой, наверное, единственный здесь друг. Не понимаю, почему они поместили меня в палату одну. В соседних много людей.  

Девушка запнулась, немного подумала и сказала:  

— Только у меня один вопрос. А вы сами видели эти метеориты?  

— Да, несколько раз, — честно ответил я.  

— Это красиво? Так же красиво, как описано в книге?  

— Это, наверное, немного по-другому, — признался я, — но всё равно красиво.  

— А, спасибо. Это интересно… я бы и… впрочем, ничего.  

Я наклонился к Танэ и как-то машинально взял её за руку. Человек, который прожил до совершеннолетия в детском доме, который не знал ласки и не умел ласкать другого, вдруг взял девушку за руку. Странное это было чувство. И новое.  

— Что вы хотели сказать? Говорите.  

— Я бы хотела… их увидеть. Лично. Вы не знаете, как это можно сделать?  

На самом деле это было возможно. Периодически на нашу родную планету ТХ-4 (на орбите которой находилась больница) падали метеориты. В боковом корпусе они были хорошо видны.  

— Да. Но… боюсь, вам нельзя выходить из палаты. А так можно, да…  

— Тогда, может быть, вы мне поможете? Покажете?  

«Почему я тогда ответил да? Почему пообещал? Из-за искренности вопроса или из-за жалости? »  

До сих пор не знаю.  

Она посмотрела на меня чудным взглядом.  

— Вы — мой герой, — по-детски сказала Танэ.  

И что самое странное, я почувствовал себя героем. На какой-то миг мелкий служащий, который в жизни, наверное, ничего важного для человечества не сделает, почувствовал себя героем.  

В ту ночь я спал крепче, чем когда-либо.  

*****  

12. 11. 2042  

Я снова почитал для Танэ книгу и вернулся домой. Моя квартира показалась мне одинокой. Не маленькой, не плохо обустроенной, не «клоповником», как я её сам называл в шутку, а именно одинокой. У меня были приятели, и был друг из университета. Мы с ним иногда созванивались, и мне был приятен его голос. А вот девушки — её не было. И за всю жизнь было только две. И обе в конце концов оказались далеко от меня. Одна — на другой планете, другая — на соседней улице, но душой ещё дальше, чем первая. Интересно, что больнее всего расставаться и радостнее любить только в первый раз — потом чувства сглаживаются, становятся более привычными. Я знал, чего мог ожидать.  

Мне нравилась Танэ, и это было странно. Как врач я понимал, что она умрёт, но в душе, там, за мозговыми ощущениями, в той части, где правит бал эмоций, она всё равно мне нравилась. Она была необыкновенной. Возможно, не будь болезни и этой койки, она вела бы себя по-другому, но знать это мне было не дано.  

Лёжа в кровати, я задал себе вопрос, который раньше никогда не задавал: «А страшно ли умирать? »  

*****  

В ту ночь многое произошло, и я этому был рад. Даже несмотря на последствия, я бы прожил этот день точно так же, будь у меня ещё один шанс.  

— Ты правда этого хочешь?  

Танэ кивнула. На её лице отразился румянец, болезнь на какой-то миг будто отступила.  

— Правда. Вези.  

Я вёз её ночью по больнице. С фонариком в руке, оглядываясь по сторонам, точно вор, я вёз её в восточный корпус. Девушка смотрела вдаль коридора с огромным любопытством. Было в этом что-то детское и что-то прекрасное. Разве так смотрят те, кому суждено вскоре умереть?  

Я делал ошибку — и дисциплинарную, и врачебную. Но я пообещал. Странная сила заложена в этих словах. Будто в душе зажимается какая-то клемма. И нитка связывает двух людей: того, кто пообещал, и того, кому пообещали.  

Через полчаса мы добрались до окна фойе — отсюда был лучший вид.  

— А почему именно сегодня?  

— Это известный факт. Здесь они падают каждый месяц. Работники смотрят это, как шоу.  

— Как шоу? — удивлённо переспросила пациентка поникшим голосом. — То, что я прошу увидеть лишь раз в жизни, они смотрят, как шоу, каждый месяц?  

Я не нашёлся что ответить. Комок встал в горле.  

— Ладно, это было глупо. Прости. Спасибо тебе.  

Танэ взяла меня за руку, а через две минуты полетели метеориты.  

Круглые, яркие, с длинными искристыми хвостами. Они летели, точно звёзды. И быстро, и медленно одновременно. Зрелище манило и было куда красивее, чем я могу описать. Потом взрыв — это они входили в атмосферу планеты и медленно, точно огоньки спичек, уменьшались и исчезали.  

Я видел это много раз, но с этой девочкой всё казалось по-новому. Что-то было в этот раз другим. Не метеориты, а она сама.  

— Это было великолепно, — воскликнула она. — Я и не думала, что это так красиво.  

Потом мы стояли и смотрели, как космос темнеет, как видимыми становятся лишь далёкие звёзды.  

Мы молчали, слушая дыхание друг друга, а затем Танэ, глядя куда-то в пол, тихо произнесла, крепче сжав мою руку:  

— Тебе повезло. Тебе очень повезло жить. Это прекрасно. Не теряй ни минуты. Я всю жизнь провела, глядя на больничные палаты и заплаканные лица родственников. Они дали тысячи кредитов на моё лечение, но никто не дал посмотреть на это. То, что я просила. Лекарств во мне достаточно — я точно подушка, в которую втыкают иголки. Но мне недолго осталось это терпеть. А ты — будь счастлив. Это, наверное, прекрасно, жить и иметь столько возможностей.  

На небосводе исчезла последняя звезда, и наступил мрак.  

Под утро нас поймали, а мне сделали строжайший выговор.  

*****  

13. 11. 2042  

Человека, который заведовал отделением, звали Морт.  

— Вы кретин, — сухо сказал он, глядя мне в глаза.  

Мы сидели в его маленьком, свойском кабинете, заставленном всяческими наградами. Из-за них здесь даже не нашлось места цветам.  

— Вы позорите профессию врача, нарушая наши нормы и устои.  

— Знаю.  

Оправдываться было нечего. С точки зрения медицинской этики, он был абсолютно прав. Мне грозило увольнение.  

— Я запрещаю вам с ней видеться. Я переведу вас в другую часть корпуса. И знайте, — заведующий помахал своим худым пальцем, точно палкой, — просьба о вашем увольнении и депортации сохранена у меня на КПК. Два нажатия клавиши — и она у директора. Ясно?  

— Предельно.  

Я встал, забрал свой КПК, а у двери, уже взявшись за металлическую ручку, всё же решил спросить:  

— Скажите, а почему она одна? Почему вы не пошлёте её в плату с другими больными? Ведь ей там одиноко.  

— Она умирает, а умирать лучше одной, — коротко отрезал Морт, уставившись в экран и что-то читая.  

«А вы умирали? » — подумал я про себя и вышел из комнаты.  

*****  

Зайти к ней я не мог — карточке было отказано в доступе, а окна были закрыты. Я со всей силы стучал, даже зная, что тут герметизация. Ведь мог же быть шанс, что она услышит. Так и ушёл.  

Половину ночи я пролежал без сна. Думал о метеоритах, о словах Танэ, о смерти, о заведующем Морте. Фактически, я ничего не лишился, но чувствовал, что потерял часть души.  

Когда мне всё же удалось заснуть, мне виделись страшные, разрушающие метеориты. Они падали на мой дом, падали всюду, но страшно мне не было. Я не боялся смерти, я боялся одиночества.  

*****  

18. 11. 2042  

Я увидел Танэ, когда медсестра везла её на какую-то процедуру. Моя знакомая выглядела хуже, но держалась по-прежнему уверенно. В глазах горел тот же огонёк.  

— Тебя звал Морт, срочно подойди к нему, — обратился я к коллеге. — Я пока побуду с пациенткой.  

— Да, спасибо, — не думая, блондинка растерянно развернулась и убежала.  

Танэ улыбнулась:  

— Она милая, но глуповата.  

— Не умнее меня, — я пожал девушке руку, крепко-крепко. — Я соврал ей. Мне светит новый выговор. Мы друг друга стоим.  

— Зачем соврал? — её глаза по-детски нахмурились.  

— Ради тебя, — сказал я, глядя ей в глаза. — Я хотел поговорить с тобой. Сказать, что я ещё зайду. Что найду способ.  

Девушка вздрогнула.  

— Мне хочется отказаться. Но это трудно. Давай не тратить это попусту. Лучше выведи меня, когда будет новый звездопад.  

— Я… — в сердце ёкнуло, а к горлу подступила горечь. — Это будет через двадцать пять дней. Ты не…  

Я не смог произнести. Всегда мог, делал это быстро и с интонацией, а теперь даже язык не поворачивался.  

— Доживу. Доживу, уж поверь. Мне красиво летели…  

Она упала в обморок.  

*****  

13. 12. 2042  

А на сколько права медицина? И как смотреть на свою жизнь, когда девяносто девять процентов против одного за смерть. Один процент — много это или мало? Один процент жизни — странно звучит.  

Стоит ли в бурном потоке хвататься за соломинку, если он несёт к водопаду?  

В случае с Танэ стоило. Она дожила. Дождалась. Одна маленькая девочка перед большой болезнью. Когда многие сдавались, она жила ради той красоты и, несмотря на все прогнозы, она победила.  

Перед концом смены я украл у Морта карту-пропуск. Заранее взял больничный и не показывался весь день. Когда заведующий ушёл, не заметив пропажи, я открыл дверь. Девушка ждала меня. Белое, как звёздная пыль, скрюченное существо с впалыми глазами. Я с трудом узнал Танэ.  

— Спасибо, — сказала она и протянула мне руку.  

Я пожал и только тогда понял, что это всё-таки она. Она, и никакого обмана. Мой сильный, но такой несчастный друг.  

Мы проделали тот же путь по коридору, что и месяц назад. Загорелись огни, полетели метеориты.  

— Всё тухнет, — сказала она, глядя широко открытыми глазами на падение метеоритов и крепко сжимая мою руку. — Всё тухнет когда-нибудь. Это страшно. Но разве стоит бояться того, что потухнешь, если ты, пусть и совсем недолго, но так красиво горишь.  

То были её последние слова.  

Ночью Танэ умерла. Во сне, без мучений и страха. Я верю, что ей снились метеориты и она была счастлива.  

Палата опустела. На следующий день её сожгли в крематории. Несколько огоньков испепелили маленькое тело.  

*****  

07. 02. 2043  

Спустя время я решил вернуться к этому дневнику для последней записи. Я хочу сказать, что ни о чём не жалею. Что все, за что я поплатился, было правильным. Что меня ждёт дальше — чёрт его знает. Но мне не страшно. Как не страшно было и ей. Вечная память тебе, Танэ…  

*****  

Послесловие  

18. 10. 2093  

Этот дневник принадлежал моему дедушке, который умер неделю назад. Я нашёл эту тетрадь в его вещах, и если кого-то заинтересует его судьба, то я скажу: через два месяца после увольнения из больницы, он нашёл работу посудомойщиком в небольшой забегаловке. Однажды на дороге он спас молодую девушку, рискнул жизнью и риск оправдался. Спустя три года эта женщина обвенчалась с ним и родила мою мать. Бабушка помогла ему вновь стать врачом, была его надеждой и опорой, а когда она скончалась, дедушка сказал: «Вот так откололся последний, второй кусок моей души». Он не жил, но существовал ещё пять месяцев. А потом умер. Спокойно, во сне, с улыбкой на лице. Я верю, что они вместе, и живу с этой верой в лучшее и по сей день.

| 33 | 5 / 5 (голосов: 3) | 14:12 09.07.2019

Комментарии

Allo23:35 11.07.2019
Спасибо за Ваш рассказ. Он меня тронул. А ещё была ассоциация с Ремарком.
Alexandersamoilov22:59 11.07.2019
kira_begletsova, спасибо большое!)
Kira_begletsova22:16 11.07.2019
Невероятно интересно! Невозможно остановиться!У вас очень интересные произведения! Мне очень понравилось!!!

Книги автора

Цыган
Автор: Alexandersamoilov
Новелла / Приключения Проза Психология События
Что вы знаете о цыганских обычаях? Франция 1890 года. Молодому гитаристу предлагают сыграть на цыганской свадьбе. Музыкант соглашается и попадает в табор, где становится свидетелем не только заключен ... (открыть аннотацию)ия союза двух сердец, но и битвы за невесту. Жениху противостоит мужчина по имени Лекса, который всю жизнь был в таборе изгоем. Как говорится, в любом обществе есть «высшие» и «низшие». Можно ли перепрыгнуть через пропасть, пролегающую между ними?
Теги: цыгане изгой свадьба цыганский табор изгнание месть
13:54 09.07.2019 | 4.8 / 5 (голосов: 5)

Чудо
Автор: Alexandersamoilov
Рассказ / Мистика Проза Психология Сказка Сюрреализм Философия
Исхудалое лицо, белые, как скатерть, губы. Болезнь вот-вот заберет маленькую девочку по имени Роза на тот свет. Она никогда не играла с другими детьми, никогда не знала обычного детского веселья, в к ... (открыть аннотацию)отором так нуждалась. Но однажды, то ли во сне, то ли наяву, ей является бородатый мужчина в странной яркой одежде. Он называет себя Духом и показывает ей прошлое, настоящее и будущее для того, чтобы Роза с новыми силами вступила в самую важную схватку — схватку с болезнью и смертью, которые уже положили на нее свои лапы.
Теги: болезнь жизнь смерть сон никогда не сдавайся чудо
16:06 08.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Две судьбы 18+
Автор: Alexandersamoilov
Повесть / Военная проза История Любовный роман Приключения Проза Психология
Говорят, что настоящей любви не страшны ни времена, ни расстояния, ни обстоятельства. Осеню 1914 года война сталкивает две отдельные человеческие жизни, заставляя сплестись их руки, сердца и судьбы. ... (открыть аннотацию) Он — молодой казак, начинающий познавать военное ремесло и жизненные реалии. Она — начинающая медсестра, которой приходится не только помогать опытным хирургам, но и быстрыми темпами учиться извлекать пули и зашивать раны. Очнувшись раненым на каталке, он видит свою спасительницу. Подавив свои страхи и взяв себя в руки, она спасает ему жизнь. Теперь их души всегда будут тянуться друг к другу, словно магниты. Однако война разлучает людей так же часто, как и сталкивает. Смогут ли влюбленные противостоять разделяющим их километрам и, самое главное, смерти?
Теги: война любовь солдат судьба любовь на расстоянии 1914
15:29 08.07.2019 | оценок нет

Новая машина 18+
Автор: Alexandersamoilov
Новелла / Проза Психология Другое
Алексей Андропов проснулся счастливым человеком. Вчера его надоедливая жена забрала сына и уехала в Минск. Будучи заядлым автолюбителем, теперь он сможет проводить с машиной столько времени, сколько ... (открыть аннотацию)сам того пожелает. Алексей спускается в гараж, чтобы на любимой «Ладе» отправиться на работу, но замечает, что его инструменты расставлены не как обычно. Да еще и какая-то кассета лежит на переднем сиденье, а дверца закрывается не с первого раза. Странности начинают складываться в единый пазл, когда мужчина включает загадочную кассету. К чему может привести обида и ревность? Какой прощальный подарок оставила Андропову сварливая жена?..
Теги: измена месть машина авария автолюбитель семья
13:21 08.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Человек с букетом цветов
Автор: Alexandersamoilov
Рассказ / Проза Психология Реализм Философия
Молодой человек в черном костюме шагает по узким улочкам тихого городка. Он хорош собой и, словно магнит, притягивает внимание окружающих. Его провожают боготворящими взглядами и чуть заметными улыбка ... (открыть аннотацию)ми. Кто этот незнакомец? Кому предназначены цветы, которые он сжимает в руках? На самом ли деле он так счастлив, как думают горожане? Каждый из нас иногда забывает о настоящем и уносится в мечты о будущем или размышления о прошлом. Рассказ, в чем-то напоминающий притчу, заставит вас отойти от иллюзий и окунуться в мир настоящего.
Теги: горе потеря утрата любовь сожаления притча
12:58 08.07.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019