СМОТРИ КОНЕЦ

Другое / Драматургия
Аннотация отсутствует

в двух действиях, с прологом и антрактом  

 

 

 

 

 

 

 

 

Театр, как известно, начинается с вешалки.  

В гардеробе, служительница в рабочем халате принимает пальто со словами: «Да отдавай уже, что ты вцепился в него, идиот! » Несет пальто двумя пальцами за шкирку и так надевает на крючок, что петелька на пальто с треском лопается, пальто летит навзничь. «Чтоб вы сдохли! Я не буду за вами ваше говно подбирать, идите и забирайте, а не нравится можете уходить. И ходят, и ходят, и ходят. Надо же сколько дураков в одном месте собралось. Медом им тут намазано. Паршивцы. Прямо сдохнуть хочется от таких козлов. Да давай уже, что ты вцепился в него, идиот! » Швыряет номерок. «Забери свое говно! »  

Директор театра встречает гостей словами: «Я никого из вас не задерживаю. Кому не нравится, можете уходить. Вот вы, дамочка, уходите? Вот и чудненько, и скатертью дорога. Думаете, я тут без вас плакать буду. Да что вы, моя дорогая! Не представляете какое душевное облегчение испытаю. Домой, дорогие, миленькие, домой, и чтобы духу вашего здесь не было, чтобы ни следа вашего не осталось, чтобы только никого из вас не видеть. Никого не задерживаю! Вон отсюда! » Зрители потихоньку начинают расходиться. Если зрители уходят все, директор высовывается из дверей театра и кричит им вслед: «Пошли на ***! Пошли на ***! Пошли на ***! », пока последний зритель не исчезнет в темноте.  

 

Зал.  

Холодно. Пахнет бензином. Часть кресел у сцены убрана, вместо них установлен автомобиль «Мерседес» с тонированными стеклами. Сцена представляет собой площадку с помостом на столбах, на котором находятся три человека в камуфляже. Один из них лежит на животе со снайперской винтовкой в руках и наводит прицел на зал. Старший держит у рта мегафон. В дальнейшем людей сменяют установленные на помосте камеры видеонаблюдения. С треском захлопывается дверь в зал.  

Трансляция: «Прошу помнить, что наш зал маленький и хорошо простреливается. Двери нашего зала автоматические, выход из зала во время действия исключен. Запрещается во время действия вставать со своих мест, ходить по залу, громко смеяться, разговаривать, плакать, вскрикивать, вздрагивать и размахивать руками. Эти реакции могут быть истолкованы как угроза безопасности зрителей. Женщина в третьем ряду, сядьте ровно, наш снайпер прицеливается. Спутник женщины в третьем ряду, отпустите вашу спутницу, снайпер должен пристрелять оружие. ( В продолжение речи с балкона падает труп женщины с пулевым отверстием во лбу. ) Сидеть, молчать! Смирно! На грудь четвертого равняйсь!  

Гаснет свет. «Я начальник службы безопасности театра Артюков Сергей Геннадьевич. Смерть жидам! Россия для русских! Вы все здесь у меня кровавыми соплями умоетесь. Пидоры фашисты. Сидеть! Лежать! Стоять, б! Никому не двигаться, с! Руки за голову! Мордой в пол! Дважды не повторяю. Это приказ. Слушай мою команду! Смерть вражеским прихвостням, изменникам родины. Именем российской федерации по зрительному залу, из всех родов оружия прицельный огонь! (Массовый расстрел. Все мертвы. )  

Сдохли, суки? Смирно. Равнение на сцену. К церемониальному маршу. На одного линейного дистанция. Побатальонно. Первый взвод прямо. Остальные напра-во! Ша-гом марш! »  

 

Душераздирающий крик. На люстре повесилась гардеробщица.  

 

 

ПРОЛОГ  

 

 

 

Очередь у бочки с молоком. Очередь на месте перебирает ногами.  

 

Продавщица: Далеко, далеко, на лугу пасутся ко?  

 

Очередь: Кони.  

 

Продавщица: Нет, не кони. Проходите, проходите, не задерживайте очередь.  

 

Очередь: Проходим, граждане, проходим.  

 

Женщина: А вы знаете, что Иванова – проститутка?  

 

Бабушка: Знаю.  

 

Женщина: Да, она гулящая. Мы с ней одно время рядом жили, её квартира как раз над моей была. И каждую ночь за ней такси приезжало и она ехала на работу. У них там уже всё схвачено. И так топала по полу, как будто у неё ноги по сто двадцать килограмм, ну как слон. И каждую ночь она бегала смотреть, когда её такси подъедет. Её всегда можно застать в баре за трамвайным кругом, налево.  

 

Собака высовывается из бочки, зевает и чешется  

 

Дедушка: Я вам скажу, что кабак этот, где недобитки собираются, на проклятом месте стоит. Два раза горел, два раза перестраивали, а получается кабак.  

 

Бабушка: Знаю. Сплю-то я плохо, ой плохо, по ночам хожу на балкон постудиться. И смотрю, над кабаком-то этим, где заразы, висит какое-то чучелко, мордочка вроде лисья, мохнатая и так что-то скалится. А вдруг и пропала. А мне утром внучек и говорит: Так это ж нетопырь, бабушка. Надо чеснок по балкону развесить. Ну, развесили мы чесночок. Выхожу я ночью гляжу смотрю будто струйка дыма поднимается и в этой струйке человек сидит, с бородой и точно свечка светится, и на моего мужа, покойника похож, сидит будто и кивает мне пальцем, и только я глаза протерла, а на этом месте срам, да такой срам, что сказать вам не могу, тьфу! А на следующую ночь я опять.  

 

Другая женщина: А вы знаете, что Иванова – не проститутка.  

 

Бабушка: Знаю. А кто же она?  

Другая женщина: Молодой перспективный педагог, отличница. О ней даже в газете писали.  

Бабушка: Вот именно.  

Дедушка: Под ней всё тульское направление ходит, шалавы молодые на станциях, на переездах пристают. Девки глупые, молодые, накрашенные. Они места разведывают, где рыбаки собираются и прячутся в кустах, вот мужик придет, разложит снасть, закинет удочку, глянь – клюёт, тут куст раздвигается и оттуда девка толстая вылезает. Вся рыбалка насмарку.  

Ханыга: Я у них в баре бутылки забирал, взял мешок, смотрю, мне из дверей козлиная рожа улыбается, мешок развязал, а там одни человеческие глаза, шевелятся и подмаргивают.  

Бабушка: Знаю.  

Другая женщина: Скажите пожалуйста, все таки Иванова проститутка или не проститутка?  

Бабушка: А я знаю.  

Женщина: А вот скажите пожалуйста, проститутки – экологически чистый продукт, сертифицированный?  

Бабушка: Знаю.  

Дедушка: Это смотря какие. У Ивановой проститутки ядреные, в соку, как на подбор, это у кого хочешь спросите. У нее бизнес серьёзный, налаженный. Нет, ничего такого плохого сказать не могу. Учреждения хорошая.  

Другая женщина: А у нас в подъезде который день не моют. Такие лужи начохало, только вплавь перебираться. Два дня простояли, а на третий зафекалились и стали пахнуть мочой.  

Бабушка: Знаю.  

Продавщица: Далеко, далеко на лугу пасутся ко?  

 

Очередь: Кони.  

 

Продавщица: Нет, не кони. (Собака высовывается из бочки)  

 

Собака: Гав! Гав!  

 

Ханыга: И торговаться можно. И веселые, и сто грамм нальют, и закусить дадут, и переночевать можно. Одно слово – путаны!  

 

Бабушка: Зря он это делает.  

 

Женщина: А я так думаю, что Иванову нужно судить.  

 

Бабушка: Давно пора!  

 

Женщина:А ведь я её только ребенком знала.  

 

Бабушка: И правильно.  

 

Женщина: А вы за Ющенко или за Януковича?  

 

Другая женщина: Как вы можете так говорить? Конечно, за Януковича.  

 

Женщина: Прямо вот только ослы могут быть за Ющенко. Прямо вот правильно Лужков сказал, что это вот оранжевая чума.  

 

Дедушка: А вы знаете, что украинцы Христа распяли?  

 

Бабушка: Знаю.  

 

Ханыга: Не украинцы, а Бандера.  

 

Дедушка: Один черт.  

 

Бабушка: Напрасно он это делает, я считаю.  

 

Очередь  

: Граждане! Из бочки вместо молока какая-то бурая жижа пошла!  

 

: Какая жижа? Бурая?  

 

: Какая вы говорите, жижа? Бурая?  

 

: Что за бурая жижа такая?  

 

: Кто видел жижу, товарищи? Действительно, жижа? А вы пробовали?  

 

: Да!  

 

: Ну и как?  

 

: Как собачья моча!  

 

: Ах, негодяи какие! Неужели собачья моча?  

 

Собака (высовывается из бочки): Гав! Гав! (Прячется в бочку)  

 

: Да что ж это такое?  

 

: Да сколько ж можно?  

 

: Да сколько ж это будет продолжаться?  

 

: Да когда же это кончится?  

 

Бочка вдруг пукнула и всю очередь забрызгала.  

 

Очередь  

А откуда вы знаете какая моча? Вы пробовали?  

 

Сами попробуйте!  

 

 

:Хамы, хамы, хамы!  

 

: Изверги!  

 

: Страдать!  

 

: Свету не видим!  

 

: Монетизация!  

 

: Чубайс!  

 

: Рыжий дьявол!  

 

Собака ( в бочке): У! У-у-у!  

Очередь: А-а-а-а.  

: Скоро все так вымрем!  

 

Продавщица:Тузичка, ко мне! (Собака выскакивает из бочки)Тузичка, сидеть! (Собака присаживается)Граждане, все нормально, граждане, успокойтесь. Этот Тузичка не собака, а биологическая добавка к молоку.  

 

Очередь: Добавка! Добавка!  

 

Продавщица: Далеко, далеко на лугу пасутся ко?  

 

Очередь: Коровы!  

 

Продавщица: Правильно, коровы. Пейте, дети, молоко – будете здоровы.  

 

FIRST ACTION  

 

 

acting persons:  

 

МАРК, менеджер  

 

МАША, проститутка  

 

ГРИША, сутенер  

 

ВАСЯ, гей  

 

ПЕТЯ, гей  

 

ЖЕНЯ, трансвестит  

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I, владелец бара в Чертаново  

 

ВЕРОЧКА МАЛАХОВА, АНЯ ОСТАПЧУК – проститутки  

 

ИВАНОВА – мамка  

 

 

 

 

 

Бар в Чертаново. Стойка бара в виде высокого гусеничного трэка. В углу газовая колонка и титан с кипятком. По полу бродят светящиеся свастики.  

В центре зала растянут между ветвей с золотыми яблоками прекрасный обнаженный отрок с ножами во всем теле. По ослепительно белой коже струится кровь. ПЕТЯ и ВАСЯ трахаются.  

Загораются фары автомобиля в зале, автомобиль резко сигналит и окутывается выхлопными газами. Оказавшись в баре, МАША динамично кидает нож отроку в живот, устраивается на ведро и опорожняется ведром гранат. Запрокидывает голову под кран с кипятком, выпивает весь титан и громко ссыт кипятком. ПЕТЯ и ВАСЯ трахаются.  

 

 

ПЕТЯ: Я…  

 

ВАСЯ: Ты…  

 

ПЕТЯ: Я поцелую скромно, кротко.  

 

ВАСЯ: Как ты целуешь нежно как ангел утренний…  

 

ПЕТЯ: …в порошинках росы…  

 

ВАСЯ: Поспеши слизнуть их…  

 

ПЕТЯ: Скорей слизнуть мне эти капли влаги прекрасной и манящей…  

 

ВАСЯ: Коснись нечаянно, как будто бы прощаясь. Нет, нет, не уходи, постой… Прекрасно твое касание и мужественны губы. Я не в силах экстаза приближенья ожидать, мне кажется, что муки эти навек.  

 

ПЕТЯ: Будь по-твоему.  

 

ВАСЯ: И будь что будет, я так хочу, я так решил, так делай свое дело, о, палач.  

 

ПЕТЯ: Вершись!  

 

ВАСЯ: Да!  

 

ПЕТЯ: Несказанно!  

 

ВАСЯ: Ад!  

 

ПЕТЯ: Рай!  

 

ВАСЯ: О, музыка!  

 

ПЕТЯ: Сиянье сфер, кружение планет и музыка.  

 

ВАСЯ: Всегда.  

 

Трахаются.  

 

ПЕТЯ: В статье «Пятилетка Путина», помещенной в «МК» от 28. 12. 04. обозреватель газеты Михаил Ростовский констатирует, что к «финалу первой путинской пятилетки российская власть подошла в состоянии глубокого идеологического конфуза. Спикер Думы публично признается в своей любви к Сталину. А несколько дней спустя парламент отменяет праздник 7 ноября. Президент России рассыпается в комплиментах в адрес своего «друга Буша» и тут же обвиняет Америку и Европу в нечестной игре. Власть в очередной раз обещает сократить роль государства в экономике и одновременно фактически национализирует крупнейшую частную компанию страны» – отмечает Михаил Ростовский.  

 

Трахаются.  

 

ВАСЯ: Еще.  

 

ПЕТЯ: Юн как словно первый хмель пропитан он тёплым мускусом.  

 

ВАСЯ: …меня...  

 

ПЕТЯ: …м.  

 

Трахаются.  

 

ВАСЯ: В том же номере «МК», в передовой статье, озаглавленной: «Украина: с новым президентом, со старыми проблемами! » газета приводит следующую статистику: «по результатам обработки 98, 87% протоколов: за Ющенко – 52, 25%, за Януковича – 43, 99%. » В числе прочих сообщается такой любопытный факт: одна из ключевых фигур оппозиции, Юлия Тимошенко «вдруг раздумала сажать всех и вся. «Я не хочу никого преследовать» – сказала она, чем немало удивила и своих сторонников и своих противников. «Не хочет – вздыхает 1-ый секретарь Донецкого комитета соцпартии Украины Юрий Грымчак, – и мы не хотим. Но и простить ИХ тоже вряд ли сможем. »  

 

Трахаются.  

 

ПЕТЯ: Также в одном из материалов рассказывается о развернувшемся в Москве переделе рынка проституции. «Столичные жрицы любви оказались полностью дезориентированы. Многие, придя к месту работы попросту обнаружили на дверях замок. Владельцы притонов и борделей в шоке. На районные отделения милиции, которая по мнению многих, не первый год выступает в качестве «крыши» бизнеса интимных услуг обрушился град телефонных звонков. Но и там не могли сказать ничего определенного. Все началось с того, что в помещенных в прессе объявлениях с предложениями недвусмысленного характера адреса и телефоны оказались не соответствующими действительности. Дальше – больше. Клиенты, приезжая в знакомые заведения находили на их месте мебельные салоны и продовольственные магазины. Рекорд побил притон в Марьино, на месте которого оказалась… булочная. Ситуация отчасти смягчается тем, что новогодние праздники традиционно считаются временем отпусков для тружеников интимного фронта, когда большинство из них разъезжается домой на каникулы. Очевидно, кто-то воспользовался ситуацией, чтобы полностью обрушить рынок сексуслуг в столице. Кто стоит за всем этим и каких шагов можно ожидать в дальнейшем пока неизвестно. Отцы города отказались как либо комментировать происшедшее. Но ситуация настолько серьезна, что может потребовать вмешательства власть предержащих. »  

 

ВАСЯ: Тихо, Петь, я.  

 

ПЕТЯ (тихо): Я тоже.  

 

ВАСЯ (тихо): Ффу.  

 

ПЕТЯ: Моя мама.  

 

ВАСЯ: А ты.  

 

ПЕТЯ: Моя мама.  

 

ВАСЯ: А зато ты.  

 

ПЕТЯ: А зато, зато, зато.  

 

ВАСЯ: Кайф.  

 

ПЕТЯ: На мою.  

 

ВАСЯ: Наклонись.  

 

Петя наклоняется.  

 

ВАСЯ (грустно): Петя.  

 

ПЕТЯ: Что?  

 

ВАСЯ: Тебе понравилось?  

 

ПЕТЯ: Так.  

 

ВАСЯ: Мне.  

 

Петя быстро с нежностью ему.  

 

ВАСЯ (гладит его по голове): В сущности ты хороший. ( С силой прижимает к себе его голову) Очень хороший. Только почему так грустно.  

 

ПЕТЯ: Мне хорошо с тобой, напрасно люди мнят, что нет любви меж нами, это вымысел бесплодный и жестокий, мне хорошо с тобой. Ты первый, кого я узнал так близко, что нас не разделят и месяцы разлуки, всегда ты рядом, где б ни был ты, – ты рядом со мной.  

ВАСЯ: Мне хорошо с тобой, любимый, я помню первое твое касанье, когда коснулся ты рукой до моего плеча и словно искра пламени обвила меня и сжала в своих объятьях так, что я не мог пошевелиться. Ни шагу в сторону ступить не уклониться прочь. Ты неразделен со мной, ты мое тело, жажда и душа и обладанье, беспечность, радость, счастье, горе, грех…  

ПЕТЯ: Как странно, я не слышу слов и только вижу твое лицо и как бы устремленное ко мне, в движеньи, ты летишь… Ты движешься, смеёшься, ты играешь. Ты – чудо, мечтанье мимолетное, ты – призрак, но ты рядом, я могу тебя коснуться и виденье не престанет.  

 

ВАСЯ: Ты здесь.  

 

ПЕТЯ: Ты здесь.  

 

ПЕТЯ  

:Мы жребий свой избрали и обречены ему покуда смерть не разлучит нас.  

ВАСЯ  

 

ПЕТЯ: Ты здесь.  

 

ВАСЯ: Ты здесь.  

 

ПЕТЯ: Я слышу голос твой.  

 

ВАСЯ: Я вижу твои губы.  

 

ПЕТЯ: Ты здесь. Я слышу голос твой.  

 

ВАСЯ: Я слышу звуки речи.  

 

ПЕТЯ: Ты здесь.  

 

ВАСЯ: Как странно и прекрасно, ты обнимаешь отражение свое и оно глядит лукаво и искоса.  

 

ПЕТЯ: Нет, не отраженье, а живую плоть и кровь и тайну и чудо. Ты!!!  

 

ВАСЯ: Вот наказанье, Гриша приказал девчонок на наркоту подсаживать, и Иванову, а у нее уже два раза была ломка.  

 

ПЕТЯ: Сучонок гнойный.  

 

ВАСЯ: Педик.  

 

ПЕТЯ: Дрочун заёбистый.  

 

ВАСЯ: Фуфло.  

 

ПЕТЯ: У Ивановой порядок.  

 

ВАСЯ: У Ивановой дисциплина.  

 

ПЕТЯ: Иванова не жульничает.  

 

ВАСЯ: И девочек не бьет.  

 

ПЕТЯ: Иванова умная.  

 

ВАСЯ: Иванова смелая.  

 

ПЕТЯ: Иванова перспективная.  

 

ВАСЯ: И умеет работать.  

 

ПЕТЯ: Ты помнишь, что я поведал тебе недавно…  

 

ВАСЯ: А что?  

 

ПЕТЯ: О переделе рынка проституции в Москве…  

 

ВАСЯ: Да, что-то помню.  

 

ПЕТЯ: Так знай, мне рассказала Иванова по секрету, скорее даже и не рассказала, а сам я догадался, что она хочет отделиться от хозяина и сама держать свой бизнес…  

 

ВАСЯ: Не может быть! Ты, верно, её не понял.  

 

ПЕТЯ: Мне так показалось.  

 

ВАСЯ: Ты заблуждаешься.  

 

ПЕТЯ: Может быть – и всё же…  

 

ВАСЯ: Нет, ты ошибся.  

 

ПЕТЯ: Пусть так. Забудь.  

 

ВАСЯ: Неужель она решилась! Ты не шутишь?  

 

ПЕТЯ: Я чувствую к чему ты клонишь… Но оставь, разве возможно наше счастье без хозяина?  

 

ВАСЯ: Слава Кесарю!  

 

ПЕТЯ: Слава Кесарю!  

 

ПЕТЯ: Хотя и у него есть недостатки…  

 

ВАСЯ: Ты что, в нём вся наша надежда. Слава Кесарю!  

 

ПЕТЯ: Я согласен.  

 

ВАСЯ: И что же… Как ты со мной разговариваешь! Как ты ко мне относишься? Я что, уже не человек. Со мной иначе нельзя? Что ты себе позволяешь, в конце-то концов дорогой мой? Отвечай, отвечай же наконец, я больше не могу ждать, ну сколько можно, ну ответь же… Ты что-то от меня скрываешь?  

 

ПЕТЯ: Я готов тебе открыться. Знай же, что мое рожденье древней и чудесной тайной окутано. Когда мои родители погибли, я был так мал, что их совсем не помню. Я был тогда ужасно, невыносимо болен и тяжело страдал. И неожиданно меня постигло исцеленье. Я точно первый раз увидел свет, ступив в него из склепа вечной тьмы, в котором сонм гнездился диковинных и злобных и коварных призраков. Мои глаза отверзлись свету и первое что я воспринял оком был тайный и чудесный знак. То тайна моего происхожденья. Видь же, посвященный, – то что сейчас явится, не зрил никто – ни человек, ни Бог. (Достает из одежды украшенный драгоценностями медальон старинной работы) Здесь герб с короной и готическая вязь – должно быть, имя. Мне мнится, что это имя пращуров моих, моих далеких предков, а значит мое собственное… Отчего ты побледнел?  

 

ВАСЯ: Что ж раньше никогда не видел я его?  

 

ПЕТЯ: Я скрывал и я таился. Я таился и молчал. Друг мой, брат мой я скрываю этот чудный талисман. Этот дерзкий и ужасный символ гордости моей, символ сердца моего. Свое родное, родовое имя. И я молю тебя…  

 

ВАСЯ (горько): Я понял. Ты обманщик и предатель. Ты подло, гнусно, вероломно предал друга своего и брата, ты предал нашу святую дружбу и любовь, ты предал самого хозяина, ты всё разрушил… Мне больно за тебя.  

 

ПЕТЯ: Не верь мне, не верь мне – и все же верь. О чем ты говоришь?  

 

ВАСЯ: Ты украл его в квартире, которую вчера мы вместе ограбили и не сказал о том ни императору ни мне… Как горько и чуждо, как горько и странно…  

 

ПЕТЯ: Не верь мне, не верь мне – и всё же верь…  

 

ВАСЯ: Лукавый лжец!  

 

ПЕТЯ: Не верь мне, о, не верь мне. Пусть я лукав, но…знай мою тайну, Ты – не верующий ни во что.  

 

ВАСЯ: Всё Кесарю Великому скажу!  

 

ПЕТЯ: Ты не веришь другу?  

 

ВАСЯ: Нет! Нет, нет, никогда. Все Кесарю скажу!  

 

ПЕТЯ: Чем докажешь?  

 

ВАСЯ: Твоей наглой, наглой, наглой и бесстыжей рожей, свинья!  

 

ПЕТЯ: Напрасны все наветы, сомнения пусты, ты хочешь доказательств, их не получишь ты. Достаточно мне было сказать про чудный знак, как ты устроил свару – завистливый дурак!  

 

ВАСЯ: Не верю!  

 

ПЕТЯ: Не веришь и не надо, протри свои глаза, хочу я тебе, гаду, немедленно сказать. Раскрой пошире зенки и выпучи глаза, вращай быстрей зрачками и дергай волоса.  

 

ВАСЯ: Вы лжец. Не верю ни единому я слову твоему. Ты вкрался ко мне в душу – не знаю почему. Тебя я презираю, тебе я покажу. Про все твои художества хозяину скажу.  

 

ПЕТЯ: Не смей меня, ничтожество, хозяином пугать. Могу и я ему чего-то рассказать. Я видел, ты сморкнулся тайком в его пальто, и спёр из кассы деньги, и много кое-что. Ещё скажу я Грише, что ты воруешь кайф и продаёшь девчонкам. И будешь ты в дерьме.  

 

ВАСЯ: Он лжёт!  

 

ПЕТЯ: Напрасны все наветы, сомнения пусты, ты хочешь доказательств, их не получишь ты.  

 

ВАСЯ: А вот давай у Маши спросим.  

 

ПЕТЯ: А давай!  

 

ВАСЯ: Что, струсил?  

 

ПЕТЯ: Давай!  

 

ВАСЯ: Ага?!  

 

ПЕТЯ: А давай!!!  

 

ПЕТЯ: Маша, Маша, ты Мария, на тебя моя надежда, на тебя я уповаю, своей доле покоряясь, твоей милости прошу. Он не верит, окаянный, что владею я ужасной и изысканною тайной в силу скудости убогой разуменья своего. Он не верит, что владею я прелестной этой тайной как чарующею песней, как владычицей своей. Так взгляни же, о Мария, будь чужда и безучастна, будь покорна, о Мария, будь во власти бурной силы моего воображенья, будь поклонственна, Мария совершившейся судьбе. На ладонь мою взгляни. Как сияет дивным светом, как сверкает и блистает мое подлинное сердце, мое имя во плоти.  

 

МАША: Отдай его мне. Отдай его мне. Отдай его мне!  

 

ВАСЯ: Не купись на эти басни и спустись с небес на землю. Были мы вчера в квартире у старухи у одной. Много было там бирюлек, цацок, долларов, висюлек, даже зубы золотые в подстаканнике лежат. Всё мы честно поделили, слава богу, в нашем деле с Петей мы не первый год. Но как видно своей доли показалось ему мало. Не давай же ему Маша, вешать на уши лапшу. Забери у него цацку, а ему влепи по роже, а не то, что ж это значит, каждый будет себе хапать?  

 

МАША: Дети, дети, перестаньте. Я же вам почти как мать. Вот услышат ваши споры, вам обоим будет хуже. В предвозвестие скандала предлагаю перестать.  

 

ВАСЯ: Ни за что не перестану, буду яростней кричать. Никогда я не поверю, что готова сепаратно ты противного прохвоста конформистски защищать.  

 

МАША: Вам для вашего же блага я советую молчать. Вам я лишь добра желаю… Драгоценность мне немедля вы обязаны отдать.  

 

ПЕТЯ: Маша, поверь мне, я правду сказал. Ты меня знаешь – я чист и безгрешен.  

 

МАША: Грешен ты или безгрешен – суть не в том, пора понять. Драгоценность мне немедля вы обязаны отдать. (Забирает у него медальон. )  

 

ПЕТЯ: Отдай! Отдай! Отдай!  

 

МАША: Нет, нет, нет!  

 

ПЕТЯ: Не смей! Верни сейчас же.  

 

МАША: И не подумаю. Нет.  

 

ВАСЯ: Ты не знаешь, знаю я. Потешается он втайне над тобой и надо мной, ловко он придумал штуку, потешается конечно, надорвал уже животик, ха-ха-ха да ха-ха-ха, полюбуйтесь на него!  

 

ПЕТЯ: Маша, прошу я, верни мне его. Маша, прошу я, оставим все споры, просто верни мне его…  

 

Маша: Нет, никогда.  

 

ПЕТЯ: Это жестоко. Ты злая тигрица, мир для меня исчез. Небо померкло, погасли зарницы, стиснулся каменный лес.  

 

ВАСЯ: Ну, конечно.  

 

ПЕТЯ: Ты отторгла мою душу и её втоптала в прах. Посмотри как ты сжимаешь горло красное в зубах.  

 

ВАСЯ: Браво! Супер!  

 

ПЕТЯ: Страшная тень укусила меня, ест мою голову, пьет мою кровь!  

 

МАША: Даже не думай, забудь про него, напрасны мольбы и рыданья…забудь!  

 

ВАСЯ: Псих несчастный. Ладно, Маша. Он и сам уже поверил в то, что выдумал… Мечтатель!  

 

МАША: Не отдам и не просите. Вы мне скажете спасибо, может быть…но только после.  

 

ВАСЯ: Ты к нему несправедлива.  

 

ПЕТЯ: За меня не заступайся, переменчивый предатель!  

 

ВАСЯ: Я ведь вижу, ты страдаешь. Не могу я это видеть. Я хочу, чтоб ты покоен был и счастлив. Я и сам тогда спокоен.  

 

МАША: Мне поверьте, ради одного лишь счастья вашего так поступила я, а почему, не знаю я сама.  

 

ПЕТЯ: Как поверить, что для счастья моего ты отнимаешь у меня мою надежду. Как поверить мне, меня ты губишь, чтобы стать счастливым мог я?  

 

ВАСЯ: Как поверить можно в счастье, если жизнь ты отнимаешь?  

 

МАША: Как поверить можно в счастье, если жизнь я отнимаю?  

 

ВАСЯ: Как поверить можно в счастье, если ты страдать склонила друга моего и брата…  

 

МАША: Как поверить можно в счастье, если жизнь я отнимаю…  

 

ПЕТЯ: Как поверить и смириться, если злое беззаконье ты творишь рукой жестокой…  

 

МАША: Лишь поверьте, вам ответить я теперь не в силах…я не знаю. Я сокровище твое отняла вотще бесцельно.  

 

ПЕТЯ: Мне поверить в это диво… Мне понять ли твои речи? Ты сокровище мое отняла вотще…бесцельно…  

 

ВАСЯ: Что подумать можно, если ты сама не разумеешь, для чего ты совершила свой убийственный поступок.  

 

ПЕТЯ: Как поверить можно в счастье если жизнь ты отнимаешь?..  

 

МАША: Лишь поверьте, что я зла вам не желаю…  

 

ПЕТЯ: Верни, верни, верни его мне! Верни, верни. Верни, верни, верни его мне! Маша!  

 

МАША: Нет!!!  

 

ВАСЯ: Я верю – погибло всё.  

 

ПЕТЯ: Нет, о небо, я не жив, нет!  

 

ВАСЯ: Так кончено. Надежды легковерной развеялся и дым.  

 

ПЕТЯ: Нет речи у меня, я нем.  

 

ВАСЯ: Внемлите! Здесь обитель скорби.  

 

ПЕТЯ: Внемлите – я волю! Отныне так.  

 

МАША: Всегда стремлюсь я к вам… Два рыцаря моих, два моих верных пажа, божественные дети слиянья солнца и луны волнующе волшебные…  

 

ПЕТЯ: Увы! Отторгну слух я свой, коль нет пристанища в кругу живых.  

 

ВАСЯ: Забвение и тлен.  

 

МАША: Безгласие меня тиранит…  

 

ВАСЯ: Безнадежность.  

 

ПЕТЯ: О, жаль!  

 

ВАСЯ: Увы, увы!  

 

МАША: Несчастный! Ужель навсегда…  

 

ПЕТЯ: Опустели уста.  

 

ВАСЯ: Ни слова.  

 

МАША: Ни звука.  

 

ПЕТЯ: Ни гласа.  

 

ПЕТЯ  

ВАСЯ : О ты, вопиющая немота!  

МАША  

 

МАША: Не станем губить этот день, быть может радость он нам сулит…  

 

ПЕТЯ  

: Быть может, радость нам день подарит…  

ВАСЯ  

 

МАША: Два благородных рыцаря моих, две сладостные розы на одном кусте, два легкокрылых эльфа, прелестных пажа…  

 

ВАСЯ: Ты искренна сейчас и ты прекрасна. Мы два прелестных красотою мужа к своей любви влекомые безмерно. Наш общий кров, единственное ложе и наш удел – лишь оба мы – и в этом наше счастье.  

 

ПЕТЯ: Мне весело. Как ты смешон. Пустой, неблагодарный, вздорный человек, ты мне никто! Прощайте!  

 

ВАСЯ: О, не прощайся так.  

 

ПЕТЯ: Прощайте же.  

 

ВАСЯ: Не торопись, подумай, оглянись…  

 

ПЕТЯ: Ступайте.  

 

ВАСЯ: Одумайся!  

 

ПЕТЯ: Ступайте, я сказал!  

 

ВАСЯ: Прощай!.. Но куда ты уйдешь?  

 

ПЕТЯ: Молчание.  

 

ВАСЯ: Нам нет пути отсюда, мы заперты здесь навек.  

 

ПЕТЯ: Мы заперты…навек.  

 

ВАСЯ: Если хочешь иди, но вернёшься ты вскоре, ты знаешь… Не мечтай о том, чего не будет. Всё равно останется как есть. Милый, я бы хотел, чтоб остался ты лишь для меня, но уйти ты не можешь.  

 

ПЕТЯ: …заперты…навек.  

 

ВАСЯ: Не мечтай о том, чего не будет. Не надейся, не надейся, брось…  

 

МАША: Выше нос, россияне. Не всё ещё потеряно… Расскажите мне, что слышно нового на свете.  

 

ВАСЯ: Иванова хочет отделиться от хозяина и держать свой бизнес.  

 

МАША: В самом деле?  

 

ВАСЯ: Петь, скажи.  

 

ПЕТЯ: Верно.  

 

ВАСЯ: Иванова нам не разрешает своих девчонок на наркоту сажать.  

 

ПЕТЯ: Она педичка.  

 

ВАСЯ: Правда? Во класс!  

 

ПЕТЯ: Она учится в педике.  

 

ВАСЯ: У какого педика?  

 

ПЕТЯ: В педучилище.  

 

ВАСЯ: А где это?  

 

ПЕТЯ: Не знаю.  

 

ВАСЯ: Вот нашему Грише там бы поучиться, а то лапает как танк.  

 

ПЕТЯ: Дурак! Она училка. АБВГД.  

 

ВАСЯ: ЁКЛМН.  

 

ПЕТЯ: Отсоси!  

 

ВАСЯ: В ухо поперди!  

 

ПЕТЯ: Она групорг курса и идёт на красный диплом.  

 

ВАСЯ: Иванова умная.  

 

ПЕТЯ: Иванова инициативная.  

 

ВАСЯ: За ней новые горизонты.  

 

 

 

Загораются фары автомобиля в зале. Автомобиль резко сигналит и окутывается выхлопными газами.  

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I, ГРИША, и ЖЕНЯ в кресле – каталке, он инвалид, он болен СПИДом. На коленях у него синтезатор. Он тихо импровизирует.  

 

ГРИША и ЖЕНЯ: Слава Великому Кесарю!  

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I: Дорогие друзья! Сегодня в рамках федеральной целевой гуманитарно-практической программы «культура – нация – здоровье» в нашем баре проводится социологический опрос посетителей. Лучшие специалисты-социологи нашего бара обратятся к Вам с вопросами относительно Ваших предпочтений в области культуры и досуга. Хочется предварительно отметить, что Ваши искренние исчерпывающие ответы на поставленные разносторонние вопросы будут чрезвычайно существенны для совершенствования деятельности нашего бара. Мы заранее благодарим Вас за участие в этой ответственной работе и желаем Вам огромного счастья, крепкого здоровья, новых успехов и неизменного процветания! Храни Вас Бог! (Жене и Грише) Милые первенцы, чада мои, анютины глазки, ах, ах, не согласитесь ли вы принять участие в проведении социологического опроса в нашем баре?  

 

ЖЕНЯ: Сколько?  

 

ГРИША: Что мне за это будет?  

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I: Добрые, чада мои, поймите, речь идет о культуре нашей, о ценностях духовных, я сам участвую в мероприятии бескорыстно, того же жду от вас.  

 

ЖЕНЯ: Сколько?  

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I: Что сколько?  

 

ЖЕНЯ: Сколько мне заплатят в условных единицах?  

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I: Гриша, милый, я на вас надеюсь, вы не столь принципиальны, я могу на вас рассчитывать, не так ли?  

 

ГРИША: Я согласен, но прошу учесть мои заслуги на будущее.  

 

 

 

МАРК и ГРИША  

 

ГРИША: Не видел Вас здесь раньше. Извините за нескромность, вы новенький?  

 

МАРК (смутившись): Что за фамильярность? В действительности, я здесь впервые. Вы не могли бы мне посоветовать…  

 

ГРИША (надменно): Что именно?  

 

МАРК: Ну, что-нибудь…  

 

ГРИША: Во-первых, могу Вам предложить чистейший колумбийский героин, такого в Москве вы не найдете, поверьте, во-вторых, хочешь телку отыметь? И в-третьих, не согласитесь ли вы принять участие в социологическом опросе?  

 

МАРК: Благодарю, мне ничего не нужно.  

 

ГРИША: Как угодно. (Отходит. )  

 

 

МАРК и ЖЕНЯ  

 

ЖЕНЯ: Где твоя лодка, странник?  

 

МАРК: Как?  

 

ЖЕНЯ: Рассказать тебе медленную песню, кузнечик?  

 

МАРК: Простите, вы что-то сказали.  

 

ЖЕНЯ: Ты любишь жить в траве. Здесь хорошо подслушивать чужие тайны и хранить свои.  

Здесь много солнца, и ветра, и влаги… Я хочу тебя убить.  

 

МАРК: Что, простите?  

 

ЖЕНЯ: Здесь колода (распахивает черный шелковый плащ, под одеждой он наг и весь в поту) магического таро Алистера Кроули. Быть может, милый юноша желает, чтобы Чешуйчатый Змей предсказала ему судьбу?  

 

МАРК (боязливо): Пожалуй.  

 

ЖЕНЯ: …Мальчиков милых люблю…гладкой люблю упиваться их кожей, в ней разделять роговые чещуйки, в них волосок к волоску отличая как червячка в янтаре. Мой язычок как женский волос долог, раздвоен на конце как у гюрзы и жалит зябко. Мальчиков милых люблю ощущать я, ногтем по шее скользя. Мальчиков милых, мальчиков славных, мальчиков, мальчиков, мальчиков, мальчиков, мальчиков милых люблю. (Разевает широко рот и дышит Марку в лицо. )  

 

МАРК: Прошу Вас отойти… От вас ужасно пахнет!  

 

ЖЕНЯ: Это запах чумы ХХ века. Ты человек?  

 

МАРК: Да!  

 

ЖЕНЯ: Я сожгла его кожу на своей ладони. Смотри! (Распахивает плащ. ) По земле как по небу…идет…мутант…и он наблюдает агонию человека и он плюёт на его труп! Он осторожно и целеустремленно ступает по своему небу и лоб у него раздувается и вспухает третий глаз, а сзади вырастает третья нога, и он вонзает в землю её зазубрины, её чешуйчатый панцирь и восторженно молотит по земле. Он – убийца жизни! Он – убийца смерти! Он ликует! Это – я!  

…Сегодня я убила молодого мужчину. Сняла с него голову и надела на себя. Я истекаю кровью. (Выхватывает нож) Я жажду – мести. Жажду – смерти. Жажду – смерти. Умри трижды!!! (Ударяет Марка ножом. Марк еле успевает отскочить. )  

 

МАРК ( в ужасе): Извините. Извините пожалуйста.  

 

ЖЕНЯ: Я чувствую смерть. Ты умрешь!  

 

 

 

МАША и ГРИША  

 

ГРИША: В баре социологический опрос. Я дам тебе опросный лист. Опросишь проституток.  

 

МАША: Без проблем.  

 

ГРИША: Чему ты так радуешься?  

 

МАША: Жизни.  

 

ГРИША: Тебя радует твоя жизнь?  

 

МАША: Конечно.  

 

ГРИША: Рад за тебя. Ты в курсе, что у нас серьезные проблемы с дилерской сетью?  

 

МАША: В чём дело?  

 

ГРИША: Я задал вопрос.  

 

МАША: Я хочу понять, что ты имеешь в виду?  

 

ГРИША: Ты не понимаешь?  

 

МАША: Гриша, давай конкретнее.  

 

ГРИША: Я говорю очень конкретно. Иванова не дает своих людей.  

 

МАША: А что, собственно, я могу сделать?  

 

ГРИША: Это ты у меня спрашиваешь.  

 

МАША: Да. Это не мой участок работы.  

 

ГРИША: А чей же, интересно знать?  

 

МАША: Я думаю, твой.  

 

ГРИША: Вот значит как ты теперь заговорила.  

 

МАША: Разве я не права?  

 

ГРИША: Понятно, понятно. Значит проблемы Кесаря тебя больше не касаются. Значит мы больше не работаем вместе.  

 

МАША: Мы работаем вместе, но у тебя свой участок, у меня свой, я не вмешиваюсь в твои дела и не хочу, чтобы ты лез в мои.  

 

ГРИША: Может быть, мы конкуренты?  

 

МАША: В известном смысле. Но дело у нас общее.  

 

ГРИША: Какая прелесть. Может быть, ты хочешь открыть собственное дело? Может у тебя уже есть свои люди?  

 

МАША: Милый мой, если бы это было так, я бы тебе не сказала.  

 

ГРИША: Да кто ты такая. Что ты о себе возомнила, дрянь?!  

 

МАША: Гришуня, не ссорься со мной, вдруг когда-нибудь тебе придется на меня работать?  

 

ГРИША: Да я лучше сдохну.  

 

МАША: Что ж тут хорошего, солнышко?  

 

ГРИША: Хабалка! Тварь!  

 

МАША: Гриша, ты забыл, ты хотел показать мне опросник для соцопроса.  

 

ГРИША: Я всё помню и не заговаривай мне зубы. К этому разговору мы вернёмся. Ты пожалеешь. Ты не знаешь с кем связалась.  

 

МАША: Гриша, ближе к делу.  

 

ГРИША: Хабалка! Стерва. Гадина. Ты пожалеешь. Сука. Стерва. Ты пожалеешь. Гадина ты, ты сука, гадина, ты пожалеешь, ты, гадина, ты, сука, ты пожалеешь гадина, ты сука, ты.  

 

МАША: Гришуля, ау.  

 

ГРИША: Ты, ты ты пожалеешь, ты ты ты тварь. Ты ты ты пожалеешь ты не знаешь с кем ты ты ты связалась ты тварь.  

 

МАША: Гришенька, мальчик мой, ау!  

 

ГРИША: Засохни, сдохни, тварь!  

 

МАША: Григорий, к вам пришли. (Уходит. )  

 

 

 

ГРИША, ВАСЯ и ПЕТЯ  

 

ГРИША: Так, быстро. Будете отвечать на вопросы. Один вышел, другой остался.  

 

ПЕТЯ: Я вышел?  

 

ГРИША: Я сказал: один вышел, другой остался.  

 

ПЕТЯ: Я вышел?  

 

ГРИША: Да, вышел, вышел.  

 

Вася остается с Гришей  

 

ГРИША: Внимание! Вопросы слушать внимательно, отвечать сразу. Внимание! Первый вопрос: где Вы обычно приобретаете билеты на театральный спектакль?  

 

ВАСЯ: На зоне.  

 

ГРИША: С кем вы обычно приходите в театр: один (одна), в компании друзей, со знакомыми, родственниками и т. д.?  

 

ВАСЯ: Со взводом.  

 

ГРИША: Смотрите ли вы фильмы? Если да, то какой вывод из увиденного Вы могли бы сделать?  

 

ВАСЯ: В жизни всего добиться можно легко. Стать героем. Супер меном. УО!  

УО!.. сооl!  

 

ПЕТЯ (из-за кулис): Это всё сказки. В нашей жизни зло трудно победить. Герои ушли в бытие.  

 

ГРИША: Что из нижеперечисленного вызывает у Вас наибольший интерес: театр, кино, концерт, библиотека, цирк и т. д. ; другое? Скажи, что ходишь в музей.  

 

ВАСЯ: Я хожу в музей. Музеи повышают мой умственный уровень.  

 

ГРИША: Назовите, пожалуйста, Вашу любимую телепередачу.  

 

ВАСЯ: «Полное мамаду».  

 

ГРИША: Что Вас в наибольшей степени привлекает в театре?  

 

ВАСЯ: Медведи и тигры.  

 

ГРИША: Когда вы присутствовали на спектакле, как Вам понравилось оформление театральной программки?  

 

ВАСЯ: Её хорошо жевать во рту.  

 

ГРИША: Укажите, пожалуйста, название спектакля, который Вам особенно понравился и запомнился?  

 

ПЕТЯ (из-за кулис): Педреные ****оплюшки.  

 

ГРИША: Так, так, так, ладно, это всё туфта… Вот! Считаете ли вы, что искусство возвышает человека? Да.  

 

ВАСЯ: Нет.  

 

ГРИША (свирепо): Почему?  

 

ВАСЯ: Потому что это всё атцтой.  

 

ПЕТЯ (из-за кулис): Атцтой гавнёшкин.  

 

ВАСЯ: Я тебя люблю.  

 

ПЕТЯ (из-за кулис): А я тебе не скажу.  

 

ВАСЯ: Мы так уживаемся друг без друга.  

 

ГРИША: Ваш возраст?  

 

ВАСЯ: Минус четыре.  

 

ГРИША: Ваш пол?  

 

ВАСЯ: Паркет.  

 

ГРИША: Вы учитесь или работаете? Если Вы работаете, укажите, пожалуйста, Вашу профессию.  

 

ВАСЯ: Бухгалтер-иконамист.  

 

ГРИША: Достаточно. Следующий.  

 

ВАСЯ: Следующий – сказал заведующий.  

 

Вася уходит, входит Петя.  

 

ГРИША: Где Вы обычно приобретаете билет на театральный спектакль?  

 

ПЕТЯ: На зоне.  

 

ГРИША: С кем Вы обычно приходите в театр: один (одна), в компании друзей, со знакомыми, родственниками и т. д.?  

 

ПЕТЯ: Со взводом.  

 

ГРИША: Как Вам понравилось оформление театральной программки?  

 

ПЕТЯ: Понравилось.  

 

ГРИША: Укажите, пожалуйста, название спектакля, который Вам особенно понравился и запомнился.  

 

ПЕТЯ: Членистоногая Шалава.  

 

ГРИША: У вас есть хотя бы элементарное чувство разума?  

 

 

ПЕТЯ: Чего у меня нет?  

 

ВАСЯ (из-за кулис): А у меня нет?  

 

ГРИША: Всё. Вы мне надоели. Идите оба сюда.  

 

ВАСЯ (из-за кулис): Мне идти?  

 

ГРИША: Я сказал: идите оба сюда. Немедленно.  

 

Вася входит.  

 

ГРИША: А теперь слушать меня. Вам известно, что такое исполнительская дисциплина?  

 

ПЕТЯ: Мне…  

 

ВАСЯ: Я…  

 

ГРИША: Молчать, когда я говорю. Невоспитанность. Короче. Иванова со своими швабрами сейчас здесь: трезвые и необдолбаные. Я только что проходил мимо: сидят три здоровенные тётки – трезвые и необдолбаные, и треплются и вот ля-ля, и ля-ля бесконечные языком, бабские разговоры. Я понимаю – вас это не волнует. Зато меня волнует. Потому что. Молчать! Голодранцы. Плебеи. Имбецилы. Андроиды. Если они сегодня не станут колоться, то завтра они пошлют вас всех на… Потому что. Без меня вы оба одно пустое место и я буду делать с вами что захочу. Я знаю, что я с вами сделаю. Я вас продам, я вас отдам на круг уголовникам и они вас будут по очереди насиловать, насиловать, насиловать, а вы будете орать, орать, орать. Ух, как же вы у меня будете орать. А, затряслись.  

 

Петя и Вася дрожат от ужаса.  

 

ГРИША (несколько более ласково): Ну, вот, у меня тут кое-что есть, давайте счас ширнемся.  

 

ПЕТЯ (обиженно): Мы не хотим.  

 

ВАСЯ (обиженно): Мы не хотим.  

 

ГРИША: Ну же, девки, что вам стоит, нам же будет хорошо.  

 

ПЕТЯ  

: Мы не хотим  

ВАСЯ  

 

ГРИША (обиженно): Тогда я тоже не хочу. (Уходит. )  

 

 

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I, один  

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I: Друзья мои! Я очень рад, что вы пришли сегодня к нам. Я хочу чтоб вы были все со мной. Чтоб наш дом вам стал как родной. Дорогие друзья! Ещё раз убедительно прошу ответить на вопросы социологов (можно письменно), после чего вернуть письменные ответы сотрудникам или социологам бара. Друзья мои, я вне себя. Погибнуть можно так любя. Я целую вас, обожаю вас, петь для вас я хочу тотчас!  

 

 

 

МАША, ПЕТЯ и ВАСЯ  

 

 

МАША: Не хотите ли поучаствовать в опросе?  

 

ПЕТЯ: Нас опрашивал Григорий.  

 

ВАСЯ: Нас уже опрашивал Гриша. А не пошел бы он со своими дебильными вопросами?  

 

 

ПЕТЯ: Если правда, хотя это честно, немного заебал.  

 

ВАСЯ: Осто****ел своими дебильными распросами вообще блин козел блин вообще!  

 

МАША: Скажите, юноши, а если бы я предложила вам работать со мной…  

 

ВАСЯ: В смысле?  

 

МАША: Предположим, я бы отвечала за вас перед Великим Кесарем, а не Гриша.  

 

ВАСЯ: Да мы…  

 

ПЕТЯ: Скорее да чем нет.  

 

ВАСЯ: Классно. Супер.  

 

МАША: Мальчишки, привет.  

 

Петя: Привет. Не забывай про нас.  

 

ВАСЯ: Не пропадай!  

 

 

 

АНЯ, ВЕРОЧКА и ИВАНОВА  

 

ВЕРОЧКА: А помнишь, Иванова, как мы учились на первом курсе.  

 

ИВАНОВА: Ещё бы.  

 

АНЯ: Давно это было.  

 

ИВАНОВА: Да.  

 

ВЕРОЧКА: Девчонки, а я вас помню.  

 

ИВАНОВА: Скажешь. Что ты помнишь?  

 

АНЯ: Я помню лица. Но только смутно.  

 

ВЕРОЧКА: А я помню. Правда.  

 

ИВАНОВА: Да ладно. Я тоже помню.  

 

ВЕРОЧКА: А мальчика помнишь?  

 

АНЯ: Мальчика какого?  

 

ВЕРОЧКА: С веснушками, рыженький. На первом.  

 

АНЯ: Витька, что ль?  

 

ВЕРОЧКА: Да.  

 

АНЯ: Помню.  

 

ИВАНОВА: Да ладно я тоже.  

 

ВЕРОЧКА: Девчонки да? А вы б хотели, чтоб всё было как тогда?  

 

АНЯ: Ну прям! Да.  

 

ИВАНОВА: Я хочу другого. Девчонки, больше всего на свете я хотела бы разыскать моего брата, которого я потеряла, когда погибла при пожаре моя мама.  

 

АНЯ: Нет, Иванова ты даёшь. Расскажи скорее, как это случилось.  

 

ВЕРОЧКА: Иванова, расскажи.  

 

ИВАНОВА: Слушайте. Это было далеко, далеко отсюда, в 1991 году, в городе моего детства, в белорусской глубинке. Моя мама была заслуженным ортопедом Белоруссии, незамужняя. Яркая женщина. Она была одна красавица в городе, и за ней ухаживал поэт-концептуалист из Анапы, с взрывным темпераментом, красивый уже не юношеской, но выразительной мужской красотой первой молодости. Между тем, в том же самом городе, где жила моя мать, и на той же самой улице торговал в подвале москательщик, карлик плешивый горбун одноногий, алкоголик и припадочный. Он подчас заходил к матери и та, жалея его, дарила ему кой-что из вещей, а иногда и деньги. Но потом его выгнали со скандалом из подвала, и он стал жить на улице, и уж совсем должны были его упечь. Но мать снова сжалилась и пустила его постояльцем Христа ради. Он бил и увечил мать, отбирал её деньги и всё пропивал. Она прощала ему. Раз, он так избил маму, что она слегла в больницу. Но тут вернулся из Москвы друг мамы, молодой поэт, соседи нашептали ему, что мама сошлась с лысым карликом горбуном. А горбун сгинул.  

 

АНЯ и ВЕРОЧКА ставят головы на стол.  

АНЯ: А я знала!  

ВЕРОЧКА: Сволочь! Гад!  

Надевают головы.  

 

ИВАНОВА: От такого горя высохло молоко в материнской груди. И вдруг тёмной осенней ночью, когда на расстоянии лишь вытянутой руки не видно лица человека, раздался сильный стук в ворота. Огня не зажигали. Глухо упала щеколда. Вошли люди. Тени заметались по двору. Руки закружились и слова смутные, страшные наполнили темноту дома: «Ребенка принесли! »  

 

АНЯ и ВЕРОЧКА (меняются головами): Ужас блин!  

 

 

ИВАНОВА: Я заплакала и закричала. Но услышала звук голоса горбуна: «Убей его, мать! Не жилец он». Помню младенца. Мама прошептала: «Береги брата». Той же ночью начался пожар. Моя мама погибла. Я никогда больше не была в Белоруссии.  

 

АНЯ (ставит голову на стол): Я люблю тебя, Иванова. Как хочешь.  

 

ВЕРОЧКА(ставит голову на стол): Иванова, я – за!  

Надевают головы.  

ИВАНОВА: Я много думала. Какая тайна связывала мою мать с этим чудовищем, лысым горбатым одноногим карлой? Был ли младенец моим родным братом? И если да, то кто его отец? Где мой брат теперь? И где горбун? Почему…почему он мог сказать…что ребенок…что он не жилец? Что с ним? Он болен? (Плачет. )  

 

ВЕРОЧКА: Мы его выходим. Мы его в Израиль отвезём.  

 

ИВАНОВА (сквозь слёзы): Почему в Израиль-то?  

 

ВЕРОЧКА: А у меня подруга так болела… Поехала в Израиль и выздоровела.  

 

ИВАНОВА: Позднее, повзрослев, я попыталась разыскать друга моей мамы, поэта. Как оказалось, он уехал в Канаду на ПМЖ. Я списалась с ним, он прислал мне вызов, но неожиданно погиб в автокатастрофе.  

 

ВЕРОЧКА: Вам знаешь где надо квартиру купить. В Бутове. Там воздух чистый. И на работу тебе недалеко ездить.  

 

АНЯ: Там нормальные есть квартиры. С отдельным входом. В душу никто не лезет.  

 

ВЕРОЧКА: А мы рядом будем жить.  

 

АНЯ: Мы тебе поможем, Иванова, ты чего?  

 

ВЕРОЧКА: Чего ты? Я знаешь как за ним буду ухаживать? До слёз. А спать он только у меня на коленях будет. Как за самым дорогим человеком. Даже больно становится. (Трогает грудь. )  

 

АНЯ (трогает её грудь): Вот здесь. Я ему всю душу отдам.  

 

ВЕРОЧКА (трогает свою грудь): И я. Квартира у вас будет большая-большая, светлая, потолки высокие-высокие.  

 

АНЯ: В большую комнату два белых гарнитура влезет.  

 

ВЕРОЧКА: Из ИКЕИ. А кухня будет в мавританском стиле.  

 

ИВАНОВА: Есть ещё одна тайна…  

 

ВЕРОЧКА: Подожди. Над Чертановской улицей уже три часа висит НЛО и трамваи не ходят.  

 

АНЯ: Это правда.  

 

ВЕРОЧКА: Теперь говори, Иванушка.  

 

Появляется Маша  

 

ИВАНОВА: В ночь пожара мама успела мне отдать талисман моей бабушки – родовой медальон польской графини Ц. Вот он.  

 

МАША: Девушки, не согласитесь ли вы ответить на несколько вопросов? (Незаметно похищает медальон у Ивановой. )  

 

Маша начинает опрос. Девушки увлеченно отвечают на вопросы социолога.  

 

 

 

МАША и ЖЕНЯ  

 

МАША: Что за странная идея с этим опросом?  

 

ЖЕНЯ: Не знаю. Уж наверняка, хозяин на этом что-нибудь наварит.  

 

МАША: Интересно, сколько.  

 

ЖЕНЯ: Мне тоже.  

 

МАША: Мне нужна информация.  

 

ЖЕНЯ (протягивая ладонь): Сколько?  

 

МАША (Глядя ему прямо в глаза): Это специальная информация. Женя, я знаю, что тебе открыты таинства природы… Я хочу знать тайну. Ты один открыть мне можешь не только лишь правду, но истину. Я хочу знать истинно ли, что Петя и Иванова в действительности брат и сестра?  

 

ЖЕНЯ: Тебе не всё равно?  

 

МАША: Мне – нет.  

 

ЖЕНЯ: Почему?  

 

МАША: Я такая.  

 

ЖЕНЯ: Ради этого заставить говорить их души?  

 

МАША: Я хочу знать.  

 

ЖЕНЯ: Зачем?  

 

МАША: Коммерческая тайна.  

 

ЖЕНЯ: Никакая не тайна.  

 

МАША: Хочу захватить бизнес Кесаря. Хочу быть бандершей и главарем банды.  

 

ЖЕНЯ: Десять тысяч евро и ни евроцента меньше.  

 

МАША: По курсу?  

 

ЖЕНЯ: Вообще-то я предпочитаю фунт стерлингов.  

 

МАША: Да брось ты.  

 

ЖЕНЯ: Ты сама спросила  

 

МАША: Тысяча по курсу Центробанка.  

 

ЖЕНЯ: Ещё чего, только налом.  

 

МАША: Ладно.  

 

 

 

ВАСЯ, один  

 

ВАСЯ (увидев зрителей): Ой! Извините.  

 

 

 

МАША и ЖЕНЯ в инвалидном кресле внутри очерченного мелом круга, в руках у Жени медальоны. Рядом на столе свеча.  

 

ЖЕНЯ: Мне не нравятся эти талисманы. Я почти жалею, что согласилась.  

 

МАША: Ты отступаешься.  

 

ЖЕНЯ: Начнём. Стань свет тьмой, а тьма светом, горе – радостью, незваный – званым, пустое – полным, замок – ключом, волк – агнцем, черный ворон – белым лебедем, я везде и я нигде.  

 

Дотрагивается до свечи. Свеча загорается. Помещение наполнилось ровным светом, тени поднялись вверх и расположились кругом. Пламя отделилось от свечи и поплыло в воздухе.  

 

ЖЕНЯ: О человеческие души тех, кому истинно и непреложно принадлежат драгоценные медальоны в моих руках! Я повелеваю Вами Именем Того, Кто изрек Слово и Чье Повеление было исполнено и всеми Именами Бога. Также именами Адонаи, Эл, Элохим, Элохи, Эхейе, Ашер Эхейе, Забаот, Элион, Иах, Тетраграммматон, Шадайи. Господом Богом Самым Высочайшим, я заклинаю Вас и приказываю Вам, о человеческие души, чтобы Вы немедленно явились и показались мне здесь, перед этим кругом.  

 

Тени исчезли. Женя, не вставая с кресла, обращается в огненый столп. Петя и Иванова появляются на сцене и одновременно в зале. Столп наклоняется к Маше, Маша отшатывается.  

 

ПЕТЯ: Здравствуй, Женя. Здравствуй, Маша.  

 

ИВАНОВА: Здравствуйте, Женя. Здравствуйте, Маша.  

 

ЖЕНЯ: Маша, у тебя пять минут. Говори с ними.  

 

МАША: Вы родные брат и сестра.  

 

ПЕТЯ: Да, действительно.  

 

МАША: Кто ваши родители?  

 

ПЕТЯ: Мать – Ангелина Викентьевна, ортопед, урожденная графиня Ц.  

 

ИВАНОВА: Отец – поэт.  

 

МАША: Петя, расскажи о себе.  

 

ПЕТЯ: Я родился здоровым и смешливым ребёнком. Меня украл колдун. Под действием его адских чар, а также крайнего нервного потрясения я заболел тяжелой формой полиомиелита, и на этом фоне развилась эпилепсия.  

Пламя разрывается, гудит.  

МАША: Продолжай.  

 

ПЕТЯ: Колдун прибег к шантажу. Он хотел убедить маму в том, что мой отец он, горбун.  

 

МАША: То есть? Ангелина Викентьевна давала горбуну?  

 

ИВАНОВА: Да, и неоднократно.  

 

ПЕТЯ: Это трудно понять. Здесь отнюдь не сладострастие. Будучи представителем древнего рода магов, Ангелина Викентьевна обладала экстраординарными магическими способностями. Интимные отношения с колдуном не могли повести ни к чему иному, как рождению избранника, в котором воплотится высший идеал астрального совершенства. То, что связь колдуна и магини явилась бесплодной, означает, что астральная сила магини оказалась большей. В то же время астральная сила колдуна передалась магине. В случае, если души потомков магини сольются воедино, идеал будет достигнут.  

 

МАША: То есть?  

 

ПЕТЯ: Что ж ты какая доставучая, Маша? Это значит, что мы Петя и Иванова, брат и сестра должны трахнуться противоестественным способом на могиле наших предков в развалинах родового замка Петркув-Трыбунальски в Польше. И кое-что ещё. Достаточно тебе?  

 

МАША: Да мне-то что. Трахайтесь сколько хотите. Я только хочу, чтобы брат и сестра наконец встретились и были счастливы. А остальное мне до ****ы.  

 

ПЕТЯ: Ты не понимаешь. Не всё в этом мире меряется человечностью…  

 

МАША: Что же ты молчишь, Иванова!  

 

ИВАНОВА: Я хочу отыскать моего брата Петю, купить квартиру в Бутове, и, скрыв Петю от посторонних глаз, оградить от дурного влияния. Истинная магическая природа и астральная сторона нашего общения остается для меня скрыта. Но я постоянно ощущаю её, что находит выражение в том, что не зная брата, я люблю его всем сердцем и стремлюсь быть с ним.  

Театральная люстра отделилась от потолка и поплыла над залом, светлый шар молнии прикоснулся к люстре, люстра осветилась и тихо зазвенела. Шар увеличился в размерах.  

 

МАША: Пусть так. Но где теперь колдун?  

 

 

На балконе появляются ПЕТЯ и ИВАНОВА  

 

ПЕТЯ: Мы не можем говорить об этом.  

 

ИВАНОВА:  

 

СТРАШНЫЙ, низкий голос: Он здесь!  

 

Удар сотряс помещение, будто за его стенами обрушилось здание, пламень погас.  

 

Свеча догорает. Воздух мутный и спёртый. Женя в инвалидном кресле. Маша рядом.  

 

МАША: Женя… Ты великий волшебник. Почему ты не избавишь себя от болезни?  

 

Изо рта у Жени вырывается пламень.  

 

ЖЕНЯ: Что?  

 

 

 

МАРК в прострации сидит за столиком. К нему за столик, задумавшись о своём, присела МАША.  

 

МАРК (восторженно): Какое дикое, чудовищное, сумрачное место.  

 

МАША: Угу. Сколько сейчас стоит квартира в Бутово?  

 

МАРК: Как вы здесь оказались?  

 

МАША: Случайно.  

 

МАРК: Нет, я не случайно, я долго ходил кругами, около – и наконец решился.  

 

МАША: Забавно.  

 

МАРК (восторженно): Какое дикое, чудовищное, сумрачное место.  

 

МАША: Угу. Сколько сейчас стоит квартира в Бутово?  

 

МАРК: Смотря какая.  

 

МАША: Минимум двухкомнатная, в новостройке.  

 

МАРК: Я видел в Интернете, от ста восьмидесяти.  

 

МАША: Ты можешь дать мне сто восемьдесят тысяч.  

 

МАРК: В агентстве будет дороже.  

 

МАША: Ты можешь дать мне двести тысяч?  

 

МАРК: Зависит от обеспечения. Я должен оценить твои активы.  

 

МАША: А просто – взять и принести.  

 

МАРК: Что значит просто – я служащий.  

 

МАША: Не заморочивайся.  

 

МАРК: Я служащий, но мои амбиции гораздо больше. Евгений Ясин пишет: «решающую роль будут играть изменения в системе ценностей, в культуре» (Ясин Е. Г. Модернизация экономики и система ценностей. М., 2003, стр. 3). Милтон Фридман пишет: «…экономическая свобода есть самоцель». (Фридман и Хайек о свободе. САТО, 1985, стр. 10)  

 

МАША: Хороший. Смешной.  

 

Появляется ЖЕНЯ  

 

ЖЕНЯ: Не знакомьтесь ближе. Научитесь презирать любовь – беспомощное фиглярство слабых духом. Истребите, погубите жалость, вот это «русская баба не любит, а жалеет» – да чтоб ты сдохла. Но не создавайте семью. Запомните: семья – это ложь и рабство. Когда я вижу мирный семейный очаг, мне хочется бросить туда гранату!  

 

МАША: Я не представилась. Я Маша. А ты…ты кто?  

 

МАРК Я Марк.  

 

МАША: Ты кто?  

 

МАРК: Люблю. Тебя.  

 

МАША: Ты кто?  

 

МАРК: Люблю тебя.  

 

МАША: Люблю. Тебя.  

 

МАРК: Ты кто?  

 

МАША: Люблю ли?  

 

ЖЕНЯ: Ха-ха-ха-ха!  

 

МАРК: Прощаться не торопись.  

 

МАША: Прощай, прощай.  

 

МАРК: Зачем, скажи, увидел я тебя?  

 

МАША: Прощай, прощай, прощай.  

 

МАРК: Я буду ждать.  

 

МАРК: Скорей вернись.  

 

ЖЕНЯ: Go to back, несчастные, ха-ха-ха!  

 

МАША: На миг ко мне прикоснись ты. Теперь пора.  

 

МАРК: Теперь прощай.  

 

МАША: Терпеть до завтра.  

 

МАРК: Теперь прощай.  

 

МАША: До завтра.  

 

МАРК: До утра.  

 

МАША: Ах!  

 

МАРК: Ах!  

 

 

 

ЖЕНЯ и ГРИША  

 

 

 

ЖЕНЯ: Григорий, я удивляюсь, объясни мне такую странность: Ты сутенёр и ненавидишь -женщин?  

 

ГРИША: Я их презираю. Когда я был моложе, я их. Я умел… их. Как я умею – раз и на матрас. Всех. И я их всех. Всех! Всех! И сразу.  

ЖЕНЯ: Пустое друг. Послушай моего совета. Стань как я. Стань трансвеститом.  

 

ГРИША: Пошли на хуй! Пошли на ***! Пошли на хуй!  

( Уходит. )  

 

 

Звук трубы за сценой. Торжественно входит ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I в костюме солнца, в золотой маске, с зажженными канделябрами.  

 

ЦЕЗАРЬ ОКТАВИАН АВГУСТ I : Спокойной ночечки, светлые подруженьки мои, покойной ночки! (светит в угол) Боже, где Женя? Ах, чувствую наделает беды мне эти, милый человек. Бар закрывается, пора домой. Спокочиночи мои, вы пуси пуси пуси мимимишечкимоимоимои! Спокойной ночушки вам всем! Я ушло.  

 

Торжественно удаляется.  

 

Звук трубы за сценой. Входит МАША, в венецианской маске Смерти.  

 

МАША: Спокойной ночи?! Нет, я не усну. Мечта моя заветная близка к свершенью. Прекрасно и тревожно. Но где Женя?  

 

Скрывается.  

 

Входят ПЕТЯ и ВАСЯ, на голове ананас со стрекозой, в голубой шелковой мантии с звездами, в маске. Достает из плаща гранату, выдергивает чеку и бросает гранату в мусорное ведро.  

 

ПЕТЯ: Спокойной ночи, все! Спите. Спите. Мы уйдем неслышно... (Трубит в трубу. )  

ВАСЯ ( достает из плаща и отдает Пете «дипломат» и автомат калашникова): На, лям грина.  

Петя: Где взял?  

Вася: У хозяина из сейфа спер.  

Петя: Безумец. Безумец. Надо срочно что-то придумать.  

ВАСЯ (Достает из прорехи плаща луну и встает на нее): День прошел и никакой романтики. Идем в другой кабак. На мне труселя из ананасного суфле, пропитанные героином. Хошь лижи, хочешь жуй. (Достает из плаща канистру с бензином и обливает барную стойку)  

 

ПЕТЯ (встает на луну): И россыпью я прикреплю рубины и брильянты гелем к нагому телу. Меня прет быть голой мокрой королевой в алмазной тиаре и в брильянтах и с голубым цветком на заднице, прикинь?  

 

ВАСЯ (надевает на Петю свою маску): Экстаз! Моя мадонна! Ты – моя королева!.  

Отдает и повязывает Пете свой плащ.  

 

 

ПЕТЯ: Идем домой. В просторную пустую комнату с чистыми стенами. Мы подойдем босиком к окну без штор. Я обниму тебя за голые плечи. За окном будет башня. Ночной трамвай. Мерцающие огни. Так много разных огней… Ты будешь моим мужчиной, братцем и любовником, девкой и супругом. Поцелуй в. (Трубит в трубу. )  

 

ВАСЯ: У меня так стоит, я еле стою.  

 

ПЕТЯ:(срывает и бросает маску, маска вспыхивает) Тогда третий ангел вострубил. Спокойной ночи всем! (Трубит в трубу. )  

 

ВАСЯ: Приятных снов! Благословен ты вовек, возлюбленный мой! И сон твой будет высок и светел и воздушен! (Зажигает спичку и бросает в бензин. ) Гори!  

 

ПЕТЯ (хлопает в ладоши): Тогда четвертый ангел вострубил. Спокойной ночи! (Стреляет из автомата. Трубит в трубу. )  

 

ВАСЯ (падает с луны кубарем прыгает в воздухе и бьёт себя по ушам): Спокойной ночи! (Высовывает язык и лижет воздух, дует и плюет огнем) Поджигай!  

 

Петя стреляет из автомата. Гром. Потоп огня.  

 

ПЕТЯ( укутывает Васю плащом, целует): А где Евгения?  

 

ВАСЯ: Женя?  

 

Петя поджигает губами луну и прячет в плащ. Долго целуются. Завернувшись в плащ, обнимаются, оплавившись прозрачными плечами и головами.  

ВАСЯ: Вместе.  

ПЕТЯ: Да, смерть!!!  

ВАСЯ: Всегда.  

Взвиваются прозрачным крылатым пламенем. Затем кто то невидимый забирает голубой плащ.  

 

Входят ИВАНОВА, АНЯ и ВЕРОЧКА в античных хитонах, на котурнах, в масках космических обезьян. За ними полыхает ночная заря.  

 

ИВАНОВА: Время позднее, ночное. Ночь идет на смену дня. Спокойной ночи всем! Нам пора отдохнуть. Спать, спать, спать пришла пора…  

АНЯ: Спокойной ночи всем! Светило уже клонилось к западу и над вечерней землёй воспело и воссияло иное солнце. Вдруг вознеслись ввысь багряные зарева и в них восстали к небесам древние Великаны. Великаны изъяснялись могучими гимнами пламени. Возлюбленная Птица Жар над нами.  

Вдали невидимые единороги бегут по кругу.  

ВЕРОЧКА: Мне вспомнился молодой мужчина в инвалидном кресле.  

 

ЕДИНОРОГИ: Я Женя.  

 

ВЕРОЧКА: Да, Женя. Где он?  

 

ЖЕНЯ один  

 

ЖЕНЯ: Каждому свое, так ты говоришь. Ты говоришь: "каждому – свое. " Мир – смуглая чаша, в которой плещется океан. Глаза – имеет и коза. У новорожденного глаза гения бессмертного. Они безбрежны. В них мириад миров. И слов для них ещё не существует. Минуют сутки – и он лишь человек. Удел профана, жалкий и бесплодный, ничтожества. Всего лишь человек… Кто околдовал его? Чье на нём проклятье? Ты! Ты! Взъярись! Стряхни оковы морока веков животного, мерзкого, тупого, беплодного прозябанья. Взгляни окрест нечеловеческим бессмертным вещим зреньем внекосмического существа. Играй же в солнечный мячик и не страшись, что на Землю упадет тень. Ты – изумление. Ты выше солнца. Из ничего! Твори Вселенные! Ты вечность. Вселенной нет. Вселенная твоя! Бери, бери любую!  

Стрельба. Взрыв. В театре начинается пожар.  

Счастье, мы теперь одни… Попробуй, что я тебе на ушко шепну. Счастье – дай! Мы были счастливы, уже счастливы. Дай! Мы будем счастливы! Теперь, действительно, сегодня, сейчас же. Ты очень удивлен, да? Да, да?! Нет?! Дай!!!  

Появляются летающие тарелки.  

ЛЕТАЮЩИЕ ТАРЕЛКИ: Доброе утро!  

ЖЕНЯ: Спокойной ночи!  

Превращается в огненный шар, взвивается.  

Взрыв. В зале пожар. Идет противопожарный занавес. Все бросаются к дверям, но двери заперты.  

 

end of the first act  

 

 

 

АНТРАКТ  

 

В буфете друг против друга два струнных квартета, один играет похоронный марш, а другой – свадебный марш Мендельсона. На инвалидной коляске ездит слепой нищий с табличкой «слепой». Он непрерывно говорит по мобильнику. В баре с лотка продают свежие яйца. На расстеленной газете устроились напёрсточники. Цыгане предлагают гадать по руке и гурьбой бегают цыганята.  

В зале рабочие в оранжевых жилетах и кирзовых сапогах натягивают в проходе между рядами ленточное ограждение и начинают отбойным молотком долбить пол. Они выводят в проход между рядами подземные коммуникации.  

Трансляция: «Уважаемые зрители! Напоминаем Вам о правилах поведения в зрительном зале. Данные правила являются обязательными к исполнению во всех театральных, кинотеатральных и концертных залах. Категорически запрещается проносить в зал легкобьющиеся, воспламеняющиеся и взрывоопасные вещества и предметы, бытовые газовые баллоны. » Далее следует реклама.  

 

 

ОТДЕЛЪ ВТОРЫЙ  

 

Действуютъ:  

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ, держатель кабака на выселкахъ  

САМПСОНОВНА, родная кровь  

ТЪМА ТМУСЧАЯ, дщерь ея  

ТАТА_ПРОСТАТА, ребенокъ  

 

МАРК, конторщикъ  

МАША, бойкая баба  

ЖЕНЯ, прогрессистъ- призракъ  

ПЕТЬКА  

ВАСЬКА  

ГРИША, подручный у кабатчика  

ВЕРОЧКА МАЛАХОВА, АНЯ ОСТАПЧУК – гулящие девки  

ИВАНОВА – мамка  

 

Загораются фары автомобиля в зале. Автомобиль резко сигналит и окутывается выхлопными газами.  

Сцена представляет собой помещение во время ремонта. Кругом покраска и побелка. Обугленный безногий скелет в инвалидном кресле наигрывает на синтезаторе «Подмосковные вечера».  

 

ЖЕНЯ: Знаете, я неплохо устроился. После ряда трансформаций биологического организма у меня восемнадцать детей на разных планетах, из них восемь за пределами нашей Галактики Млечный Путь. Мои дети считают меня ретроградом… Правду сказать, во Вселенной нелегко достать аспирин. Недавно моей шестилетней дочурке понадобился аспирин, хотя на её планете высшие формы биологической жизни растут на деревьях. За это время в театре прошёл лишь антракт… (поёт)  

«Не слышны в саду даже шорохи.  

Всё здесь замерло до утра.  

Если б знали вы как мне дороги  

Подмосковные вечера. »  

 

 

 

 

МАША и МАРК кружатся в вальсе.  

 

МАША: Предварительные ласки.  

 

МАРК: Неккинг.  

 

МАША: Поцелуй. Волосы взъерошу.  

 

МАРК: Так нравится. Ты медленно струишься в руках. Поцелуй.  

 

МАША: У меня не будет секретов от тебя. Не хочу.  

 

МАРК: Ты.  

 

МАША: Здесь есть одна девушка, Иванова. Она ищет своего брата. Только я могу сказать ей кто он и доказать. Подумай только, она польская графиня.  

 

МАРК: Поцелуй.  

 

МАША: Поцелуй. Здесь есть один юноша, Петя, курносенький такой, задумчивый, ты видел, наверное?  

 

МАРК: Поцелуй.  

 

МАША: Он её брат. Никто этого не знает. Я хочу, чтобы Иванова увезла и спрятала Петю. Тогда она у меня в руках.  

 

МАРК: Поцелуй. Поцелуй.  

 

МАША: Расстегни здесь.  

 

МАРК: Переходим к петтингу.  

 

МАША: Гриша лишится своего лучшего дилера. Его сеть рассыплется. Иванова станет работать на меня. Ты не представляешь, какие у неё возможности. Голова кружится.  

 

МАРК: Ты лёгкая как сквознячок.  

 

МАША: Меня нет. Поцелуй.  

 

МАРК: Поцелуй. Поцелуй. Поцелуй.  

 

МАША: Поцелуй. Поцелуй. Поцелуй. Поцелуй. Поцелуй.  

 

МАРК: Фрикции. Ты классно это делаешь.  

 

МАША: Я знаю.  

 

МАРК: Фрикции.  

 

МАША: Главное, чтобы не узнал Гриша.  

 

МАРК: Фрикции. Кто?  

 

МАША: Высокий, светлый, со стеклянными глазами…  

 

МАРК: Бр-р, он меня обслуживал…  

 

МАША: Не бойся. Всё под контролем. Я справлюсь.  

 

МАРК: Поцелуй. Поцелуй. Поцелуй.  

 

МАША: Я говорила с Петей и Васей. Это дилеры. Они не верят Грише. Он наркоман и псих. Ему конец.  

 

МАРК: Поцелуй. Поцелуй. Поцелуй.  

 

МАША: Я займу его место у кесаря хозяина.  

 

МАРК: Фрикции. Я верю – ты справишься.  

 

МАША: Поцелуй. Ещё бы!  

 

МАРК: Фрикции.  

 

МАША: Отдайся мне.  

 

МАРК: Отдайся мне. Фрикции.  

 

МАША: Здесь ты.  

 

МАРК: Хочется. Фрикции.  

 

МАША: Я скорость.  

 

МАРК: Весело смеясь. Фрикции.  

 

МАША: Малые города и посёлки Подмосковья – очень удобный канал транспортировки оружия. У Ивановой прекрасные связи с местными братками. Они все из одной деревни и учились вместе. Я поставлю кесаря хозяина перед фактом. Реально я буду бандершей и главарем банды. Я низложу его!  

 

МАРК: Здорово! У нас будет первоначальный капитал. Мы организуем легальный бизнес.  

 

МАША: Петя и Иванова будут счастливы вместе. Быстрее! Быстрее! Время жизнь!!!  

 

МАРК:Я уже на пределе нет. Уже предела нету!  

 

МАША:Я скорость. Есть такая тайна, которую я сама не понимаю. Петю в младенчестве заколдовали.  

 

МАРК: Кто заколдовал?  

 

МАША: Я – скорость.  

МАРК: Хочу я кровь свою смешать с твоею, соединиться с тобой навек!  

 

МАША: Дай!  

 

МАРК: Fuck! Fuck!  

 

МАША Fuck! Fuck me!  

 

МАРК: Fuck!  

 

МАША: O, no. Shit! Please, don’t stop!  

 

МАРК: O, no. Please, fuck!  

 

МАША: Я войду в элиту делового мира!  

 

МАРК: Я помогу тебе.  

 

МАША: Только ты и я.  

 

МАРК: Мы сделаем это!  

 

МАША, МАРК: Yes, we can!  

МАША, МАРК: Fuck you all the time!  

МАША, МАРК: Да, мы можем! Эх! Эх!  

 

 

 

МАША и А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ  

 

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Убытки страшные, слёзное несчастье! На беду пригласил я в бар Женю ночным вахтером. Нельзя не пожалеть, в столь юные лета жадность его сгубила. Жадность – зло. Злом он и завершил свой путь, Манечка, придурок!  

 

МАША: Примите мои соболезнования, мой господин. Я потрясена случившимся. Я в шоке.  

 

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Да, Машенька, да, миленькая. Все очень грустно. Просто тошно.  

 

МАША: Мне искренне жаль Женю. Он мой брат.  

 

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Уже нет.  

 

МАША: Я... только хотела бы помочь Вам...  

 

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Спасибо. Что-то конкретное, золотце?  

 

МАША: Да. Первое. Будет целесообразным, если я возьму на себя обязанности Григория. Он неустойчив и плохо управляем. Контакты с людьми у него затруднены. Второе. Предлагаю сменить стратегию. Вместо работы с людьми Ивановой напрямую точечно, начать работать с группой Ивановой системно. Я готова обеспечить надежное влияние непосредственно на Иванову. Она у меня в руках. Я за неё ручаюсь. При таком подходе мы концентрированно и масштабно используем все имеющиеся у неё возможности и связи.  

 

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Умничка. Согласен, Марусечка. В час добрый!  

 

МАША: Vive l`empereur!  

 

А. С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Не нужно, дитя моё. Зовите меня просто батюшко, Отец.  

 

ЖЕНЯ (играет и поёт):  

«Я шоколядный заиц, я лясковый мерзаиц,  

Я слядкий на все сто.  

И губ твоих касаясь, я таю так легко  

О-о-о! »  

 

So, I left this planet and I want to say everybody people, who stay heare one my word: unite!  

 

МАША:  

Я покинул эту землю и я хочу сказать всем кто остается одно свое слово: объединяйтесь!  

 

 

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ, САМПСОНОВНА, ТЪМА ТМУСЧАЯ и ТАТА-ПРОСТАТА  

 

А. С. ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Наконец-то, сестра! Давно ли из Потапова Холеры? После долгой разлуки так хочется тепла семейного очага.  

 

САМПСОНОВНА: Не спрашивай, ладо. Не знаю как добралась. Десять чемоданов сменила. Потёмочка, пригорюнилась, жжет, живот скрутило. Должно, яиц переела.  

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: В скорлупе ела?  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Не знаю.  

 

САМПСОНОВНА: Говорю таблетку дать. Таблетку дать? Таблетку дать, говорю? Таблетку дать?  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Ну?  

 

САМПСОНОВНА: Ну?! Таблетку дать?  

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Мамк!  

САМПСОНОВНА: Гавк! Опять я?  

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Таблетку дай.  

САМПСОНОВНА: Дай да дай!  

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Ты ну?!  

САМПСОНОВНА: На!  

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Животинушка моя, тварь скотинушка ты распоследняя, только родилась, сразу проснулась, глазики открыла, сразу сказала "россия" и с тех пор все время хочет сиську.  

 

ТАТА-ПРОСТАТА: Мама, дай сиську! Сиську! Сиську дай! Мам, дай сиську! Мам, сиську давай!  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: На подавись, детка моя.  

 

ТАТА-ПРОСТАТА: Обссалась! Мам, неси срать! Неси мне горшок. Россия. Сиську давай!  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Ссы, поссы кровиночка, отвянь.  

 

ТАТА-ПРОСТАТА: Мам, подай сюда книжку про говно.  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Вот куплю. Куплю тебе «Сказки Андерсена».  

 

ТАТА-ПРОСТАТА: Мамк, а родина это про говно?  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Про говно, говняшечка ребеночек, про говно.  

 

САМПСОНОВНА: Господи, силы небесные, угодники пресвятые, неужели добрались?  

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Добрались, сердешные.  

У Жени вырастает четвертый глаз.  

 

ЖЕНЯ: Я писать пошел. ( Исполняет па-де-де из балета «Дон Кихот», делает батман и улетает в кулису. )  

 

САМПСОНОВНА: И не верю, братику! Не радуемся, в губ не целовала, из пушек не палим, в трубы не гремим, посуды не бьём, «ура» не кричим. Дай же обниму тебя, братику, ненаглядный ты мой, кровиночка сердешная, а-а! (рыдает)  

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Не реви, дура, не реви, я сам реву.  

ВСЕ: Ур-рр-а-а!  

 

 

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Мы останемся в Москве, мы останемся в Москве, мы останемся в Москве, слава Богу, навсегда!  

САМПСОНОВНА: Слава Богу! Слава Богу!  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Мы останемся в Москве.  

САМПСОНОВНА: Мы останемся в Москве, слава слава, навсегда!  

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: С нами Бог!  

 

САМПСОНОСНА: Мы останемся в Москве!  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Мы останемся в Москве, слава Богу, навсегда.  

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ  

САМПСОНОВНА :Богу! Слава! Слава! Слава!  

ТЪМА ТМУСЧАЯ  

ТАТА-ПРОСТАТА  

Женя вылетает из кулисы, делает батман и улетает в кулису.  

Колокола.  

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Я – царь! Я – Бог! Я – Fuhrer! На колени! Становитесь на колени!  

Все становятся на колени. Артиллерийский салют. Колокола. Все рыдают.  

 

 

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: РАСИЯ! РАСИЯ!  

 

САМПСОНОВНА ТЪМА ТМУСЧАЯ ТАТА-ПРОСТАТА: РАСИЯ! РАСИЯ!  

 

ТАТА-ПРОСТАТА: Да!  

 

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Навсегда!  

 

САМПСОНОВНА: Чтоб тебе!  

ТЪМА ТМУСЧАЯ: Чтоб ты темечко расшиб!  

 

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: РАСИЯ! РАСИЯ!  

 

 

САМПСОНОВНА: Навсегда!  

 

Звукъ трубы. Танецъ маленьких лебедей.  

 

 

 

 

МАРК, ПЕТЬКА и ВАСЬКА  

 

МАРК: Добрый день, молодые люди. С наступающим праздником, с Новым годом! Петя и Вася, если не ошибаюсь? Очень рад.  

 

ПЕТЬКА: Да он всё гонит.  

 

ВАСЬКА: Чего ты гонишь?  

 

ПЕТЬКА: Борзый.  

 

ВАСЬКА: Гонит.  

 

ПЕТЬКА: Гонит. Чего он гонит?  

 

МАРК: Гм. Молодые люди. Извините, конечно. У меня к вам несколько замечаний.  

 

ВАСЬКА: В Бобруйск.  

 

МАРК: Я призываю вас не усугублять свое положение. Поверьте, нет никакой необходимости, в распространении…среди местных девушек…вы меня понимаете?  

 

ПЕТЬКА: В Бобруйск. Чего он гонит?  

 

ВАСЬКА: Борзо гонит. Чего ты гонишь?  

 

МАРК: Я отнюдь не морализирую. Но та цель, которую вы ставите перед собой как некая организация…или сообщество вполне может быть достигнута…без такого рода усилий.  

 

ПЕТЬКА: Ф топку. Супер!  

 

ВАСЬКА: Чаво?  

 

ПЕТЬКА: Да он гонит.  

 

ВАСЬКА: Чаво?  

 

МАРК: Поймите. По-существу, я призываю вас к рациональной и конструктивной организации бизнеса. Лидер девушек, Иванова готова последовать вашим целям добровольно. Маша разыскала её брата и нашла для них прекрасную квартиру в Бутово.  

 

ПЕТЬКА: Фтопку нах.  

 

ВАСЬКА: В Бобруйск.  

 

ПЕТЬКА: Убейся ап стенку.  

 

МАРК :Петя! Да послушайте же, наконец! Петя! Ты – брат – Ивановой!  

 

ПЕТЬКА: Фтопку нах.  

 

ВАСЬКА: В Бобруйск. Ахули.  

 

ПЕТЬКА: Ахули мазда.  

 

ВАСЬКА: Ништяк. Дествително.  

 

 

 

ИВАНОВА, АНЯ и ВЕРОЧКА в русских сарафанах  

 

ВЕРОЧКА: Ты вода, водица  

Волю мою исполни, собой всё заполни  

Волшебствами и чарами, теплом и прохладой…  

 

АНЯ: Раскину платок и свечи зажгу  

И карты на стол крестом положу  

О прошлом расскажет мой крест как распятье  

Что было, что будет и какое несчастье.  

 

ИВАНОВА: Выйди, благослови, пойди, перекрести, из дверей в двери, из ворот в ворота, под ясное небо, под чистые звёзды, под ясное солнце, под луну…  

 

ВЕРОЧКА: Душно. Душно мне. Тяжко. Тяжело.  

 

АНЯ: Ой!  

 

ИВАНОВА: Ой!  

 

ВЕРОЧКА: Идёт!  

 

АНЯ: Ой, пади!  

 

ИВАНОВА: Пади! Ой-да! Пади!  

 

АНЯ: Кто здеся?  

 

ИВАНОВА: Змей!  

 

ВЕРОЧКА: Зверь!  

 

АНЯ: Чуд!  

 

ИВАНОВА: Гад!  

 

ВЕРОЧКА: Здеся! Ой беда!  

 

АНЯ: Бей меня!  

 

ИВАНОВА: Зли меня!  

 

ВЕРОЧКА: Рви меня!  

 

ИВАНОВА: Куси! Куси!  

 

ВЕРОЧКА: А-а-а!  

 

АНЯ: Иванова молчи, ты да?!! У-у-у!  

 

ИВАНОВА: А-а-а!  

 

ВЕРОЧКА: А-а-а!  

 

ИВАНОВА: Пляши. Пляши. Девка удавилась.  

 

 

Пляшут.  

 

 

 

ПЕТЬКА, один  

 

ПЕТЬКА: Петя, бедный Петя. Что ж ты плачешь, Петя? Что мучает тебя? Я привык молчать, скрывать, таиться… Петя, не плачь! Не плачь, мой милый. Поговори со мной. Может стать… Не плачь! В моей жизни появится женщина. Девушка. Мне странно чудно это имя. Женщина. Девушка. Иванова. Моя сестра.  

Столько лет прошло в ненастье  

За заброшенным окном  

Столько лет скрывалось счастье  

В одиночестве глухом.  

Если можно, услышь меня. Женщина. Девушка. Сестра. Моя сестра. Милая, могу ли я быть счастлив?  

 

 

 

МАША, ГРИША и ПЕТЬКА  

 

ГРИША: Ни с места! Я всё знаю!  

 

ПЕТЬКА: А?  

 

Гриша: Стой, смерд! Я беру тебя в заложники. Машка, дрянь! Если ты сейчас же не пообещаешь мне не иметь дел с засранкой Ивановой, я утоплю его в крови прямо здесь, на твоих глазах. Считаю до трёх. Раз.  

 

МАША: Гриша, без нервов. Спокойнее.  

 

ГРИША: Я считаю. Два.  

 

МАША: Откуда ты узнал?  

 

ГРИША: Не важно. Знаю и знаю.  

 

МАША: Ну всё-таки.  

 

ГРИША: Сказал, не скажу.  

 

МАША: Неужели Марк?  

 

ГРИША: Не скажу. При чём тут Марк? Васька протрепался.  

 

МАША: Под кайфом?  

 

ГРИША: Никакого кайфа. Любит трепаться, вот и треплется. Все, надоело. Я считаю. Три.  

 

МАША: Да, да. Я обещаю.  

 

ПЕТЬКА: Гриша, ты хороший. Ура! Опять.  

 

( С ним случается припадок эпилепсии. )  

 

ГРИША: Вот. Вот. Видишь теперь, к чему привело тебя твое непослушанье.  

 

Петька бьётся в припадке.  

 

ГРИША: Правильно. Правильно. Ты правильно делаешь, что меня боишься. Я редкая сволочь. Я могу не наказывать, но я могу и наказать. Я так могу тебя наказать, что тебе даже и в голову еще не придёт.  

 

ПЕТЬКА: Жопа. Жопа. Я всё сделаю. Пошел ты на ***!  

 

ГРИША: Да. Правильно. Теперь ты говоришь правильно.  

 

МАША: В чём ты меня обвиняешь? Конкретно?  

 

ГРИША: Дрянь, дрянь, дрянь! Наглая! Наглая дрянь! Козявка. ****ь. Я ненавижу тебя!  

 

Петька бьётся в припадке.  

 

ГРИША: Так, всё. Прекрати. Я возбуждаюсь. Я хочу его приблизить к себе. Держать в своих руках. Блаженно осязать мягкость и теплоту тела. Растаять в его лучах. Я не могу, я не хочу без него жить!  

 

МАША: Гриша…  

 

ГРИША: Я хочу, чтобы его дыхание наполнило меня как пуля, выпущенная мне в рот. Я хочу захлебнуться своей кровью. Я хочу, чтобы он меня в! Марк! Марк! Марк! Марк!  

 

МАША (изумленно): Где же ты его видел? Один раз?  

 

ГРИША: Я – люблю его. Ты – всратая дура. Пошли на ***! Пошли на ***! Пошли на ***!  

 

МАША: Верю, что любишь.  

 

 

 

ГРИША и А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ  

 

ГРИША: Очевидно, факт налицо. Предлагаю: Машу за измену ликвидировать. Марка как свидетеля и соучастника зачистить вместе с ней.  

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Я ничего не понял.  

 

ГРИША: Чего тут не понять? По существу, речь идет о том, что определенные экстремистски настроенные либеральные круги, связанные со своими контрагентами на Западе, намерены целиком и полностью подорвать позиции патриотически ориентированного национального бизнеса с последующей системной дестабилизацией обстановки в стране и безоговорочной узурпацией политической власти. Просто-напросто эта писитутка хочет ущучить Ваши денежки. Разбежалась, одноглазая... Она изменщица родине.  

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Я восхищаюсь Вами. Вы мудрый человек.  

 

ГРИША: Так я могу?..  

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Гриша, поправьте меня, если я ошибаюсь, Вы хотели мне подготовить годовой финансовый отчет.  

 

ГРИША: Он здесь, Ардалион Самсонович. Пошел ты на ***!  

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ: Спасибо, золотой. Оставляйте.  

 

Свист из зала.  

 

Свист. Шум в зале. ВАСЬКА в костюме Санта-Клауса, подпоясанный мешком, по залу несет ПЕТЬКУ на руках, открывает дверцу автомобиля и устраивает ПЕТЬКУ на сиденье.  

ВАСЬКА( укрывает его шубой): Твои! ( достает из за пазухи и отдает ему украшенные драгоценностями медальоны старинной работы) Здесь герб с короной и готическая вязь, должно быть имя… Тебя зовут Эфир. (ставит ему в ноги мешок) На, лям грина! Последние, заначка.  

ПЕТЬКА (слабым голосом): Где взял?  

 

ВАСЬКА У хозяина из сейфа спер. Он там документы держит. Я такое про него узнал! (наклоняется и шепчет Петьке на ухо)  

ПЕТЬКА: Мама, я не здесь.  

ВАСЬКА: Пора валить!!! (сам вскакивает в машину)  

Из автомобиля вырывается и развертывается до крайних рядов партера радужное знамя ЛГБТ. Автомобиль резко сигналит и окутывается выхлопными газами.  

 

МАША и ГРИША  

Гриша с ножом и стаканом сока.  

 

ГРИША: Смотри. Вот нож, орудие убийства. Перед тобой убийца Марка.  

 

МАША: Зачем?  

 

ГРИША: Теперь убью тебя. (Припивает сок. )  

 

МАША: Не дамся. Не позволю.  

 

ГРИША: Убивать – единственная на свете сладость. И быть убитым, возможно. Но убивать… Я пьян от счастья и наслаждения. Но превыше всех топор. Топор и тело – изысканная и прекраснейшая музыка. Рубить топором. Убивать. Соку хочешь? Мультифруктовый.  

 

МАША: Хочу.  

 

ГРИША: Неси стакан.  

 

Идет с ней. Уходят в кулису. Оттуда доносится душераздирающий крик. Маша идет по сцене, пошатываясь, Марк идет за ней, пошатываясь, протягивает к Маше окровавленные руки, хочет её достать. Уходят в кулису. Душераздирающий крик повторяется. Багровый свет наполняет сцену. Крик повторяется.  

МАША :Пошли на ***! Пошли на ***! Пошли на ***!  

 

На авансцену выкатывается пустой стакан.  

 

 

 

 

 

 

 

А С ЧИСТОПРУДНОВЪ – ПРЕЧИСТЕНСКОЙ, СЕМЕЙСТВО его и МАША в сопровождении барабанов и духового оркестра. Оркестр играет марш.  

 

МАША: Народ! Слушай чрезвычайное сообщение! Несть убежища и нет спасенья от грозной и всесущей силы плодотворящих таинств магии. Аминь! А после того. В духовном поединке магов, один из которых черный маг Женя, осиновый кол ему в причинное место, а другой, белый, я, скоро вы меня узнаете и моё имя, вчистую победил я! В мелкоячеистых сетях моих волшебств запутались все до единого. Торжествуйте мои чары, чары белые мои, чары крепкие и твёрдые, решительные! Вернее скоро, чем никогда, я буду полноправным, самодостаточным диктатором. Я тебя замочу! Я тебя укушу! Я тебе! Запорю! (На глазах принимает вид горбатого лысого одноногого КАРЛЫ и начинает расти)  

Я волшебник, я чародей  

КУСАНДРА!  

Я жестокий, да, я злодей  

КУСАНДРА! (Непроизвольно съедает Тату-Простату. )  

Всех на свете я понужней,  

Всех на свете я поважней  

Всех вас подчиняться я заставлю!  

Я – самый главный!  

Самый нужный в этом мире!  

 

СЕМЕЙСТВО и А. С. ЧИСТОПРУДНОВ-ПРИЧИСТЕНСКОЙ: Он – самый главный!  

Самый нужный в этом мире!  

Мы все за ним!  

Мы все за ним!  

Пойдём, пойдём…  

 

МАША: И пошли все на ***!  

 

Рабочие сцены начинают забирать из-под зрителей кресла.  

 

КУСАНДРА: (продолжает расти и переменять внешность): Я!  

Волшебник. Я чародей  

Кусандра!  

Я коварный, да, я злодей  

Кусандра!  

Всех на свете я поумней  

Всех на свете я похитрей  

Всех вас подчиняться я заставлю!  

Я – самый главный!  

Самый нужный в этом мире!  

 

СЕМЕЙСТВО и А. С. ЧИСТОПРУДНОВ-ПРИЧИСТЕНСКОЙ: Он – самый главный!  

Самый нужный в этом мире!  

Мы все за ним!  

Мы все за ним!  

Пойдём, пойдём...  

 

Оркестр играет плясовую. Чудовище поглощает А. С. ЧИСТОПРУДНОВА, ТЪМУ ТМУСЧУЮ и САМПСОНОВНУ. Превращается в облачный столп. Столп наклоняется над залом, погружая его во тьму.  

 

: И пошли все на ***!  

 

Сверкнуло. Рвануло, грохнуло. Праздничный фейрверк.  

 

 

Mercedes из зала оказывается на сцене. Его останавливают сотрудники ГИБДД. Передняя дверь автомобиля открывается, из машины целыми и невредимыми выходят все без исключения персонажи пьесы. На месте люстры под потолком оказалась в праздничном убранстве новогодняя елка, украшенная блестящими разноцветными шарами. Персонажи кружатся на коньках вокруг елки.  

 

ДЕД МОРОЗ: А вот и я.  

 

Тов. СТАЛИН: Здравствуйте, товарищи!  

 

Спектакль обращается в презентацию.  

На поклоны никто не выходит. В фойе работает УБОРЩИЦА. На возможные недоуменные вопросы она оборачивается и отвечает: "Я здесь мою", после чего возвращается к своим занятиям.  

Песенка Кусандры соч. А. А. Россинского из спектакля театра «Лаборатория» по пьесе Кира Булычёва «Приключения Алисы в заповеднике сказок».  

Автор выражает признательность всем, кто добровольно или по неведению оказал ему помощь в работе над данным произведением.  

 

ПИZДЕЦ: ДЕЛУ – ВЕНЕЦ!  

 

А КТО СЛУШАЛ – МОЛОДЕЦ!  

 

ИВАНОВА:  

 

| 571 | 5 / 5 (голосов: 1) | 01:20 11.07.2019

Комментарии

Книги автора

ВНУТРЬ 18+
Автор: Ludvigvanbethoven-tz
Другое / Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
10:46 01.02.2023 | оценок нет

С Новым годом!
Автор: Ludvigvanbethoven-tz
Стихотворение / Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
11:16 02.01.2023 | оценок нет

ВЕТЕР И МОСТЫ
Автор: Ludvigvanbethoven-tz
Другое / Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
11:22 06.09.2022 | оценок нет

ГОРОД
Автор: Ludvigvanbethoven-tz
Другое / Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
11:22 06.09.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

ПЛАН оз. УСВОЕ
Автор: Ludvigvanbethoven-tz
Другое / Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
21:04 23.05.2022 | оценок нет

ЮГ
Автор: Ludvigvanbethoven-tz
Другое / Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
21:00 23.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

НЕВЕЛЬСКИЕ КОТЫ
Автор: Ludvigvanbethoven-tz
Другое / Альтернатива Проза
Аннотация отсутствует
20:55 23.05.2022 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.