Бродяжка ч.2

Рассказ / Приключения, Проза, Сказка, Хоррор
«Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»

Лямка сильно натерла плечо и с каждым шагом все сильнее вгрызалась в плоть. Сухие ветки ракиты уныло поскрипывали за спиной. В этот раз стопка, напоминающая фашину, была особенно большой, и это не удивительно: два дня скитаний по лесу не могли принести других результатов. Конечно, можно было немного разгрузить ношу и оставить часть в лесу, тогда идти стало бы веселей и лямка не так докучала, но такой поступок мог бы вызвать лишние вопросы, а вместе с тем подозрения. Возможно, это было всего лишь навязчивой мыслью, бесплодным воображением, фантазией. Сейчас, когда каждый взгляд, каждое слово, проступок казались подозрительными, и любой опрометчивый шаг мог стать роковым, нужно было действовать крайне осторожно. Ведь два дня нахождения в лесу ради небольшого количества хвороста, заставляли задать вопросы. А когда за спиной большая охапка, когда каждый шаг даётся с трудом, да и срубленные кусты, все, как на подбор, ровные и крепкие, то все объясняется само собой. Поэтому, не смотря на все неудобства, парень упрямо шёл вперёд. Прошло больше месяца с того времени, как Веган стал невольным свидетелем происходящего на поляне. После того, как отряд покинул место ночлега, парень ещё долго лежал в канаве, пытаясь найти хоть какое-то объяснение увиденному. Затем, мало-помалу придя в себя, он выбрался из своего укрытия, нашёл подходящий сук для опоры, и, хромая, поплелся в поселение. На удивление, когда он вернулся, никто даже не поинтересовался, где он пропадал столько времени. Деревня праздновала очередную победу над Бродяжкой. Вначале панический страх приближающийся смерти, затем хмельное веселье по случаю удачного похода отряда, увело лишнее внимание односельчан от длительного отсутствия соседей. Как указывали законы общины, Веган сходил в совет старейшин, рассказал о несчастье со стариком и указал место. На следующей день старика нашли в лесу, принесли в поселение и похоронили на местном погосте. Несколько скупых прощальных слов от небольшого числа знакомых, пришедших проводить старика в последний путь, и на могиле остались только внук, да и соседка с детьми. Женщина с двумя детьми – мальчик и девочка – жила по соседству, и старик часто помогал ей по хозяйству. Бывало хворосту из леса принесет, бывало по огороду поможет, и детей ягодами угостит, и полезных трав хозяйке отсыплет. Поэтому, когда на погосте вырос очередной холм, только четыре фигуры ещё долго оставались неподвижны. Жизнь вернулась в обычное русло. Все стало по прежнему для всех. Для всех, кроме Вегана. После увиденного в лесу, парень стал задумчив и молчалив. Он постоянно находился между реальностью и мыслями. Такое состояние все списывали на кончину старика: единственного родственника, друга и наставника парня. Конечно, он переживал из-за смерти старика, но его терзали другие мысли: необычный человек на повозке, горы провизии, действия старейшины, странный ритуал у костра – все это не давало покоя. Сейчас, зная эти подробности, он чувствовал себя носителем какой-то редкой и очень важной информации. Словно ему открыли секрет мироздания, который бесконечно далёк от других жителей. И этот секрет не только возвышал его над всеми, но и таил немало опасностей. Изначальная задумчивость парня сменилась тревогой, приобретающей болезненную форму мании. Он стал постоянно оглядываться, присматриваться, подмечать. Постоянно ожидать удара в спину. Это все давило его. Он твердо решил, что избавиться от такого состояния помогут только ответы на вопросы. Искать ответа было не у кого, все поселение резко разделилось на два лагеря: одни пребывали в неведении, другие поддерживали неведение. Что первые, что вторые сейчас представляли угрозу для парня. Ответы нужно было искать самому. Для начала Веган твердо решил найти схрон продовольствия. Он понял, что всю провизию, привезенную незнакомцем на поляну, отряд перенёс в тайник. Наверняка тайник расположился именно в том месте, куда ныряли с мешками бойцы отряда. Дорогу до поляны он запомнил хорошо. Трижды в течении месяца он возвращался на то место, трижды ходил тропой отряда, трижды прочесывал все канавы и рвы вокруг поляны, заглядывал под каждый завал, под каждое лежащее дерево, залезал в каждый бурьян, и каждый раз все было четно. Поляна практически не изменилась с того дня: вот и тот самый луг в окружении сосен, вот узкая дорожка, уходящая вглубь леса, вот и телега в кустах, покрытая опавшими листьями и хворостом, и черная плешь на траве от ночного костра, потерявшая свою выразительность благодаря дождям и свежей траве, и расщелина в кустах, куда ныряли бойцы. Все указывало на то, что парень был единственным гостем этого места с тех пор, как произошли ночные события.  

 

Тогда Веган выбрал другую тактику. Он решил не тратить время на поиски тайника, а получше присмотреться к участникам ночного шабаша. Парень выбрал одного бойца, славившегося дюжей силой и неестественно большими, напоминающими лопату, ладонями, которые, когда сжимались в кулаки, превращались в настоящие кувалды. Боец был ветераном походов на нежить и от того особенно уважаем. Он начал присматривать за ним. Во сколько мужчина выходит из дому, куда ходит, когда возвращается. Со временем Веган заметил одну закономерность. Обычно, мужчина вставал довольно рано и начинал свой день с работы по хозяйству, но два раза в месяц он появлялся на улице ближе к обеду. Когда такой нюанс был замечен в третий раз, парень понял, что это не случайность, и за этим скрывается что-то большее, чем лень или плохое самочувствие. К тому же, эти случаи носили систему – каждые две недели. Раз мужчина выходит позже, значит что-то задерживает его дома – размышлял парень, – что же держит его в избе так долго? Какая-то работа? Работа, или что-то ещё? – думал Веган. Он подбирался вплотную к хате и ни разу не слышал никаких звуков, указывающих на какое-то действие в избе. Так что тогда? Какое-то занятие или сон. Точно, сон! А если так, то чем вызван необычайно длительный сон? Ответ напрашивался сам собой, – какое-то ночное предприятие. Отлично! Все сходится. Ночью, как было с давних пор заведено, никто не слонялся по улицам. Только ночной патруль, из числа все тех же приближенных к старейшинам лиц, охранял покой поселения. Веган решил подгадать время, как раз для ночного предприятия, и проследить за домом мужчины. Через неделю как раз наступило нужное время. Парень с вечера, когда после дневных работ все разбредались по своим дворам, занял удобное для слежения место, которое заранее выбрал и подготовил для этого, и начал следить. В этот день стояла на удивление хорошая погода, небо было почти без облаков. Мириады звёзд щедро украсили небосвод, и, словно тысячи маленьких фонариков, освещали все пространство вокруг. Вот уже появилась ночная хозяйка, важно выплывшая на небосвод желтым диском. На открытом пространстве можно было легко увидеть силуэт, хоть за сто шагов. Погода явно благоволила парню. Когда ночь окончательно вступила в свои права, и на деревню опустился сон, в доме скрипнула дверь. Парень насторожился. Темная фигура вышла на крыльцо. Веган присмотрелся внимательно к силуэту, и в свете луны мелькнуло знакомое лицо. После небольшой паузы мужчина спустился с крыльца, прихватил из сарая рюкзак, вышел со двора и устремился по улице в сторону леса. Парень аккуратно пошел следом. На одном из перекрестков мужчина встретился ещё с одним человеком, теперь их было двое. Уже на окраине поселения двое мужчин повстречались с патрулем. Не произнеся ни слова, они разминулись, каждый пошел своей дорогой. Несмотря на царившую темноту, патруль видел мужчин, но не то чтобы остановить, он даже не обратил на них никакого внимания. Как будто этой встрече и не было. Странностей становилось все больше. Они нарастали как снежный ком с той самой минуты, как парень очнулся в лесной канаве. Но отступать было поздно. Он слишком много видел. Даже если ему удастся остаться незамеченным и сохранить свой секрет в тайне от всех, спрятаться от себя – бесполезная затея. Внутренние вопросы, мысли и поиски, разорвут его голову на куски. Последний месяц это отчетливо показал. Именно по этому, стоя на ночной улице и наблюдая эту странную картину, Веган не на секунду не задумался о правильности своего решения. Он шагнул в темноту в след за двумя удаляющимися фигурами. Походы с дедушкой в лес, его уроки и наставления не прошли даром. Старик порадовался бы за внука, видя, как тот ловко ведёт слежку. И преследование не обычных жителей, а воинов, которые сами являлись опытными охотниками. На краю деревни, где мощеная камнем дорога сменялась обычной грунтовкой и, ныряя в ворота, уходила за поселение, располагалось стойло общественных лошадей для охоты. Эти жеребцы были наиболее крепкие и шустрые, за что получали усиленное питание и находились в личном распоряжении членов отряда. Одна из фигур нырнула в стойло и, после небольшой паузы, вывела жеребца, запряженного телегой. Конь вел себя смирно, обученное животное словно понимало секретность ночного предприятия. Телега была хорошо смазана: ни звука не издали колёса, катясь по неровной дороге. В полной тишине все силуэты вышли за ворота, деревня осталась позади. На удивление, за пределами деревни звёзды ярче освещали все пространство вокруг. Следить с безопасного расстояния не составляло труда. Но, как только мужчины шагнули в чащу, силуэты растворились в тенях леса. Только хруст сухих веток под колесами телеги позволял парню не терять преследуемых. Постепенно, по мере продвижения вглубь леса, звуки то замолкали, то снова давали подсказки, где находятся мужчины. Парню даже пару раз казалось, что он упустил их. Звуки почти стихли, как вдруг, потревоженный незваными гостями, лес начал возмущаться такому дерзкому вторжению. Чаща начала кричать, вопить, шуметь. Лес вздумал помогать парню всячески давая понять, где находятся мужчины. Указывая на них всем своим арсеналом ночной фауны. Благодаря такой помощи Веган мог держаться рядом с мужчинами, пусть и не видя их. Внезапно все затихло – парень тоже затих. Несколько мгновений тишины, и раздался шорох, за ним последовал глухой треск. Глаза уже привыкли к темноте, и сквозь ночные тени можно было различить, как фигуры копошатся возле небольшого пригорка. Мужчины нырнули за пригорок и исчезли. Веган попытался найти их. Обошел пригорок. Лошадь стоит, телега на месте, а мужчин нет. Как будто под землю провалились. Глядь, и действительно, у основания пригорка, прямо из-под земли, струится тусклый свет. Свечение то разгоралось, становясь ярким и заметным, то затухало и едва улавливалось в окружающей тьме. Несколько минут ожидания, и мужчины начали грузить на телегу мешки. Как только телега была заполнена, свет погас. Ночные гости тронулись в обратную дорогу. Рассвет парень встретил дома.  

 

Веган не сразу повторил ночной поход. Выждав неделю, он встал пораньше, взял бечевку, которой обычно перевязывал хворост, и как только первые лучи солнца осветили деревню, отправился знакомой дорогой в лес. Нашел нужное место. При дневном свете пригорок казался больше. Он был весь заросший кустами терновника. Его подступы покрывал густой папоротник. Парень обошел место. Ничего необычного. С одной стороны едва виднелся почти полностью утопленный в земле и листьях папоротника, покрытый зелёным мхом большой камень. Приглядевшись, парень заметил, что глыба весьма странно лежит. Как-то необычно она выглядывает на поверхность. Подойдя ближе и надавив на неё, глыба поддалась усилию, и с треском сдвинулась в сторону. Перед взором открылся лаз с каменными ступенями, ведущими вниз. Пригорок словно раскрыл свой рот. Из открывшейся пасти тянуло прохладой. Парень шагнул в темноту. Несколько метров вниз, и каменные своды полностью поглотили свет. Веган достал огниво, небольшой пучок хвороста, скрученный веревкой, мгновение, и факел осветил туннель. В свете огня он заметил на стенах подсвечники, на которых, словно парализованные и замершие в каких-то причудливых позах, виднелись свечи. Свечи, вообще, были большой редкостью в поселении, как и ружья, и порох, и прочая утварь далёкой цивилизации. Эти вещи считались остатками седых времён, когда в округе ещё царила жизнь, и вёлся бартер с соседями. Но потом, как гласила легенда, все вымерли от какой-то хвори, а кто остался, был уничтожен Бродяжкой. Только их поселение, благодаря сплочённости и правильному руководству, избежало гибели. Веган зажёг свечи, и мрак рассеялся. Его взору открылось пространство вокруг. Он стоял у входа в один из залов. Стены были выложены из камня и заканчивались сводчатым потолком, который возвышался над полом выше человеческого роста. Вдоль одной стены стояли ящики, вдоль другой на поддонах стояли мешки. На стенах тянулись полки, на полках – графины и бутылки. Парень развязал мешок – там зерно. Он открыл ящик – там порох. Зал тянулся метров на тридцать и заканчивался дверью. Он, взяв подсвечник с горящей свечой, направился к двери. Ни задвижки, ни замка на двери не было. Рука охватила ручку двери и потянула, петли издали звук. За дверью скрывался ещё один зал. Это помещение было чуть меньше и по уровню на несколько ступеней ниже предыдущего. В нем в основном находились сундуки и бочки, на стенах висели ружья, мечи и прочее оружие. В некоторых бочках, судя по запаху, была брага, другие были заполнены различными зёрнами, травами и корнями. Сумрак, окружающий парня, придавал загадочности всему окружению. На удивление, страха не было, только одно любопытство. В конце зала опять дверь. На этот раз дверь была крепче и плотнее заперта. Как только она отворилась, парня ударила прохлада. Снова ступени, и снова уходят вниз в темноту. Как глубоко под землёй находился этот зал, он не знал, но чувствовал, что на каменные своды давит не один метр грунта. Вырывающийся пар изо рта указывал, что в этом зале было гораздо прохладнее. Весь потолок нового зала был украшен крюками. На некоторых свисали туши животных. Словно грозди винограда, они заполнили весь зал. Пройдя между тел, парень очутился перед новой дверью, покрытой инеем, словно борода в жгучий мороз. На этот раз дверь поддалась с трудом. Чувствовалось, что ее давно не отворяли. За дверью небольшое круглое помещение, свет пробежался по стенам и, о боже! Из темноты на него смотрела человеческая фигура. Сердце на мгновение остановилось, парень вздрогнул и отпрянул назад. Веган замер. Фигура тоже не двигалась. Свет равномерно покрыл железный панцирь неизвестного воина, пробежался вверх и исчез в темных глазницах шлема. Доспехи отражали танцующий огонь свечи. Придя в себя, парень подошёл ближе к воину и, не понимая зачем, на каком-то подсознательном уровне, аккуратно приподнял забрало – одна сплошная темнота. Но вот во мраке шлема что-то блеснуло. Парень просунул в отверстие руку и нащупал холодный предмет. Достав его из шлема, он увидел в руке ключ. Если есть ключ, значит должен быть замок – решил Веган и сунул его в карман. Но не спрятанный ключ удивил парня. Его поразили сами доспехи. Откуда они здесь, и главное – чьи? Он первый раз в жизни увидел подобный наряд. Конечно, дедушка рассказывал о временах, когда жили доблестные рыцари в высоких дворцах, выложенных из камня, а не из бревен, как все строения в поселении. Особенно часто старик рассказывал историю про молодого принца, который отважно собирался на войну, когда враги переходили границу. Как он облачал свое тело в металлический панцирь благородных доспехов. Дедушка рассказывал, как принц со своей дружиной с доблестью громили врагов и с триумфом возвращались назад, вкушая лавры победителей и разбивая сердца молодых красавиц. Все эти рассказы он слышал не раз, но он был уверен, что это плод фантазий деда – сказка, миф. Что не было никаких принцев, дворцов и побед. Что не было доспехов, выкованных из металла и скрывающих все тело с головы до ног. И вот они здесь, перед ним. А раз они существуют, значит могут существовать и замки, и принцы, и всё остальное, о чем рассказал старик.  

 

Круглая комната осталась за спиной. Парень уверенно пошел вперёд. Снова порожки, но на этот раз ведущие вверх. Лестница уходила вдаль на сколько позволял видеть свет от свечи. Коридор стал уже. Парень едва не задевал плечами стены. С десяток шагов, и в стороне от лестницы, проглотивши свет, показался проход. Проход нырял в небольшую келью, два на два метра. Паутина белым покрывалом застелила каменный стол и лежанку. Подробно изучать комнату он не стал и пошел дальше по лестнице. Через несколько метров находилась ещё одна такая же келья, только с другой стороны. На этот раз наш герой даже не стал заглядывать туда, а сразу устремился вперёд. Какое-то мгновение и он очутился перед дверью. Эта дверь была не просто из плотных бревен, как все предыдущие, а ещё по контуру обита медной огранкой. Пудовый засов был задвинут в скважину в стене, а на петле, которым заканчивалась конструкция, висел тяжёлый замок. Ключ! – промелькнуло в голове – вот же он. Парень машинально сунул руку в карман и не ошибся, через мгновение замок щёлкнул и освободил засов. Веган попробовал сдвинуть задвижку, но с первого раза она не поддалась. Он поставил подсвечник на ступеньки, схватился двумя руками за край задвижки, упёршись одной ногой в стену, и потянул на себя. Металлическая конструкция со скрипом двинулась. За дверью скрывалась очередная комната, на этот раз последняя. Все пространство было заставлено стеллажами с книгами, в одном месте находился широкий стол, на котором лежала раскрытая книга, а рядом стояла высохшая чернильница с охапкой перьев. В самом конце комнаты виднелось несколько больших сундуков. Парень решил открыть один из них. Он ожидал увидеть там что угодно: зерна, порох, оружие, шкуры, необычные наряды, но деревянный короб до верха был наполнен непонятными предметами. Маленькие жёлтые диски ярко блестели в свете огня. Какой необычный металл – подумал Веган – совсем не похоже на медь и латунь. Он взял один диск в руки, чтобы лучше разглядеть вещицу. На диске с одной стороны изображался чей-то портрет, а с другой непонятные символы. Странная вещь – решил парень и сунул её в карман. В остальных сундуках находилось то же самое. Проходя мимо стола, парень обратил внимание на лежащую книгу. На листах были изображены красочные рисунки. Парень поднес свечу ближе. Со страницы на него смотрели какие-то люди. Их лица были озадачены спором. Круг, в котором находились седые мужчины, указывал на какой-то совет. Парень перевернул страницу. На следующей картинке один из спорщиков, по виду наиболее молодой, взяв рюкзак и трость, покидал деревню по дороге, уходящей вдаль. Дальше один из стариков с первого рисунка, указывая сухим пальцем в сторону уходящего силуэта, что-то кричал. Его мимика и гневный взгляд намекали на проклятья, вырывающиеся из открытого рта. Затем были рисунки, изображающие глухой бурелом и бескрайние болота, стены колючего терновника и поля липкого плюща, которые словно сотни змей опутывали ноги путника, цеплялись за одежду, царапая в кровь руки и лицо, всячески мешая пути, но странник упрямо пробирался через все преграды. Деревья стали сухими и страшными. Они, словно тощие мертвецы, протягивали длинные руки с растопыренными в разные стороны пальцами, не только к темному небу, но и к путнику, стараясь схватить его и похоронить в своих объятиях. Солнце покинуло страницы книги. Остался один только мрак и непроходимый бурьян. Десятки голодных птиц слетелись с высоких деревьев, и, словно рой пчел, потревоженных пасечником, сбившись в черное облако, устремились вниз, стараясь вцепиться острыми когтями в свежую плоть. Мужчина отбивался от них тростью, закрывал лицо руками, пытался скрываться в густых кустарниках между деревьями. Лес был настойчив в своем желании остановить его, но решимость путника оказалась куда сильнее. Лес сдался и начал редеть, оставив позади непроходимую чащу, колючий бурьян и злобных ворон. Деревья стали стройнее и зеленее, среди них начали показываться зеленые лужайки, залитые солнечным светом. Очередная страница книги перевернулась, и парень замер в недоумении – чистый лист смотрел на него. Неожиданно. Он пролистал книгу ещё раз. Все тоже самое, он ничего не пропустил. Рисунки, повествующие о незаконченном рассказе, и надпись. Странная надпись в самом начале повествования. Впервые в жизни он испытал глубокую досаду от незнания букв. Читать Веган не умел. Стоит заметить, что в их поселении этим искусством владели только старейшины. Другим попросту это было не нужно. Но сейчас парень пожалел об этом. Возможно, в этой надписи, в этих книгах, стоящих плотными рядами на полках стеллажей, скрывались ответы на терзающие его вопросы. На те самые вопросы, которые привели его сюда. Ведь если они хранятся так глубоко, за таким большим замком, выходит, они гораздо важнее зерна, оружия и свиных туш. К вечеру Веган был в деревне. Минувший поход совершенно не прояснил увиденное на поляне, а добавил новых загадок. Одно парень понял наверняка: народ обманывают, и, судя по увиденному в схроне, обманывают давно. Искать ответы на вопросы в поселении было бесполезно. Вспоминая с какой лёгкостью отряд прощался с жизнями новых членов похода, он понял, что выдать себя означало смерть. Неожиданно для самого себя промелькнула мысль свернуть с пути, прекратить поиски, сохраниться. Но преследующий образ отца, не дававший ему покоя, развеял эти мысли. Если отца убила не тварь, то выходит, что с ним расправились, как с тем бедолагой на поляне, свои же. От одной только мысли, что возможные убийцы живут по соседству, смотрят ему в глаза, говорят с ним, на душе становилось тоскливо и противно. Такое чувство парень не мог утаить. Спрятаться от самого себя было выше его сил. Нужны были ответы. И эти ответы, как ни парадоксально, могло дать только одно существо – Бродяжка. Только загадочный гость мог прояснить всю чертовщину, творившуюся здесь. Парень решил твердо, что нужно найти чужака. Дорогу он знал. Оставалось только отправиться в путь. И Веган начал готовиться к походу. Через неделю он был готов идти. Все самое необходимое было собрано: бечевка, нож, огниво, кое-какие полезные травы, баклажка с водой, запас провизии и теплая одежда. Его уже не волновало, что его отсутствие заметят, охотники найдут следы, старейшины узнают дорогу и, в конце концов, настанет то, чего он так боялся в последние месяцы – он выдаст себя. Сейчас терзающие его вопросы были важнее всего на свете: важнее стабильности, покоя и даже жизни. Ровно через семь дней с момента спуска в тайник, парень, подобно герою незаконченного рассказа, с рюкзаком за спиной и тростью в руке, отправился в глубь леса, откуда приходила неизвестная тварь, с ужасом именуемая в поселении Бродяжкой.

| 187 | 5 / 5 (голосов: 5) | 18:07 30.06.2019

Комментарии

Leylanokh10:03 23.07.2019
Этому творению прилагается пятёрка
Alikmorozov09:54 23.07.2019
liparteliani44, спасибо.
Alikmorozov09:54 23.07.2019
leylanokh, спасибо. Продолжение следует;)
Alikmorozov09:53 23.07.2019
ananin, но Веган ещё этого не понял.
Leylanokh09:40 23.07.2019
Как круто ты пишешь ,я прямь полу стоя читала .
Ananin07:53 23.07.2019
"парень, подобно герою незаконченного рассказа" С учетом того, что Веган и есть герой незаконченного рассказа, улыбнуло)
Liparteliani4402:54 23.07.2019
Очень интересно. До самого конца был напряжен

Книги автора

Баба Зина 18+
Автор: Alikmorozov
Очерк / Абсурд Критика Пародия Политика Проза Реализм
И вечный бой! Покой нам только снится...
Теги: государство общество СМИ провинция жизнь
01:18 01.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 6)

Бродяжка
Автор: Alikmorozov
Рассказ / Приключения Проза Сказка
 «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку»
00:16 16.02.2019 | 4.93 / 5 (голосов: 15)

Верить или не верить?
Автор: Alikmorozov
Эссэ / Публицистика
В одном паблике зашёл разговор о современном медийном пространстве. Мол, тот же интернет это большая помойка. Среди, возможно, одной достоверной новости царит лес из сплетен, догадок и откровенных фей ... (открыть аннотацию)ков. А раз так, то есть ли смысл доверять интернету. Да что доверять, если смысл вообще мониторить новости. Возможно, лучше ориентироваться только на ту информацию, которую можешь лично проверить, и которая напрямую касается тебя. Все остальное в топку! Зачем забивать свой мозг мусором?
Теги: Интернет
16:52 26.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 5)

Жили-были
Автор: Alikmorozov
Эссэ / Публицистика События
Навеяно событиями ушедшего 2018 года. Разделение, отлучение, обиды...
00:35 25.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Про овец и людей 18+
Автор: Alikmorozov
Эссэ / Критика Политика Проза
Аннотация отсутствует
09:17 24.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 7)

Грот 18+
Автор: Alikmorozov
Эссэ / Поэзия Политика Сюрреализм Философия
«Все животные равны, но некоторые животные более равны, чем другие.» Скотный двор Джордж Оруэлл
08:50 24.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019