Жить внутрь.

Рассказ / Лирика, Абсурд, Альтернатива, История, Любовный роман, Проза, Реализм
Аннотация отсутствует
Теги: печаль безысходность судьба

 

 

Кирьян Митрохин смотрел в окно сумеречного плацкартного вагона изнутри. Черные вершины ёлок косил молодой месяц. В отражении стекла, на соседней полке, парочка слушала одни наушники на двоих, иногда хихикая. Митрохин был в лёгком состоянии. Он вспоминал свою любовную жизнь. Как играл со своей возлюбленной в прятки, как мокли под дождем, как лез на дерево, чтобы сделать ей сюрприз. Поезд проплывал сквозь мглу, как сквозь дебри сознания. Кого теперь любить? Он закрывал глаза и жил внутрь. Имя, которое он повторял про себя перед сном, с большим трудом было зашлифовано острыми абразивами времени. Он хотел его вспомнить, чтобы оно снова зазвучало как в юности. Он, то и дело обнаруживал себя в разных местах, с разными людьми. Ему, казалось, что он только на секунду оставил свою любовь в палатке на берегу, и спешит к ней вернуться, насобирав дров или набрав пресной воды в источнике. И сейчас ему казалось также. Он предвкушал, что снова увидит её те глаза, напитавшиеся морем, скалами и лесом. Нужно было, только найти ту палатку. В вагоне погасили свет. Кирьян снял строгую рубаху и тесные туфли, плавно влип в подушку. Следующий день обещал интересные движения и надежды...  

Митрохин был из простых людей, живущих впопыхах. Работал он жадно и тяжело, дыша, прикашливая, потея. Потому, никогда ничего стоящего у него не получалось. Хотел всегда всего сразу, строил планы на жирных грязевых фундаментах общества. Все всегда шло боком, невпопад, разъезжалось, ломалось, терялось. Бывало, возьмётся строить забор. Достанет жердь, отмерит, приложит, стоя на одной ноге на краю табуретки, а прибить её нечем. Молоток в ящике стола лежит, а гвоздей вообще купить забыл. Ну и кричит, конечно же, после этого на своих окружающих. Несите мне всё. Ну и пока он эту жердь держит, все вокруг бегают. Митрохин, мол, держит, ему тяжело там, давай скорее. Ну а как прибьют всем стадом, так и не знают зачем прибили. Калитку надо было в том месте ставить. А Кирьян-то с важным видом говорит, что решит эту проблему влёт, несите мол пилу. Так и жил, и считал свою деятельность наивысшей заслугой. Но что-то произошло тогда. Он как будто замёрз и засох после её ухода. На лице появилось окаменение, в волосах белые прожилинки. Совсем потерялся, никак не найдет он тот берег, ту палатку, ту девушку с зелёным глазами. Слишком много драмы для обычного человека. Не думал, что в один дождливый день, с автовокзала одного пыльного городка, он вдруг уедет один, а она в слезах будет махать ему рукой. Она будет стоять на привычном месте у поворота у столба, потому что он попросил, и смотреть как сотни раз до этого, но в последний. Потом будут долгие разговоры, нервно-белый ночной потолок, пустота. Она исчезнет. Он встретит другую. Непохожую. Долго вместе они не пробудут. Театральность городской совместной жизни не выдержит живого, бурного ручья, звенящего в Кирьяне. Митрохин будет лежать рядом с ней, все также ночью смотреть в потолок и ждать утра. Будет убегать на работу и задерживаться там до самой поздней электрички. Расстанутся, и Кирьян вздохнет полной грудью. Сколько ещё женщин пройдет через него неизвестно, но все они будут не той формы. Ни одна не впишется в дыру потерянного пазла внутренней морской картины. Как будто проваливаться туда будут. Митрохин утилизирует туда даже тех, кто мог бы вернуть ему жизнь. Уже не возникало желания узнавать, бороться. Он был одинок до самого дна.  

Утро в поезде было обычным. Подстаканники бродили с полотенцами и шуршали фольгой бутербродов. Помятое лицо Кирьяна вглядывалось в себя в зеркале и не могло собраться в достойную позицию. Впереди была, когда-то давно знакомая станция "Новое излучино". Оптимистичное название комом сглатывалось в горле Кирьяна. Он не был тут уже 12 лет. Снова ехал поклониться ещё одной из могил своего счастья...  

Однажды, счастливый Митрохин с любимой женщиной вырвался в приключение. Они жили в старом доме, постройки 19 века. В квартире народу было много, но им выпала на счастье отдельная комната. Днём они работали на раскопках, а вечером возвращались домой. Играли в свою семью. Валялись на матрасе на полу, играли в карты с шумной компанией на кухне, распивали вино и ночью выходили дышать в свежий город. Так незаметно пролетели теплые месяцы, пора было возвращаться. Эта поездка слепила их в одного человека. Вернувшись к родителям, они долго не могли привыкнуть спать по одиночке. Тогда он понял, что нет никого важнее её. Она считала также.  

Город встретил Митрохина праздником. Наслаждаясь придурковатостью местного населения, он отправился через главную площадь к тому самому дому. Быстро-сборная зеленая сцена среди площади уже притягивала к себе людей. Мелкая рыжая девчушка бегала вокруг громадного пушистого куста, прячась от мамы, и задорно повизгивала. На лице светилась беззаботность существа обитающего в светлом добром мире. Кирьян подошёл и начал рассматривать настройщиков оборудования и декорации из цветных шаров. Рычащий голос из-за спины рявкнул: "Излучинцыыы с прррраздником! ". В ответ послышалось вялое мычание: "Ураяао... ". Как будто и не уезжал. Кирьян направил голову а потом и туловище с ногами в сторону знакомой улицы. Ноги не шли, но ближе к памятнику былой любви, прибавили ходу и побежали. Он как будто старался не опоздать к обеду, приготовленному любимыми руками. Дом стоял неизменным. Митрохин, приходя в себя, уже рассматривал свое окно. Стоял он долго. В окне по прежнему не было штор, и виделись те самые полосатые обои. Тут что-то теплое и жидкое зашевелилось в груди и постепенно начало вытекать через глаза. Кирьян подошёл к двери и потянул за ручку. Железная дверь удивительно легко открылась и пустила его в парадную с деревянными полами. Он, медленно вдыхая запах пыли и горелого масла, поплелся на третий этаж. Остановился у окна и просунул пальцы под угол подоконника. Обычно они прятали там ключи от входной двери квартиры и смешные записки. В щёлке что-то было. Митрохин, удивившись, достал листок бумаги. Это была надорваная и сплюснутая коробка от спичек. Но на серой чистой стороне была записка, адресованная ему. " Была здесь, в....году. Не ищи меня. Все проходит. " Кирьян запылал. Прижал к сердцу все что осталось после неё.  

– Как же я буду тебя искать? Как же я теперь тебя найду? – пищала в голове сокрушительная и безнадёжная мысль.  

 

Одинокое лето продолжало течь по законам природы, прибавляя жары, проливаясь водой на притихший северный город. Митрохин, очередной раз, обнаружил себя в новом месте. Санкт-Петербург, странным образом, был его временным домом. Кирьян работал все также среди людей. Так было легче, в этом мрачном краю. Раньше он думал, что не такой как все и исправится. Потом понял, что исправлять ему гораздо меньше чем тем, от кого отличался. Он уже ненавидел государство и армию, потому что сначала отслужил, а потом работал в государственной компании. Ему оставалось начать ненавидеть русский народ и тогда-уж точно стать миллионером. Людей он просто начал слегка недолюбливать. Они все были как один. Их скручивало от мнимого героизма. Лбы были наморщены, глаза вздёрнуты в блеске, а в рот была приколота ухмылка. Так складывались весьма сложные щи. И так они ходили и общались друг с другом. Суждения их были высокомерны и одинаковы. А вот по ночам их трясло от страха. Им не давало уснуть подсознательное беспокойство, что это время может закончиться, и им никто не простит бестолковости и бесполезности, этого образа их проведения. И эта нерушимая стена рухнет мгновенно. Придет простой человек, у которого внутри океан боли, да как плеснет в их маленькие пластиковые стаканчики. Разбросает этих людишек ошметками слизи и соломой по прибрежным камням. И чем круче, целей, массивней и красивее выглядел индивид, тем больше он боялся и бесполезнее для мира был. Митрохин даже помнил себя таким. В какой-то момент Кирюша осознал, что защищать здесь больше некого. Не за кого лезть под танк, бросаться на амбразуру. Не было у него ни любви ни страны ни друзей. Оставалось только одно – жить внутрь. С каждым годом он накапливал в себе боль. Она-то и делала его человеком живым внутри и безмолвным снаружи.

| 36 | 5 / 5 (голосов: 1) | 17:43 16.06.2019

Комментарии

Maximsoldier06:41 17.06.2019
lyrnist, большое спасибо за отзыв. Пока не хватает ума как дорабатывать, но буду стараться.
Lyrnist01:02 17.06.2019
Очень любопытно, отличный язык, но по-моему надо бы дорабатывать, рихтовать стиль.

Книги автора


Помнишь
Автор: Maximsoldier
Стихотворение / Лирика Драматургия Естествознание Приключения
Аннотация отсутствует
16:54 01.03.2019 | оценок нет

***
Автор: Maximsoldier
Стихотворение / Лирика Драматургия
Аннотация отсутствует
22:24 25.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Так хочется
Автор: Maximsoldier
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
Теги: любовь философия жизнь
19:13 25.11.2018 | 5 / 5 (голосов: 2)

Мама, здесь так красиво.
Автор: Maximsoldier
Рассказ / История Проза Реализм
Аннотация отсутствует
Теги: момент жизнь дом
21:50 04.01.2018 | 5 / 5 (голосов: 3)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019