Режим чтения

Странная книга. Оранжевый том

Повесть / Фантастика, Фэнтези
Наверное, каждый мечтает хоть на мгновение стать волшебником и отправиться путешествовать по чудесному неизведанному миру, но порой цена за такие желания бывает слишком высока. Вселенная бесстрастна. Она может вмиг изменить судьбу многих, создать волну, что направит человечество по новому, доселе неизведанному пути. Но здесь речь пойдёт о том, что бывает, если вы к таким переменам совсем не готовы. Расскажет об этом молодая девушка по имени Анна, рождённая в истерзанном войнами мире. Она столкнётся с чередой обманов и страшных секретов. В попытках разобраться в этом,запустит цепочку событий, которая повлияет не только на всю её страну, но и на целый мир, ведь тайна, которая скрывалась в течение многих веков, скоро будет раскрыта...
Теги: Магия мистика бессмертные альтернативное будущее постапокалипсис
незавершенное произведение

Побег от возрождения

Я здесь, чтобы рассказать свою историю, историю моего мира. Поведать о событиях, изменивших его навсегда. Много веков назад, где–то в глубинах вселенной, произошёл огромный всплеск энергии. Мощный поток неизвестных частиц устремился к Земле. Вглядываясь в далёкий космос, именитые ученые всей планеты утверждали, что нам ничего не грозит – они ошиблись.  

Через 22 года небо над всеми городами окрасилось в ярко-оранжевый цвет, а затем наступила тишина. Внезапное молчание сменилось криками и паникой. Среди тех, кто тогда находился на улице, многие начали падать замертво. Больше трети людей по всему миру лишились жизни в одно мгновение. Это было первое последствие для нашей планеты прихода У–волны. Такое название дали этому явлению из–за частиц ультриниума, что накрыли тогда Землю.  

Вторым последствием стало полное выведение из строя всей техники. В развитых государствах власти сразу отдали приказ о выводе военных сил на улицы городов для сохранения порядка. Менее развитые страны ощутили на себе третье последствие – полную анархию.  

Четвёртое последствие коснулось всех оставшихся людей. Со временем, мы начали меняться. Наши тела вступили в реакцию с частицами ультриниума. Это было похоже на эффект зарядившегося аккумулятора. Люди получили возможность ментального воздействия на материальный мир. Человечество вошло в эпоху пробуждения силы, которая была так схожа с той самой магией, о которой так много говорили и писали во все времена. «Ментал» – название, которым учёные нарекли эту невероятное явление.  

На то, чтобы научится управлять новообретённым даром у людей ушло много лет. Самым простым и распространённым было управление одним из четырёх основных природных стихий. Тех, кто мог нагревать объекты, контролировать или создавать пламя прозвали «спичками». Те, кто мог контролировать жидкости, именовали «медузами». «Змеи» могли манипулировать порывами ветра. Ну а «камертоны» могли заставить резонировать землю, вызывая страшные разрушения, правда, действительно опасного представителя еще никому не довелось встретить. Было и множество других типов сил, но все они либо вытекали из четырёх основных, представляя собой их комбинации, либо были настолько редкими, или бесполезными, что их обладатели просто не поддавались классификации.  

Каждый человек с рождения получает способности к управлению одним из менталов, но оттачивая своё мастерство можно овладеть сразу несколькими близкими по свойствам. Общество стало постепенно восстанавливаться, адаптируясь к нахлынувшим изменениям. Во многих городах стали появляться институты и гильдии, предлагающие особые знания, техники контроля и использования различных менталов.  

Казалось, человечество страшной ценой получило шанс жить в невероятном, фантастическом мире, заглянуть за завесу неизвестности и понять вещи, которые до этого осознать было невозможно. Но, как говорится, за всё нужно платить – возможности оказались не беспредельными, при длительном использовании ментала, люди будто опустошались, и наступала сильная слабость. Требовалось около недели, чтобы полностью восстановиться, если этого не происходило – наступала смерть. Но были и те, чьи тела странным образом начинали генерировать У–частицы и образовывать много чистой энергии, таких называли «батарейками». Если ты «батарейка» – можно сказать, что на тебе клеймо пожизненного рабства. Они не истощались, от одного их прикосновения можно было запитать целый завод. «Батарейки», как и все мы, имели свой ментал, но контролировать собственную переполняющую мощь были не в силах. Считались самыми редкими, лишь около половины процента от всего населения планеты, а опознать их возможно по характерному кобальтовому цвету кожи и некоторым внешним изменениям, делавших их не совсем похожими на обычных людей.  

За годы, выделяемую «батарейками» энергию, научились контролировать, извлекать и превращать в подобие жидкости, имеющей насыщенный синий цвет. Её начали разливать по небольшим флаконам и продавать под названием «У–мана». Она позиционировалась как крайне дорогой напиток, позволяющий мгновенно восстановить силы при истощении. На почве того, что каждое государство хотело иметь возможность производить это вещество, разразилась первая «синяя» война, которая продлилась 121 год. Из неё победителями вышли четыре страны. Образовав альянс, они за 40 лет монополизировали производство У–маны, и взяли под свой негласный контроль всё, что происходит в мире. Аврора Далис стала первым верховным консулом объеденных государств.  

Первым её указом было принудительное ношение браслетов, подсчитывающих количество энергии, образуемой телом. Если она постоянно поддерживалась на уровне выше максимального, пусть даже ненамного, их отправляли на заводы–тюрьмы для выработки У–маны. «Батарейки» более эффективны в этом плане, но их количество ничтожно мало, а население росло, альянс наращивал свою мощь, и для этого требовалось огромное количество ультриниума.  

В случае нарушения определённого закона, браслет начинал поглощать энергию, вплоть до наступления мгновенного истощения или смерти. Самыми тяжелыми считались преступления, связанные с воздействием на тела других людей, а также массовые беспорядки, повлекшие разрушения и смерти – наказание наступало незамедлительно.  

Браслет нельзя было снять, а те, кто отказывался его носить, считались изменниками. Они организовали своё подпольное движение, периодически пошатывая политическую систему своими диверсиями. Единственные кто, не носил браслеты на законных основаниях, были «батарейки», из–за их основной особенности, он взрывался, травмируя носителя. Но им и без этого контроля хватало. Все «батарейки» находились на главном заводе «Возрождение» в столице альянса, а условия, в которых они существовали, были никому не известны. Единственное, что я знаю – они не могли покидать стены завода, никогда.  

Открытое рабство и дискриминация стали вызывать негодование у простых людей. По всем городам прокатилась волна протестов в защиту «батареек», но все они были быстро подавлены властями. Разделяющих взгляды митингующих становилось всё больше, и моя мама не стала исключением.  

Наша семья жила в столице, буквально, в нескольких кварталах от завода «Возрождение». Нельзя сказать, что это был элитный район города, но и обыкновенным спальным его тоже было назвать трудно. Мой отец, Андрей Красов, был помощником главного механика консульства, а моя мать, Виктория, трудилась в швейной лавке мисс Броуни. Пока я была маленькая, мама всегда брала меня с собой на работу, где я могла наблюдать, с каким усердием она изготовляет концентрационные волокна для формы солдат. Когда наступал вечер, нас встречал отец, и мы шли в столичный парк смотреть на картины, выставленные там местными художниками. Мы были совершенно обычной семьёй, у нас была спокойная, радостная, ничем не примечательная жизнь. Но всё закончилось одним злополучным днём, ставшим точкой отсчёта для грядущих событий, навсегда изменивших мою жизнь.  

Сторонники свободы «батареек» решили организовать мирный митинг на центральной площади около «Возрождения». Моя мама собралась поддержать несогласных и присоединиться к их собранию. В тот день она взяла меня с собой. Протестующих было не очень много. Одни выкрикивали лозунги, другие держали разные плакаты, третьи просто, как и мы, наблюдали за происходящим.  

Толпа замолкла, как только к площади подъехал автомобиль верховного консула. В сопровождении элитной гвардии – её личной маленькой армии, Далис прошла по живому коридору, организованному солдатами. Поднявшись достаточно высоко на ступени, ведущие к входу завода, она воскликнула:  

– Так значит свобода. Это именно то ради чего вы здесь сегодня собрались? Вы хотите освободить «батареек», чтобы они работали, как и вы, заводили семьи, как и вы, жили как вы? Хорошо, я отпущу их, сейчас же! Но ответьте мне на один вопрос. Если они уйдут, сколько людей погибнут за сутки от истощения? Сколько людей из вас будут уволены из–за того, что предприятия, на которых вы работаете, будут обесточены и разорены навечно? Сколько беспорядков начнётся из–за дефицита У–маны? Хотите ли вы, чтобы вы и ваши дети жили в этой анархии?  

Все молчали, кругом была гробовая тишина. Люди стали опускать плакаты и собирать свои вещи. Аврора окинула взглядом толпу, покачав головой.  

– Что ж, я вижу, вы приняли верное решение, – когда она уже начала спускаться, из толпы донёсся крик.  

– Это всё наглая ложь! – мужчина в красном капюшоне с изображением черного волка вышел вперёд, его руки горели огнём, – Мы положим конец этому вранью!  

После этих слов в сторону верховного консула полетел огненный сгусток, но, приблизившись, рассеялся также внезапно, как и появился.  

Аврора с лицом лишенным всяческих чувств, произнесла:  

– Протест окончен.  

И в ту же секунду мужчина упал на землю, не подавая признаков жизни, лишь только дым шёл из его рта.  

Все браслеты издали странный громкий писк.  

Моя мама повернулась ко мне с лицом, на котором застыл предсмертный ужас, и сказала мне:  

– Беги Анна, беги, сейчас же!  

Я испугалась, отбежав достаточно далеко, обернулась, и увидела, как все протестующие лежат на земле. Они все были мертвы, все погибли от истощения вызванного браслетом. Мои глаза наполнились слезами, и я бежала, бежала и кричала. Лишь одно в этот момент не выходило у меня из головы – маска безразличия ко всему произошедшему на лице Авроры Далис, её бесчувственная походка среди гор мертвецов. Она села в свой транспорт и исчезла в нахлынувшем холодном тумане.  

Мне удалось выжить в тот день лишь потому, что браслет одевали только, когда тебе исполнялось семь лет, если бы протест прошел на день позже, я была бы мертва.  

Добравшись до дома, я обнаружила своего избитого, но живого отца, на столе лежало предписание полиции консула о штрафе в 20000 ул за организацию незаконного протеста. Я сразу же подбежала к нему. Обняв его, сквозь слёзы кричала:  

– Мама, ма..ма, она… она…, – тут его рука легла мне на голову, он обнял меня.  

– Я знаю дорогая, знаю…  

Мы просидели так еще четыре часа, не сказав ни слова. Я так и уснула на руках отца.  

На следующий день отец отвел меня в институт когнитивной нейробиологии. В этом заведении можно было выполнить корректировку памяти, стереть или изменить события, которые причиняли боль. После того как мы зашли в институт, для меня было всё как в тумане, я забыла всё, что касалось этого дня, и что мою мать публично казнили. Тогда мне казалось, что я проснулась с чувством лёгкости и свободы. Тяжелые воспоминания больше не терзали мою душу. К вечеру того дня я отпраздновала своё семилетие. Мне и еще нескольким детям нашего района торжественно вручили браслет. Диагностика моего ментала показала склонность к пирокинезу – я была «спичкой». Через неделю отец записал меня в специализированную школу, где обучались дети подобные мне.  

Образовательные учреждения в альянсе были разными, для каждого типа менталов. Чтобы стать учеником, нужно было сдать некоторого рода экзамен. Поступающий, в момент приёма, должен был впервые пробудить свой ментал. За всем наблюдала специальная комиссия, учитывающая все факторы и данные, поступающие с браслета. Это было нужно для того, чтобы определить твоё дальнейшую сферу деятельности. Помимо классификации по менталам существовало и разделение по уровню силы. Они назывались магик-классами или сокращенно – «М-К». Их было всего четыре. Распределение учеников по М-К происходило в соответствие с решением комиссии и в зависимости от полученного класса осуществлялось обучение. В 4-М-К оказывались люди с самым низким энергетическим потенциалом или те, кто не смог пробудить ментал. Мало кто хотел оказаться в четвёртом М-К, ведь там готовили обыкновенных рабочих с минимальными базовыми знаниями. Третий класс предназначался для людей со средним потенциалом, к слову, меня распределили именно туда. В нашей школе он назывался «спичечный коробок». Нас учили, как использовать свои силы на благо альянса, самообороне, а также некоторым точным наукам. Во втором классе готовили будущих учёных – они были интеллектуальной элитой нашего общества. В первый класс попадали люди с самым высоким энергетическим потенциалом, конечно, не превышаем допустимую среднюю норму. Там занимались подготовкой будущих гвардейцев, ну а в целом мне было мало что известно об этом М-К. Обычно туда устраивали детей самых богатых жителей альянса.  

Образование в школе продлилось девять лет. На протяжении этого срока я старалась преуспеть во всех дисциплинах, и благодаря этому стала одной из лучших учениц своего класса. Трата слишком большого количества времени на выполнение различных заданий привела к тому, что единственными моими друзьями стали книги, но я не слишком переживала по этому поводу. Я хотела после окончания школы поступить в исследовательский центр фауны, чтобы путешествовать по миру и изучать новые виды животных.  

Последним испытанием должен был стать финальный экзамен. Там нужно было продемонстрировать уникальность своих способностей и контроль над ними. Я решила совместить свой ментал с элементами традиционного балета и показать всем свой огненный танец. Время пришло, и я начала, в воздухе появились языки пламени и зал озарился светом. Я готовилась к этому моменту целый год. Всё должно было быть идеально. Заиграла музыка, и вот я взмахнула руками, пламя приняло вид больших огненных крыльев. Но тут я почувствовала себя как в тумане. Я услышала писк и крики, а затем тишина. Я упала и потеряла сознание.  

Очнулась я уже в больнице при институте ментального контроля. Возле койки сидел отец и держал меня за руку.  

– Ну что дорогая, как ты?  

– Болит голова, и, кажется, кажется, я видела маму. Где я? Это место – больница, из окна видно завод «Возрождение».  

В палату вошёл человек в белом костюме.  

– Ну что как мисс Красов себя чувствует, – спросил седовласый мужчина высокого роста.  

– Я доктор Алекс Громбари, у вас случился ментальный выброс, Анна, но в целом ваше состояние сейчас стабильно, вы должны пробыть в нашей клинике еще неделю, и пройти несколько тестов.  

– Х..хорошо.  

– Доктор, с ней ведь всё будет в порядке?  

– Думаю, мы сможем помочь вашей дочери, она пережила нейрошок, мы полагаем, что её состояние связано с тяжёлыми воспоминаниями, возможно у неё была какая-то психологическая травма. В вашей семье происходило, что-то, что могло бы к этому привести?  

– Да, её мать погибла за день до её семилетия, это был несчастный случай, перевозчик влетел в толпу людей, среди которых была моя жена.  

– Соболезную, Поскольку причина её состояния может скрываться в вашей семье, я попрошу вас не посещать её в течение этой недели, чтобы не допустить ухудшения или рецидива.  

– Понимаю, доктор.  

В этот момент на лице моего отца проскользнуло выражение грусти, но он, улыбнулся.  

– Увидимся через неделю, я буду тебя ждать, выздоравливай поскорее, – сказал он и ушел.  

Я была в недоумении от произошедшего, пытаясь что–то понять, у меня вновь разболелась голова, я закрыла глаза и уснула.  

Открыв глаза вновь, я чувствовала себя лучше, также как раньше, полная сил. Но посмотрев на часы, поняла, что с момента как ушел отец, прошло два дня. Я встала и пошла к двери.  

– Думаю, стоит прогуляться и найти доктора Громбари, – сказа я сама себе.  

Коснувшись ручки двери, мою ладонь пробил лёгкий разряд. Я отдёрнула руку, и в этот момент раздался взрыв. Я подбежала к окну, и увидела, как клубы дыма начали охватывать всё вокруг. Столп пламени возвышался над одним из цехов завода «Возрождение». Раздался еще один хлопок, и в моей палате замелькал свет, через мгновение перебои с энергией прекратились. За окном я увидела, как элитные «медузы» со «змеями» начали тушение цеха. Пламя быстро угасло. Сквозь дым я смогла разглядеть, как гвардия консула выводит несколько колонн людей с территории завода. Их всех вели в сторону клиники, где была я. Через пару минут отряд консула сомкнул ряды, из дыма показались шесть фигур, на одной из них были оранжевые штаны и толстовка, остальные были одеты в ярко-зелёные комбинезоны. Больше ничего я рассмотреть не смогла, но знала одно – те шестеро были «батарейками» и всех их вели в здание клиники.  

– Мисс Красов, – донёсся голос за спиной. Я даже слегка подпрыгнула от страха. Обернувшись, я увидела Громбари, в сопровождении мана–бота, в руках его был планшет и ручка.  

– Я вижу, вы уже встали, вам лучше?  

Придя в себя после неожиданности, я сказала:  

– Да сейчас я чувствую себя намного лучше, а что происходит на заводе, я слышала взрывы и видела дым?  

– О чём это вы?  

Вновь посмотрев в окно, я обомлела. Небо было чистым, не было ни дыма, ни повреждения цеха, ни гвардии консула.  

– Я видела только что, центральный завод был в огне, я…  

– Не волнуйтесь мисс Красов, вы просто переживаете последствия того что с вами произошло, у вас сейчас болит голова, тошнит, чувствуете слабость?  

– Нет, думаю, нет.  

– Что ж показатели вашей энергии в норме, примите эти таблетки, и вам лучше лежать и отдыхать.  

Закончив делать записи, доктор махнул головой мана–боту, и из его груди выдвинулся цилиндр, на дне которого были две оранжевые таблетки. Я протянула руку и забрала таблетки.  

– Примите две штуки, не рассасывая, – сказал доктор и ушел вместе с ботом, закрыв за собой дверь.  

Я села на койку, посмотрев в окно еще раз, закинула таблетки себе в рот.  

– Ох, какие горькие, – вырвалось у меня.  

Просидев еще минут 15, я огляделась, чтобы найти хоть что-то в палате, хотя бы какой–то журнал или газету, но поиски завершились неудачей. И тогда я начала делать то чему научилась еще в средней школе. Я стала щелкать пальцами, извлекая, таким образом, искры, формируя из них разные фигуры и животных.  

После вспышки У–волны, изменениям подверглись не только люди, но и весь мир. Все животные начали меняться в большей или меньшей степени. Некоторые стали похожи на существ из древних сказок. Драконы, единороги, огромные многоголовые змеи больше небыли вымыслом. На самых редких открывали сезонную охоту. За разные трофеи можно было получить много денег. А из шкур синтезировали нити, из которой делали концентрационную одежду. Эта одежда усиливала ментальный потенциал носителя. Я сама никогда не выходила за пределы города, и не видела этих животных, но по разным рассказам, используя свой ментал и воображение, научилась создавать их образы из искорок пламени. Я всегда чувствовала радость и спокойствие глядя на них.  

Потратив на данное развлечение еще 15 минут, мне стало совсем скучно, и, собравшись с духом, я решила ещё раз попробовать открыть дверь. Я потянула ручку вниз, и на этот раз дверь распахнулась. С опаской я выглянула пару раз, и, не увидев никого, вышла за пределы палаты.  

Я попала в белоснежный, длинный, пустой коридор. Двигаясь влево от двери палаты, я увидела нечто, похожее на стойку регистратуры. Подойдя к ней, я ожидала встретить медсестру, но там никого не оказалось. Внезапно послышался громкий металлический лязг. Выглянув из–за стойки, я увидела мана–бота уборщика, что опрокинул ведро с водой.  

После того как на Земле вышла из строя вся техника, ученые мира пытались заставить работать разные механизмы. Появление первой батарейки дало новую жизнь нашему машиностроению. Оказалась их энергия может запускать созданные механизмы. Так, шаг за шагом, машины становились всё сложнее, и в конце концов, был создан первый индивидуальный помощник. Ведро гаек и шестерёнок, которое всем известно под названием «мана–бот». Всего 400 миллилитров гидрированной У–маны позволяли работать им беспрерывно в течение трёх недель. Стоили такие игрушки очень дорого, и заменяли слуг самым богатым гражданам. Позже их стали внедрять в муниципальные структуры, в качестве уборщиков и поваров. Правда они довольно неуклюжи и нерасторопны, но выполняли свою работу качественно. Заметив меня, бот открыл свой металлический рот, издав звук:  

– Приветствие!  

Затем отвернулся и продолжил дальше выполнять свои обязанности уборщика.  

Проводив его взглядом, я пошла к лестнице, ведущей вниз. Спуск занял довольно много времени. В месте, которое было похоже на цокольный этаж, почти не было света, лишь приглушенные огни двух фонарей у двери с рифлёным оконцем. Тишина начинала пугать меня.  

– Нет никаких указателей, очень странное место, – высказалась я вслух.  

Подойдя к двери, я собралась открыть её, как вдруг, с другой стороны донёсся очень знакомый голос.  

– Я надеюсь у вас очень веские причины, чтобы отрывать меня от дел, доктор.  

– Наши исследования зашли в тупик, нам нужно больше материала, чтобы продолжать работу.  

– Хочу напомнить вам, что вы не укладываетесь в сроки, и если вы не можете выполнить то, о чём мы договаривались, я найду того, кто сможет.  

– Но при всём уважении, быстрее просто невозможно.  

Шаги и голоса затихли, слишком отдалившись от меня. Без сомнения женский голос принадлежал Авроре Далис, а её собеседник – Громбари. Но что нужно верховному консулу здесь? Дождавшись когда шаги окончательно стихнут, я открыла дверь и попала в длинный тёмный коридор. По обе стороны находились палаты. Их было так много, что мне казалось, этот коридор бесконечен. Я шла в потёмках, пока не услышала мычание, доносившееся из палаты 46–Б. Подойдя к ней, я приоткрыла дверь. То, что тогда я увидела, до сих пор не может выйти у меня из головы. В центре комнаты находилась подвешенная за руки и за ноги маленькая девочка. Через мгновение по тросам, которыми она была закреплена, пошёл разряд. Её лицо скорчилось от боли, вены стали виднеться сквозь кожу и светиться синим цветом. Она кричала. Страх охватил всё моё тело. Я в панике отрыгнула от двери, и быстрым шагом, переходящим в бег, помчалась как можно дальше от этой двери. Вдруг мгла сменилась ярким красным светом, зазвучала сирена. Я увидела, как впереди замелькали тени. Единственным спасением для меня стал технический шкафчик для одежды. Я влезла в него и, закрыв ладонью рот, наблюдала за происходящим через щели. Мимо пробежали трое вооружённых гвардейцев, за ними следовали два боевых бота. Через некоторое время быстрым шагом прошли Далис и доктор.  

– Как подопытная могла так просто сбежать?  

– Я, я не знаю, все палаты заперты, и могут быть открыты только снаружи.  

– Насколько ценным был экземпляр?  

– Девчонка пирокинетик, гиперсенсетив.  

– Найдите её, доктор, или наше сотрудничество придёт к концу.  

Снова наступила тишина. Сидя в шкафчике, я знала, что надо бежать отсюда, но не могла пошевелиться, страх парализовал моё тело, капли холодного пота стекали со лба. Сжав руки в кулаки, я сделала глубокий вдох и вышла из своего убежища. Я бежала по коридору, постоянно оглядываясь назад. И вот я упёрлась в большие ворота. Приложив усилия, я пыталась открыть ворота, но они не поддались. Тогда, отойдя на небольшое расстояние, я сконцентрировала пламя в руке и направила огонь в сторону, где находились петли. Всё больше концентрируясь, я вложила в огонь весь свой гнев и страх. Петли расплавились, ворота издали скрип и повалились на пол. Я увидела лифт, справа от которого была вешалка с белым комбинезоном. Схватив его, я забежала в лифт. Внутри была единственная кнопка. Я нажала её, и лифт тронулся, направляясь сначала вверх, а потом вперёд.  

Я натянула на себя комбинезон и накинула капюшон. Лифт остановился, двери распахнулись. Передо мной была комната. Небольшая комната с двумя креслами по центру и столиком, на котором стояли четыре бутылки у–маны. Было тихо. Я воспользовалась моментом. Схватила одну бутылку и опустошила её. Второю положила в карман. Тут я почувствовала небывалый прилив энергии. Даже воздух вокруг нагрелся. На столе лежал пульт. Подняв его, я его осмотрела. Сзади была наклейка: «собственность завода Возрождение». Я нажала на кнопку с надписью «открыть створки», и стена передо мной раскрылась, за ней оказалось стекло. Я подошла к нему и увидела, как сотни людей в зелёных костюмах возят тележки со странными контейнерами. Помещение было просто огромным. Вдоль стен был размещены комнаты похожие на тюремные камеры. Вдалеке виднелись конвейерные ленты. Сотни тысяч флаконов с синей жидкостью курсировали по ним. Гвардейцы патрулировали все входы и выходы, но их было не очень много.  

– Почему же вас тут так мало? – спросила я себя.  

Присмотревшись к рабочим, я увидела, что на них ошейники. Они были очень похожи на браслеты.  

– Так вот значит, как их контролируют.  

Пробежав взглядом цех еще раз, я увидела, что в конце конвейера есть люк. Скорее всего, это путь в одну из отводящих шахт, мой билет отсюда. Прозвучал сигнал. Все рабочие в сопровождении гвардейцев оставили тележки и направились к своим камерам. Цех опустел. Я поняла, что лучшего момента для побега и быть не может, вышла из этой комнаты, и тихо спустилась. Внизу не было ни души. Я направилась в сторону конвейера. Пройдя еще несколько метров, я поняла, что меня и выход разделяет четырёхметровая стена из контейнеров. Единственным, что оставалась, пройти поверху мимо камер.  

Слева находилась лестница, она вела на помосты, которые окутывали железной паутиной весь цех. Я начала подниматься, шум моих шагов разносился по всему залу. Наверху также было пусто. Узкая сетчатая дорожка, низкие перила, прозрачные двери камер и никакой охраны. Я осторожно двигалась вперёд. Проходя мимо дверей, я привлекала внимание тех, кто находился в боксах. Они подходили к дверям и смотрели на меня с любопытством, я старалась не смотреть в их сторону, но иногда всё же оборачивалась. Сложно было сказать, кто находился в камерах, потому что помимо одинаковых зелёных комбинезонов, на лицах были железные маски. Наконец я прошла стену, как вдруг, громкий сигнал разразился по всему залу. Двери внизу распахнулись, и цех начал наполняться гвардейцами. Я увидела просвет между камерами, забежала туда и забралась за трубу. Раздался характерный скрипящий звук, и двери боксов открылись. Мимо начали проходить работники в сопровождении гвардейцев. Много людей, много шагов, шум снова охватил весь цех.  

– Здесь собраны самые сильные менталисты, но, всё же, они обычные люди. Хоть они и в комбинезонах, их внешность не соответствует, тому, что я слышала о «батарейках», наверное, это простые заключенные. Но почему так много, и что за ошейники на них? Что хотели от меня в той клинике? Что за дела у доктора и консула? Почему из клиники можно попасть на завод? – подумала я в тот момент. Так много вопрос и полное отсутствие ответов на них, – вдруг я ощутила сильное напряжение в воздухе, странное давление и мурашки по всему телу.  

Из–за угла показалась загадочная фигура в оранжевой одежде, той самой, что я видела, смотря в окно клиники. На вид это был парень, синее лицо которого на половину было скрыто под железной маской. На голове у него были небольшие рога, вместо стоп копыта, и еще длинный хвост и заостренные уши. Этот демон остановился напротив просвета и смотрел своим жёлтым глазом прямо туда, где скрывалась я. Моё сердцебиение участилось, дыхание стало тяжелеть.  

– Пошёл! – разразился чей–то голос, и фигура отвернулась и продолжила движение. Давление спало, но мой страх все никак не мог отступить.  

– Что если он видел меня? Они поднимут тревогу, и что тогда меня ждёт? Участь подопытной, на которой бы ставили странные эксперименты как на той девочке? Медлить нельзя, надо бежать, не оборачиваясь, выход совсем близко, – эти мысли не давали мне покоя.  

Я решила быстро выбежать на площадку, выскочить и бежать что есть мочи. Сделав рывок из щели, я, возможно, совершила самую большую ошибку в своей жизни – оказалась лицом к лицу с одним из гвардейцев. Видимо он от неожиданности опешил ровно также как и я.  

– Посторонний!  

Вступать в бой с гвардейцами было бессмысленно, к тому же все, что находились внизу, тот час же возникли позади меня. Я оказалась в кольце. Другого выхода не было, я приняла оборонительную стойку, и моё тело окутало пламя. Один из гвардейцев, взяв манастрел, направил его на меня, хорошо прицелившись, в это момент я поняла, что на его руке нет браслета, он развернулся и перестрелял всех, кто окружил меня. Включилась сирена. Сняв шлем и, разгневанно его откинув, передо мной предстала короткостриженая женщина с татуировкой чёрного волка над левым глазом.  

– Годы кропотливого планирования, операций под прикрытием, – и всё впустую! Вот откуда ты вообще взялась? Ты вообще знаешь, как было сложно пробраться на этот чёртов завод? – я посмотрела на неё, развернулась и побежала в сторону конвейера.  

– Стой!  

Я продолжила бежать без оглядки. Женщина достала переговорное устройство.  

– У нас тут непредвиденная ситуация, вытаскивайте нас!  

После этих слов, прямо у меня над головой взорвалась крыша, я успела отпрыгнуть, но это преградило мне путь. Из–за взрыва контейнеры вспыхнули, начался пожар. Меня отдёрнули за плечо.  

– Я не знаю кто ты, но думаю тебе лучше пойти со мной, если, конечно, не хочешь остаться и попасть в руки к гвардейцам, – сказала таинственная женщина, снова надевая шлем гвардейца.  

Другого выхода не было, так что я доверилась ей.  

– Все вы! Быстро к южному выходу! – Крикнула она толпе зелёных комбинезонов, что столпились внизу. Все они послушно двинулись в указанном направлении, я последовала за ней. Рабочие скопились у выхода, мы тоже подбежали.  

– Все вы должны образовать колонну, опустить голову, и делать все, что я говорю!  

После этих слов рабочие послушно выполнили приказ. Я, решив еще раз осмотреть задымленное помещение, обернулась и увидела ту самую фигуру. Он стоял с заинтересованным видом, слегка склонив голову вбок, будто пытаясь понять, что же будет дальше.  

– Там еще один! – сказала я и закашлялась от дыма.  

– Нам его не вытащить! Скоро сюда нахлынут гвардейцы, надо уходить!  

Я набрала остатки воздуха в грудь и рванула в его сторону. До сих пор не могу понят что вызвало у меня такой героизм, но мне хотелось его спасти. Используя свои навыки, я отгоняла огонь, перенаправляла его, образовывая коридор. Я подбежала и, схватив незнакомца за руку, потянула его к выходу.  

–Быстрее! – говорила я ему. Мы бежали сквозь пламя, и, наконец, добрались до выхода.  

– Ты! Накинь капюшон. Пойдешь впереди, и не вздумай что–нибудь выкинуть, «батарейка», – сказала моя новая знакомая.  

Мы образовали строй, я была в центре, так чтобы меня не увидели. Ворота открылись, и мы двинулись вперёд. На улице была колонна гвардейцев, они начали сопровождать нас.  

–Вперёд! Пошли! – тыкая в оранжевую толстовку манастрелом, прикрикивала моя знакомая.  

Мы направлялись в сторону клиники, где меня держали. Поднимая голову, я даже увидела окно, из которого смотрела на завод. Впереди на плацу стоял грандбустер–большой летающий корабль для перевозки особо ценных грузов. Нас погрузили в него. Сопровождающая отдала честь другим гвардейцам, зашла внутрь и отсек закрылся. Мы начали взлетать, я могла видеть, как мы отдаляемся от горящего завода. Это был тот самый цех, который пылал при виде из окна. У меня появлялось всё больше вопросов, но чем сильнее мы отдалялись от того места, тем легче мне становилось. Это был долгий день, и он, наконец, закончился.

| 224 | 5 / 5 (голосов: 4) | 10:43 27.08.2019

Комментарии

Onox06:42 20.09.2019
enot05, Спасибо за высокую оценку произведения.
Enot0501:43 20.09.2019
Времени не хватает, пока прочитал 5 глав, и очень доволен- мне понравилось. Отличная работа. Спасибо.

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019