Сюжетная линия.

Рассказ / История, Приключения, Реализм, Чёрный юмор, Юмор, Другое
Присутствует сатира. Высмеиваю свое неумение шутить. Вдохните поглубже.
Теги: Аргентина подколымим ретро влияние

 

(Обложка в деталях. Руками не трогать! Протезы не считаются! )  

 

Он заработал милион и немножко себе, разумеется. Сумма не была бы сорвана, если бы не волшебство гранëнного стакана. Сорвана, как старое объявление с новой остановки. Так же неожиданно. Но! Почему-то он жил на одну зарплату. Опять же волшебство гранëнного стакана не дало устаканится его жизни. На одну зарплату он мог жить весь год. Год в его пониманнии был не долог. Как у нас месяц. Он практически не ел, и лишь изредко пил заряженную воду. Но святой источник накрыло, как божью коровку тазом из под дегтя, ведь радио перегорело и речи Малахова не могла течь без препятсвий. Случилось так, что удача снова поджидала его. Поджидала его, нет, не, как бывает в мифический западных небылицах, в коридорах или, того лучше, в комуналке. Она поджидала его в тëмной подворотне, в закоулке полном приключений. В таком тëмном, где рассеивался самый ослепляющий свет, потому что его до туда не доносили- спичка сразу тухла. То ветер не раздувал пламя, то задувал его, и вырывал весь(обычно же частично) коробок из продрогших, обожженных рук городового, у которого они не доходили наконец-таки просушить коробок и примотать его к руке. Но он не верил, что руки умеют ходить тем более они у него так мерзли. Он так мечтал зажжеч. С самого детства. Но интелект презрел его, и вытер об него свои грязные ноги. Увы. Коробок всегда-всегда уносило гольфстримом в холодную коморку печника Жарëхина. Жарëхин уже думал менять фамилию, но она грела его душу.  

 

Удача приходила к нему вовремя. Она никогда не опаздывала. Не верите? Практически никогда. А если и опаздывала то извинялась. Она выглядела убого, и постоянно подмигивала подбитым глазом, так и зазывая на пир, а стояла всегда в каком-нибудь сгустке смрада. В левой руке она держала желз, а в правой левую, потому что та всегда падала. Ему уже казалось. что будет пир. Он даже вспоминал, в какой руке держать аллюминтевую вилку чтобы скрести по банке кильки в томате. Так бывало только с ним или в фильмах. Но где взять для него гору? Пир- это простое слово, по определение, а в жизни всë сложней: вилки то нет. Наш герой шëл, и настукивал тростью рингтоны, все было сладко, играла пышная музыка, звучали дамы, кавалеры в робах утирали рапиры сахарными салфетками, но он наступил во что-то скользкое и липкое, это была жизнь. Она нацепилась на него, как банный лист в столовой посреди ясного неба и нехотела отпускать. Или он не хотел отпускать еë, а она не заметила его в темноте и замаралась. Наверное, всë так и было. Во мгле не один он стучал костелем по поводырю, как думал он, были и другие слепые, родные души… И тут они почуял запах счастья и подумал: "А вот и оно! Я на месте". Кто-то массивный уже хлопал его по плечу и называл папашей. "Сын"- понял он сразу, -так бы и сказал, что приедет поздно. Было темно и он отдал сыну полный кошелек мелочи на один проезд, сказав, что это его кровные, и можно не пересчитывать. Ещë его дед ещë пересчитывал, как и прадед, так и он. Так он отпустил его со спокойной душой, зная, что хоть кто-нибудь из его рода вырветься из этого злачного города и заживëт на 3 рубля 50 копеек в месяц подаяний. Ходил в 5 миллионном городе один, всегда полный сиденьми, маршрут и то по улице Круговой. Никто не заходил в него, ибо занято. "Зато сидений много- больше людей влезет. Заживу! "- думал хозяин автопарка и разорился. Была его партия сыграна, прогорела прибыльная схема. Так и не отмел свои слитки.  

 

А главный герой спускался в Банк. Криматорий встретил его не радужно. Радужка его глаза творила чудеса и превращала одно в другое. Но улыбчивый кассир спросил: вам завернуть? Шкатулка была у него в руках. "Уют! "- мыслил он, и потянулся в карман за партсигаром, вытянул оттуда прищепку и выполнил всë в обратной последовательности. Ослушатся наставника он не мог. Борис Монтекристо не то чтобы наставлял. Он вразумлял. Своим примером он показал глупость хода мысли.  

 

Понедельник той же недели. Никто ничего не делал. Я начал думать, что у человека должно быть имя, и правильнее всего было бы назвать того, о ком пишу. Это был Фëдор, брат Конюхова. Центрального персонажа в детстве хотели назвать Фëдором, но что-то пошло не так. Отец Фëдор Фëдорович, а по совместительству отец не знал много имëн и слов, к слову сказать, потому что был богословом и словом ловил утаëнный и угнетëнный смысл в жаровнях печального ига. Как учили в гимназии, Фëдор делал зарядку. День предвещал вечер, и Фëдор уже с утра побежал в угловой магазин за свечками. Расчитывала тëтя Нина, а его общитывала, за счëт чего он богател и богател, тряс мельчью в корманах, загадочно смеясь. Нина окончила всего 11 классов. Что вы от неë хотите? Тем более работает не по специальности-торговая сфера.  

Настал вечер. Спички были одолжены у будочника. Темно. Только я незнаю, зачем слепому свет… Наверное, чтобы другие его видели и обходили, крестясь и смеясь. Это не тупик смысла автора, а глупость хода мысли Фëдора Фëдоровича.  

 

 

Понедельник того-же дня, без трëх треугольников час, засвистел замëрзший городовой. В полной темноте Фëдор чувствовал себя уверенно, как на устойчевом основании. Синяки скрывались от его взора. Не удивительно. И не удивите. А знаете, как я это понял?.. Потом поймëте. Расскажу перед смертью. Ко мне домой из-за этого умирать и приходят. А квартиры соседей выкупил криматорий, потому, как-же выгодно. Но это отступление.  

 

Пора заканчивать. Холодно и темно…мокрая спичка сразу отсыревают. И я думаю, что чую счастье. Хотя… Какой рассказ длится 4 предложения? А давайте дораскажу. До пяти загнутых пальцев, или пока меня не убьют гуманисты.  

 

Ночью глаза у него раскрылись. Догадался же снять плохие очки. Не без подсказки, конечно. Мир заиграл красками. Чëрный сменился на весь спектр. Но даже это дало ему кратковременное счастье. В душе у Федора было смутно. Такое бывает, когда съедаешь шелуху из птичьей кормушки, и неможешь понять, что сделал не так. Наш герой решил приподнять настроение. И вот он уже ехал на 2 травае. Он так любил желатин! Человек он крайне странный и убогий. Ехали по Арбату, затем свернули на разбитую Трактовую, а вот и магазин. Фëдор выбрал самый дальний и убогий, а, значит, самый лучший и надëжный, где сбывали сурогат, и фальсификат, и подделки. Дважды за желатином не отваживались идти. А если и отваживались, то правильнее сказать: отваживался.  

 

На подступах к лавке начала скрипеть печень. От радости, наверное. Желатин гарантировал поправку. С крыши упал кирпич, чуть не прибрав старушку, продававшую пригоршень семечек. Он делал уверенный шаг, будто думал, что для него кирпича не найдëтся. Но Иннокентий Павлович так не думал, но не успевал выковырять ничего стоящего из стены. Фëдор уже хотел засыпать в рот желатина и засветиться синим. Здание магазина больше походило на курятник. Такой каменный. Такой магазин и должен быть для дорогих покупателей и него. Магазин этот был неудачной ступенью всех воров. Один ногой в решëтке окна застрянет, иной также, ну а третий похоже. Вобщем, кто как. Всех переловил владелец. Ему даже выдали премию за планировку. Или воры дураки, или магазин и в правду такой непреступный. В магазине прелавки ломились от пустоты. На 222 квадратных метра бизнеса приходился один мешок сахара и колба травлëного желатина. Годовой оборот составлял 34 миллиона в пересчëте на тысячи. Вот умеют же торговать некоторые! К честным людям, сами знаете, народ и тянется, как дороги к Риму. Знал я одного мельника, так он рассказывал, как с одной дорогой разговорился, а она ему: Бубу, да бу-бу. Ничего не понимал. Он говорит: "Ты, колея, с французского не переводишь? " Она ему кивнула и свернула в другую сторону, а разогнутся не смогла. Переводит: "Чуть ли на коленях стоишь у ворот, а тебе говорят: <<Как осанку поменяешь, и выложишься брусчаткой, так зайдëшь, а то ты заразна>>. " Как человек-шлагбаун начал смеятся и расшатал два полушария, так она и не переползла через границу с рабочими из Шибуры. Ох и зараза осфальт! Пандемия в городе. Начали мешать компоненты и воду, начали устилась своми сибирскими коврами город семи холмов. Глобализация.  

 

Тут в магазин влетел одноногий. Пролез всë-же через прореху-окно(не было правой ноги, чтобы зацепится за кованную звëздочку) и сказал, что сейчас неких будут бить. Наших трое, а у них бронепоезд Звезда с тремя осадными башнями. Также было сказано, что все желающие могут помочь, так сказать, в битве великой. Она обещала быть знаковой на злаковом поле. Конюхов Фëдор Фëдорович не расслышал через слуховую трубу, но всë равно было интересно, и он рванул по брусчатке, завезëнной инфицированными рабочими из Рима, города семи выгнутостей. Район был незнакомый. Он даже свой незнал. И в правду: на полянке стояли заявленные участники. Турнир не начат, а в бронепоезде уже наливают. Разгорячëнные победой, бойцы смеялись над этими четыремя оболтусами, пока те не ушли. В тылу у бронепоезда над ними тоже смеялись. Не только те четверо умели вертеть головами.  

 

 

Следующий день.  

–Эко навалило! -вышел дворник раньше всех, взял деревянную лапату и приступил отбрасывать снег пластами, начиная со всех замëрзших. Час работы и придомовой участок был вычищен и жильцы уже могли удти на работу. Андрей Багрянцев на завод, Нина Шлейф в Дом Творчества, а Антонина… Снег продолжал падать, но уже послабее, нежеле ночью. Тогда от метели дворник не чувствовал покоя, и ворочался, сапожник спал спокойно, так как знал то, что никто босиком не прийдëт.  

 

Продолжаю…  

 

А Фëдор был серьëзно настроен на утреннюю прогулку. Он ждал чего-то необычного. Любил снег, особенно, когда его много и он белый, а, например, не жëлтый. А снег не любил его, потому что Фëдор не любил его таким, какой он есть, жëлтым, и всë время его делал его только хуже своими подковами, размазывая по каменке, как яд по тарелке. Была чудная уличная обстановка. На перекрëстке между Орбатом и взлëтной полосой Урюписк-Махсоголов начиналась история. Не всемирная, правда, но не чем не скучней. Подумаешь, Мировая. Ожидал, как и он, указания от постового, пожилой старик лет 40. Он зачитался Гуливера и не успел пройти кастинг на пешехода. Фëдор решил подсобить, и сам чудом не зачитался. Дед был рад помощи и позвал героя на какое-то мероприятие у пристани Ключ Грифонов. Сказал, будут все свои. Это для него свои.  

Стопка всех побратит. Время было вдоволь, и предложение было принято. В назначенное время- четверг Фëдор стоял на речной пристани и наблюдал кораблекрушение: галеон Эстрадный шëл с гастролей и разбился об рыбацкий маяк. Весь товар шëл ко дну, а специи плыли по реке и были подбираемы козами-чудесницами(они из сказки сюда прискакали или…) а ядра пронизывали затонувшие со времëн Грозного подводные колокола. Фëдор внимательно впитывал увиденное и делал выводы.  

–Раступись! Двинь свои пятипалубные. Раздавлю в щепки.  

 

Рыбаки таранили всех чужаков. Но на самом то деле, таранили они друг-друга, тут же и тонули.  

 

Второй галеон Спасательный потиснулся на просторе.  

 

В это время на берегу ударили в  

царь-колокол и объявили концерт. Каждый нëс своë. Напридумывают же, а потом слух режет. Затем на сцену вышел местный доюродный поэт со стихом: "На поле бранном пацифисты собрались". Публики угодить мог всякий, лишь бы в тельняшке был.  

 

–А сейчас, на капитанском мостике выступит поэт-песенник Николай Местечкин:  

Олгой Хархой, конечно,  

Страшный зверь,  

Но и своих найдëм не мало,  

Не спеть про командора  

Непростительно теперь.  

Ногою деревянною сундук пинает,  

И специи из Азии везëт,  

Он зверь рачных систем,  

Козырные он держит карты.  

 

Авации.  

 

Рубите мачты! Штормили сцену они стихами. Пересвет, два кванта за борт, а ты, Ефрисий, подготовь историю…  

 

Тут неожиданно начала подмигивать удача. Она внушила ему мысль о счастье. Уже блаженный Фëдор шëл на свет. Он верил: "Вот оно! " На сцене глаза у него потухли. Счастье убежало, размахивая костылими. Настал его черëд костылями помахать. Всë, что он знал: Рогачëвщину 1 писателя Yarm.  

Его объявили.  

 

<<Мне было лет 5 лет, когда сверстникам было по 20. Тогда это и учудили. Времена были смутные, сами помните. Народ страдал от набегов Хазарского кагоната, а сам отбегал. Поэтому никто никого догнать не мог. Сглаживала существование – сгущёнка, если была на молоке, а не на… Вобщем, не важно… Скажу одно… Тоже не важно. Хотел добавить… У меня кроме точек что-нибудь есть?..  

 

Была зима, а может лето. На околице Новгорода развалили свою труху и брëвна Старые Септики. Ух, скажу, деревушка нормальная, если бы не название и хорошее зрение. Там и раскинул свои шатры Рогачёвский молокосерный комбинат. Случилось так, что он перестал выплачивать гроши работникам, а им нужно же, чтобы в карманах что-то гремело, кроме пивных крышек. Так на душе спокойней и светлей. Темнота! Пусть, это бесполезная штамповка, которую даже нищие выбрасывают в свои сундуки. Батраки поднали бунт! А вы что думали? А что бы сделали вы? Я бы… Пока вам говорил, инициатива слиплась у работничков. Вперëд, ребята, за восьми процентную! А я пока дорасскажу… Да пребудут с вами консервные ножи! Они начали крошить мотыгами агрегаты. Прялки, конечно, терпели всë, но что бы такое… они начали разлетатся на микросхемы и деревянные пружины. Продолжалось это не долго, дня три, без сна, разве с отдыхом. Отдохнут и опять заруба. Прибыли правительственные войска. Разогнали кромольников? Нет, поняли, что здесь все свои и топтатся нечего, а на этапе станки стынут. Кто как не они будет мелоч штамповать? Народ был опечален, прервавшимися поставками сгущёнки. Это положило начало РОГОЧËВЩИНЕ>>.  

 

Никто не хлопал. Непревычно слышать шутки не из уст извесного юмориста, а это звучало, как глупость. Зрители промолчали, потому что здесь так принято: Не нравится-молчи. Никто не откроет рот, ибо его закритикуют и самого, а это никто не хочет быть отвергнут сам.  

 

 

Читатель, Фëдор знал точно, что если бы его творчество читал кто-то известный, восприняли бы на лучше. Было ясно и то, что любую глупость, сказанную из звëздных уст, оправдывают, ведь такой человек плохого не скажет, потому как он является образцом для всех, а образец не может быть плохим, не просто же так на него все равняются. Пусть шутка такая себе, но его превознесут до небес. Хотя, что я мелочусь? Берите выше! Небеса будут его первой ступенью. И главное- в конце выступления сказать мораль, которая может спасти весь мир от гибели. А если морали нет, восприятие будет сложным. Нельзя же без морали самому сделать хоть пару следствий.  

 

Такое уж было мнимое счастье. Были распахнуты его щедроты. И розило их благоуханьями. Зал молчал.  

День не задался. Поезд до дома уже ушëл. Ночëвка состоялась там-же. Ранним утры матросы, готовились в регатту. Через три часа должен был взойти экипаж. Туман бодрил и придавал бодрости, и быстро отгонял сон и всякий дрëм. Казалось, будто вчера здесь ничто не тонуло.  

–Я с раннего утра сдесь. Не здесь ли вчера затонуло большое торговое судно, ведь никаких следов и не осталось? Как такое возможно?  

Старый матрос ответил ему:  

–Так ты не из наших? Видно- приезжий. Не в ту сторону мыслишь. Ха. Не знаешь наших мест.  

–А что я должен о них знать?  

–Послушай, ты должен знать то, что места у нас сложнее, чем кажутся на карте. На карте сплошная туча. Да и плоская карта.  

–Я впервые здесь. Послушал бы.  

–Случалось мне в поисковой экспедиции учавствовать. Мал был. Командовал нами известный поисковик Торий Знаковый. Набрали нас из деревни, обещали заплатить. В соседней деревне сняли добрый пласт чернозëма, открылась ровная полость. Не простая- чуяло моë сердце…или всë-таки нос? Влезли туда, она расходилась на два коридора. Торий и… пошли влево, а я мы по другой стороне. Всë-таки хорошо идти справа было. Открылась комнатушка. Всë было высечено в каменном массиве. По очертаниям людей на стенах, это были Ярульцы. Там была вся их история. По первости они жили в норах, но их оттуда вытесняли звери, затем они осознали, что можно самим вытеснять животных и отбили эти пещеры. Также показывалось, что неподалëку отсюда, под берегом, где река делает крутой поворот, есть подземное русло, то есть река разбивается на два рукава. Выше по течению этого виража стоит наша пристань. И в какие-то времена на этом же месте разбился парусник. В ящиках на нëм везли всë ценное. На следующие утро никто, как и сейчас, ничего не понял. Так и забылось. Единицы помнят.  

–Так выходит, и галеон могло утянуть?  

–Это я незнаю. Вполне! Течение сильное.  

 

Фëдор уговорил этого моряка стать проводником. Уж знает же волк тропы. И команду так собрал. Всë необходимое было взято у корабельщиков.  

–Через день, утром, выходим.  

–Принято. Распоряжусь, чтобы всë было собрано.  

–Добро. Тогда, я составлю справку местности и изучу, что смогу.  

 

За день до выхода. На трапике, из-за здания Адмиралтейства вынурнули двое нетрезвых людей. Они назвались и сняли гусарские шляпы. Ну вылитые бароны! Турбо- человек блаженный и сердечный, потому что много принимал к сердцу. А Гнутый был так убог и немощен, что сам не мог сдержать смех. Все смеялись. С ходу они предложили смыть грехи с души. Фëдор давно знал, в кого превращает огненная вода. Чудом сшили. Он был героичен и принял первым удар на себя. Мук и множества крови не было, скорее, они были у собутыльников, яро утверждавших, что горе и невзгоды нужно делить поровну.  

–Вы меня ещë благодарить будете.  

–Это за что? Апх.  

–Посмотрим.  

–Это…Это…  

Один так и гнул свою линию. Он невнятно возмущался.  

 

Фëдор собирался в Храпово. Завтра день открытий. Дверь откроют.  

 

Утро было дождливым. Горничная ходила по коридору сверху вниз и поливала фарфоровые вазы, настукивали капли и не хотелось вставать. За стенкой уже скакал сосед. Говорили в коридоре:  

– Вот живут живут же люди беззаботно. Что не утро-то праздник.  

–Это он так солнце встречает. Не удивляйтесь. У них так принято. Если уж и осталась самобытность, то в том номере.  

–У них?  

Да. Скачут синхронно и дружно. Сообща.  

Гостиница ощущала удар по святому-тишине. Того человека попросили быть потише, но им сказали те-же из коридора:  

–Да вы что?! Можно одним словом поменять человека. Теория сделала Дарвина учëным. Что уж там…  

 

Гостиница была любопытным местом. Столько же всего там было. Ничего интересного.  

 

В зале начали опять собрались люди на концерт. Репетировали востание красных штанов. Да ладно, шучу, это наши.  

 

А в акиовом зале шумел концерт:  

Забрасываю сети в пятый раз  

Они рвутся,  

Только мне не говори,  

Что на Галопагосах  

Рыбаки не дерутся.  

 

Полосатая алкоголичка  

Выдавала его за родного.  

Принят, славой он увенчан.  

И хоть он ни разу не рыбачил…  

 

Взяли и Гнутого с Турбо. Для веселья. Нужно же над кем-то смеятся.  

 

По коридору при свечах шла дева Мария с граалем(или просто гранëнным стаканом) и смердила своей непорочностью. Оказалось, она совсем не святая, и не дружит с 12-ю апостолами. Между прочем девственница в 5 поколении. Сама она сошла с третьего этажа и направлялась на таинство, на пьянку по-нашему. Еë пришествия ждали, кое кто уже поднимал ропот… По пути попросила Гнутого и Густава закрыть в столовой окно- оно было высоко, как у них самоценка, а она скромная в такие моменты. Лично попросила, чтобы вы понимали! Когда она пришла, то подняла над головой чашу не с пивом, не подумайте, а с материализовавшимся эфиром, аккумулированном тут-же при свечах шаманом-самогонщиком.  

 

Потолки высокие, как в храме, мазайки не хватает, ну хоть о витражы разбавляли скуку.  

Попытки были тчетными. Им дали швабру.  

–А как его вообще открывали?  

–Фотограф открывал.  

–Хаххахх.  

–Я конечно всë понимаю но почему на болтах?  

–Видешь, батюшка, век индустриализации.  

–Видим. Успеваете.  

–Я думаю, этим должны заниматся акробаты  

–Технички у нас такие- крепкие!  

–Или чтобы это сделать нужно мыслить как форточник.  

–Вот, видишь- один висит. Спутал банк и столовую. А у нас болты двухсотые.  

–Вы бы хоть попросили администрацию выделить на окна деньги. А то это не рог изобилия, а порог. Стены больничные и стулья такие даже на дрова не берут.  

–Звали уже, но там никого нет. Все в отпусках. В соседнем санатории, через дорогу.  

–Так зови дядю Стëпу.  

 

Уже по пути Гнутый бросил капейку местному дурочку Дарвину. Тот в свою очередь поблагодарил щедрого дарителя, и сказал, что придумал… "Опять, наверное, что-то про лестницу"- и не стал слушать.  

 

Перед дорогой Гнутый и Турбо решили выпить:  

–За что пьëм.  

–Перед первой не спрашивают.  

–Так за что?  

–За первую.  

–Так бы и сказал. А то загадками.  

–То ещë не загадки. Отгадаешь настоящую?  

–Валяй, коль знаешь.  

–А теперь слушай. Табурет со спинкой.  

–Ты же знаешь, это заумно. Давай попроще.  

–И доярке в помощь, и кузнецу в пору.  

–Нож.  

–Наливай третью.  

–Эй, вы, догоняйте. -крикнул им Фëдор Фëдорович.  

–Уже пьëте четвëртую?  

–Нет, пятую. Мы на раскопки идëм. Хватит…  

–Мы нагоним.  

–Я-бы сказал вам… Дарвина вы догоните.  

 

Колонна шла хорошо, уверенно. Даже иногда казалось, что профессиональные поисковики. Казалось. Лишь обычные копатели.  

Они ещë не знали своë дело.  

 

Первые два часа минули, впереди начиналось самое худшее. Окопы ещë как-то можно было обходить, а в здешних ручьях дрейфовало что попало: мины, брандеры… Кто-только здесь всë время сходился в стычках? Видно, много щитов протëрли. Кавалерийский конь прытью шëл в тумане. Он был в кожанно-стальной броне. Он колонну не сразу приметил. Шоры для того и нужны, чтобы конь смотрел только вперëд и не страшился. Бросило в озноб. Непонятно, почему не по себе. Видно, съел что-либо не то… За конницей шëл, видно, большой человек:"Конница и осëдлые, за мнооой!!! Всадники, обождите!!! Драгуны подготовте мораль!!! Тьфу! Подготовтесь морально. Вобщем, справимся. Держитесь левей"- говорил он. Все они рассеились вместе с зелëным туманом.  

–А это ещë кто идëт в колпаке? Не было же? -спросил у одного Командор. Командор- поставленный Фëдором руководитель.  

–Командор, это Иннокений Пастулатов. Говорят, он давно ходит, и некак дом не найдëт.  

–Он не из династии Дрожжевых? Уж больно похож. Все они на одно лицо.  

–Да нет. Из детей капитана Гранта.  

–И давно он ходит?  

–Последний из детей. Другие утопли, этот на суше был. А в деревнях слух, что его нельзя привести домой- исчезает. Призрак, твердят. Народ врать не будет.  

–Так! Народный глагол! народ по темноте своей придаëтся безпробудным глупостям и вопиющим безрассудствам. А на что тогда Иннокентию перо в шевелюре? Подумай. А теперь моя версия: Иннокентий оклиматизировался, освоился и проникся атмосферой вольной жизни.  

–Стал циганом?  

–Да нет, ахаха, ковбоем. И пошëл в индейцы или аборигены, здесь ходят все. Видят же их неподалëку. По-до-ж-ди…и я одного вижу…хакас на осинке засел, телогреей укрылся и спит, усом не поведëт. Пошли дале, а то взбудоражим, он своих приведëт.  

 

Через два холма:  

–А почему ты за упряж не держишься?  

–Индивидуальное питание того стооииит…(и убежал).  

–А конь? А тот бежал и не слышал.  

–Ха- усмехулся командор. -Пошли дале. Странные у вас места, честно говоря. У нас за курганом не так. До сего момента мы как-то шли, но тропа кончается. Нам бы опытного проводника.  

–Есть такой!  

–А раньше, что молчали?  

–До хорошего не доведëт.  

–Куда уж лучше, веди, веди, хоть куда-нибудь да выйдем, если не усопнем, что врядли- мне совесть не позволит, я клялся занести червонец в лавку.  

–Амплий. Звали?  

–Амплий. Хаахаха. Веди, как знаешь, но не до петли веди.  

–Вести-моë призвание,  

Я новостных газет любитель.  

–Давай-давай.  

 

Амплий вëл частично наугад.  

 

Теперь говорит Амплий:  

Так, так, гречишники,  

строй держи, не засыпай,  

Гнутый побыстрей пальцы загибай.  

Эту место я ещë давно приметил. Познаете хорошие леса,  

А не криматория пепел.  

 

–Руби мачты! Привëл ты нас.  

–Брось, командор, аморальную поддержку. Ты бы хоть поблагодарил за такую стоянку. Привал! Стоянка! Бросай ношу, говорю. Скажи, Антип, почему все сидят, а ты нет? Кидай столб мучений! Я картинки из дома взял. По утру двинем.  

 

 

 

 

Утро! Вставай, брат копатель!!! Жаль, рупора нет. Глотку с вами порву, копателями огородными. Командор, вечером уже будем там. Отложи рубить мачты.  

–Смотри. Сейчас соберутся и поведëшь, Амплий. Ну и имя у тебя…  

–Живей, живей. Нам ещë идти до вечера. Между прочем, и дорога моя- лучшая. К сведению, для непонимающих: что вы сейчас видите- это метка бикфута. Разодрана берëзка. Значит, метрах в 20 стоянка. Вот! Вот! Я-же говорил- наклонные жерди у обрыва. Господин, Турбо, думаете, стоит ли туда суваться? Хотелось бы услышать мнение эксперта.  

–Это…нее  

–Спасибо, учтëм. Все за мной! Наведаем каропуза. Хотя, стой, стой. Ружья готовь. Тсс. Стенкой навалимся. Двое подпирают рогатинами. Если не забьëм, он помешает. Был один случай в шесдесят петом…ладно, потом.  

 

–Шваркним.  

–Погоди, етти.  

–Стоп! Ложи ружья. Нас опередили. Профессор Яков, вы то что здесь делаете? Вы- человек года среди персонала академии.  

–Чуу! Вы здесь шумите? Работу веду. Смотрите что нашëл- игрушка етти. Опять Dota.  

–Мешать не станем. Зачем мешать науке, если Яков уже разворошил этот улей.  

Дальше-дальше, не прогулка. Пускай его осы жалят.  

 

–Сто-й! -вылетел из леса хакасс. -чей будешь?  

–Да мы…  

–Отойди, Гнутый, дипломат здесь я. Повтори вопрос, копьë опусти, если боишься дроби.  

Копьë опущено.  

–Чьи будете?  

–Давай договоримся, вопросы здесь буду задавать я. – сказал Амплий.  

–Хоной никого вперëд не пускает.  

–В могилу? А как я вашему брату помог в 50 забыли? Я зла вам не хочу. Ружья только для охоты и от диких животных.  

–Тогда, Хойку хочет Мира, человек с материка.  

–Допустим, с материка. Мы на одном куске суше.  

–Раньше остров Хоной блуждал дальше.  

–Состыковка произошла? То есть суда его принесло?  

Хоной кивнул. Он был не просто хакасом, а очень наблюдательным хакасом. Амплий тоже был не дурак и узнал про местность у обывателей.  

–Оо-хохо места хорошие. Только…(притих)  

–Что только?  

–Только…тише…слышал о Козложопе?  

–Читал.  

–Так знайте- рядом он.  

–Уж так страшен в жизне?  

–Ничего то вы не знаете. Голова, как у меня от кулака до локтя. Урод- одним словом.  

–Умело ты на нашем лапочешь? Ты не болдой? Ааа. Вспомнил. Огненной воды то у вас нет.  

–Хойку ясен умом. Меня староверы выучили, когда я сбился с тропы в буране. Приют дали, выходили да к грамоте приучили.  

–Ступай. Мы своим ходом, а к вам с миром. Ступай.  

–Хойку может проводить. Говори, куда отвести.  

–Места знакомые. А кто лучше местных всë понимает? А давай!  

 

Хакас вëл несравнимо умело. Тогда и поняли, что кинули ранее пять петель. Хойку по пути рассказывал про северные рода и Эрика руса. "А профессор Яков вообще из династии учëных? Приговор науке. Стыдно мне за неë. Мне! "- дума командора. А потом это озвучил. Отреагировал Гнутый:  

–"Дарвин тоже говорит, что он из этих. Но он вообще дурак, а Яков, выходит, гений, по сравнению с ним. "  

–Смердит Козложопом. Скорей. Бросай свои лохмотья. Скорей.  

–Ууууу.  

–Ближе и ближе.  

На пригорке зафыркал Козложоп. Ушëл.  

 

 

Потом профессор вернулся к Ключу Грифонов.  

ДОСУГ ЯКОВА, КАК ПРОФЕССОРА.  

"Ване пять лет. Ваня очень хорошо рисует. Родные говорят- это дар. Рисовать юному дарованию мешает папа. Папа сжëг все холсты, потому что тепло не дают и не давали. Приходится в пору стена кухни. А вообще Ваня хочет стать космонавтом и открыть Луну. На звëзды он смотрит с интузиазмом и отвращением. От вас требуется лишь материальная поддержка…".  

 

"Насте три года. А выглядит она на все три. В институте Аномалогий профессор Яков говорит, что это противоестественно, и доживëт она до распада светила. В еë годы у него был такой иммунитет, что он протравил весь дом от пауков Родные и бабушка верят, что это особенный ребëнок. Бабушка яростно настаивает, что она индиго, и ей нужно купить немецкое руно из яшмы и отдать под поручительство шаману Хингу на стрельбище. Он сделает из неë казачку. Отправляйте деньги на счëт 24336-57:53б"  

 

–Смотреть нечего. Бредятина- заключил профессор Яков и Включил радио"  

–  

Глаза, как небо,  

Румянцом, как свинцом  

Налились. Глаза,  

Твои глаза, утомились,  

А мои глаза…  

В небе полная слеза.  

 

Профессор развернул стенгазету и достал химический карандаш для пометок, которым вчера отравился:  

<<Поздравляю всех педагогов академической школы города Урюпинска с днëм рождения! Товарищи, поддержим их, работящих! Они ведь за общее дело стоят-детей наших неродивых прохвостов, наставляют, грудьми бьются об гранит науки, даже трудовик Арсений Верстаков и преподаватель географии Нина Картоглотова. Дружный коллектив. Такой застой, в блаженом смысле. Такие кадры! Эхх! Прослезись моя печонка! Быть учителем- это гипертония счастья! можно просто- гипертония. Но мы всë равно вас очень любим и дети у нас умненькими растут. Все в меня.  

 

Но не только образцами педагогического искусства славен город Урюпинск, но и отзывчивым тех. персоналом. Это не просто учителя, это кондидаты! не побоюсь этого слова.  

 

А совсем недавно у нас сменился деректор. На смену былого пришëл Иннокентий Добросадов. Человек наиответственийший! На все 20 школ Урюпинска этот директор считается лучшим- директор года по списку нашей школы. Кроме такого хорошего директора у нас новый зам. диретор- человек очень скромный с большой буквы Ю, и смиренный, как кричащее объявление поверх рекламы. Это Юлиана Лиановна. Человек старой ковки! Поколение  

прогрессивно-научное. Это его яркий образец. Юлиана Лиановна очень любит рисовать и обещает застлать все стены школы своими горячо любимыми холстами на радость ребятишек. Они такие, как: "Свинью Борей не назовут", "Мачеха семи кадетов", "Листопад в таëжной глуши", "Рояль с крышкой от гроба", "Моя слепая ведунья", "Настя и правда о именах".  

 

А Завулона Леонтьева! Такой человек, каких ещë нужно поскать! Она в свободное время, которого у неë не бывает пишит рассказы. Творчество еë заслуживает особого внимания. В своих работах она косается темы мира на Земле. В мире, созданном в еë романах "Страна не далëкая" и "Край грëз. И преснится же такое! " танком покати, а не встретишь и днëм с огнемëтом войны. Выжженные земли и молниеносные удары чужды для Завулоны Леонтьевны, она твëрдо отстаивает свою позицию, за что она в федеральном розыске. Мы с воспитаниками считаем, что таких людей очень мало и их нужно ценить, а директор, Иннокентий Добросадов, не увольняет еë, лишь из-за того, что мир нужен и в нашей школе и в его семье: пятеро детей, жена, автомобиль- могут быть подвержены износу рапирой, случайном пуске отравленной стрелой. Так же считает и Завулона Леонтьева, и намерена взращивать людей, гражданско ответственных, понимающих грани добра и зла.  

 

Вдох глубокий. Руки шире.  

Не спешите, три-четыре!  

Бодрость духа, грация и пластика.  

 

Общеукрепляющая,  

Утром отрезвляющая,  

Если жив пока еще — гимнастика!  

 

Если вы в своей квартире —  

Лягте на пол, три-четыре!  

Выполняйте правильно движения.  

 

Прочь влияния извне —  

Привыкайте к новизне!  

Вдох глубокий до изнеможения.  

 

Очень вырос в целом мире  

Гриппа вирус — три-четыре! —  

Ширятся, растет заболевание.  

 

Если хилый — сразу в гроб!  

Сохранить здоровье чтоб,  

Применяйте, люди, обтирания.  

 

Если вы уже устали —  

Сели-встали, сели-встали.  

Не страшны вам Арктика с Антарктикой.  

 

Главный академик Иоффе  

Доказал — коньяк и кофе  

Вам заменят спорт и профилактика.  

 

Разговаривать не надо.  

Приседайте до упада,  

Да не будьте мрачными и хмурыми!  

 

Если вам совсем неймется —  

Обтирайтeсь, чем придется,  

Водными займитесь процедурами!  

 

Не страшны дурные вести —  

Мы в ответ бежим на месте.  

В выигрыше даже начинающий.  

 

Красота — среди бегущих  

Первых нет и отстающих!  

Бег на месте общепримиряющий.  

(В. Высоцкий)  

 

Физ. подготовка- конструктивно важный эллемент поддержания здоровья, отражающегося в свою очередь на успеваемости подрастающего поколения, нет не алкоголиков и туниядцев, а профессоров, рабочих и просто людей, занятых общественно полезным трудом. Учитель физической культуры Артур Брусли комплексно составляет методическую программу для каждого ученика индивидуально. Также, он ведëт мониторинг и даже при небольших отклонениях в здоровье учеников примет соответсвующие меры в согласии с 2 указом от 23. 09. 09 части 2. Бдительность на высшем уровне.  

 

Персонал издательства Персональное Издательство искренне благодарит и привозносит этих людей и желает им самого хорошего- минутки свободного времени.  

 

(Запись на приëм к директору А. Г. Аркову начинается с 9:30 во 2 корпусе Печатной 2н. Телефон доверия: 8983-8933-898; По всем вопросам обращатся по адресу Корабельная 6, дом 8, а по оставшимся вопросам по телефону: 8913-8914-891)>>  

–Завулона Леонтьева- мой первый учитель. Хороший человек.  

ТУТ ВЫЯСНИЛОСЬ, ЧТО ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ СОВСЕМ НЕ ЭТОТ УБОГИЙ- ФËДОР ФËДОРОВИЧ, А ЯКОВ!!! Он отправился в Махсоголов навестить былые места. Без раздумий прыгнул в маршрутку и поехал. Рядом с ним разговорились две.  

–А самого его не поймали?  

–Нет. Ловят.  

–Ой. Страх то какой.  

–И в правду. Сколько же он народа обманул! Батюшки.  

–Было же написано на вывеске "Всенародно признанная афера". Вот зачем мы туда пошли?  

–Бес попутал.  

–Бабаньки, обманули?  

–Обманулии.  

–Вот вам визиточка. Знакомый следокопыт. И киллера в тире выследил и накрыл золотой разрез Кесарево Сечение и ЗолотарьИнвестицию И человек он надëжный. Сам говорит: "Место силы изменить нельзя".  

–И в правду так возмëт и поможет?  

–Да, так возмëт, а как пропьëтся, так и поможет.  

–Так нам ждать пока он пропьëтся?  

–Человек-талант. Алкоголь освежает ум и отрезвляет от потусторонних мыслей, говорю вам, как профессор.  

–Вы профессор? Грех такому человеку не верить.  

Пока он разговаривал, подошëл кондуктор, профессор протянул за проезд и получил:  

–Не хватает пяти рублей.  

–Потом занесëте.  

Кондуктор, словно в трансе пошëл на попятную.  

–Я человек медленный на гнев и терпеливый. Потом кондуктор занесëт. С собой, значит, нет.  

–А как вы его так?  

–Очень просто, обозреватели. Он сам начал верить, что должен искупить вину.  

–А какую ещë вину? -говорит вторая.  

–Вину за то, что он с людей за такое ещë и деньги берëт. Не хорошо, получается. Сегодня все штрафы принимаю я. Уж пронесу этот груз материальной ответсвенности. А как иначе? И не справятся без одни.  

–Вы большой, видно, человек.  

–Вы то хоть признаëте работника гос. аппарата. А как обычно? И "спасибо" не скажут. Не благодарный народ. Ты всю душу в это дело вкладываешь, а они тебя в расчëт не берут.  

–Вы же профессор?  

–Да, господин профессор!..  

–Можно просто Яков. Ну. Человек не может ещë входить в союз "Честная политика"?  

–Может.  

–Вот и я так думаю. И вот я перед вами.  

–Весомая личность, вы.  

 

Так Яков уехал и разбогател.  

 

Те самые старушки посмотрели выпуск новостей:  

ПроFASHION Yako√ – именитая прогрессивная марка научной одежды, завоевавшая призвание универсальными робами, используемые и по сей день в космосе. И на орбите и в студии Малахова 3-45 ведëтся работа именно в этой одежде. Сложный крой, известные ткани, огромный функционал- это параметры бренда, кита научной индустрии на котором стоит черепаха науки. Это серьëзный вызов остальным китам. Создатель марки профессор Яков и не догадывался о сумашедшем успехе, а отныне он купил половину рынка. Опытный лëтчик Крылов делится: <<Это было как во сне! Перегрузка казалась трëхместной качелью, как только я укутался в робу Rate GTX V2 от ПроFASHION Yako√ Прилив сил бывает не только перед смертью- понял я. Напарник придержал мой пыл, иначе руль был бы вырван. Роба даже стала мне парашютом, когда сдерживать рвение летать второй пилот уже был не в силах…>>  

А Виктор- член союза художников говорит: <<Кваземода- называли меня любя. Камнем в меня попадали даже слепые. Грешно было не посмеятся надо мной. Но в один очень солнечный день на паперти…у старика Билли слезла тонировка с очков и он увидел меня, измученного жизнью, сжалился, протянул мне робу от ПроFASHION Yakov и костыли сами выпали из моих рук. Необъяснимо. Необъяснимо>>…  

Профессор Яков важно прогуливается с сигарой по террасе. Акватрия…пальмы- это уже не его мечты…он достиг всего, только всë сущее ещë не скоро достигнет его. Записывай- говорит он- долю мы отдадим SDF CORPORATION, смотреть на них жалко, а остальное пустим в оборот… Записал? В этой пачке 33466$ на чай. Гуляй. Что?!! Как?!!! Кто они такие?  

–Мы сделали, что смогли.  

–Выкладывай скорей.  

–У них прочный союз… Одни надëжные люди говорият, что за всем этим стоят Старые Септики.  

–Под их эгидой? Позвольте…Деревня?!  

–Точно так, господин Яков.  

–А агенты куда смотрят?  

–Они дураки. Гнутый и Турбо забылись и уехали в какую-то, то-ли станицу, то-ли деревню.  

–Горе мне с вами.  

–Так что делать?  

–Поезжай в старые Септики и всë сверь, все бумаги. С тобой свяжутся. Иди. И на щите не возвращайся.  

–Уже беегууу…  

 

Тут меня осенило, что тот, кто раньше  

Был главным героем-  

промежуточный персонаж. Он всех нас ввëл в заблуждение. Он-же убогий.  

 

Агент сделал колею самолëтом на взлëтной полосе Урюпинск-Махсоголов, а дальше ехал на Урале.  

–Стырые Септики- это что ещë за деревня такая?  

Говорит водитель: Это первые Новые Септики, но потом появились действительно Новые Септики, а эти ушли в небытие и были переименованы.  

–А живут люди на что?  

–Так у них же Рогачëвский молокосерный комбинат. Не слышал разве?  

–Нет.  

–А население по численности?  

–Хахазх.  

–Что?  

–Так их никто не считал. Перепись, перепись… Указали, что 3999 жителей, а на деле и не скажишь так: то-ли больше, то-ли меньше.  

–Ты человек знающий. Вот как по имени и по батюшки тамошнего главу?  

– Знаю только, это: Кручиний Тройственный. Человек увожамый, но не в народе. Народ его с того не взлюбил, как он Рогачëвский комбинат прикрыл. Видите ли, у него такая политика. А народу это не по нраву, так они сразу за серпы и давай гланды резать. Народ такой. Коров недавно запрещали. Ко-ров! Как их можно запретить? Потом разрешили. А эту скотину уже забили. И что делать? У одного только корова в ограде пряталась за ковром. Экспорт забили они, а не коров. Вылазь. А я поехал. Люди дикие, если машину увидят, то так и наровят запрыгнуть и поскорей уехать. Скорей.  

–Бывай, служивый.  

Извозчик закрыл дверь. Уехал и даже след от колëс не оставил, потому что у него гусеницы.  

 

Читатель уже знает про Рогачëвщину. Здесь начинается продолжение третьей части, написанной Фëдором Фëдоровичем. Теперь Рогачëвщина тесно переплилась с судьбой агента.  

 

Деревенские домики вдоль каждой дороги. А дороги расходились в разные стороны. Видно, они тоже хотели волю, как крепостные старо сепчансы. Так деревня расла, потому что дороги продливались. Как петух пропоëт, как три таза в колокол ударят: "Бом, бом, бом", так всë село шло протаптывать. К вечеру, если проходил грибной дождь, дороги покрывали папоротники, как и раньше. А вечером топтать некогда, потому что устраивали стачки. Не то что бы стачки, а так безработные жители клятвенно собирались и обещали что бросят свою работу. А утром снова топтать. А ещë посреди деревни текла река. Мосты через неë проложили. Я-же один мост открыл. Рыбаки косяками гоняли рыбу. Безпризорники по началу отсеивали от ила и песка чешуйки золота, а потом скооперировались и создали компанию ЗолотарьИнвестишен, которую в свою очередь отмыл среди тысячи честных организаций и объединений следокопыт. А на днях всë местное братство побелело, когда вышли на истоки реки. Такого не ждал никто, что станет ясно, откуда она сочится. Это даже не река. Это длинный рукав реки Кан. Кан вообще любил трести рукавами, как дурачëк на паперти. Что теперь делать они не понимали. А местный бард написал стих "Кан Златоностный":  

 

И на третьем месте  

От Солнца можно быть первым.  

Кан златоносный  

Позволяет не быть последним,  

Кормит всех деревенщин,  

И слепой скот.  

Кан златоностный  

Рукавом махнëт.  

Из рукава полетят самородки,  

Собирай не хочу,  

Золото теперь дороже махорки.  

 

 

Новый агент разведывал всë. Решив приобщиться к народу, спросил у первого встречного:  

–А здравьеце поднять можно где? – говорил попроще.  

–Оо! Здрав будь. Что если болит, то к Астральне. За почтовую зайдëшь, а там налево, пока не упрëшься в забор. Там она сидит и с усов манну смазывает. Она тебя быстро козьим творожком на ноги поставит, на руках будешь бегать. Вся сила в твороге.  

–Голова у меня болит. Безголовые поздоровей меня.  

–Всë вправит.  

–Спасибо.  

Зашëл за прочтовую и решил ещë раз спросить у местных:  

–Здравствуйте! Голова болит, где можно оздоровиться?  

–Астральня- мать мне вторая. Образом поводит, творожку козьего намнëт. У меня даже видение было: Заболела спина и тут перед глазами она- мать природа в облике Астральни. Астральня сдерживала семь ветров в облике семи коз. Всë это было задумано лишь для того, чтобы не шокировать меня убогостью бытия, и у меня не подскочило давление. И у тебя также будет, добрый человек.  

–Я нехочу, чтобы со мной было так. Надеюсь, человеколюбие у неë в крови.  

–Бывайте!  

Те кивнули. Он шëл по деревенской улице. Упëрся в забор. У колитки скакал хрипой и корчился.  

–Не пугайся- говорили местные. – изгоняет. Я не поддавался лечению, меня хотели усыпить, пока я спал в очереди к костоправу. А когда усыпить хотели, усыпальня не работала. Со мной вообще не церемонились. Чуть зачихаю, сразу бьют. А потом только ноги из печи криматория торчат. Но не горю. Никак. А инквизиция с попами смеëтся и дровами закидывает. Говорили, что лучше из кольев забор вокруг города построят, чем каждый раз меня будут на каждый из них сажать. Это же из-за меня в криматрии каждый месяц печь перекладывали. Ногами болтаю, а кирпичи расшатываю. Но семь ветров сами унесли меня в Рогочовье. Я-же из деревни Тюльпаново.  

–Ничего себе. Агент уже верил и одобрительно кивал. Так это место называется Рогочëвье?  

–Ну да. Ты меня удивляешь. Все слышат, но не все сюда поподают. Две дороги: либо с семью ветрами, либо сам как-нибудь найдëшь. Таких мест в мире мало. Одно. Герб Рогочëвья же- это семь коз в шинелях, вставших, как акробаты пирамидой, а на вершине Астралья. Козы у неë и в правду одеты лучше, чем она. Она за ними донашивает.  

И спец. агент был искренне убеждëн, что не зря разветка ведëтся первым делом. На скамейке у калитки лежал винопивец. Он балдой свалился перед гравитацией и чтобы не выглядеть дураком, и чтобы показать, что не зря падал, уронил чикушку и ещë прыгнул за ней:  

–Как же так то?  

 

 

Люди встолпились, как у башни Собес, пока бухгалтер сбросила лестницу. Но спомощью лести вверх не поднимешься, и все падали, тот мужичëк не исключение.  

 

Вышла сама Астральня. А клюка то чтобы Святозара отгонять и не больше. Она выглядела, словно сестра Счастья. Родная сестра. Она повела рукой, будто зазывала на пир, но звала следующего на сеанс. Следующим был агент.  

 

Агент сделал шаг в ограду. В ограде стоял и не шатался Иван Урино-мастер по дредам. Он пришëл посидеть на стуле в ограде. Навьëт обычно убогости на голове людям, а сам довольный. Улыбка через плечо  

 

У ведуньи посреди комнаты стоял рояль. А козы по нему так и скакали гурьбой. Первая- До, вторая-Ми, и в том-же духе. Случалось так, что они повторялись, и начинали бится за музыкальную кашу, когда их зовут.  

–А потом и молочко у них первосортное. От коровьего не отличишь, а польза великая. Вот нога болела, так я компрессом из творожка справилась.  

–Спасибо большое, но козы инцефалит переносят. Как-нибудь в другой раз.  

И то-ли он сошëл с ума, то-ли козья музыка действовала гипнотическим образом, но он сказал:  

–А давайте. Творожку намните деревенского, да с молочком.  

И мир поплыл. Козы не казались скотом. Они не горцевали, а плавно танцевали. Они не сбивали выменами друг-друга с ног- они артестично показывали действие творожка. Да что его уже было показывать. Наш герой сидел, как в театре, и хлопал по сердцу не потому что стало плохо, а от восторга. Он восторгался до последней нотной страницы.  

–Ну и дур. дом. – выносили его врачи из неадекватного дома и пританцовывали.  

 

У колитки встала… если бы скала…она крикнула:"Алеоп" и вмиг запрыгнула на пирамиду из коз.  

–Теперь ты ответишь за гибель трëх слонят у больших деревьев Мамре. – налетел Святозар на небесной колеснице.  

 

Они выделывали круги у калитки, козы переглядывались и замышляли страшное. Они его в неспешном хороводе окружили и хотели затоптать обидчика.  

–А-га. Хитро вы меня в обруч. Держись, Астральня. Я знаю, что крах Рогочëвского комбината дело твоих коз, это давно не тайна…  

Он не успел договорить, как козы скособочились клином… На него полился непристанный поток нулей и единиц.  

–Аааа!!! -вырвался он. У меня есть сюрприз и посрашнее. Ты не ждала.  

Корова отелилась. Хпах. Она упрятана. Тебе еë не достать. Я продумал всë. И твой козий спец. наз. бессилен.  

Врачи воспользовались суматохой и унесли больного. Святозар, как гром метался среди коз, которые бились лбами от инцефалитного сумашествия.  

 

День спустя.  

–Вы выписаны. Одни очень хорошие люди за вас очень понятно попросили. Не будем вас мучить, держите Смекту.  

 

Он не стал медлить.  

–Вы вообще знаете, что сдесь происходит? Глава Стырых Септиков, я знаю, кто за вами стоит. Козий магнат? Козы в тëмных шинелях. Без слов. Все слова ему. И протянул главе трубку. Разговор сделал его бледным. И в конце он ответил профессору Якову: Отстроим комбинат. А ввоз роб в Тройственный союз возобновим.  

–Фух!!! Лучше бы вы не приходили. Зачем нам технологичные робы?  

–Такая политика компании ПроFashion Yako√.  

На следующий день агент напросился на рыбалку в верховья рукава Кана. Они выплыли на главный поток.  

 

Клëва не было, хотя и ждали рыбу ту, что бьëт хвостом по речке, поднимает жабрами волну.  

 

И так как на том участке Кана был крутой поворот, вода стала пузырится, словно в бассейне. Сначало палуба немного треснула посередине, затем, повалилась передняя мачта просела до дна, а потом всех утянуло под обрыв. Каковы были лица тех, кто стоял на обрыве с лопатами и снимал добрый пласт чернозëма! Рыбакам косяком удалось выжить. Очнулись они в холодном поту на отмели в полной тьме. Разожгли костëр. Это была не просто вымоина, а большой скальный грот. Кто бы подумал, что такое может быть ниже от Ключа Грифонов. Посреди грота вода бурно текла. На мелководье гнили богатые, переломанные корабли-бараки. Эстрадный уже красовался перед пучиной. Из трухлявых бортов со временем выкатывались пушки, всë нажитое барским трудом и богатства. Этого было много.  

–После этого со стороны поисковики пробили кирками проход.  

–Я так понимаю, разделим поровну…-высуналость очертание Командора.  

Так и договорились.  

 

Гнутый!?? Турбо!!? Слов нет! Яков с вас три робы спустит. Будете до конца жизни на конвеере EVent от Митсуми герметизировать.  

–Это…Это…  

 

Всë ценное вывезли к Ключу Грифонов и поделили поровну. По медной монете на облик. Никто не жаловался, потому что даже за 10 лет такого не зарабатывал.  

 

 

 

А у Ключа Грифонов доснимали Байки Митяя:  

–Что вы делаете в моей квартире? Я спрашиваю: что вы делаетеив моей квартире?  

–Кино слушаю. А вы?  

–Я хозяин! Так значит вы кинолог?  

–Можно сказать и так. Вот что у вас в пакете? И этот кусок полеителена марки 4 только Бог знает, что хранит.  

–А сдесь я не понял? Что должен хранить пакет?  

–Так! Гражданин! Настоятельно прошу, не открывай-те. Так, опускаем пакет. Без рывков, не на брусьях. Это вообще ваш дом? А то по вам не скажешь? Не знает человек, что несëт.  

–Да я зн…  

– Таак, отставить разговоры. Верь каждому. Ишь!  

Знаю я вашу воровскую породу. Новости врать не будут. Вот недавно по радио говорили, что товарняг обчистили, проводницу повесили, а микросхемы ручной работы унели. Подчистую. Это и понятно, черный рынок и не такое выкинет. А если своих законов там не напишешь, то будешь жить по писаным, но негласным, а если и будешь жить, то всë равно отдашь пол доли. Вот они и ищут, где без шума подколымить на себя. Я-же уже двадцать лет в этой сфере. А моя работа проста. Бери и лови. Оп, те на! Убежал уже. Врага чует за версту. А что? Порода нагнанная, такая что ухх…меня раз поймал, потому что я краденное держал. У рецедивиста Семëныча отобрали, а он меня хвать и не пускает, пришлось явку с повинной писать, а Семëныч меня в отделение к Алексеичу отвëл. Зараза!  

–А я то тут причëм?  

–Не мешайте следствию. Покиньте, товарищь, место.  

–Досвидание.  

–Свидемся.  

–А заходить когда?  

–Свяжемся. А что это у вас выпало?  

–Это спицы. Бабушке купил. Просила.  

– Всë мне с вами ясно! Как чуял! Не вяжи, и не повязан будешь, как говорится. За Комсомол обидно. Бабушка велосипед будет чинить?!! Нет. Стыдно. Стыдно должно быть. Ступай пока. Погуляй. Запомни волю такой. А я дождусь оперов. У нас другое дело. Быть может, и опаснее…  

 

 

Как будет что-то новое, так напишу продолжение.  

 

Знать бы кто разбивает текст на страницы. Не уж то лик самого Якова?

| 104 | 5 / 5 (голосов: 7) | 15:14 08.06.2019

Комментарии

Erzaa19:00 26.06.2019
yarm, здравствуйте.
Вспомнил его, хорошее время было. Все в Австралию хотел уехать, в Баку с теплохода сняли... Перепутал с Батуми.
Yarm18:40 26.06.2019
erzaa, от чего улыбаетесь?
Erzaa19:08 24.06.2019
Здравствуйте.
У меня дружек в 90х на "маке" сидел, что то подобное писал. Нормальному чтобы прочесть - нужно выпить.
Улыбаюсь
Yarm16:34 15.06.2019
fox_1, гордость погубит мир.
Fox_100:01 15.06.2019
yarm, хорошая самооценка и самокритичность. Одобряю .
Nik2100:05 11.06.2019
Очень круто)
Yarm15:57 08.06.2019
gnol, спасибо. Мало кто умеет читать.
Gnol15:54 08.06.2019
Как это дочитать ахзххх ржу как дурочка
Yarm15:53 08.06.2019
Сам прочитал. Ну и убого, как показалось мне. Про коз интересно вышло.

Книги автора

Началось лето.
Автор: Yarm
Стихотворение / Поэзия Юмор Другое
Не скучайте, горемыки.
17:26 04.06.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Рогачèвщина 3.
Автор: Yarm
Рассказ / Байка Сказка Эпос Юмор Другое
Аннотация отсутствует
10:25 02.05.2019 | оценок нет

Больше, чем стихи
Автор: Yarm
Стихотворение / Абсурд Альтернатива Байка Естествознание Пародия Перевод Юмор
Дай Бог вам здоровья это дочитать…
10:48 24.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 5)

Призвание
Автор: Yarm
Стихотворение / Абсурд Критика Реализм Юмор Другое
При содействии Zver-a. Можете найти здесь что-то для себя.
16:39 16.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 2)

Растревожит небесные хляби
Автор: Yarm
Стихотворение / Абсурд Юмор Другое
При содействии Zver-а.
09:17 16.04.2019 | оценок нет

Ты напиши уж про бобрят
Автор: Yarm
Стихотворение / Юмор
При содействии Zver-a.
Теги: бобры
08:29 14.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

Певец
Автор: Yarm
Стихотворение / Критика
Просмотров много, иногда, а плохих комментариев мало. Не бойтесь заваливать меня критикой. Это нормально. Если что-то не по душе- пишите, я не обижусь. Рад любым оценкам. Просто поставьте минус.
16:53 19.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 4)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019