По рассказам очевидцев

Рассказ / Фантастика
Жители обычного советского двора обнаруживают инопланетную космическую ракету...
Теги: космос пришельцы СССР

Мигалка разукрасила листву деревьев в сине-красные тона. Во дворе многоквартирного дома щуплый милиционер успокаивал дородного двухметрового мужчину в серой майке и растянутых штанах. «И нам потом говорят, что ничего такого нет? А это что было? Массовая галлюцинация? Врут, врали и будут врать, обманывать народ... » – басил мужчина.  

 

Во двор заехала черная «Волга», за ней ещё одна. Люди, собравшиеся во дворе, начали шептать и переглядываться, некоторые юркнули по подъездам. Первый автомобиль едва успел остановиться, как с пассажирского сидения выпрыгнул молодой мужчина: черная рубашка, короткая стрижка. Неприметный. «Эй, что случилось? Дети кусты подожгли? » – крикнул он с улыбкой, схватил милиционера за плечо, развернул к себе, и, не снимая улыбки, что-то коротко шепнул ему на ухо. Милиционер резко выпрямился, будто его ужалили током, и начал отгонять детей, осматривающих полянку у деревьев: «А ну, мелюзга, отошли! ».  

 

Тем временем, из Волги выбралось ещё несколько мужчин, одетых в самые обычные советские костюмы – такие, в которых обычные трудяги посещают и свадьбы, и похороны. Они бы тоже сказались неприметными, вот только одеты были совсем не по погоде – видно было, как тяжко мужчинам под палящим июльским солнцем. Кто-то закурил, кто-то, облокотившись на автомобиль, наблюдал за двором.  

 

Здоровяк в растянутых штанах собрал вокруг себя толпу слушателей: «И я смотрю, а там такая стальная колба, высокая, в три этажа, в ней люк закрывается, и она с ревом – ну, вы слышали – отрывается от земли и хрясь – в небеса! Служил я в ракетных войсках, зуб даю – это управляемая ракета, и точно не советская, у нас такой техники нет даже близко».  

 

Я заметил, что один из мужчин отошел от «Волги» к полянке, достал из кармана брюк какой-то прибор и провел им над опаленной травой. Брови мужчины взметнулись вверх, и он, засунув прибор обратно в карман, мгновенно ретировался к автомашинам.  

 

«Граждане, товарищи, ну какой космический корабль, вы о чем? Просто может баллон газовый взорвался, вот и всё» – убеждал молодой парень из Волги, снова натянувший на лицо доверительную полуулыбку: «мы же серьезные советские люди, зачем всё это? »  

 

«Функционер какой-то» – подумал я.  

 

Шкафоподобный мужчина посмотрел на функционера и, ухмыльнувшись, ответил: «Советские, советские. И я советскими глазами видел корабль. Да и не только я. Вон дети видели. А грохот при взлете тут вообще весь двор слышал» Шкаф краснел и влажнел, солнце беспощадно зависло в зените. «Эй, Сашка, иди сюда! Сашка! Толкните его, пусть сюда идет! ».  

 

К нам нехотя, будто проштрафился и вызвали к директору, приковылял мальчишка лет семи, одетый в рваную футболку. Мальчуган смешно хмурился.  

«Сашка, ну расскажи, как было».  

 

«Дядь, ну я уже рассказал. Мы с пацанами играли в крокодила на горке. Вдруг треснет, как от разряда, мы повернулись – а там, за деревьями, блестит самый настоящий космический корабль, с огнями, а снизу пламя. Вжик – и в небо улетел. Можно я обратно пойду? » – Сашка стеснялся взрослых.  

 

«Нет, стой, подожди. А большая ракета была? »  

 

«Дядь, не знаю. Ну не такая большая, как которые по телевизору показывают, на которых наши консонавты летают. Маленькая» – поразмыслив, заключил Сашка.  

 

«Вот, и я говорю, метров десять, три этажа. Ладно, дуй обратно».  

 

Мужчина посмотрел на собравшихся зевак, будто пророк, который взглядом обводит паству.  

 

«Слышали? Устами ребенка... Мальчишка своими глазами видел эту ракету, и я видел – она недалеко от моего окна стояла. А тебе я кое-чего скажу, товарищ» – Шкаф наклонился к функционеру, но говорил так, чтобы слышно было всем – «Я служил в ракетных войсках, и немного кумекаю. На учениях бывал. Так вот, слушай: если ракета взлетает настолько быстро, то её скорость обязательно выше скорости звука – и это должно быть громко, прямо ГРОМКО! Настолько, что тут все окна б взорвались, а в ушах перепонки лопнули. Понимаешь? А она взлетела, что пробка из шампанского, и только немного полянку обожгла. У нас таких технологий нет, у американцев таких технологий тоже нет. Сечёшь? »  

 

Зеваки зашептали, качая головами, кто-то многозначительно присвистнул.  

 

«Что ж Вы хотите сказать товарищи – как ракета улетела вы видели, а как прилетела – нет? Как такое бывает? » – спросил функционер, картинно повернувшись к зрителям, которых всё прибывало. «Серебристая трехэтажная космическая ракета стоит в центре двора, так на неё ни одна собака ни гавкнула. Ну что за выдумки, товарищи? Я вам так скажу: явление, как у вас – не впервые. Мы из высшего народного медицинского учреждения и изучаем подобные массовые галлюцинации. Есть работы советских ученых, которые причинно объясняют все видимые визуальные образы. Солнце ярко светит, оптический обман – такое бывает, не надо делать собрания. А мальчишек мы осмотрим, может на жаре этой удар получили – вот и показалось. »  

 

«Да, все одновременно получили» – буркнул здоровяк, но уже без прежнего пыла. Функционер говорил внятно и толково, и многие зеваки, покивав головами, отправились по домам.  

 

Я подошел к полянке. Рядом с несколькими старыми тополями темнело обожженное пятно травы диаметром в десяток шагов. Пахло горелой травой и порохом, будто и правда взорвали что-то вроде гранаты.  

 

К полянке подошли двое мужчин в костюмах и длинным ножом начали бережно вырезать кусок дерна.  

 

«Эй, парень, ну-ка постой! » – окликнул меня функционер, наверное увидевший, что какой-то парень трется около полянки. По спине сразу сбежала капелька пота. Я замер.  

 

«А ты с какого дома? Сам что видел? » – взгляд у сотрудника был холодный, оценивающий – казалось, что он даже не моргает.  

 

«Я с пятого дома, но сам ничего не видел. Слышал какой-то грохот, рёв, и всё».  

«Понятно, – функционер подошел совсем близко, – Сам как считаешь – космический корабль или галлюцинация? »  

 

«Я, товарищ врач, считаю как и вы. Конечно это всё померещилось, жара на улице. Я думаю, что баллон взорвался, вот так».  

 

Господи, а если он слышит, как у меня сердце об грудь стучит?  

 

«Ну хорошо, понятно» – функционер хмыкнул. Я ждал.  

 

«Слушай, странно – будний день, а ты не на учебе... »  

 

«Заболел, товарищ врач, на больничном, – главное, чтобы голос не подвел, – Если нужно даже справку принесу».  

 

Функционер сверлил меня взглядом. Несколько мужчин в костюмах наблюдали за нами, облокотившись на «Волгу».  

 

Наконец функционер посмотрел на мужчин и покачал головой. А потом сказал мне:  

 

«Нет, не надо. Свободен. »  

 

***  

 

Люди не расходились до самого вечера. Шкаф (которого, как я узнал, звали Артемом Иванычем), всё это время не уходил со сцены: подначивал функционеров, выискивал любые возможные следы космического корабля, раз за разом рассказывал историю возвращавшимся с работы жителям двора. Но наступили сумерки, и заскучавшие люди стали расходиться. Чуть позже уехали и «Волги».  

 

Мы с Артемом Ивановичем жили в одном доме, но в разных подъездах. Я предложил зайти ко мне и выпить водки, обсудить увиденное. Шкаф согласился.  

 

«А ты учишься? »  

 

«Да, учусь. Факультет радиотехники».  

 

«Ого, серьезно. Хорошее дело, тут башка нужна» – Шкаф тяжело дышал, поднимаясь по лестнице на мой третий этаж. «А сам откуда, где родители? »  

 

«Да в деревне, под Тулой. Тульский я сам... »  

 

«Пряник, ахахаха! » – зашелся басом Шкаф.  

 

Прошли в квартиру, и я достал припасенную бутылку водки. Первый стакан – за «советскую космическую программу», второй – за родителей.  

 

«Ты знаешь, я ведь докопаюсь до сути. Сам посуди – жизнь прожил, и тут на тебе – ракета под окном. Вот это приключение, вот это открытия! А эти в костюмчиках – ну какие они врачи? Слыхал про счетчик Гейгера? Где ты видел врачей, которые радиацию мерят? А парниша этот... »  

 

«Функционер».  

 

«Что? Ах, да, хорошая кличка. Говорящая. Парниша этот – я такой взгляд только раз в жизни видел, у одного очень высоко сидящего человека. Про него такое рассказывали – кровь в жилах стынет. Столько людей сгубил. Вот и этот – вроде улыбается, но я зуб даю – если бы мы на полянке что нибудь нашли, прибор там какой-нибудь или деталь, то всех бы нас там и положили. У них это так работает».  

 

Я молча кивал, разливая водку, стараясь наливать себе как можно меньше.  

 

«Артем Иванович, огурцы будешь? У меня банка осталась».  

 

«Конечно, тащи, всё съем! » – у Шкафа было отличное настроение.  

 

Я прошел в кухню. На стене около холодильника привычно жужжал электрический счетчик, обмотанный десятком проводов.  

 

В самом холодильнике было тесно. Почти все пространство занимал громоздкий трансформатор, от гудения которого закладывало уши. От трансформатора, словно две черные гадюки, отходили силовые кабели: они вились по полу, поднимались по стене и через форточку прыгали на ближайший электрический столб. Ещё два кабеля уходили в стену кухни.  

 

Я взял банку огурцов, захлопнул дверку холодильника и вернулся в комнату. Артем Иванович побелел.  

 

«Что-то мне нехорошо стало, братишка. Не паленая? »  

 

«Нет, водка отличная. У знакомого брал»  

 

«Мне пока не наливай, сейчас отдышусь. Огурчик пожую и пройдет. Ну так вот – про ракету эту. Есть у меня один родственник, он как раз участвует в гражданских наблюдениях. Конечно, всё это делается тихо, ведь наше государство, сам знаешь, таких ученых не любит» – Шкаф тяжело дышал, надувая щеки. «Ну вот, а теперь представь, что он с его опытом сможет тут обнаружить? Да для него это не полянка, а стартовый космический полигон! Он то знает, что искать и под каким камнем. Ой, фу, ещё сильнее мутит, аж живот режет... »  

 

«Сейчас что-нибудь от желудка принесу, подожди» – Шкафу и правда поплохело, он тяжело, с хрипом, закашлялся и, взяв банку дрожащими руками, отпил рассолу.  

 

Я прошел в ванную. Наклонился над раковиной и вызвал рвоту. Напился воды и повторил. Вроде полегчало.  

 

После этого встал на четвереньки и вытянул из под ванной небольшую пилу, зубило, зеленый резиновый фартук, здоровый моток полиэтиленовой пленки, длинный тонкий нож, веревку, молоток. Включил в ванной воду.  

 

«А это у тебя что? » – вдруг закричал Шкаф. В другой комнате – не в той, в который мы выпивали. Я чертыхнулся, схватил молоток и побежал.  

 

В спальне, которая теперь вовсе не была спальней, Шкаф заходился кашлем. Увидев меня, он начал сдавленно хрипеть: «Это что за радиорубка, ты, козел? А я слышу, что-то пищит постоянно. Какой ты к чертям студент, куда тебе столько оборудования, да ты же шпион... » – жуткий приступ кашля свалил Артема Ивановича на усеянный проводами пол; он стал походить на жирного борова, который мутными глазами оглядывает заставленную техникой комнату.  

 

Я харкнул ему на лысину: «Достал ты свой нос сувать куда не просят. Жил бы да жил».  

 

Шкаф поднял на меня взгляд, полный суеверного ужаса, глаза налились кровью: «Так это ты их вызвал, ну конечно. И люк закрылся прямо перед твоим окном. Ты... ты меня траванул что-ли? Чтоб я не мешался? Ах, убью, урод... » – Он кашлял так, будто легкие изорвались в нескольких местах; всё его тело дергалось, словно в судороге. «Убью... порешил... гнида». Здоровяк неуклюже полз в мою сторону, но единственное, что меня заботило – не задел бы оборудование.  

 

Покрепче взявшись за рукоять, я взмахнул молотком. Череп хрустнул. Шкаф протяжно взвыл, но продолжил ползти. Не страшно.  

 

После четвертого удара он затих. Я дернул рубильник и отключил радиостанцию, чтобы кровь не закоротила провода, а потом потихоньку поволок грузное тело в ванную.  

 

Наступила ночь, и по небу, среди бесчисленных звезд, пронеслась ещё одна.  

 

Конец  

| 72 | оценок нет 20:20 15.04.2019

Комментарии

Книги автора

Ничего удивительного
Автор: Alexklesc
Рассказ / Абсурд Чёрный юмор Юмор
Аннотация отсутствует
Теги: сударушки черный юмор Клещёв
20:17 15.04.2019 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2020