Паника

Рассказ / Другое
143)
Теги: Кузнецовы явтбнс

Покончив наконец-то с бумагами, Матвей, потягиваясь, размял затекшие мышцы и, постоянно зевая, вышел из кабинета, да закрыть его так и не успел.  

 

— Почему ты трубку не берешь?!  

 

В следующее же мгновение мотнуло, и он, схваченный за грудки, развернулся, невольно столбенея от такого наглого обращения — даже ключи уронил, с еще большим удивлением всматриваясь в бледное лицо.  

 

— Какого хрена ты себе позволяешь?  

 

Скривившись, Сергей просипел что-то совершенно невнятное, притягивая его ближе, и он, передернув плечами, с неприкрытой угрозой процедил:  

 

— Р-у-к-и убрал.  

 

Хотел добавить, что не отец — по головке вряд ли погладит за что-то подобное, однако без причины…  

 

— Да я ж тебе звонил всю дорогу — хоть бы раз трубку взял! — обозленно прохрипел он, еще крепче сжимая кулаки.  

 

— Я телефон дома забыл.  

 

Криво усмехнувшись, мол, какая универсальная отмазка — на все случаи жизни, прям, Сергей отошел почти сразу и, шлепнувшись в кресло, сжал голову руками.  

 

— Юля пропала.  

 

— Когда?  

 

— Примерно с часа два назад…  

 

Нахмурившись, Матвей присел на край стола секретарши и, машинально рассматривая знакомые до изжоги автомобили, уставился в окно. Ну да. В полиции с таким не помогут: даже пробовать бесполезно — три дня не прошло…  

 

— Когда у нас т-а-м гуляли, решили по мороженному приговорить. Юля на качели пошла, а я в магазин, — собравшись с мыслями монотонно начал Сергей. — Очередь длинная: час пик. Все злые — уставшие… Связываться не захотел — отстоял… минут двадцать, может, чуть больше. Вернулся, а её нет нигде. Думал, в туалет убежала — ждал-ждал, а она так и не появилась… Там две тетки сидели… сказали, что к ней подошел какой-то симпатичный парень в спортивном костюме. Ниже меня. Сто процентов не местный… Они немного поболтали, сели в машину — красную — и уехали.  

 

— Сама села?  

 

— Я-то по чем знаю?! Сказали — сама, но ты же понимаешь, что могли и заставить…  

 

«Понимаю». Отодвинув в сторону документы, Матвей, немного поерзав, устроился поудобнее.  

 

Когда узнал с кем именно начал встречаться племянник, выпал в осадок почти сразу, но, ни слова не сказав, запрещать дружить не стал: не в его правилах лезть с советами и нравоучениями — у каждого человека своя башка на плечах. Юлька из неблагополучной семьи: родители по жизни алкоголики, младшая сестра, дед-инвалид. Дома нечего жрать, обуть, надеть… Чисто по-человечески ему девчонок всегда было жаль: что Лиза, что Юля — конечно же не виноваты в том, что у них такая жизнь и безответственные родители. И это совершенно не означало, что девчонки не достойны лучшего или надо к ним как-то предвзято относиться, но… В то время, как Елизавета — одноклассница Зара, хоть и была старше того почти на два года, росла умной скромной девушкой, Юля все сильнее превращалась в ту еще оторву. Вечно таскалась, не ночевала дома, да и слухи про неё ходили один краше другого… Трудно было поверить в то, что Сергей — правильный, тихий, воспитанный — заинтересовался т-а-к-о-й девушкой, когда вокруг море других… более порядочных.  

 

После того, как познакомился с Юлией поближе у отца в поселке, мнение о ней изменил, но не сильно. Хоть та и оказалась совершенно не такой, как он себе её представлял — лично до этого знаком не был, хоть и видел неоднократно — но прошлое-то никуда не делось. Тогда-то и осознал, как это трудно — избавиться от собственного предвзятого отношения и предрассудков.  

 

— Может кто-то из знакомых. Чего ты панику развел? — предположил он глухо.  

 

Стиснув зубы — всегда знал, что Матвей не одобряет; что Зар бесится от ревности и непонимания, но сделать с собою не мог ничего: тянуло и всё тут! — снова начиная раздражаться, Сергей подавленно начал:  

 

— Я сюда пришел не за тем, чтоб слушать твои отговорки!  

 

Нервы — ни к черту! сорвался и заорал:  

 

— Она не могла, Матвей. Не могла, слышишь?! — поднявшись с кресла, что есть силы сжал кулаки, душа подступающие слезы. — Не убеждай меня в обратном! Я не хочу больше в ней сомневаться!  

 

По прежнему глядя в окно, он опустил плечи. Где-то там — в машине его ждет Настя. И он куда лучше племянника знает насколько слепа и глуха не только юная капризная и очень ревнивая, но полная надежд Влюбленность; а уж остепенившуюся — повзрослевшую, прошедшую через тяготы и невзгоды Любовь больше не смущают ни статус с вероисповеданием, ни национальность с мировоззрением, как и какие-либо другие различия типа большой разницы в возрасте, а уж чужое мнение она презирает вдвойне, потому что, старея — купаясь во взаимности и зрея, превращается в преданную на вечность Верность, чью веру не в состоянии пошатнуть ни унижения, ни даже происходящие на глазах многочисленные измены.  

 

— Ты ей звонил? — немного помолчав поинтересовался он.  

 

— Её телефон у меня в кармане.  

 

— Весело, — поднявшись, потер переносицу. — И что ты от меня хочешь? Ты же её пара — напрягись и поищи сам.  

 

— Думаешь, я не пробовал что ли?! — далеко не в первый раз столкнувшись лоб в лоб с безразличием родного человека, которого всегда уважал и ценил, выкрикнул Сергей, пытаясь хоть немного унять дрожь в ногах. — Я Не Чувствую её, понимаешь?! Совсем! — начав задыхаться, скривился, все ярче осознавая: чем сильнее старается, тем хуже — нарастая, паника глушит собою абсолютно все! — Матвей, ты же все это и сам знаешь… Знаешь, что я ничего не могу. Не Умею!  

 

— Я тоже — не умею, — вполголоса бросил он, с тоскою глядя себе под ноги.  

 

Да. В этом они с племянником совершенно одинаковые — бесполезные оба, поэтому паниковать… им обоим категорически нельзя: все должно находиться под жестким контролем их разума, но никак не чувств, так как чувства для них — не просто темное подземелье или непроходимое болото, а самый настоящий непобедимый босс… конец данжа — квест не пройден.  

 

Устав ждать мужа, Настя вышла из машины и нервно повела плечами. Толком не рассмотрела, но видела, как совсем недавно, налетев на кого-то из работников фирмы, к ним в офис пронесся то ли парень какой-то, то ли мужчина. На вопрос «что стряслось? » Мотя так и не ответил, хотя она так и так на это не очень рассчитывала: он запрещал ей вмешиваться в расследования, не смотря на то, что она могла оказать неоценимую помощь и сэкономить кучу времени. Матвей любит, анализируя, всё по полочкам раскладывать. Жаль только, что время от времени он двигался не в том направлении, и она, понимая это, мягко его перенаправляла, однако порою… супруг начинал упрямиться похлеще любого осла… приходилось задействовать Глеба, который никогда не относился с пренебрежением к её версиям — даже к откровенно глупым: Знать — это одно, а Доказать — совершенно другое.  

 

Приоткрыв дверь — прислушавшись к наполненному волнением и горечью голосу, сразу растерялась: Сергей?! Конечно же оставаться в стороне она не собиралась — вошла.  

 

— Что происходит?  

 

— Юля пропала… Хочешь попробовать?  

 

— Что попробовать?  

 

— Я ничего не обещаю, Сереж, — мягко улыбнулась она, желая хоть немного подбодрить вскочившего с кресла младшего брата, — но постараюсь помочь.  

 

Закрыв глаза, попыталась сконцентрироваться — никогда никого не искала, кроме Матвея, но с ним всегда легко, он же её пара — однако, не ощущая ничего кроме дикой паники, сосредоточиться так и не смогла. Обычно чувства других людей не мешают, но с находящимся от неё в всего одном шаге Сергеем у них кровные узы…  

 

Начав тереть висок, она, посмотрев брату в глаза, попросила:  

 

— Думай о чем-нибудь хорошем — мешаешь.  

 

— Ага, — криво усмехнулся он. — Легко рассуждать, когда тебя это не касается, правда же? Я не мо… — тут же замолчал, плавно оседая.  

 

— Думаю, так будет намного проще, — усадив племянника в кресло, помассировав висок, он с улыбкою поинтересовался: — Помочь?  

 

— Да, — повернувшись к супругу спиной, она снова закрыла глаза.  

 

Обняв, Матвей, отеревшись носом о волосы, слабо покачнулся, прижимая её к себе крепче.  

 

— Еще бы жалюзи опустить…  

 

Тихо засмеявшись, они оба разом расслабились.  

 

«Юля…»  

 

Засунув в карман телефон, Глеб чмокнул супругу в щеку и, молча взяв с собою старшего сына, пошел на улицу.  

 

За годы практики научился не только блокировать жену, но и довольно многое от неё скрывать — работа такая. Да он никогда и не собирался посвящать её во многое, что творится в его жизни — во избежание лишней паники, естественно.  

 

— Пап, а мы куда?  

 

— С дядей Матвеем встретиться нужно.  

 

Захлопнув за Левкой дверцу, он сел за руль и поехал на другой конец города. Как бы не хотелось не втягивать собственного сына в дела агентства, да только… оно того стоит.  

 

В прошлом году Матвей, сославшись на предвзятое отношение, поручил ему разузнать не только об изнасиловании девушки Сергея, но и о ней самой все, что получится. Поскольку, довольно часто сталкиваясь, видел глаза и плотно-сжатые губы шурина, то лучше кого-либо понимал, что если не он, тот рано или поздно сделает все сам и неизвестно к каким выводам при этом придет, отказываться от задания не стал. Не отказался он еще и потому, что до появления Валентины не раз встречал таких девчонок как Сережкина Юлька. Спал с ними, общался, а потому очень хорошо знал, что девушки становились шалавами не от хорошей жизни. Кто-то влюблялся в подонка, у кого-то была неблагополучная семья, а кто-то просто однажды оказался не в то время не в том месте.  

 

Как он узнал от Татьяны — одной из лучших Юлиных подруг, та была «хорошей» до поры до времени: прилежно училась и даже получала пятерки; в целом была твердой хорошисткой — умной, общительной, веселой. Но однажды все изменилось. Юлия замкнулась в себе в восьмом классе — начала прогуливать, хамить учителям, краситься, вызывающе одеваться. Конечно, с ней пробовали разговаривать, но безрезультатно. Она даже чуть не вылетела из школы, да классный руководитель пожалела — с горем пополам заставила доучиться.  

 

Юля в любой компании была белой вороной — вроде, улыбалась, курила и пила со всеми наравне, и даже на парней вешалась. С неохотой, но делать было нечего. Все-таки парень — это защитник. Но Юлия оказалась недотрогой, а потому никак не могла найти себе такого "друга", который бы от неё ничего не хотел. Конечно, если без конца и края динамить парня, нужно осознавать, что рано или поздно у того закончится терпение. И поскольку все считали Юльку шлюхой, никто с нею не церемонился. А она… растирая слезы, на следующий день натягивала на лицо улыбку и повторяла, как заклинание: «Ничего не было. Не было ничего».  

 

Она ненавидела и секс, и парней: отчим изнасиловал её как-то по пьянке. А когда она впервые осознанно переспала с мальчиком, который ей не то, чтобы очень, но больше других понравился, тот на утро брезгливо от неё отмахнулся: думал, что первый. По идее, первый и был, вот только девственницей она уже не была…  

 

Так вся её жизнь покатилась под откос: использованная, она оказалась никому не нужна. Иногда… когда не удавалось усмирить какого-нибудь пьяного ублюдка, Юлька, впадая в истерику, на публику резала вены, чтоб только не трогали. Прекрасно зная, на что она способна — став свидетелями далеко не одного кровавого спектакля — местные ухажеры от неё практически отстали, однако… у Юли было несколько подружек: выезды в город, клубы, пьянки, мальчики…  

 

Перемены пришли, когда она стала встречаться с Сережкой. Тогда же начались очередные проблемы: вовсе не потому, что, влюбившись, забыла о своих «боевых» подругах и друзьях, а из-за того, что она оказалась единственной, кому Сергей ответил взаимностью, чем вызвал настоящий ажиотаж среди окружающих. Он — видный парень, привлекательный, сильный, серьезный и при деньгах: многие засматривались, чего-то как-то суетились — дружить предлагали. Даже Юлина младшая сестра — Лиза и та по нему сохла, не говоря уже о всяких тетках и мамках с бабушками, которые мечтали через единственного сына породниться… конечно же не с никому неизвестным бизнесменом, а фирмой и капиталом.  

 

Естественно Юле завидовали. И очень сильно.  

 

Однажды между ними что-то произошло: Юлия почти сразу ударилась в прежнюю жизнь. Девчата злорадствовали. Кто-то даже, осмелившись, воспользовался случаем и пытался к Сергею подкатить, да тот отшил так грубо, резко и зло, что девчонка затаила обиду. Конечно, кто ему что мог сделать? Он же не такой, как все — в кампаниях не тусовался, а единственным человеком, которого всегда замечал, оказалась Юлия — вот ей и досталось…  

 

Сильнее сжав руль, Глеб остановился на светофоре.  

 

Это Таня показала ему видео с изнасилованием. И него кровь в жилах застыла: кто бы мог подумать, что это не парни организовали, а-а-а девушки?! Он тогда впервые встал перед выбором: что делать? Список — это просто список. Сергей, если взять на веру слова Валентины, человек отходчивый и добрый, а у таких — память короткая… со временем вообще мог забыть обо всем, да только… шила в мешке не утаить: выкинутое в интернет видео — кто успел посмотреть? сколько народу скачало? — рано или поздно, а даст о себе знать. Даже представлять себе не хотел, что может натворить Серега в запале, увидев такое. Действовать надо было немедленно и хладнокровно, однако… независимо ни от чего люди — это все-таки люди. У них есть семьи, родители, любимые, которые рано или поздно кинутся их искать. Да и жизнь в обмен за изнасилование, пусть и такое — слишком жестоко, тем более парни были всего лишь похотливыми марионетками, которых когда-то, обломав с сексом, кинула Юля. Он думал недолго. Выловив по одному, запер насильников в подвале на окраине города. На следующий день позвонил отцу, а ночью приехала машина.  

 

«Зря я девок пожалел», — пронеслось запоздалое в голове. Да только видел он тех «девок». Самая старшая на то время была беременна и готовилась к свадьбе. Ей, наверняка, давно плевать и на Юльку, и на Сергея. Другая лежала в больнице в коме: попала с парнем в аварию. Третья села на иглу и вообще мало чего соображала. Была еще одна. Самая адекватная, но-о — слишком молодая, поэтому практически сразу посчитал, что другие её просто подбили помочь. «А если я ошибся, и все дело именно в ней? » Холод разливался по венам.  

 

Серый Citroen C4 Picasso несся на окраину города. Туда же, но по другой дороге «летел» новенький черный джип Hyundai, а следом, едва поспевая, мчался темно-синий минивэн марки Avantime.  

 

Выехав из частного сектора, Глеб притормозил. Судя по карте, да и по местности, дальше ничего нет.  

 

— Матвей, вы где?  

 

— Твою за ногу… да в городе я еще! Главное, не упусти его, слышишь?! Как хочешь лови — только поймай!  

 

— И где мне его тут ловить-то? Если не ошибся нигде, я уже на месте. Но тут никакой заброшенной стройки нет, — кашлянув, он еще раз осмотрелся. — Впереди, правда, вижу какую-то свалку.  

 

— Ты не туда свернул, идиот!  

 

Невольно поморщившись, Глеб молча поправил гарнитуру, слушая наполненный яростью голос:  

 

— Сворачивай налево, гони прямо и молись. Натворит чего — полицией дело не обойдется, а я трупы закапывать не нанимался!  

 

— С-сук… — сдав назад, сразу попросил: — Лева, смотри в оба. Не дай никому причинить вред. Сам тоже будь осторожен, а то если что — мамка голову открутит: и мне, и тебе.  

 

Кивнув, Лева молча перелез на переднее сиденье. Ему почти шесть. И он далеко не впервые помогает взрослым в их серьезных и очень непростых делах, по-настоящему радуясь этому факту. Конечно же мама ничего не знает — они с папой умеют хранить секреты. Женька тоже ничего не знает — маленький потому что…  

 

— Нам его уже не догнать, — глухо прошептала Настя, сидя с закрытыми глазами, с силой сжимая колено супруга.  

 

Скрипнув зубами, он мотнул головой и, выкручивая руль, нырнул во дворы. Угораздило же так попасть! Мало того, что еще минут десять назад Серегу из виду потерял: все же его джип покруче будет, так еще на каждом светофоре стоять пришлось: что за непруха?!  

 

Можно было и догнать, конечно, да только он не столь безрассуден, чтоб мчаться по городу на запредельной скорости — к тому же полицию никто не отменял. Да и плевать ему, что там с Юлькой происходит. Башкой думать надо было прежде, чем к другому парню в тачку садиться! И вообще: о чем эта дура думала с её-то прошлым? Ведь не тупая вроде, а прожженная насквозь. И если бы Сергей в это не полез, хрен бы он вмешиваться стал! Уже давно не наивный борец за справедливость: всех подонков не накажешь. Да и-и-и — чего греха таить? — живя с Настей, сто раз переосмыслил и столько же раз пришел к одному и тому же выводу: в большинстве своём люди в своих проблемах виноваты сами! Просто кто-то загоняет себя в угол ничего не делая и наивно ожидая, что кто-то придет и разрулит то, что он наворотил. А кто-то никогда не сдается и в итоге добивается успеха, но таких — единицы. Единицы только потому, что у остальных не хватает терпения довести всё до конца — теряя надежду, опускали руки, превращаясь в среднестатистических обывателей.  

 

Отмахнувшись от ненужных мыслей, стиснул зубы и, объехав затор, вернулся на главную.  

 

— Ну что там у тебя? На месте?  

 

— Нет — колесо проткнул.  

 

«Еще не лучше! »  

 

— Ну ты же с Левкой. Пусть поможет.  

 

— А увидит кто?!  

 

— А ты сделай так, чтоб не увидел! — не скрывая раздражения, выпалил он и, отключившись, вернул жене мобильник. — Бесит. Придурок. Мало того, что заехал хрен знает куда, так еще и колесо продырявил. Научи дурака богу молиться, он и лоб расшибет!  

 

— Мотюш, успокойся, — Настя поморщилась: разойдясь не на шутку, супруг забивал собою все её мысли.  

 

— Я бы с радостью, но не могу, — простонал он жалобно. — Отвлеки чем-ни…  

 

И она — отвлекла.  

 

Добравшись до места, Матвей остановился рядом с джипом племянника и, выбравшись из машины, заправил рубашку обратно в брюки. Кроме Hyundai тут находились спортивный мотоцикл синего цвета фирмы Suzuki и красная ауди r8, которая вообще в это место не вписывалась. «Дорогие игрушки». Нахмурившись — что-то больно много народу собралось — он, усиленно соображая, как следует размял затекшие плечи. Вряд ли у Юльки когда-нибудь имелись настолько богатые ухажеры. Кто же её увез и зачем?  

 

Глеб трубку с последнего их разговора так больше и не взял — ситроена тоже нигде нет.  

 

— Никуда не суйся и вообще в машине сиди, — захлопнув дверцу у Насти перед самым носом, он пошел вперед.  

 

Провожая взглядом то и дело озирающегося по сторонам супруга, она мысленно бросила ему вслед: «Ты вообще понимаешь, о чем просишь? » Подняв руку, тот махнул. «Не отвлекай». И она, стиснув телефон, невольно всхлипнула: впервые оказалась втянута в нечто подобное. Раньше даже не осознавала насколько опасной на самом деле работой занимается муж, хотя Матвей не всегда, сидя в офисе, в бумажках копался. Были времена, когда он даже дома не ночевал, но она почему-то сроду за него не волновалась, однако сейчас… Сейчас так ярко вдруг поняла, что как бы ни был осторожен, а все-таки Мотя — простой человек без особых возможностей. Это Глебу хорошо — мало того что опасность кожей ощущает, так еще и ускоренной регенерацией обладает.  

 

Постоянно прислушиваясь, пытаясь уловить хоть чей-нибудь голос, Матвей осмотрел недостроенное здание, обойдя которое, почти сразу наткнулся на полуразрушенный вход ведущий то ли в подвал, то ли в погреб, а, может, еще куда — кто знает?  

 

Сбоку мелькнула маленькая фигурка.  

 

«Вперед меня приехал все-таки». Не успев дать племяннику знак, резко взлетел на полметра, давясь собственной болью. «Мои ребра… он меня… точно когда-нибудь убьет»…

| 39 | 5 / 5 (голосов: 2) | 15:17 15.04.2019

Комментарии

Книги автора

Предчувствие 18+
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
142)
Теги: Сергей/Юлия явтбнс
12:29 13.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 3)

В тихом омуте 18+
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
141)
Теги: Сергей/Юлия явтбнс
09:57 11.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 7)

Он - она 18+
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
140)
Теги: Сергей/Юлия явтбнс
11:37 06.04.2019 | 4.66 / 5 (голосов: 3)

Она - он
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
139)
Теги: Сергей/Юлия явтбнс
08:42 26.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 4)



Если это сон - не буди меня
Автор: Yuki_black
Рассказ / Другое
136)
Теги: Сергей/Юлия явтбнс
21:31 23.03.2019 | 4.75 / 5 (голосов: 4)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019