Безответственный

Рассказ / Реализм
Аннотация отсутствует
Теги: цветы

Безответственный  

Стеклянный бутылёк с лязгом покатился по кафельному полу ванной комнаты. Денис, замерев от неожиданности, уставился на ковёр. В окрасе гулявшего по сосновому бору оленёнка появились изумрудные пятна зелёнки.  

– Денис, бутерброды скоро… ну как так-то, а? – в дверях появилась женщина сорока с небольшим лет в джинсах и белой кофте. Глаза ошарашенной матери превратились в пятирублёвые монеты, когда та, подняв пузырёк, увидала испачканные руки сына.  

– Я только проснулся, обработать палец хотел…  

– Не оправдывайся… Восемнадцать лет, а внимательности так и не научился! На прошлой неделе чуть не затопил соседей, вчера у бабушки гардину сломал, когда тебя просто-напросто попросили повесить тюль и шторы, а сколько раз крестик в чужих домах забывал? Я устала по вечерам незнакомым малолеткам двери открывать, к утру совсем не высыпаюсь … Ты так скоро всё растеряешь…  

– Я не специально! Прекрати придираться…  

– Никто к тебе не придирается, но всё, что я вижу – твою абсолютную безответственность, и ты вообще не хочешь браться за голову…  

Крыть стало нечем. Одолевало раздражение: голова ныла, побаливала, к горлу подступил раздирающий ком. Казалось, ещё немного и он даст себе волю оскорбить женщину.  

Медленно накатывающую волну ссоры прервал свист.  

– Чайник вскипел, бутерброды заберёшь в микроволновке. – отрезала Людмила. Так её звали. – После работы я замочу ковёр. Иди, наливай себе чай или кофе и завтракай. Нам нужно поговорить.  

Людмила закрыла дверь, подошвы тапочек зашаркали на кухню.  

Зеркало отразило на лице Дениса гаснущий румянец волнения и стыда. Парень убрал скатанный ковёр в медный таз под ванной. Перед тем как выйти, он поймал себя на мысли, что в последний год ссоры стали частым явлением в их неполной семье. Отец ушёл, когда сыну исполнилось семнадцать. Наверное, из-за недостатка мужского воспитания, мальчишка не до конца понимал, как вести себя с матерью. Чувствовал он и обиду на отца за отсутствие приятельских бесед и совместных ночей у костра.  

Когда Денис вошёл на кухню, дымок от плавленого сыра извивался в воздухе полупрозрачным пламенем. Аромат свежезаваренного кофе переплетался с запахом чая с мелиссой.  

– Ужас, что на улице творится… – мама сделала глоток горячего чая, не отрываясь от ливня за окном. Серое небо нагнетало, взваливало тяжкий груз апатии. – Пойдёшь на работу – возьмёшь зонтик.  

– Не возьму, – недовольно возразил сын, – у меня капюшон есть. До конторы как-нибудь да добегу.  

– Ну и будешь лекарства себе сам покупать, человек дождя нашёлся. Забыл, как месяц назад в стационар попал?  

– Ты сказала, что надо поговорить?  

– Да, в этот четверг я уезжаю к Гулиминым в Джубгу. Наконец-то дождалась отпуска. Поэтому поздравляю, квартира на тебе. Твоя задача – всего-то поддерживать порядок в квартире и кормить попугая.  

– И надолго ты?  

– Недельки две.  

– Но…  

– Всё, всё, собирайся быстрее, уже половина восьмого.  

Входная дверь захлопнулась. Зонт продолжал висеть в прихожей.  

 

Дождь стучал по крышам до четверга.  

Денису лишь утром удалось пожелать матери хорошей дороги.  

Подвал городской гостиницы, двор которой нуждался в уборке, стал для юного дворника второй личной комнатой. Тут нашлось местечко для каждого из инструментов: скребок для колки льда стоял рядом с поблёскивающими в свете ламп граблями и надёжной совковой лопатой, они не раздражали и не стесняли парня, наоборот, благодаря им дух одиночества улетучивался. Его устраивала эта не самая чистая работа. Всё потому, что прикреплённый по разным адресам участок из трёх домов становился приятным глазу меньше, чем в полсмены. Вторую же половину, после обеда, Денис посвящал изучению изобретений человечества и временами погружался в приключенческие истории Джека Лондона. Иногда ему казалось, что вместо отца – книжки Лондона научили его защищаться и радоваться окружающему. Тогда-то, в минуты чтения, инструменты и становились его постоянными слушателями.  

Правда, бывало, начальник приходил в компании электрика и, если ты сидел в подвале без дела, мог и выговор влепить. Дождь в такие моменты оказывался как никогда кстати, все вопросы отпадали сами собой. Разве что крупный мусор с детской площадки требовалось убрать и очищать бачки у подъездов.  

– И как эти школьники не ленятся вставать рано утром, раздавать рекламу налево и направо, тем более в такую дождину и холод? – парень сидел на шатком табурете, прислонившись к прохладной кирпичной стене. – Хотя тебе ли говорить, сам устроился не лучше: ошиваешься у мусорных баков, соскребаешь птичий помёт на чердаках, кошек, сбитых подбираешь с дороги.  

Спина затекла. Денис решил немного походить от стенки к стенке, чтобы ноющая боль отпустила.  

– Вся эта ругань дома заколебала, – устало констатировал Денис. – Но что с этим делать? Может, перестирать всё бельё или там приучить себя постель регулярно заправлять? Ведь чужие дворы подметать ты не брезгуешь, а так и мама довольна будет…  

«Домашние мелочи… всё для комнатных растений и за их уходом…» – пронеслась в голове юноши речёвка девчонки-промоутера.  

Рука потянулась в карман трико, когда Денис вспомнил про рекламку, которую ему сунули под нос по пути в контору.  

 

После работы Денис посетил зоомагазин, купил корм для попугая Кеши, оставалось только зайти в те самые «Домашние мелочи», что находились под первым этажом центральной городской пятиэтажки.  

Полосатые драцены и взъерошенные пальмы, китайские красные розы и стройные жёлтые фиалки, музыка видавшего виды магнитофона, всё располагало покупателя приобрести, к примеру, садовые ножницы, лейку для полива или освежитель воздуха. Но Дениса заинтересовал фиолетовый цветок на крышке пластикового стаканчика за стеклом витрины.  

– Здравствуйте, что интересует? – подошла приветливая продавщица.  

– Ой, да я и не знаю даже… хотелось бы такой цветок, который быстро растёт…  

– Вы хотели сказать – расцветает? – поправила женщина с белыми локонами.  

– Вам виднее, – кивнул он. – Этот цветок выглядит симпатично.  

– Да, это – луковицы Кислицы. По-другому – «Бабочка». Лепестки похожи на крылья бабочки, когда он распускается.  

– Скажите, а долго он расцветает?  

– А сколько тебе нужно?  

– Допустим, за две недели первые ростки появятся?  

– О, парень, не переживай, «Бабочка» взойдёт за неделю. Вот увидишь!  

«Неплохо, – подумал Денис. »  

– Хм, тогда я возьму стаканчик.  

– Сто семьдесят рублей.  

– И горшочек с пакетом земли, пожалуйста, посчитайте. Хорошо?  

Домашняя обстановка парня не радовала. В любой другой день он не обратил бы на это внимания. Но сейчас, когда мамы не было дома, почувствовал беспомощность и только ноутбук, да щебечущий попугай спасали от одиночества. Раньше в его комнате заправлялась кровать и прибирался стол, пахло жареными лепёшками. Сейчас же, кроме стиранного ковра и сваренного с утра супа, его ничего не ожидало. И тот, будучи без внимания, мог обидеться и скиснуть. Трижды пройдясь квартире, Денис смирился, что обязанности матери на ближайшие полмесяца перекочуют на его плечи.  

Собрав всю волю и жгущий изнутри энтузиазм в кулак, Денис принялся разрезать пакет с землёй. Невысокий тёмно-синий горшочек уже стоял в центре кухонного стола.  

Денис потратил меньше трети земли из пакета, рассчитанного на три литра. Хорошо было бы, конечно, для начала посадить луковичку в одноразовый пластиковый стакан, а уже позже пересадить распустившийся цветок в горшочек. Но принцип «Всё и Сразу» сделал своё дело. Парень выкопал чайной ложечкой восемь углублений. Не торопился, и минуту спустя посадил Кислицу в шахматном порядке, а затем бережно полил отстоянной водой.  

За окном продолжал накрапывать дождь, но не показывался в темноте.  

Увлечённый первым в жизни хобби, Денис совсем не заметил, как маленькая стрелка настенных часов подкралась к девяти вечера. Парень вымотался, глаза слипались. Очень уж хотелось нырнуть в тёплую постель, отдаться миру сновидений, что и сделал Денис, когда стало невмоготу.  

 

Выходные выдались удивительно солнечными для осени. Суббота у матери раз в две недели значилась днём уборки. Вот и Денис подумал продолжить традицию. Под рукой оказался оранжевый маркер, календарь и куда же без цели перемен. Начиная с четверга, были зачёркнуты два дня, что растаяли во времени.  

«Начинай с малого, – подумал он. »  

Так парень и поступил – открыл окна в кухне, зале и своей комнате. Немного времени прошло и вот теперь дышалось куда свободнее, думалось яснее. Не то что в духоте, царствующей в квартире прежде. Оленёнок на ковре сбросил изумрудные кляксы и мог продолжать уединённую прогулку. Пылесос взялся за недоступные углы и кусочки ламината под мебелью. Тряпка очистила от той же пыли деревянный компьютерный стол, когда-то служащий Денису для учёбы. В вечерние часы субботы и воскресенья за ним просматривались фильмы и пилось дешёвое пиво под хруст жутко вредных чипсов и сухариков.  

Полтора часа и жильё преобразилось, вдохновляло и рождало в душе покой и чистоту.  

Не осталась без внимания и Кислица. Наивное любопытство превозаблодало. Денис пять или семь раз в течение пары часов подходил и долго выискивал намёки на изменения посаженных луковичек, но, к сожалению, природа умеет хранить тайну намного лучше людей. Парнишка не расстраивался, не потухала в нём надежда. В Сети узнал, что «Бабочка» не прихотлива в уходе и любит влагу, поэтому в целях ускорения процесса он достойно её полил.  

За ужином Дениса не покидала мысль:  

«Если я до сих пор не могу отдохнуть, то какого маме каждый раз вот так всё драить? »  

Последний половник борща Денис съел неохотно. Но вспомнил вкус из детства, когда был не прочь уплести две тарелки вместо одной. Тогда, в целях здоровья, отец натирал корку нарезанного хлеба чесноком и вкус получался ядрёный. Зато никакая зараза не прилипала.  

Вернувшись из размышлений, парень решил провести остаток выходного на прогулке.  

Нигде не было Денису так спокойно в городе, как на набережной, в окружении высоких благоухающих елей, журчащей реки, соседнего района, на который открывался вид. Больше всего ему нравилось наблюдать, изредка идущие по мосту в дали товарные поезда. Однотактный стук колёс, протяжный приветствующий гудок привозили с собой отголоски жизни предшествующих городов.  

Сидя на огромных камнях, смотрел он на картину написанную природой, мечтал и с особым замиранием сердца наблюдал багровый закат, что прятался за серые пятиэтажки.  

Ночь выдалась сложной: Денис переворачивался с бока на бок, поправлял и взбивал подушку, но уснул не раньше четырёх утра с колотящимся сердцем.  

Денис шагнул из подъезда в коридор. Мама шла в зал. Тогда сын бросил вопрос:  

– Что со спиной?  

Она шла, прихрамывая, в розовой домашней футболке. Поверх нее, поясницу и живот укутал широкий компрессионный бинт.  

– Ничего, видимо, продуло... – прилегла на диван. Стоило Денису выпустить мать из поля зрения, чтоб повесить курточку, как вдруг, обернувшись, он поймал на себе пугающий, ненавистный взгляд.  

– Мам, все в порядке? Ты как-то смотришь...  

– А как я на тебя смотрю?Все правильно: смотрю на тебя, как мать неблагодарного сына...  

Перезвон колокольчиков, кряканье и трель в клетке попугая за стеной прервали диалог.  

– Что? Я не понимаю, о чем ты...  

– Безответственный – повторила Людмила.  

– Безответственный, курлык, безответственный Дениска...  

– Сынок, как же тебе не стыдно, совсем мне не помогаешь...  

Слова матери лились сквозь истерический, злорадный смех...  

Моторчик в груди мальца заработал быстрее, стремительнее он перекачивал кровь и выбрасывал в мозг ядерную дозу адреналина.  

– Нет... прекрати... прекрати назвать... меня... безответ...  

Дениса пробудила подступающая кислохмельная субстанция. Сопровождалась рвота отрыжкой и жёваными кусочками сухариков, ошмётками мяса из борща и невесть чем ещё, заполнившим полость. Плотная пелена в глазах и вот парень сидел у унитаза. Прополоскало его длинной, мерзкой на вид очередью. Чтобы миновать повторную волну от тошнотворного запаха, юноша нажал кнопку смыва.  

Прокашлявшись, Денис вытер слёзы, ополоснул мордашку и вернулся в комнату, где вдобавок слух резало курлыканье попугая. Но больше всего омерзительное чувство в нём вызвали пивные бутылки, баночка из-под газировки и пустая пачка чипсов, рассчитанная на большую компанию, но никак не на одного любителя вечерних киносеансов. Отходы из-под бесполезной жрачки отправились прямиком в мусорный пакет.  

– Три? Целых три отростка? – Денис протёр глаза, думал показалось.  

Кислица «проклюнулась» только на восьмой день – три ростка из восьми. Совсем не крылья бабочки, но уже листочки клевера, а вдобавок и фиолетовый окрас показался Денису симпатичен. В голове всплыла мысль:  

«Хобби подобно освоению навыков. На выхлопе пожинаешь удовольствие»  

Пятничным утром тело повзрослевшего человека вытеснило оболочку глупого подростка.  

– Прекращай, идиот! Не ведись ты на эту гадость… – произнёс он. Нет, скорее протяжно проныл с обессиленным всхлипом.  

Успокоившись спустя пятнадцать минут, он подошёл к подставке-триноге.  

Когда Кеша капризничал и отказывался залетать в клетку, Денис подходил, пальцами постукивал по кормушке и отходил назад на несколько шагов. Попугай осторожно, изучая ситуацию, цеплялся за прутья, перепрыгивал на искусственную веточку и шустро треща крыльями оказывался внутри выделенных ему владений. Этот трюк начал срабатывать с третьего раза. Тогда-то Денис и понял, как, не теряя времени, ловить любимца.  

Так и в этот раз, очищая яблоко, парень отрезал кусочек, поместил между тонких прутьев решетки и ожидал пока тот не заскочет в клетку.  

– Чего ж ты все курлыкаешь? По-человечьи бы поболтал, что ли... Без компании скукота смертная...  

В ответ он получил лишь очередной щебет.  

– Нет, давай по-другому: привет... скажи привет...  

– Курл… Кри... курлык...  

– Скажи Денис... Денис...  

А Кеша только и делал что клевал яблочную дольку, вертел желто-зеленой головой да хлопал черными глазами-бусинками.  

– Курл... курлык...  

– Кеша, а скажи Люда, Людмила...  

Но попугай, насытившись долькой проигнорировал просьбу, птичка отвернулась полюбоваться собой в зеркале и постучать клювом по собственному отражению.  

– Эх, все с тобой понятно, птица – отмахнулся Денис. Он с минуту еще смотрел на сожителя и отправился в зал, проверить Кислицу.  

– Ещё два? Классно!  

Но, к сожалению, один новый росток оказался не похожим на остальные – форма клевера была деформированной и черной. Росток походил на скорченный финик или изюм. Поэтому его пришлось обрезать.  

– Ну, надеюсь, оставшиеся три удачно расцветут.  

Слово “расцветут”, как и “цветение” вызывало улыбку. Оно ассоциировалось у Дениса со словом “рождение”.  

Взглянув на остальные, уже повзрослевшие ростки, Денис заметил, как они, словно гусеницы, сбросили тесные коконы и расправили фиолетовые, светящиеся в солнечных лучах, крылья. Теперь Кислица гордо могла называться бабочкой.  

 

Вечером четверга Денис отметил как располнела мамина дорожная сумка, ведь две недели назад, в утро отъезда она казалась порядком легче. Хоть и трудно поверить в то, что женщины могут обойтись без кучи вещей, которые во время отпуска им не пригодятся.  

Людмила выглядела отдохнувшей, взгляд сиял. Золотистый загар покрывал её лицо и руки.  

Не ощущалось между матерью и сыном напряжённого фона. И так было всегда: находясь друг от друга на расстоянии оба скучали, но вместе перевоплощались в спичку и фитиль от динамита.  

Первым делом Людмила прошла в зал.  

– Вот я и дома! – протянула она.  

– Люда, курл, добро, курл, пожаловать домой, курл.  

– Сына, Кеша что, разговаривает?  

– Сама всё слышишь, – пожал плечами Денис.  

Можешь воды принести? Я вообще к себе домой попала? – вопрос сопроводило сухое покашливание.  

Женщина поторопилась к занавешенному окну, чтобы подышать свежим воздухом. Фиолетовые лепестки за шторой замерли над землей и как бы поприветствовали Людмилу, когда ветер просочился в зал и заколыхал их.  

– Так... а... а это что за красота?  

– Знакомься, бабочка Кислица.  

– Ты купил ее специально для меня?  

– Нет, я купил луковички, чтобы узнать, смогу ли вырастить цветок.  

– Что? Вырастил? Сам?  

Недоверчивая реакция ужалила Дениса, словно пчелиное жало.  

– Да, сам! Что тебя удивляет?  

– Ни... ничего, просто не замечала, что ты интересуешься подобным.  

– Благодаря тебе я многим увлекся.  

Резкая перемена в поведении сына оказалась для Людмилы такой же неожиданностью, как недостающие страницы в любимой книге, подаренной на шестнадцатилетие.  

– Извини... что называла безответственным  

– У меня для тебя на кухне еще один сюрприз.  

Глаза разбегались стороны приправленного укропом картофеля под майонезным соусом и салатом с огурцов и помидоров. Не будь рядом табурета, она тут же рухнула бы на пол.  

– Спасибо, Денис. А так будет каждый день?  

| 9 | оценок нет 08:05 15.04.2019

Комментарии

Книги автора

Мы победили!
Автор: Skay
Рассказ / Фантастика
Аннотация отсутствует
20:37 01.12.2017 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019