Шепоты любви./Ч-5./

Рассказ / Эротика, Другое
Аннотация отсутствует

Ника.  

 

Унять бы свой животный страх, но только как? Мне хотелось бы верить, что уже все кончилось. Боже, как болит моя голова. Это просто ужас какой-то. Беспощадно давит виски и это заставляет изгибаться внутри от колкой боли, что сковывает по швам. Так, что было последим? Кажется, я дошла до конца ограды, в испуге подорвалась на какой-то мине, кажется, но успела вовремя отпрянуть. Наделала шум, привлекла к себе внимание, но последнее, что я помню это размытые женские силуэты перед глазами, их шепот, а после полный провал. Словно, ничего и не было, только черная пустота в воспоминаниях, или же мне просто память уже отшибло, но это маловероятно. Ведь если бы так и было, то я забыла бы то, что было со мой в доме Джин, но я это помню слишком отчётливо. Может быть, это я не благодарная, но если честно, то я рада своей свободе. Рада, что могу вдыхать свежий воздух, запах мокрой земли и, если попаду под шальную пулю, или же меня примут за врага это будет естественно, а не вот эти все игры в служанку-хозяйку, и прочая чушь. Нет. Сейчас все так, как должно быть.  

 

*Воспоминание Ники.  

 

День четвертый. Спальня Джин. Ночь.  

 

–Пожалуйста, -кричу срывая голос я. -пожалуйста, не надо! Прекрати! Джин, нет, прекрати!!! -слезы крупными гроздьями стекают по моим щекам скатываясь по подбородку вниз к шее.  

 

–Замолчи, и чувствуй. -прорычала она.  

 

Кубик холодного льда медленно тает внутри моего лоно, и я вся извиваюсь от ощущения, как капли воды касаются лепестков бутона, его сердцевины и выходят на постель. Связанная в запястьях я лежу на спине, а подо мной три высоких подушек, которые подымают мою нижнюю часть так, чтобы Джин могла наблюдать за этим грязным действием. Когда ей кажется, что кубик льда может выскользнуть из меня, она пускает струю горького дыма в сторону словно дракон, и резко проникает двумя длинными пальцами внутрь моего бутона проталкивая ледышку глубже. Тогда меня начинает трясти, и она, довольно улыбаясь, продолжает наблюдать, как капли, словно тающий воск, медленно вытекают из моего бутона. Словно нектар, что так любят опасные пчелы.  

 

Мелиса склонилась над моим лицом, и ее тонкие пальцы коснулись моих щек, очертание подбородка размазывая соленые слезы по коже. С каждым новым кубиком льда, я чувствовала, как внутри меня все немеет, замерзает. Джин снова выдохнула в сторону дым, и вынув из моего бутона один кусочек, она передала его Мелисе, чтобы та засунула мне его в рот. После второй попытки выплюнуть его, я получила хлесткую пощечину от Джин, грубо сжатие щек, и этот ее надменный взгляд. Пальцы Мелисы проталкивали кубик глубже в мое горло, и я, боясь, что это может завершиться моей смертью, просто подчинилась. Сделала все то, что они хотели. Выполняла их желания. Повернув голову к двери, я увидела Ору. Девочка сжалась в страхе, или жалости ко мне, и я увидела, как она заплакала.  

 

***  

 

Тихий шепот резко сменялся громким воплем командиров, и это помогло мне прийти в себя, но не так плавно, как хотелось бы. Темно, но тепло, что не может не радовать. Я хотела приподняться, но легкая боль в плече заставила меня снова лечь. Коснувшись ладонью своего тела, я обнаружила на себе чистую одежду, ведь, когда мина подорвалась, я упала в мокрую грязь и вся испачкалась. В этом доме пахнет яблоками, горячим воском и сигаретами. Темно. Мне пришлось долгое время прищуриваться, чтобы хотя бы что-то начало проявляться. Так постепенно, начали проявляться очертания стола, какого-то комода, на стене висела карта. Резкое пламя свечи и я вижу, как мужчина прикуривает от тусклого огонька. Так, кажется, самое время паниковать.  

 

–Надеюсь, тебе не нужно объяснять мое недоверие. -произнес мужчина своим низким, басистым голосом. Такой голос может принадлежать человеку, который никогда не повторяет дважды.  

 

–Если честно, -я попыталась приподняться на правый локоть. -было бы неплохо узнать, чем я так заслужила недоверие.  

 

–Хм. -мужчина зажег фитиль еще одной свечи, и в комнате стало лучше видно его, и все вокруг. Подставив стул к кровати, он сел на него так, что его руки обняли спинку. -ты считаешь, что я глуп?  

 

–Вовсе нет. -я начала кашлять. Не могу долго терпеть дым.  

 

–Тогда скажи мне, девочка, -его ладонь коснулась моего лица. -как с такой диковиной внешностью ты умудрилась выжить в Германии, и невредимой добраться сюда. Это заговор? Разведка? Диверсия?  

 

–Внешность у меня обычная, да и вообще-то, я полячка. -снова кашель. -к тому же, к немцам я попала силой, а бежала от них по собственной воли.  

 

–Я так не люблю обман. -мужчина  

выдохнул в сторону дым.  

 

–Но здесь нет никакого обмана, и я честна перед тобой. -возмущенно ответила я. -хватит курить рядом со мной! -срываясь на крик произнесла я, чувствуя, что начинаю задыхаться.  

 

Сейчас мне достаточно света, чтобы разглядеть этого мужчину. Очень красивый. Именно красивый. Русые волосы, ярко выраженные скулы, такое трапециевидное лицо. Крупный нос с узкими ноздрями, тонкие, длинные губы, которые извиваются в ухмылке так часто, что иной раз принимаешь ее за своеобразную улыбку. Мужчина протянул свою тяжелую ладонь, и грубо сжал мое лицо своими толстыми пальцами. Я видела эту власть в зеленых глазах, и готова была растаять, но только здесь мне не притон, и я не проститутка. Шанс стать собой. Я должна ему доказать, что не диверсантка!  

 

–Я не повторяю дважды, если ты еще не поняла это. -мужчина нахмурился так, что его длинные брови изогнулись в идеальной диагональной линии. -вопрос тот же.  

 

–Ответ тот же. Я не вру тебе, а говорю правду.  

 

–Девочка, -он нежно погладил мою щеку. -милая мордашка, прекрати проверять меня на прочность. Хочешь, чтобы я снова спросил у тебя кто ты и откуда? -мужчина вздохнул. -хватит шуток. Отвечай!  

 

–Да что тут отвечать!!! -подскочил до визга мой голос. -я сказала, что полячка. Что не ясно? Мне четырнадцать лет, и я бежала с немецкого борделя. Что тебе еще не ясно?  

 

–Дрянная лгунья! -он резко шлепнул меня по щеке.  

 

Мне стало обидно. Мне стало обидно настолько, что с моих глаз прыснули слезы. Сев в кровати, я закрыла лицо ладонями и заплакала. Мужчина потер затылок, и я почувствовала, как его грубая ладонь сжимает мои мокрые от слез пальцы. Посмотрев ему в глаза своими покрасневшими бездонными озерами, я увидела, как специфично приподнялась его левая бровь. Он не скрывал своего превосходства надо мной, и откровенно говоря, меня это бесило.  

 

–Хочешь заставить меня гадать? -он улыбнулся. -думаешь, что я хочу причинять тебе боль? Нет. Я беспокоюсь о своем лагере, и было бы очень нехорошо, если бы я совершил такую оплошность поверив твоим невинным глазам. Вопрос остается тот же. -мужчина вздохнул. -ладно, не плачь. Давай начнем с самого начала. -он подтянул ткань своих штанов с колен, и положив ладонь на одеяло, коснулся моих ног. -как тебя зовут, откуда ты родом, откуда бежала, сколько тебе лет и как ты нашла наш лагерь?  

 

–Меня зовут Ника. -прошептала я. -мне четырнадцать лет. Я родилась в Польше, но нашу деревню разрушали немцы, когда мне было двенадцать. Тогда один военнокомандующий решил забрать меня с собой, и…-я заплакала.  

 

*Воспоминания Ники.  

*День первый. За двенадцать часов до приезда  в элитный бордель офицеров.  

 

Я сижу на заднем сидении автомобиля этого молодого мужчины, и слушаю, как он обсуждает будущее со своим водителем. Слушая мое дыхание, он иногда поворачивался ко мне, и мы сталкиваемся взглядами, но вместо страха, который должен бы сковывать мою душу, я, как девочка, не знающая ласки мужчины, но чувствующая нутром его интерес, робко краснею отводя взгляд в окно. Леса. Мы проехали уже так много, а этот хвойный лес кажется нескончаемым. Тихо. И тишина эта умеет пугать. Вдруг, резкий раскат грома заставил меня испугаться. Я вцепилась от страха в сидение на котором сидел молодой офицер, и почему-то мне показалось, что он улыбнулся. Капли дождя упали с небам на лобовое стекло, и водитель засмеялся.  

 

–Вот и встанут наши танки на той дурацкой горе, офицер. -мужчина остановился.  

 

–Почему мы остановились? -спросил у него молодой офицер. -на открытой дороге, где нам даже не свернуть в лес. Ты в своем уме?  

 

–Буквально минуту. -водитель вынул какой-то инструмент похожий на ключи и вышел из машины.  

 

Офицер повернулся ко мне, и молча улыбнулся, наблюдая, как мои губы все же начинают расплываться в девчачьей улыбке. Наверное, это странно, что я как-то хочу больше говорить с ним, чем убегать. Хочу послушать его, а не молить об освобождении. Наверное, меня не поймут многие, но я не чувствую опасности от этого человека. Мужчина вынул из-за пазухи желтую упаковку с надписью «Schokolade». Не раздумывая, я взяла ее, и лишь спустя несколько секунд спустя подумала, что это неприлично с моей стороны. Робко протягивая ее обратно, я заставила молодого офицера рассмеяться.  

 

–Нет. -он выставил раскрытые ладони вперед аккуратно отталкивая плитку. -это тебе. Попробуй. Сладкий.  

 

Я сморщилась в удивлении, и тут ему стало ясно, что я его не понимаю.  

 

–Шоколад! -восторженно произнес мужчина, и раскрыв упаковку отломил дольку. -шоколад. Ам, и в рот. -он поднес коричневый, треугольный кусочек к губам, и почмокал ими. -ммм. Попробуй, шоколад!.-мужчина поднес его к моему рту. -сделай так «А-а-а».  

 

И я открыла рот. Коричневый, тающий в моем рту незнакомый мне вкус разлился по языку, и я, не понимая его начинки, смаковала сладкое послевкусия с привкусом каких-то фруктов. Возможно яблока или чего-то похожего. Молодой офицер вышел из автомобиля, и склонился над колесом, с которым возился водитель. Он о чем-то спросил у водителя, и тот улыбаясь что-то ответил. Если бы они говорили на моем языке, то я смогла бы прочесть по губам. Оба мужчины вернулись спустя несколько минут, и машина тронулась с места.  

 

Мы ехали так долго, что когда наступила кромешная тьма, машина заехала на какой-то пост, где дверь автомобиля раскрыл какой-то мужчина, и кивнув другом сторожевому, разрешил проехать дальше. Водитель попросил молодого офицера дать ему десять минут на технический осмотр, и тогда, мужчина сел ко мне на заднее сидение. Как только дверь за ним закрылась, он сжал вместе ноги, и кивнул мне на них. Я не понимаю, что он от меня хочет, но вдруг, мужчина запустил ладонь в мои растрепанные волосы, и ласково начал укладывать меня на свои ноги головой. Видимо, он понял, что я уже засыпаю. Поглаживая лицо, проникая в волосы, и водя ими нежно рукою, он напевал какую-то колыбельную. Мне так казалось, что это колыбельная. Урчащий голос способствовал засыпанию. Почему-то я подумала, что у него есть младшая сестра. Если нет, то как объяснить его странное отношение ко мне?  

 

Веселый водитель смеясь залез обратно в машину, но услышав, как этот офицер поет мне колыбельную, он сразу же замолчал, и на секунду мне показалось, что даже машину он завел тише. Мужчина пел долго, но только сон словно рукой сняло, и мне хотелось просто слушать его приятный, хрипловатый голос. Все это время, его ладонь поглаживала мое плечо, бок, и в такт своей песни он немного раскачивался из стороны в сторону. Когда он остановился в своем пении, то я почувствовала, его взгляд на себе, и сразу же зажмурилась, делая вид, будто сплю. Он аккуратно снял с себя пиджак и укрыл меня им. Почему я хочу плакать?  

 

*День второй. Приезд в элитный бордель офицеров.  

 

Высокий, подтянутый мужчина привел меня в небольшой внешне дом в котором, как оказалось было больше шести комнат. Вокруг никого, но вдруг из комнаты вышла женщина лет сорока. Полностью обнаженная, но поверх ее тела был надет полупрозрачный халат в нежные, розовые цветы. Она облокотилась обеими ладонями о дверной косяк, и улыбнулась мужчине. Он сел в кресло, а женщина принесла ему высокий стакан, наполненный холодной водой с лимоном. Я осталась стоять в самом центре комнаты на круглом, вишневом ковре, пока офицер медленно пил, женщина обхаживала меня со всех сторон, вальяжно курила и все искала какие-то изъяны. Подойдя ближе, она запустила ладонь в мои волосы, и вдохнула их запах.  

 

–Полячка? -удивленно спросила женщина, и офицер кивнул. -ты ведь прекрасно знаешь, что ее нельзя взять для удовлетворения офицеров. Она испортит чистую кровь, а смешивание приведет тебя к концлагерю, как предателя. Смешивание кровей, Боже, о чем ты думал?  

 

–А что я должен был сделать? -мужчина допил воду, и аккуратно поставил стакан на стол. -она еще ребенок, и если бы я не вмешался, то она могла погибнуть.  

 

–Брось свое благородство к черту подальше. -женщина толкнула меня плечом. -она загонит нас в могилу, если кто-то узнает, и все это будет из-за тебя.  

 

–Никто не узнает какой она национальности, если ты не будешь трепать своим ласковым язычком. -Генрих нежно посмотрел на меня, а его тонкие губы исказила приторная улыбка. -тем более, она выглядит очень зрелой.  

 

–Хорошо. Будь по твоему, но, если она нарушит хотя бы одно правило, я спихну ее на плечи хозяина. -женщина ушла в комнату.  

 

–Только через мой труп, Грета! -грубо произнес мужчина. -если он тронет ее хотя бы пальцем, клянусь Богом, Грета, клянусь самим Богом, но я убью его.  

 

–Тише, мальчик. -Грета коснулась его ладонью из-за дверной рамы. -тише, мой милый. Ты слишком эмоционально реагируешь на каждое слово касательно хозяина. Что за личные счеты, ласковый мой?  

 

–Не называй меня так. -прошипел он. -не имей этой дурацкой привычки трогать меня, называть своими грязными словечками меня. Я, в конце концов, не спал с тобой!  

 

–Так, Генрих, дорогой, не слишком ли ты нагло себя ведешь? Тебе нужна моя помощь в сокрытии твое девчонки, и я иду тебе на встречу, а вместо благодарности, ты смеешь повышать на меня голос. Милый, так дела не делаются. -улыбаясь ответила Грета. -совсем не делают.  

 

–Грета, не начинай. -Генрих резко облокотился ладонью о косяк. -одно мое слово, и тебя опустят на три позиции вниз. Забыла, как обслуживала по сто человек солдат за неделю? Или ты хочешь обратно?  

 

–Не смей меня тыкать в это. -Грета обиженно хмыкнула и захлопнула перед лицом Генриха дверь.  

 

*18:49. Разгар клиентов Греты.  

 

Я стояла у окна заплетая волосы в тугие косы, и просто наблюдала за тем, как солнце постепенно скрывается за горизонт. Это было очень красиво. Последние лучи уходящего солнца заставили заблестеть стекло подъезжающей машины, и я увидела его. Молодой офицер вышел из машины, кивнул водителю, и я заметила, как он поправляет на себе форму, резко подтянувшись, он направился своей военной, уверенно походкой к дому.  

   

Пока в гости к Грете наведывались мужчины, которых она радушно встречала, угощала чаем и всякие сладостями, а после садилась на колени к одному из них, выкуривая сигарету и рассказывая смешные истории, ко мне в комнату молча направился Генрих. Я продолжала стоять у окна, когда почувствовала холодок открывающейся двери. Повернувшись, я заставила офицера снова собраться, и он три раза постучал по уже открытой двери. Я кивнула, и только после этого он зашел. Сняв с головы свою фуражку, он положил ее на прикроватную тумбочку, и я увидела его густые, светло-рыжие волосы. Грета (женщина, что встретила меня утром) выдала мне тонкую, кружевную ночную рубашку нежно-голубого цвета, которая была приятна к коже и такой же шелковый халат. Офицер сел на край кровати, и засуну руку в свой пиджак, вынул из кармана темно-синий футляр.  

 

–У меня для тебя подарок. -улыбаясь произнес Генрих, и похлопал три раза ладонью по месту рядом с собой, слово зовет котенка. -сядь, пожалуйста, ко мне.  

 

Я снова нахмурилась, и тогда, Генрих вытянул руку вперед, а после медленно стал поджимать их к себе, и так три раза. Поняв, что он хочет, я отложила расческу в сторону, и забыв, что не закрепила волосы, почувствовала, как косы нежно рассыпались распущенными волнами по спине, и подойдя ближе к нему, почему-то решила протянуть ладони к его рукам, и Генрих, коснулся грубыми губами их. Это было так странно, но переполняющее эмоционально. Подвинувшись, он снова похлопал место на кровати, и я села перед ним, но Генрих показал мне пальцем круговой жест, и я поняла, он хочет, чтобы я повернулась спиной.  

 

Боже. Его руки касаются моей спины, шеи и я чувствую, как мурашки россыпью непоседливых колючек заставляют испытывать не только смущение, но и расцветание почек начинающихся моих чувств. Тонкая, золотая цепочка с кулоном в форме капельки с темно-синим камнем нежно коснулась кожи, и мне стало неловко получить этот дар из рук взрослого мужчины. Это было неестественно для нас, и почему он так нежен ко мне, если я могу сыграть злую шутку с его жизнью? Его дрожащее дыхание нельзя было не чувствовать. Оно касалась моей кожи, а я не могла пошевелиться. Слезы. Почему я плачу? Почему я не хочу, чтобы он видел моих слез? Что с нами происходит?  

 

Ночь. Она подруга моих слез. Она скроет их, чтобы он не видел.

| 25 | 5 / 5 (голосов: 1) | 01:06 15.04.2019

Комментарии

Книги автора

***
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
19:02 14.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

***
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
21:54 08.04.2019 | оценок нет

Пепел
Автор: Chinasky1
Роман / Другое
Аннотация отсутствует
15:42 02.04.2019 | оценок нет

Лес
Автор: Chinasky1
Рассказ / Другое
Аннотация отсутствует
11:30 01.04.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Шепоты любви./Ч-4./
Автор: Chinasky1
Другое / Другое
Аннотация отсутствует
08:30 29.03.2019 | оценок нет

***
Автор: Chinasky1
Другое / Другое
Аннотация отсутствует
13:28 28.03.2019 | оценок нет

Пепел./Гл-21./
Автор: Chinasky1
Рассказ / Лирика
Аннотация отсутствует
00:30 19.03.2019 | оценок нет

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019