Пепел./Гл-19./

Рассказ / Философия, Другое
Аннотация отсутствует

 

«Только закрыв за собой дверь, можно открыть окно в будущее. »  

Франсуаза Саган.  

 

 

 

ПЕПЕЛ.  

Гл-19.  

 

Снова держу в руках дневник Марии. Время потрепало эту книгу, которая хранит в себе целый мир, который я вероломно пытался разрушить. Теперь для меня это всего лишь исписанный кусок бумаги и ничего более. Ничего особенно в этом дневнике я уже не видел, а читать его мне стало тошно. Горечь и страх, переполняли сой разум, а Мания заставляла страдать меня ещё больше. Я не знаю, что мне делать с этим хранилищем странной и загадочной души. Ничего не приходит в голову кроме, как избавиться от этого предмета.  

 

До самого вечера я был у Лизы. Мы пили и казались счастливыми, улыбались и говорили друг другу самые тёплые слова и просто мечтали о новой жизни без проблем, где нибудь на берегах Атлантики, где нет войны и постоянного преследования. Америка звала нас своими просторами и свободой, но каждый из нас понимал, что нам обоим не суждено туда попасть, ведь получить визу на въезд в страну дело практически безнадёжное, тем более в военное время. Поэтому мы подумали о Франции, где было не менее уютно и безопасно, хотя, может мы ошибались. »Да в любой стране безопасно, где нет войны», -думал я. Ах, если бы этих разрушений не было, если бы нам, обыкновенным людям, не пришлось отправляться на фронт и сражаться за то, чего не хотим. Каждый из нас уезжал, потому что ему сказали сделать это. На самом деле никто не хочет войны и никогда не хотел. А те, кто говорили, что хотят войны, просто страдали от недостатка острых ощущений. Адреналин в крови бушует на фронте как никогда прежде. А самое странное было то, что те, кто желал войны, на ней так ни разу и не были. Они спрятались в своих бункерах и оттуда следили за тем, как росли горы трупов, по которым шли наши новые враги, вся Европа шла на Германию. Но людям, готовым умереть за свою национал социалистическую партию, было всё равно, агрессорами и тиранами были другие, не они.  

 

В комнате царил полумрак опускающейся ночи. Небо невозмутимо плыло над нами, словно полупрозрачная вуаль, скрывающая от простых смертных красоты мира, скрытого далеко далеко за звёздами и солнцем. Облака стояли на месте, закрывая собой только взошедшую полную луну, похожую на огромный прожектор, что бросал маленькую толику света на погасший мир.  

 

Мои губы сжались, а руки стиснули обложку. Казалось, я должен был выбросить этот дневник в мусорку, но что то мне мешает, оставить его в стенах своего, пусть временного и разрушенного дома. Я смотрел в окно, через которое влетал свежий, очищенный от плохих мыслей ветер. Он, словно, звал меня прыгнуть за ним, как птица и больше никогда не опускаться на землю. Хотелось бы стать птицей, а не человеком. Птицы никому не желают зла, а вот люди... как раз таки наоборот. Тишина накрыла мир тяжелым куполом. И я понял, что пора действовать, иначе эта книга, так и останется в моих дрожащих руках.  

 

Я держал дневник над каменной пропастью, на дне которой блестели лужи после недавнего дневного дождя, назревавшего ещё утром. Теперь мы могли делать невозможное, смотреть в прекрасное небо, угрюмо таращась в холодную землю.  

 

Пальцы разжались сами собой и в ту секунду я ничего почувствовал. Не дрогнула рука, не сжалось болезненно сердце, не было ни единой слезинки сожаления, пустота внутри и снаружи. А дневник беззаботно летел вниз в бездну из которой ему уже не выбраться.  

 

Оставалось лишь надеятся, что кто то да возьмёт на себя эту тяжёлую ношу, избавив от неё других. Дневник должен был либо найти своего хозяина, либо идти дальше по миру, неся свои странные и порой непонятные мысли. Я вдруг вспомнил о листке, что когда то положил в нагрудный карман в пальто. В нём я сохранил лучшую запись из дневника, которую только смог найти и собирался сохранить её навсегда:  

 

«13. 04. 1943»  

 

«Хочется попросить прощения у Бога, который отнял у меня последнюю любовь. Что он хотел сказать этим? Никогда не приходило в голову, что терять людей может быть, так больно. Видимо, нам воздалось по делам нашим, карма нас настигла и жестоко мстит за свои грехи самой обыкновенной войной.  

 

Я осталась одна в этом черством, холодном городе, который плюнул мне в душу кислотой. Все, что мне теперь хочется сделать, так это повеситься.  

 

Прощай, мой собеседник. Прощай, моя мнимая любовь. Я отправляюсь в своё последнее путешествие. Путешествие в Ад. »  

 

Это было, так похоже на её размышления. Такие же безысходные и тяжёлые. Каждый раз, когда мы начинали с ней разговаривать, то рано или поздно все приходило к одной точке, избежать которую мне не удавалось ни разу. Она начинала говорить безостановочно, без передышки и отдыха, потому что знала, что если замолчит хоть на секунду, то вся магия пропадёт. А я ей не препятствовал. Всего лишь продолжал слушать её на удивление верные мысли, до которых, наверное, не додумался бы и спустя целую жизнь, а может даже и две. Эти тирады, проповеди от той, которую я любил, я ценил больше всего на свете и теперь мечтал услышать их хотя бы ещё раз. Но она ушла. Ушла, забрав с собой все самые верные слова. И единственное, что я вспомнил, так это её размышления о небе, о том, что мы живём в лёгких Бога, что день это вдох, а ночь это выдох и что сигаретный дым, что он вдыхает каждые тридцать лет всего лишь война, одна ужаснее другой. Это были её мысли, не мои. Именно поэтому я чувствовал себя пустотой, когда моей любви не было рядом.  

 

Спустя несколько минут тяжкого молчания послышался тихий стук в дверь. Сначала три раза, после краткого молчания ещё три. Мне и в голову не могло прийти, кто же стоял на пороге моей разрушенной обители, но медленно встав с неудобной кровати, покрытой седым наростом пыли, я подошёл к выходу и дёрнув ручку распахнул дверь, впуская в тёмную комнату немного тёплого беззаботного света из коридора.  

 

На порогу стоял Рома. На его лице сразу же растянулась улыбка. Я же не мог разделить с ним этих чувств.  

 

–Твою мать, где ты был–прошипел я и дал ему оплеуху, сметая улыбку с его побитого жизнью лица. На секунду мой взгляд остановился на его слегка потрёпанном костюме, весь в тёмных пятнах и маленьких дырах будто он прошёл через скотобойню.  

 

–Разве так встречают друзей? -сказал он держась за больную щёку, медленно прошёл внутрь и не найдя, где можно было бы сесть, просто стоял посреди этого погружённого в неизвестность хаоса и смотрел на меня.  

 

–Где ты был? -я громко хлопнул входной дверью.  

 

–Господи, Андрей–вздохнул парень и открыл окно, вновь впуская внутрь прохладный воздух надвигающейся ночи, -прости меня. Я так виноват перед тобой. Мне очень стыдно, я не знаю, как тебе объяснить всё то, что...  

 

Я не выдержал слушать его рассуждения мне совершенно не хотелось. Не хотелось вливать в себя эту чёрную желчь лжи, которую он мне говорил. Рома притворялся униженным и оскорблённым, пытался сделать из меня идиота, но зная, какой беспорядок он учинил и скинул на мои плечи, я не мог так просто стоять и выслушивать его оправдания. Каждому хаосу есть оправдание. Каждая неразбериха несёт в себе смысл. Но что творилось в голове моего почти погибшего друга, мне даже в голову не приходило.  

 

Пелена странной грустной злости застлала мне глаза, я набросился на него, сбивая его с ног. Будучи неготовым к такому, он попытался отбиться, но я чувствовал в себе непреодолимую силу, что велела мне во всём разобраться. Казалось, ещё секунда и изо рта пойдёт кровавая пена, а глаза вылезут из орбит. Я бил своего друга, бил его, не щадя, но уже спустя пару ударов первой крови, разлившейся по паркету, страх привёл меня в чувство. На секунду остановившись, я вскочил с места и посмотрел на свои дрожащие от напряжения руки с которых капала свежая чёрная кровь. Взгляд вновь упал на Рому, дёргающегося на полу от боли и вся злость тут же схлынула, ушла в небытие и забылась, как страшный сон. На место праведному гневу пришла жалость, сострадание и желание помочь, а ведь это были самые редкие и оттого самые ценные эмоции военного времени. В век, когда люди убивали друг друга просто по приказу, такие чувства были не в ходу, потому что были опасны для солдата. Стоило тебе проникнуться к врагу, наполнить своё сердце отравляющим ядом жалости, как тут же получал пулю, а то и несколько выстрелов. И от этого самого сострадания уже не оставалось и следа, потому что кроме смерти ничего уже и не было, только бесконечная тьма, в которой царило лишь сожаление и смирение.  

 

В ту секунду я почувствовал, будто в меня выстрелили и от моей злобы не осталось ничего. Только привычная грусть.  

 

–Господи, Рома, -прошептал я,,испуганно смотря то на него, то на свои руки, -я... я не знаю, что на меня нашло. Прости меня, ради Бога.  

 

–Раз ты так говоришь, то Бога, очевидно нет, улыбнулся он и попытался встать, но, поскользнувшись на небольшом пятне крови тут же рухнул на пол и учащённо задышал. Я ринулся помочь и уже через пару минут, мы оказались в ванной.  

 

Из крана лилась ледяная вода, изредка окрашивающаяся в алый. Кровь сходила с лица Ромы медленно, натужно, словно успела присохнуть и запечься за каких то несколько минут. Я усадил его на хлипкий низкий стул и смачивая руку, продолжал смывать с него последствия своей злости.  

 

–Даже не знаю, что хуже... -прошептал вдруг он, растерянно улыбаясь. Он изредка смотрелся в зеркало и поправлял свои засаленные волосы и галстук бабочку на шее, -то, что я тебе расскажу или то, что меня избил, даже не выслушав?  

 

–Ни то, ни другое, -я озадачено застыл, смотря на него, -у меня даже нет сомнений, что случилось что то ужасное, так?  

 

Рома кивнул.  

 

–Ты как всегда наблюдателен. Мне это нравится.  

 

–Что случилось?  

 

–Очень многое, мой друг. Как видишь, наше временное убежище тоже разрушено, я сделал это не потому что мне так захотелось, нет. Были свои причины.  

 

– Какте причины требовали от тебя сломанных стульев и столов? Слава Богу, ты не решился разломать шкаф, иначе мы не расплатимся за то, что ты тут устроил.  

 

–Я всё оплачу... не беспокойся об этом...  

 

–Это вряд ли, -ответил я и случайно плеснул ему воды в лицо, – вдвоём может быть, но не строй из себя спасителя. Ты не сможешь.  

 

–Тогда, если ты не против, мы сможем вместе оплатить это и уехать отсюда навсегда, -сказал он вдруг. Я на пару секунд застыл, пристально смотря на него, думая, пошутил ли он или всё же говорил довольно серьёзно. Шумящая вода заполняла тишину ванной комнаты.  

 

–Уехать? Но куда? -спросил я, поворачивая кран. Воцарилась тишина. Он взял полотенце, лежавшее на целой части раковины и вытер им свои лицо.  

 

–Не важно. Главное, как можно дальше. Мне смертельно надоел этот город. Слишком уж он опасный для меня, -он глядел на меня, -да и для тебя тоже.  

 

– Эти порезы я получил не здесь.  

 

– А где же?  

 

–Ездил в другой город.  

– Что ты там делал?  

 

– Ездил на автомобильную выставку. Которая в итоге закончилась не очень хорошо. Очень хуево я бы сказал.  

 

– Что случилось? –напряжённым голосом спросил Рома и встав со стула, вышел из душной ванной в просторную, но по своему пугающую комнату. Я медленно проследовал за ним. В голове всплывали его слова:  

 

«Воспоминания ничто и их следует отпускать. Желательно, навсегда».  

 

Верно, думал я, но не мог претворить это в жизнь, сам не зная, почему так было. Мой разум поглощал всё, что происходило со мной и вокруг меня, не оставляя пустого места для радости, счастья, беззаботности и яркому солнцу прошедших дней. Во мне бушевали сомнения, раздражение и злость на самого себя за то, что никак не мог расстаться со своим прошлым и стать другим человеком. Настоящим.  

 

– Мой... мой друг разбился в катастрофе. На гонках, -только и выдавил из себя я, угрюмо смотря в пол.  

 

–Мне очень жаль, -он прошептал это настолько жалобно и тоскливо, что я вновь чуть не начал впадать в грустную ярость. Может это был «эмигрантский колер», я не мог точно сказать, но чувствовал я себя примерно так же, как и люди, что бежали из страны в страну, чтобы банально выжить и стать обыкновенными людьми.  

 

–Знаю, что тебе жаль, -сказал я, –но что случилось с тобой и где ты пропадал всё это время?  

 

–Помнишь ту девушку с которой я познакомился? -непринуждённо начал он. Я кивнул, -ну так вот, она оказалась не самой целомудренной девушкой в этом городе.  

 

–Ты с ней спал? –спросил я.  

–К сожалению, – разочарованно ответил он, пиная ногой кусок разломанного стула, -и теперь у меня проблем стало слегка побольше, чем обычно.  

 

–О чём ты? – нахмуренно спросил я и подошёл ближе. Тот растерянно покачал головой.  

 

–Сифилис, Андрей. Эта сука заразила меня, -он смотрел мне в глаза, -теперь мне, наверное, не долго жить осталось. Я не знаю, что делать. Я совершенно потерян.  

 

Моё молчание Рома принял, как отрицательную реакцию.  

 

–Я пойму, если ты не будешь со мной общаться. Кому нужен такой... такой больной и бедный друг, как я, -он сел на холодный пол и руками зарылся у себя в волосах, -не стоило мне вообще возвращаться. Глупец! Идиот! Зачем я только вернулся?!Мне ведь и так суждено умереть!  

 

–Заткнись! –крикнул я, не выдерживая этого мракобесия, -не смей так говорить о себе! У тебя есть я, есть Лиза и Грег. Мы тебе поможем в этом можешь не сомневаться. Да и как я могу бросить единственного человека, который так много для меня значит?  

 

–В наше время такое редкость. Трудно верить в эти слова, Андрей. Очень трудно.  

 

–Погоди, -вдруг начал я, вспоминая, что наутро Лиза и Грегори должны были уехать в пансионат на лечение. И меня посетила занятная мысль отправить его вместе с ними. Я не знал, согласится ли Грег и сможет ли он такое сделать, но для нас надежда умирала последней.  

 

–Что? -спросил Рома, -что ты задумал?  

 

–Утром я тебе всё расскажу, -ответил я, -я бы с удовольствием послушал твою историю о происхождении этого хаоса в нашей комнате.  

 

–Ах, здесь даже рассказывать нечего, -вздохнул он и встал с пола, -эта сука уговорила меня устроить здесь праздник. Я не смог отказать ей, уж слишком много она для меня значила. А теперь она просто ушла. Сказала, что она меня больше не любит и хочет начать всё заново далеко отсюда. Как и я. Как и ты.  

 

–Я тоже хотел бы уехать, -вздохнул я, подошёл к окну и посмотрел вниз. Дневника во дворе уже не было, только ровные зеркала луж, отражающие сущность нашей Вселенной.  

 

–Я успел подглядеть, куда она уезжала, -слегка смущённо сказал Рома, -город мне неизвестен, да и не в этом дело. Я решил написать ей письмо.  

 

–Нахуя!?  

 

–Чтобы получить ответы на свои вопросы. Она ведь так и не сказала, почему разлюбила меня.  

 

–Она тобой пользовалась, -сказал я и неожиданно закурил, совершенно забыв о нашей с ним договорённости.,-оглянись, что сталось с нашими домом, гле он теперь? В пизде! А всё из за неё. Она тобой пользовалась и просто исчезла, чтобы окончательно не разбивать тебе сердце.  

 

–Ты правда так думаешь?  

 

–Да.  

 

–Письмо я всё равно отправлю. Я даже приготовил его к отправке. Хочешь посмотреть?  

 

Я вяло кивнул. На меня тяжёлыми волнами начинала накатывать сонливость.  

 

Рома сунул мне в руку слегка мятую бумажку. На ней неаккуратным почерком было начертано письмо:  

 

«Я ищу тебя очень давно. Очень давно. Каждый день я думаю о том, как бы было прекрасно коснуться твоего прекрасного тела хотя бы на миг, почувствовать твой вечный запах лаванды, обнять тебя и больше никогда не отпускать. Но ты всё время бежишь как можно дальше, так и не сказав, почему решила сделать это. Так вот, хотел хоть раз получить ответ на свой скромный вопрос. По крайней мере, пока я не уйду из этого мира, а случится это очень скоро. Ты сама знаешь, сколько мне осталось. Может, ты прочтёшь письмо и прослезишься, может, просто порвёшь и выкинешь, но знай, что что бы ты не сделала, я всегда буду любить тебя.  

 

Твой и больше ничей, Роман»  

 

–Как давно ты её ищешь? -спросил я, глядя на начало письма.  

 

–Уже несколько недель. Она ушла ещё до того, как ты уехал из города, я не решился сказать тебе сразу. Затем она вернулась и уговорила устроить у нас небольшой праздник и вновь испарилась. Странно всё это, очень странно, оттого и немного страшно. Неопределённость очень пугает меня, -он на мгновение замер и бросил уставший взгляд в окно, за которым бушевал красками и огнями ночной город, -она пугает всех людей на планете. Когда ты не знаешь, что делать и не знаешь чего ожидать от жизни, то иногда просто опускаются руки. Не зная, какой выбор нужно сделать, ты сидишь и не желаешь абсолютно ничего. И это бездействие настораживает и не даёт никому жить в спокойствии. Разве я не прав?  

 

–Прав, -вздохнул я и вернул своему другу письмо, -лучше поспать. Хотя бы последнюю спокойную ночь. Окей?  

 

–Да, так определённо будет лучше для всех, -криво улыбнулся Рома и направился к своей кровати, -надеюсь, скоро всё наладится. Я так устал от всех этих тягот жизни.  

 

–Я тоже, мой друг. Я тоже.  

 

Свет не было нужды выключать его никто не включал. За окном сияла жизнь беспечных людей, никогда не задумывающихся о бесконечных превратностях судьбы и боли. За горизонтом заживо горели люди, слышались канонады пулемётов и взрывы, где то там далеко лейтенант гнал на передовую своего подчинённого, а затем видел искалеченного в госпитале, где он умирает, корчась от мук. Там царил настоящий хаос. А мы лежали в своих кроватях и молча думали о завтрашнем дне. Это было так странно, слушать тишину собственных мыслей, зная, что вдалеке, где светило солнце, люди убивали друг друга и не знали о том, что без войны можно жить. В голове метались мысли, следующий день уже сиял сквозь окно, а мы лишь мечтали о нём. О дне, который должен был стать для нас самым важным за всё время нашего пребывания в этом ебучем, мерзком, проклятом городе.  

 

| 27 | оценок нет 12:14 14.03.2019

Комментарии

Книги автора

***
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
21:42 13.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Жадность
Автор: Chinasky1
Другое / Другое
Аннотация отсутствует
15:47 13.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

***
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
13:49 13.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Шёпоты любви./Ч-2./
Автор: Chinasky1
Рассказ / Другое
Аннотация отсутствует
23:29 11.03.2019 | оценок нет

Шепоты любви./Ч-1./
Автор: Chinasky1
Рассказ / История Другое
Аннотация отсутствует
15:04 11.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Пепел./Гл-18./
Автор: Chinasky1
Рассказ / Лирика Философия
Аннотация отсутствует
01:24 11.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Покалеченная птица.
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Лирика
Аннотация отсутствует
00:11 11.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017