О векторе развития международного права

Эссэ / Детектив, Проза, Публицистика, Реализм, Философия
Можно ли считать себя в безопасности и под защитой международного права в современном мире
Теги: опасность отдых закон право человек

Сессия сдана, лето на исходе, впереди еще один год напряженной учебы и, как заметил выдающийся русский библеист профессор А. П. Лопухин, «утомленный заботой о нескончаемой злобе дня», решаю телепортировать себя на солнечный средиземноморский берег.  

Короткий визит в одну еще не обанкроченную туристическую компанию и благодаря невероятно талантливому менеджеру с радостью расстаюсь со своими кровными в обмен на заверения о незабываемых впечатлениях от отдыха с их компанией. Правда, лететь туда все-таки придется на самолете. На мой осторожный вопрос, а не будет ли наш самолет пролетать над территорией одной из братских нам стран, талантливый менеджер тут же продемонстрировал не только свою сообразительность, но и глубокие знания тактико-технических характеристик средств ПВО стран НАТО и почившего Варшавского договора. Чтобы окончательно развеять мои опасения, менеджер отметил, что их компания бронирует места только в авиакомпаниях, где пилотами трудятся наши бывшие военные летчики стратегической авиации, в общем – асы, знающие тактику прорыва вражеской ПВО, противоракетные маневры и многое чего другое – так что опасаться мне не стоит.  

Расставшись с талантливым менеджером почти друзьями, с легким сердцем начинаю отсчитывать оставшиеся до вылета деньки.  

В назначенный день раненько с утра прибываю в самый современный аэропорт столицы, принадлежащий неизвестными собственниками, в котором еще не выветрился запах аммиачной селитры, быстро прохожу все требуемые формальности и одним из первых становлюсь в очередь на посадку.  

Посадку объявляют секунда в секунду и под колокольный перезвон товаров первой необходимости из опустошенного Duty Free очередь радостно двинулась на вход в белоснежный лайнер. Уж было занеся одну ногу внутрь самолета, краем глаза замечаю нарисованные на борту лайнера три злополучные цифры, которые с недавних пор стали сильно омрачать былые теплые воспоминания о замечательном советском портвешке. Ну, нет! Зачем мне куда-то лететь?! В Подмосковье прекрасная погода, мотоцикл, рыбалка, да и вообще – я не устал! С этими мыслями пытаюсь развернуться на 180 градусов, но не справившись с напором рвущихся поскорее занять свои места граждан, оказываюсь в уготовленном для меня кресле.  

Взлетели. Набрали высоту. На борту стало заметно оживленнее. Только сосед по креслу сидит какой-то угрюмый. Переглянулись.  

– Петя, – мрачно представился сосед. – Из Харькова.  

– Сергей. Из Подмосковья. – назвался и я.  

– Как думаешь, собьют?  

– Думаю, да…  

– «Патриотом»?  

– Нет, скорее «Буком М». На 50-55 минутах полета. – подтвердил квалификацию по своей второй воинской специальности я.  

Еще немного пообщавшись, пришли к единому мнению, что для всех нас на борту: украинцев, русских, татар нет ну никакой разницы, кем и чем будет прерван наш полет и бренность нашего бытия – «Буком ли М», «Патриотом» ли. Все мы здесь всего лишь мишень. И что падать мы будем, скорее всего, крепко обнявшись, даже крепче, чем родные братья и сестры.  

Последующий час прошел в нервозном ожидании и философской беседе о праве человека на жизнь, свободе и любви, о власти и деньгах. После двух часов полета мы с соседом облегченно вздохнули. А еще через два часа наш самолет приземлился в столице Каталонии красавице Барселоне. 30 минут на преодоление кордонов, 60 минут в комфортабельном автобусе до отеля, 30 минут на переодевание в номере, еще 5 минут пешком в указанном ресепшенисткой направлении и – вот он изумрудный средиземноморский прибой с изумительным и бесконечным песчаным пляжем.  

Начинаю присматриваться к немногочисленной публике. Впереди замечаю группу поляков с фигурами раннего Шварценеггера в обществе равного им количества говорливых полячек. Левее от них – англичанка средних лет с обнаженными грудями, красноречиво говорящими об их былом величии, теперь же уныло демонстрируемых их обладательницей своим сыновьям-подросткам 10-13 лет. Левее от англичанки и слегка на возвышении – три наши симпатичные, громко смеющиеся соотечественницы, с огоньком в глазах и решимостью уложить наповал к своим ногам свое чуть зазевавшееся средиземноморское счастье. Справа от группы поляков возлежали на полотенчиках две дамы, размовлявших на украинской мове. Еще правее – франко-африканская семья с тремя детишками. И чуть поодаль от них два немца центнера по полтора каждый, в кожаных стрингах, пирсингом в ушах и бровях и жесткими татушками по всему телу. Немцы нежно лобзались и вовремя коротких передышек, закатывая глаза поочередно выдыхали со слезой в голосе: «Я люблю тебя, мой мальчик... ».  

Ну, наконец-то я в Западной Европе! Здесь никому нет до меня дела и мой отдых пройдет спокойно, без излишних переживаний. Определяю свое местоположение невдалеке от двух дам из почти родной страны. Приблизившись к ним на деликатное расстояние, снимаю свой рюкзачок, достаю книгу, стелю полотенце и начинаю неторопясь расстегивать шортики. Дамы настороженно замерли (вероятно, заметили георгиевскую ленточку на моем рюкзачке). Чтобы развеять их опасения и попытаться восстановить сожженные другими мосты, с дружеской улыбкой приветствую их: «Слава Украине! ». Дамы приподнялись. «Героям – слава! » – продолжаю уже менее уверенно. Дамы вскочили и начали быстро сооружать демаркационную линию, разровняв полоску песка между нашими полотенцами. «Жаль! Очень жаль…» – промолчал я, погружаясь в очередной бестселлер профессора Катасонова.  

Осмысливание хитросплетений мировой банковской закулисы под палящим солнцем Каталонии достаточно быстро привело к обезвоживанию организма. Восполнить недостаток влаги оказалось несложно. Ларек с прохладительными напитками находился метрах в 20-ти от моего полотенчика, куда я и направился, предварительно достав из моих белоснежных шортиков несколько евроманек. Через минуту я уже опять стоял у своего полотенца с запотевшей бутылочкой чистейшей каталонской водички. Но что-то на моем полотенчике неуловимо поменялось… Но что?... Ах, вот оно как! Где же мои шортики?! Приподнимаю полотенце, хотя и так видно, что под ним ничего, кроме вмятины в песке от моего живота, нет. Зачем-то начинаю его встряхивать, хотя способности Дэвида Копперфилда во мне никогда ранее не проявлялись. Начинаю осознавать, что моим шортикам вместе с их содержимым (айфоном, денежками, ключами и карточкой от номера) приделали ноги. Понимаю, что выгляжу очень смешно, но все же решаюсь обратиться к окружающей публике: а не видели ли они, с кем уходили мои любимые шорты? Нет-нет, не видели – осуждающе замотали головами и задергали плечами окружающие, – вам лучше обратиться в полицию!  

Невесело возвращаюсь в отель. Ресепшенистка-полька удивленно посмотрела, выслушала и сочувственно пояснила, что это, конечно, не мы каталонцы, здесь же понаехало всяких и что мне нужно немедленно обратиться в полицию – Mossos d’Esquadra.  

Что ж, жизнь в Советском Союзе приучила нас иметь всего про запас. И у меня был с собой про запас еще один телефон, с которого, перед тем как отправиться в Mossos d’Esquadra, я и сделал звонок на свой, как я полагал временно утраченный в Западной Европе айфон, убедившись, что он уже выключен или находится вне зоны действия сети.  

Добравшись в Mossos d’Esquadra за 10 минут и сердечно поблагодарив Кабальеро on duty за радушный прием, объясняю ему, как мне кажется, в наиболее доступной форме английского языка о своей оплошности на пляже. «Сиеста…» – подавил зевок Кабальеро. Проявляю настойчивость, пытаясь объяснить ему, как сильно я опечален расставанием с моими любимыми вещами в самом начале отдыха в их прекрасной стране, за которую наши прадеды проливали кровь. «Доминго, more over…» – всхрапнул Кабальеро. Даже при моем скудном знании языка Сервантеса и глубоких испанских традиций, слово «маньяна» Кабальеро мог бы уже и не произносить. Но я решил не сдаваться и одержал маленькую победу. Кабальеро предложил мне стать первым в очереди на аудиенцию к комиссару, пока не придет их переводчик. Это оказалось очень лояльным с его стороны, так как за 30 минут ожидания переводчика, в коридоре Mossos d’Esquadra образовалась изрядная очередь друзей по несчастью разных национальностей, пола, возраста и вероисповедания.  

Переводчиком явилась совершенно милая бела Донна, которая препроводила меня в кабинет, где за компьютером сидела не менее очаровательная Донна негро, но уже в эполетах. Еще раз выразив им свою признательность за оказанное гостеприимство на земле Дона Кихота, Сальвадора Дали и генерала Франко, повторяю им свой рассказ о досадной оплошности на пляже и готовность выразить им обеим еще большую признательность, в случае обнаружения ими где-то поблизости, ну хотя бы моего любимого айфона. Обе Донны закивали сочувственно и еще раз уверили меня, что это совершают не они каталонцы, а понаехавшие тут.  

– Конечно-конечно! – без тени сомнения соглашаюсь я.  

– Вы, должно быть, знаете 15 цифр номера imei вашего телефона? – спрашивает Донна негро в эполетах в переводе бела Донны.  

– С уверенностью могу назвать только 10 цифр: 0, 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9. – отвечаю в глубокой задумчивости.  

– Ну, вот видите? Если бы вы знали все 15 цифр номера imei, то тогда, возможно, мы когда-нибудь задержали бы кого-либо с мешком каких-нибудь телефонов и могли бы, наверное, среди тех телефонов поискать и вашего любимца. А так… No chance. Но мы вам оставим наш e-mail и, если вы позднее все-таки вспомните все 15 цифр, то вы нам сможете их переслать и мы будем иметь их ввиду. – закончила Донна негро в эполетах, протягивая мне некий документ, надо полагать мой рассказ в ее интерпретации на испанском языке, с просьбой подписать.  

И тут…!!!  

Мой айфончик дает о себе знать, посылая мне сигнал на прозапасный телефон, что он опять в сети. Ну, вот вы и попались! – мелькнула радостная мысль. Тут же демонстрирую обеим Доннам свое открытие, варианты поимки преступников и их депортации из славной Каталонии.  

– Сор-р-р-ри. Ноу эппл дивайс хир-р-р-ра. – молвила бела Донна переглянувшись с Донной негро.  

– Но как же так, дорогие Донны? Ведь преступник практически в наших руках? – сделал я круглыми от удивления глаза.  

– Сор-р-р-ри, – мило улыбнулись в ответ обе Донны.  

– Но ведь безнаказанность преступления порождает преступление еще большего масштаба! – стараюсь я быть очень убедительным.  

– Сор-р-р-ри, – совсем уж заупрямились Донны.  

– Но тогда хотя бы сделайте звонок вашим друзьям, которых сейчас полно дрейфует в вашей луже – пусть, что ли, метнут томагавк по лучу телефона. Да и наши уже не спят и с удовольствием откликнутся на вашу просьбу и подошлют сюда пару москитов по звонку. И все! С преступностью на вашем побережье будет покончено на поколение вперед! – не унимаюсь я.  

Донны как-то погрустнели:  

– Да, мистер, вы правы: нет преступности – нет проблем. А нам в Mossos d’Esquadra что тогда делать? Тоже фламенко перед всеми вами танцевать?  

Mossos d’Esquadra я покидал с легким чувством вины и гордости, что теперь какой-нибудь Хулио будет щеголять в моих белоснежных шортах, а некая Хуанита получит в подарок от своего красавчика Педро хотя и краденый, но все же айфон, с заверениями в вечной любви и искренней преданности. А карманные деньги будут потрачены ими в прибрежном ресторанчике на празднование этого радостного события. Мира всем нам, счастья и добра!  

 

Испания  

Октябрь 2014.

| 39 | оценок нет 10:06 13.03.2019

Комментарии

Sfokin18:52 13.03.2019
stanislaw, спасибо за Ваше внимание к моему "произведению". Учитывая Ваше замечания относительно национального права, распространяющееся на кражу имущества у иностранного лица - делаю вывод, что заметку Вы прочитали до конца, что уже радует. На самом деле, это эссе было написано мной в качестве курсовой работы по курсу "Философия права" во время обучения в одном из Московских университетов и её полное название звучало так "О векторе развития международного и внутреннего права в странах Восточной и Западной Европы и некоторых аспектах его реализации", но ресурс проза-ру сократил название до удобочитаемого, поэтому "национальное" право исчезло из заглавия, но не из текста. (Кстати, наш профессор поставил мне за это эссе 4 бала из 5-ти возможных). Воспроизведённая мною ситуация в конце рассказа лишь частный и не самый драматичный случай из упомянутых в тексте и, я полагаю и надеюсь, Вы их так же отметили. Относительно конкретно моей ситуации: я имел более длительный диалог с сотрудниками комиссариата по этому поводу уже с профессиональной точки зрения. На самом деле, если кража на сумму менее 300 евро - они даже дело не заводят и это абсолютно точно так же как и у нас, когда наша полиция просит написать заявление, что причинённый ущерб несущественен и дело не возбуждается. Так вот, отдыхая на пляже в Сочи, в Подмосковье и даже в той же Испании но в другом месте, я абсолютно спокойно оставлял свои вещи на пляже, чтобы на минутку отойти и окунуться в воде. Здесь же я попался. И в комиссариате мне сказали, что оставлять вещи без присмотра здесь ни в коем случае нельзя. Мои претензии были к нашему тур-лидеру, что она не предупредила о возможности таких ситуаций, тогда бы я был на стороже. Она же извинившись ответила, что они туристов не настораживают, чтобы их поток в это место отдыха не уменьшался. Но это уж совсем смешно - нашла чем испугать русских туристов. Надеюсь, после этого туристов стали предупреждать о кражах, хотя я и не уверен, что количество краж от этого сократилось. Завершая своё критическое рассмотрение своего же рассказа, вызванное Вашим замечанием, хочу ещё раз подчеркнуть один из основных постулатов философии права, а именно - неотвратимость наказания, к чему я и нацеливал уважаемых читателей в конце своего произведения. Всех Вам благ!
Stanislaw12:51 13.03.2019
Это больше вопрос к работе правоохранительных органов иностранных государств. Действует там национальное уголовное право, где потерпевшим в преступлении оказался иностранный гражданин. Такое происходит и в России, иностранные болельщики были жертвами преступлений, они также обращались в полицию и злоумышленников не находили. Международное уголовное право здесь не будет действовать, довольно сложно задействовать Интерпол, личность преступника не установлена, да и международная уголовная полиция берётся за громкие дела. Скорее арестуют Эдварда Сноудена в России и попыются его эестрадировать в СЩА, чем объявят в уголовный розыск местного вора, личность которого даже не стали устанавливать. Да и это дело Испании, его бы судили по уголовному законодательству своей страны и сидел бы он у себя там на родине.

Книги автора

Галерея Витторио Эммануэле II
Автор: Sfokin
Очерк / Драматургия Проза Реализм События Философия
К чему приводят некоторые старинные традиции
Теги: милан турин бычок яйца галерея
10:35 12.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)


Золотой корень
Автор: Sfokin
Очерк / Байка Публицистика События Юмор
Для чего нужна настойка из золотого корня
Теги: золотой корень север спирт подводники тундра
10:08 12.03.2019 | оценок нет


Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017