Правила слепой игры - 3

Роман / Лирика, Боевик, Детектив, Любовный роман, Реализм, Юмор
Аннотация отсутствует

Глава 22.  

 

Люба была просто в бешенстве. Егор, с которым они были так близки, с которым было столько секретов… Как он мог не рассказать ей ничего! Её возмущению не было предела. Пока кабинет Марии Астафьевой скрупулёзно изучали криминалисты и в сотый раз допрашивали портье и отдел безопасности, она отвела в сторонку Егора и решила выяснить всё раз и навсегда. За ними наблюдал Мишка Тихонов, который устал оставаться в полных дураках. Ему Люба не просто нравилась, а он дышать боялся в её сторону. Только вот, серьёзная Любочка предпочитала романтически вздыхать по Егорке...  

 

Мишка нахмурился и подобрался поближе к этой парочке. Так просто он не собирался сдаваться. Для себя уже давно решил, что будет завоёвывать несравненную Любаву, пока не добьётся полной взаимности. Практически сразу, Мишка услышал не очень приятный обрывок их разговора и понял, что Люба страшно ревнует.  

 

– Как ты мог! Почему честно всё не рассказал? Я же тебе не чужой человек?  

 

– Люб, извини. Я Маше вчера только во всём признался.  

 

– А про меня? Про нас с тобой ты ей рассказал?!  

 

– Нет.  

 

– Трус. Предатель и трус!  

 

– Люб, я...  

 

– Не хочу я с тобой разговаривать, Самойлов. Ты меня оскорбил до глубины души! – Люба махнула рукой и отошла в сторону кулера.  

 

Мишка оказался тут как тут. Он услужливо налил прохладной водички в пластиковый стакан и протянул девушке. Та, молча взяла его и выпила всё до капли. Про себя Михаил отметил, что Егорка и правда лопух, раз легко решил расстаться с такой шикарной девушкой, как Люба. Нет, Маша эта тоже красотка, конечно, но как их вообще можно сравнивать? Люба была для Мишки на первом месте. С её именем на устах он просыпался и засыпал.  

 

Егор был страшно раздосадован. Ему было очень стыдно перед Любой и очень страшно за свою Машу. Собрав всю волю в кулак, парень просто приказал себе начать мыслить конструктивно. Кто-то из персонала в любом случае был задействован в похищении! Нужно срочно проверять всех, особенно новеньких. Хотя, не факт, что именно новеньких…  

 

– Егор, списки уже перепроверяют. С твоими сотрудниками начали работать. Ты сам кого-нибудь подозреваешь? – возле брата появился Иван Суворин с хмурым лицом.  

 

– Представь себе – пока никого.  

 

– Ну, никого – это значит всех. Камеры же кто-то вывел из строя. Как они могли показывать то, чего там и не было.  

 

– Это перезапись. Они крутили одно и то же. Мы уже выяснили.  

 

– А кто это мог сделать, вы не выяснили? – наседал на него брат.  

 

– Все, кто мог, сидят в одном кабинете и ждут очереди побеседовать с твоими коллегами.  

 

– Тебе времени дали до 20. 00. Получается, что им нужно Машу надёжно спрятать? Зачем столько много времени?  

 

– Я тоже об этом уже думал. – Егор схватился за голову и стал нервно почёсывать затылок.  

 

– Прекращай психовать, шахматист. Лучше скажи мне, что Маша успела от тебя узнать? Ты же не сразу всех посвящаешь в свои планы. Я вот, например, только неделю назад от тебя узнал подробности…  

 

– Слушай, только давай без этих детских обид, договорились? Вань, я тебе всё уже объяснил…  

 

– Объяснил. Брату – дураку всё ты объяснил. – кивнул Суворин и скептически осмотрел дверь Машиного кабинета.  

 

– Вань…  

 

– Здесь опечатки тоже все сняли?  

 

– Да, совпадают только с сотрудниками гостиницы. Пару посторонних пальчиков тоже есть. Женских, кстати. Но пальчики эти не криминальные. – бодро ответил эксперт.  

 

– Мне списочек всех сотрудников, чьи пальчики здесь есть. И не только здесь! Клавиатуру смотрели?  

 

– Обижаете! Первым делом! В перчаточках печатал грамотей.  

 

– Почему, именно грамотей?  

 

– Следы крупные на кнопках от перчаток, значит мужчина – это первое, а второе – ошибочек в записки нет, опечаток нет. Значит, привык всё делать спокойно, не суетился.  

 

– Как он Машу мог вывести без огласки и увезти в неизвестном направлении? Ему явно кто-то помогал. – Егор ещё раз пробежался по списку сотрудников глазами. – И потом, камеры могли вывести из строя дистанционно…  

 

– Егор, можно тебя? – его окликнула Люба, которая присела на корточки возле кулера и что-то рассматривала.  

 

– Что там? – молодой человек молнией подлетел к ней.  

 

– Серёжка.  

 

– Машина. Точно Машина. Срочно нужно на наличие отпечатков проверить? – шепнул Егор.  

 

Пока эксперт занимался серёжкой, Люба с Егором даже не смотрели в сторону друг друга. Ему было стыдно, а ей обидно. Мишка наблюдал всю картину и недовольно хмурился. Что такого особенного в этом Егорке, что серьёзная и рассудительная Люба млеет от одного его вида? Да что вообще между ними было? И, когда, главное? Любовь Александровна постоянно на службе, личной жизни у неё не обнаружено.  

 

Их тихим жестом подозвал к себе эксперт – криминалист. Все четверо, включая Суворина, подошли к нему и склонились над списком.  

 

– Вот эта личность, таинственным образом оставила на серёжке свои два пальчика. Действуйте, господа.  

 

Леночку Суховскую они застали в домашнем халатике и в тапочках. Она наивно смотрела на них и не понимала, чего же от неё хотят?  

 

– Я пришла два часа назад после рабочей смены. – испуганно тараторила Леночка. – Я простая горничная.  

 

– Елена, факты говорят сами за себя. – холодно начала свою игру Люба. – Ваши отпечатки пальцев обнаружены на вот этой серёжке. Это вещь Марии Астафьевой. Как могло произойти такое? Советую говорить правду, это и следствию поможет, и вам лично тоже поможет.  

 

– Вам статья о похищении человека не известна? – Мишка решил нанести свой контрудар.  

 

– Я ничего не знаю. Какое похищение? – по нервной интонации, стало понятно, что Леночка знает многое.  

 

– Где вторая серёжка? – не унималась Люба. – Вы и её успели сорвать с девушки?  

 

– А вы не утруждайте себя ответами! – добродушно постановил Михаил. – У нас есть все основания провести в вашей квартире обыск. Вот документ, а вот понятые!  

 

– Да это всё он! – вырвалось у Леночки слово, которое не воробей.  

 

– Сообщник, значит? Вы будете оказывать помощь следствию?  

 

– Да, – низко опустив голову, виновато ответила Леночка.  

 

Её рассказ занял не более минуты. Люба успела набрать Егора и все показания братья слушали по громкой связи. Стало понятным, что Михаил Лебедев сколотил себе целую команду. Туда вошла корыстная Леночка, которая, как истинная женщина не смогла удержаться от ювелирного чуда и сняла со спящей Маши серёжки, пока катила её в специальном контейнере для чистого белья.  

 

Ей помогал охранник Саша, с которым она имела романтическую связь. Это он помог с камерами и с транспортом. Марию Андреевну переправили на грузовом лифте в подземный паркинг и перетащили в белый микроавтобус. Водитель работал в гостинице уже целый год. Петрович всегда был исполнительным и серьёзным человеком. Егор не мог понять, что его заставило участвовать в похищении.  

 

Микроавтобус стоял на своём обычном месте. Получается, отвёз девушку, куда было нужно, спокойно вернулся, поставил транспорт на место и бесследно исчез. Суворин поставил засаду возле его дома. Но все уже понимали, что одинокий волк, без семьи, не собирается возвращаться на свою съёмную квартиру.  

 

Леночка всё это время серёжки держала при себе, в кармане. Она вернулась на этаж, как ни в чём не бывало, прошлась по коридору и получила от Лебедева свой и Сашкин гонорар. Вот только беда у неё с серёжкой вышла. Потеряла она одну. Дома обнаружила лишь вторую…  

 

Самого Михаила Лебедева схватить успели. Он предусмотрительно взял на этот день отгул, о чём написал соответствующее заявление. Егор про него и не вспомнил сразу. Просто, проверяя список сотрудников, позвонил ему на сотовый и спросил, всё ли у него в порядке и не передумал ли он с отгулом? Тот любезно ответил, что находится у входа в поликлинику, и что у него запланирован визит к стоматологу. Предстоит удаление зуба мудрости, вот почему понадобился отгул. Самое интересное, что Суворин его и обнаружил в кресле дантиста. Алиби было бы достоверным, если бы не Леночкина любовь к серёжкам!  

 

– Я только одного не могу понять, – Мишка смотрел озадаченно на Любу и рассуждал вслух, – к чему сложности такие? Машку что, не могли похитить на улице? Или возле подъезда?  

 

– Леночка сказала, что их специально с любовником инструктировали целую неделю. Маша, кстати, очень часто приходила в офис пораньше. Иногда даже за пару часов до начала рабочего дня. – пожала плечами Люба.  

 

– Случайные свидетели были не нужны? Это хочешь сказать?  

 

– Или тут ещё что-то…  

 

– Лебедев ведь и правда зуб успел вырвать. У него был запланирован стоматолог. Сейчас вот, говорить не может, представляешь?  

 

– Бедненький. – усмехнулась Люба.  

 

Глава 23.  

 

Егор попросил Любу об одолжении, которое сразу насторожило Мишку. Самойлов вручил ей сотовый Марии Астафьевой и попросил писать её маме сообщения, пока девушку не найдут.  

 

– Тебе будет это проще сделать, Люб. Ты посмотри, в каком стиле Маша с мамой переписывается, и напиши что-то похожее, ладно? Я ей звонил утром и предупредил, что мы с Марией в соседнем городе занимаемся иностранными клиентами.  

 

– Ладно. – холодно ответила Люба.  

 

Пока они ждали официального раскаяния Михаила Лебедева, с которым в кабинете Суворина работали те самые полковники, Люба решила отправить нужное сообщение. Просмотрев предыдущие смс-ки, она непроизвольно улыбнулась. Мать и дочь были настоящими подругами. У них даже были свои псевдонимы – Фиалка и Роза. Люба быстренько сообразила, какой из них к кому относится и начала строчить сообщение в похожем стиле: «Фиалка ела, честное слово. Да простит её Роза, но она занята! » Ответ последовал практически мгновенно: « У Розы всё хорошо, не волнуйся. Работай! »  

 

Люба даже начала по-доброму завидовать таким вот отношениям между близкими людьми. Вот её в семье всегда считали, и будут считать маленьким ребёнком. От этого ей постоянно становилось тесно в собственном доме. Иногда доходило до абсурда – маменька устраивала судейство над очередным «неблаговидным» поступком Любы и стыдила её при всех родственниках. Дедушка и бабушки, нахмурившись, кивали головами, в знак солидарности, мол, нельзя так. Один только папа её понимал и поддерживал. Люба обожала папу! Вот он не давал её в обиду никогда. Прекращал такие судейства моментально.  

 

Брал дочку на руки и уходил гулять с ней в парк при любой погоде. Как жаль, что он не победил маменьку и не научил её быть настоящей подругой для дочери. Люба вспомнила тот самый момент, когда папа разговаривал с ней в последний раз. Он всё честно объяснил маленькой девятилетней Любаше. У него другая семья, другая жена. Папа обещал пригласить её в гости на летние каникулы и познакомить со своей новой семьёй. Люба была согласна. Она так любила папу! Но больше, к сожалению, он не появился в жизни своей дочери. Мама категорически запрещала Любе даже имя отца произносить. Позже, Наталья Леонидовна вышла замуж повторно. Люба носит фамилию и отчество своего отчима. С ним у неё тоже сложились прекрасные отношения, но папой она его так и не смогла назвать. Как ни старался Александр Юрьевич Паршин, боевой лётчик в отставке, расположить к себе Любу – результата нужного не добился. Падчерица упорно выкала новому «папе», была вежлива, отзывчива, но дальше этого, родственных тёплых чувств не последовало. Александр Юрьевич скончался три года назад от сердечного приступа.  

 

Мама за это время стала ещё более требовательной к своей единственной дочери. Буквально ступить не давала Любе без отчёта. Девушка уже даже подумывала об ипотеке и переводе в другой город и другое отделение полиции, но её постоянно останавливала жалость к своим старичкам, как она привыкла за глаза называть дедушку и двух бабушек. Им требовалась постоянная забота, сопровождение в поликлинику. Она и бегать то по утрам начала лет пять назад, чтобы просто побыть наедине со своими мыслями и не слушать маминых нотаций.  

 

Все эти сложные семейные взаимоотношения, почему-то именно сейчас укололи Любу в самое сердце. На глазах почему-то выступили слёзы. Хотя, что значит, почему, с иронией спросила сама себя Люба? Очень даже и правильно сейчас слёзы из глаз польются. За неё многое решила в детстве мама – она не дала ни малейшей возможности маленькой Любаше решить что-то самостоятельно. Постоянно повторяла, что маму предавать нельзя, что мамины чувства должны быть на первом месте! Слушать такое приходилось ребёнку ежедневно, обычно перед каждым приёмом пищи. Потому Люба и не жалует все эти семейные обеды. Иногда, просто кусок в горло не лез. Её горькие мысли прервал Мишка, который опустился перед ней на корточки и протянул носовой платок.  

 

– Не расстраивайся, Любаш, – как-то, особенно по-дружески произнёс парень, – анекдот хочешь?  

 

– Про полицию, – девушка постаралась улыбнуться напарнику, быстро вытирая свои слёзы платком.  

 

– Почему сразу про полицию? Про милицию. Вот послушай…  

 

– Паршина, Тихонов, зайдите ко мне в кабинет. – скомандовал Суворин, высунувшись из своего кабинета.  

 

Как только они вошли, сразу обратили внимание на распухшую щёку Михаила Лебедева. Тот сидел на стуле и строчил чистосердечное признание. Он исподлобья, сердито взглянул на вновь прибывших, и продолжил писать.  

 

– Зацепка только одна, да и та сейчас в больнице.  

 

– Что от нас требуется? – нарочито громко спросил Мишка, поглядывая на своего криминального тёзку.  

 

– Поезжайте к Бочкину, покажите ему фотографию этого деятеля. Как мы поняли с коллегами, всё это придумал именно Юрий Бочкин. Он главный заказчик похищения Марии Астафьевой.  

 

– Понятно, – как можно спокойнее отозвалась Люба. – Мы можем идти?  

 

– Идите. – разрешил Суворин, а оба полковника молча кивнули.  

 

Уже на выходе, Мишка развернул записку, которую ему незаметно сунул в карман майор Суворин. Содержание было следующим: «Срочно отправляйтесь по этому адресу, ул. Садовая д. 27. Егор уже там! »  

 

– Если начал записки от руки писать и не воспользовался телефоном, то…  

 

– Телефоны на прослушке. Едем, Люб. Тут недалеко.  

 

Мишка ловко поймал попутную машину и они сверкнули своими корочками. Понятливый мужик молча кивнул и повёз по нужному адресу. Егор встретил их прямо у этого многоэтажного дома. Кинул таксисту – частнику крупную купюру и бросил напоследок:  

 

– Вы ничего не видели.  

 

– И ничего не помню. – поддакнул понимающий мужик и быстро уехал.  

 

– Ребятки, всё ещё хуже, чем мы думали. – приступил к своим инструкциям Егор. – Суворин по своим каналам выяснил, что один из этих полковников связан с Лазаревым. Смекаете, кто его предупредил об аресте?  

 

– Откуда информация? – постоянно оглядываясь спросил Мишка.  

 

– От Ванькиного сослуживца. Надёжная информация, Миш, можешь не сомневаться.  

 

– Какие наши действия? – Люба уже поняла, что ввязались они в какую-то западню. – Нам к этому Бочкину не надо, как я понимаю?  

 

– Ошибаешься, Люб. К Бочкину надо. Но только после того, как я вам ещё кое-что покажу.  

 

Егор жестом им показал, что нужно следовать в подъезд, вслед за ним.  

Они пешком поднялись на восьмой этаж и остановились возле старой обшарпанной двери, которая была не заперта. Повсюду сновали тараканы, и запах стоял не очень приятный. Любе в глаза сразу бросилась инвалидная коляска, которая стояла в центре коридора.  

 

– Привёл? Где мои защитники? – проскрипел старческий голос…  

 

Глава 24.  

 

Маша почувствовала резкую головную боль и практически сразу поняла, что связана по рукам и ногам. Глаза решила не открывать. Её тошнило со страшной силой и она едва сдерживалась. Приказав себе собраться и не паниковать, она решила с закрытыми глазами прислушиваться к тому, что происходит. Стояла мёртвая тишина.  

 

Руки и ноги страшно затекли, их невозможно было почувствовать в полной мере. Только сейчас Маша поняла, что и рот ей заклеили, да ещё и завязали сверху тугой тряпкой. По запаху она ощутила, что лежит на неком ароматном покрывале, которое благоухает цветами. «Значит, я в комнате? На кровати? », начала мысленно рассуждать девушка.  

 

Внезапно послышался топот. Она сообразила, что по некой лестнице к ней поднимаются сразу несколько человек. Дверь открылась, и эти люди ввалились внутрь комнаты.  

 

– Спит ещё! Сколько же он ей снотворного ввалил? Уже сутки прошли! – недовольно буркнул какой-то мужской голос.  

 

– А как окочурится? Что тогда делать будете? – спросил недовольный женский голос.  

 

Машка по интонациям и содержанию речи поняла, что эти «милые» люди не слишком довольны её длительным сном, да и убивать её в их планы пока не входит. Она дождалась, пока вся толпа выйдет из комнаты и осторожно открыла глаза. Голову пронзила резкая боль. Руки и ноги на её движения отреагировали теми самыми мурашками, которые неприятно разгоняли кровь по затёкшим конечностям.  

 

Едва не вскрикнув от боли, девушка, всё же заставила себя сесть. Она находилась в большой деревянной избе. Вся мебель была советского образца. Такие стулья, круглый стол и кровать она видела у бабушки и дедушки в деревне, когда была совсем маленькой.  

 

Она начала глазами искать хоть какой-то подходящий инструмент, который поможет ей развязать верёвки. Ничего нужного в поле зрения не попало. Машка решила не отчаиваться и дать возможность своим рукам и ногам окончательно оправиться от неудобной позы во время сна. Всё ещё продолжали бегать неприятные мурашки и голова ныла. Девушка потихоньку начала поворачивать шею то вправо, то влево, затем начала круговыми вращениями разминать плечи. Стало немного полегче. Про себя она отметила, что одета очень даже подходяще.  

 

Обычно в офис Машка приходила в классических тёмных джинсах, майке и лёгкой куртке. У себя в кабинете она переодевалась, согласно офисному дресс коду. А вот в то утро – не успела. Кто же этот Михаил Лебедев такой? И кто за ним стоит? Раз решился на похищение в гостинице, значит подготовился? А от неё то, что вообще нужно? Или не от неё? От Егора? Узнал каким –то образом, насколько они близки друг другу? Все эти мысли лихорадочно прыгали в её голове, сопровождая девушку ноющей головной болью. У мамы сердце! Ещё одна важная мысль посетила Машку как раз в тот самый момент, когда опять послышался топот внизу. Она решила лечь обратно. Теперь звуки шагов были не такими громкими. В дверь вошёл один человек, Машка почему-то сразу почувствовала, что это женщина. О неё пахло вкусно, складывалось такое ощущение, что эта дама готовила пищу.  

 

– Эй, соня! Просыпайся! Девонька, хватит дрыхнуть. – женщина по-хозяйски подошла к Машке и начала трепать её по щекам.  

 

Ощущения были не очень приятными и, чтобы прекратить эту пытку, Маша открыла глаза и, как можно выразительнее посмотрела на незнакомую тётку. Она оказалась грузной, с округлыми формами женщиной. Её маленькие глазки шарили по фигурке Маши. Девушке стало понятно, что эта грозная дама решает для себя, развязывать ей верёвки или нет. В подтверждение своей догадки она поучила ещё одну грозную реплику от сердитой тёти:  

 

– Брыкаться не будешь? – она по-хозяйски приняла позу "руки в боки" и с неприятной ухмылкой смотрела на пленницу.  

 

Машка отрицательно покачала головой и дала понять, что брыкаться не собирается. Женщина достала из кармана фартука ножницы, которые припасла, видимо, именно для этого случая. Наклонилась над ногами девушки и перерезала череду туго сплетённых верёвок. Затем, она резко дёрнула Машину голову, заставив тем самым девушку наклониться и начала больно развязывать тряпку, которая крепко стянула ей рот. Про себя Мария отметила, что с ней не церемонятся, даже вырвали вместе с этой тряпкой клок Машкиных длинных волос. Также резко грозная тётка поступила и с клейкой лентой, которую сдёрнула в один миг, заставив девушку охнуть от боли. Руки, судя по всему, ей развязывать не собирались.  

 

– За мной пойдёшь, поняла? – Машка ещё раз кивнула головой, теперь уже в знак полного согласия. – И чтобы без глупостей мне!  

 

Тётка царской походкой пошла к выходу. Мария Андреевна поплелась вслед за ней. Её ватные ноги не желали слушаться, она несколько раз споткнулась на лестнице и каким-то чудом не свалилась с неё. Проследовав за грозной тёткой на кухню, Маша поняла, что её будут кормить. Женщина пальцем указала ей, куда можно сесть и поставила перед самым её носом тарелку с оладьями и кружку чая.  

 

– Как ты будешь есть, я не знаю. Учись со связанными руками. Мне и так влетит за то, что я тебя наполовину высвободила. Ешь девонька! – более добродушная интонация, которая почувствовалась в этой реплике, дала Маше понять, что не так уж всё и плохо.  

 

– С-пасибо, вам…  

 

На неё внимательно посмотрели бесцветные глазёнки сварливой тётки и ещё раз пробежали по всей фигурке девушки.  

 

– Всё равно не развяжу, девонька, как не проси, какие вежливые слова мне не говори – не развяжу, поняла?! Ешь, давай! – и тётка, отвернувшись к плите, начала там что-то активно помешивать в кастрюле. – Скоро эти ироды вернутся. Так ты смотри, не брыкайся. Подписывай всё, что они тебе там дадут. Авось, жива останешься. Им терять неча. У них ни ума, ни сердца нету. Наняли зеков тебя прессовать, вот они и будут это делать.  

 

– А вы, что вы, хороший человек с ними вместе делаете? – Машка успела лишь отхлебнуть из чашки глоток ароматного чая.  

 

– Да что ты понимаешь, а?! – рявкнула тётка. – У нас в стране разве можно жить по-человечески? Я всю жизнь проскулила, как собака каторжная! Кто это оценил?!  

 

– Вас как зовут? – Машка решила расположить к себе эту несчастную женщину.  

 

– Зовут! А тебе оно надо, как там меня зовут?! Тебе от этого какой прок?!  

 

– Просто. Хочу познакомиться с вами. – тихо сказала Маша и посмотрела женщине прямо в глаза.  

 

– Ой, девка, не трави ты мне душу своими знакомствами! У меня вот может быть тоже, такая бы дочка была, если бы не государство это проклятое! Сгинуло моё родное дитё и никому до этого и дела нет! – женщина села на стул и начала вытирать лицо полотенцем.  

 

У Маши, глядя на страдания этой женщины, выступили слёзы на глазах. Она не знала, что нужно сказать или сделать в следующую секунду. Просто молчала и смотрела на лицо этой неплохой, в общем-то, тётки.  

 

– Тёть Рая я. – сотрясаясь в рыданиях, на выдохе, всхлипывая, сказала женщина.  

 

– Мне очень приятно познакомиться с вами, тётя Рая. А я – Маша.  

 

– Да знаю я. Что ты Маша. Предупредили меня эти ироды, что ты Маша.  

 

Женщина вдруг резко встала и опять подошла к плите. В очередной раз начала помешивать кипящую жижу в кастрюле. Не оборачиваясь к девушке, она приказала более холодным тоном:  

 

– Два оладика чтоб съела. Тощая вся такая – больно смотреть.  

 

– Хорошо. Спасибо вам. – в очередной раз поблагодарила девушка.  

 

Минут пять обе молчали. Маша исполняла приказ тёти Раи – она заставила себя съесть целых два оладика и запила их чаем. Женщина довольно поглядывала на неё и довольно кивала.  

 

– Спасибо, очень вкусно, тётя Рая.  

 

– Не за что. Мою дочку тоже было не заставить поесть толком. На какие я только хитрости не шла! Лилечка её звали. Врачи дитя загубили. Зарезал пьяный доктор на операционном столе мою кровиночку. Аппендицит у неё случился под новый год. – женщина села и начала горько рыдать.  

 

Машка тихо подошла к женщине и, насколько это позволяли сделать связанные руки, обняла тётю Раю. Та почувствовала, как сопливая девчонка её гладит по голове и разрыдалась ещё громче.  

 

– А я, Маш, видела, что он пьяный шёл по коридору. От него разило за километр водкой. Вышел, гад такой и говорит мне таким тихим голоском: «Не спасли вашу девочку, лопнул аппендикс ещё в скорой помощи». Можешь себе представить, что со мной было? Мою Лилечку, мою дочечку не спасли! Я, Маш, хотела честно разобраться, клянусь тебе. Думаю. Ну и что, что пьяный был. Праздник всё-таки, новый год. Может, и правда ещё в скорой лопнул этот аппендикс? Да вот всю ночь я продежурила в коридоре, не верила, что дочечка умерла. Они её, в морг-то, не сразу повезли, понимаешь? Писали там что-то! И услышала я то, что лучше бы я не слышала! Старый врач, который прибежал под утро в больницу тряс эту гниду за плечи и кричал на всю больницу, что тот зарезал, мол, ребёнка, понимаешь? Они не думали, что я это услышу! Меня же домой отправили! Я уже тогда поняла, Маша, что никакой я нехороший человек. Похоронила свою Лилечку, дочечку свою. Шесть лет её было моей кровиночке. А потом. Потом, как ни в чём не бывало пришла в кабинет к этому старому врачу и так открыто и заявила, что слышала всё. Весь их разговор слышала. Он на меня посмотрел устало и сказал: «Его мы уволим. Он уже не одну детскую душу загубил. А вот в бумажках всё напишем, что вы не подкопаетесь. Честь больницы дороже. »  

 

Зарезала я этого старого козла. Даже не помню, как именно. На суде там что-то говорили про состояние аффекта. Пятнадцать лет отмотала в местах лишения свободы. Меня там хорошо зона запомнила, как Райку – хирурга. Я этого деда резала скальпелем, который у него в кабинете лежал. А самое страшное знаешь что, Маш?  

 

– Что? – едва слышно спросила Машка.  

 

– Что гнида эта ещё лет пять в больнице той работал. Мне родичи потом рассказывали, когда их ко мне на зону повидаться пускали. Даже повышение ему дали, можешь себе представить? Они же всё вывернули так, что я деда этого, врача, зарезала потому что тот, мол мне правду сказал про лопнувший в скорой помощи аппендикс, а я, мол, как мать скорбящая, ему не поверила. Обставили всё гады удобным для себя сценарием. А этот козёл старый, он ничуть не меньше виноват, чем эта гнида, которая Лилечку мою зарезала.  

 

В этот самый момент послышались мужские голоса. Тётя Рая испуганно посмотрела на Машку и приказала шёпотом подниматься обратно в комнату. Мужики ввалились как раз в тот момент, когда девушка едва успела закрыть за собой дверь.  

 

– Раиса, я с нарциссом. – прохрипел какой-то мужик. – Корми ты нас, баба! Мы есть хотим!  

 

– И любви хотим! Девка проснулась? – рявкнул какой-то другой голос.  

 

– Хворая она, деваха ваша, до утра чтоб не трогали её понятно? – гаркнула в ответ Раиса.  

 

– Это что же за хворь такая? Нам про хворь никаких инструкций не давали! Пусть идёт любить меня. Я весь горю!  

 

– Тронешь её, сука, я тебе лично хребет переломлю, понял?! – рявкнул третий мужик. – Нам было велено пальцем не прикасаться, пока не позволят, ясно?  

 

– Ясно! – недовольно буркнул темпераментный бандит. – Жрать давай, Раиса!  

 

– Руки пойди помой, ирод! – скомандовала женщина.  

 

Внезапно Машка услышала телефонный звонок. По всей видимости, староста этой бандитской группировки включил громкую связь:  

 

– Алле!  

 

– Перевозите девку в сторожку заброшенную срочно. И чтобы без глупостей, понятно? Через два часа перезвоню. – абонент отключился, а недовольный мужик, чертыхаясь стал подниматься по лестнице…  

 

Глава 25.  

 

У Егора бешено колотилось сердце. Пока они ехали к нужной базе отдыха, он не переставал молиться за Машку. Впервые в жизни, парню было по-настоящему страшно. Люба, которая чувствовала, что с ним творится, боялась ничуть не меньше. Тот инвалид прекрасно их осведомил о месте, в которое увезли Марию Астафьеву. Но не место страшило Любашку, а люди, которые сейчас там находились. Это были уголовники.  

 

Мишка показал Егору то самое место, где находится заброшенная база. Они уже подъезжали. Спрятав машину за высокими кустарниками, Егор приготовился идти первым. За ним следовал Мишка, который прикрывал своей спиной Любу.  

 

– Отпусти её, гад. – послышался женский крик.  

 

Раздались выстрелы и из деревянной избы вывалился ошалелый мужик с ружьём, который тянул Машу за длинные волосы. Егор подлетел к мужику в три прыжка и набросился на него, успев выбить из рук ружьё. Люба рванула к Маше, повалила её на пожелтевшую траву и закрыла собой. Мишка успел подстрелить мужика, который вылетел из избы с двустволкой.  

 

– Всего трое мужчин и тётя Рая. Её ранили, она меня защищала. – кричала испуганная Машка.  

 

– Я пристрелю эту тварь, только суньтесь, суки! Слышите меня? – орал третий мужской голос.  

 

– Егор, прошу тебя, там тётя Рая. Она меня защищала. Он её убьёт! – Машку трясло от страха, но, тем не менее, девушка собралась бежать на помощь к тёте Рае обратно в избу.  

 

– Люб, уводи Машу к машине, живо! – скомандовал Егор.  

 

Дальше Машка уже ничего не понимала. Её била настоящая дикая человеческая истерика. Люба буквально тащила её на себе. Ей даже пришлось влепить Маше пару женских пощёчин и заорать:  

 

– Нам бежать надо. Ясно тебе?  

 

Пощёчины подействовали на девушку правильно. Она кивнула Любе, та схватила Машку за руку и стремительно повела к машине. Как только девушки сели в автомобиль, послышались ещё четыре выстрела. Люба сразу поняла, что идёт перестрелка, её сердце сжалось. Тем не менее, она начала спокойно развязывать Маше руки, приговаривая:  

 

– Ничего не бойся. Они профессионалы. Сами разберутся.  

 

Машка, округлив свои большие карие глаза, смотрела сквозь лобовое стекло и ждала. Наконец, показались три фигуры. Тётю Раю вели за собой Мишка с Егором. На её платье было огромное пятно крови. Люба выскочила из машины и Машка последовала вслед за ней.  

 

– Нам нельзя звонить. Сразу обнаружат. – предупредил Егор.  

 

– Ясно, – кивнул Мишка, – тогда как?  

 

– В больницу едем. На месте разберёмся.  

 

– Все не поместимся. – резонно констатировала Люба.  

 

– Я останусь. – согласившись кивнул Егор.  

 

– Ты ранен. Не пори чушь. Останусь я. Придумаю, как добраться до вас. – отрицательно замотал головой Мишка.  

 

– Договорились. – кивнул Егор. – Раненых перевяжи. Мы скажем в больнице, чтоб их забрали.  

 

– Так точно!  

 

За руль села Люба. Она за время поездки не проронила ни одного лишнего слова. Лишь иногда поглядывала на Егора и понимала, что всё не так радужно, как ей показалось на первый взгляд. Тётя Рая тихонько стонала. Как сказал девушкам Егор, ей повезло. Пуля прошла по касательной и не задела жизненно важных органов.  

 

Через полтора часа они добрались до районной больницы. Машка даже не заметила, как всю инициативу на себя взяла Люба. Она о чём-то переговорила с доктором, тот кивнул и начал раздавать свои поручения людям в белых халатах. На саму Машку никто не обращал внимания. Её попросили ожидать в коридоре.  

 

Тётю Раю и Егора забрали в операционную. Люба попросила Машу сидеть и никуда не уходить, а сама рванула на машине вслед за скорой помощью. Приблизительно через час после начала операции, вышел уставший доктор и оповестил её об удачном исходе для обоих пациентов.  

 

Машка поглядывала на часы, которые висели на стене в коридоре, и с нетерпением ждала Любу. Её немного перестало трясти, когда она услышала от врача, что и Егор и тётя Рая будут жить. Смахивая слёзы с ресниц, она смотрела в окно и даже не заметила, как к ней подкрался кто-то и накинул ткань на голову. Закричать она не успела. Рот сжали так крепко, что Машка чуть чувств не лишилась. Дальше было, как во сне. Её погрузили в непонятную машину и повезли в неизвестном направлении.  

 

В неведении она находилась недолго. По подсчётам девушки, прошло около часа после начала их поездки. «Это значит, около часу дня сейчас? », спокойно подумалось Маше. Её выгрузили из машины с мешком на голове и спросили, видимо напоследок:  

 

– Плавать умеешь?  

 

– Нет.  

 

– Тем лучше для тебя. Меньше будешь мучиться.  

 

Она почувствовала резкий толчок в спину и абсолютную бездну под ногами. Пролетев секунды две, Машка больно ударилась об воду. Плавать она и правда не умела. Начала барахтаться, и пытаться стянуть с головы мешок…  

 

Глава 26.  

 

– Маруся, радость моя, сейчас-сейчас, потерпи! – он тянул на себе Машку. – Всё нормально, зайчонок!  

 

Вода в речке была просто ледяная. Машку трясло от двух страшных вещей сразу. Во-первых, она не умела плавать, и тонуть ей пришлось в глубокой холодной реке. А во- вторых, Роман Андреевич, который оказался рядом и спас свою «неблагодарную работницу», в принципе наводил на неё вселенский ужас.  

 

Он схватил Машку и понёс к своей машине. Радовало только то, что она больше не глотает воду. А в остальном, её сковал просто животный страх перед своим криминальным руководителем. Сейчас он устроит Марии Андреевне разнос по полной программе. И как оправдываться, когда у тебя зуб на зуб не попадает?  

 

– Р-р-ро-м-ман А-а-а-ндр…. – её трясло и губы не слушались.  

 

– Да помолчи, Маруся! Тебе нельзя разговаривать. Сейчас согреешься. – он добежал до машины и широко распахнул заднюю дверь. – Постой здесь, сейчас плед принесу.  

– Лазарев побежал к багажнику.  

 

– А г-г-де о-о-ни? – её колотило.  

 

– Убедились, что ты утонула, и смылись. – усмехнулся Машкин начальник. – Хорошо, что плед в багажнике валяется. Снимай одежду, Маруся!  

 

– З-з-за-ч-чем? – не поняла Машка.  

 

– Затем, что она вся мокрая. Давай я сам. Ты вообще не соображаешь! – и он начал стягивать с неё футболку и джинсы. Машка смотрела на него, вытаращив свои большие глаза и продолжала трястись.  

 

– К-к-как в-в-вы…  

 

–Как я здесь оказался? – он уже закутал её с ног до головы, и начал вытирать Машке её длинные волосы этим самым пледом. – Марусь, я уже сутки, как напал на след твоих похитителей. Просто повезло. А этот твой Самойлов где?  

 

– Е-е-е-го р-р-ра-ни-ли. О-о-он в б-б-боль-ни-ц-це.  

 

– Ясно. Сейчас поедем тебя реанимировать. – постановил Машкин начальник. – Укладывайся в полный рост, отогревайся. Я за руль.  

 

Этот тон Машка очень хорошо помнила. Это значит, что возражать бесполезно, Роман Андреевич уже всё за всех решил. Но и в полный рост она укладываться не стала – свернулась калачиком и тихонько лежала, постепенно переставая трястись, как осиновый лист. Машина тронулась не сразу, что-то он там делал снаружи. Наверное, одевался? Ведь из речки Лазарев её вытаскивал, будучи в одних плавках… А Мария Андреевна не привыкла видеть своего начальника без полагающегося в офисе дресс кода!  

 

Роман Андреевич сел за руль и сразу включил обогреватель. Автомобиль плавно тронулся, и она непроизвольно закрыла глаза, стараясь не думать о предстоящей взбучке. Иногда в зеркало на неё поглядывал начальник, и молча, продолжал крутить баранку. Постепенно до Марии Андреевны стало доходить то, что лежит она в костюме Евы под пледом, и что раздевал её, никто иной, как Лазарев! От этой неудобной и неуместной мысли, Машка прятала голову в плед ещё глубже, пытаясь защитить своё «интересное положение». Прямо, как в детстве: закрою глаза и никто меня не заметит…  

 

Сколько времени они были в дороге, Машка не соображала. Её наконец-то перестало трясти и она задремала. Всё, что произошло с ней за последние сутки, сказалось для её организма тревожным сном. Её куда-то тащило огромное чудовище, которое постоянно рычало. Потом она летела в какую-то пропасть, ну а напоследок и вовсе, Марию сдуло ветром в облака. Очнулась она в тот момент, когда поняла, что начальник несёт её в какую-то деревянную лесную избушку…  

 

– Петровна, у неё сильное переохлаждение.  

 

– Баньку уже истопили, Рома. Попарим твою красавицу, и хвороба вся стороной пройдёт, – деловито сказала добродушная тётка, которая улыбалась сонной Машке и ласково на неё смотрела. – Пойдём, голубка. Меня Вера Петровна зовут, а тебя?  

 

– Маша её зовут. Пусть пока помолчит. – ответил за неё начальник. – Маруся, ты голос береги. После бани с тобой поговорим, хорошо?  

 

Машка послушно кивнула, поправила плед, и последовала за Верой Петровной, которая приговаривала «Вот и ладно! Вот и познакомились».  

 

– На полку укладывайся, Машенька. Попарю тебя веничком еловым. Ты баньку не бойся, кошечка моя. Банька, она лечит, а не калечит.  

 

Всё, что происходило с Машей в этой сказочной бане, было просто восхитительно. Вера Петровна постоянно усыпала её добрыми словами, которые лечили лучше, чем все лекарства на свете. Деловито парила её сначала одним веником, потом другим. Постоянно подливала воду из ковшика на большие камни и рассказывала весёлые шутки –прибаутки про домовых и Леших, которые в лесу хозяйничают. Мария улыбалась ей в ответ и мысленно благодарила эту замечательную тётушку за её гостеприимство.  

 

– Ну вот, Машенька, напарили тебя, красавица моя! – Вера Петровна подала её банный халат и полотенце. – Там тапочки в сенечках стоят. Иди, моя куколка, тебя там Ромка ждёт. Я чай заварю и к вам попозже подойду.  

 

Мария вышла на улицу и сразу встретилась глазами с начальником. Он без слов схватил её за руку и повёл в огромную деревянную избу, которую она заметила только сейчас.  

 

– А вы сами не заболеете? Вам баня тоже не помешала бы? – Машка решила проявить заботу о здоровье начальника. Глядишь, и сменит гнев на милость…  

 

– Проходи, располагайся. – Лазарев подвёл её к креслу, осторожно посадил и начал хлопотать возле подноса, на котором стоял чайный сервиз.  

 

В комнату вошла Вера Петровна с маленьким заварным чайником и стала помогать Машкиному начальнику. Девушка почувствовала божественный запах ароматного чая, который женщина разливала по чашкам, и поняла, что это мята. Очень даже хорошо, что здесь, посторонний человек, подумалось Марии Андреевне. Ведь не будет же он её при этой Петровне размазывать по стенке? Однако, тут Машку ждал неприятный сюрприз.  

 

– Рома, я сегодня выходная. У меня внуки по огороду шастают без надзора…  

 

– Вера Петровна, внуки – это святое. Идите, конечно! Спасибо Вам за помощь. – при этих словах Лазарев посмотрел многозначительно на Машку и добавил. – Тем более, нам разговор с коллегой предстоит, так сказать конфиденциальный.  

 

– Вот и ладно. До встречи, Машенька. – ласково посмотрела на девушку Вера Петровна.  

 

– До свидания, было очень приятно познакомиться. – Мария улыбнулась этой добродушной тётке и поняла, что остаётся с начальником наедине.  

 

Роман Андреевич проводил женщину и вернулся в дом. Машка сидела в кресле, не шелохнувшись, и к чаю даже не притронулась. Лазарев осмотрел её с ног до головы и скептически заметил:  

 

– Тощая, как спичка. На чём только душа держится… – при этих словах он протянул ей чашку с ароматным напитком. – Угощайся, Маруся Андреевна.  

 

– Спасибо. – она начала потихонечку пить чай и готовиться к казни.  

 

– У тебя на мяту нет аллергии? – со странной заботой в голосе спросил он.  

 

– Да вроде нет. – пожала плечами Машка. – Очень вкусный чай.  

 

– Вера Петровна в этом знает толк. – довольно кивнул Роман Андреевич.  

 

Машка упорно продолжала молчать и беседу не поддерживала. Да она и не знала, что можно сказать в своё оправдание. Ведь всё выглядело так, что подставила Маруся своего начальника и не дала ему возможности оправдаться. А вот он странный какой-то! Не повышает голос, как раньше. Неужели простил её, понял, что с юности и глупости спрос невелик?  

 

– Мне сейчас нужно знать только одно. – как будто прочитав её мысли, сказал Лазарев. – Зачем ты меня предупредила об аресте?  

 

– Вы догадались? – улыбнулась Машка.  

 

– Ещё бы! Всегда звучал этот орган устрашающий, когда я тебе звонил, а тут вдруг, ни с того ни с сего блатная песня про Мурку, которую Промокашка напевал. А изменить своему Бетховену, ты могла только в самой крайней ситуации.  

 

– Пожалуй! Только не Бетховену, а Баху, Роман Андреевич.  

 

– Да я всё равно их не различаю. – засмеялся Лазарев. – Я ж не меломан, как ты и твоя маменька! Но как ты сообразила с Муркой?  

 

– Просто это первое, что пришло мне в голову. – улыбнулась Машка. – Я же помню, что иногда вы меня Марусей Андреевной называли, когда были в добром расположении духа. И фразы фильма "Место встречи изменить нельзя", вы часто цитируете.  

 

– Так зачем, Маруся? Зачем ты меня предупредила? – Роман Андреевич подошёл к ней, присел на корточки и обхватил руками её коленки.  

 

– Вы для меня много хорошего сделали, хотелось отплатить той же монетой. – Машка предательски вздрогнула и опустила глаза.  

 

– Машуль, не морочь мне голову, радость моя. Ты осознанно помогала преступнику, который связан напрямую с трагедией в твоей семье. – Лазарев осторожно поднял подбородок девушки и продолжил, – Да и ничего сверхъестественного я для тебя не сделал. Ты работала на совесть, и сама себе строила карьеру. Просто скажи – зачем?  

 

– Вы на работу меня взяли без опыта. Другие даже слушать не хотели, сразу на дверь указывали… – он поднёс указательный палец к её губам и тем самым заставил замолчать.  

 

– Я люблю тебя, радость моя. Скажи, а зачем тебе Лазарев сдался? У нас большая разница в возрасте. Мне тридцать два, а тебе двадцать три. Это получается, я старше тебя на…  

 

– …девять лет, восемь месяцев и три дня. – тихо продолжила за него Машка.  

 

– Ты и месяцы с днями посчитала?  

 

– Я же экономист, поэтому всё должна просчитать, чтобы понимать всю картину. – вздохнула Мария.  

 

– И какая у тебя получилась картина? – с иронией спросил он.  

 

– Бесперспективная…  

 

– Правильно, потому что слишком староват для тебя, не так ли?  

 

– Потому что слишком грубоват и заносчив.  

 

– Ну, что есть, то есть. – согласился Машкин начальник. – Я не отрицаю, у меня скверный характер, Мария Андреевна.  

 

– Скверный – это мягко сказано. – пробормотала она.  

 

– А чего ты от меня хотела? Я ненавидел всю твою семью. Мстить не собирался, ты не думай! Просто решил добиться успеха назло всем вам, чтобы доказать, что я чего-то стою. А тут ты сама ко мне в руки попадаешь – невинная жертва обстоятельств… – Лазарев поглаживал её волосы и смотрел на Машку с усмешкой.  

 

– Мстить вы мне не собирались – это я поняла.  

 

– Именно так, Маруся. – его голос стал серьёзным. – Я собирался завалить тебя работой настолько, чтобы тебе поесть было некогда, не то, что о личной жизни подумать. Потому что втюрился в свою подчинённую Астафьеву с первого взгляда, и уже три года страдаю от неразделённой любви.  

 

– Вы мне ничего такого не демонстрировали. – скептически заметила Машка.  

 

– Ещё бы я тебе это демонстрировал. Ты себя в зеркало видела? Типичная малолетка. Это уже спустя месяц я осознал, что у моей Маруси очень даже хорошо мозги варят. – и он ещё раз посмотрел на неё с усмешкой. – А ты почему молчала, радость моя?  

 

– Ага! К вам подойдёшь. Вы же лютовали каждый день! Моя мама вас просто терпеть не может. Вы нам столько семейных праздников испортили, заставляя работать сверхурочно… – вздохнула Машка.  

 

– Ну так на праздники ты могла с кем – нибудь познакомиться, а я этого допустить, как ты понимаешь не мог. – с сарказмом ответил Роман Андреевич.  

 

– Но 31 декабря заставлять работать до 23. 00 – это уже был перебор! – возмутилась Мария Андреевна.  

 

– Но, я же тебя вовремя отвёз к твоей маме! Ты, кажется, и на куранты успела?  

 

– Да, застала их в дверном проёме…  

 

– А я вообще возле твоего подъезда их встретил. И ничего! Ты почему меня не пригласила? Я, между прочим, ждал этого…  

 

– Да откуда же я могла знать, что творится у вас в голове? Вы вспомните, как вы на нас орали за низкие показатели. Всем праздник испортили. – Машку понесло, она осмелела и собралась высказать всё, что о нём думает. – А наш отдел работал лучше всех, между прочим.  

 

– Я же уже сказал, мне нужно было завалить твой отдел работой, чтобы ты, Маруся, всегда была на моих глазах и даже не думала ни о чём другом кроме работы.  

 

– Собака на сене! Вы самовлюблённый нарцисс, Роман Андреевич и самодур. Я не зря уволилась. Человеком себя почувствовала. – констатировала Машка. – Да у меня отпуска нормального не было целых три года! Вы же заставляли свою секретаршу названивать мне каждый день! Вызывали в офис, постоянно заставляли документацию переделывать! Я с мамой в санаторий так и не попала на отдых, потому что вам понадобилась вот эта командировка. – Машка выпалила всё и сидела, раскрыв свои большие карие глаза от ужаса. Такого она себе ещё никогда не позволяла.  

 

– Я тебя обязательно возьму обратно в фирму, Маруся. Мы без тебя не справимся.  

 

– Не буду я работать у вас. Вы лучше Вадика своего продвигайте по карьерной лестнице – он вам покажет высокие результаты продаж.  

 

– Я Вадика специально не трогал, хоть он и шалопай редкостный. Эта была моя стратегия. И ты сама позволяла сваливать на себя всю его работу. Тоже виновата. – Лазарев вздохнул. – Мне это было на руку. Ведь так я всегда был уверен, что ты работаешь, а не занимаешься личной жизнью.  

 

– У вас садисты в роду были?  

 

– Понятия не имею. Вот ревнивцы были. Это мне передалось по генам. Мой предок подстрелил на дуэли одного гусара, который просто на его жену засмотрелся. Я тебя ревную страшно. Как увидел с тобой рядом этого Егора, чуть ума не лишился! У вас уже что-то было? – он схватил Машку за руку и посмотрел прямо в глаза.  

 

– Это не ваше дело. И вообще, оставьте меня в покое. Вы мне никто, чтобы допрос устраивать! – она подскочила, как ошпаренная и кинулась в входной двери. – Где мои вещи?!  

 

Лазарев догнал Машку и крепко обнял, начал страстно целовать и прижимать к своей груди её взъерошенную головку. Она пыталась его оттолкнуть, упиралась кулачками, пока окончательно не устала. Силы были неравны. А поцелуи Машкиного бывшего начальника были очень даже приятными.  

 

– Куда же ты собралась в халате, Маруся? Я же не зверь в конце концов! Силой от тебя ничего добиваться не собираюсь. – шептал Роман Андреевич. – Я люблю тебя, радость моя. Люблю, и хочу быть с тобой. А вот чего ты хочешь?  

 

– Я тоже вас люблю.  

 

– И давно ты это поняла?  

 

– Давно. Практически сразу, как устроилась работать в вашу фирму.  

 

– Я полный кретин, Мария Андреевна! – он продолжал целовать свою Марусю. – Прости меня, мой зайчонок. Я испортил жизнь нам обоим. – он ещё раз её обнял. – Больше не будешь вырываться?  

 

– Не буду. – прошептала она, уткнувшись ему в грудь. – А вы больше не будете на мне срываться?  

 

– Я буду тебя любить. – Лазарев поднял её головку и с улыбкой добавил, – Марусь, обращайся ко мне на "ты", пожалуйста, а то я и так постоянно чувствую себя стариком.  

 

– Я попробую. – Машка улыбнулась ему в ответ.  

 

– Попробуй сейчас.  

 

– Я люблю те..бя.  

 

– Вот видишь, получилось. Я тоже тебя люблю. – он понял, что она стоит в одном халатике, надетом на голое тело, и добавил. – Тебя нужно переодеть, радость моя. Я же не железный, тебе со мной нельзя в таком виде целоваться.  

 

– Я не знаю, где мои вещи. – смутилась Маша.  

 

– Да я их выбросил, Марусь. Они все были в тине. Извини. – он виновато посмотрел на свою красавицу.  

 

– Так, а что же я тогда надену?  

 

– Тебе без одежды, кстати, очень идёт, радость моя. – Роман Андреевич лукаво улыбнулся и прильнул к её губам. – Люблю тебя. Но если ты не готова, то я не буду...  

 

Она смотрела на него молча. После этих поцелуев Машка вообще плохо соображала. И он принял это молчание, как откровенное руководство к действию. Подхватил её на руки и понёс в спальню...  

 

**********************************************************************************************************************  

 

– Значит не успел этот помощник майора тебя совратить? – крепко обняв Машу, улыбаясь заключил Лазарев.  

 

– Прекрати, пожалуйста, ты говоришь глупости. – девушка лежала у него на груди и тоже улыбалась.  

 

– Марусь, извини. Я не хотел тебя обидеть. – он поцеловал Машу в лоб и продолжал улыбаться, глядя в потолок.  

 

– Хорошо, извинения приняты.  

 

– Я так люблю тебя, Мария Андреевна!  

 

– И я люблю тебя, Роман Андреевич.  

 

– Давай, без Андреевича. Привыкай называть меня по имени.  

 

– Даже не представляю! Это будет очень сложно.  

 

– Для тебя, для экономиста? Никогда не поверю! Просчитай всё, и подумай, как ты будешь меня называть? – он поглаживал её по волосам и продолжал улыбаться.  

 

– Ром, я пытаюсь...  

 

– Вот видишь, получилось! Ничего-ничего, я запасусь терпением, радость моя. Всё у нас будет хорошо...  

 

Продолжение следует. :-)  

| 66 | 5 / 5 (голосов: 5) | 19:29 10.03.2019

Комментарии

Evgesha051516:29 14.03.2019
quaestio9999, Большое спасибо, Александр! Автор Вам благодарен! :-)
Quaestio999916:26 14.03.2019
Насыщенность событиями и поворотами в духе времени. Но, да простит меня автор, сразу вспоминается формула написания классического детектива...
Evgesha051515:09 12.03.2019
tatic, Yes! Татьяна, Вы даже себе не представляете, как я довольна и благодарна Вам за комментарий!!! На то и был расчет у меня, "скрыть" до поры до времени эту романтическую парочку! :-)
Tatic09:00 12.03.2019
Какой неожиданный поворот сюжета. Он внес сумятицу в мое восприятие героев - Маши и Романа. с нетерпением жду продолжения.

Книги автора

Чёрный список
Автор: Evgesha0515
Стихотворение / Реализм Юмор
Аннотация отсутствует
21:20 09.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 14)

Правила слепой игры - 2. 18+
Автор: Evgesha0515
Роман / Детектив Любовный роман Приключения Реализм Юмор
Аннотация отсутствует
19:31 09.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 4)

Любовь и бедность.
Автор: Evgesha0515
Рассказ / Реализм Юмор
Аннотация отсутствует
12:30 08.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 13)

Независимый эксперт.
Автор: Evgesha0515
Рассказ / Реализм Юмор
Аннотация отсутствует
19:57 05.03.2019 | 4.92 / 5 (голосов: 13)

Гвоздь программы.
Автор: Evgesha0515
Рассказ / Детская Реализм Юмор
Аннотация отсутствует
14:16 04.03.2019 | 4.92 / 5 (голосов: 14)

Фиктивный брак - 11. 18+
Автор: Evgesha0515
Повесть / Детектив Любовный роман Реализм
Аннотация отсутствует
10:21 03.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 8)

Фиктивный брак - 10. 18+
Автор: Evgesha0515
Повесть / Детектив Любовный роман Реализм
Аннотация отсутствует
16:55 02.03.2019 | 5 / 5 (голосов: 9)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017