Режим чтения

Врата "Семьдесят Вторых"

Рассказ / Детектив, Мистика, Оккультизм, Психология, Юмор
Видеть то, чего нет - это либо болезнь, либо дар, что открывает взору витающих среди облаков или прячущихся в дорожной пыли сущностей. Этот рассказ о тех, чей рассудок здрав, но парой, они думают, что сошли с ума. Добро пожаловать в историю о призраках, ёкаях и даже демонах, мирно, а может и нет, живущих на острове, восточнее Окинавы - Сонзе. На нем происходит много неприятных событий, и дело тут не только в местном маньяке-убийце, но и в тех, кого "зрячие" назвали "Незваные".
Теги: демоны ёкай Япония мифические существа
незавершенное произведение

I "Дарума-сан": 1. С чего начать историю?

Просто представьте, что Вам выпала невероятная возможность испытать себя на прочность. Как именно? Слишком банально, от того и невероятно – погружение в полнейшую пустоту. Именно так. После продолжительного, непродолжительного сна ли? Быть может, Вы просто моргнули – Черт его знает. Но теперь, вокруг себя Вы ощущаете холод, а широко раскрытыми глазами можете наблюдать ту самую «пустоту» – как Вы ее себе представляете? Рисунок «серого шума»? Вряд ли. Даже полностью белая комната не является примером полнейшей пустоты, ведь Вам открывается возможность созерцать собственное тело. Самое распространенное описание «пустоты» – это все составляющие «тьмы».  

 

Именно.  

Добро пожаловать в полнейшую тьму.  

 

Комната, лишившая яркий, пусть даже самый крохотный, пучок света всякой возможности проникновения в свои недра. Вы бы начали кричать? Допустим. Ваш громкий, молящий о помощи крик, вырывается из глотки и, расслаиваясь в полете на несколько тонких волн, устремляется прямиком в пустоту. Меньше секунды, и Ваш голос, чуть приутихший, возвращается обратно, пронзая собой Ваши же уши, травмируя мозг, задевая нервы…. Поздравляю. Вы боитесь сами себя.  

Не надо этого делать, ведь место, в которое мы с Вами угодили – это, всего на всего, чья-то голова. А точнее, ее небольшой отдел, где рождаются и угасают мысли. Они вылетают из случайной стены комнаты, проносятся над нашими головами, и, вонзаются в любую другую стену, которая, без промедлений, втягивает их в свою темноту. Итак, Вам наглядно продемонстрировали, что означает фраза «пронеслась мысль».  

 

Внимание!  

Только что, над нами пронеслась странная мысль какого-то человека! В смысле, того самого, в чьем отделе головы мы и сидим.  

 

– Даже не знаю, о чем бы поговорить. – Разумеется, разглядеть над собой слова, находясь в кромешной тьме, так же нереально, как, например, удержать вес своего тела, схватившись за выступающий край крыши средним пальцем ноги. Именно поэтому мы «слышим» мысли, а не «видим» их.  

 

Это парень. Да…. Голос, повторный воспроизводимый эхом, уже не слышится таким звонким, а былые четко произнесенные слова, с каждым новым повторением, все быстрее и быстрее превращаются в сумбурный поток хриплых звуков. Но мы успели уловить эту грубость, несвойственную женскому голосу с его нежным и тонким звучанием. Такой «юношеский тенор». Его обладателя ни за что не спутаешь с взрослым мужчиной.  

 

– Придумал. Воображу себя артистом. – Продолжает лениво думать незнакомец. Боже, даже его мысли монотонно, не проскальзывают, а протягиваются внутри подростковой головы. – Приветствую Вас, дамы, господа.  

– Это он нам?  

– Хотели бы Вы услышать историю? О том, кто я такой, например?  

– Как Вы считаете, сидя внутри головы этого странного паренька, можем ли мы отказаться? В данный момент, все, кто оказался здесь – плод его богатой фантазии.  

– Думаю, – все тем же, ватным голосом проговорил подросток, – начну с того, что представлюсь.  

Голос незнакомца внезапно замолкает.  

 

Означает это лишь то, что, на какое-то мгновение, этот юноша прекратил думать и предоставил нам возможность провести короткий монолог, в окружении темноты.  

Какая же пустая голова у этого парня, здесь даже не на что присесть! Именно поэтому, думаю, нам следует начать продвигаться. Хоть куда. Не самое приятное чувство – сидение в чужом мыслесборнике.  

 

В мертвую тишину, нарастающим стуком, вклиниваются шаги. Точнее, мы слышим, что кто-то начал двигаться… размеренно, грубо наступая каблуками своей обуви на, кажется, асфальт. Слышится «мягкий» стук. Выходит, мы не ошиблись, когда назвали обладателя этой головы парнем. Или девушка обута в низкую резиновую обувь? Нет, все же, парень.  

 

Яркая вспышка света.  

Она появилась настолько внезапно, что никто не успел защитить свои глаза от режущей боли! А-а-а, такое ощущение, будто глаз – картошка, с которой неаккуратно срезали кожуру.  

 

Вновь темнота.  

Нет, это не та «тьма», которая окружала нас ранее. Она выглядит, как черные маслянистые пятна, разлитые по темному полотну. Если чуть-чуть внимательнее всмотреться в эту картину, можно даже разглядеть блеклый маленький желтый круг, где-то в районе носа. Медленно полотно начинает разрезать белая горизонтальная щель. Через мгновение, мы будто оказываемся под мутной водой, не в силах рассмотреть в нахлынувшей ослепительной вспышке света хоть какие-нибудь силуэты. Но все упорно щурятся, борясь с болью в глазах.  

Как оказалось, это была вовсе не вода, а небо. Ярко-голубое небо, с редкими белыми дымчатыми облаками, распластавшимися в нем. Одно из них даже похоже на рюкзак… относительно похоже. А чуть правее можно рассмотреть белую ватную собачку с тремя головами? Нет, все же, каждый видит в облаке то, что оно само захочет ему показать.  

Ах, как же невыносимо! Затылок, видимо, попал под правый хук солнечного луча, и это светило не торопится убирать свою «конечность». Наоборот, ввинчивает в макушку свой согнутый указательный палец, по самый локоть!  

Отвлечься от нападок природы помогает гудящий в ушах шум.  

 

Возникший вокруг звук «городской жизни» забирает часть внимания на себя, и помогает сориентироваться на изменившейся местности. Итак, мы больше не в голове; дышим, почти, свежим воздухом, стоя в середине узенькой улички, с обеих сторон перекрытой грязно-серыми бетонными заборами. Высота каждого из них не превышает полутора метра.  

По ту сторону ограждений спрятались ряды домов. Однотипные двухэтажные, выкрашенные в белый цвет, постройки. Они все, будто близнецы. Стоят, каждый внутри личного квадрата забора, и отражают стеклами своих окон солнечные лучи, не давая мимо проходящим людям расслабиться. «Готовы держать удар, господа? » – будто кричит, один из немногих, спальный район промышленного центра острова Сонза, нашедшего себе пристанище восточнее Окинавы. Дайнагассу – именно так называется этот город, в котором нам посчастливилось оказаться теперь. И, раз уж была упомянута Окинава, думаю, Вы догадались, что место действия истории – Япония.  

 

***  

 

– «Меня зовут Казу́ки Тамоми́ти», – ожили мысли. А сам парень замертво остановился.  

Посреди узкой дороги, в которую едва ли сумеет втиснуться автомобиль, подражая искусно выбитой из мрамора статуи, стоит молодой человек.  

 

***  

 

Он среднего роста. Хотя, по нашим, европейским меркам, он, все же, низковат. Казуки, как представился юноша, – обладатель черных волос средней длины. Природа придала его прическе чрезмерный объем от самой макушки, потому волосы подростка относительно напоминают песцовую зимнюю шапку. Часть прядей падает на лицо, представляя собой челку, но она всегда зачесана на правую сторону так, что лишь мелкие волоски выбиваются на лоб.  

Так называемый «азиатский» цвет кожи. Черные глубокие глаза, с узким разрезом. Прямой нос. Типичный японец, что еще сказать?  

Торс парня скрывает лимонного цвета хлопковый жилет, размера на два перегоняющий своего обладателя, от чего и выглядит на нем мешковато. Под пестрого цвета безрукавным джемпером виднеется белая классическая рубашка, на которой расстёгнута пара пуговиц, фиксирующих шею. Длинные рукава предмета гардероба подобраны манжетами до локтей, из-за чего в этой области собралось много складок ткани, в своем объёме превышающих обхват руки парня. Поношенная резинка на подоле жилета почти не держит одежду на бедрах, потому часто, при ходьбе, джемпер сползает, и скрывает за собой ягодицы подростка.  

Серые брюки тоже не сидят на Казуки идеально. В этих широких штанинах сможет поместиться еще один Тамомити. Ну, хоть длина соответствует росту парня, что избавляет его от надобности подворачивания краев. Если бы эти брюки не прижимал к телу ремень, юноше пришло бы поддерживать свою одежду руками.  

С обувью все просто – потертые темно-синие кеды, на желтовато-белой резиновой подошве, стянутые черными шнурками.  

 

***  

 

Казуки не просто замер, как предмет интерьера, в данный момент, на его побледневшем лице можно смело выбивать какую-либо надпись. Парень просто окаменел, как тисками, сжимая руками свою школьную серую сумку. Выражение лица Тамомити можно описать одним восклицающим вопросом «Что?!».  

 

Старый, потрепанный, в некоторых местах порванный, бумажный зонтик на массивной, толстой деревянной ножке. Он не разукрашен узорами в виде цветов, просто однотонный, желтоватый. Предмет одиноко стоит посреди дороги, в закрытом состоянии. Что в этом такого? Подросток уставился в этот зонтик так, будто вчера вышел из пещеры и впервые увидел солнечный свет. К слову, тот самый предмет ростом с нашего нового знакомого. А еще, у него есть глаз. Нет, не нарисованный – настоящий. Он действительно моргает. А чуть ниже – длинный толстый язык, тянущийся буквально до основания. Зонтик с открытым непониманием «смотрит» на ошеломленного парня и больше ничего не делает.  

 

Казуки моргнул, и быстро начал мотать головой, из стороны в сторону, видимо, решив, что зонтик впереди ему просто привиделся.  

– Зонт на дороге. – Монотонно проговорил парень, пытаясь привнести это самому себе, как факт, продолжая прожигать внимательным взглядом предмет впереди. – Он моргает. – Более уверенно сказал Тамомити, и, едва заметно, кивнул. – А еще, помимо меня его никто не видит.  

 

И, правда. В стороне, от юноши промелькнула маленького роста девушка, одетая в свою школьную форму: серая складчатая юбка, скрывающая колени, и, заправленная в нее, белая блузка, воротник которой подвязан тонким галстуком красного цвета. На ногах незнакомки красуются морковного цвета замшевые мокасины. Из-под них выглядывают короткие белые носки.  

Ее черные волосы собраны дешевой резинкой на затылке. Получившийся хвост, напоминающий художественную кисть, едва дотягивается своим тонким кончиком до лопаток.  

Школьница взглянула на застывшего парня. Она услышала фразу «зонт на дороге», и, без раздумий, начала озираться по сторонам, в поисках названного предмета, прижимая к себе школьную сумку локтем одной руки, а другой, поддерживая, все ту же, сумку под дно. Естественно, она не увидела никакого зонта, потому скривила в непонимании лицо, после чего, боязливо устремилась дальше по дороге.  

Тамомити успел заметить только силуэт незнакомки, не сумев рассмотреть ее внешность наиболее подробно. Он сверлящим спину взглядом проследил за тем, как ученица скрывается за поворотом. Видимо, пробегающие по спине, холодные мурашки, появившиеся от того самого «острого» взгляда, и подгоняли незнакомку, раз уж те последние сантиметры до угла она преодолела меньше чем за секунду.  

Устало вздохнув вслед ученице, Казуки вновь перевел свой взгляд на тот самый «живой» зонтик.  

 

– Таких же, – парень начал говорить громче, направляя свои слова в сторону предмета. Специально, чтобы тот понял, насколько видимым оказался для Тамомити, – что и ты, как только не называют. – Зонтик лишь моргал, подражая каменному изваянию, стоя на месте. – Как, вот тебя называют, а? – Казуки опустил руки, изловчившись так, что, ранее, свободно болтавшиеся ремни уже отпущенной сумки, оказались сжаты в его кулаке. – Скажи уже что-нибудь. – Былое удивление оставило парня, и теперь он начал смело напирать на безобидное существо. – Ты же умеешь говорить. Я в этом уверен почти на сто процентов! – Резкая перемена настроения, и ученик начал открыто возмущаться, раз или два, грубо топнув по асфальту ногой.  

А тот самый зонтик, казалось, в упор не замечает гнева парня. Решив, что больше стоять у него нет причин, предмет неестественно согнулся вперед, образовывая своим «телом» прямой угол. Со стороны это действие напоминало поклон, коим, скорее всего, и являлось. Так зонт попрощался с «собеседником», после чего, начал медленно прыгать на месте, постепенно разворачиваясь к Казуки «спиной».  

Парень наблюдал за происходящим наглым прищуренным взглядом, и еле сдерживался, чтобы не бросить свою сумку в этот «живой» предмет. А зонтик, тем временем, прыгал все дальше и дальше по дороге, пока не свернул за поворотом. Из-за бетонного забора осталась видна только его верхушка, но, с каждой секундой, она становилось прозрачнее, пока и вовсе не пропала.  

 

– «Вот от чего я устал! ». – Вновь погрузившись в мысли, Казуки вернулся к разговору с нами. – «Постоянно вижу этих монстров, которых не существует, и задаюсь вопросом: «Это мне кажется? ». Но тут же сам отвечаю, что: «Нет! Казуки – придурок. Ты видишь моргающий зонт, с высунутым языком! Если ты все еще думаешь, что не странный, вспомни, что сейчас говоришь сам с собой! ». – Протараторив, внутри себя, последнюю фразу, ученик задрал голову, прикрыв глаза. Он сделал глубокий вдох, затем медленно выдыхал, так же, опуская голову вниз. – Я устал видеть эти странности. – Произнеся это вслух, Тамомити поднял рукой сумку и забросил ее ремни на то же плечо, в кулаке которого и держал предмет ранее. – «Живой зонтик – это еще ничего». – Проскочила мысль в голове, и, устало вздохнув, ученик начал идти следом за существом, неохотно продвигаясь по его следам.  

 

***  

 

– «Давайте начнем сначала». – Вновь мысли идущего, по, более оживленной дороге, парня. Он свернул за тот же угол и вышел в «городской центр» – назовем так место, которое есть в каждом городе, в котором всегда кипит жизнь, и все жители постоянно опаздывают. Здесь кишмя кишат торговые центры, небольшие магазинчики, и огромное количество посторонних звуков: как людских, например, ненужные разговоры, так и механических, тот же, шум дребезжания машинных двигателей. Здесь можно насобирать много лишних звуков, которые усталый парень слушает, превозмогая раздражение и желание громко попросить Мир заткнуться. – «Как я и сказал, меня зовут Казуки, а фамилия моего отца Тамомити». – Парень не останавливается ни на секунду, и этим внутренним монологом старается заглушить раздражающий его шум вокруг. – «На данный момент, мне семнадцать лет. Учусь во втором классе старшей школы Сака́мэ, что располагается на «окраине» центра города Дайнагассу. Пешком, от дома до школы, около часа ходьбы. На метро – полтора. Потому, что мой дом расположен в районе, в котором нет станций метро. А идти до ближайшей мне придется около двадцати минут. Ах, да», – ученик дошел до пешеходного перехода, но красный свет светофора запрещал ему продолжать движение через дорогу, потому, Казуки остановился перед тротуаром, и, подняв полный страдания взгляд, закончил, – «еще, я, кажется, схожу с ума».  

 

Подняв голову, устремив взгляд над крышами окружающих его зданий, парень видит не только, ставшее чистым, голубое небо и, спрятавшееся за единственным оставшимся облаком, солнце, но и нечто странное, необычное, хотя, скорее, непривычное.  

Стоящий рядом с Казуки маленький мальчик, лет пяти, дергает маму за подол ее серой юбки, и указывает другой рукой высоко вверх – в точку, где нет ничего. При этом радостно говорит:  

– Мама, смотри! Там летает черный шарик! – Его мама – офисная леди, одетая, помимо прямой черной юбки, еще и в белую блузку – поднимает взгляд, ожидая увидеть в указанном, ее ребенком, месте тот самый шарик, но, вопреки всему, видит тоже, что и суровый, явно незнакомый ей, мужчина рядом, – только чистое небо:  

– Ты хочешь шарик? – Она задает этот вопрос, либо, не желая разочаровать ребенка, приняв сказанное за его воображение, либо действительно решив, что не успела усмотреть тот самый воздушный шар.  

– «Почему мне хочется быть этой мамой? ». – Подумал про себя Казуки, с открытой завистью посмотрев на женщину, ребенок, рядом с которой, уже и забыл, что видел вдалеке «нечто», напоминающее шар. – «Я, вообще», – переведя взгляд, вновь вперед, парень увидел еще одно размытое пятно, оно было на противоположной стороне дороги, и пряталось за невысокой девушкой в школьной матроске, – «не хочу это видеть». – На этом мысли Тамомити оборвались, будто по команде загоревшегося на светофоре зеленого света, разрешающего начать пешеходам движение.  

 

***  

 

– «Я помню тот день», – вновь внутренний голос, уже знакомого нам Казуки, – «когда вернулся назад». – Прямо сейчас, он выглядит года на два младше, выходит, ему только пятнадцать лет. Парень сидит в самом конце небольшого автобуса, на сплошном ряду сидений, под окном. Он одет в синюю ветровку, с, закинутым на голову, капюшоном. Судя по всему, прическа парня, с тех пор, совсем не изменилась, лишь волосы стали чуть длиннее. На его ногах, помимо черных джинсов, еще присутствуют высокие коричневые кеды, в которые заправлены штанины вышеназванного предмета гардероба. Тамомити обнял большой потрепанный коричневый рюкзак и, без всякого интереса, всматривается в пустой салон автобуса, заострив внимание на дороге, видимой через лобовое стекло транспорта.  

 

Средство передвижения ехало по неасфальтированной дороге, минуя большие ямы в земле, – ловко их объезжая. Где оно ехало? Не понятно. Но, если судить по высоким деревьям, с густой листвой на ветвях, сквозь которую было невозможно что-либо разглядеть, то можно сделать вывод: где-то в лесу.  

Не заметив бугорок, водитель неосторожно попытался объехать другую дорожную неровность, и наехал задними колесами автобуса на выпущенную из внимания насыпь, из-за которой, «хвост» транспорта невысоко, но подпрыгнул, а сидящий сзади Казуки, почувствовав удар, сильнее сжал руками рюкзак и опустил на него подбородок:  

– Я еду в город или возвращаюсь в деревню? – Жалобно проскулил парень, обреченно сведя к переносице брови.  

 

– «В действительности», – вновь мысли, – «я родился в деревне, и жил там какое-то время».  

 

Рассказывая о своем прошлом, в нарисованном нам «настоящем», Тамомити тяжело вздохнул, подняв с рюкзака голову, и, пододвинувшись ближе к одному из окон, прижался виском к его стеклу, устало рассматривая не меняющийся лесной пейзаж:  

 

– «Не то, чтобы я не мог сказать, сколько конкретно прожил в селе…. Просто подсчитывать это сейчас, как-то, не хочу. Главное то, что я ехал в город, в котором уже однажды бывал».  

 

А картина за окном действительно докучала однообразием: деревья, деревья, деревья, – через пару метров их количество немного поубавится, и сквозь плотно связанные голые ветви на старых стволах, можно будет рассмотреть, думаю, Вы уже догадались – деревья.  

Это лес. Причем, искусственно созданная человеком дорога была нагло втиснута в его жизнь. Она, ясное дело, проходила между деревьями. Но, вот странность – отсутствие пней.  

Конечно, с момента создания представленного маршрута прошло немало времени, но и не столько, чтобы мертвые пни смогли ожить. Ведь, как известно, мертвых не воскресишь – и это высказывание, как показывает пример, не всегда относится только к человеку. Не может же быть такое, что срубленные деревья, оставившие после себя лишь малую долю ствола, с жадно вцепившимися в землю корнями, просто взяли и ушли. Кто станет выкорчевывать их, если они не мешают проезду, а только лишь портят внешний вид и без того неаккуратной дороги? Скорее всего, никто. Тогда, вопрос: «Куда пропали пни? », – остается открытым.  

 

– «Дайнагассу – это довольно большой город, который, только на моей памяти, искусственно изменял свою территорию около трех раз. Хотя, я наврал про «искусственно». Всему виной природные катаклизмы, которые, меньше чем за год, сумели поднять одну из его частей – «Новый», над второй – «Старым». Это было около девяти лет назад».  

Рассказывая об этом, внутри себя, путешествующий в автобусе парень, достал из своего рюкзака мобильный телефон, и, чтобы как-то себя занять, начал тыкать пальцем в его дисплей, видимо, найдя для себя интересную игру. Нам же осталось довольствоваться только его рассказывающим голосом, и тем же, однообразным пейзажем.  

– «До появления горы, которую жители назвали Бунри, «Новая» часть города была «воротами» в Дайнагассу, но после ее возвышения, возникла «небольшая проблемка» – неудобно, как-то, заезжать на прямую скалу. Для особо дотошных есть некая «Лестница в Небо» – это множество порожков, с парой разделительных площадок. Кстати, это название нигде не зафиксировано, я сам решил называть этот подъем так. Правду сказать, никто не пользуется этим способом. Все приезжие, в частности, из деревень, ну, и из других, меньших городов Сонзы, заезжают на автобусах или автомобилях через «Старый», а вернее, по той самой дороге, по которой я и ехал обратно, два года назад».  

 

***  

 

– «Я понимаю, что слушать историю о том, как видоизменился город – скучно». – Вновь мысли семнадцатилетнего Казуки. Парень продолжает идти по городу, но он настолько погружен в собственную голову, что не замечает вокруг себя, ни людей, ни зданий. Будто бы, Тамомити идет по яркой дороге, втиснутую в темный-темный мир – и его это не пугает. – «Однако я не умею сочинять захватывающие дух истории и сам никогда не попадал в них, чтобы сейчас придаваться воспоминаниям об этом».  

 

Вот, он свернул, и дорога свернула вместе с ним. Ученик сильнее сжал ручки своей сумки в кулаке, и немного сгорбился, видимо, готовясь выйти из своего тихого Мира, в суровую шумную реальность. Уже слышится громкий гул, вновь вернувшийся в сознание, а окружение медленно начинает приобретать очертания узкой улицы. И снова парень оказался в спальном районе, ничем не отличающимся от того самого, в котором, немного ранее, встретил «живой» зонтик.  

 

Это Дайнагассу – город задушенный однообразием. В нем все, что имеет общий смысл, выглядит едино подражательно. Разве что, рынки и торговые центры отличаются друг от друга представленными товарами и внешним видом. Любой, кто окажется в «Новой» части города впервые, будет месяц ходить вместе с картой, пытаясь отыскать свой новоприобретенный двухэтажный уютный домик, среди его братьев-близнецов. К слову, именно спальные районы, коих в городе, на удивление, мало, отличаются своей умиротворенностью. Во-первых, они расположены на окраине «Нового» Дайнагассу, где не происходит ничего интересного. Во-вторых, законы в Японии суровы, и они запрещают буянить в тех местах, где меньшая часть работоспособного населения отдыхает от проведенных в обществе дней. Именно, меньшая. Большая часть трудоголиков не может позволить себе покупку двухэтажного дома, не говоря уже о его содержании, потому вынуждены снимать квартиры, а иногда и комнаты в общежитиях. И, кстати говоря, это наилучшее решение. До работы буквально час езды на метро, и ты всегда в курсе того, что происходит на целом острове, тогда как те «счастливчики», живущие в удаленных от центра районах, на фоне остальных, по степени осведомленности, напоминают «деревенщин», пусть и обеспеченных деньгами.  

 

Казуки упоминал о том, что станция метро, расположена слишком далеко от той части района, где стоит его дом. Но путь, которому сейчас придерживается подросток – это не та приевшаяся дорога, по которой школьник возвращается с учебы, изо дня в день. Юноша, второпях, запрыгнул в другой поезд, маршрут которого не включает в себя остановку в его районе. И теперь, с недовольным лицом, Тамомити срезает оставшийся путь на каждом возможном повороте, чтобы, как можно быстрее, оказаться внутри родных стен.  

– И здесь тишина. – Тихо пробормотал Казуки, после чего, перестал сжимать ремни своей сумки в руке. Он остановился и выпрямил спину. – Черт бы забрал тебя обратно....– Устало расслабив руки, подросток позволил им безвольно болтаться вперед-назад, после чего, продолжил свой путь к дому.  

Тамомити оборачивался и рассматривал жилые постройки, мимо которых проходил, пытаясь выискать в них, как можно больше отличий. Да, собственно, ничем, кроме штор на окнах и внутреннего убранства гостиных комнат, вид на которые плохо скрывали широкие деревянные раздвижные ставни, эти дома не отличались. Но больше всего, прогуливающегося ученика привлекали даже не постройки вокруг, а то, что находилось рядом с ними, а иногда, и внутри.  

 

Из окна дома, что Казуки прошел всего секунду назад, выглянул чей-то глаз. Летающий в воздухе глаз, размером с дорожный знак. Он и не хотел смотреть на парня – взглянул на дорогу.  

– «Ладно».  

 

Тот дом, с которым только что поравнялся темноволосый ученик, выгнал на улицу серую кляксу. Тонкую, неопределенной формы. Может издали, под палящим солнцем, где-то в пустыне, ее и можно было бы спутать с человеком, но вблизи, это просто летающая в воздухе, ранее, растекшаяся по листу бумаги, капля краски. Она нависла над закрытой калиткой «своего» дома, и было непонятно, куда направлен ее взгляд, и был ли он вообще.  

– «Хорошо! ».  

 

Следующий дом – нечто голубого цвета, едва различимое на фоне неба, напоминающее абажур торшера, наворачивает круги над крышей, оставляя после себя размытый белый шлейф, что исчезает спустя секунду.  

– «Отлично! ».  

 

Далее.  

 

Дом, из-за приоткрытой калитки которого жадно глядит тысячами маленьких глаз что-то маленькое, злобное, в форме яйца, тремя своими руками уцепившееся в створку ворот.  

– «Потрясающе! », – воскликнул, в мыслях, Тамомити, скалясь зубами, то ли от гнева, то ли от страха. Парень остановился посреди дороги, расставил ноги на ширине плеч и схватил свою голову руками, сильно вдавливая в нее ладони. Казуки зажмурился, и, откинувшись назад, крикнул. – Есть тут хоть кто-то, кто не хочет меня сожрать?! – Обозленный голос парня, казалось, услышал каждый житель «Нового» Дайнагассу, а сам юноша, как и ранее, всем своим видом и действиями показывал, насколько ему все осточертело. – Серьезно…, – немного успокоившись, продолжил Тамомити, отпуская свою голову, но продолжая хмурить взгляд, направленный в основание попавшегося на глаза забора, – может, хоть кто-нибу-… – речь ученика резко оборвалась, когда тот поднял голову, и увидел, что оказался на улице не один.  

 

Побледневшее лицо Казуки было направленно на девушку, что появилась буквально из неоткуда, в нескольких метрах впереди от подростка.  

Прохожая была одета в темно-серую легкую дутую спортивную куртку, на молнии. В районе живота на предмете гардероба – два накладных кармана, в которых девушка и прятала свои руки, а широкий капюшон верхней одежды скрывал за собой лицо незнакомки практически полностью, оставляя видимыми только губы и нижнюю часть носа. Снизу, из-под потрепанной резинки на подоле куртки, виднелось что-то небесного цвета. Футболка ли это или майка – сказать было сложно. «Округлая» форма куртки искажала тело незнакомки, не давая понять: насколько стройна ее талия, как широки ее плечи, и, главное, какого размера ее грудь.  

Ее ноги скрывали светло-серого цвета бесформенные спортивные штаны, с, вшитыми в штанины, толстыми резинками. А обута спортсменка оказалась в тяжелые ботинки черного цвета, на пятисантиметровой тракторной подошве, перевязанные потертыми белыми шнурками. Кажется, они вообще зимние. Ну, и Бог с ней.  

Главное, что ее лицо, помимо капюшона, скрывала длинная, густая прядь черных волос, идеально перекрывшая правую его часть. Из-за такой маскировки, Казуки не смог увидеть ее глаза, да и не думал он об этом, в тот момент.  

– «Откуда она взялась? Из-под земли?!» – в паническом страхе начали кружиться мысли в голове парня, пока он смотрел на застывшую впереди незнакомку. Правый глаз Тамомити вдруг стал нервно дергаться вместе с тем же краем губ, все потому, что юноша старался выжать из себя беззаботную улыбку, но все сводилось к непередаваемому страху. – «Сейчас решит, что я сумасшедший – и мне конец», – изображая всем своим телом остановленное падение: разведя в стороны руки, и, отклонив назад торс, – Казуки стал медленно бледнеть, теряя жизнь. Так сильно его напугала мысль о том, что его примут за сумасшедшего.  

Вопреки всему, девушка только склонила голову вперед, и, свернув по дороге, ушла по ней в другую сторону от ученика. А Тамомити остался стоять:  

– Мне, кажется, сейчас повезло.  

 

***

| 206 | 4.77 / 5 (голосов: 9) | 16:27 08.03.2019

Комментарии

Lin_1608:26 18.03.2019
Начала читать, пока всё нравиться. Надеюсь, дальнейшее чтение вашего произведения оставит положительные эмоции.
Runalunadrau11:00 09.03.2019
vikasol, Спасибо большое) Я рада слышать нечто столь приятное) Надеюсь, моя работа Вас не разочарует.
Vikasol23:53 08.03.2019
Потом дочитаю, но кажется что-то интересное. То что вы художник, в некотором роде. Это дает вам от меня отдельный плюсик))
Runalunadrau23:01 08.03.2019
sava_20_24, Я рада, что Вам понравилось)
В скором времени продолжение обязательно появится)
Sava_20_2421:08 08.03.2019
Мне очень понравилось, жду продолжения!!!

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017