Убийство в городе R.

Рассказ / Политика, Постмодернизм, Реализм, Философия
Переходное состояние постиронии и постмодерна в критический метамодернизм; художественное осмысление.
Теги: Россия родина писатель

Убийство в городе R.  

В городе R он ощущал тепло повсюду. От тусклого фонарного столба, под которым грелся ночью, до скамьи у своего подъезда, жеманно облизывая сладкий фильтр сигареты. Озеро, лес, лысая гора, улица Ленина или магазин «Удачный», где бы он ни находился в этом городе – везде чувствовал себя как перед ликом Святой Марии.  

 

Парня звали Паша. Тогда ему только исполнилось двадцать лет. Это возраст возможностей в городе R, но и то время, когда ты как никогда близок получить черенком по паху. К счастью, с Пашкой такого не случится. Я надеюсь, по ходу рассказа вы узнаете много нового, и забудете про нашего героя, которым являюсь, конечно же, я. А зачем тянуть? Все ведь ясно. Не буду же я писать о каком-то Пашке, которого и знать не знаю. Хотя, и этот Пашка возможно даже не я!  

 

Но вернемся к нашему герою, который в один вечер решил посетить местный квартирник со своей девушкой, проще говоря, попойку. А девушку никак не упростить, хотя и стоило бы. Её внешний вид чересчур напыщенный: красные губы, темные веки и длинные ресницы. Песочное лицо с острыми скулами и легкое декольте, с приправкой острых каблуков и черных колготок, под красную, короткую юбку. Прямо-таки актриса, и прямо-таки Монро.  

 

Павел ей гордился. Истинно восхищался собой в её присутствии и ловил каждый восторженный взгляд на ней. Он имел право предполагать, что мужчина, желающий его девушку, а таких было много, не соперник ему, а прежде всего завистник, и очень слабый человек. Он имел привычку удовлетворяться за счет этих парней, и даже в компании своей девушки, подшучивать над ними: «Видела, как тот тип вырядился? Дон Жуан колхозный». Так он думал про большую часть парней на квартире, куда они явились.  

 

Место, надо отдать должное, странное для вечера выходного дня. Музыка играет тихо, свет включен, никто не танцует и не кричит. Паша удивился, а вот его верная спутница (уже третий год, к слову) даже преобразилась. Выискав своих подруг, она поскакала к ним, попутно кривляясь льстивым взглядом и неуместным заигрыванием бровями всем вокруг. В это время Паша уже сидел на кухне, с налитой доверху стопкой крепкого спиртного, и что-то яростно доказывал своему другу Ване:  

 

– Значит твой отец говорит, что смысл жизни (здесь он издал напыщенный смешок) в деньгах? Это же полный бред. Ну ты сам посуди, такого быть не может. Разве жизнь действительно такая мелочная штука? Нет.  

 

– Ну а почему нет? – отвечал Иван. – Вот даже если смысл жизни, допустим там, в семье или в твоих близких, ты к ним поедешь на машине которую купил на что? На деньги. Ты свою девушку в кино сводишь на что? На деньги.  

 

– На фильм с попкорном. – «ловко» парировал Паша. – Нет, ну это все как-то тупо. Я так не думаю.  

 

Стопки опрокидывались одна за одной. Лихо залетела уже и та, после которой все на кухне перестали вести счёт.  

 

– Я вот сегодня, вот эту вот бутылку. – показывает на алкоголь. – Купил за пятьсот рублей. Какого черта так дорого? Что же нам, у бабок самогон вонючий таскать по сотке?  

 

– Да придется, хули делать, – отвечали вокруг.  

 

Тянулся вечер, менялись развлечения. От разговоров до танцев, от танцев до любовных лобзаний в комнатах. Так и наступила поздняя ночь, в которую Паша совершит убийство и попадет за решетку. Все произойдет очень быстро, но поймите вот что: это не его желание, а дело во имя надежды.  

 

А что там у нашей Мэрилин? Крайне занимательное обсуждение туфелек, блузочек и туалетной водички. Такие милые и нахальные улыбки могут быть только среди пьяненьких, едва, или уже давно знакомых девушек. Здесь была и её подруга, просто она ну совсем не интересная, так что ограничимся упоминанием сей особы в тексте одним предложением. Со стороны было приятно наблюдать за девушками, но только не для Паши, ведь там сидела и его дама. Она видела все, что происходит с её парнем: куда тот смотрит и что делает. Карауля взглядом, она только и ждала момента, когда он заговорит с какой-нибудь девицей, чтобы носом ткнуть его в измену. Именно это и произошло. Как раз обсуждая занимательную вещь, Павел заговорился с какой-то девушкой. Речь шла о нигилизме, цинизме и безразличии. Наш герой настаивал на том, что ему абсолютно плевать, сколько откатил себе мэр города, где учатся дети чиновников, почему нужно поступать в ВУЗ, и зачем вообще они говорят. Ему было похуй на все первопричины и следствия. С пеной у рта осуждая позицию собеседницы, Паша утопал в чувстве правоты.  

 

– Да что ты говоришь? А вот будет тебе не все равно, когда пойдешь работать на разрез (угольный, наш город им славился), и будешь получать нищенскую зарплату, платить ипотеку и плакаться: где бы найти деньги на детсад своей доченьке, – с учительской интонацией произнесла оппонентка по спору.  

 

В этот момент Паша захохотал что есть сил, и через смех отвечал:  

 

– А я сам воровать буду! Стану чиновником и буду воровать. Зачем мне на завод идти? Да и вы что сделаете? Выходите хоть на какие митинги, часок постоите и забудете сами, зачем пришли.  

 

Их диалог продолжался не так долго. Девушка Паши пришла в этот момент и невежливо поинтересовалась, о чем они тут говорят.  

 

– Да так, о политике, – растерялся Паша. – А что?  

 

– Да ничего, – столько же презрения, сколько было во взгляде Монро, не смог бы выдать даже Иуда.  

 

С этими словами она показательно развернулась и ушла в другую компанию, где тихо себе беседовали два парня. О таких людях коротко можно сказать так: обязательно провожай по уму. Но они были красивыми, словно целованные Фебом, и приставшая к ним девушка сияла в их улыбке ярче, чем на солнце. Было бы строго ожидать от них пищи для размышлений. Речь шла о том, что близко:  

 

– Да вот машину купил.  

 

– А я вот часы.  

 

– Что там, Серега звонил на счет аванса?  

 

– Да глухо пока.  

 

Наша девушка иногда посмеивалась над словами из разряда «заебумба».  

 

Вечер бы так и продолжился, не случись того, что будет дальше. Каким-то неведомым чудом Паша, хоть и со слов его собеседницы, которая ставила под сомнение его тезисы, хоть и от выпитого алкоголя, но он решился подойти и спросить у своей девушки, что она забыла в компании этих парней.  

 

Её ответ был весьма ироничным, как ей показалось:  

 

– А что?  

 

Ожидая этого, Паша взял её за руку, и попытался отвести от компании двух амбалов (это стоило сказать сразу, так наш герой показался бы действительно смельчаком), на что та ответила резким движением.  

 

– Отвали, – рявкнула она, вырывая свою руку. – Тебе норм, ты там со своей подругой общаешься, а я что ли с друзьями не могу?  

 

– Ну зай, ну давай поговорим, – промямлил ей Паша в ответ.  

 

Все это время два парня, стоявшие по левую и правую руки от дамы, наблюдали за действием, и в случае чего были готовы ударить кого угодно, лишь бы ударить.  

 

Она все же снизошла, и у пока ещё пары состоялся диалог:  

 

– Что тебе надо?  

 

– Что случилось?  

 

– А что ты с телкой какой-то общаешься?  

 

– Да мы вообще о политике говорили, что такого?  

 

– Да я откуда знаю, о чем вы там говорили?  

 

– Ну вот я тебе говорю, мало что ли?  

 

– А что, много?  

 

– Думаю да, потому что какие у тебя ещё варианты?  

 

– Да есть парочка вариантов.  

 

– Ну ты чего, совсем?  

 

– Короче, слушай, это уже переходит все границы. Ты не общаешься больше с ней, и вообще не говори тут с телками. Все пьяные и ты тоже, и я не знаю, какие у тебя там желания могут появиться. Понял?  

 

– Да в чем проблема-то? Я просто политику обсуждаю, что в этом страшного? Мне похуй на неё как на телку, понимаешь?  

 

– Ага, конечно.  

 

На этом они закончили скучный диалог. Вы, полагаю, уже тоже заскучали? Честно говоря, это не так важно как то, что заскучал я! Поэтому слегка ускорю процесс до очень важных действий.  

 

К четырем часам ночи все уже были изрядно пьяны, особенно дорогая возлюбленная Паши. Последние два часа она провела в объятиях и поцелуях одного из помазанных Фебом рыцарей. Все было в закрытой комнате, пока её дорогой возлюбленный смиренно сидел на лавке, выкуривал сигарету за сигаретой, в ожидании кого-нибудь, кто сам с ним заговорит, и поймет, что же такое у него произошло.  

 

Увидев их вместе, Павел, который только хотел помириться со своей уже бывшей, а в последствии и мертвой девушкой, остолбенел. Зависнув на секунд десять от вида двух голых телес, по-своему прекрасных, но таких грязных и уродливых в его глазах, он чуть было не упал в обморок. Спас его только электрический разряд, который взялся словно из эфира. Ему стало так легко дышать, что грудная клетка ежесекундно поднимала его футболку. Руки перестали трястись, а тело начало чувствовать себя. Он ощутил такой прилив сил, какой помнил из детства. Инстинктивный. Он не просто поверил в Бога, он поверил в людей вокруг себя. Он поверил своему другу, Ивану, который со слов отца утверждал, что смысл жизни в деньгах; он поверил, что теперь придется покупать вонючий самогон у бабки; он поверил, что номенклатура (даже слово вспомнил, которое ему говорила собеседница) города R ворует деньги у простых жителей. Он уверовал во все то, что случилось сегодня. Глядя на резво одевающихся амбала и свою бывшую, он вспоминал минувшие три года своей жизни. Восседая на дивание он наблюдал за клеткой. Его любимы попугай, по прихоти хозяина вылетавший в комнатушку, белый как снег, рос эти три года. Он существовал лишь по воле Паши: в клетке и взаперти.  

 

Но вера его стала не аморфной, бесхребетной и не живой. Это не вера в Бога, которая происходит на утренней молитве. Нет. Это реальное счастье, охватившее его в те секунды. Он смотрел с радостью на плачущую девушку с размазанной по лицу помадой, которая задыхалась в извинениях, как это делал он целых три года. В эти минуты гроб, в котором лежит его бывшая девочка, закрывается.  

 

Наш друг просто уйдет из квартиры, спустится с седьмого этажа, и станет гулять по уже прекрасным, желанным, теперь теплым, как и в начале, улицам города R.  

 

Он зарезал её? Выстрелил с револьвера? Ударил дубинкой? Конечно же нет. Она жива. Ах! И как красива бывает в вечернем платье. Но без него лишь унылая амеба, которая не существует отныне.  

 

Что стало со мной? Нет, это был даже не я. Надеюсь, мой читатель, ты узнаешь в этом рассказе если не себя, то всех людей. Я хочу, чтобы ты ощутил надежду и вернулся к тому, для чего было совершено убийство в городе R.

| 163 | 4.8 / 5 (голосов: 10) | 12:38 07.03.2019

Комментарии

Titania18:32 11.03.2019
Сложный стиль. Сложно читается, но мне понравилось.
Alexey_bonsuarov15:48 09.03.2019
lyrnist, не понял, ты быкуешь?
Lyrnist00:43 09.03.2019
alexey_bonsuarov, не "орнул", а "взоржал" и не с "комента", а с "камента". Языг падонкаф, олдфаг, матчасть!
Alexey_bonsuarov23:18 08.03.2019
lyrnist, Лол. Орнул с комента
Lyrnist23:27 07.03.2019
Любопытно, но не художественно. И читается хреново. Автору предстоит поучиться или это стиль такой.
Sveta_ivchenko14:02 07.03.2019
Хорошо.
Я просто вот что подумала: даже если бы все нищие объединились и стали богатыми, отняв у богачей деньги, всё равно были бы новые бедные, работающие на новоявленных богачей-бывших бедняков.

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017