Режим чтения

Игрушка на вырост...

Повесть / Лирика, Драматургия, Любовный роман, Психология, Другое
Аннотация отсутствует

Откуда это взялось

У каждого из нас было детство. Всего каких-то двенадцать лет от рождения до отрочества, но, сколько впечатлений, сколько воспоминаний, сколько событий оно в себе несёт! Многие из этих событий мы и не вспомним уже. Они были слишком мелкими и не сёрьёзными, такими они видятся нам с высоты прожитых лет. А ведь именно они создали нас, именно эти мелкие события. Детство – это фундамент всей нашей жизни, это корень всего и причина всего, что с нами происходит в дальнейшем. Те мелочи, что окружали нас когда-то, тот маленький мир, в котором мы репетировали свою жизнь, могут иметь гораздо, большее значение, чем это кажется на первый взгляд.  

Игрушки – неизменная, неотъемлемая часть детства, его обязательная составляющая. Что такое игрушки? Маленькие домики, машинки, куколки, зверушки… это целый мир, а точнее его уменьшенная копия. Тот самый мир, в котором предстоит жить. Но всё ли в этом мире зависит только от нас самих? Конечно, нет! Жизнь это не игрушка, что полностью в нашей власти. Далеко не всё в ней подчиняется нам, как хозяевам. А вдруг мы сами игрушки в чьей-то игре, в чьих-то могучих руках, непостижимых для нас? Не страшно ли думать об этом?  

Бархатова Васса Тимофеевна, выйдя на пенсию после тридцати пяти лет работы швеёй, неожиданно, нашла для себя приятное и небесполезное в материальном смысле занятие. Она начала шить мягкие игрушки. Сначала, как полагается, исключительно для своей любимой внучки Маринки, девочки пяти лет. Её мать, то есть сноха Вассы Тимофеевны, Зинаида была женщиной интеллигентной, но это не помогло ей относиться к своей свекрови нейтрально. У неё была к ней традиционная антипатия, которую она мастерски скрывала за вежливостью и деликатностью. Зинаиде не нравилось, что каждый раз, когда бабушка дарит Марине новую мягкую игрушку, девочка слишком радуется этому и с детской открытостью крепко обнимает бабушку. Возможно, это была ревность дочери к свекрови. Напрямую Зина никогда не говорила об этом и старалась даже на лице не показывать раздражение, боялась травмировать ребёнка. Она поступила иначе. Мать просто стала интенсивно покупать девочке игрушки фабричные яркие и современные, отучая её от бабушкиных самосшитых, а значит и от общения с самой бабушкой. Васса не сразу поняла эту уловку снохи, она по-прежнему вдохновенно днями и ночами шила новые и новые игрушки, и при каждой встрече пыталась их подарить внучке. Однажды, Зинаида с Маринкой пришли в гости к бабе Вассе. Бабушка, только протянула внучке новую мягкую собачку, как тут интеллигентная и деликатная сноха словно взорвалась.  

–--Ну, хватит уже, ваших подачек, Васса Тимофеевна! Я и сама могу Марине игрушки купить и не такие самодельные, а нормальные современные. Вот сейчас новая игрушка появилась кукла Барби. У всех девочек такие есть и Маринке я такую купила. Хватит, Марин, не бери больше ничего у бабушки!  

–--Зина, Зина, ты чего? Ты чего завелась! Я понимаю твоё положение, но нельзя же так говорить, да ещё и при ребёнке! ---пыталась вразумить её свекровь.  

–--Да, потому что мне надоело это! Не надо больше благодеяний! Вот когда у меня второй родится, не одной игрушки вашей ему не возьму…  

–--Тогда я их буду продавать! Пусть чужие дети ими играют, ---твёрдо ответила Васса.  

–--А это в самый раз. Давно пора. Вам тем боле, пенсию задерживают, будут хоть какие-то деньги. Это самый лучший вариант, ---одобрила Зина и немного успокоилась. Может у неё и в самом деле гормоны разыгрались. Неловко стало ей, за грубость свою, а впрочем, свекровь сделала вид, что не обиделась, и родственные посиделки продолжились. Благо, что сама внучка Маринка на удивление спокойно отнеслась к запрету брать мягкие игрушки у бабушки, возможно, они ей не были так дороги, как она это по-детски, но лицемерно показывала. Ведь интеллигентная мама учила её принимать подарки с благодарностью, даже если они не нравятся. И с тех пор Васса стала шить игрушки на продажу. Торговала она ими на улице, в Детском парке, возле которого жила Зинаида. Торговля шла не плохо, ведь в парке гуляет много детей. Потом, ей пришлось не по своей воле переместиться в район рынка. Шить игрушки на продажу ей понравилось ещё больше. Она утешалась мыслями о том, что её труд принесёт радость не одному, а многим детям. Быть – может они будут играть с ними долго, дольше одного дня и её мастерство послужит на пользу. А мастерство у неё было отменное. Игрушки Вассы не отличались большими размерами зато, по форме были почти как фабричные. Она никогда не спешила, ведь это дело для радости, прежде всего, потому, она над каждой игрушкой работала долго и усердно, добиваясь симметрии и точности в самых мелких деталях.  

В середине лета у Вассы родился второй внук Андрюша. Ему она уже и не смела предлагать свои мягкие произведения, не хотела снова выслушивать от снохи колкости. С этого момента мы пока оставляем семью Бархатовых. Они вновь появятся в нашем рассказе в своё время, а сейчас знакомимся с другой семьёй Чайкиных. Именно о них и пойдёт речь далее.  

В тот же год, но месяц спустя у Вероники и Виталия Чайкиных тоже случилось прибавление. У них родилась дочка Алиса. Чайкины жили достаточно далеко от Детского парка, на краю центра города в маленькой однокомнатной квартире. Неподалёку от их девятиэтажки проходила ветвь железной дороги, так что тишины в их районе не было никогда. Стук колёс и гудки поездов звучали фоном для маленькой Алисы с самого рождения. А вот её бабушка Анна Захаровна жила наоборот, пожалуй, в самом тихом районе города, почти на его краю. Анна Захаровна мать Вероники. Очень интересная и необычная женщина шестидесяти лет. По образованию она врач-психиатр, но практики за свою жизнь почти никогда не касалась. Она – теоретик, много лет преподаёт в институте, занимается изучением тонких сторон психики. Такую деятельность Анна Захаровна выбрала не случайно, дело в том, что смолоду её больше всего на свете интересовала магия. Но, будучи человеком здравомыслящим, она всегда хотела изучить магию с научной точки зрения. Она ещё в подростковом возрасте поняла, что основа всех мистических чудес это психика человека. Она не хотела разоблачать обряды и гадания, ведь она сама всю жизнь занимается гаданием на картах и много раз убеждалась в их точности. Впрочем, то, что гадать точно получается не у всех, а лишь у некоторых она это тоже объясняет особенностями психики. Кто хорошо предсказывает будущее с помощью карт, у того просто мозг работает по-особому. Вот Анна и решила выучится на психиатра лишь для того, чтобы тайно от всех изучить и понять магию. И она многое изучила и поняла. Жаль, что неофициально, а исключительно для себя. По теории предсказания она написала «в стол» целую диссертацию. Она даже изобрела свою собственную колоду карт, опираясь на науку о человеческой психике, рисунки к которой сделала сама. Именно на этих картах предсказания получались самыми точными. Знакомые и родственники считали Анну Захаровну волшебницей со сверхспособностями, а она всего лишь создала свою колоду гадальных карт согласно тонкостям психики, опираясь на науку, и никаких чудес в своих действиях не видела. Естественно, что рождение внучки, то есть появление в их семье нового человека это прекрасный повод для предсказания. Хотя, по теории самой Анны гадать на дальнейшую судьбу младенцев нельзя, она всё – таки не сдержалась. Уж очень интрига велика, да и тревога за девочку. И вот раскинув свои собственные научные карты, Анна Захаровна, просканировала жизнь внучки наперёд. Не подробно, конечно, а лишь намёками. Всем хороша судьба, уготовленная маленькой Алисе, единственное, увидела Анна одну опасность на её пути. Об этом поспешила сообщить своей дочери Веронике.  

И вот, однажды Анна Захаровна пришла в гости к дочери и внучке. Отец семейства Чайкиных Виталий был на работе, помешать не кому и мать решила рассказать о своём гадании дочери.  

–--Ой, мама не надо, не говори мне ничего! ---испугалась Вероника, едва мать промолвилась о гадании на Алису.  

–--Да, ничего страшного мне не выпало. Не бойся. У неё вполне удачная и спокойная жизнь будет, единственное…  

–--Что? ---с замиранием резко спросила Вероника. Она знала, что предсказания матери практически всегда сбываются и не верить ей нельзя.  

–--Я увидела, что у нашей Алисы запрограммировано в судьбе очень странное явление… я даже не знаю, как это назвать. Какой-то патологический узел.  

–--В чём он выражается? ---не терпелось Веронике, ---ну, мам, давай уже говори!  

–--Для неё есть опасность от некой мягкой игрушки. Только от одной конкретной мягкой игрушки. Это очень необычная опасность. Одна из мягких игрушек может свести Алису с ума, дурно повлиять на её психику. А затем, и вовсе окажет некое влияние на её личную жизнь, на её отношения с мужчинами. Я хоть и сама к магии и мистике отношусь с научной точки зрения, но то что я увидела это чудеса. Мистика, ---Анна Захаровна замолчала, а её дочь спустя небольшую паузу:  

–--Я ничего не поняла. Мама, что за опасность, какая игрушка? При чём тут мужчины?  

–--Ника, одна из мягких именно из мягких игрушек сведёт Алису с ума и наделает ей проблем в личной жизни.  

–--Как такое может быть? Я понимаю, игрушка может покалечить ребёнка, аллергию вызвать, но как игрушка может свести с ума и испортить личную жизнь? Когда у неё ещё будет эта личная жизнь! Мам, что ты такое говоришь, неужели это правда?  

–--Правда это или нет я знать не хочу. Если я в своём гадании увидела опасность для внучки, то просто обязана её предотвратить. Я не собираюсь ждать и проверять ошиблась я или не ошиблась.  

–--А как это предотвратить?  

–--Очень просто. Не покупай ей мягкие игрушки совсем. Без них можно обойтись. Покупай резиновые, пластмассовые, деревянные, но только не мягкие. Велико ли у человека детство? Она подрастёт и всё, опасность миновала. Самое главное её в детстве сохранить хотя бы лет до четырнадцати, а потом она будет уже не уязвима к этому.  

–--А вдруг мягкую игрушку подарят? ---предположила Вероника.  

–--А ты скажи всем родственникам и знакомым, что у Алисы аллергия и мягкие игрушки ей противопоказаны.  

–--Ладно, допустим, всё это так и есть. Но вот объясни мне, мама, откуда это взялось? Почему именно от мягкой игрушки и именно такая опасность на личную жизнь? Почему именно так?  

–--В нашей жизни ничего не бывает без причины. Если причина явно не видна, это не значит, что её нет. На причину я не гадала, я и так скажу тебе, почему именно так, ---тут Вероника насторожилась и даже замерла. Она молча повернулась к матери в ожидании ответа. Но мать молчала, пристально смотря на дочь.  

–--Ну, в чём причина? ---не выдержала Вероника такой длинной паузы. Мать грустно улыбнулась.  

–--Так уж устроен этот мир, что дети рассчитываются за грехи родителей. А по научному это эффект позднего бумеранга.  

–--То есть, ты намекаешь мне, что я…---Веронику это слегка разозлило.  

–--Ника, ты сама прекрасно знаешь свой грех. И это действительно грех, только в твоём варианте он игрушечный. Вот поэтому и опасность для твоей дочки от игрушки.  

–--Ты о чём?  

–--Сколько тебе было тогда лет? Девятнадцать? Когда ты посмела отнестись к самой магии, как к игрушке… на меня не надо смотреть. Я всегда относилась к сверхестественным явлениям серьёзно, а вот ты…---говорила Анна Захаровна с постепенным закипанием души.  

–--Стоп! Неужели это из-за того самого? ---поняла всё Вероника. Она вспомнила один случай из своей юности.  

–--Конечно! Не умеешь колдовать, не берись! И вообще, приворот это ужасно! Ты ещё легко отделалась, вернее твой ребёнок!  

–--Но я же применила не настоящий обряд приворота, а свой выдуманный! Он всё равно не подействовал!  

–--Обряд, был не настоящий, и это смягчило бумеранг. Но в информационных волнах запечатлелось навсегда, твоё заигрывание с потусторонними силами! Ты сама не соображала тогда, что творишь! Привораживать нельзя! Это опасно! Я тебе это говорю, как профессионал!  

–--И что же мне теперь делать? ---смиренно и грустно спросила Вероника у матери.  

–--Не покупать Алисе мягкие игрушки. Больше ты ничего не сделаешь, ---посоветовала Анна Захаровна, и на этом этот разговор был окончен.  

Стоит пояснить о каком привороте идёт речь. Дело в том, что когда-то Вероника училась в институте и была сильно влюблена в одного из преподавателей его звали Эдуард Александрович Зарянов. Ему тогда было тридцать четыре года, он был женат и имел дочь. Влюбилась Вероника в него с первой лекции. Он словно её загипнотизировал. Мужчина он был тогда ещё молодой темноволосый, активный и с юмором. Несмотря на излишний вес, подвижный и темпераментный. Веронике казалось, что от него летят искры, что он нагревает воздух вокруг себя, излучает невидимые лучи. Эти лучи и притянули студентку к преподавателю, как бабочку к огню.  

Молодая, светловолосая с двумя длинными прямыми хвостами и в ярких браслетах, Вероника привлекала внимание своих ровесников. С ней не раз пытались флиртовать парни-одногруппники или из других групп, но она упорно на них не реагировала. Вся её душа стремилась лишь к тридцатичетырёхлетнему женатому преподавателю. Естественно, что она пыталась привлечь его внимание к себе. Садилась на передние парты, строила ему глазки, вступала с ним в диалог на тему лекций. Эдуард Александрович давно догадался, что к чему, но делал удивительно невозмутимый вид. Однажды на экзамене по его предмету, после которого его предмет кончался, Вероника устроила целый спектакль. Насмешила всех своих одногруппниц. Ведь она пыталась сама себя завалить, чтобы прийти к нему на пересдачу, лишь бы встретиться с ним вновь. Она знала ответы на все вопросы в билете, но когда вышла к нему отвечать, специально начала нести настоящую чушь. Он слушал, слушал и не выдержал.  

–--Ларина, (это девическая фамилия Вероники ныне Чайкиной), прекратите дурачиться, отвечайте на вопросы.  

–--Я и отвечаю, ---с невинными глазами промолвила она и снова начала придумывать на ходу, что поабсурдней.  

–--Прекратите! Я знаю, что вы всё знаете, вы же не глупая девушка, не одной моей лекции не пропустили, вы не можете не знать. Отвечайте нормально! ---Эдуард Александрович начал злиться, но пока сдерживался. Студентка продолжила нести чепуху, да такую, что сидящие в аудитории одногруппники стали смеяться тихонечко. Преподаватель, нервозно бросил на стол ручку и в этот миг, от него отлетели искры, те самые которые так притягивали Веронику. Она на некоторое время замолкла, поглядывая на объект своего обожания неоднозначным томным взглядом, ---ну, я вас слушаю. Рассказывайте.  

–--Я не знаю, ---тихо прошептала она, стыдливо опустив глаза, но стыдливость была от другого.  

–--Послушай, Ларина, если бы ты рассказала мне всё на отлично, то вызвала бы у меня больше симпатии к себе, ---на ушко шепнул он ей. Зарянов знал о её влюблённости и знал почему она разыгрывает этот спектакль. Услышав про симпатию в свой адрес, Вероника обомлела окончательно, неужели она добилась взаимности. Только выходить из начатой роли она не хотела, ведь её цель – прийти к нему на пересдачу. И она продолжила заваливать саму себя нелепыми ответами.  

–--Чего ты добиваешься? Что бы я тебе двойку поставил? На пересдачу ко мне хочешь прийти, да?  

–--Я хочу чтобы вы поставили то, что я заслуживаю, Эдуард Александрович.  

–--А потом на пересдаче будет продолжение твоего спектакля? Ты, Ларина не в тот институт пришла, тебе надо было в театральный поступать, ---эту фразу преподавателя она восприняла, как комплемент и откровенно начала флиртовать: забросила изящно ногу на ногу, опустила глаза, и провела рукой по волосам. Увидев это, Зарянов продолжил, --- хотя, нет. В театральный актёрский талант нужен, а не просто кривляние. Ну, что мне с тобой делать?  

–--А что вы хотите? ---кокетливо и чувственно прошептала студентка, совсем потеряв голову.  

–--Вот, что, дорогая. Я сейчас ставлю тебе «удовлетворительно», и иди на все стороны. Стипендию с тройкой ты не получишь, это будет тебе урок за твоё поведение, и пересдаче тройка не подлежит. Так, что больше мы с тобой не увидимся, ---и Зарянов взял зачётку, начал что-то вписывать. Вероника тройки напугалась.  

–--Нет! Нет! Эдуард Александрович, не надо! Только не тройка! Ну, что вы, неужели не видите, что на тройку я не знаю. Ставьте двойку, я приду к вам на пересдачу и всё пересдам на отлично!  

–--Поздно, я уже поставил «удовл». Всё иди, гуляй!  

–--Эдуард Александрович! --- почти закричала она.  

–--Тише, что вы себе позволяете! Вы сдали на три, уходите, пожалуйста, из аудитории, не задерживайте! --- тут Вероника подбежала к нему схватила его за локти и привстала на колени.  

–--Ну, подпишите «не». Я хочу на пересдачу! Поставьте двойку, умоляю! --- такое было первый раз не только в жизни Зарянова, но и в истории студентов вообще.  

–--Как же я от вас устал, Ларина! Хотите «два» будет вам «два»! --- и он, открыв зачётку что-то подписал в ней, вероятно «не» к слову «удовлетворительно», ---всё я поставил вам неуд, приходите на пересдачу!  

–--Как неуд? Как неуд? ---продолжала выступать Вероника---Нет! ---вскрикнула она и упала в обморок прямо на пол. Это было кульминацией в задуманном ею спектакле.  

–--Что с вами, Ларина? --- напугался преподаватель, хоть и не был уверен, что обморок настоящий.  

–--Эдуард Александрович, мне кажется, она претворяется, ---сказала ему одна из студенток, сидящая в аудитории и готовящаяся к ответу.  

–--А вдруг нет! Ой, что же делать…---Зарянов наклонился к студентке и слегка задел её лицо, ---сбегайте кто-нибудь в деканат там телефон, вызовите скорую! ---обратился он к студентам. Тут встала с места одна из студенток и тихонечко подошла к лежащей на полу Веронике. Поднесла к её уху ладони и хлопнула со всей силы. От резкого звука обморочная вздрогнула и привстала.  

–--Ты, что обалдела! Ты что! ---это Вероника в адрес той студентки.  

–--Ну, вот видите, и ни какой скорой не надо. Какой же вы наивный, Эдуард Александрович, как вас легко обмануть.  

–--Держите вашу зачётку, и прочь из аудитории, чтоб я вас больше не видел никогда, ---сердито сказал преподаватель, подав Веронике зачётку. Вероника вышла в коридор и открыв увидела оценку «хорошо», что означает «четыре».  

–--Ну, Эдуард Александрович, ну вы и даёте! ---проворчала она сама себе под нос, но потом засмеялась и даже запрыгала от радости, --- Четвёрка, четвёрка! Но ничего, я с тобой и без пересдачи встречусь, никуда ты от меня не денешься, Эдик.  

Именно с того дня Вероника и решила воздействовать на непокорного возлюбленного с помощью магии. Ничего не спросив у мамы, как у профессионалки в этом деле, решила разобраться сама. Глядя, на то, что мама изобрела сама свою колоду карт, которая максимально точна в предсказаниях, дочь решила, что если она так же сама придумает обряд приворота, то он окажется наиболее эффективным. И она придумала этот обряд. Он и в самом деле выглядел игрушечным. Вероника слепила из красного пластилина сердце, в которое запечатала бумажку с именем возлюбленного. Пока в этом ничего похожего на магию не было, просто забава, и она решила добавить настоящий предмет, используемый в подобных обрядах. То пластилиновое сердце она пронзила булавкой, нашептала своё придуманное заклинание и положила в укромное место. Предмет Зарянова окончился, пересдача ей не нужна, и студентке не оставалось ничего кроме как самой на каждой перемене подходить к его кабинету и ждать когда он выйдет. Пару раз он выходил и она с ним здоровалась, но далее ничего не шло. Вероника понимала, что приворот её не действует. Тогда она придумала добавить кое-что к обряду. Она решила смягчить его непокорность. Для этого взяла кусочек синтипона, обшила его тряпочкой, получив маленькую мягкую подушечку. Эту подушечку она заговаривала, как сердце и душу своего возлюбленного. Вот почему на её дочку Алису прилетела такая карма связанная не просто с игрушкой, а с мягкой игрушкой. Вскоре преподаватель Зарянов ушёл из института. Говорили, что он уехал в другой город. Влюблённость постепенно отступала, а после окончания института встретился Веронике Виталий её будущий муж. Так и забылась вся эта история про первую любовь к недоступному мужчине…  

Пока Анна Захаровна с дочерью вспоминали былое, анализировали, размышляли о закономерностях в этом мире, маленькая Алиса спала тихо и блаженно в своей кроватке. Над ней висели пластиковые погремушки и те предсказания, что рассказала бабушка, были так ещё далеки от неё. За окном по железнодорожной ветке пошёл очередной поезд. Погремушки над кроваткой затряслись.  

–--Как же у вас шумно. Может вам стоит переехать в квартиру Виталия? А эту сдать под квартирантов? ---говорила Анна, глядя в окно на проходящий поезд.  

–--Мама, какой ещё переезд, что ты такое говоришь? У меня ребёнок новорожденный разве это можно совмещать с переездом?  

–--Я к тому, что беспокойное это место. И вибрация от поездов ребёнку не к чему.  

–--Да, к поездам-то мы относимся хорошо. Мы поезда любим. Сама видишь, спит…---и Вероника подошла к кроватке дочки.  

–--Действительно спит. Вот, что значит современный ребёнок, ---с умилением наклонилась Анна над внучкой.  

–--И вообще, я планирую, когда Алисочка подрастёт, мы будем менять две наших однушки на трёхкомнатную. Я хочу, чтобы у неё была своя комната, свое пространство, ---сказала Вероника.  

–--Это правильно. Только когда надумаешь менять, выбирай квартиру получше, пожалуйста. Не соглашайся, на первое что попало, ---советовала мать.  

–--Это сама собой!  

–--Ну, ладно, засиделась я у вас, пойду, ---и Анна Захаровна направилась к выходу. Уже уходя у лифта, она ещё раз сказа дочери, ---ты всё поняла? Ни одной мягкой игрушки.  

–--Да, да, мама, пока.  

Так прошёл день. Вечером с работы вернулся Виталий. Вероника рассказала мужу обо всём. Виталлий с роду был абсолютным материалистом и в подобные вещи никогда не верил, не признавал их. Такое условие тёщи его отчего-то разозлило не на шутку.  

–--Ника, ты же нормальный современный человек, как же ты можешь всерьёз слушать свою чёкнутую мать!  

–--Витя! Прекрати оскорбления!  

–--Психиатр она называется. Кандидат перекандидат! Что за психиатр, не дня в психушке, не работала! Ни одного шизофреника не вылечила!  

–--Шизофрения не излечима и вообще, при чём тут профессия моей мамы!  

–--А при том! Как она, будучи образованным человеком, может верить в этот средневековый бред! Как она совмещает это?  

–--Наш мир состоит не только из грубой материи, но и из тонких полей, которые…---начала Вероника, но муж прервал её на полуслове.  

–--Замолчи! Что ты несёшь? У матери своей научилась? Нет ничего, кроме того, что можно потрогать, нет ваших полей, чудес, волшебства! Я не поверю в это никогда!  

–--А я и не заставляю тебя верить. Я тебе просто сообщила факт. Нашей Алисе нельзя покупать мягкие игрушки и всё! Передай это своим родственникам и больше от тебя ничего не требуется!  

–--Но почему? У неё же не аллергия на мягкие игрушки! ---возмущался отец  

–--А ты представь, что аллергия, если тебе так легче! В чём проблема? Без мягких игрушек можно обойтись! ---говорила Вероника.  

–--Да, мне не жалко! Меня здесь не игрушки волнуют, а вмешательство твоей матери в нашу жизнь и в жизнь нашего ребёнка! ---пояснил Виталий, ---сейчас она нагадала своими идиотскими картами, что Алиске мягкие игрушки нельзя, а завтра она нагадает, что ей мясо и шоколад нельзя, и ты будешь кормить ребёнка одними огурцами!  

–--Какими огурцами? Ты о чём?  

–--А потом, твоя мать нагадает, что для неё опасность от школы и ты что? В школу её не отдашь, безграмотной оставишь?  

–--Витя, я прошу, не кричи!  

–--А вдруг она нагадает, что Алиску в какой-нибудь монастырь надо отдать и ты её послушаешь?  

–--Не нагадает.  

–--Или ещё, нагадает, что мы с тобой в разных кроватях должны спать, и ты тоже будешь исполнять? Я не собираюсь жить по указке твоей матери! Были бы эти указки хоть разумными! Это же алхимия какая-то! Дикость, пещера! Я сейчас возьму и специально куплю мягкую игрушку, что бы доказать тебе наглядно, что ничего не произойдёт!  

–--Да, ты что! Не смей, не вздумай! ---всерьёз испугалась Вероника.  

–--Ладно, время покажет…---успокоился он.  

–--Не вздумай! Если ты купишь ей мягкую игрушку, я…---Вероника хотела чем-то пригрозить, но не могла сразу придумать чем именно.  

–--Куплю! И не одну! У неё должно быть полноценное детство! Тем более она девочка!  

–--А если она из-за этой мягкой игрушки никогда замуж не выйдет? Ты, что враг своей дочери! ---на это Виталий просто расхохотался. Да так, что остановиться не мог. Даже воды попил и всё равно смех давил его.  

–--Ох, женщины…---с выдохом произнёс он и успокоился, наконец, ---что с вас взять… одним словом д…дамы.  

На том этот разговор и окончился. Больше эту темы Чайкины не вспоминали. Вероника тихо опасалась, что муж однажды всё же купит дочке мягкую игрушку, он ведь так и не поверил в это. О том, что являлось причиной такой странной судьбы ребёнка, то есть о том самом привороте преподавателя, Виталий ничего не знал. Он был уверен, что у его жены никого до него не было. Но даже если бы и знал. Он ведь материалист и в привороты и в бумеранг не верит.  

Шло время. Алисе исполнилось четыре года и Вероника с Виталлием решили начать обмен двух квартир на трёхкомнатную. Это оказалось не просто. Как, наказывала мать Анна, найти квартиру получше не получалось. Те у кого квартиры подошли бы не соглашались их менять на трясучку под поезда. А те, кто соглашались, были не лучшими вариантами.  

Почти каждый день в дом к Чайкиным стали приходить разные люди на смотр квартиры. Это была настоящая карусель среди множества разных подъездов, этажей, балконов, кладовок, кухонь или целых районов города… так прошло два года.  

Однажды, днём, когда Виталий был на работе, у Чайкиных раздался звонок в дверь. На вопрос «кто? », прозвучал уже рутинный ответ «по обмену». И Вероника открыла дверь. На пороге стоял полный мужчина лет за сорок в демисезонном пальто и кепке. Его лицо сразу показалось Веронике знакомым. Она запустила его и в прихожей на свету разглядела.  

–--Эдуард Александрович, это вы? --- мужчина вздрогнул и пристально посмотрел на хозяйку.  

–--Ларина Вероника? --- неуверенно спросил он. Она молча и с улыбкой покивала головой. Мужчина расплылся в улыбке.  

–--Надо же какая встреча! Кто бы мог подумать! Студентка Ларина!  

–--Я теперь Чайкина, я замужем.  

–--Замужем, прекрасно!  

–--А вы разве меня помните?  

–--Как же я такое забуду. Таких студенток у меня больше никогда не было.  

–--Ну, проходите, проходите.  

–--Значит, квартиру меняешь… а вторая где?  

–--Вторая в другом районе, тоже однокомнатная, на первом этаже, но хорошая, тёплая, с водой перебоев нет, ---говорила Вероника, заметно волнуясь, а бывший любимый преподаватель неспеша проходил по комнате и всё осматривал.  

–--А я с женой развожусь. Разъезжаемся. Так, что ей то же надо будет посмотреть. Мне всё равно, куда и что, а вот ей… может, не понравится… у вас железная дорога под окнами.  

–--Да её почти не слышно! А что же это вы разводитесь…---робко поинтересовалась личной жизнью бывшая студентка.  

–--Да, это старая история. Она нашла другого, я нашёл другую…  

–--У вас будет новая жена?  

–--Она мне пока невеста. Вот разъедемся и тогда распишемся.  

–--Да, вы Эдуард Александрович, такой мужчина, который один никогда не останется, ---сказала Вероника с ноткой огорчения в голосе. Словно её прежняя любовь ожила, словно она сама сейчас свободна. Тут, Зарянов повернулся, чтоб осмотреть другую часть комнаты и увидел тихо сидящую в уголке шестилетнюю Алису.  

–--Ух, ты, это твоя дочка?  

–--Да…  

–--Как тебя зовут? ---обратился он к девочке ласково.  

–--Алиса, ---вежливо ответила девочка.  

–--Алиса? Замечательное имя. Ой, сколько у тебя игрушек! Кто это у тебя?  

–--Это семейка кошечек. Это мама, это бабушка, это старшая сестра, а это младшая, ---показала Алиса своих резиновых и пластмассовых кошечек.  

–--А папа у них где?  

–--А папы нет.  

–--А у тебя папа есть?  

–--Да, папа Виталя, он сейчас на работе.  

–--Просто чудо-дитя, прелестнейшее создание, ---говорил он матери. Вероника лишь улыбалась, ---артисткой не хочешь быть? --- Алиса смущённо опустила глаза и пожала плечами. Она первый раз услышала комплемент, --- а то твоя мама когда-то ох, и выступала передо мной! До сих пор помню.  

–--Ну, что вы, Эдуард Александрович, ---засмущалась и закокетничала Вероника, ---зачем вы при ребёнке?  

–--При ребёнке не при муже. Стыдно вспомнить что ли? ---хитро улыбался он.  

–--Давайте, я вам… кухню покажу. У нас ещё и кладовка есть…---заикаясь, перевела она разговор на тему обмена.  

–--Кладовка это хорошо, я к кладовке привык, пойдёмте, посмотрим, ---и выходя из комнаты Зарянов обратился к Алисе, ---приходи ко мне в гости, понравится моя квартира будешь жить в ней, своя комната у тебя будет. Девочка, краснея, опустила глаза и смущённо улыбнулась. А Вероника проводила гостя на кухню.  

–--Эдуард Александрович, может разденетесь, чаю попьёте, у нас печенье есть…  

–--Нет, нет, спасибо. У меня времени мало. Я сейчас прямо от вас в институт поеду.  

–--Вы вернулись в наш институт? ---спросила она таким тоном, словно ещё была студенткой и имела возможность, как и прежде, уделять ему знаки внимания.  

–--Не совсем. Я теперь в другом здании работаю. Плита у вас электрическая, я вижу?  

–--Да, хорошая плита, все конфорки работают, можете проверить, ---суетливо и на сбившемся дыхании тараторила хозяйка, а он тем временем засмотрелся на висящие шкафы.  

–--Я вижу ты хорошая хозяйка, так всё уютно, чисто. А работаешь где?  

–--Я не работаю.  

–--А что так?  

–--Как ушла в декрет, так и… осталась.  

–--А муж один выходит вас...  

–--Да, но нам хватает.  

–--Эх…---с печальной иронией выдохнул Зарянов, ---хватает… для чего институт кончала? Чтобы дома сидеть? Ребёнок это, конечно главное, но деньги… а может муж много получает?  

–--Средне…---опустив глаза, ответила бывшая студентка. Зарянов вышел в прихожую и осмотрел всё вокруг.  

–--Прихожая просторная, да и вообще квартира в хорошем состоянии, в ремонте не нуждается, ---Вероника вышла вслед за ним и встала, навалившись спиной на косяк кухни, она пристально смотрела на него, словно кричала взглядом: «Не уходите! Не спешите! ». Эдуард Александрович, как и тогда словно не замечал её особый взгляд, ---мне всё понравилось, а вторая квартира где?  

–--Она в другом районе, ближе к центру. На первом этаже.  

–--Первый этаж, это плохо. Не мне плохо, а моей бывшей жене. Здесь, ей понравилось бы, но железная дорога…  

–--Ну, что поделаешь… мы ведь живём. Привыкли.  

–--Вот, а жена моя бывшая такая, она ни к чему привыкать не станет. Вот если бы эту квартиру да в тот район перенести, где вторая первоэтажная. Не на первый, этаж, разумеется, а на любой другой, то тогда безоговорочно сменялись бы с вами, ---говорил он, постепенно продвигаясь к выходу. Когда он взялся за ручку входной двери, Вероника:  

–--Ой, может чаю у нас попьёте, все-таки не чужие люди, я у вас училась.  

–--Предлагала ты мне уже чай, матушка моя. Забыла что ли? С памятью что-то, --- ласково сказал он, ---работать тебе надо, а то так совсем деградируешь. Дочка в школу ходит?  

–--В этом году пойдёт, ей в середине августа семь лет исполнится.  

–--Вот, дочку в школу отправишь и устраивайся на работу. А то это же не дело смолоду-то дома сидеть.  

–--Ладно. Так, когда мы вам вторую квартиру показать сможем?  

–--Вторую? Давай, созвонимся. Я пока не могу сказать. Я занятой человек. А вы когда мою посмотрите?  

–--Да, хоть завтра… или нет, давайте лучше в выходной, чтобы муж был свободен. Мы вместе придём.  

–--Это правильно. И дочурку приводи. Ладно, мне пора бежать уже, значит до встречи.  

–--До встречи! ---романтичным тоном произнесла Вероника и закрыла за гостем дверь. Пришла на кухню и сев за стол, устремила взгляд за окно вдаль. Задумалась. Как неожиданно это произошло. Какое тепло и свет исходили от него! Даже щёки загорели! «Интересно, почему он разводится с женой? Говорит, что оба нашли других. А вдруг это из-за моего приворота? О, нет! Ещё не хватало обвинять себя во всём на свете. Мало ли кто от чего разводится. Эдуард Александрович, сколько же вы значите для меня до сих пор, как оказалось…»--думала она. Сердце заколотилось на всей скорости от предвкушения следующих встреч с ним. Вдруг на кухню прибежала Алиса.  

–--Мама, а этот дяденька уже ушёл?  

–--Ушёл…---глядя в одну точку задумчиво ответила она.  

–--А он, что твой знакомый? О чём ты с ним говорила?  

–--А ты, что подслушивала?  

–--Я случайно услышала.  

–--Этот дяденька Эдуард Александрович. Он когда-то преподавал у меня в институте.  

–--Он твой учитель! А институт это там где учатся взрослые?  

–--Да… ---мечтательно отвечала мать, взгляд её был не здесь, а там в юности.  

–--А я когда выросту тоже буду учиться в институте?  

–--Тебе сначала в школу надо пойти, закончить её хорошо, а потом уже об институте думать, ---Алиса прижалась к маме и запрыгнула к ней на колени.  

–--Мама, когда у меня уже будет своя комнатка? ---спросила она грустно.  

–--Я не могу этого знать, Алисочка. Не так это просто и быстро обмен найти… в это воскресенье мы все вместе пойдём смотреть квартиру Эдуарда Александровича…  

–--Ура! ---вдруг обрадовалась Алиса. Она конечно не раз уже принимала в смотринах квартир участие, но раньше никогда так не радовалась. Это было странно, ---она у него большая?  

–--Не знаю. Придём и посмотрим, ---кое-как Вероника отвертелась от назойливых вопросов дочки. Ей нужно было готовить обед, ведь уже через три часа вернётся с работы Виталий.  

Незаметно пролетела эта неделя и наступило долгожданное воскресенье. В этот день семья Чайкиных, как и планировали, отправились смотреть квартиру Зарянова. Квартира находилась в более отдалённом районе, но зато там было тихо и спокойно: ни поездов, ни машин. Квартира трёхкомнатная. Пока взрослые проходили по комнатам и осматривали качество жилья, шестилетняя Алиса, заметила в одной из комнат на диване большого бегемота. Это была дизайнерская диванная подушка. Бегемот был обтянут коричневой кожей, как и диван, и естественно был мягкий. Алиса не отрывала от него восторженных глаз. Нельзя сказать, что он ей так сильно понравился, просто она раньше никогда не видела таких больших игрушек. Оказавшись вблизи, девочка потрогала бегемота. На ощупь он был мягкий. Незамедлительно одёрнула маму.  

–--Мама, смотри какой бегемот! Он мягкий! --- услышав это и увидев подушку, по Веронике пробежали ледяные мурашки. Он хоть и не был мягкой игрушкой, но по сути выглядел именно как игрушка, а не подушка. Мать сердито отдёрнула Алису от него. Девочка ничего, не понимая, продолжала, --- мам, давай ты мне купишь такого же? --- у Вероники зазвенело в ушах. Ей было уже не до квартиры. Она напугалась этого так сильно потому, что это был не просто мягкий бегемот, он принадлежал Эдуарду! Тому самому, кого она привораживала! Неужели вот она карма её дочери! Виталий заметил, что супруга побледнела.  

–--Ника, что с тобой?  

–--Да, ничего… всё нормально. Душно что-то, ---ответила она мужу. А Алиса разошлась не на шутку.  

–--Мама, ну посмотри какой бегемотик! Я хочу такого! Где их продают? Спроси! ---собственно в таком поведении Алисы не было чего-то сверхнового. Ведь она часто, при просмотре квартир, замечала различные красивые предметы и просила купить точно такие же. В одной из квартир, которую, они смотрели, Алиса заметила пуфик, и так же начала его просить. Даже в мебельном магазине уселась на такой и ели слезла. Всё просила и просила купить пуфик. Вот хозяйственный ребёнок! В другой квартире, она увидела цветной витраж на стеклянной двери и естественно запросила такую же точно дверь из цветных стёклышек. Может и этот бегемот всего лишь очередной подобный каприз? Ведь он не является мягкой игрушкой. Но Веронике это попало в голову, как заноза. Когда они вернулись домой, ей было не до обсуждения просмотренной квартиры, она только и думала об этом мягком бегемоте у бывшего преподавателя. Особенно Веронику ранило, когда Алиса, спустя несколько часов продолжала напоминать ей об увиденном бегемоте. А вдруг он уже свёл её с ума? Она даже хотела рассказать об этом своей матери Анне Захаровне, но что-то её удержало. На следующий день всё улеглось. Алиса про бегемота больше не вспоминала, а Вероника решила не паниковать раньше времени. В конце концов это и не игрушка и не в Алисиных руках. Зато Виталий начал заводить с женой подозрительные разговоры.  

–--Ника, ты какая-то странная последнее время. Думаешь о чём-то? ---спросил он как-то жену.  

–--Нет, с чего ты взял. Я думаю об обмене как всегда.  

–--А этот Зарянов он, что твой бывший преподаватель? Да?  

–--Ну, допустим, ---со сдержанным раздражением ответила Вероника.  

–--Ты, наверное, была влюблена в него? ---догадался Виталий  

–--С чего ты взял? Нет.  

–--Да, ладно! Это у тебя на лице написано.  

–--Просто он напоминает мне студенческие годы, юность.  

–--А он всегда был таким толстым? ---в голосе мужа всё же мелькала нотка ревности.  

–--Что значит толстым! ---обиделась она и тем самым себя выдала, --- всегда, ---холодно ответила Вероника, спрятав глаза от супруга.  

–--Может мне тоже стоит набрать лишних кило десять? ---с ехидством спросил муж.  

–--Зачем это?  

–--Тебе же нравятся полные мужчины.  

–--Витя, ты что? Ты что ревновать вздумал! Да он же старше меня! И вообще, я никогда его не любила! И не нравится мне, что он толстый! Я вообще толстых не люблю! ---разозлилась она.  

–--Ты лучше скажи, как тебе его квартира? ---сменил тему Виталий.  

–--Квартира ничего. Я была бы не против обмена с ним.  

–--А ничего, что там ремонта выше крыши? Обоям сто лет в субботу, раковина на кухне никуда не годная, и окна не крашены! Кто это всё будет делать? Я?  

–--Ремонт это дело наживное. Не так уж там и много ремонтировать надо. А тебе что-то не нравится?  

–--Не нравится, ---загадочно сказал муж и вышел из комнаты. В прихожей взял сигареты и направился в туалет курить, ---мне не нравится, что он твоими воспоминаниями юности тебе все глаза застлал. Я просто боюсь, что ты не объективно его квартиру оцениваешь. Ты как с ним встретишься, так у тебя полные глаза юности.  

–--Витя, это некрасиво. Я не выношу ревнивцев, тем более без всякой причины, ---спокойно говорила Вероника, наблюдая его реакцию.  

–--Когда он смотрит нашу вторую квартиру?  

–--Он обещал позвонить.  

–--Без меня не ходи, --- эта фраза мужа рассмешила Веронику.  

Так, день за днём пролетали в суете между тремя квартирами. Это похоже на сватовство. Просто конфетно-букетный период какой-то. Супруге Зарянова, с которой он разводился, сперва обе квартиры Чайкиных не понравились. По известным причинам. Но потом, возможно сам Эдуард повлиял на неё, таким образом, что она внезапно согласилась. И вот, началось… бумажная волокита, очереди то в одной инстанции, то в другой, справки, договоры… Вероника уходила по обменным делам рано утром, а возвращалась вечером. С Алисой сидела баба Анна. Конечно же, за весь этот период Веронике не раз пришлось встречаться со своей первой любовью. Только она уже старалась не показывать свои остатки былых чувств. Она наслаждалась им тихо, в душе. Зарянов стал ей словно другом. Хотя, близко по-человечески она его совсем не знала. Он, как и раньше был для неё близким, но в то же время далёким, недостижимым, недоступным.  

Вот уже и кончалась весна. Это весна была особенной, можно сказать переломной, ведь она выступала в качестве своеобразной границы между прошлым и будущим… жильём. Середина мая. В квартирном вопросе наступила финишная прямая. Во всех трёх квартирах стояли коробки, мешки с вещами, оставалось найти машину для переезда. Говорят, что переезд равен трём пожарам, но я бы сказала иначе. Переезд равен смене магнитных полюсов планеты. Словно, целые миры меняются местами. А для маленькой шестилетней Алисы всё игра игрой. Сколько было ей веселья бегать и прятаться среди мешков и коробок, стоявших дней пять. Как было интересно и забавно, ехать в большой машине по всему городу из дома домой. А как понравился простор трёхкомнатной квартиры! Бегай, не хочу! Два балкона, выходили на разные стороны: один на солнечный и тихий двор, второй на тенистую, но такую же тихую улицу. Пока родители осваивались на новом месте, распаковывали мешки и коробки, расставляли мебель, развешивали полочки, Алиса беззаботно бегала, словно ракета от одного балкона к другому. Ребёнку для счастья немного надо, но в нашей ситуации причина для счастья была значимая. Семья приобрела просторное жильё, а ребёнок свою собственную комнату.  

И так, в первых числах солнечного июня, Чайкины, готовились отмечать новоселье.  

 

В то же время на другом конце города, возле Детского парка, в уже известной семье Бархатовых происходили свои события. Вассе Тимофеевне сын купил новый диван, а старый собирался выбросить. Он уже позвал соседа, чтобы тот помог ему вынести старую мебелину из дому, но Васса, притормозила их. Оказывается, ей стало жалко его бархатистую обивку шоколадного цвета и она задумала её срезать. Ткань эта называется флок, но она сильно напоминает бархат. Конечно, на большей части дивана она стёрлась и имела непрезентабельный вид, пригодный разве что на протирочные тряпки. Но на задней стенке она практически была как новая. Именно её и выстригла Васса, не трудно догадаться для чего. Васса задумала сшить очередную мягкую игрушку именно из обивки старого дивана. Уж очень она была ей дорога. Васса Тимофеевна не просто привязывалась к вещам, она одушевляла их. Ей надо было оставить хоть такую маленькую частичку от старого дивана и не просто оставить дать ей новую жизнь. Опять, как всегда вся комната пожилой женщины наполнилась кусочками поролона, пуговицами, ремешками, тряпочками и нитками. Почти без перерыва она усердно и терпеливо формировала тельце новой игрушки. Васса хотела сшить новое произведение максимально приближенным к натуральному. Обшивая, бархатистой тканью шоколадного цвета, каждую деталь, постепенно Васса, воплощала свой художественный замысел. Вот уже и почти котёночек в её руках. Размером с котёнка настоящего, которому месяцев шесть. Никаких пятен и украшений на нём быть не должно. Он был просто коричневый и бархатный. Наступила ночь. В комнате Вассы включились все возможные осветительные приборы, ведь женщина немолодая и зрение для мелких работ не то. Ей стоило бы наверное сделать перерыв, но она упорно продолжала творчество. Котёнок был почти готов, оставалось сделать ушки из кусочков старого кожаного ремня, обтянуть их флоком, и глазки. С ушками проблемы не возникло. Их она сделала достаточно быстро. Они получились совсем как настоящие: не плоские коженки, а выгнутые треугольнички, направленные углублениями вперёд, как и бывает у кошек. А вот с глазками возникла проблема. Мастерица не хотела пришивать обычные пуговицы, как делала всегда. Да и купленные заготовки глазок её художественному замыслу не подходили. Ей была нужна просто невозможная натуральность. И она решила сотворить глаза сама. В их основу всё же пришлось подложить две пуговки, но их она обшила изумрудной тканью, на которой нарисовала слегка расширенные, овальные кошачьи зрачки чёрным фломастером. По контуру она обвела каждый зрачок золотистым стержнем и вот на неё уже пристально и ласково смотрели настоящие бездонные, изумрудные глаза кошки. Закончила Васса под утро. Заснула на не расправленной постели нового не разложенного дивана, что вчера ей привёз сын. На следующий день, проснувшись, она вместо завтрака опять занялась котёнком. Ей захотелось сделать ему ещё и усики, но к сожалению не нашлось таких жёстких чёрных ниточек и она решила вышить их на мордочке от носика просто тонкими стежками. И котёнок наконец-то был готов.  

Вечером к Вассе Тимофеевне пришла в гости сноха Зина с шестилетним Андрюшей. Внук никогда раньше не обращал пристального внимания на бабушкины мягкие игрушки. Его, как мальчика больше интересовали машинки и самолётики. Но этот новый бархатный котёнок, обшитый шоколадным флоком от старого дивана, просто сразил его. Как только Андрей вошёл в бабушкину комнату, так сразу заметил котёнка, сидящего «лапки вместе, спинка пирамидкой» на комоде.  

–--Какой котёночек! Можно его взять? ---тоненьким голоском вскрикнул мальчик.  

–--Возьми, конечно, Андрюша, только осторожно, не испачкай его, а то я его на продажу понесу, ---сказала бабушка и подала произведение внуку. Андрей взял игрушку и молча засмотрелся на неё. Он ещё маленький и не мог подобрать нужные слова для выражения своих ощущений. А ощущения были такими, что на этого котёнка хотелось смотреть и смотреть и не за что не расставаться с ним. Погладив игрушку пальчиками, ребёнок пришёл в восторг.  

–--Вот это да! Какой он мягкий! Как твой старый диван! Жалко, что папа его вчера выбросил. Что в нём было плохого, на нём было так приятно прыгать и валяться!  

–--Я согласна с тобой, но он совсем состарился, стал плохо пахнуть, стал нехорошие вещества выделять в воздух. Ты ведь не хочешь, чтобы я заболела?  

–--Нет!  

–--Вот поэтому старый диван и пришлось выбросить. Мне тоже его было жалко, и поэтому я выстригла из него кусок обивки и сшила из неё этого котёночка, ---рассказала баба Васса.  

–--Здорово! Бабушка, не продавай его. Можно я возьму его себе? ---неожиданно попросил внук.  

–--Да, с радостью! Но… спроси сперва у мамы, ---тихо шепнула она, ---вдруг она не разрешит…  

–--Разрешит, ---беспечно утвердил мальчик и побежал со всех ног к маме, ---мама, мама посмотри какого котёночка сшила мне бабушка! Можно я его возьму?  

–--Да, ты, что, Андрей! Зачем тебе мягкая игрушка, ты же не девочка? ---сердито ответила Зинаида и словно сразу закодировала ребёнка. Он с грустным видом принёс игрушку обратно на комод. Больше не стал его просить, хоть и продолжал смотреть в глаза котёнка, как завороженный. Ему было горько от мысли, что бабушка его продаст, и им будет играть кто-то другой.  

На следующее утро, часов в десять Васса отправилась торговать новосшитыми мягкими игрушками, среди которых был и бархатный котёнок. Торговала она всё там же. Не по далёку от центрального рынка, где торговали многие пенсионеры. В народе это место называли «блошиный рынок», от того, что там продавали разнообразные бытовые вещи и часто старые.  

В этот же день в семье Чайкиных с утра готовились к празднику. Ожидалось застолье. На новоселье были приглашены родственники, некоторые близкие друзья, а так же и Эдуард Зарянов --- бывший хозяин этой трёхкомнатной квартиры. Вообще это дело не слыханное, бывших хозяев на новоселье приглашать, тем более, что из большой квартиры в маленькую по добру не переезжают. В случае Зарянова размен пришлось сделать из-за развода с женой, а это событие всё-таки нерадостное. Тем, не менее, Вероника, видимо решила, что он теперь друг их семьи, уж очень ей не хотелось с ним расставаться. Поэтому она и пригласила, по сути, постороннего человека к себе на новоселье. Зарянов согласился, так как был энергичным, искристым, для него любой праздник нелишний. Он пообещал своей бывшей студентке, что обязательно придёт со своей невестой. Возможно, он опасался излишнего внимания к себе со стороны Вероники, но скорей всего, Эдуард теперь просто не представлял себя отдельно от той новой женщины, что скоро должна стать его второй женой.  

Все гости были приглашены к часу дня. Зарянов всё утро суетился по своим делам и из дома выехал лишь в первом часу. Ехать было минут двадцать, но он, отчего-то занервничал, так как опаздывать не любил.  

–-- Да, успеем. Не думаю, что все остальные гости придут ровно к часу, ---говорил он невесте, сидя за рулём своей машины, ---подарки купил, с собой их взял… ---и тут Эдуард вспомнил, ---а малой их? Ничего не купил! Дочке-то их Алиске! Не хорошо, ребёнка без подарка оставлять. Что же делать?  

–--Мы скоро будем проезжать центральный рынок, ты остановись возле него и купи там какую-нибудь шоколадку или безделушку, ---посоветовала ему невеста.  

–--Точно, только надо не забыть, ---они постепенно приближались к рынку, оставалось совсем чуть-чуть, как вдруг машина остановилась и заглохла. Эдуард два раза пытался её завести, но ничего не получалось, ---… ну, вот ещё этого не хватала! ---ругнулся он, ударив по рулю и вышел из кабины, чтобы открыть капот. Но едва оказавшись вне машины, его взгляд упал на тот самый «блошиный рынок». Людей там торговало много, они все сидели в один длинный ряд. Авто Зарянова остановилось прямо напротив Вассы Бархатовой, что продавала свои мягкие игрушки. Вмиг, ему пришла в голову идея. Он торопливо залез обратно в салон, ---где кошелёк?  

–--Здесь, а зачем тебе? ---спросила невеста.  

–--Не надо на рынок, я тут подарок куплю, ---и он взяв кошелёк, устремился к Вассе, ---здравствуйте, по чём игрушки? ---Васса назвала цену. Все игрушки она продавала за одну и ту же сумму. Эдуард торопливо осматривал сидящих, на коробке, что служила уличным прилавком, зайчиков, медвежат, слонят. Игрушки были все яркие и качественно сшитые. Вид у них у всех был сказочный: кто сидел в бантике, кто в жилеточке, кто-то и вовсе в шляпке с зонтиком. Покупатель притормозил, потому что не знал какую именно игрушку выбрать. Хороши все, а девочка, для которой предназначался подарок, любила играть кошечками, это он помнил. Но кошек он не увидел.  

–--Славные у вас игрушки, а кошечки есть? А то моя больше кошек любит, ---такой вопрос сильно удивил Вассу, она расширила глаза и почти воскликнула:  

–--Так вот же котёнок! Вы, что не заметили его?  

–--Так он, что игрушечный что ли? ---так же удивился Зарянов, ---а я думал живой! Мало ли сидит котёнок может ваш, может дома не хочет один оставаться! ---такое высказывание просто рассмешило Вассу и в то же время обрадовало.  

–--Вы, что действительно думали, что он не игрушечный, а живой?  

–--Да! Дайте-ка я его посмотрю. Надо же, это вы сами шьёте?  

–--Ну, конечно. Всю ночь над ним позавчера корпела.  

–--Ну, вы и мастерица! Никогда не видел такую натуралистичную игрушку! Я беру его! ---и Эдуард дал Вассе крупную купюру.  

–--У меня сдачи нет! Никто ещё ничего не покупал у меня сегодня!  

–--Не надо сдачи! Такой шедевр стоит того! ---и Зарянов поспешил к машине, ---вот посмотри, какое чудо купил. Как? Хороший подарок девочке на новоселье? ---обратился он к своей невесте.  

–--Замечательный! Как настоящий прямо…  

–--Самое смешное, что я и вблизи его за живого котёнка принял! Вот мастерица! ---с этими словами он попробовал завести машину и она без труда завелась, ---всё в порядке. И что это было такое? Словно специально какая-то сила меня остановила возле этой женщины с котёнком! ---удивлялся Зарянов, продолжая путь в гости.  

Вот и подъезд, что ещё каких-то две недели назад был для Эдуарда родным. Пригласив Зарянова на новоселье, Вероника не осознавала свою жестокость. Она ещё молода, и ей не понять, что в этой квартире Эдуард прожил много лет. Здесь выросла его дочь от прошлого брака… он и сам от себя не ожидал, что когда-нибудь войдёт сюда, не как хозяин, а как гость… Он мужчина твёрдый, но ступив на порог своего бывшего дома, чуть не прослезился. Вероника встретила его радостно, в квартире уже были гости: весело звучали из большой комнаты женские и мужские голоса, пахло запечённой курицей и какими-то фруктами. Пока он поздравлял с новосельем Чайкиных, невольно его поранила обстановка. Какое странное чувство. Он вроде бы у себя дома, вот эти знакомые стены на которых ему известны все неровности обоев, но в то же время… нет, он уже не дома. Другие вещи, другая мебель по другому расставлена… Приняв все подарки в прихожей, Вероника пригласила дорогого гостя в большую комнату к столу.  

–--Подожди, Вероника, а Алиска где? --- спросил он.  

–--Алиса! Да вот она, в своей комнате теперь, ---Алиса не торопилась выходить к гостям. Ей так понравилось иметь личное пространство, что её из маленькой, но солнечной комнатки и шоколадкой не выманишь. Нарядная, она сидела на своей кровати, как куколка.  

–--Здравствуй, Алиса! Как ты устроилась на новом месте?  

–--Здравствуйте, Эдуард Александрович! ---и девочка весело подбежала к нему, затем покружилась пред ним в центре комнатки, показывая платье.  

–--Как у тебя здесь уютно!  

–--Да, это моя комната! Здесь всё моё!  

–--А знаешь ли ты кого по традиции надо запускать в новый дом первым? --- заинтриговал он девочку специально.  

–--Нет, не знаю. Кого? ---в глазах у неё засверкало детское любопытство.  

–--Кошечку, ---и с этими словами Зарянов протянул в подарок Алисе мягкую игрушку – бархатного котёнка шоколадного цвета, ---с новосельем! --- подал он подарок прямо ей в руки.  

–--Ах, … ---вымолвила девочка. Игрушка так впечатлила её, что она, будучи вежливым ребёнком даже забыла сказать «спасибо». Вместо этого она воскликнула, ---какой красивый, какой мягкий!  

–--Эдуард Александрович, где вы там? Прошу к столу, ---заглянул в комнату Виталий. И Зарянов оставил маленькую Алису наедине с подарком. Девочка держала котёнка в руках и, не моргая, смотрела на него, как завороженная. Весь шум, слышимый из соседней комнаты, все голоса взрослых гостей слились для неё и растворились. Она, забыв всё на свете, любовалась и любовалась на мягкую игрушку, поедая её глазами. Как он был хорош! Особенно девочке понравились его глаза. Не зря Васса Тимофеевна так долго и кропотливо делала их. Эти игрушечные глаза утопили в себе всё сознание ребёнка. Такое удовольствие смотреть на них! А каким он был на ощупь! Мало того, что и так мягкий, так ещё и бархатный! С этой тканью Алиса раньше никогда не сталкивалась, и она привела её в восторг. Алиса медленно кружила по комнате, не отрывая взгляда от игрушки, затем села в кресло. Тут она стала отходить от этого восторженного гипноза и радостно побежала в большую комнату показать подарок маме и папе.  

–--Мама, посмотри, какого котёночка мне Эдуард Александрович подарил! ---ворвалась она во взрослое застолье, когда все наполнили бокалы, ---посмотри какой он красивый! Потрогай, какой он мягкий! ---и тут Вероника поняла, что в руках её дочери мягкая игрушка. И подарил ту мягкую игрушку ей именно Зарянов. Она медленно опустила бокал на стол и схватила дочку за руки. В её глазах был испуг, но что говорить ребёнку она не знала. За столом гости, и поэтому она оставила Алису без внимания.  

–--Очень хорошо, иди к себе в комнатку, ---тихо шепнула мать. Алисе такая холодная реакция мамы на такую вещь не устроила, и она обратилась к папе.  

–--Папа, смотри какой хорошенький!  

–--Хорошенький, хорошенький, беги к себе, --- и девочке ни чего не оставалось, как уйти к себе. Она не хотела и не собиралась праздновать новоселье вместе со взрослыми. В комнатке ей мама накрыла свой маленький столик с тортиком, конфетами и газировкой. Она с удовольствием ушла, но ей казалось не понятным, почему мама так посмотрела на неё и на этого котёнка? Как буд-то произошло что-то плохое. Алиса закрылась у себя и продолжила любоваться новой мягкой игрушкой.  

Праздник закончился поздно вечером, почти ночью. Гости разошлись, в просторной квартире стало, наконец, тихо. Вероника заглянула в комнату к дочери. Алиса лежала в нарядном платье на кровати, уже изрядно помятой, и целовала бархатного котёнка.  

–--Алиса, ---от маминого оклика она резко встала.  

–--Что ты делаешь?  

–--Играю?  

–--Пора готовиться ко сну. Расправляй постель, ---всё что смогла сказать ей мать. Сил не было, в голове уже звенело, а надо было ещё убрать стол и помыть посуду. Не было сил и думать про мягкую игрушку. Да и что думать? Разве ей самой хотелось верить в это предсказание? И Вероника решила сначала понаблюдать за дочкой. Анна Захаровна ведь говорила, что опасность представляет лишь одна мягкая игрушка. Кто его знает, может этот котёнок и не та самая игрушка, может она и не сведёт Алису с ума…  

Шло время. Спустя дней пять, Вероника не знала, куда ей деваться от тягостных мыслей. Ведь она наблюдала за тем, что изменилось в поведении дочери с приобретением этого котёнка. Алиса полностью забыла все свои игрушки. Для неё игрушка была теперь только одна – Барсик, так назвала она бархатного котёнка. Она стала играть только лишь с ним одним и при чём постоянно. Алиса не оставляла его ни на минуту. Когда ела, котёнок сидел у неё на столе, на площадку гулять то же с ним. Раньше она сама любила качаться на качелях, а сейчас качала на ней одного Барсика. Особенно мать пугали Алисины разговоры с игрушкой. Она разговаривал с ним, как с живым существом и при том, явно не котёнком, а как бы с человеком. Спала она естественно с ним в обнимку. И каждое утро Вероника почему-то находила котёнка не на подушке рядом с дочерью, а у неё под одеялом и при том, глубоко. Однажды игрушка оказалась вообще между ног у девочки, между колен. Сама Алиса объяснила это тем, что так спать удобнее, он же мягкий, а колени твёрдые им друг на друге больно лежать. Днём она укачивала Барсика на руках, как младенца, смотря на него с неистовой материнской нежностью. Почему же она никогда не играла так с другими игрушками, с куклами? Но добило Веронику, когда дочка пошла мыться в ванную, и взяла с собой его! Нет, она мягкого котёнка не мочила и не купала. Он просто сидел на полочке и ждал, когда его хозяйка вымоется. Вероника не раз хотела позвонить матери и рассказать обо всём, но её сдерживал жуткий стыд. Ей было стыдно перед Анной Захаровной, что она так и не смогла уберечь Алису от этого патологического узла. Как-то она решилась сказать о своих терзаниях мужу. Виталий засмеялся. Собственно, другой реакции от него и не стоило ждать.  

–--Ника, а тебе не кажется, что тебе пора обратиться к твоей матери, ни как к матери, а как к профессионалу? ---иронизировал он.  

–--Это не смешно! Ты видишь, что твориться с ребёнком!  

–--Хотя, нет, к матери не надо. Это она тебя с ума свела. Она тебе не поможет. Слушай, Ника, ---осенило Виталия вдруг, --- а что если твоя мать проводит на тебе эксперимент? Она же психиатр! Может она специально придумала такую штуку и теперь будет наблюдать за тобой и писать по тебе докторскую диссертацию!  

–--Виталя! Что ты такое говоришь! За кого ты держишь мою маму!  

–--А что? Врачи народ жестокий, почему бы и нет?  

–--Нет! Виталя, ты если мне не веришь, маме моей не веришь, ты глазам и ушам своим поверь! Посмотри, что с Алисой происходит! Она с игрушкой разговаривает, как с человеком!  

–--Ника, ты словно с луны. Она ребёнок! Ребёнок, понимаешь? Она просто играет!  

Вероника закончила этот разговор с супругом, поняв, что он бесполезен. Виталий – убеждённый материалист и его не переубедишь. Ночью, она долго не могла заснуть и всё думала и думала о дочке и об этом предсказании. Вдруг, ей вспомнились слова мужа про возможный эксперимент матери-психиатра. Мать эти дни как раз была в другом городе на какой-то научной конференции. Вероника никогда не вникала в то, над чем именно работает Анна Захаровна, что-то изучает, что-то пишет… единственное, она точно знает, что её мать несколько лет назад писала научный труд о подсознании и самовнушении. Веронику осенило: «Неужели Виталя прав! Самовнушение, я помню, слышала это слово от мамы, правда давно, лет восемь назад. Неужели мама могла сделать меня своим подопытным кроликом? Нет, не верю! Ну, допустим даже если это и так. И, всё это предсказание она придумала специально, чтобы наблюдать за моей реакцией. Но ведь Алиска ничего не знает! А ведь с ней и в самом деле что-то начинает происходить. Нет, всё-таки это мистика»---размышляла Вероника, когда муж уже видел десятый сон и периодически начинал храпеть. Больше всего Веронику ранило то, что подарил эту мягкую игрушку именно Зарянов, кого она привораживала в юности. Это доказывало мистическую связь её игрушечного греха и кармы её ребёнка. Постепенно на неё накатывало чувство вины, ведь она сама пригласила на новоселье этого Зарянова. Не пригласила бы, и ничего не было бы. Заснула она поздно, вдоволь намучив себя подобными мысленными рассуждениями. А утром решила, что пока паниковать не будет. Алисины игры вполне объяснимы: девочке понравилась игрушка, она и в самом деле хороша. Котёнок и красив и мил, приятен на ощупь, к тому же надо учитывать тот факт, что ребёнок ранее никогда мягкие игрушки не видел. Может быть он просто для неё пока экзотика. Поиграет, поиграет и надоест.  

Алиса тем временем продолжала свои эмоциональные взаимодействия с котёнком Барсиком. Внешне это выглядело так: Алиса не выпускала котёнка из рук и из своего поля зрения, говорила с ним как с лучшим другом, качала на руках, целовала и даже пеленала, как ребёнка. А вот внутренние ощущения девочки видны не были. Котёнок своим чётким бархатным силуэтом и натуралистичными глазами, не только красивыми, но и добрыми, вызывал у девочки такие резкие эмоции, каких она раньше никогда ни отчего не испытывала. Это была сильнейшая любовь. Казалось, она не помещается в груди и разрывает всё, давит, душит изнутри. Эта любовь настолько сгущалась, что превращалась в жгучую жалость. Алисе стало жалко Барсика да так сильно, что мурашки по телу побежали и защемило в солнечном сплетении. Эта жалость была необоснованной. У неё не было абсолютно никакой причины, даже воображаемой. От жалости котёнка хотелось прижать к себе, и она прижала его к сердцу. Стало немного легче, но тяжесть и жжение всё ещё были. Тогда Алиса прижала его сильнее, впечатала его в себя. Ей хотелось его поглотить грудью. Котёнок был мягкий, но упругий и долго держать его прижатым к груди было неудобно. Поэтому Алиса решила лечь на котёнка сверху и прижать его собой. Может ей казалось, что он беззащитный, может ей казалось, буд-то он мёрзнет, только вскоре Алиса взяла большую подушку и положила её на котёнка, а сама легла сверху, придавив его. В комнату вошёл папа.  

–--Что это ты лежишь, заболела что ли? ---спросил отец, дочка резко встала и вытащила Барсика из-под подушки. Затихла с подозрительным видом.  

–--С Барсиком играешь? Ну, играй, играй, ---и отец спокойно вышел из комнаты. Он ничего не понял, да и дочка не смогла бы ему объяснить, что такое она делала и от чего. У неё тем временем острая жалость к котёнку стала перерастать во что-то совсем непонятное. Барсика было так сильно жалко, что хотелось его задавить. Началась любовная агрессия к игрушке. Алиса вдруг схватила котёнка, со всей силы сжала его рукой, а затем бросила в другой угол комнаты, как мяч. Это действие вызвало у неё эйфорию, девочка даже подпрыгнула от радости. Подняла котёнка и швырнула его опять. Потом, подняв его, пристально посмотрела в его прекрасные глаза и смяла мягкую игрушку в ладонях как пластилин. По Алисе бегали искры тока подёргивая мышцы, а в глазах появилась недетская страсть. Через несколько минут к ней заглянула мама.  

–--Алиса! Что ты делаешь? ---с удивлением и лёгким испугом воскликнула она, увидев, как дочь со всей силы натирается котёнком, как мочалкой.  

–--Я его люблю! ---ответила девочка, чем ещё больше напугала маму.  

–--Любишь? Что за любовь такая?  

–--Ну, он такой хорошенький, такой жутко милый, я хочу его в себя втереть!  

–--А я ещё думала: не взять ли тебе живого котёнка, вижу, что живого тебе точно нельзя.  

–--Мне не нужен другой котёнок, я люблю только этого! Я его съела бы, я бы его задавила!  

–--Разве это любовь? Если он твоя любимая игрушка ты наоборот должна его беречь, нежно относиться к нему, а не натираться им вместо мочалки. Прекрати! --- сказала Вероника и попробовала отобрать котёнка у дочери.  

–--Не трогай! У меня здесь горит, а когда я его прикладываю, то всё гаснет! --- и Алиса указала на грудь в районе сердца. У Вероники не было больше сил наблюдать это. Она вышла из комнаты дочки и поспешила к телефону. Конечно же, она собиралась звонить матери, но трубку никто так и не взял. Анна Захаровна была ещё на конференции в другом городе. Спустя некоторое время эти дикие игры Алисы закончились, и она вновь стала разговаривать с мягкой игрушкой, как с человеком. Вероника остыла и в очередной раз отложила звонок матери, надеясь, что это всего лишь детские забавы. Может и не будет ничего, мать могла и ошибиться в своём предсказании раз в сорок лет.  

Так прошло лето. В середине августа Алисе исполнилось семь лет и уже в сентябре она пошла в первый класс. Казалось бы, девочка стала школьницей, какие тут ещё игрушки. Но нет, странные игры с Барсиком не закончились с началом учёбы. Грубое проявление своей любви Алиса начала осознанно скрывать от родителей. Она поняла, что им это не нравится и вообще это что-то постыдное. Теперь натиралась Алиса любимой игрушкой только когда никто её не видит. При маме же, она проявляла к Барсику нежный вариант любви. Вероника долго терпела, долго наблюдала за дочерью. Уже сентябрь кончался, уж месяц как школьница продолжала играть с мягкой игрушкой. Котёнок сопровождал её даже за уроками. Все домашние задания Алиса выполняла посматривая на сидящего напротив котёнка. Как-то раз Вероника опять заговорила об этом с мужем.  

–--Алиска у нас уже в школу пошла, целый месяц проучилась, а всё ещё с этим котёнком играет.  

–--А тебе надо чтобы она в первом классе сразу замуж вышла и на работу устроилась? ---как обычно иронизировал Виталий, ---велика ли она ещё?  

–--Ну, ей уже семь лет! --- в глазах Вероники мелькнула тревога.  

–--Ой, ой! Семь лет! Не семнадцать же! Я и во втором классе, помню, в машинки играл и все дети так. Ты, Ника, себя в детстве совсем не помнишь видимо.  

–--Игра игре рознь! Она его целует! ---настаивала Вероника на своём.  

–--Так он же бархатистый, приятный на ощупь, вот она и щупает его губами---Виталий продолжал отрезвлять мистически настроенную жену.  

–--А вдруг она его так до семнадцати лет трогать губами будет?  

–--Вот тогда и будешь паниковать. А пока отвяжись от ребёнка. Пройдёт это всё постепенно. Пройдёт.  

Однажды днём, когда Виталий на работе, а Алиса в школе, Вероника решилась, наконец, позвонить матери и рассказать обо всём.  

–--Это я во всём виновата! Не надо было мне его на новоселье приглашать, а теперь, что будет? Она его только в школу с собой не берёт, а в остальное время она его из рук не выпускает, даже моется с ним! Что делать, мама, ---кричала она отчаянно в трубку. Анна Захаровна молчала целую минуту, после чего глубоко вздохнула.  

–--Я хотела предотвратить опасность, узнав о ней заранее с помощью гадания. Хотела обмануть судьбу. А судьбу, как видно, не обманешь, и не обойдёшь, ---печально ответила мать.  

–--Что будет! Что делать! ---почти рыдала Вероника.  

–--Тихо! Успокойся, ---нейтральным тоном произнесла Анна, зная, что показ эмоций в этой ситуации только навредит Веронике, --- давай посмотрим на это здраво, ---после этих слов Вероника перестала рыдать и приготовилась внимательно слушать маму, --- что особенного произошло с Алисой с появлением у неё этой игрушки?  

–--Она стала с ней играть постоянно, ---запинаясь, ответила дочь.  

–--Разве в этом есть что-то патологическое?  

–--Вообще… как бы нет, но как она с ним играет! Ты бы видела!  

–--Единственное, что вызывает у меня подозрения это её натирания котёнком от любви, ---говорила Анна Захаровна.  

–--А то, что она с ним говорит? ---напомнила дочь.  

–--Дети всегда одушевляют игрушки это нормально! Говорит с ним, а что именно она ему говорит? О чём?  

–--Да, так… обо всём.  

–--Вот, что мы сделаем. Давай, я погадаю на Алису ещё раз. Прямо сейчас. А потом позвоню и скажу что делать, ---предложила Анна. Вероника согласилась. И их телефонный разговор прервался. Как на иголках Вероника ждала звонка от матери. Прошёл почти час и он, наконец, раздался.  

–--Алло, мама? Что же так долго?  

–--Я ждала, когда улягутся мои мысли и собственные предположения. Что бы гадание было точным, ---это одна из особенностей гадания, к которой Анна пришла благодаря научным знаниям о работе мозга и психики.  

–--Ну, что же там выпало? ---не терпелось дочери.  

–--Что именно выпало, тебе знать не к чему. Я тебе говорю свой вывод из всего этого. От этой игрушки надо срочно избавиться. Пока не поздно.  

–--Значит, это и есть та самая мягкая игрушка?  

–--Да. Ты должна не просто выбросить его. Надо разорвать этот патологический узел: связь игрушки и личной жизни Алисы, ---говорила Анна Захаровна твёрдым и спокойным голосом.  

–--А как это сделать?  

–--Игрушку надо сжечь и при том, подальше от дома. Сделать это будет непросто, потому что сжечь игрушку надо так, чтобы никто этого не увидел, ни один человеческий глаз! Даже случайные прохожие не должны видеть это! Если, хоть кто-то хоть издали увидит, как ты что-то сжигаешь, узел продолжит существовать и тогда уже ничего не сделаешь. Последствия будут непредсказуемыми.  

–--Я поняла, тебя, мама, ---ответила успокоившимся голосом Вероника. Ей и правда стало легче на душе.  

–--Сжигать её надо без каких-либо горючих веществ, никакого обливания бензином! Поджигать так как оно есть.  

–--Это я поняла, единственное… я боюсь, как же я объясню Алиске, что её любимого котёнка больше нет?  

–--Ничего объяснять не надо. Сделаешь вид, что всё нормально, ты ничего не знаешь. Поищет, поищет и забудет.  

–--А вдруг не забудет? Что тогда?  

–--Купишь ей другого котёнка. Опасен для неё только этот.  

–--Хорошо. Спасибо, мама. Я постараюсь сделать всё как надо, --- на этом их разговор окончился. Вероника значительно успокоилась. Единственное, она лишь потом поняла всю немыслимую сложность обряда-избавления. Игрушку надо сжечь вдали от дома и так чтобы никто не видел. Лучше всего глубокой ночью. Но как это сделать ночью, если Алиса с котёнком спит в обнимку? Попробовать осторожно вытащит его из её рук?  

Наступила ночь. Вероника, проснулась часа в три и тихонечко пошла в комнату дочери. Алиса спала укрывшись одеялом с головой и где именно у неё котёнок понять было невозможно. Тогда она решила поступить иначе. Утром, после того как Алиса ушла в школу, мама беспрепятственно взяла котёнка и спрятала в комнате у себя до ночи. Когда Алиса вернулась, то почти с порога начала искать своего любимого Барсика. Девочка упорно искала его часа два и… нашла. План провалился. Вероника опять, как в юности решила проявить самовольную фантазию к магии. Она поняла, что так как ей сказала мать ей сделать никогда не удастся. Где она будет его сжигать ночью подальше от дома? За гаражами, чтобы бензиновые пары взорвались? В кустах, чтобы самой сгореть среди деревьев? На пустыре, чтобы внимание привлечь к себе огнём каких-нибудь ночных хулиганов? То, что хорошо в теории на практике может быть невыполнимо. Анна Захаровна – теоретик, и видимо не только в психиатрии, но и в своей научной магии. Вероника решила, что она избавится от игрушки, но не так как было сказано, а по-своему. Главное, чтобы этой игрушки не было рядом с её ребёнком, а остальные тонкости уже не важны. Авось, и так пронесёт.  

В один октябрьский день, Вероника, отправив дочь в школу, взяла котёнка и поехала в другой район города. Приехала она к Детскому парку. Она решила просто оставить игрушку на скамейке, чтобы её взял кто-нибудь из других детей. Она, как и раньше, додумала сама свои собственные магические законы. Было по-осеннему холодно, дул пронизывающий ветер и шёл моросящий дождь. А как только она посадила бархатного котёнка на одну из скамеек Детского парка, и вовсе пошёл ливень. Вероника развернулась и стремительно отдалилась от оставленной мягкой игрушки на скамейке под сильным дождём. Домой вернулась с облегчением на душе. Больше эта игрушка не будет оказывать дурного влияния на психику её дочери.  

Незаметно дошёл час дня, и Алиса вернулась из школы. Как всегда, с порога спросила про Барсика. Мать молчала. Девочка начала искать игрушку, заглянув прежде туда, где находила его раньше. Прошло три часа. Алиса, продолжала переворачивать квартиру в поисках мягкого любимчика. Утомилась, пришлось прерваться на обед. После чего поиски продолжились. Постепенно, девочка впадала в панику и истерику.  

–--Где Барсик? ---уже со слезами кричала она, едва не бившись, головой о стену  

–--Откуда я могу знать, где твой Барсик? Сама потеряла, сама ищи, ---твёрдо и спокойно отвечала мать, а у самой всё переворачивалось в душе. Девочка же приходила в ярость. Вот подошло время учить уроки, а Алиса отказывается.  

–--Пока не найду Барсика, уроки учить не буду! ---упёрлась она.  

–--Значит двойку получишь! Позор будет в классе! ---пугала её мать.  

–--Нет! ---взвилась девочка и упала на пол, и задёргала ногами, как от тока, что раньше было для неё нехарактерно.  

–--Садись за уроки. Потом про Барсика будешь думать! ---настаивала Вероника и чудом, дочь удалось уговорить выучить уроки. Но дальше, стало ещё хуже. Вернулся с работы отец и всерьёз начал помогать дочке в поисках игрушки. Алиса успокоилась и вместе с папой продолжила переворот в квартире. Вероника отозвала мужа в сторону и шепнула ему, что игрушку она выбросила, только Алиске говорить это нельзя. Виталий прекратил поиски, а с женой сегодня больше не разговаривал. Он посчитал, что Вероника из-за своих причуд нанесла психологическую травму ребёнку. Алиса не найдя любимую игрушку рыдала до самой ночи. Отказалась от ужина и легла спать голодной. Ночью, мать услышала из комнаты дочери ритмичный скрип кровати, заглянула и увидела, как Алиса вцепившись в спинку кровати раскачивает её со злостью, словно хочет сломать. Мать успокаивала ребёнка, обещала купить новую игрушку, но та продолжала душераздерающие страдания. Алиса не спала всю ночь. А утром у неё вдруг поднялась температура. Мать повела Алису в поликлинику, там её направили на различные обследования и дали больничный. Целую неделю Алиса болела непонятной необъяснимой болезнью. Врачи не могли определить, что с девочкой и предложили даже лечь в стационар. На это Алиса устроила ещё большую истерику, и пришлось лечить её дома. Кончался октябрь, Алиса всё болела и болела. Вероника понимала, в чём настоящая причина болезни. Она вновь позвонила матери для того чтобы рассказать всё и повиниться в своём самоволии в магии.  

–--Я так и знала, что у тебя ничего не получится! Зачем я только тебе это сказала, ---заругалась на дочь Анна Захаровна  

–--Что теперь будет? ---страдальческим тоном простонала Вероника в трубку.  

–--Привези Алису ко мне. Я сама обследую её. Возможно это просто реакция на стресс, ---сказала мать и на этом разговор окончился. Вероника срочно повезла Алису к бабушке в тихий район города. Бабушка, обследовала внучку своими психометодиками и тут же незаметно погадала на причину её состояния на своих картах. После чего отправила внучку в другую комнату, а Веронике сказала:  

–--Это просто стресс, психосоматика. Такое бывает при сильных потрясениях. Потеря любимой игрушки для неё ровна потере любимого человека, причём, как буд-то он пропал без вести. Неизвестно, где он и что с ним, жив ли? Это, увы, неигрушечная душевная мука. Я тебе дам одну таблетку, ты дашь её Алиске, она поспит. Потом, будешь давать ей капли пустырника три раза в день целую неделю. Никаких, жаропонижающих ей не надо. Как только она ненадолго забывает про пропавшего котёнка, температура у неё снижается.  

–--А это ведь ты виновата в стрессе внучки, ---неожиданно сказала Вероника матери, ---ты мне приказала избавиться от котёнка, мол, поищет и забудет…  

–--Да, к сожалению так и есть. Но, доченька, я же не всевидящая. А потом, ты разве забыла, что мой обряд выполнила неправильно. Кто тебя просил так поступать? Опять самодеятельность к магии примешала! Я же сказала тебе: сжечь!  

–--Но, мама! Легко сказать «сжечь чтобы никто не увидел»! это невозможно!  

–--Тогда надо было позвонить мне и спросить, что делать в случае невозможности выполнить обряд так, как положено! ---говорила Анна Захаровна строгим тоном.  

–--И что бы ты мне посоветовала?  

–--В таком случае от игрушки лучше совсем не избавляться! Это было бы лучше! Или я сама бы я бы могла его сжечь! Привезла бы его ко мне, у меня тут не души, сожгла бы! Спрашивать надо, если не знаешь, магия это не место для самодеятельности!  

После визита к бабушке, Вероника дала дочери ту самую таблетку. Девочка крепко заснула и проспала почти целые сутки. После чего температура и в самом деле начала снижаться. Алиса прекратила истерики и целыми днями лежала с равнодушным видом. Давала мама ей и пустырник, как сказала бабушка. Так спустя неделю, Алиса выздоровела и её выписали. Врачи в детской поликлинике и не догадывались, чем именно её вылечили. О том, что у ребёнка может быть такой сильный стресс от пропавшей игрушки никому и в голову не пришло. Считается, что у детей стрессов не бывает, а любовь к игрушке это такая мелочь, на которую не стоит обращать внимания. Вскоре, после выздоровления, Вероника купила Алисе новую игрушку. Это пластмассовый, музыкальный котик с гитарою в руках, работающий на батарейках. Вид у него был далёкий от натурального. Котик ярко-жёлтого цвета, стоял на ногах, с улыбкой на все широкие щёки, над которой были нарисованы яркие усы.  

–--Посмотри, ---осторожно произнесла Вероника, поставив новую игрушку перед дочкой.  

–--Ой, какой! ---на удивление улыбнулась Алиса и с радостью приняла игрушку. Мама показала, как включать его, чтобы играла музычка и на гитаре переливались цветные огоньки. Девочка так обрадовалась новой игрушке от безысходности. Новый музыкальный кот ей и в самом деле понравился, и она играла им, но не хотелось уже его не целовать, ни давить. Не вызывал он прежнего кипения в груди, зато помог залечить душевную рану от потери любимой мягкой игрушки. Проиграла Алиса новым котёнком всего год, а потом в нём вытекли батарейки, и музыка звучать больше не стала. Так, девочка забросила его в дальний угол и забыла. Постепенно и остальные игрушки стали не нужны. Алиса росла, взрослела, и вся эта история с мистическим узлом предсказанная бабушкой забылась окончательно.  

| 153 | 5 / 5 (голосов: 7) | 17:41 27.02.2019

Комментарии

Sergey6018:36 02.03.2019
lumaliya, Я до сих пор под впечатлением !!! Как же грамотно и искусно создан и выложен весь текст !!! То что вы его создали за 11 дней - вносит ещё большие сомнения ... (я не верю в это - тут на редакцию и такую выкладку текста надо не менее 2-3 месяцев непрофиссионалу ведь ни единой =соринки= нет хотя ошибки проскакивают - это уже мои придирки ) Читая я видел все образы их действия их лица !.. Это очень здорово ! Вы ПИСАТЕЛЬ с большой буквы !!! Всего вам доброго !!!
Lumaliya14:37 02.03.2019
sergey60, Благодарю за такой отзыв! Этот рассказ я написала за 11 дней всего! Он не отпускал меня с самого начала! В нём есть события и персонажи из моей реальной жизни. Успехов Вам во всём и вдохновения!
Sergey6014:09 02.03.2019
Моя оценка =100= !!! Это просто ШЕДЕВР !!! Это СЦЕНАРИЙ к фильму !!! Я не читал - я =2 часа= НЕ ОТРЫВАЯСЬ СМОТРЕЛ ЭТОТ ФИЛЬМ !!! Брависсимо !!! Большое спасибо за такую тему !!!
Я не верю что ЭТО создали вы ... Просто не верю ...
Это невозможно ...
Lumaliya16:56 28.02.2019
tatic, Благодарю за отзыв и оценку! Успехов Вам!
Tatic11:22 28.02.2019
С большим интересом прочитала Ваше произведение. Вы хорошо выдержали интригу и сюжетная линия мне понравилась - очень необычная. Порадовали, что у Алисы и Андрея всё хорошо закончилось.
Желаю Вам творческих успехов!
Заходите в гости.

Книги автора

Не ломись...
Автор: Lumaliya
Стихотворение / Лирика Поэзия
Аннотация отсутствует
17:14 25.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 10)

И не думай, что твоя профессия мне нравится
Автор: Lumaliya
Стихотворение / Лирика Поэзия
конкретному человеку
18:36 30.01.2019 | 4.93 / 5 (голосов: 15)

Ночные фантазии двух одиночек
Автор: Lumaliya
Поэма / Лирика Поэзия
История нереальной любви
16:23 05.04.2016 | 4.97 / 5 (голосов: 47)

Счастье
Автор: Lumaliya
Стихотворение / Поэзия Философия
О том, как меняется представление человека о счастье с годами
15:17 29.03.2016 | 4.98 / 5 (голосов: 72)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017