До следующего раза

Рассказ / Психология, Сюрреализм, Фантастика, Философия
Как сильно вы погружались в свои мысли? Помните вещи которые будоражат вашу душу при мыслях о них? Что могут вызать у вас воспоминания?
Теги: Дом разум память

Окружающий лес, сопровождаемый сумрачной прохладой заходящегося дня, добавлял этому дому некоторой мрачности, но в то же время и уюта. Почему то так совпадает, что я прихожу сюда, по этой тропинке, всегда ближе к вечеру. Эдакий вечерний гость.  

Окончание грунтовой тропинки, петляющий сквозь прохладу теневых деревьев упирается в слегка ржавую калитку, посреди не сильно высокой изгороди, прутья которой обвиты зеленеющим плюющем. Живая изгородь, в дополнении к каменному, трехэтажному дому, с резными камнями, придавала загадочности этому месту. Я слегка, почти не прикладывая усилий к калитке, подтолкнул ее от себя. С легким скрипом она отварилась. Небольшой садик обрамлял мощенную деревом веранду, с каменными колоннами. Затейливый узор покрывал их, продолжая ползти по стенам. Порядком стемнело и первые этаже, будучи без света, выглядели вовсе нелюдимо. На втором и третьих этажах поблескивали окна, отражая и преломляя свет, исходящий от зажженного камина.  

Я поднялся по ступенькам и подошел к дубовой двери со вставленными витражными стеклами, бронзовая ручка слегка блеснула в сумраке, и я довольно коротко, но громко постучал в дверь. Этот жест был чисто из вежливости, местный обитатель задолго до того, как я сам увидел дом с тропинки знал, что я приду к нему в гости. Дверь с таким же, как у калитки, характерным скрипом открылась. Местный обитатель, не дожидаясь того, что я войду осветил мне дорогу наверх. Лампы, которые были расставлены вдоль перил винтовой лестницы, начинающейся почти у самого порога, освятили мне ступеньки. Первый этаж же не был освящен, тем самым мне дали понять, что сегодня не время рассматривать красоты интерьера первого этажа, я это делал в первый свой визит, потому сейчас меня больше интересовали верхние этажи. Дверь за мной мягко закрылась, вторя скрип моим шагам, подходящим к началу лестницы, я взглянул между пролетами и увидел свет на втором и третьем этаже.  

Я поднимался по лестнице и старался не задерживать взгляд на висящих на стенах картинах, с замысловатыми и разнообразными пейзажами. Я не особо бы любителем и ценителем изобразительного искусства, но во второй свой визит, поднимаясь по лестнице, я надолго, не ведая о времени, задерживался у каждой, всматриваясь в сюжеты и погружаясь в эмоции художника, что тот передал. Было невежливо заставлять тогда ждать, моего друга – обитателя этого дома, но ничего с собой поделать я не мог. Почему-то останавливаясь у очередной рамки, я ловил себя на глубоких ощущениях в душе, будто бы каждые ее уголок отзывался эмоцией на эту картину. Каждый раз, каждый эпизод, каждый пейзаж: все каким-то образом задевало меня, не оставляя равнодушным, даже, казалось бы, к довольно посредственным произведениям. Я думаю, что наивысшей похвалой этому художника, как и подтверждение его несомненного таланта являются мои реакции на эти картины. В этот раз я боялся потратить время, потому поспешил наверх.  

Поднявшись на второй этаж, я приметил, что разделения между третьим и вторым было лишь в боковых частях здания, посередине же от пола до самой крыши высилась многоуровневая библиотека, с несколькими лестницами и полками, сплошь заполняющими пространство стен. Темные фолианты и светлые корешки книг, освященные все теми же лампами, с теплым светом, выглядели очень уютно. Посередине был округлы стол на много персон и множество кресел, обращенных к камину, что своим пламенем дополнял уютное освещение окружения. В самом дальнем конце комнаты, вежду полками на противоположной стене и нескольких уровнях под потолком, виднелись узкие задрапированные темно фиолетовыми занавесками окна. Я ступил с лестницы на этаж, пол был устлан пышным темно синим ковром, с повторяющимся узором, похожий чем- то на арабскую вязь. С каждым шагом, приближаясь к столу, я замечал все больше деталей. На всех деревянных поверхностях, полках, столе и стульях были врезаны узоры, похожие на те что были на внешнем фасаде. Подойдя почти вплотную к камину, я увидел напротив него, на противоположной стене, зеркало в человеческий рост с позолоченной рамой. Я остановился и вгляделся в свое отражение. Темно русые волосы, белая рубашка, жилетка и штаны, на ногах были туфли, что явно не подходят для прогулок по грунтовой дороге. Я был среднего роста, спокойно бы достал с верхней полки книгу, вытянувшись на цыпочках. На руках были часы, чье тихое тиканье перебивалось потрескиванием огня. А на шее висел кулон – корабельный штурвал с изображением розы ветров. Часы и кулон поблескивали, отражая свет камина.  

 

– Присаживайся. Я нашел столько интересного за время пока тебя тут не было – голос шел со второго яруса, и сразу за ним последовали неторопливые мерные шаги  

– Добрый вечер, друг мой – я вежливо поздоровался, наблюдая как местный обитатель спускается ко мне и присаживается рядом.  

– Сегодня ты не опоздал  

– Да, старался не всматриваться в картины. – слегка виновато отозвался я.  

– Твое везение, я скоро их поменяю. Но все же ты ощутил на себе в полной мере их действие. Нужно что-то новенькое!  

–Да… – я задумчиво стал рассматривать книги, что лежали на столе. Я не мог прочитать названия, но всецело понимал, ощущал, что внутри них. Странные визиты, странные встречи. Он показывает мне вещи, что я и так знал. А я их заново рассматриваю.  

– Не беспокойся, ничего особого. Все также и все по-прежнему – последние фразы он сказал с ободряющей улыбкой. Но все с такими же холодными глазами. Мой экзекутор…  

– У меня так каждый день. Так что вряд ли чем-то удивишь.  

– Знаю-знаю. Но что самое для нас неприятное, что не всегда нечто повседневное и привычное также банально в ощущениях, привычная боль и мучение тоже боль и мучение, лишь с довольно жуткой добавкой, что привычная. – он посмотрел мимо меня, пустив взгляд в пустоту – К такому что у нас тут, не привыкнешь… А если привыкнешь, то уже и не вернешься…  

–С тобой это и произошло? – с некоторой горькой подколкой отозвался я.  

– Зря ты так… Ладно – он повернулся ко мне боком и посмотрел исподлобья, так как на меня могло смотреть лишь мое отражение. Его голос прозвучал очень холодно и серьезно, нотки металла добавляли силу в то что он говорил- Рад снова видеть тебя в твоем личном аду…  

Окружение начало меняться, теплый ламповый свет обострился до иссиня белого, очень холодного электрического свечения, которое в свою очередь очень сильно потускнело выказывая мрачности и пугающего отображения комнаты, лицо обитателя также несколько исказилось и преобрела слега звериные – волчьи черты. Поза полуразвернутой головы, относительно своего тела, стала выглядеть очень неестественной и неуютной, хотелось побыстрее уйти отсюда. Добродушная и спокойная атмосфера враз улетучилась, оставляя место лишь желанию чтобы этот ад… Мой ад отпустил меня. Камин, доселе приятно согревающий теплом и светом практически затух, отсвечивая лишь догорающими угольками. Сама температура в доме резко упала. За окном виднелась густая ночная тьма. Стол стоящий рядом выглядел не просто удобным рабочим местом читающего, а приобрёл очертания угловатого и темного, будто бы хирургического стола, а книги лежавшие на нем казались неким очень изощренным инструментам.  

– Эта… – мой друг дотронулся до ближайшей. И очень четко развернулся ко мне. Будто по-военному, но излишне резко, что мне показалось как его силуэт слегка расплылся. Думаю, это всего лишь мираж от полутьмы, образовавшейся в доме. – интереснейший эпизод. Думаю ты вспоминаешь это каждый раз слыша слово «концерт»…  

В голову ударила картина за картиной. Вот поздний транспорт, вечер. Радость за человека, перемешанная с сомнением… потом боль от понимания… Немая, тупая, неизвестная и сильная.  

– А это. – корешок слегка отозвался рубиновым светом под его ладонью. – Какой солнечный день.  

От хлынувшего потока сознания я рухнул на кресло. Закрытая дверь, что несвойственно. Въедливый шепот. Ощущение беспокойства. Жаркое солнце. Бабушка на коленях…  

Лесной хозяин продолжал не прерываясь, но и не торопясь. Каждую он смаковал, давая эмоциям, картинам, воспоминаниям, чувствам вскипеть и дойти до меня в полной мере. Этакий повар гурман, наблюдающий за реакцией клиента.  

– Это было в уголке полки, я даже не совсем придал бы этому значение, если бы не такой красочный пейзаж. – он коснулся смолено черного корешка из кожи, с позолоченными буквами, чей смысл известен был лишь нам двоим.  

Я закрыл рот руками, казалось, что вот вот из меня вырвется страх, колючей виверной вылезая из глотки. Зеленая трава. Теплый день. Красные отблески вокруг, где не посмотри. И запах, такой запоминающийся, что я до сих пор из всех остальных сильнее всего ощущаю его… Железный, вязкий… Запах крови.  

Мановением руки, как опытный шоумен, он показал мне следующую книгу:  

– Ну и напоследок вот эта. Повседневная настолько насколько возможно. Конечно это слегка выше чем плана чем необходимо, но ты меня можешь остановить… Я так часто на нее натыкался, то все же решил сейчас ее здесь показать… Достаточно назвать это имя…  

–Хватит…- я вскинул руку в его сторону, надеясь жестом вразумить моего экзекутор. Это было уже слишком.  

Казалось мир вокруг меня замер. Голова раскалывалась, а в груди сильно жало. Сейчас я пребывал будто в вязкой жиже воздуха, пытаясь хоть как-то остановить неминуемое, но столь привычное.  

Обитатель подошел и сел в соседнее кресло.  

– Ты сам захотел приятное оставить на потом… Ты смело и мужественно выбрал боль для начала своего пути к изменению. – Его холодный взгляд и лицо изменились, стали в разы мягче. Синие глаза смотрели очень мягко, поддерживающе и даже успокаивающе. Сейчас внешняя атмосфера потихоньку возвращалась в норме, но, казалось бы, что сейчас ее источник сидит со мной в соседнем кресле. – Мы придем к приятному и, я обещаю, мы задержимся подольше чем на нынешних встречах… Хорошую ты взял основу для выстраивания со мной дружбы – он ухмыльнулся, выводя беседу в шутку. Мой же излюбленный прием. Что не делает его менее действенным.  

– Огонь, воду и пару книг. – вторил ему я шуткой.  

Как по волшебному тумблеру свет и окружение вернулись в норму. Камин вновь затрещал уютными дровами, лампы казалось еще ярче зажглись. Мой друг встал и начал ходить по ярусам, раскладывая каждую книгу на свои места. А я сидел приходил в себя. Здесь мне не всегда было понятно, физическое или моральное ощущение моего плохого самочувствие. Я догадывался что нечто среднее, тем не менее пока что на этом моменте встречи, мне всегда нужны были пару минут паузы.  

Обитатель ко мне возвращался:  

–Мне очень нравиться здесь. Все такое основательное, по местам. Казалось бы, стоит внимательно посмотреть и можешь найти все что интересует и все что тревожит. Как ты думаешь, эта черта дома заложена еще при его строительстве? – он спускался ко мне.  

–А разве суть порядка не в том, чтобы каждый раз просмотрев вещь – положить ее обратно.  

– Конечно но суть даже не в этом, не все здесь легко найти, в то же время в этом букинистическом хаосе есть некоторого рода порядок и система, которую я думаю можно разгадать.  

–Ты намекаешь на цитату одного знаменитого физика?  

– А чем плохи его теории…- пройдя через комнату, обогнув стол, он вновь присел рядом в кресло. Его взгляд устремился на ближайшую полку. – Осталось только осознать…  

–Так по-моему ты этим тут и занимаешься?  

–Да. После повторения повторения уборки во всем доме, я понял что хотя интерьер, стиль, планировка очень неоднозначны и изменчивы при желании, работы здесь не так много. Вот не напрягаясь физически, разум нашел себе работу. Может как надоест, просмотрю вновь книги, перечитаю, может с течением времени иначе взгляну как каждую. Узнаю что-то новое.  

–Кто – кто, а я этот принцип знаю.  

– Да- он улыбнулся. – Как ты? – взгляд был слегка встревоженным. Он знал, о чем я думаю. Всегда знал, будто читал их. А может и читал....  

–Странный вопрос с учетом того что ты не можешь не знать. – я поднял голову и посмотрел ему в глаза.  

–И всегда этот вопрос у тебя после происходящих здесь событий на наших встречах? Уже не раз слышал эту мысль у тебя в голове. Она тебя гложит...  

–Да…  

–Я не могу ответить на нее. Не могу отпустить её тебе. Как и ты не можешь четче задать вопрос, а это зачастую самое важное.  

–Справедливо. Но… нечестно...  

–Так бывает чаще чем ты думаешь…  

Время вокруг нас казалось застыло и перестало так сильно намекать на свое течение, в отличие от спокойной беседы, что продолжалась до самой глубокой ночи. Наверное эта была самая для меня приятная часть наших встреч. Никого из нас не клонило в сон, потому переходя от темы к теме, мы все более и более рьяно обсуждали каждую, пока не поняли, что на сегодня хватит. В следующий раз мы обязательно продолжим. Каждая наша встреча проходила по одному сценарию, лишь концовка и прощание всегда оставались для меня сюрпризом.  

–Я думаю в следующий раз я поищу ту самую книгу про птиц.  

–Хорошо, спасибо. Мне и вправду уже пора. – я ухмыльнулся и вопрошающе, даже отчасти картинно состроив вдумчивую мину и сощурив глаза, спросил – Так что сегодня ты мне приготовил.  

Его лицо стало вновь серьезным.  

–Прости… Но сегодня будет сложно… – он, что было ему несвойственно, отвернулся говоря последние фразы. – Я нашел это глубоко…  

– Что нужно сделать? – в тон ему отозвался я.  

–Я помогу. Подойдем к зеркалу. – он жестом указал на винтажное зеркало.  

Мы подошли и встали перед ним. Две пары синих глаз рассматривали отражение.  

–Так странно. – я нарушил тишину. Сюрреалистичное зрелище отражения не могло уже в который раз оставить меня равнодушным.  

–По-моему тебе пора привыкнуть. – он встал полностью копируя мою позу и манеру движений, кроме одежды мы были идентичны. То же лицо, та же фигура. Как он сказал на первой нашей встрече «Мне так удобнее. ».  

– К такому можно привыкнуть?  

–Лучше привыкать к такому, чем к тому к чему нельзя. – он вновь ухмыльнулся – Кто может тебя понять лучше, чем твоя же копия?  

Я одобрительно хмыкнул. Мы постояли пару секунд и обитатель начал пояснение.  

– Дорога до того места подготовлена. Тебе нужно будет лишь коснуться зеркала, и ты сразу отразишься в нужное место.  

–Что там будет? –я слегка начинал волноваться  

– Как я не пояснил бы, лучше ты сам это увидишь. Понимаешь… Это живет внутри. Заточенное. Удерживаемое.  

Цепкий холодок пробежал по спине. Я понимал, что глупо боятся этого места и вообще чего бы то ни было, но все что здесь происходит кажется таким реальным… А нет ничего более реально чем страх и опасность.  

– Я выдержу. – эти слова были скорее обращены к самому себе. Я придавал себе сил и уверенности.  

– Не забывай, мы здесь хозяева, ты даже более искусный чем я. Потому. Я не скажу тебе напутствий. Лишь «до встречи».  

– До встречи... – я шагнул к зеркалу и не медля коснулся его холодной глади.  

В то же мгновение, как кожа моей руки коснулась гладкой поверхности отражения, я будто развернулся в пространстве, став отражением. Однако здесь не было теплого камина, уютных кресел и рядов полок с книгами. Гранитный пол и мрак, освещаемый лишь оторванной от пола куска отражающего глубокую тьму зеркала. В тишине и звуках моего дыхания и сердцебиения пропали уютные потрескивания и речи моего друга. Я был один. В холодной и липкой темноте.  

Зеркало крепилось к стене, потому я развернулся и пошагал прочь. Оглядываться не было смысла. Я осторожно ступал по гранитному полу и со временем начал различать массивные силуэты колонн, поддерживающих свод этой, без сомнения, пещеры. Каждый шаг вел меня к чему-то впереди. К неумолимому итогу сегодняшнего визита. Волнение и страх ушли вместе с той комнатой и поэтому я отбросил последние сомнения шел с пустой и свободной головой.  

Казалось прошло немало времени пока мои глаза не вырвали из черного полотна очертания противоположной стены. Колонны, стоящие повсеместно, здесь сливались в волнистую и бугристую стену, будто местные строители, целиком выдалбливая эту комнату, вдруг закончил свою работу, оставив неаккуратную статую. Нечто заставило меня остановиться и прислушаться. Хотя я ничего не слышал до этого момента, именно сейчас мне чудилось шершавое шебуршение вокруг меня. Иллюзия, услужливо добавленная темнотой?  

Очень медленно, так что я не сразу это приметил, бугры статуи сбитые вокруг колонн начали двигаться с шелестом. Только сейчас я понял, что напротив меня не зачатки статуи… А нечто что оплелось своим телом вокруг колонн, дожидаясь посетителя. Я был поодаль, однако и с этого ракурса, я мог приметить что Это было столь же массивным как и колонны. Между тем шершавый шелест заполнил все вокруг и очертания колон начали продвигаться ко мне, сужая со всех сторон кольцом область, в которой я находился. То и дело с разных сторон мелькали части его тел, который неумолимо приближались ко мне, опутывая пространство по кругу.  

Спереди тускло горели пару белых глаз с алым оттенком.  

– Что ты? – я придавал голосу силы и уверенности, чтобы тот не дрожал.  

– Часть – короткая фраза отразилась дребезжащим и глушащим эхом от стен и потолков, будто пробирая до самых костей.  

– Часть чего?  

– Тебя.  

Чешуйчатые кольца совсем тесно окружили меня не давая далеко сдвинуться с места. Белы с алым глаза и тупая, треугольная морда почти вплотную приблизились ко мне, опираясь подбородком на собственные же кольца. Огромная серая гадюка, с характерным шахматным узором смотрела на меня, не отводя хищных глаз.  

–Зачем ты меня держишь? – в словах слышалась горечь. Лишь теперь я увидел количество шрамов и выпавших чешуек из его тела.  

– А что будет если не буду держать? – я старался выяснить, что же это передо мной.  

–Правда. – каждая односложная фраза отдавалась новой волной внутренней дрожи. Каждый инстинкт и личный разум кричали раздирая мои мысли «Беги, беги, беги! ». Голова приподнялась, напрягая и слегка покачиваясь из стороны в сторону. Но вобдночасье взревел, проняв меня до самых костей. – Ты мне не хозяин. ВЫПУСТИ МЕНЯ!  

Бросок был столь молниеносным, что единственная мысль о которой я смогу подумать : «Вот и все».  

Я открыл глаза. Доктор сидела на диване, напротив. Левой рукой я привычно потянулся к нейрощупу, что был приклеен к моему виску. В остальном же я старался поправиться, от столь неловкого помятого вида.  

– В этот раз более успешно. – она ободряюще мне улыбнулась. Не выношу их натянутые дежурные улыбки, будто от столь явной неискренности пациентам станет легче. – Ваша регенерация памяти происходит даже быстрее чем мы прогнозировали.  

– Да, я помню больше чем в начале – эти слова давались мне с трудом, после недавнего погружения. Я окончательно привел себя в порядок и ровно сел, всматриваясь в лицо врача.  

– В который раз удивляюсь тому за чем наблюдаю в вас. Позвольте сделать комплимент: вы из довольно редкой категории людей, у которых в голове, в личных памятных чертогах, все столь четко расположено по своим местам, что случись у вас напасти подобные вашей амнезии, то рецессия не заставит себя ждать. Ваш склад ума идеален для выздоровления. Помнить все так хорошо – величайший дар, мне уж, как специалисту как не знать.  

– И величайшее проклятие. Мне ли как пользователю не знать… Но. Спасибо. – я не был настроен на многословные разглагольствования. Потому лишь ждал, что мне ответят. На происходившее в этот визит.  

– Вы неплохо погрузились в свои плохие воспоминания и довольно мучительные вещи, думаю то что вы настаивали начать с самого неприятного и болезненного, все же верное решение, что несомненно дало свои результаты. – в голове у меня на ту фразу было лишь циничное заявление о том, что если бы я не настоял, начинал бы я с теплых и приятных воспоминаний детства или школы. Хотя… всматриваясь в эти визиты и то как я потом ползу домой, мне кажется, что решение хоть и правильное, но довольно негуманное по отношению ко мне. Но не стоит себя жалеть. Что со мной будет то.  

– Что скажете о змее? – я посмотрел в глаза врачу, надеялся приметить малейшие изменения в ее эмоциях или мыслях.  

– Это довольно сложно – так шапочно рассматривать этот кусок, но могу предположить это то, что вы в себе глубоко сдерживали, будто то злость, ненависть или иная эмоция, стравливаемая вами, по причине отсутствия должного понимания к себе и своему внутреннему миру. Это могло породиться как излишним анализом, вклиниванием внутрь подобного или же сильным контролем.  

– Вы же пришлете мне отчет? –я торопился уйти из кабинета, и доктор явно это ощутил.  

Она жестом отправила запись моего сеанса в компьютер и также натянуто ободряюще улыбнулась.  

–Да. Думаю, на сегодня хватит. До следующей встречи.  

 

| 76 | 5 / 5 (голосов: 2) | 13:00 12.02.2019

Комментарии

Elir12:35 14.02.2019
natalisko, спасибо за столь высокую оценку.
Natalisko10:48 14.02.2019
Замечательно написано. Надо мне поучиться у вас

Книги автора

Холод
Автор: Elir
Рассказ / Мистика Приключения Психология Фантастика Философия
А вы любите тихие ночные прогулки?
Теги: Путешествие душа дорога лес странник костёр
12:41 12.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019