Раздвоение личности.

Рассказ / Другое
Аннотация отсутствует

Снова передают по новостям, что утром, кого то убили. Жаль, выстрел в упор оборвал бы и мое никчемное существование. Мне нужен этот контрольный выстрел.  

 

Вечер. За окном снова поливает дождь. Читаю новости в интернете. Кого то, куда то назначили, где то протесты против очередной реформы, обострение конфликта на Ближнем Востоке, поимка усурийского тигра-альбиноса, цены на нефть, цены на недвижимость. Вся эта хуйня совершенно не имеет никакого отношения ко мне. Прогноз погоды за окном, новости, как новости, все те же, через запятую.  

 

Щёлкнув пальцами меня снова окружила реальность. Прогнивший шкаф, рванное кресло, на обоях скачут всадники, Книги давно покрылись пылью. Огромная дыра в глобусе, так он мне пытается напомнить, что я за пределы родной страны не выбирался и вряд ли это сделаю. Такая непривычная тишина вокруг после телевизора.  

 

Помнится недели три назад, кого то тоже шлепнули. Снова думаю об убийстве. Помню, как в тот день(три недели назад)било солнце в окно сквозь занавески. А ещё я не брился уже с того момента, густая щетина покрыла мои щёки.  

 

По утрам я протираю запотевшее зеркало и аккуратно умываюсь, стараясь не обжечься об горячую струю и подмигиваю мужику, который смотрит на меня в зеркале, в котором я уже с трудом узнаю себя.  

 

«Эй мужик! Ну и кислая же у тебя рожа. Ну же, как в детстве, проверни эту шутеечку с пальцем, чтоб я засмеялся. У тебя сил нет даже на это? Вижу, твои мысли кружат, над одним и тем же, как мухи над дерьмом. Да ты просто сгусток мужской воли! О чем же, друг, ты стараешься не думать? Может о там, что нахуй никому не нужен? Или о том, что тебя снова предадут? Предать могу любого на свете, пойми, но тебя же это не волнует, верно, от этого не станет легче. Думаешь наш род лишь плесень, эволюция на космической песчинке, а ты в ней всего лишь микроб? Какой же ты упрямый. Весь покрылся потом и стараешься не думать о том, что ты все таки смертен, а Бога вовсе нет. Ты гонишь эти мысли, что впереди тебя лишь пустота, а позади столько дерьма, которое мешает начать новую жизнь. Мешки под глазами уже скоро утопят твой взгляд, а ты так и не понял, как жить. Просыпаться утром, чистить зубы, читать новости, безрассудно бросаться в западни мелких забот с уколами суеты, нервотрепки и пустым огорчением, вообщем все, что угодно, лишь бы притупить свою боль и не задавать больше себе вопроса:»кто я? Почему ещё не умер? ». Ты боишься наблюдать, как утекает время. Можно же не плыть по этому течение. Не чистить зубы например или вообще больше не проснуться. Лежать на кровати и ждать, когда же наступит следующая ночь. Просто скомкать день, как неудачную писанину. Помечтать, как бы ты провёл этот день не будь собой. Представь, что бы ты делал еслиб не утратил смысл и жизни и чувствовал, что от тебя ещё все таки что то зависит. Ты стараешься не загоняться по этому поводу, но у тебя плохо это получается. Просто ты стареешь, друг мой, хотя нет, скажу больше, ты умираешь. Я угадал? Вижу по глазам, что попал в точку.  

 

Плохи твои дела. Не смахивай слезу мыльными руками. Побрейся или просто пойди и убей, кого нибудь. Только не себя, себя успеешь всегда. Лучше, какого нибудь негодяя, их же немало вокруг, мне кажется, выбрать, кого завалить тебе не составит труда. Думаешь это какое то безумие? Почему ты должен страдать один? Сделай, так чтоб кому нибудь стало ещё хуже. Одним больше, одним меньше. Ты же знаешь, что вы всего лишь микробы. Психопат? Ну и что? Подумаешь, согласись, отличная идея? »  

 

Я вздрогнул и сильно порезался. Это уже перебор, из раны, окрасив раковину закапала кровь. Ничего страшного, рана не глубокая достаточно залепить пластырем, но руки все равно затряслись.  

 

Тоже мне убийца! Или я заинтересован? Может и вправда попробовать? Но обратно дороги же не будет. Дороги к чему? Куда? В пустоту? Блять, зачем я себя обманываю, прошепчу:»тряпка".  

Это лучше, чем диагноз, а думать о таких вещах точно диагноз. Лучше тясячу раз буду тряпкой! Ну и пусть моя кишка тонка, я не мальчик на слабо меня не взять! Я киваю себе сидя на кровати. Проходит минута за минутой, я пытаюсь улыбнуться это же всего лишь мысли, мало ли, че может придти в голову, но все же сижу и не решаюсь выйти в город.  

 

Так свежо после дождя, желтые отрожения на мокром асфальте. Одно за другим закрываются кафе из которых выскакивают в жопу пьяные одинокие мужики. Это мой шанс-стараться не наступить в грязную лужу, найти какую нибудь проститутку, отвести за угол, прижаться в темном углу спиной к холодной стене, а когда посредь темного размякшего чернозема она отпуститься на колени-тогда я пойму для, чего на ней такие длинные сапоги.  

 

У меня есть шарф, я не беру его обычно, но тут я подсознательно шел на убийство и он оказался при мне. Эта мысль промелькнула в голове, но не осталась в сознании, да конечно сил у меня хватит, я молод, я силен, достает, вероятно и решимости. Она склонила голову, на мгновения я замулся не парик ли это? На ветру ее платье колышиться, вижу татуировку на предплечье, тонкую, в мурашках шею, на которую, сразу после того как в лицо брызнет липкая струя,  

накину шарф и сдавлю, пока она будет в судорогах хватать меня за джинсы, ее тело не потяжелеет, повиснув на тряпке, но я же не Геракл, чтоб удержать ее тушу, я отпущу шарф, а она завалится на бок. Я брошу прощальный взгляд на труп, возьму шарф и неторопливо удалюсь в неверном свете мерцающих фонарей. Все довольно просто, как триллере про убийцу. Можно даже не кончать на нее, душить сразу, когда она растегнет джинсы, без пошлых оттенков.  

 

Ощупав меня глазами, молодая девушка в зелемно платье трогает меня за локоть, ее милый ротик расстягивается в улыбке:  

 

–Прогуляемся? -я отдернул руку. -ты уверен?  

 

Я прибавлю шагу и достал сигарету, закурил.  

 

–Приходи, когда будет настроение, буду ждать, -доносится мне в спину.  

***  

Я уверен. Уверен во всем этом дерьме. Это не триллер, я отвечаю за себя. Какой из меня Джек-потрошитель. Просто воображение разыгралось. Как любой нормальный человек я держу себя в руках. Я не моралист, не религиозный фанатик и не испытываю ненависти к проституткам. Но может Джек тоже не испытывал? Проституток убивают с пьяну, или чтоб не платить. Убивают в кухонной ссоре под горячую руку. Иногда от скуки, а чаще в воображении.  

 

Вернувшись я рухну на кровать и приму позу трупа, и слышу голос в голове:  

"Когда ты лежишь на спине, слегка развди ноги, руки выверни ладонями вверх, глаза прикрой. Сосредоточься на своем дыхании, вдох-выдох, вдох-выдох, помедленнее, диафрагма не поднимается. Задержи дыхание, растягивай паузу до полной его остановки"  

 

Ебать, что за йога мать ее???  

***  

Адвокат есть у любого порока, он обращает его в совершенно невинное. Апология зла делает жизнь сносной. Как иначе мириться с грехами, которые мы совершаем? Как вынести подлые поступки? Как не дать совести растоптать себя? Как остаться в здравом рассудке? Природа надежно нас защищает и горе тому, с кем разорвал контракт этот адвокат.  

***  

От безделия я щас уже полезу на стену. Маета вылилась в кружения по квартире-от угла к углу. Спасение во сне. Перепутал день с ночью, неделями не вижу солнца. Запиваю вино без снатворного. Смотрю ящик. Слушаю хлопки дверей соседей, голуби на чердаке я и их слышу. День-гидра и у нее 24 головы, как отрубить все? Мысли уже все передуманы, слова произнесены. Разговоры не нужны, я их изжил. Роль слушателя берет на себя зеркало.  

 

–Кто же мне ближе всех? -это дерьмо спрашиваю обычно у Христа. В ответ зеркало рассказывает притчу о самаритянине. Типа близкие это не всегда родственние или друг, а любой повстречавшийся. Иисус, так провозглашает всеобщую любовь. Сегодня это обретает другую окраску, ведь первый встречный ничерта для тебя не сделат с той же вероятностью, что и друг сделает, так же. Равнодушие всех уровняло, мы одинаково близки и одинаково далеки друг для друга.  

 

–Забавная интерпретация-шепчу я.  

 

–Ближние, когда то я был с ними честен, учавствовал в их судьбе, я готов был отдать им все, что у меня есть и ждал от них того же. Одни разочарования. Я надеялся, а меня предавали. Я не успевал зализывать раны. По сути я живу с разбитым сердцем. Я ничего не жду. Нет ни на кого надежды. Я бесстыдно лгу, льщу до приторности. Я сам себе на уме. Мне легче, гораздо легче. Я-хороший собеседник, психотерапевт, перед которым можно излить душу. Я принимаю сторону своих визави, когда поддерживаю их взгляды, читаю в их глазах признательность. Еще бы, блять, я же избаляю их от одиночества. В благодарность все иду ко мне навстречу, не замечая моей игры, таким образом я добиваюсь от них притворством, что раньше не получалось это их откровенность.  

Все наладилось стоило лишь стать мизантропом, но боже, как я одинок!  

 

–Все мы такие на этом гребеном свете-со взохом отвечаю я, делая вид, что не замечаю твоего вранья, во мне до небес растет скепсис. От одиночества спасает безразличие, оно не всем дано.  

 

–Раньше частенько слышал:"У меня нет никого ближе, чем кто то там", то представлял круг дрзей. Нет привязанности, нет друзей, нет любви. Цивилизация наша это дерьмо, потому, что дерьмо мы сами, трудно тут не согласится, разговор резко исччерпывается.  

***  

Ночами выхожу в город, но не на охоту. Город-гиена, он сам охотится на меня. Рвет на куски убийц, наркоманов, алкашей и прочую шваль. Бордель, клубы, ночные рестораны-это приманка, он ловит нас этим. Я обхожу его ловушки, я всегда начеку. В кармане нож, который вот вот разрежет подкладку. Без него я жертва.  

Город с его глазами чувствует беззащитность. Готовит удар и нападает. Город-да, сука, он стервятник. Город-шакал. Опытен в убийствах, опытен в шантаже. Зазеваешь-ты труп. Но я вооружен и так же опасен. Я не теряю присутствия духа, я лишь готовлюсь ответить ударом на удар.  

***  

Когда светает я возвращаюсь в свою берлогу, в свой склеп. После пары сигарет заполню эту чертову комнату облаком сизого дыма. Отрыв дверь и окно, чтоб создать сквознят уличная свежесть приносит воспоминания, грёзы.  

Снова шепчу:»все это не молитвы, а мольба, обращенная в никуда, лукавая попытка самообмана».  

Где же эта старость? Отсутствие желаний и надежд. Кактус на подокойнике, который даже полить некому. Засохну, так же, как погибаю сейчас в пустыне своего одиночества. Ты кактус в холодной пустыне и стоит признать, что эта пустыня только твоя.  

Все, что я произношу звучит уверенно, но я знаю, что это ложь.  

Я еще жду перелом в судьбе, что встречу девушку, которой буду очень нужен. Я знаю-это глупость. Ночами щемит сердце, к горлу поднимается отчаяние и я кричу от страха. Снова замер в позе трупа. "Тебе же нечего терять, совсем нечего-шепчу себе я-тебя ждет унылое повторение"Исчезнуть не страшно. Тело расслабилось, веки стали тяжелыми, челюсть обножает язык, я засыпаю.  

***  

Читаю новости. Убили молодую проститутку. Она была задушена в переулке. Нашел видео репортажа с места и вижу, как из под трипки торчат длинные, черные сапоги. Твою мать! Это не мог быть я, кто то читает мои мысли и делает это. Пхоже я заимел эпигона, он исполняет все о чем я думаю. Какой нибудь больной псих. Это же надо так, одно дело думать об этом и совсем другое стать убийцей.  

 

Я слишком нормален для, такого дерьма. Пишут, что убийца женофоб, что это уже второй случай за последние 3 недели, тело трупа завалено на бок ровно, так же, как в прошлый раз с поджатыми коленями и высоко задранной юбкой. Разве я женофоб? Нихуя! Конечно, женщины предавали, но я не такой. Это не повод, чтоб ненавидеть всех женщин на земле и убивать их, я не психопат, не шизофреник, я же просто рассуждаю, воображаю.  

 

Слава богу не век инквизиции, за мысли не судят. Я сижу и смотрю на выключенный экран телевизора и представляю убийцу, думаю, что бы я чувствовал будь я на его месте?  

***  

Негодование меня переполняет и беседу начинаю я.  

 

–Кто бы это ни был-это не я! Кто то проживает мою жизнь, а мне за это отвечать? За его дерьмо? За эти нелепые мысли в голове? До чего не дошли мои руки? Какой с меня спрос за человека, которого когда то усадили за парту и кормили знаниями, которые ему не пригодились? Привили ценности, которых он не выбирал и скорее всего был чужд и недостоин.  

При чем тут я? Это не моя трагедия. Если бы Бог был он должен был бы отвечать за страдания, которая причиняет устроенная им же жизнь.  

 

–Бога нет-вяло ответишь мне ты, -но я в него верю.  

 

Остается молчать. К тому же я высказался.  

 

Я вижу тебя насквозь и знаю к чему ты хочешь меня подвести:  

"В твоем самоистязании нет цели. Самоедство ради самоедства. Ты много учился, в школе учил математику, но в жизни окружают не геометры, а психопаты, по этому вместо этого надо было учить психиатрию. Знаешь зачем Земля вращается вокруг Солнца, но не знаешь зачем. Не можешь смириться, что цель рождения в передаче своих генов. Ты хватаешься за все подряд-Ницше, Фому Аквинского-за любой руль, надеясь почерпнуть руководство, пренебрегая самоучителем. Твои знания ничтожны.  

Ты знаешь много, но не знаешь ничего, занялся бы делом и изучил, что то полезное".  

 

Слышу, как бьют часы на руке.  

Мы прячемся в раковину молчания.  

***  

Почти каждую ночь ты бродишь по городу с номом в кармане, как крыса в лабиринте. Таксисты предлогаю подбросить, собаки идут за тобой-я молча игнорирую всех.  

 

Тоскливый, мертвый город, что я потерял в нем? А что нашел? Я умен, хладнокровен, находчив и аморален? Это как посмотреть. Для Бога, которого нет помыслы важнее действий. Первое-причина, второе-следствие.  

 

А то что в нашем мире мысли не подсудны, а мораль-действие, доказывает его принадлежность дьяволу.  

 

–А, так значит дьявол все такие есть? -ухмыляешься ты.  

 

–Только он и есть.  

 

Я спятил, определенно спятил.  

***  

Комната неубранна, кругом пыль, пыль на картине, где изобрадено пыльное лето. По утрам я надрывно кашляю, умываюсь. Верить можно только в невидимое-Бога, судьбу. В прочем это не про меня тут я загнул.  

 

Наверно я умирал уже тысячу раз, переживал панические атаки. Мозг не знал, где иллюзия, а где реальность, его импульсы покрывают тело холодным потом. Приступ паники хуже паучих лап, так длится вечность. Будто на расстреле все пули пролетели мимо или падая с небоскрёба зацепился за крюк, так бывает только во снах.  

 

Ты похож на верховного судью, непредсказуемость действий олицетворяешь случай.  

***  

Я представляю себя убийце, так же легко, как в детстве представлял, что я бэтмен. Это патология? Я-шизофреник, а ты моя субличность? Ошибся, приятель.  

Рассматриваю на потолке разбегающиеся трещины.  

Продолжаю думать под аккомпанимент капели.  

 

Если и есть подозрение в сумасшествии? Как проверить? Не убил-здоров, убил-безумен? Внутри же я тот же самый. Сколько же нормальный людей, которые убивали, взять хотя бы военных, миллионы убийц. Или война-это массовый психоз? Помешательство?  

Или ты приятель. Тебя унижали в детстве? Насиловали? Сексуально дамогались? Ничего подобного! Ты всегда был ни хуже других, да какой там, ты был лучше многих и многих. Убивать-норма, признак здоровой психики, животного начала. Хищник выйгравший эволюционную гонку, все эти лицемерные заповеди, способны надурить лишь ребенка. Может стоит начать вырезать на телах своих жертв, какую нибудь хрень? Или писать их кровью записки. Кому ты этим, что то докажешь? Себе? Ты и так знаешь. Миру? Он тонет в лицемерии и пройдет мимо твоего послания. Почему ты все ярче всплываешь в моем сознании? К чему пустое искушение?  

 

Мои мысли, как трещены потолка. Они запутались.  

***  

Маньяк-как волк-одиночка, которого травят всем миром. Не на кого положиться. Воры готовы расправится с ним сами. В этом залог его успеха. Следователи обескуражены-ни мотива, ни свидетелей, ничего.  

Задуешенные проститутки не редкость, искать их врагов гиблое дело. Ни единой зацепки. Неизвестно связаны ли убийства. А что если убийца нормален? Действует трезво? Внутри него нет зверя требующего жертвы. Без труда может залечь на дно? Если он такой, как ты? Убивая нет возбуждения, руки не трясуться, а голова остается холодной. Прогматизм безмерен, Безразличие уничтожает брезгливость. В тебе нет стыдна, раскаяния. Забрал жизнь, но не положил в копилку.  

***  

Вижу сон.  

 

Лежу на кушетке, какой то мужик ведет сеанс психоанализа, странный мужик(голос похож на твой, но это не ты).  

"Отчаиваешься? Почему для тебя смотреть телевизор значит расписаться в своей неполноценности? И не все рекламы для умственно отсталых. Новости не жвачка. Ты-человеконенавистник. Это не страшно, можно себя перепромаммировать, поверить в бессмертие, что все еще наладится, начать заботиться о здоровье, бегать по утрам, ходить в зал, короче, изменить образ мыслей.  

Какое к чертям одиночество? В соцсетях ждут тысячи друзей! Одиночество, где твое жало? Скука, где твоя победа? Вокруг столько всего происходит, только успевай поворачиваться!!! "  

 

Приподнялся на локоть, я смотрю в его глаза.  

Достав пистолет, всаживаю в него всю обойму.  

***  

Мне нужна помощь психиатора. Я бы дал совет любому, кто окажется на моем месте обратиться к нему. Беда только в том, что все эти дети Юнга и Фрейда шарлатаны. Ну чтож поделать? Совет конечно хорош, великолепен. Психологи, конечно же помогут, ни зря же они свой хлеб едят. Правда за такие деньги проще снять проститутку, прочистить мозги ей.  

***  

Курю лежа в постели, стряхиваю пепел на пол. Пепельница полна окурков, стоит на тумбочке рядом, но мне лень тянуться. В голове рисую психологический портрет убийцы.  

 

Составляю твой профиль. Ты убедился, что надежда несет разочарование, а опыт всегда горький. Прячешься за плетень равнодушия, но сквозь дыры пробивает жгучее солнце собственной бесполезности. Ты решился, пробуешь, действуешь, убиваешь, смеешся над полицией. Что ты хочешь доказать? Что ты сверхчеловек? Демонстрируешь свое превосходство? Тебе на это плевать. Ты не гордишься собой и не презираешь. Ты закрываешь это шапито. Ты устал, устал от поддельных слез и вымученных улыбок.  

Ты мечтал вырваться за стены своей комнаты, за границу города, за грани своего я. Ты не тряпка, не слабак. Но от тебя, как раньше ничего не зависит. Тень не придает смысла памятнику.  

Может потому, что убийства вымышленны?  

 

Ты смертен по этому тащишь кого то за собой, перед тем как отправится в ад ты посылаешь туда проводника?  

Или ты сошел с ума?  

 

Потушил в пепельницу очередной окурок, пересилив себя, встаю и вытряхаю ее в мусорное ведро.  

 

–Не хочешь ли ты найти свою бывшую? Найди может все наладится.  

 

Я молчу.  

 

–Откуда такая бесчувственность? Может она гордая и ждет от тебя шагов.  

 

Я молчу  

 

–А, я понял, ты ждешь пока она сама позвонит? Это глупо. Будь мужиком и сделай первый шаг или ты думаешь она уже встретила другого?  

 

Я молчу  

 

–К женщинам надо относится снисходительно-в среднем мозг женщины весит на сто граммов меньше.  

 

"О чем разговаривать если нет любви? "-подумал я.  

 

–Шутки в сторону, я считаю вам пора воссединиться.  

 

Забы о соседях я начинаю орать во всю глотку:  

–Ты-гнусный убийца! Ты же сам, блять, убил ее, когда она начала собирать вещи на твоих глазах, когда ты рыдал, а она рассмеялась, назвала тебя слабаком, признавшись, что никогда тебя не любила! Вспомни, как ты потел копая могилу-если можно назвать яму в лесу могилой, после этого неделю провалялся с простудой или высокая температура вытеснила все воспоминания об этом?  

 

–Ахахах, а может ты все это придумал? Тебе же легче считать, что она мертва, чем счастлива с другим. Мы оба знаем-ты ревнивец и эгоист.  

 

Сжимаю кулаки.  

 

–Я готов убить тебя. Но куда я без тебя?  

Когда ты появился в моей жизни? Наверно, когда внутри меня, что то треснуло, разбило вдребезги мой мир, даже не мир твёрдое осознание присутствия в нём, вытеснив то, что зовется реальностью, в области воображения.  

 

–Сколько ты уже в этом городу? Месяц? Год? Вечность? Затерялся средь незнакомцев, незнакомцев с холодными сердцами, лезущих обниматься и кричащих в лицо свои истины.  

В отношении них ты ведёшь себя честно, без ложного лицемерия и наигранного дружелюбия. Их пепел не стучит в твоё сердце — ты готов на него мочиться. Ты – чудовище. Но чудовище среди чудовищ. Ты убиваешь, даже не ради забавы, а просто так, как давят попавшего под каблук паука, вызывающего омерзение, твои жертвы значат для тебя не больше, чем ты для них, и ты готов плевать на их могилы.  

 

Мысли, как мотыльки.  

 

–У меня возникла идея устроить бойню, когда в твоей руке появился пистолет, лучше в супермаркете, станешь знаменит, дурная слава, но тебе нужны эти 15 минут славы это, как бонус в твоей смертельной игре. Ты скорпион, поднял хвос вверх, никто не знает, где и когда ты нанесешь удар.  

 

Шопинг это праздник, и в иллюминированных залах звучит лёгкая музыка. Какое-то время ты движешься в общем потоке, сливаясь с оценивающими взглядами, скользящими по полкам руками, корзинами на колёсиках, случайными столкновениями, машинальными, невнятными извинениями, брошенными скороговоркой, с мужчинами и женщинами, чьи руки заняты сумками, сетками, пакетами, свёртками – старые и молодые, счастливые и несчастные, их всех объединяет озабоченность, – ты ходишь туда и обратно, помогаешь какой-то старухе уложить продукты в коляску, какому-то веснушчатому подростку достать с верхнего стеллажа бейсболку, ты вглядываешься в маски, под которыми пытаешься угадать лица, а потом ты стреляешь. Чтобы поразить цель, тебе достаточно повернуть дуло всего чуть-чуть, вправо или влево. Выстрелы грохочут один за другим. Ты стреляешь в поглотителей массовой информации, пожирателей сенсаций, скандалов, рекламных роликов, в потребителей суррогатных товаров, отношений, чувств. Стреляешь в общество консумизма. В колонию зажравшихся приматов. В людей-манекенов, замирающих в позах трупов, которые принимали всю жизнь. Стреляешь в приторно самодовольных, самоуверенных, ушлых, пронырливых, снисходительно улыбающихся, ожиревших, помешанных на диете, вегетарианцев, любителей непрожареных стейков, в бизнесменов, менеджеров, начальников, подчинённых, представителей среднего класса, сильных в своих законных правах. Стреляешь в глухую, бездушную Вселенную. В свои несбывшиеся надежды. Пули рикошетят, сшибая с полок пакеты с чипсами, разбивая банки с томатами, которые, упав, смешиваются с кровью. Ты расстреливаешь своё прошлое, бесцельное настоящее и несостоявшееся будущее. Ты смываешь кровью свои бесчисленные обиды. Ты впервые осознал себя победителем. Победителем в борьбе за выживание. Это твой бенефис. Твой триумф. Ты всё-таки добился своего — телевизионные новости будут иметь к тебе прямое отношение, ты станешь их главным героем. На этот раз тебя не скрывают ни очки, ни шляпа. Ты тщательно выбрит. Ты настолько неосмотрителен? Или настолько уверен в своей безнаказанности? А может, ты втайне желаешь разоблачения? Десяток камер — в залах, на входе, в туалете, куда ты заходил по нужде, демонстрируя отменное самообладание, — снимали тебя, точно актёра гангстерского боевика, и теперь у полиции есть твоё чёткое изображение. И что? После того, как обойма опустела — на это ушло всего несколько секунд, столько длилось твоё торжество, восхождение на пик внутреннего Эвереста, – ты смешался с кричащей толпой, запрудившей выход, и, точно стадо бизонов, топчущей упавших, а на улице, выдав себя за зеваку, дождался полиции. Ты куражился, находя в этом особый шик. Начался опрос свидетелей, ты прислушивался к сбивчивым рассказам, в которых правды было ни на грош, а, потеряв интерес, скрылся в переулке.  

Зачем этот неоправданный риск?  

Чтобы снова унизить полицию?  

Или опасность не так велика?  

***  

Сижу в кресле, курю.  

 

–Снова вспомнил бывшую?  

 

–Снова-вздохнул я.  

 

–Брось, все бабы одинаковыею.  

***  

За тобой пришли, заломили руки. Люди в бронежилетах с фонариками на покатых касках выбили дверь, спустившись на верёвках с крыши, влетели в разбитое окно. Выдернув из постели, уложили лицом в пол. Направили автоматы. За спиной у тебя щёлкнули наручники, и тебя поволокли за ноги на лестничную клетку. Всё произошло мгновенно, ты даже не успел закричать. Не успел проснуться. Твоё обмякшее тело подчиняется без сопротивления. Только когда голова застучала о каменные ступеньки, ты в ужасе открыл глаза — на мокрой от холодного пота подушке, со скинутым на пол одеялом. Ты сглотнул слюну. Она была полынно горькой...  

 

Я пытаюсь придти на помощь.  

 

– Во сне властвуют миражи твоих чувств, отголоски дневных впечатлений, всплывают пузыри страха. Но ты не бойся. Тебе всё сошло с рук. Разве ночью ты подхватил насморк. Так что сон не в руку — накануне ты насмотрелся триллеров. Но ты продолжаешь лежать, уткнувшись в потолок. Тебе страшно. Убивать не боялся, а испугался какого-то сна! Где твоё хладнокровие? Ты думаешь, что подошёл к краю, опасной границе, что бойня в супермаркете – последняя черта?  

– Ни черта, не черта! -воскликнул я. Мне совсем не до смеха.  

 

На губах привкус сна.  

***  

До сих пор никто не осуждает меня, для всех я пока не совершил никакого преступления. И всё равно я преступник. Я осознаю это чётко и ясно. И всегда осознавал.  

***  

Я не болен — миллион сожалений по этому поводу! Я не психопат, не сумасшедший. Я ничего не выиграл, никого не обманул. Как выясняется, не обманул даже себя. Своим жалким трюком, своим двойником, заместителем, дублёром, наивной выдумкой, годной разве для литературы. Я не избавился от боли. Не спрятался за безразличие, сделав убийство привычным. Пролив много крови, я не забыл первую. И мне не победить мира. Не стать как все. Я видел их на омытой дождём набережной стариков, цокающих по булыжнику своей тростью, молодые пары, обнимающиеся на гранитных парапетах, я проходил мимо них — мамаш, держащих на руках куксившихся малышей, подростков с плеерами в ушах, уткнувшихся в гаджеты мужчин с мечущимися в воздухе красными огоньками сигарет, студентов, запивающих бургеры колой, миллионы людей – они ждут, надеются, их руки не обагрены кровью, их мозг не разъеден ядом совершённого. Из меня не вышел праведник, не получился и отъявленный злодей, тайный властелин города. Равнодушие ещё никого не защитило, никого не спасло. Теперь все пути отрезаны. Кроме одного. Я складываю в мешок плащ, кашне, кухонный нож, швыряю в него пистолет с пустой обоймой, перетягиваю шнурком от ботинок — неопровержимые улики, которые завтра предъявлю в полиции. Всё бесполезно, и моя явка с повинной даже больше остального. От адвоката я откажусь. Зачем он мне, если адвокат, назначенный природой, разорвал со мной контракт? Надеюсь, сокамерники прикончат меня до суда.

| 43 | 5 / 5 (голосов: 1) | 04:10 12.02.2019

Комментарии

Книги автора

Пепел./Гл-16./
Автор: Chinasky1
Роман / Лирика Философия
Аннотация отсутствует
03:17 12.02.2019 | оценок нет

Найди меня
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
12:59 09.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Пепел./Гл-15./
Автор: Chinasky1
Роман / Лирика Философия
Аннотация отсутствует
14:34 05.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Дурак
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
21:11 04.02.2019 | оценок нет

Дневник
Автор: Chinasky1
Другое / Другое
Аннотация отсутствует
02:55 02.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Мы чужие
Автор: Chinasky1
Стихотворение / Другое
Аннотация отсутствует
23:23 01.02.2019 | оценок нет

Пепел./Гл-14/.
Автор: Chinasky1
Роман / Другое
Аннотация отсутствует
03:23 29.01.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019