Холод

Рассказ / Мистика, Приключения, Психология, Фантастика, Философия
А вы любите тихие ночные прогулки?
Теги: Путешествие душа дорога лес странник костёр

Тело пронзил холод. Голова гулким эхом отозвалась ночной тишине. Пробежавшие мурашки заставили двигаться вперед. Вперед по тропинке…. Мои шаги по каменистой тропке отзывались рябью в загущенной тишине окружения. Я шел неспеша, торопиться было ни к чему. Мне так чувствовалось. Постепенно конечностям стало легче, а голова прояснилась, необычная легкость подхватила меня, окутывая приятным теплом. Я внимательно всмотрелся в глубь проруби, что прорезала тропа в массиве деревьев. В свете лунной дорожки чащоба соснового леса выглядела загадочно. И пугающе. Ночь и темнота, лучший дуэт для испуганного путешественника. Раньше я часто гулял по лесу, иногда даже ночью. Я не боюсь темноты как таковой, даже могу унять свою буйную фантазию. Там, где иному почудиться страшно неказистый силуэт с яростно горящими белесыми глазами, я увижу обычное поваленное дерево с отсветами луны. Я шел по извивающейся тропе меж старых замшелых валунов, а в голове происходило тихое перекатывание мыслей. И почему став старше, я стал меньше ходить на прогулки, но больше ценить такие умиротворяющие моменты? Странный парадокс. Но сейчас он уже не важен…  

Сделав перегиб, тропинка по дуге пошла на подъем, а лес все не хочет кончатся. Не сказал бы что меня это сильно тревожит или это какая-то проблема, я даже не против, люблю такой густой лес. Кроны деревьев, жадно поглощающие любой свет, не дают траве сильно расти, поэтому здесь легко ходить и легко дышать. У подножья сосновых великанов мягкая подстилка, того гляди – ложись и спи. Но нет, мне нужно идти дальше. Совсем же замерзну. Да и меня ждут. Наверное… А я все шел и шел, каждый шаг постукивал по истоптанным камням, составляющим тропу. Тропинка была старой, камни потеряли былую остроту и шероховатость, сейчас они были сточены ногами таких же путников, как и я. Возможно даже сейчас, кто-то идет по тропинке. Приятно будет встретиться. В такие моменты даже не нужно говорить или знакомится. Вы просто идете рядом и каждый молчит о своем. Это по-своему прекрасно, особенно для меня, для человека который всю жизнь старается не особо контактировать с людьми.  

 

Тук… Тук… Тук…  

 

Я старался не замедляться, но и не идти слишком быстро, что не давало мне ни запыхаться, ни замерзнуть. Тело не чувствовало усталости. Красиво и спокойно.  

 

Тук… Тук…Тук…  

 

Кроны деревьев отступили от тропы, луна сильнее осветила мой путь. И, остановившись, начал рассматривать звезды. Здесь, вдали от городской суеты, вдали от света машин и дома природа ощущалась наиболее остро, наиболее прекрасно… Я вновь поежился, холод не дает спокойно полюбоваться. Как приду в теплое место, усядусь с кружкой горячего чая и вдоволь, да самого рассвета, до появления Венеры, буду смотреть на звезды. А пока стоит идти… Дорога постепенно выравнивалась, показывая, что впереди поворот, которого не видно было из-за подъема. Медленно продвигаясь через, будто застывший пейзаж соснового леса, я увидел вдалеке, за поворотом, свет. Нет не свет, скорее сияние, будто зеркало мягко отражает свет луны и звезд. Глаза привыкшие к сумеркам отчетливо различали мягкое сияние.  

 

Тук… Тук… Тук…  

 

Я все ближе продвигался к источнику света, изливавшееся мягким потоком. Подойдя вплотную я обошел деревья и повернул. На повороте стояла каменная турка, а рядом, глядя в открывшееся небо, стояла рыжеволосая девушка. Она запрокинула голову так, что ее огненные волосы, завитые в причудливые, слегка завивающиеся, локоны опадали на хрупкие плечи. Она пристально всматривалась и выражение ее лица отзывалось крайней, любопытной заинтересованностью. Фигура девушки могла найти отражение в самых талантливых произведениях скульпторов, столь выразительно сумрак подчеркивал ее красоту. Казалось ее платье было соткнуто из лунного света. Легкое, шелестящая под порывами слабейших ветерков и сияющее в ночи. На вид незнакомке было не больше семнадцати. Сюрреалистичная отчасти, магическая картина,  

 

навеянная таинственной атмосферой тихого леса. Темный лес, тропинка и незнакомая девушка в белом платье. Я замедлил шаг. Она оторвала взгляд от неба и увидев меня, улыбнулась.  

 

– А ты спокоен. Не боишься ходить здесь один? – с иронией в голосе спросила она меня.  

 

–Хочешь составить мне компанию? – в тон ей, ответил я.  

 

– А я уж думала и не предложишь. – она кокетливо прищурила глаза и повернувший пошла дальше по тропе. Только сейчас я заметил, что моя спутница была босиком. А в правой руке держала сандали.  

 

Мы несколько минут шли в тишине, лишь шелест ее платья, да мерный стук моих шагов прерывал спокойствие ночи. Так продолжалось бы и дальше, если бы она первой не нарушила наше молчание:  

 

– А ты ничего не хочешь спросить? Ну или сказать? –Она ловко убрала опавшие локоны с лица. Ее карие глаза встретились с моими.  

 

– Мне нравится ходить в тишине. Так интереснее. – не глядя даже в ее сторону и не сбавляя шаг, сказал я.  

 

–Вредный. – она картинно надула щеки и отвернулась  

 

Я ухмыльнулся с такого, довольно милого, но все же детского жеста. И решил просто ради шутки продолжать молчать. Сцепив руки за спиной она начала меня обгонять. Впереди опять начинался подъем в горку, а тропинка плавно превратилась в ступеньки высеченные в скале.  

 

– Ну почему вы все такие? – не вытерпела она, с недовольством спросила она– Ни с кем нормально поговорить нельзя. Все многозначительно молчат, да гуляют. А мне между прочим далеко ходить нельзя. – она недовольно тряхнула головой, будто бы в последнем я был лично виновен.  

 

– Рядом живешь? – я решил немного реабилитироваться как собеседник.  

 

– Да, как раз возле поворота. А ходить мне можно лишь до верхушки каменного холма – она рукой указала на окончание тропы, которое можно было увидеть отсюда. – А ты откуда? Или не скажешь? – озорная любопытная улыбка озарила ее лицо.  

 

–А это имеет значение? Обычно когда я говорю с попутчиками, то не касаюсь ни своей, ни их жизни. Ты разве никогда так не разговаривала? – вновь невольно ухмыльнувшись от необычности происходящего, спросил я.  

 

– Как «так»? – она озадаченно повернулась и приостановилась на половине пролета ступенек.  

 

– Ну…. – и вправду, а как «так»?. Я тоже сбавил шаг и призадумался- Наверное без обязательств…  

 

–А разве разговор о жизни с человеком налагает обязательства  

 

Мы прошли лишь половину подъема. Я, будто бы, не слыша ее вопроса, оглянулся чтобы рассмотреть пройденный путь. Вокруг насколько хватало глаз простирался лес и лишь ниточка тропинки, которой я пришел, разрезала эту темную гладь. Однако впервые за относительно долгое время моего пребывания здесь, я почувствовал некоторую тревогу. Будто бы я что-то забыл или не учел. Я внимательно всмотрелся в даль. Не пытаясь что-либо рассмотреть или сфокусироваться на чем-либо. Что же я ищу? Или я что-то пытаюсь вспомнить? Как вернусь домой, надо бы подумать об этом, а пока…  

 

– Эй, я тебя спросила! – она ощутимо тыкнула меня в ребра. Ее недовольно лицо смотрело на меня снизу-вверх. Сейчас, когда она близко, я могу понять, что ростом она мне по плечо. Снова ухмыльнувшись (умилившись? ), я сказал:  

 

– А ты наглая. Не боишься, что я злой-злой бармалей. А ты тут одна в лесу? – я попытался сделать наиболее страшное выражение лица. Но видимо получилось комично  

 

– Он значит меня игнорирует и не слушает, а я тут наглая. И нет не боюсь. Ты добрый и я это знаю.  

 

–Правда? Ну допустим… – я, обойдя мою спутницу, сделал шаг на следующую ступеньку и снова какое-то время слышен был лишь шелест ее платья и мерный стук моих шагов…  

 

Тук… Тук... Тук…  

 

– Ну так что там за обязательства? – услышал я нетерпеливый голос из-за спины.  

 

–Узнавая что-либо о человеке, мы становимся с ним ближе. Мы хоть чуточку, иногда на самую каплю, но приближаемся к пониманию собеседника. Разве можно к этому легкомысленно относится? По сути своей, человек оставляет тебе частичку себя, частичку души в воспоминаниях, в этом разговоре.  

 

– И что, ты не хотел бы мне оставить частичку себя? –спросила она, уже с присущей ей в нашем разговоре, иронической интонацией.  

 

– Не то чтобы не хотел… Скорее не привык – попытался я перед ней оправдаться.  

 

– А что по-твоему больше передает части души в разговоре? – ее вопрос несколько сбил меня с толку.  

 

– Как это?  

 

– Ну если ты скажешь человеку свое имя, адрес проживания или к примеру предпочтения. Что из этого наложит больше, как ты выразился, обязательств? – повернувшись я вновь увидел ее улыбку.  

 

Вот ведь хитрюга. Я хотел идти молча, а в итоге весь путь до вершины холма проведу за беседой.  

 

– Думаю последнее. Любовь к чему-то, влечение или предпочтения больше характеризуют человека и его жизнь, чем к примеру имя. – мы почти дошли до вершины, уже виднелось как тропинка вновь изменяется, переходя от ступенек к ровной каменистой дороге.  

 

До вершины мы дошли молча, вязкую тишину будоражили лишь шелест ее платья и …  

 

Тук… Тук… Тук…  

 

Ступеньки оканчивались на ровной площадке величиной с небольшую полянку, в противоположной от меня стороне которой, была арка, обозначающая продолжение пути.  

 

–Пойдем- подбежав к арке она указала рукой в массив леса – Тебе, наверное, удобно вон туда пойти?  

 

На этой стороне, на столько же на сколько и на другой стороне холма, лежал густой лес, лишь с тем изменением, что моя спутница указывала на костер в километре впереди.  

 

– Там часто останавливается мой знакомый. Я его просто Дядей Митей зову. Он тоже добрый, так что вам надо обязательно встретиться. – она вновь тепло улыбнулось. До чего приятно видеть такую улыбку… И вправду, может стоит встретиться, хотя больше я хотел оказаться у теплого костра.  

 

– Непременно – невольно пробормотал я.  

 

–И еще. -она лукаво прищурила глаза, – Держи мою частичку души. И не потеряй –Незнакомка снова убрала упавшие на лоб волосы, глубоко вздохнула и отчетливо сказала- Ты мне очень нравишься!  

 

Я даже рассмеялся. Вот черт меня дернул тут светские беседы вести. Да еще и со странноватой девицей.  

 

–И чего ты тут смеешься. Мне такое сложно сказать, да и стыдно… немного. – она опустила глаза, от чего я неловко себя почувствовал.  

 

– Ну держи и мою… Ты мне тоже нравишься. Я бы как-нибудь пообщался.  

 

– Да. И не забудь где-нибудь мою частичку души! – строго посмотрев мне в глаза, выкрикнула она – Все, иди! А я еще прогуляюсь!  

 

Не попрощавшись она повернулась и пошла в обратную сторону. Вскоре ее рыжие волосы, контрастно выделяющиеся на белом платье, исчезли за перегибом дорожки. На душе стало немного тоскливо. И даже одиноко? Не помню, когда такое было в последний раз. Обычно люди проходят мимо меня и не особо задерживаются. Есть конечно исключения… И видимо она была одним из них. Странная все же девушка…  

 

–И вправду, частичку себя оставила… – проговорил я и, подойдя к арке, начал осматривать лес в поисках света от костра. Костер никуда не делся, поэтому я уверенно, быстрым шагом направился в сторону пляшущего света и «доброго Дяди Мити». Спускаться с горки конечно легче, но меня бил озноб. Простудился что – ли? Подбодрив себя тем, что возле костра я непременно согреюсь, я с еще большей скоростью шел к подножию этого каменного холма. На этой стороне ступенек не было, что показалось мне странным, никто обратно не ходит что ли?  

 

Тук… Тук… Тук…  

 

Оказавшись у начала холма, я с некоторым интересом заметил, что деревья здесь несколько ниже и не стоят так широко и просторно, как на той стороне. Тропинка стала временами превращалась в незаметном глазу неопытного путника тропку. Все сильнее и сильнее петляя меж деревьев я наконец вышел на небольшую прогалину, озаренную прерывистым, но столь теплым (не чета лунному) светом костра. У костра, на широком бревне, спиной к непроглядной чащобе, сидел пожилой человек. На нем были одеты добротные сапоги, штаны на подтяжках и теплая безрукавка, под ней виднелся шерстяной свитер. Он курил трубку. Сизый дымок тонкой струйкой вздымался к небу и достигая верхушек деревьев разносился ночным ветерком. Здесь уже не светила луна, макушки деревьев будто бы обступили костер, защищая его от ветра живой стеной. Единственным источником света был костер. Я подошел ближе, теперь я мог разглядеть и резную трость, и походный рюкзак. И даже бородатое, подстриженное лицо старичка. Он, наверное, еще с холма меня заметил, так что смысла говорить, откуда я пришел и куда иду, нет.  

 

 

 

–Можно – я головой кивнул на такое же бревно напротив старичка  

 

–Ну коль не шутишь – добродушно улыбнувшись, отозвался густой баритон.  

 

Я присел на прогретое теплом место. И мне сразу стало лучше. Я взглянул на небо и обнаружил что тучи скрыли звезды. «Как-нибудь в другой раз» – подумал я. И обратил все свое внимание на собеседника. Аккуратно выстриженные волосы, борода им под стать, яркие, даже слишком живые, для такого возраста глаза. Такого человека, за морщины да седину, стыдно называть стариком. Видимо поэтому не Деда а Дядя Митя.  

 

–Мне тут одна рыжая птичка напела, что вас Дядь Митей зовут. – с улыбкой решил я начать разговор.  

 

–Вот егоза. Опять разгуливает да за путниками ходит – без тени злобы, с тем же старческим добродушием сказал он. – Эх, а мы тут ей все твердим, не ходи ты далеко от поворота, потеряешься же ведь. Волнуемся. А ей хоть бы хны. Скучно ей там видите ли, поговорить не с кем. Ээ-эх. А ведь она одна боится сюда ходить. – он неопределенно махнул рукой себе за спину. Я, повинуясь его небрежному движению руки, невольно всмотрелся в черноту леса, где деревья так сильно обступили тропу, что даже отблеска света костра не было видно внутри. Дядя Митя глубоко затянулся и с посуровевшим лицом сказал: – Хотя, там и вправду иногда страшные вещи бывают…  

 

Тьма за спиной старика будто бы сгустилась. Из темноты повеяло холодом и даже тепло костра не спасало меня от него. Это холод от леса или от слов Дяди Мити?  

 

–Ну пугать я не буду, ты человек взрослый, да и опытный вижу. – мигом вновь превратившись в добродушного старичка. Видимо решив расслабить, неуместно напрягшуюся обстановку. – Чего она тебе наговорила?  

 

–Да ничего особенно. – я начал греть руки о костер- Часть души подарила мне- улыбнувшись добавил я.  

 

Он одобрительно хмыкнул, не выпуская изо рта трубку:  

 

–Ценный подарок… Как воспользуешься? – он внимательно на меня посмотрел.  

 

–Буду носить с собой. Не дарить же или продавать. Такое хранить надо…- я хотел красиво или хоть несколько мудро ответить на столь философский вопрос старика.  

 

–Верно, донеси в своем сердце человека до конца и сердце человечнее останется. Жизнь же она сложная штука, иногда сердце черствеет, иногда, вот благодаря таким подаркам, заново становится мягче. И чем больше людей подарили тебе частичку души, тем душевнее ты богаче. А? –он вопросительно кивнул головой в мою сторону. – Неплохая мысль?  

 

Я улыбнулся и добавил.  

 

–Ну а если всем раздавать свою душу, разве что-то останется?  

 

Дядя Митя призадумался. Посмотрел в пустоту, куда-то за меня, в ведомые лишь ему дали размышлений. Кажется, что прошло пару мгновений, но думается, мы вдвоем просидели так все десять минут. Я грелся о костер, старик раздумывал над моим вопросом, изредка затягиваясь дымом. Пока мы так сидели, табак прогорел, и Дядя Митя начал чистить трубку.  

 

–А знаешь – несколько неуверенно он протянул, забивая новую порцию табака в трубку. – Вот как раз-таки, те люди, что дарили тебе свои частички, они-то и заполняют пробелы. Ведь сам посуди, если человеку не от кого получить такой ценный подарок, а сам он делиться не хочет. Ведь такой человек бедным и останется. Зачерствеет его душа, без подогрева. Ведь это как костер – он взял пару палений и подкинул в огонь – со временем затухает. И вот ходят по свету такие бедные люди. Бродят одни оденешенки. Грустно, неправда ли? – спросил то ли у меня, то ли у костра, в который стал смотреть.  

 

–Правильно говорите… – я погрустнел.  

 

–Ты извини, коль обидел. – забеспокоился старичек.  

 

–Нет что вы, здесь… вы здесь многое мне рассказали. Я понял для себя кое-что важное- я посмотрел ему в глаза. Его серые глаза добродушно, даже чем то назидательно, смотрели на меня.  

 

Он одобрительно хмыкнул.  

 

–Ни одна встреча не бывает просто так. Вот видишь, как хорошо получилось. Что-то для себя понял. Уже ценный подарок. На вот, возьми. – Он кинул мне кулек. Я поймал его в воздухе и развернул. Внутри заботливо завернутой ткани была подвеска на толстой, надежно переплетенной нити. На подвеске заботливо было вырезано дерево с раскидистыми ветвями. – В этих местах принято что-то дарить при встрече. Это оберег на руку. Такому путнику как ты подстать – пояснил он.  

 

–А мне же тоже подарить нужно.  

 

–Да что ты, ты мне подарил чудный разговор, пищу для размышлений. А это дорогого здесь стоит. Сродни – он вновь ухмыльнулся- частички души…  

 

Мы сидели и смотрели как догорает костер. Временами он что-то спрашивал, я что-то отвечал. Это было похоже на разговор с наставником. С человеком, который, выслушает и непременно скажет что-то, что направит тебя в нужную сторону. А порой я чувствовал себя как внук перед своим дедом. Неуемная молодость и тихая мудрость. Мне казалось, что вот-вот он начнет свой длинный и захватывающий рассказ о далеких странах и морях. О воспоминаниях и о людях, что встретились ему когда-то. А я, как восторженный мальчик, буду сидеть и слушать невероятные сказания жизни, впитывая каждое слово. Что-то родное, тревожащее душу было в этом разговоре. Когда вопросы иссякали, мы молчали. Нет это не было неловким молчанием, мы просто наслаждались спокойствием и необычной тишиной этих мест. Вдвоем. Пока вновь, кто-либо из нас не заведет следующий виток беседы.  

 

–Давно вы здесь? – обратился я к нему, прерывая очередную паузу.  

 

–А с чем сравнивать? – неопределенно ответил Дядя Митя.  

 

–Ну… с жизнью  

 

– Давно, даже задержался я здесь. Думаю иногда ближе к народу уехать… Тут хоть и тихо, но и новые собеседники редки. А поговорить я, как видишь, люблю – он вновь усмехнулся в бороду  

 

Я подумывал спросить о детях, но почему-то мне казалось, что лучше не задавать такие вопросы. Поэтому выбрав более-менее нейтральную тему, я спросил:  

 

–А дальше тропа куда идет?  

 

–А куда тебе нужно? – с хитрецой во взгляде ответил он вопросом на вопрос.  

 

–Ну как куда. Дальше…  

 

–Ну и тропа идет… дальше – мы вместе весело рассмеялись- Странный вы народ. Что же интересного идти по тропе, не зная конечной цели. Смысл идти если не придешь никуда, а? Не те вопросы задаешь…  

 

В этот момент он невероятно сильно напомнил моего деда. Он также, как и Дядя Митя не отвечал напрямую, заставляя подумать не только над ответом, но и над своим же вопросом. Вдруг в нем же и сокрыт ответ.  

 

– Видимо мне нужно вернуться… – я взглянул на почти потухшее пламя костра, готового превратиться лишь в теплые угли.  

 

–Именно. Нужно вернуться. – он привстал и оперся на свою резную трость. До этого я не замечал на ней навершия в форме головы ворона. – Ты пойдешь дальше и встретишь одного балбеса, Сергеем зовут. Так вот, передай ему «Привет от Митяя». Не мог он меня Дядей звать. Как говорил «У тебя еще не тот возраст, чтобы от старости кряхтеть». – на этих словах он опять расссмеялся и деревья вторили эхом на его смех. – А я с тобой не пойду, глаза б мои этого Сергея не видели, вечно на одном месте сидит, нет чтобы дальше пойти. Ну ладно – он протянул мне руку – когда-нибудь да свидимся, еще поболтаем, да может чего покрепче выпьем – старик сделал характерный жест.  

 

Я встал и пожал его теплую и шероховатую руку. Отпустив меня из крепкого рукопожатия, он снова присел на бревно.  

 

–Спасибо за компанию, Дядь Митя. Ну я назад пошел. – попращался я последний раз взглянув на старика, чьи глаза заговорщически блестели.  

 

–А куда это назад, а? – искренне рассмеялся он.  

 

Я обернулся рассмотреть тропу, что привела меня к костру. И вмиг все исчезло и наполнилось тьмой... Не было вокруг никакого леса. Я обернулся в поисках костра. Но ни его, ни Дяди Митяя не было.  

 

Густая, вязкая тьма вокруг меня. Я попытался хоть как-то разобрать хоть что-либо, хоть тень, хотя бы отсвет на земле, но ничего не получалось. Как будто кто-то нажал незримый выключатель зрения. Я сделал шаг и вновь услышал знакомое  

 

Тук…  

 

Однако кроме, уже ставшего родным звука, вторилось эхо другого. Мне ничего не оставалось как идти. Идти в слепую тьму…  

 

Спустя пару десятков шагов в неизвестность я уже отчетливо слышал..  

 

Тук… Кап… Тук… Кап… Тук… Кап…  

 

Где-то капала вода, где то близко и одновременно далеко. С каждым новым пройденным метром звук не изменял положение, будто бы являясь тенью звука, отзвуком моих шагов. Я не был напуган, я не паниковал. Внутри была пустота. Зеркальное отражение внешнего. Гармония ничего. Так я и шел, считая спутником и единственным откликом на этом пути, лишь этот приободряющий дуэт…  

 

Тук… Кап… Тук… Кап…  

 

Долго, а может и нет, я шел вперед, в неизвестность, в бездну и с каждым касанием ноги поверхности тропы, я будто бы обретал чувства. Сначала я подумал что это лишь образы моего возбужденного разума пытаются восстановить связь с реальностью, но чем больше усиливалось ощущение, тем отчетливее я понимал, что я близок к цели…  

 

Тук… Кап… Тук… Кап… Тук.. Кап…  

 

Неожиданный грохот взбудоражил все мое нутро. Звук не шел от источника, он будто бы транслировался мне в голову…  

 

Тук… Кап…. Тук… Кап…  

 

Я висел вниз головой, пристегнутый за ремень. Боль пронзала каждую клетку тела, казалось, что вот-вот и голова взорвется от натуги. Кровь маленьким ручейком текла через лицо и капала на разбитое вдребезги лобовое стекло. В голове эхом отдавалось редкое сердцебиение.  

 

Тук…. Кап…. Тук…. Кап…  

 

…. Есть сердцебиение! Сюда, Игорь тащи носилки!....  

 

Тук… Кап… Тук… Кап…...База, это реанимация тридцать один двенадцать, есть выживший готовьте операционную…  

 

Тук…. Кап… Тук… Кап…  

 

… Вынимаем…. Зажми еремную! Там кровотечение…. Осторожно! …..  

 

Тук.. Тук… Кап… Тук… Тук.. Кап…  

 

…. Держись парень, столько прождал, так терпи до конца!  

 

Тук… Тук… Тук… …. …. …. …. Тук…  

 

…. Разряд!...  

 

Тук.. Тук… Тук… Тук…  

 

В голове неприятно крутило. Глаза были закрыты. Во всем теле чувствовалось давление. Я приоткрыл веки и свет больно резанул глаза. Когда глаза привыкли к солнечному свету, я увидел то, что я нахожусь в палате, на противоположном конце от меня стояла такая же койка, с кучей трубок и аппаратов. С титаническим усилием я повернул голову и лицезрел сидящего на табуретке возле кровати, моего друга, Семена.  

 

–Ну вот и угораздило же тебя. Ни дня без приключений? А меня чего не позвал на вечеринку?  

 

– Не забывай кто из нас кого прикрывает во время таких историй – язык еле волочился и каждое слово давалось с трудом. Но я должен был приостановить его поток сарказма. Ведь серьезно, обычно влипает он, а разбираюсь и зачастую за компанию получаю я.  

 

–Ой, тоже мне, только вышел в сознания сразу начал командовать. Дай хоть раз ролями то обменяться – Семен явно был рад видеть меня в сознание. – Как чувствуешь себя, чепушило разбитое. Нехило тебя в тем автобусе помотало.  

 

–Сам такой. Болит все. И тянет. – с этими словами я попытался подвигать руками. Получилось очень так себе.  

 

–Лежи и не двигайся, сейчас врач придет. А я с ним договорюсь о переводе – Семен встал напротив кровати, чтобы я не напрягал шею.  

 

–Зачем перевод? –я был в некотором недоумении. Мысли еще плохо формировались в голове.  

 

– Если ты еще не заметил, что скорее всего, ты лежишь в палате с коматозницей. Это неэтично и непрактично. Не поговорить. Хотя ты любишь помолчать… – он повернулся к противоположной койке и улыбнувшись посмотрел на меня– не пофлиртовать. А она ведь девушка. Довольно красивая. Да и в твоем вкусе…  

 

–Не начинай тут только. – его ухмылки меня явно уже раздражали. Хотя стоит отдать должное, с каждой секундой мне становилось легче соображать.  

 

–Какой замечательный шанс саркастично поотчитывать тебя, пока ты мало, что мне сможешь сделать. Да ладно тебе, я же шучу… А девушку жалко… Почти год в таком состоянии.  

 

В голове окончательно прояснились мысли. Я быстро отхожу от алкоголя, а теперь я удостоверился, что и от наркоза… В голове скопом пронеслось все что было в лесу, задерживаясь лишь отрывками… Лес... Тропа... Незнакомка… Костер… Митяй… Тьма…  

 

В ушах зазвенело от неистового крика:  

 

– Доктор! Ему плохо! – Семен наполовину высунулся из-за двери и кричал в коридор.  

 

–Не ори ты. Жив я. Просто вспомнил… – раздраженно рявкнул, я насколько хватило легких.  

 

Однако не прошло и пяти секунд как возле меня уже колдовала медсестра, а у ног стоял доктор.  

 

– Огрызается, значит почти живой. Здравствуй. Я твой лечащий врач. Зовут меня Сергей Митрофанович. Можно и просто Сергей. Как ноги, чувствуешь? – передо мной стоял мужчина лет сорока с усталым лицом.  

 

–Чувствую, даже двигать могу. Грудь болит… – пожаловался я.  

 

–Не мудрено, у тебя сломано 5 ребер, а одно из них легкое проткнуло.  

 

–Огласите весь список, пожалуйста.  

 

– Шутку оценил – немного ухмыльнувшись доктор, совершенно будничным тоном продолжил – Сотрясение мозга, внутреннее кровотечение, потеря почти полутора литров крови, сломанная в двух местах рука и трещина в голени. Это если кратко. – немного помолчав добавил – после реабилитации даже бегать сможете, правда не быстро и недолго.  

 

–Шутку оценил – отозвался я.  

 

Семен, все это время молчавший, обратился к доктору:  

 

–Что насчет перевода? Есть возможность?  

 

–Что, соседи шумные? –с улыбкой спросил у меня доктор – Я бы хотел бы помочь, однако обстоятельства так сложились, что не могу выделить палату.  

 

–Я не против. Это он – я взглядом указал на Семена – чем-то здесь недоволен.  

 

–Доктор, через 20 минут вас ждут в хирургии – вскользь бросила медсестра продолжая поправлять капельницы.  

 

Сергей посмотрел на часы.  

 

–Я пойду, мне и правда пора, вечером зайду проведать. – он направился в сторону выхода.  

 

–Сергей – я позвал доктора  

 

–Что такое? – он остановился в дверях  

 

– Тебе привет, от Митяя. – как можно более буднично сказал я, хотя сердце невольно колотилось. А вдруг это все было лишь в голове?  

 

Я был готов к тому, что доктор не поймет или посчитает это бредом после наркоза, однако и он и медсестра замерли как вкопанные. Сергей переглянулся с медсестрой и повернувшись в коридор крикнул:  

 

–Девчата, усиленный контроль за третьей. Ожидается улучшение у нашего Огонька. – и повернувшись ко мне – Все также возле костра косточки греет, лентяй старый?  

 

–Да – радостно ответил я. – Что за Огонек?  

 

Доктор кивнул в сторону моей спящей соседки:  

 

–Мы ее так ласково зовем. Ни разу не видел таких рыжих волос… Ты первый от Митяя. Значит и она скоро за тобой придет. – на этих словах он вышел из палаты.  

 

Семен, будучи свидетелем всего этого стоял и пытался осознать этот бредовый со стороны диалог.  

 

–Не делай такое тупое лицо. Попроще, попроще – я не смог сдержать улыбки.  

 

– Что за Митяй? – спросил он, отойдя от явного диссонанса, отражавшегося на его лице.  

 

– На тропе как-то встретились…  

 

Он отвернулся и внимательно посмотрел на противоположную койку.  

 

– Ну ты это… Если все пройдет успешно… Ты свистни, я мигом вам здесь ужин при свечах устрою – со вновь ехидной улыбкой  

 

–Иди ты… Лесом… – эта фраза для меня звучала с другим смыслом, после всего произошедшего.  

 

Семен полез в карман.  

 

–На вот кстати, в Скорой отдали. Но не знаю, твое ли. – он положил нечто на тумбочку.  

 

Повернув голову, я увидел, подвеску на толстой и надежно переплетенной нити, с гравировкой в виде дерева…

| 84 | 5 / 5 (голосов: 1) | 12:41 12.02.2019

Комментарии

Lyrnist00:10 13.02.2019
По общему впечатлению вам понравится https://yapishu.net/book/176046

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019