Детский рисунок.

Рассказ / Мистика, Постмодернизм, Проза, Психология, Философия, Хоррор
Аннотация отсутствует

В сумраке человеческой речи плыла шестиугольная фигура. Она медленно скользила сквозь людей. Каждый спешил посторонится и чего-то ждал. Казалось, это ожидание может длится до без конечности. Что вот в эту погоду, когда сама природа, будто ревела. Ничего не выключит этот фильм. "Конец первого кадра! "  

– Браво, браво, конец съемок.  

Все разошлись. И то что было секунду назад, рисовавшиеся на лицах, всё забылось и прошло. Теперь каждый шел своим чередом, любил, грустил, но больше без определенной роли.  

– Не правда, хорошо, что скажешь, а?  

– Вот здесь, посмотри – палец указал куда-то в монитор. – один из прохожих посмотрел в камеру. – Не хорошо.  

– Да брось ты, его никто не заметит. И для этого переснимать все? Хе. Взгляни уже все разошлись.  

И вправду, на съемочной площадки никого.  

–Всё будет отлично, я тебе ручаюсь.  

Они разошлись.  

 

Идя по дороге, ему вспоминалсь все один и тот же сон. И слова в нем так и прилипали и прилипали ко рту, из-за чего открыть его было не возможно, но и помыслить что-то нельзя. А так ведь хотелось крикнуть, а лучше раствориться в свете фонарей и в своих бегающих мыслях.  

"Трое суток пройдет  

И закончиться еще один день. "  

"Трое суток пройдет  

И закончиться еще один день. "  

«Что же, что же потом? »  

–-------------------—  

Он вероятно долго так ещё ходил и пытался завершить этот стихотворный пазл. Но машина, что промчалась сзади, и было не сбила его, выгнала из этого мыслительного процесса. А вот уже и квартира.  

Высокая, мрачная многоэтажка стояла перед ним. Сзади неё будто так и искрилось, но что он понять не мог.  

Каждый этаж был чем-то ужасным, без численная грязь, моча, настенные рисунки, которые похвастаться остроумием не способны. Лишь только своею пошлостью. Это было каждый этаж и каждый день. И как на зло, он жил на самым дальнем этаже.  

"Вот и дверь. Пытка не так долго длилась". Очередной хлопок за домом, и в этот момент дверь его будто исказилась в гробовую крышку, а цифры на ней 41 в золотой крест. "Да что это в самом деле". – вскрикнул он было, но испугавшись не себя, а соседей, замер.  

Все пришло на свои места. Спертый запах ударил в нос после открытия двери, но то уже было не важно. " Я дома"  

–-------------------------  

По телевизору говорили тысяча лиц тысячу слов и всё в корзину для мусора. "Новости, новости, новости. Везде они, Господи! " Он выключил их, но в туже секунду перед ним проигрался весь прошедший день. Каждую секунду, которая уползала так быстро, что успеваешь только крикнуть: "Эй, парень, ты куда? " И те секунды тяжесть которых, казалось, могла переломить все тело. "Они меня когда-то убьют".  

Он лег в постель, мягкая и свежая подушка обвевала его лицо. Приятные уходящее чувства посыпались и растворились  

–-----------------—  

– Мама, мама, а почему это дедушка такой страшный? – худенькая девочка, в розовом платье показывала куда-то своим пальцем.  

– Не смотри на него. При этих словах женщина закрыла лицо безобразному ребенку, которая была красивая, только с закрытыми глазами.  

Какая-то странная песня, будто зашила ему уши тоненькими, мягенькими нитями. Не давая ничего ни слышать и ни видеть кроме неё. Лишь только слабые, спокойные звуки переходящее столь же нежно, как слова в песни, но в ней слов не было. Их заменяла сама мелодия, да и оторваться от неё было не возможно, лишь только она и белая пустота.  

Да, прекрасна тишина, но только такая, при которой не существует ни своих мыслей, ни каких-то явных звуков. Лишь ты и без конечное пространство. Хватающее как хищник в свои лапы. Но его не надо было выслеживать, красться и прокусывать горло. Он сам шел к ней. Но тут же он почувствовал, что под ногами совершенно ничего нет. И что он один и не за что ухватиться. Ноги побежали по пустоте, руки – да и сам он напоминал утопающего, знающий, что нет того самого поручня за который схватившись можно выбраться. Но он все машет всем телом и всё существо его превращалось в двигающийся желоб мельницы.  

Движения оборвались. Тысяча смеха не понятно от куда и зачем ударило и разрезало его уши. Они были ужасны и каждый чем-то отличался, тот скорее ехидствовал, тот как будто с набитым ртом смеялся и смеялся, казалось, что он от того сам захлебывается, но все выше и выше расползался это смех.  

Он очнулся. Воскликнул не боясь соседей. По шевелящейся груди стекал пот, как и по всему телу. Но ноги, руки в районе пальцев издавали ужасную боль, будто кинутые в огонь, в адскую печь, где пылали и обугливались.  

Да, это был не просто сон, а нечто поющее тело и душу. Будто так кто-то и говорил "Выдержишь, выдержишь, а, а?  

– Выдержу – протараторили сухие губы.  

–-----------—  

Прохладная струйка обмывала руки, лицо. Он было потянулся к полотенцу, но случайно заглянул в зеркало.  

Там был край чужого, не ведомого ему прежде лица. Старческое, покрытое тонкими изрезами. Страшные полосы, которые только и могли говорит о жизни печальной, но поэтически манящей. Вероятно, он был сиротой, долгое время отбывал в тюрьме и вот выйдя не зная куда податься, в этом безграничном мире, полный чем-то мелким и не значительным. Я же сирота – Голова вытянулась во все зеркало. Он чувствовал, что морщины эти есть и на его лице, что руки прикасаются к тому же, что и в зеркале. "нет, нет этого не может быть со мной! "  

Он принялся щупать всего себя, от пальцев рук, до пальцев ног – абсолютно все, и абсолютно все было в морщинах. Не веря этом, он принялся разглядывать себя во всех доступных объектах, но все показывало одно и тоже, одного и того же человека. Зазвонил телефон. Вот-вот я сейчас подыму окажется это просто глупый сон. Да это точно сон, но не может это в самом деле быть со мной. – Повторял уже во второй раз, одну и туже фразу, лишь что бы достоверно убедить себя в ней. Он взял трубку, на конце той раздалось – А, ты уже проснулся, да? Хорошо спишь, иди на работу без тебя никак хе-хе. Как гроб и без трупа? Это уже не гром, ей богу. А ты вообще здоров, а?  

– Да, да, я вот уже иду. – сбросил. – С этими тупыми шуточками, он уже достал. Приду и скажу ему это. Время. Он посмотрел посмотрел на часы, уже : 10:00 часов, а ему надо было к 7. Странно, что я не слышал до этого. Ведь явно звонили. Ведь должны. Но он бы сказал о том, а шутку свою отложил бы. Вот черт! Наверное, сам только пришел. Да, только пришел. Он хватался, как утопающий за каждое бессмысленную ветку, лишь что бы оттянуть осознание того, что звонок был, а все так и осталось. Он снова посмотрел в отражение, а потом еще раз и еще раз, казалось сотни тысячи раз он может так проверять каждую свою морщинку. Но снова гремящий грохот телефона раздался.  

– Дружище, ты едешь?  

– Да, еду. А сколько сейчас?  

– 11  

– Ну вы без меня начинайте.  

– Уже кончаем. хе-хе-хе  

Надо идти, может по пути это как-то само отпадет. Он надел пальто, кепку, натянутую на лоб и двинулся.  

Лестница. Этажи. И снова эти рисунки – Как же они меня достали. Все достало! Вот как разберусь что со мной так сразу. Перееду в другой дом, нет в другой город, а лучше вообще в другую страну. Буду надеяться, что хотя бы это спасет утопающего.  

Он вышел из дому, железная дверь брякнула и закрылась. Вот и остановка, автобус, без конечные мерцающее картины жизни человека и пространства. И казалось, что в этом абсурде лишь детская рука ещё не наработанная, глупая и наивная способна такое нарисовать. А что? Если правда наша жизнь это детский рисунок. Ха-ха-ха. Ему стало заметное лучше. Он по-видимому забыл что старик, и будто снова ему 23 – прекрасные, веселые годы! Ах как хорошо, как хорошо. – на этих словах автобус остановился. Он приехал.  

Все сказанное, все его навеяние ушло и пришло все к тому же – он старик, возможно лет за 80. Но может, что это не долго продлится, он умрет и все конец. Он как бы уже привык к своей новой роли, смерился и начал думать : Если я уже старик, то к чему мне это все, а? Я могу и дома сидеть.  

Но что-то так и потащило его, будто к шее был привязан шнур и его тащили как собаку.  

Мотор, начали! – раздалось на всю улицу, за ней хлопнула хлопушка, все оживилось и пошло.  

–Наверное, без меня начали, но без меня не кончят. Это точно. Здравствуйте. Простите, что так долго. вы не представляете, я думаю все из-за сна, в нем было что такое, ну ладно сейчас нам... – не досказав, его перебил громкий мужской голос, ровно такой который звучал утром.  

– Вы кто дедуля? Давай ты другом месте ляжешь гроб, хорошо? Тут фильм снимают и катера ждут...  

–Так это же я, ты что?  

–Ребят, дайте ему по ребрам и позвонит ему наконец кто-нибудь, а?  

Голоса, движения – все застыло, лишь резкую боль в районе рёбер он почувствовал. Резкую и гулкую. Будто он какое-то мясо, по которому ударяют дюжина молотков.  

Собаки – откашливая сгустки крови говорил про себя старик. Он хватался за бок, а в кармане долго звенел телефон. К черту вас всех! – он бросил телефон в лужу и пошел к себе домой, все той же улицей  

Все те же слов хватали его губы, все те же мысли что и вчера приходили к нему. Но только сейчас, он избитым, старым шел, а тогда юношей 23 лет. Который только, что и мечтал так покончить с собой, как пару друзей.  

– А что, может правда, а Все равно умру.  

Но что-то толкнуло его в плечо, то была рука человека и сзади него раздалось – Эй, дед, дай немного, а.  

Он протянул все то что осталось и пошел к себе домой. Благо он не далеко.  

Несколько дней он провел в своей комнате, так не разу не выходя и казалось, что не двигаясь. Он только смотрел в зеркало долго и внимательно, все надеясь что вот сейчас именно сейчас все придет по своим местам. Но не может этого быть со мной!  

Снов больше не было, ему пытались прийти, но кто-то из соседей сказал, что он уехал. С тех пор больше никто не приходил и не звонил в дверь.  

Молодой и сладкий воздух, как бы издеваясь стучал к нему в окно. Он все стучал и стучал. Казалось, это не кончиться, но открыв же её все затихло. Там на балконе, птица свела гнездо и постоянна ударяла своим клювом по стеклу из-за чего образовалась небольшая щель. Но та его не волновала, он принес ей хлеб. Через несколько дней появился слабый писк -она родила цыплят.  

Герой наш так и начал жить – птица, зеркало, птица, зеркало, – все стало своим чередом. И более того, со временем он начал вести обыкновенную старческую жизнь. Даже пеньсию и какие-то льготы стал получать. Но  

Вновь его жизнь растворилась, только уже на всегда.  

В один из дождливых дней. По улице несли гроб, в сопровождение тысячи людей, он будто плыл через их руки, и все шел и шел, подобно паруснику в море. Ему это напомнило, да это тем и являлось, картина, в которой он снимался. Абсолютно глупая, про человека страдающего от какой-то новой, обязательно не излечимой болезни. И вот от это обязательно не излечимой болезни он умерает. Но ему нужны были деньги, поэтому же он и решил сняться.  

Но вдруг, самая высокая тень повернулась к нему, жестом начала показывать его к ним и при том еще говорить на ухо : Ложитесь сэр, ваше время сэр.  

В руках него оказалась трость, на голове цилиндр, а во рту отсутствие зубов. Он будто привязанный спустился и сошел с лестницы, У самого подъезда его ожидали тысяча одинаковых лиц, говорящее одинаковые слова.  

Трое суток пройдет  

И закончиться еще один день  

Обрисует мне целую степь.  

Копать машин на стене  

«Ах, да вот какой конец»  

Но он увидел, какой-то детский рисунок в раскрытом гробу, отшатнулся не замечая самого этого. Глаза исказили невыразимый ужас. Кто-то схватил сзади за обе руки и бросил его прямо к рисунку. Крышку захлопнули. И все затихло, смешалось в городском рисунке и стерлось.  

Следующем днем окно в котором была трещина разбили и в комнате оказалось сотня разных птиц.

| 19 | оценок нет 19:25 10.02.2019

Комментарии

Книги автора

Многоэтажки
Автор: Aptypk
Рассказ / Пародия Политика Приключения Эротика
Аннотация отсутствует
13:47 09.07.2018 | 5 / 5 (голосов: 2)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017