Привет, Сэм

Рассказ / Любовный роман, Мистика, Проза
После несчастного случая Сэм осталась бродить по родному городу как одинокая душа, также как это было пока она была жива
Теги: любовь смерть жизнь после смерти призрак привидение

Привет, Сэм.  

 

 

Глава 1.  

 

Я никогда не задумывалась о смерти.  

Она пришла за мной неожиданно. Секунду назад я жила, а потом я перестала быть. Мое существование исчезло с лица Земли. Мое тело, такое живое, такое выразительное, стало тряпичной игрушкой. Превратилось в вещь. Это была уже не я.  

Я стояла рядом и смотрела на свое окровавленное лицо. На мечущихся людей. Меня слепил свет фар. Это была кошмарная ночь, воспоминание о которой разрывает мое сердце, если я все еще могу так выражаться. И среди всего этого ужаса я почему-то переживала о том куда делась моя сумочка, там ведь телефон. Вдруг мама позвонит, я ведь не услышу. Как глупо. Если бы только я в тот момент знала, что это она меня больше не услышит, а не я ее.  

Бедная мама, я была ее единственным ребенком. Я была ее жизнью. В ту несчастную ночь пьяный водитель, сбивший меня на перекрестке у самого моего дома отнял не одну, а две жизни. Мое растерзанное тело к счастью больше не чувствовало ничего, некрасиво скомканное тело, лежащее рядом с пакетом молока и кукурузных хлопьев, которые я вышла купить в магазине. Я бы могла сказать, что все это было глупой ошибкой, стечением обстоятельств, но даже сейчас я верю в то, что моя смерть имела смысл и свое значение в моей еще не закончившейся судьбе.  

Жизнь после смерти оказалось не такой, как ее показывают фильмах и описывают в книгах. Она оказалась смертельно скучной и однообразной. Представьте, что вы заболели жуткой бессонницей, дни и ночи слились в нескончаемый поток шума, вспышек света, снующих людей. Меня редко замечали, в основном животные, малыши не научившиеся еще разговаривать, а иногда и люди наделенные каким-то даром. Вот так идешь среди толпы, ловишь на себе застывший взгляд и смотришь пока человек не отвернется – вот и все общение.  

Я не могу точно описать то, что я есть теперь. Некоторые могут назвать это душой, призраком, чем угодно, но факт в том, что мой разум жив, а тело мертво. У меня есть эмоции, есть желания, во мне живет надежда, что все изменится и придет нечто большее, нечто, что люди так часто представляют думая о смерти. Я жду и верю, что это не конец, а просто новое испытание.  

Хуже всего в этой новой жизни в качестве бестелесой души была ее бесцельность. Всю свое недолгую жизнь я искала свое место, свое предназначение, тот банальный смысл жизни и теперь, когда я мертва, мои поиски не прекратились. Я мало чего достигла. Школа, университет. Я не была достаточно хороша ни в чем, всегда посередине. Немного пою, немного рисую. Неплохо лажу с детьми, но по-настоящему я не умела ничего. Разве что мечтать, но вряд ли об этом напишешь в резюме. Наверное я не принадлежа этому миру, я была к нему не приспособлена. Слишком странная и отчужденная для того чтобы чувствовать себя комфортно среди толпы и слишком слабая и робкая, чтобы выжить в одиночку.  

Что-то кардинально не заладилось в моем самоприятии, что-то пошло не так. И моя смерть стала апогеем, неизбежным, но идеальным финалом моей грустной молодости. Вряд ли кто-то кроме мамы скучал по мне. Вспоминали иногда, хмурили брови и через секунду думали о веселой рекламе пельменей. Я не хочу, чтобы меня кто-то жалел, ведь я не нуждаюсь в этом. Можно жалеть больных щенят или раненных в ходе военных операций детей, но меня не стоит жалеть. Хотя бы потому что меня нет. Нельзя жалеть о том, чего нет.  

В первое время я не чувствовала боли и печали, лишь разочарование. Ведь только умерев я по-настоящему захотела жить. Я захотела увидеть мир, захотела приключений где-то в незнакомых городах, знакомиться с людьми. Я захотела узнать, что такое любовь. Вернуть утраченное время. И не терять ни секунды зря.  

Я так завидовала людям проходящим мимо. Смеющимся, держащимся за руки, таким беззаботным, я никогда не была такой, никогда не хотела такой быть. Знать бы мне тогда как мне будет необходимо это потом, я бы выбежала на улицу, я бы кричала о том, что я жива, я бы сделала все, но теперь уже поздно. Теперь я могу только наблюдать.  

Три месяца я жила с одной влюбленной парой, что-то вроде реалити-шоу. Когда я впервые увидела их на улице, я не могла оторвать от них взгляда. Они были идеальны. Блондинка с вьющимися волосами до плеч (всегда такие хотела), стройная, загорелая. Большие смеющиеся глаза и маленький алый рот. И он. Высокий брюнет с жестким взглядом, острыми скулами и бледной кожей. Они были как день и ночь, которые случайно сошлись вместе и породили новое совершенно идеальное время суток. Я не могла перестать думать о них. Я искала их в парках и в кафе. В заполненных кинозалах, в пустых супермаркетах. Я помешалась и впервые за долгое время перестала думать о том, что я мертва. Они позволяли мне жить.  

Я нашла их квартирку, следила за ними всю дорогу пока они шли домой со спортзала (я не додумалась искать их там, ни при жизни, ни после смерти это место не тянуло меня к себе). Так я стала их домашним призраком. Да, я стала обычным полтергейстом. Но я была рада, впервые за долгое время, я почувствовала что-то кроме вечно ноющей внутри пустоты. Но все оказалось намного прозаичнее. Он начал ей изменять, она не переставала устраивать скандалы. Идеальная картина разрушилась и я была единственным свидетелем. Я смотрела как их любовь превращается в фарс, я смотрела на осколки того, что они называли счастьем и моя боль вернулась, сильнее, чем прежде. Глубже и темнее. Эта щемящая тоска родила во мне злость. Я начала ненавидеть мир. Ненавидеть людей. Я захотела мести, но не находила в себе сил для нее. Я отчаялась. Я сдалась.  

Я бесцельно брела по улицам, дни и ночи сменяли друг друга, и я не отличала свет от тьмы. Я садилась на любимую мной при жизни лавочку в парке и сидела часами, днями, а может неделями не двигаясь с места. Кажется так прошла зима, но я не заметила ее, да и зачем мне ее замечать?  

Единственное событие, которое со мной происходило это то, что я снова и снова оказывалась на одной и той же незнакомой мне улице. Перед одним и тем же домом, раз за разом. Как бы я далеко не уходила, рано или поздно, на секунду закрыв глаза, я снова открывала их на том месте. Что-то возвращало меня туда, но я не знала что и зачем. Меня просто тянуло к этому дому и я чувствовала, что что-то меня ждет там, но я ничего не находила.  

Но в один день все изменилось навсегда. Девятнадцатого марта, в понедельник, спустя год, четыре месяца и двадцать один день после моей смерти я встретила его и он стал центром моей Вселенной. С этого момента все, что я делаю связано с ним, все мои мысли – о нем. Я встретила свое бесконечное счастье и бесконечную муку. И если бы я только могла умереть, я бы умерла за него. Говорят, что нужно быть осторожнее в своих желаниях, но я никогда не следовала чужим советам. Кажется, зря.  

Он стоял там, на той самой улице, перед тем самым домом, перед которым я оказывалась сотни раз. Он стоял в потертых джинсах и старой футболке, в наушниках играла знакомая песня "Love will tear us apart", он что-то искал взглядом или кого-то. Трогал рукой растрепанные темные волосы, на бледной коже выступали веснушки, а практически черные глаза сияли из под длинных таких же черных ресниц. Я не знаю как долго я смотрела на него, как долго он стоял там. Мне казалось, что жизнь замерла в тот момент. Улицы застыли. Смолк шум машин и гул голосов. В тот момент существовали только я и он, но для него меня не существовало никогда.  

В этот момент я поняла все, поняла зачем я жила, почему я умерла, как я оказывалась на этой улице, все обрело смысл в один миг. Все это была долгая дорога к нему.  

Он нетерпеливо переступал с ноги на ногу, смотрел в окно и явно ждал кого-то. Я подошла ближе и встала прямо перед ним, пытаясь разглядеть каждую черточку в его лице, пытаясь запомнить каждую линию, боясь, что не увижу его снова. Боясь, что потеряю его. Меня поглотил страх, которого я не знала прежде. Обрести что-то настолько ценное и не суметь его сохранить. В этот момент я решила, что не оставлю его больше. Я не смогла бы, даже если бы захотела.  

Он достал из кармана телефон и нашел на экране «Лу» (что еще за Лу? ), нажав на имя он начал что-то сердито бормотать, я не разобрала ни слова, и вот на том конце послышался женский голос:  

– Я выхожу!  

– Давай скорее, сколько мне ждать?  

Мне стало стыдно. Я будто подсматривала за ним. Ему бы это не понравилось, почему мне казалось, что я знаю его? Когда я наблюдала за парочкой, поселившись в их квартире, меня мало беспокоила этическая сторона, а сейчас все было иначе. Сейчас все было по-настоящему.  

 - Ну наконец-то! Не прошло и года! – крикнул он увидев как из дома выходит девушка.    

           Это его сестра, не нужно было быть гением, чтобы понять это. Те же глаза, те же волосы. Она состроила гримасу и улыбнулась и вся его суровость в миг исчезла и на его лице появилась такая же улыбка как у нее.  

              – Вот увидишь, Лу, ты снова опоздаешь на поезд и мама тебя убьет!  

         – Мама убьет тебя, ты же меня не привез вовремя. – сказала она улыбнувшись.  

– Ну да, с этим не поспоришь. – ответил он поворачиваясь к машине – Ты за рулем.  

– Холден, может ты поведешь? – Лу сказала это так тихо, что он не услышал, но мне показалось, что он просто сделал вид, что не слышит.  

Она села за руль и у меня началась паника. Куда они едут? Вернется ли он? Поехать с ними? У меня не получалось так долго следить за кем-то и я никогда не садилась в машину в своем нынешнем состоянии. Я решила остаться и ждать его возвращения в доме. Мне нужно было узнать о нем больше, зайти в его комнату, побыть среди его вещей, окунуться в его мир.  

Я смотрела как они пристегиваются, как Лу поправила зеркало заднего вида и грустно посмотрела на брата, а он смотрел в окно невидящим немигающим взглядом. Мне был знаком этот взгляд. Именно так люди смотрели на меня, даже когда еще могли меня видеть. Машина отъехала и я осталась одна на подъездной дорожке. Мне было тяжело отпускать его, но я не могла ничего сделать. Я оглянулась назад и обвела взглядом дом, кажется лучше подождать его внутри.  

Я поднялась по ступенькам и остановилась у порога четырехэтажного здания. У входной двери висела табличка с именами и номерами квартир и я быстро нашла нужное имя и номер 14С. Зайти не было проблемой, двери перестали меня волновать после смерти, я закрыла глаза и очутилась внутри, быстро нашла лестницу и поднялась на нужный этаж. И вот я стою перед квартирой номер 14С и разглядываю белую дверь с золотой табличкой, мне казалось, что за этой дверью меня ждет новый мир, что стоит мне ступить на порог и все изменится. Я не могла насытиться этим предвкушением, но где-то глубоко внутри я знала, что лучше бы мне не заходить, лучше бежать, забыть обо всем, ведь я просто причиню себе боль, но я не могла остановить себя и я уже в его квартире и пути назад нет.  

Я оказалась посреди небольшой светлой комнаты, диван, журнальный столик, телевизор, под ногами мягкий ворс ковра, ничто не привлекало внимания, но мне это представилось таким значимым, важным, будто сам воздух был пропитан его присутствием. Кружка на столе, футболка на спинке дивана, раскиданные кеды у двери, все он, везде он, мне так хотелось прикоснуться к этим вещам, будто так я могла ощутить его, прикоснуться к нему самому.  

Квартира была крошечная, уютная, и мне, конечно, виделась самым лучшим местом на свете, хотя чужие глаза заметили бы, что на потолке красуется пятно от протечки, на кухне гора немытой посуды, за слоем пыли не видно экран телевизора. Любой другой увидел бы, что человек, живущий в этой квартире явно переживает сложный период в своей жизни, но мои мысли были заполнены совсем другим.  

Вдруг я слышу какой-то шум, кажется доносится из спальни, мое любопытство не оставило мне другого выбора и я заглянула сквозь дверь и встретила недоуменный взгляд маленького пушистого комочка царапающего дверь. Котенок смотрел на меня в полнейшем замешательстве, ну еще бы, не каждый день видишь голову торчащую из двери.  

– Малыш, тебя заперли?  

Маленькие ушки настороженно подняты.  

– Прости, я не могу открыть дверь. Но ты же не против компании?  

Спросив разрешения у законного хозяина, я прошла в комнату, после чего пушистик в ужасе помчался под кровать.  

– Знаю, знаю. Я просто сногсшибательна. – бурчу себе под нос разглядывая фотографию в рамке на прикроватной тумбе.  

Холден с семьей где-то на отдыхе. Мама, папа и Лу. Все такие красивые и счастливые. Я почувствовала легкий укол и в голове прозвучало «У тебя никогда такого не будет», отмахнувшись от неприятной мысли я взглянула на рабочий стол в углу комнаты, ноутбук зарыт под стопками газет, вырезки фотографий и статей. Я улыбнулась вспомнив какой беспорядок царил в моей комнате и как меня отчитывала мама. Мама…мне так ее не хватает. Так боюсь увидеть ее снова и найти сломленной, легче избегать. Будто не только я ушла из ее жизни, но и она из моей.  

Котенок взобрался на кровать и жалобно мяукнул.  

– Ты проголодался, малыш? Скоро он вернется и покормит тебя. Мы подождем тут вместе. Не бойся, милый.  

Я села на кровать рядом с ним и он доверчиво улегся и начал мурлыкать. Как же я рада, что хотя бы для кого-то в этом мире я продолжаю существовать.  

Мои мысли уводили меня все дальше и дальше от этой серой мрачной комнатушки, в голове звучало: «А что если бы мы встретились до моей смерти? Понравилась бы я ему? Наверное нет, он такой красивый, а я невзрачная как привидение».  

– Да Сэми, ты сохранила чувство юмора. Так держать. Молодец. – сказала я самой себе ухмыльнувшись, после чего котенок недоуменно глянул на меня.  

– Скажи, когда вернется твой хозяин? Не знаешь? Должно быть скоро, он бы не оставил тебя надолго, да?  

– Мяу  

– Ты не уверен? Почему? Рассеянный говоришь? Возможно, но он же не уморит тебя голодом. Чего ты так переживаешь? Он скоро вернется. Нужно быть терпеливее.  

Питомец посмотрел на меня так словно вот-вот закатит глаза и покачает головой, а потом перевернувшись на другой бок дал понять, что я утратила его внимание окончательно.  

– Да ладно тебе. Пошутить нельзя? Ну и лежи тут. И без тебя найду чем себя занять. – сказала я подойдя к окну и уставившись на дорогу, ожидая его возвращения. Не знаю сколько времени прошло, но на улице стемнело, наверное, часов пять, а я даже не сдвинулась с места. Просто ждала. Я знала, он скоро вернется. Котенок жалобно мяукал и царапал дверь, но я даже не замечала, у меня появилась хоть какая-то цель существования – дождаться Холдена, даже если бы прошло пять лет, а не пять часов, я бы не сдвинулась с места. Даже если бы он никогда не вернулся, я бы ждала.  

Свет фар ослепил меня и вернул в реальность, я почувствовала страшное волнение и одновременно непередаваемое счастье. Он вернулся. Он здесь.  

Холден вышел из такси и направился к дому. Я заметалась по комнате в панике, будто он сейчас застанет меня здесь и начала дико хохотать поняв как нелепо я должна выглядеть и остановивлась пытаясь придти в себя, предвкушая длинные часы когда я смогу быть рядом с ним, смотреть на его лицо, слышать его голос. Шум у входной двери, я слышу как поворачивается ключ в замке и он заходит. Котенок начинается кричать еще громче и Холден наконец открывает дверь в спальню.  

– Вот черт. Овсянка, я запер тебя? Прости малыш, это должно быть Лу! Прости, ну не злись. Пойдем я накормлю тебя.  

Овсянка (Овсянка? ) возмущенно подняв хвост прошагал на кухню и остановился у своей миски в ожидании ужина (и обеда ксати). Холден засуетился вокруг обиженного питомца и явно забавляясь начал просить прощения и накладывать всяких кошачьих деликатесов.  

Я завороженно наблюдала за происходящим, словно смотрела на метеоритный дождь или северное сияние. Я пыталась уловить каждое мгновение, запомнить каждое его движение, словно я во сне и скоро все исчезнет, растворится. Что в нем так притягивало меня? Я не понимала ничего, но я была счастлива. Очень счастлива.  

«Как же я должно быть глупо выгляжу со стороны» промелькнуло у меня в голове. «Да какая к черту разница? » прозвучало следом. Он закончил дела на кухне и уселся перед телевизором, переключая каналы и явно думая не о том, что показывают. Телефон вибрировал, и Холден безразлично смахивал уведомления о сообщениях, в основном это писала Лу. После очередного сообщения он просто взял и выключил телефон. Меня все это немного насторожило, может они поссорились в машине?  

Овсянка требуя внимания вспрыгнул на диван и начал тереться об руку хозяина, но кажется безрезультатно. Мне стало жалко малыша, ведь котенок так долго ждал возвращения Холдена. Наверное он просто устал, весь день в дороге, еще бы.  

Некоторое время спустя он встал с дивана и прошел в спальню, не раздеваясь лег на кровать и долго смотрел в одну и туже точку на стене возле рабочего стола, я только сейчас заметила прикрепленные там газетные вырезки, но в темноте не могла разобрать, что там написано. Я начала понимать, что его что-то тревожит и это в свою очередь начало тревожить меня. У меня появилось смутное ощущение, что я что-то забыла. Будто что-то скреблось в глубине моего подсознания, словно сон, который ты не можешь вспомнить. Это было связано с Холденом, но я не могла понять каким образом, ведь я встретила его сегодня впервые. Он отвернулся к окну и начал тихо напевать очень знакомую мне мелодию. Где я слышала ее раньше? Что-то зашевелилось в моем сознании.  

Он начал петь чуть громче: I wake up. It’s a bad dream, no one on my side...  

Во мне началась паника. Холден включил телефон и открыл диалог со своей сестрой. Я увидела бесконечные сообщения.  

Холден, ты дома?  

 

Прости за то, что сказала в машине.  

 

Я знаю, что ты итак себя винишь.  

Это было жестоко с моей стороны.  

 

Я не это имела ввиду.  

 

Прошло уже больше года, ты не можешь изменить случившееся.  

 

Холден.  

 

Пожалуйста, ответь.  

 

 

Я видела как дрожали его руки пока он читал все это. Он часто моргал, набирал и стирал одно и тоже сообщение:  

 

Я люблю тебя, Лу.  

Все хорошо.  

Прости меня.  

 

Отправлено.  

Холден выключил телефон снова. Положил его на кровать и подошел к ноутбуку. Включил песню, которую он напевал и ушел в ванную. Он как будто стал спокойнее после того, как отправил сообщение. Словно это как-то помогло ему.  

Я осталась стоять посреди комнаты.  

 

I wake up, it's a bad dream
No one on my side
I was fighting
But I just feel too tired to be fighting
Guess I'm not the fighting kind  

 

(Я проснулся, это всего лишь плохой сон,  

и никого рядом.  

Я боролся,  

но я слишком устал, чтобы бороться.  

Кажется, я не создан для борьбы) [1]
  

Свет из открытой двери ванной комнату осветил кусочек стены, на которую Холден так пристально смотрел, когда лежал на кровати. Я медленно подошла и в ужасе увидела свое собственное лицо. Моя фотография в газетной вырезке. «Пьяный водитель, возвращавшийся с вечеринки, забрал жизнь 20-летней девушки».  

И в этот момент я вспомнила. Я вспомнила эту песню и где я ее слышала.  

Вспомнила все. Я стояла посреди комнаты и видела свой последний день, словно снова проживала его.  

Мы с мамой смотрим телевизор. И я прошу ее переключить шоу «Холостяк», а мама говорит, что я зануда. Я обиженно надуваю губы и иду на кухню, лезу в шкаф и достаю пустую коробку из под хлопьев.  

– Мааам! Ты съела все хлопья!  

– Ну купи еще, магазин закрывается только в одиннадцать.  

– Но там дождь!  

– Сэм, это просто дождь. Надень капюшон.  

Я ворча надела кофту с капюшоном, взяла сумочку и вышла на улицу. Дождь холодными каплями стекал по моему лицу, и я наслаждалась этим. Я всегда любила дождь и хлопья были лишь предлогом, чтобы прогуляться и возможностью поворчать на маму. Я шла и улыбалась. Мимо проезжали машины. Перешла дорогу и зашла в магазинчик.  

– Добрый вечер, Мистер Красински.  

– Здравствуй, Сэм!  

Я прошла между полок и взяла свои любимые фруктовые колечки и пакет молока. Расплатилась и пожелала доброй ночи хозяину магазинчика, который посмотрел на меня так, словно я была единственным человеком, который улыбнулся ему сегодня. А может и не только сегодня. Размышляя об этом я подошла к пешеходному переходу, дождавшись зеленого света вышла на дорогу и в этот момент все и произошло. Меня ослепил свет фар и я услышала свой собственный крик и скрежет колес тормозящего автомобиля. Дальше – тишина и только музыка играющая в машине, та самая песня. Последнее, что я видела было ночное небо и капли дождя летящие вниз, падающие на мое лицо, а потом я увидела его. Это был Холден. Он наклонился надо мной и шептал: «Все хорошо, прости меня. »  

 

Я снова очнулась в его комнате. Прошло несколько часов, потому что за окном уже светало. Я стояла в оцепенении. Не могла пошевельнуться. Жестокое осознание приковало меня к месту. В голове только: «Нет. Нет. Нет. Нет. Нет. » Почему я забыла? Как я могла забыть. Я не знала, что я чувствую. Что мне делать с этим? Я услышала звук воды льющейся в ванной. Мне нужно было увидеть его. Увидеть снова, чтобы понять. Чтобы осознать все. Я медленно прошла в дверь, зная, что я там найду.  

Он лежал в наполненной ванне. В мокрой одежде. Красная вода стекала по полу, по белым плиткам. Запястье его правой руки свисало вниз и с него капала кровь, растворяясь в воде. Голова запрокинута назад, глаза закрыты.  

Жестокое осознание всего произошедшего отрезвило меня и я почувствовала такую легкость. Я словно нашла ответы на все вопросы, терзавшие меня так давно. Мне стало ясно все, что так тяжело было понять и принять раньше. Я смотрела на него, на своего убийцу и я не злилась, не винила его ни в чем. Не винила его в том, что он убил меня, а теперь и самого себя. Каким бы образом он не появился в моей жизни, я знала, что он – моя судьба. Мне пришлось умереть, для того, чтобы встретить его. И теперь я понимаю, что смерть – ничто. Ведь я жива сейчас. Жива потому что люблю его. Где бы он ни был теперь я найду его.  

– Холден...  

Я почувствовала легкое движение руки коснувшейся моего плеча.  

– Привет, Сэм.  

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

[1] Keane – Bad Dream

| 31 | оценок нет 15:06 10.02.2019

Комментарии

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2017