Мы будем жить вечно

Рассказ / Любовный роман, Психология, Реализм, Философия
Они - счастливая пара с Манхеттена, которой можно завидовать. Они живут жизнью звезд. Но на самом деле, не все так хорошо, как кажется...
Теги: любовь депрессия лекарства смерть

Джим проснулся от сильной боли в спине. Эта боль будила его каждое утро уже на протяжении девяти лет с тех пор, как его ребро неправильно срослось после аварии.  

 

Этот недуг Джим теперь ценил, так как тот служил вместо будильника, – ровно восемь часов сна работал Гидрокодон.  

 

Джим жил вместе с Кристиной, красивой молодой блондинкой из богатой еврейской семьи, которая, переехав из России в Нью-Йорк, разбогатела на сети ювелирных магазинов. Кристина был успешным руководителем PR-агентства, сам Джим работал в венчурном фонде Beresford Partners младшим партнером.  

 

Квартира общим метражом 150 квадратных метров располагалась на 65-й улице прямо напротив Централ Парка. Таких, как они, в 80-е называли яппи. Сегодня они просто успешные люди, счастливо проживающие свои дни в Большом Яблоке, зарабатывающие на двоих более миллиона долларов в год.  

 

Утро каждый день начиналось одинаково – это первый канон здорового образа жизни.  

 

Боль в шесть утра, таблетка Ацетаминофена для снятия боли,  

отжимания,  

шесть ноль пять – громкая музыка из музыкального центра от британских инди-исполнителей, просыпается Кристина,  

две таблетки Метформина на двоих для профилактики – предотвращения рака,  

парная йога десять минут,  

завтрак,  

по две таблетки Симвастатина для понижения холестерина,  

кофе,  

по таблетке Карбоната Литиума для улучшения когнитивных функций,  

секс в душе,  

по две таблетки Модафинила для закрепления положительного эффекта Литиума,  

одевание,  

по таблетке Алпразорама для спокойствия нервов на протяжении дня, вызов Убера на две локации.  

 

Джим и Кристина счастливы.  

 

Встав с утра и выполнив некоторый ряд стандартных вещей, они весь день улыбаются, чувствуют себя повелителями этого мира, они видят только свои амбиции, не видят препятствий, они знают, что могут все, они знают что будут жить вечно.  

Джим и Кристина познали то, что пока непонятно для простых людей, отпугивает их – правильный подход к организму. Совсем недавно они приняли для себя новую концепцию жизни. Смысл ее в том, что организм дается всем людям в зачаточном состоянии и его надо также “прокачивать”, как мышцы, мозг и тд. Но вот только те методы, которыми это делается сегодня, являются устаревшими и мало чего можно добиться с таким подходом. Ведь это то же самое, что стараться усовершенствовать телегу, обивая ее более твердым деревом, укрепляя валы и колеса. Нет, на то у человека и есть мозг, чтобы придумать автомобиль.  

Так же и с организмом – невозможно добиться совершенства, только выполняя физические упражнения и соблюдая здоровое питание. Этого абсолютно недостаточно, хотя это также необходимо. Ученые обнаружили множество удивительных элементов в окружающей нас среде и грех ими не пользоваться. Но вот только какой смысл употреблять 1 кг клубники, чтобы получить из нее необходимые витамины, когда можно просто выпить таблетку, которая является экстрактом из той же клубники? Какой смысл упиваться травяным чаем чтобы добиться успокаивающего эффекта, когда можно принять лекарство, которое содержит то же самое, что и в чае, но только уже нужной консистенции?  

 

В дверь позвонили. На пороге стоял Стен – старинный друг пары. Он работал вместе с Джимом и жил в одном здании с ними.  

 

– Стен, дружище, еще немного и ты попал бы на наш утренний секс – улыбаясь, произнесла Кристина.  

 

Все засмеялись.  

 

– Что у тебя нового?  

– Все отлично, принес вам завтрак.  

– Да мы уже позавтракали  

– Джим, от этого не откажешься, – Стен протянул пакет с чизбургером, в котором также лежал пакет с кокаином. – Ты же уже принял Липитор?  

– Нет, но принял Симвастатин, давай мое любимое.  

 

С улыбкой Джим достал пакет с кокаином, отложил в сторону чизбургер, прошел в гостинную и на журнальном столике высыпал содержимое.  

 

– Спасибо, бро! Ты же присоединишься?  

– Нет, спасибо, я уже.  

– Ну как же так, вместе ведь это веселее.  

 

Кристина подошла к столику с кружкой кофе.  

 

– Стен, у нас в пятницу годовщина с Джимом, ты же будешь?  

– Конечно, Крис! Как я пропущу такое!  

 

Влюбленные по очереди вдохнули в себя по дорожке, ласково посмотрели друг на друга и поцеловались.  

 

– Ладно, друзья, я пойду, у меня встреча в Аппер Вест Сайд, Джим, увидимся в офисе, Крис, передай привет Виктории в конце концов! Сколько мне ждать, пока она согласится пойти со мной на ужин?  

– Стен, поверь, я работаю над этим, просто Вики с подозрением относится к таким как ты.  

– Каким же это?  

– Бабникам, Стен, бабникам. Слава о твоих похождениях ходит по всему Манхеттену, думаешь, сможешь скрывать такое? Слишком много сердец ты перетоптал.  

– Твое не задел, скажи спасибо Джиму, – Стен засмеялся.  

– Стен, милый, даже если бы не было Джима, я очень сомневаюсь, что тебе бы это удалось, – Кристина вытерла остатки кокаина с ноздри и улыбнулась  

– Ну ладно, ладно, все равно передай ей привет, она может быть моя Та Самая.  

– Интересно, сколько дам в Нью-Йорке слышало жэту фразу – в этот раз раздался смехом Джим, попивая апельсиновый сок  

– Ну будет тебе. Все, ребята, пока, уже опаздываю.  

 

Убер Приус, западная семнадцатая улица, страстный поцелуй, “я люблю тебя, хорошего и продуктивного дня, – тебе тоже, любимая”, четвертая улица, офис.  

 

Джима в офисе ждали крайне позитивные новости, – благодаря его последней сделке, его повысили, сделав не-младшим партнером. Это означало, что он теперь имеет доступ к корпоративному таймшер домику в горах Колорадо, право входить в кабинет к СЕО, пользоваться услугами персонального водителя. Это успех. В его 25 лет едва ли кто добивается таких результатов.  

 

Поднимаясь в лифте, Джим посмотрел на свое отражение. Красивый, статный, идеальная кожа, блеск в глазах, замечательные волосы, идеальный баланс жира в теле, менее 7%, мозг, работающий на пределе своих возможностей, мышцы, постоянно находящиеся в тонусе, минимальный риск преждевременной смерти от каких либо заболеваний. Единственное, что могло омрачить его в этот момент, если бы лифт прямо сейчас сорвался и упал вниз с высоты 80-го этажа. Это было бы фиаско и совершенно досадное недоразумение.  

 

Его кабинет был с одним окном, из которого открывался потрясающий вид на деловую часть Манхэттена. Джим подошел к окну, принял пять миллиграмм Эсциталопрама, картинка стала еще более интересной, нежели ранее. Он вдруг задумался о недавней книге, которую он прочитал. Она рассказывала историю какого-то дауншифтера, который перегорел на работе в брокерской компании и, заработав много денег, уехал жить на отдаленный остров на Филиппинах, где занимался чтением книг, ловлей рыбы и написанием своих произведений, которые никто не читал и не хотел покупать. Черт возьми, думал Джим, кто в здравом уме решит уезжать с Манхэттена? Кто захочет бросать успешную деятельность и удаляться в небытие? Только больной на голову человек. Или больной физически человек, которому нужен другой климат. Последних, конечно же, нельзя упрекать.  

 

Джим допил стакан воды, которой запивал таблетки, подошел к столу и посмотрел, что у него с объемом работы. Внезапно завибрировал телефон – сработало напоминание принять Т4 (гормон щитовидной железы) и укол Соматропина (гормон роста). Он проделал необходимую процедуру и посмотрел на фото своей любимой Кристины. Даже на протяжении рабочего дня он скучал по ней. Какая замечательная любовь. Они – идеальная пара и точно были созданы друг для друга.  

 

 

***  

 

Кристина пребывала в напряженном состоянии: у них проходила презентация новой кампании для их самого важного клиента, производителя мобильных телефонов, которые пару лет назад потерпели огромный урон репутации после выхода неудачной модели, а теперь тратили миллиарды на восстановление ее и завоевание новых позиций на рынке. Таким образом, на PR агентство Кристины ложилось практически невыполнимое задание. Однако, контракт был крайне выгодным и ходу назад не было. Презентация PR активностей нового сезона, 55 слайдов, бюджет 200 миллионов.  

И хотя она с утра приняла необходимые препараты, за пять минут до презентации Кристина выпила Атенолол и Алпразолам, через минуту высыпала щепотку кокаина на ноготь. Теперь она была готова.  

Жаль любимого Джима нет рядом. Джим, люблю тебя, а твоя любовь греет меня.  

 

– И так, друзья, разрешите мне презентовать вам PR стратегию для компании LG на следующий год. Будет интересно и увлекательно, пристегните ремни, полетели! ….  

 

Это был Успех. Феерия. Топ менеджмент компании был в восторге, кое кто даже проронил слезу на тестовом рекламном ролике. Кристина вышла из конференц-зала, вдохнула и съела таблетку Лизиноприла. Ей необходимо было прийти в себя и вернуться к работе. В своем кабинете она выпила Фенибут и принялась за работу. Но вот одним из побочных эффектов Фенибута иногда является острое желание секса. Кристина посмотрела на часы, было как раз время ланча, она позвонила Джиму.  

 

 

***  

 

Вместо ланча оба приехали домой и занялись страстным сексом. Сначала в кровати, потом еще раз в душе. После звонка Кристины Джим также принял таблетку Фенибута, чтобы не отставать от любимой. Дома, прямо перед сексом, оба снова снюхали по дорожке кокаина, чтобы секс не показался рутиной. Сразу после окончания Джим подумал, что не помнит, когда они занимались сексом без препаратов, но пугливо отогнал от себя эту мысль, – все было замечательно и так, а думать о том, как это, заниматься сексом на пустой организм, слишком вредно для их образа жизни.  

 

После душа они снова разъехались по работам. Еще в душе Джим заметил, что на его пенисе появилось какое-то раздражение. Это могло быть последствие страстного секса с утра и в обед и того, что они каждый день по три-четыре раза им занимаются, но на всякий случай он принял Ацитромицин, пока ехал в машине обратно на работу, Спина снова начала давать знать о себе, поэтому Гидрокодон незамедлительно последовал в организм. Днем в качестве обезболивающего он обычно принимал Ацетаминофен, но недавно он подумал, что надо чередовать лекарства, чтобы не происходило привыкания и следовательно – снижение эффекта.  

 

 

– Крис, я уже, за тобой заехать?  

– Нет, любимый, я еще на двадцать минут задержусь. Закажи пока что поесть что-нибудь.  

Конечно, что ты хочешь? Мы давно суши не ели.  

– Да, прекрасно, к ним откроем белое португальское.  

– Отлично, люблю тебя. Жду дома.  

– До встречи, Джи.  

 

По дороге Джим сделал заказ, а приехав домой, поставил португальское вино в холодильник. В дверь позвонили, это снова был Стен.  

 

– Бро, давай по бутылке Короны, пока ты ожидаешь свою ненаглядную.  

– Стен, мы сегодня вино пить планировали, не хочу мешать.  

– Мешать что? Это Корона! Это как вода, только с газами!  

– Ну хорошо, давай. Кстати, ты знаешь, что Джек Керуак называл Корону дешевым мексиканским пойлом?  

– Это потому что он другого позволить себе не мог и думал, что пиво на самом деле должно иметь совсем другой вкус. А когда узнал вкус настоящего пива – разочаровался и стал пить одно лишь виски. От того и помер. Вот если бы пил пиво, возможно и сейчас еще был бы жив.  

– Ну это вряд ли, конечно. Но точка зрения интересная. Но ты тоже пьешь виски и довольно много.  

– Не больше тебя, дорогой.  

 

Домой зашла Кристина и сразу за ней курьер с суши.  

 

– Ну что ж, больше не смею вас обременять своим присутствием, пойду пожалуй в свою конуру смотреть “Крепкий Орешек” и допивать свою Корону.  

– Стен, можешь остаться, поужинать с нами, – Кристина была гостеприимной, но все таки хотела чтобы он ушел.  

 

Ей не терпелось остаться наедине со своим любимым.  

 

– Нет, спасибо, у меня сегодня вечер с самим собой. Не считая Брюса Уиллиса.  

– Ну как знаешь, до завтра, Стен.  

 

Двое влюбленных посмотрели друг на друга, улыбнулись и приняли по таблетке литиума. Сырой лосось приобрел восхитительный вкус, а четырехлетнее португальское вино стало амброзией. Так бывало почти всегда, но прелесть заключалась в том, что каждый раз, каждый вечер, это казалось чудом. Вся жизнь казалась чудом для них. Они были счастливы настолько, насколько это только возможно в этом мире. Была это любовь или Модафинил, уже совсем неважно, ведь имеет значение лишь то, что происходит в результате.  

 

С потолка смотрели модернистские разводы штукатурки. Если долго смотреть, там можно было увидеть фигуры, лица, животных, все что угодно. Джим и Кристина так часто и делали перед сном – разглядывали свой потолок. Потом выпивались по три таблетки Золпидема, в нос закапывался Африн из-за хронического ринита и на фоне всего остального, принятого на протяжении дня – наступал замечательный глубокий здоровый сон.  

Во сне не было снов.  

Ведь эта пара и так имела все, о чем можно только мечтать.  

 

 

***  

 

Осенний ветер гонял редкие листья по грязным улицам Вильямсбурга.  

 

На углу квартала стоял старый бомж Хэнк, который приехал сюда из Монтаны двадцать лет назад и каждому старался рассказать свою историю. Желающих находилось немного.  

 

Улица находилась возле одной из самых отдаленных линий нью-йоркского метро и поезда тут ходили, прямо скажем, не очень активно. Кроме листьев по улицам носились пустые кульки, полиэтиленовые и бумажные, пустые обертки и проигрышные лотерейные билеты. Некогда проектное жилье для неимущих, сегодня квартал стал привлекать молодежь, хипстеров, творческую интеллигенцию. Они перемешивались с местными жителями и вместе представляли совершенно уникальный микс всех культур и национальностей.  

 

Кто-то сказал, что примерно так же было и в Сан-франциско в 60-х. Один за другим местные таунхаусы выкупались разбогатевшими яппи и сдавались в аренду тем самым хипстерам. Один лишь дом стоял заброшенным. Возле него был привязанный старый велосипед без переднего колеса, что совершенно не редкость для тех мест, однако этот велосипед всегда был чистым и аккуратным. Раз в день рано рано утром, до шести, из дома выходил мужчина, сгорбленный и хромающий, он проходил к велосипеду и чистил его. После чего удалялся обратно. Для “залетных” и новеньких этот дом казался странным и даже пугающим, но местные знали давно – тут живут душевнобольные люди, которым ежедневно оказывается уход.  

 

Они жили отстраненно от всех, общались только с медбратом Стеном, который каждый день навещал их и приносил лекарства. Стен также посещал еще три дома на этой улице, где остались старые жители, у которых развилась деменция. Но эти были особенные. Это была женатая пара, обоим было около 40 лет, но выглядели они как дряхлые старики. Их состояние было довольно тяжелым, но они были безопасными. Им казалось, что они живут в пентхаусе на Манхеттене и работают в успешных бизнесах, хотя оба познакомились в клинике, куда были отправлены своими родителями в раннем возрасте. Совместное жилье – эксперимент их лечащего врача и родителей, которые подумали, что так они смогут прийти в себя. Они в себя так и не пришли, но нашли друг друга и более не расставались. Они по-настоящему были счастливы.  

 

Стен не просто притворялся их другом и приносил лекарства, он действительно полюбил их и жалел. Почти каждый раз выходя из их дома, он плакал. Он приносил им еду, которую покупал за свои деньги, он украдкой подглядывал за ними, подслушивал их разговоры и исходя из их содержания, приносил еду и напитки. Суши, купленные за 12. 99 в местном магазине, пара “покупала” за 90 долларов. “Элитное” вино разливалось Стеном по бутылкам, изначально купленное в Воллмарте по 9. 99 за три литра.  

 

Темная комнатка озарилась светом извне:  

 

– Дорогая, я скоро буду, на пробежку, – сказал Джим и поковылял к велосипеду.  

 

Там он достал тряпку, почистил его и выпрямился. Осмотревшись по сторонам, он вдохнул свежий воздух и переступил с ноги на ногу. Потом достал таблетку и отправил ее в рот. Закрыв глаза, он зажужжал. Наверное ему казалось, что он летит или очень быстро едет. Соседи к этому нормально относились.  

 

Джим зашел обратно и посмотрел на жену. Кристина лежала на диване, спустив ноги на пол. Ее взгляд был отсутствующим, но ему показалось, что она улыбается.  

 

– Любовь моя, как ты смотришь на то, чтобы мы с тобой полетели на Гавайи? Там вилла одного из партнеров и он предложил мне ею воспользоваться  

 

В ответ раздался невнятный звук, Кристина была давно не в себе.  

 

– Ну тогда отлично, я бронирую ее, – Джим взял в руку старую пачку из-под масла и заговорил в нее. – Да, мы согласны, спасибо тебе, Пирс, это замечательная возможность, мы с Кристиной с удовольствием погостим у тебя… Ахах, нет, конечно, кормить чаек не будем…. Что? …. Да, конечно! Скажу Крису о тебе, не беспокойся. Мои дела прикроет Фросман, все в порядке, да….  

 

Джим положил пачку и ликуя, обратился к жене:  

 

– Крис, мы едем на Гавайи! Наша шестая годовщина Двух Китов пройдет в романтической обстановке. – В ответ последовало невнятное мычание.  

 

Сорокалетний дряхлый старик прошел к кухне, где он извлек пакет с лекарствами, которые им приписывались на протяжении лет и принимались из них лишь некоторые.  

 

Парень все рассчитал.  

 

Джим подошел к телевизору и выключил его. В ответ опять раздался невнятный голос Кристины. Она уже года два как мало что соображала. Он поднял руку в останавливающем и успокаивающем жесте, после чего подошел к музыкальному центру, молчащему уже очень много лет. Он нажал на кнопку. Зазвучал Foo Fighters песня Everlong.  

 

Лишь два шага к дивану, она смотрит на него, он всыпает ей пригоршню таблеток в рот. Она безмолвно глотает их, замирает, смотрит на него пустующим взглядом. Взгляд замирает на нем, он чувствует любовь, тепло. Смотрит на нее и закрывает ей глаза…  

 

 

***  

 

– Крис, ты довольна?  

– Да, Джи, я счастлива. Я всегда была с тобой счастлива, а теперь, смотря на эти волны, еще больше понимаю, что совершенно счастлива. Разве так бывает, Джим? Разве может быть так много счастья одним людям?  

– Так бывает, Крис. Ведь ты сейчас тут, на Гавайях, пьешь коктейли, носишь цветы на шее. Это и есть счастье.  

– Джим, но ведь это все нереально? Я понимаю это.  

– Почему, Крис? Это – наша реальность, мы ее выбрали. Мы будем жить вечно.  

– Хорошо, Джим, любовь моя  

 

 

 

Стен на утро нашел тела. Его горю не было конца, ведь он очень сильно их любил. Они умерли, обнимаясь, им было хорошо вместе в самый последний момент их жизни. Гавайи, океан, пляж, неиссякаемые поставки коктейлей, вечная любовь.  

 

Их и похоронили вместе – родители нашли место и решили, что так будет правильно.  

 

Джим и Кристина навсегда остались в своем мире грез.  

 

Жить вечно.

| 79 | 5 / 5 (голосов: 1) | 01:05 09.02.2019

Комментарии

Kapucinov14:52 11.03.2019
lyrnist, спасибо. С творчеством Муркока, к сожалению, не знаком, почитаю
Lyrnist02:38 24.02.2019
Напоминает одно старое произведение Муркока. Только тут оно как бы сжато. В общем - талантливо.
Kapucinov23:41 13.02.2019
Анонимный комментарий, большое спасибо
Анонимный комментарий06:56 09.02.2019
Хороший рассказ, берет за душу.
И в отличие от большинства рассказов русских авторов про Америку, в которой они никогда не были, чувствуется, что автор понимает, о чем пишет. За что спасибо

Книги автора

Святые уроды 18+
Автор: Kapucinov
Рассказ / Альтернатива Постмодернизм Проза Реализм Религия Философия
На улицах Берлина в бою встречаются две "толерантные" категории - геи и мусульмане. Что из этого может выйти? В это рассказе ответ..
Теги: геи гомофобы толерантность ненависть реализм тайное общество
00:42 09.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Убей неверного в себе 18+
Автор: Kapucinov
Рассказ / Реализм Религия Философия
Пусть будет проклят неверующий, как он неверен в Своего Господа. "Если твои родные призывают тебя поклоняться иным богам …то убей их … побей их камнями до смерти" (Второзаконие 13:6-10)
Теги: религия толерантность нетерпимость ислам мусульманство
00:25 09.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Писатель (Пустота)
Автор: Kapucinov
Рассказ / Лирика Реализм Философия
Последние дни жизни писателя
Теги: эссе писатель рассказ одиночество творчество
16:54 06.02.2019 | 5 / 5 (голосов: 1)

Авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице.

YaPishu.net 2019